Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 20 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ И СТАТЬИ ПО ПАТРОЛОГІИ И ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРІИ

Проф. В. В. Болотовъ.
Лекціи по исторіи древней Церкви.
Томъ І. Введеніе въ церковную исторію.

III. Источники церковной исторіи.
2. Книжные источники общаго характера и ихъ фундаментальныя изданія.

Всякаго рода написи имѣютъ для церковной исторіи второстепенное значеніе и не могутъ выдерживать сравненія съ источниками книжнаго характера. Наиболѣе цѣнны для церковной исторіи памятники, заключающіеся въ святоотеческой и вообще церковной письменности. Издавна были дѣлаемы опыты собрать ихъ съ возможной полнотою.

Творенія св. отцовъ и церковныхъ писателей.

Однимъ изъ самыхъ древнихъ болѣе или менѣе полныхъ сборниковъ святоотеческихъ писаній является такъ называемая «Bibliotheca sanctorum patrum», которую издалъ въ Парижѣ въ 1575-9 г. въ 8 томахъ Marguerin de la Bigne, copбоннскій докторъ и каноникъ de Bayeux; она содержитъ латинскихъ отцовъ въ подлинникѣ, а греческихъ въ латинскомъ переводѣ. Она переиздавалась нѣсколько разъ съ значительными дополненіями и въ концѣ концовъ расширена въ ліонскомъ изданіи «Bibliotheca maxima patrum Lugdunensis» 1677 г. до 27 фоліантовъ; здѣсь даны латинскіе писатели до XVI в. (впрочемъ съ XIII в. съ пробѣлами) въ подлинникѣ, а греческіе въ переводѣ. Затѣмъ въ Венеціи появилось изданіе Αндрея Галланди (А. Gallandi), «Bibliotheca veterum patrum» въ 14 фоліантахъ (1765-81, 1788), въ которомъ греческіе писатели напечатаны въ подлинникѣ.

Существенно восполнилъ изданіе Галланди Αнджелο Маи (Angelo Mai), префектъ Ватиканской библіотеки († 1854). Онъ имѣлъ доступъ къ роскошному собранію греческихъ подлинниковъ этой библіотеки и въ продолженіе своей службы издалъ ихъ такъ много, какъ рѣдко кому удается. Его десятитомное изданіе «Scriptorum veterum nova collectio» (in 4°) выходило въ Римѣ съ 1825 по 1838 годъ. Другое его изданіе древнихъ авторовъ — «Classici auctores» вышло также въ 10 томахъ съ 1828 по 1838 г. (in 8°). Въ 1839-44 гг. появился его десятитомный «Сборникъ колосьевъ» — «Spicilegium Romanum» (in 8°). Послѣ этого обширнаго труда онъ занялся исключительно изданіемъ св. отцовъ въ «Nova patrum bibliotheca», въ 7 томахъ, съ 1844-54 г. (in 4°); томы 8 и 9 изданы уже по смерти Маи въ 1871 и 1888 г. [матеріалъ для 10 тома 1906 г. былъ собранъ уже не Маи]. Изданія Маи, не смотря на ихъ недостатки, сохраняютъ значеніе до сихъ поръ, потому что многіе напечатанные имъ памятники можно найти только въ его сборникахъ.

Въ главномъ и существенномъ предшествовавшія изданія святоотеческихъ твореній являются исчерпанными въ «Патрологіи» французскаго аббата Μиня, издателя «Всеобщей библіотеки для клира», J. Р. Migne, Patrologiae cursus completus seu Bibliotheca universalis omnium SS. Patrum, Doctorum Scriptorumque ecclesiasticorum. Сначала Минь издалъ Златоуста и Августина. Но затѣмъ въ 40-хъ годахъ онъ пришелъ къ намѣренію издать всѣхъ отцевъ. Въ 1841-56 гг. Минь издалъ 221 томъ, въ форматѣ между 8° и 4° убористаго текста, латинскихъ писателей доведенныхъ до Иннокентія III (1216 г.), въ 218-221 томахъ содержатся указатели; затѣмъ въ 1857-66 гг. издалъ греческихъ отцовъ въ 161 томѣ, доведши изданіе до взятія Константинополя турками. Такимъ образомъ здѣсь содержался весь древній и средній періодъ церковной исторіи въ главныхъ ея представителяхъ. Завѣтною мечтою его было издать святоотеческія творенія на восточныхъ языкахъ, но онъ ничего не успѣлъ для этого сдѣлать. Особыя условія работы Миня наложили на его трудъ свою печать. Чтобы выпустить огромное собраніе книгъ безъ убытка, онъ, не располагая казенной поддержкой, составилъ компанію и на ея средства велъ свое предпріятіе. И хотя такое почтенное изданіе, какъ Bibliotheca cleri universa, должно было бы вызвать сочувствіе со стороны духовной власти, однако эта послѣдняя посмотрѣла неблагосклонно на промышленное предпріятіе Миня, въ которомъ она видѣла нѣчто недостойное священнаго лица и противное апостольскимъ правиламъ, запрещающимъ духовному лицу «куплю дѣяти», такъ что Минь долженъ былъ вести борьбу съ парижскимъ архіепископомъ. Въ виду этихъ неудобствъ, изданіе Миня не могло быть особенно блестящимъ. Оно было напечатано на такой плохой бумагѣ, какая только могла найтись въ Парижѣ, такъ что пользоваться имъ нужно съ осторожностью. Тѣмъ не менѣе онъ выстоялъ и довелъ дѣло до конца. Умеръ онъ въ 1875 г. Значительная часть его изданія (греческая патрологія) погибла вслѣдствіе пожара въ складѣ въ 1868 г.

Если опредѣлять цѣнность «Патрологіи» Миня, то эта цѣнность заключается прежде всего въ практичности и удобствѣ пользованія ею. Минь освободилъ свѣтъ отъ фоліантовъ бенедиктинскихъ монаховъ, которыми было очень неудобно пользоваться, между прочимъ вслѣдствіе громадности формата. Научная цѣнность труда Миня не велика, да онъ и не преслѣдовалъ этой цѣли. Минь не былъ ученымъ издателемъ въ ряду тѣхъ, которые изслѣдовали и открывали новые пути. Онъ не ставитъ задачи — издавать авторовъ неизданныхъ, не устанавливаетъ критически текста, онъ только перепечатываетъ авторитетныя изданія. Онъ издавалъ въ такое время, когда каждый ученый долженъ былъ идти отъ изданій бенедиктинцевъ. Поэтому-то онъ предлагаетъ лишь перепечатку старинныхъ авторитетныхъ изданій, предъ которыми преимущество его Патрологіи состоитъ въ удобствѣ формата. Правда и у него были увлеченія въ сторону научности, но опытъ его въ этомъ направленіи кончился неудачно и вообще самъ Минь не имѣлъ возможности особенно улучшить текстъ произведеній, которыя онъ издавалъ. Немногіе случаи исправленія текста повели къ большимъ непріятностямъ; въ особенности для него памятною осталась исторія съ твореніями Макаріевъ. Въ Египтѣ были два Макарія: Макарій египетскій или великій и Макарій александрійскій — πολιτιϰός. Требовалось разграничить ихъ сочиненія. Минь думалъ при изданіи воспользоваться услугами боннскаго профессора Флёсса (FIoss). Послѣдній составилъ весьма хорошее prolegomenon, но когда дѣло дошло до установки текста, то не только не поспѣлъ къ сроку, но ничего болѣе не сдѣлалъ. Произошло въ изданіи замедленіе, котораго не терпѣло коммерческое дѣло. Въ серіи греческой патрологіи сдѣлался перерывъ, типографія могла остаться безъ работы, а потому Минь сталъ издавать слѣдующіе томы, но подписчики не хотѣли брать этихъ томовъ безъ предыдущихъ. Минь обратился къ прежней практикѣ, махнулъ на Флёсса рукой и сталъ перепечатывать старыя изданія. Онъ бралъ обычно лучшее бенедиктинское изданіе, болѣе полное и авторитетное сравнительно съ другими, и означалъ жирнымъ шрифтомъ въ текстѣ своего изданія пагинацію подлинника; когда было нужно, присоединялись изданныя позднѣйшими учеными недостающія у бенедиктинцевъ святоотеческія творенія.

Всѣ недостатки, тяготѣвшіе надъ прежними бенедиктинскими изданіями твореній св. отцовъ, очевидно, должны были войти и въ Патрологію Миня, при чемъ къ нимъ прибавлялись и новыя погрѣшности. Поэтому ученые не освобождены и теперь отъ обязанности прибѣгать къ подлинникамъ святоотеческой литературы и къ болѣе раннимъ ея изданіямъ, и только изъ-за неудобства пользоваться тѣми и другими прибѣгаютъ къ Патрологіи Миня. Что касается болѣе раннихъ изданій, то они отличались простотою пріемовъ. Первые издатели въ основу своихъ трудовъ полагали одну, много двѣ рукописи и при этомъ рѣдко допускали поправки, какъ это дѣлали бенедиктинцы. Но за то послѣдніе, хотя пользовались для своихъ изданій большимъ матеріаломь и отличались трудолюбіемъ, опускали въ рукописяхъ многіе варіанты и руководились авторитетомъ тѣхъ, которые раньше трудились на поприщѣ изданія святоотеческой литературы. Благодаря бенедиктинскимъ работамъ, даваемый ими текстъ рукописей пріобрѣтаетъ цѣнность въ отношеніи смысла, но ихъ изданія не представляютъ возможности для ученыхъ прослѣдить генесисъ рукописей. Другое удобство и вмѣстѣ неудобство бенедиктинскихъ издательскихъ работъ — въ томъ, что бенедиктинцы старались пріискивать и провѣрять мѣста св. Писанія, приводимыя св. отцами въ ихъ сочиненіяхъ. У св. отцовъ, какъ имѣвшихъ подъ руками разные списки св. Писанія, были и разныя чтенія св. текста. Бенедиктинцы же пользовались лишь списками св. Писанія, сохранившимися въ Ватиканской библіотекѣ. Соотвѣтственно съ ними они и провѣряли тексты. находящіеся въ святоотеческихъ твореніяхъ. Если св. отецъ приводилъ мѣсто св. Писанія несогласно съ ватиканскими списками, бенедиктинцы считали такое мѣсто опискою и спокойно поправляли его или по сикстинскому изданію Библіи (въ сочиненіяхъ греческихъ отцовъ) или по Вульгатѣ (въ твореніяхъ латинскихъ отцовъ). Этотъ невинный пріемъ бенедиктинцевъ лишаетъ ученыхъ возможности прослѣдить, изъ какой рукописи св. отецъ заимствовалъ приводимый имъ текстъ. Поэтому, ученые, для которыхъ важенъ текстъ древнѣйшихъ рукописей, вынуждены обходить бенедиктинскія изданія и пользоваться болѣе ранними изданіями. Такіе недостатки бенедиктинскихъ издательскихъ работъ вошли и въ Патрологію Миня и чрезъ то уменьшаютъ ея цѣнность. Кромѣ того и изданіе Миня не представляетъ совершенно полняго собранія церковныхъ писателей.

Дополнительный въ этомъ отношеніи трудъ предпринялъ Жанъ Баттиста Питра (J. В. Pitra), впослѣдствіи кардиналъ и епископъ тускуланскій († 1889). Дѣятельность его стоитъ въ связи съ возстановленіемъ такъ называемой конгрегаціи Мавра послѣ погрома, произведеннаго французской революціей. Послѣдняя была пагубна для монастырей. Монастыри подверглись разграбленію, при которомъ были уничтожены и расхищены многіе памятники литературы. Послѣ революціи французское правительство рѣшилось возстановить ученую дѣятельность монастырей. Съ этою цѣлью была возобновлена конгрегація св. Мавра, основателемъ которой былъ ученикъ Бенедикта нурсійскаго, посланный своимъ учителемъ въ Галлію и здѣсь по его уставу устроившій монастырь. Каждый членъ контрегаціи св. Мавра назывался «monachus Benedictinus sancti Mauri», или «Сан-Мавританомъ». Возстановленной конгрегаціи былъ отведенъ монастырь въ Солемѣ (1837). Вторымъ настоятелемъ ея и былъ Питра. Онъ издалъ въ 1852-1858 гг. памятники отеческой литературы въ сборникѣ: «Spicilegium Solesmense» — «Солемскій сборникъ колосьевъ» (4 тома in 4°). Сдѣлавшись епископомъ тускуланскимъ, Питра перенесъ свою дѣятельность въ Италію. Пользуясь рукописями Ватиканской библіотеки, онъ издалъ въ 1876-1884 гг. другой сборникъ святоотеческихъ твореній подъ названіемъ «Analecta sacra» (томъ 1-4, 6, 8 in 8°). При изданіи этого сборника онъ широко пользовался восточными рукописями на сирійскомъ, армянскомъ и коптскомъ языкахъ. Затѣмъ имъ были изданы еще Analecta novissima въ 1885-1888 г. (2 т. in 4°) и Analecta sacra et classica въ 1888 г. (in 4°).

Болѣе совершенное изданіе латинскихъ церковныхъ писателей до VII в. взяла на себя Вѣнская Академія Наукъ, издающая съ 1866 г. «Corpus scriptorum ecclesiasticorum latinorum». Трудъ былъ раздѣленъ между самыми выдающимися филологами настоящаго времени. Чтобы понять и оцѣнить достоинства и недостатки этого труда нужно отмѣтить тотъ фактъ, что изданіе предпринято съ цѣлью дать устойчивый подлинный латинскій текстъ этихъ сочиненій. Наука обязана этимъ изданіемъ измѣнившимся взглядамъ на латинскій языкъ. Прежде различали золотой, серебряный, мѣдный и желѣзный періоды латинскаго языка и на всякое отступленіе отъ классической латыни смотрѣли какъ на порчу языка и старались каждое такое мѣсто исправить въ духѣ послѣдней. Теперь же на каждое измѣненіе въ языкѣ смотрятъ какъ на естественное видоизмѣненіе его органической жизни, и чтобы прослѣдить исторію его развитія, стараются возстановить подлинный текстъ всѣхъ писанныхъ на немъ сочиненій. Даже періодъ упадка языка представляетъ для новѣйшихъ ученыхъ интересныя данныя для выясненія возникновенія новыхъ романскихъ языковъ: потому-то филологи и принялись за изученіе твореній христіанскихъ писателей IV, V и VI вѣковъ. Прежними изданіями руководиться было неудобно. Прежніе издатели видѣли въ рукописяхъ латинскихъ отцовъ много грамматическихъ ошибокъ и исправляли ихъ. Ученые филологи Вѣнской Академіи Наукъ и задались цѣлію возстановить вполнѣ первоначальный текстъ.

Дѣло ведется исключительно филологами: это сообщаетъ изданію спеціальный оттѣнокъ. Де-Лагардъ въ рецензіи на изданіе твореній св. Кипріана въ вѣнскомъ корпусѣ, сдѣланное Гартелемъ (1868-1871), указавши разные недочеты изданія, объясняемые тѣмъ, что издатель не былъ богословомъ, справедливо замѣчаетъ, что все-таки недочеты отъ изданія св. отцовъ филологами будутъ не таковы, какъ тѣ, которыхъ можно ожидать отъ изданія ихъ богословами безъ надлежащаго филологическаго образованія и съ вредными для науки тенденціями. Всѣмъ памятны затѣи аббата Sionnet въ предпринятомъ имъ въ Парижѣ изданіи новыхъ и усовершенствованныхъ текстовъ св. отцовъ; изъ нихъ видно, чего могла бы ожидать богословская наука отъ изданія латинскихъ отцовъ-писателей католическими богословами. При изданіи Августина и Іоанна Златоуста былъ приглашенъ для филологическихъ работъ выдающійся филологъ Дюбнеръ. Дюбнеръ нашелъ, что латинская Библія, которою пользовался Августинъ, передѣлана ужасающимъ образомъ. Онъ сказалъ объ этомъ аббату Сіоннэ; тотъ грубо отвѣтилъ: «богословская часть издается мною, abbé Сіоинэ. а онъ хорошо бы сдѣлалъ, еслибъ ограничился тѣмъ, что отыскалъ бы и установилъ цитаты изъ классическихъ авторовъ». Такимъ образомъ, знаменитая личность Дюбнера являлась только вмѣсто вывѣски, въ качествѣ приманки. Тоже самое потерпѣлъ и филологъ Янъ (Jahn) при перепечаткѣ твореній Василія Великаго: къ его указаніямъ отнеслись съ крайнимъ пренебреженіемъ. Эти прецеденты не обѣщали ничего хорошаго отъ изданій св. отцовъ католическими богословами. Филологи чужды богословскихъ интересовъ и это служитъ со стороны ихъ лучшимъ ручательствомъ того, что они дадутъ текстъ именно такъ, какъ онъ былъ въ наилучшихъ рукописяхъ и какъ можно возстановить его при помощи лучшихъ средствъ. Но за то ο комментаріяхъ богословскаго содержанія филологи не заботятся. Они даютъ хорошій текстъ, но не даютъ подстрочныхъ замѣчаній. Потому патрологія Миня и до сихъ поръ не утратила своего значенія, такъ какъ въ ней встрѣчаются диссертаціи и комментаріи, которые настолько цѣнны, что пренебрегать ими никакъ нельзя.

Изданіе Вѣнской Академіи Наукъ вызываетъ съ практической стороны тотъ упрекъ, что оно выходитъ медленно. Но эта медленность показываетъ и трудность изданія. Такъ ο вышедшемъ въ 1882 г. изданіи Орозія извѣстно, что издатель Zangenmeister работалъ надъ нимъ 15 лѣтъ: 15 лѣтъ труда дали возможность этому ученому установить текстъ добросовѣстно. Для своихъ цѣлей вѣнскіе ученые собираютъ свѣдѣнія во всѣхъ библіотекахъ и все, что даетъ цѣлая Европа, находитъ въ ихъ трудахъ практическое примѣненіе. Медленность, такимъ образомъ, сопряжена съ качествомъ работы. Это изданіе примѣняетъ къ пользованію рукописями самый вѣрный методъ. Оно считаетъ недостаточнымъ выписать варіанты изъ рукописей, но устанавливаетъ связь рукописей по фамиліямъ, которымъ онѣ принадлежатъ. Такимъ образомъ издатели думали нарисовать картину исторіи памятниковъ. Другой упрекъ, который можно было сдѣлать этому изданію, состоитъ въ томъ, что оно содержало въ себѣ большею частію авторовъ, менѣе важныхъ для богословія вообще и церковной исторіи въ частности, такъ что изъ вышедшихъ на первыхъ порахъ авторовъ цѣнныхъ оказывалось немного, каковы: Кипріанъ, Викторъ витскій, Сульпицій Северъ, Павелъ Орозій, Іоаннъ Кассіанъ. Остальные представляютъ собою писателей, настолько мало дающихъ матеріала для церковной исторіи, что за изученіе ихъ едва ли кто возьмется, кромѣ филологовъ [1].

Успѣхъ вѣнскаго изданія зависѣлъ между прочимъ и отъ особыхъ причинъ, сущность которыхъ заключалась въ соперничествѣ Вѣнской и Берлинской Академій, вопреки всѣмъ увѣреніямъ другъ друга во взаимныхъ вспоможеніяхъ. Въ Берлинѣ издаются «Monumenta Germaniae historica», имѣющія весьма важное значеніе; здѣсь въ отдѣлѣ «Scriptores», среди «auctores antiquissimi» (1877-1898, 13 томовъ) фигурируютъ тѣ латинскіе церковные писатели, которые дѣйствовали на германской почвѣ, напр. Орозій и др. Благодаря конкурренціи между Берлиномъ и Вѣною, вѣнскіе ученые, встрѣтивъ несогласія въ рукописяхъ, ожидали изданія ихъ въ Берлинѣ и затѣмъ провѣряли свой текстъ по берлинскому.

Такимъ образомъ можно надѣяться, что древніе латинскіе церковные писатели будутъ изданы въ Вѣнѣ и Патрологія Миня въ соотвѣтствующей части, по отношенію къ тексту писателей, упразднится. Но долго не потеряетъ своего значенія Патрологія Миня относительно греческихъ церковныхъ писателей. Едва ли можно ожидать, что и въ XX столѣтіи выйдутъ древніе церковные греческіе писатели въ полномъ видѣ. До послѣдняго, по крайней мѣрѣ, времени можно было указать только на единицы, дѣлавшія хотя что нибудь для переизданія греческихъ церковныхъ писателей; исключеніе представляютъ лишь немногочисленныя писанія мужей апостольскихъ и христіанскихъ апологетовъ. Когда же вслѣдъ за апологетами является Оригенъ, то для переизданія его уже весьма нелегко найти издателей, тѣмъ болѣе Василія Великаго, Григорія Богослова, Іоанна Златоуста. Что касается того, что издаваемо было ранѣе въ Германіи напр. Гарнакомъ, то это были лишь небольшіе кусочки изъ памятниковъ древней христіанской литературы. Тоже сравнительно небольшое значеніе имѣютъ въ количественномъ отношеніи изданія Карла де-Боора (de Boor), знакомящія насъ съ Ѳеофаномъ Исповѣдникомъ. Ѳеофилактомъ, Никифоромъ — патріархомъ константинопольскимъ и др. Отсюда — Патрологія Миня до сихъ поръ, можно сказать, не сдѣлалась устарѣлою.

Указанное отношеніе къ греческой литературѣ понятно само собою. Латинскіе писатели интересуютъ филологовъ-латинистовъ, филологовъ романскихъ, историковъ романскихъ и германскихъ. Напротивъ, греческіе писатели интересуютъ историковъ общегражданскихъ и, затѣмъ, развѣ еще самихъ грековъ. Дѣло въ томъ, что греческій языкъ никакихъ новыхъ нарѣчій не пустилъ; новогреческій языкъ представляетъ собою только видоизмѣненіе его. Отсюда онъ можетъ быть интересенъ единственно для филолога-эллиниста, а при такомъ условіи недостатокъ ученыхъ, которые заинтересованы были бы изученіемъ греческаго языка, является фактомъ совершенно естественнымъ и понятнымъ. До какой же степени узко смотрятъ на дѣло обшегражданскіе историки, объ этомъ легко судить хотя бы по слѣдующему факту. Когда появилось изданіе хроники Ѳеофана, то ученые рецензенты дѣлали замѣтки подобнаго рода, что изданіе это небезполезно и для германскаго міра и именно потому, что на греческой почвѣ бывали-де и германцы [2].

Патрологія Миня, если бы она была даже пополнена, все-таки будетъ имѣть тотъ существенный недостатокъ, что она не обнимаетъ двухъ отраслей греческой и латииской письменности. Дѣло въ томъ, что въ ней изданы только такія произведенія, которыя принадлежатъ опредѣленнымъ авторамъ. Самая программа Патрологіи Миня исключаетъ поэтому анонимныя сочиненія (за нѣкоторыми исключеніями) съ одной стороны, и такіе коллективные труды, какъ «дѣянія соборовъ» — съ другой. [Дѣянія соборовъ также самъ Минь имѣлъ намѣреніе издать особо въ 80 томахъ, но не успѣлъ приступить къ выполненію и этой своей мысли]. Такимъ образомъ приходится обращаться еще къ другимъ сборникамъ памятниковъ древне-христіанской литературы помимо Патрологіи Миня.

Дѣянія соборовъ.

Исторія изданія соборныхъ дѣяній весьма интересна въ смыслѣ постепеннаго роста издательскихъ пріемовъ. Средневѣковый романо-германскій міръ въ своихъ богословскихъ и историческихъ изданіяхъ довольствовался только каноническими сборниками. Естественно, что при такомъ условіи указанная литературная отрасль была въ совершенномъ забвеніи. Собранія въ этомъ родѣ появились только подъ непосредственнымъ воздѣйствіемъ германской реформаціи.

Въ видахъ борьбы съ новшествами, парижскимъ каноникомъ Жакокъ Мерленомъ (Jacques Merlin) въ 1524 г. было предпринято изданіе [дѣяній] соборовъ, представляющее одинъ фоліантъ въ 2 частяхъ. Въ немъ должны были помѣщаться дѣянія всѣхъ вселенскихъ соборовъ и помѣстныхъ и опредѣленія папъ. Можно судить, какъ мало представлялъ себѣ этотъ ученый область каноническихъ матеріаловъ, и вполнѣ естественно, что его намѣреніе оказалось лучше самаго исполненія. Сборникъ оказался неудовлетворительнымъ. Такъ посланіе Кирилла александрійскаго къ Несторію приписывается въ немъ Ефесскому собору. V-й вселенскій соборъ (553 г.) оказался совершенно неизвѣстнымъ. Α что фигурируетъ подъ именемъ этого собора, то на самомъ дѣлѣ относится къ собору 536 г., бывшему при константинопольскомъ патріархѣ Минѣ, и къ іерусалимскому. Но разъ первый толчекъ былъ данъ въ этомъ направленіи, за Мерленомъ нашлись послѣдователи. Изданіе Мерлена было перепечатано въ 1530 и 1536 гг.

Въ 1538 г. въ Кёльнѣ явилось изданіе францисканскаго монаха Петра Краббе, въ видѣ 2 томовъ in folio. Для этого изданія, по его словамъ, было разсмотрѣно имъ до 500 библіотекъ. Здѣсь обнаружились новые документы, какъ напр. «Breviarium» карѳагенскаго архидіакона Либерата. Отсюда это изданіе является нѣсколько лучшимъ сравнительно съ прежними. Достоинство сборника Краббе заключается между прочимъ еще въ томъ, что дѣянія III и IV вселенскихъ соборовъ приводятся у него по рукописи римскаго діакона Рустика, такъ что, благодаря этому, явилась возможность пересмотрѣть латинскій переводъ. Мало того, такъ какъ древнія изданія предпринимались нерѣдко такъ, что древнія рукописи служили въ типографіи вмѣстѣ и оригиналами и поэтому очень часто пропадали, то изданіе Краббе является весьма важнымъ и въ томъ отношеніи, что является иногда замѣною оригиналовъ.

Послѣ Краббе, въ смыслѣ расширенія научныхъ знаній, слѣдуетъ отмѣтить 4-томное изданіе Лаврентія Сурія 1567 г. Въ немъ появляются Постановленія апостоловъ (8 кн.), дѣянія V-го вселенскаго собора, такъ называемый «codex encyclicus», представляющій собою собраніе посланій митрополитанскихъ соборовъ къ императору Льву I-му. За Суріемъ послѣдовало въ 1585 г. венеціанское изданіе Николини въ 5 томахъ. Слѣдующее изданіе, переиздававшееся до трехъ разъ, принадлежитъ Северину Бинію; изъ нихъ 1-е изданіе въ Кёльнѣ относится къ 1606 г. Оно показываетъ, между прочимъ, насколько недостаточны были воззрѣнія самихъ издателей на свои задачи. Такъ, напр., въ качествѣ дѣяній никейскаго собора приводится въ немъ трудъ Геласія.

Наиболѣе видный въ этомъ отношеніи шагъ представляетъ римское изданіе «Collectio Romana» 1608-12 г., предпринятое по приказанію папы Павла V. Во главѣ этого изданія стояли іезуиты, въ особенности Сирмонъ (Sirmond). Это изданіе обнимало собою въ четырехъ фоліантахъ документы вселенскихъ соборовъ. Матеріаломъ для этого изданія послужили греческія рукописи, найденныя среди сокровищъ Ватиканской библіотеки: послѣднимъ обусловливался громадный успѣхъ этого изданія, но нельзя вмѣстѣ съ тѣмъ не замѣтить, что это обстоятельство (греческія рукописи) имѣло и своего рода невыгодныя стороны. Имѣя подъ руками греческій текстъ, издатели вообразили его себѣ совершеннымъ, непогрѣшимымъ, и въ тѣхъ случаяхъ, когда приходилось имъ констатировать разность между рукописями, они поправляли латинскій текстъ. Такимъ образомъ, открывъ греческій текстъ, эти издатели въ качествѣ корректоровъ значительно погрѣшили противъ первоначальнаго текста латинскаго. Они поправляли стиль, многое вычеркивали, нѣкоторыя мѣста замѣняли своими выраженіями; словомъ, они поступали съ переводомъ какъ со школьною работой, такъ что въ ихъ изданіи латинскій текстъ потерялъ значеніе и характеръ древняго перевода. Важно, что эти издатели, убѣдившись въ непогрѣшимости этого текста, исправляли по нему и латинскій текстъ символовъ.

За римскимъ изданіемъ слѣдовало «Conciliorum collectіο regia». Королевское собраніе соборовъ, явившееся въ 1644 г. въ Парижѣ и состоящее изъ 37 томовъ. И въ этомъ изданіи мы находимъ новые документы, напр. посланіе Вигилія, которымъ онъ соборъ 553 года признавалъ за V-й вселенскій соборъ. Въ типографскомъ отношеніи это изданіе представляло верхъ искусства: были приняты всѣ мѣры къ тому, чтобы изданіе вышло роскошнымъ. И дѣйствительно, оно поражало своею внѣшностью. Но къ сожалѣнію нельзя этого сказать ο внутреннемъ достоинствѣ изданія.

По полнотѣ своей оно было превзойдено изданіемъ Филиппа Лябба (Labbe), французскаго іезуита, который приступилъ къ дѣлу съ большою осторожностью: онъ напечаталъ сначала программу своего изданія, такъ что ученый міръ ознакомился съ этою программою и сдѣлалъ редактору многія указанія съ цѣлію исправленія недостатковъ. Благодаря такому пріему, ему удалось открыть до 30 новыхъ соборовъ, происходившихъ на западѣ и доселѣ неизвѣстныхъ. Греческій текстъ въ этомъ изданіи явился въ лучшемъ видѣ. Ляббъ умеръ въ 1667 г., когда онъ подготовлялъ къ печати томы 9 и 10-й. Изданіе было доведено до конца товарищемъ Лябба по іезуитскому ордену Габріелемъ Коссаромъ (Cossart) въ 1672 г., когда былъ изданъ послѣдній 17-й томъ. Но и Филиппъ Ляббъ не могъ отрѣшиться отъ «Collectio Romana». Ha этотъ существенный недостатокъ и обратилъ свое вниманіе одинъ французскій ученый Этьенъ Балюзъ (Baluze), который обладалъ счастливою способностью отыскивать документы наиболѣе цѣнные и былъ одаренъ необыкновеннымъ чутьемъ по части издательской. Его свѣрка съ другими рукописями существующаго латинскаго текста убѣдила, что romani correctores въ самой основѣ повредили текстъ и исказили смыслъ. Поэтому онъ задался цѣлію возстановить первоначальный латинскій текстъ, установивъ различіе двухъ редакцій для дѣяній IV вселенскаго собора: а) до Рустика и б) Рустика. Но такъ какъ уже до него всѣ книжные магазины и рынки были переполнены прежними изданіями и ни одинъ издатель не хотѣлъ принять на себя новаго изданія, не продавъ прежняго, то Балюзу и пришлось ограничиться изданіемъ однихъ лишь варіантовь къ изданію Лябба-Коссара въ 1683 г. Ему удалось выяснить характеръ соборовъ 355 г. въ Миланѣ и 359 г. въ Римини, также характеръ карѳагенской конференціи 411 г. съ донатистами. Его работы по возстановленію подлиннаго греческаго текста обнимаютъ всѣ документы до V-го вселенскаго собора включительно.

Чаще всего въ старыя времена цитировалось изданіе Лябба, но теперь оно утратило свое значеніе и если продолжаютъ на него ссылаться, то это свидѣтельствуетъ только ο томъ, что авторы находятся далеко не въ благопріятной обстановкѣ, именно — въ какомъ-либо провинціальномъ городкѣ, гдѣ нѣтъ возможности достать болѣе важные источники, каковыми являются труды Гардуэна и Манси.

Первое изъ нихъ, изданіе іезуита Жана Гардуэна (Hardouin, † 1729) «Conciliorum collectio regia maxima» появилось въ Парижѣ въ 12 фоліантахъ въ 1715 г.; послѣдній соборъ помѣченъ 1711 г. Въ типографскомъ отношеніи это изданіе отличается чистотою и ясностію и вообще обладаетъ многими достоинствами. Однако издатель не съумѣлъ какъ слѣдуетъ воспользоваться прибавленіями Балюза и, пользуясь ими только слегка, исправлялъ текстъ, не означая даже имени автора, которымъ онъ пользовался. Фальшивую сторону этого труда и составляетъ особенное отношеніе Гардуэна къ трудамъ предшественниковъ, такъ какъ онъ, пользуясь изданіемъ Балюза, выдаетъ его данныя за результаты своей работы. Для латинскаго текста дается нѣчто среднее между истиннымъ его характеромъ, съ какимъ онъ является у Балюза, и между тѣмъ, съ какимъ онъ является у предшествующихъ издателей. Къ преимуществамъ изданія Гардуэна слѣдуетъ отнести различные приложенные къ нему индексы.

Предпріятіе Доминика Манси (Mansi) стоитъ въ извѣстной связи съ изданіемъ соборныхъ актовъ книгопродавца Николая Колети, вышедшимъ въ Венеціи въ 23 томахъ въ 1728-1734 г. Само по себѣ это изданіе не представляло ничего новаго, будучи перепечаткою текста Лябба. Счастливая особенность его заключается въ томъ, что оно заинтересовало ученый міръ. Манси, бывшій каноникомъ въ Луккѣ, взялъ на себя трудъ составить шесть дополнительныхъ томовъ къ этому изданію вышедшихъ въ 1748-1752 г. Α потомъ онъ и самъ рѣшился дать изданіе соборовъ. Явилось «Sacrorum conciliorum nova et amplissima collectio» въ 31 томѣ, изъ которыхъ первый томъ появился во Флоренціи въ 1759 г., послѣдній въ 1798. Манси не успѣлъ довести изданія до конца и умеръ въ этомъ году въ званіи архіепископа луккскаго (съ 1765). Предпріятіе Манси находилось въ рукахъ книгопродавцевъ и потерпѣло нѣсколько въ типографскомъ отношеніи. Можетъ быть и самый распорядокъ этого изданія зависѣлъ отъ коммерческихъ соображеній. Почти каждый болѣе или менѣе выдающійся соборъ былъ разбитъ на два тома, такъ что половина начинается въ одномъ томѣ, а конецъ содержится въ другомъ. Изданіе Манси оканчивается Флорентинскимъ соборомъ. Поэтому оно не могло вытѣснить изданія Гардуэна. Въ немъ нѣтъ также указателей, какіе имѣются у Гардуэна. Но въ научныхъ работахъ приходится руководиться предпочтительно собраніемъ Манси не только потому, что Манси воспользовался большимъ количествомъ варіантовъ, но и потому, что Гардуэнъ вставлялъ въ текстъ свои собственныя конъектуры. Достоинство изданія Манси заключается и въ томъ, что оно полнѣе изданія Гардуэна. Все изданное въ Suppleinenta, отмѣчено у него знакомъ указующей руки; онъ издалъ все, что было извѣстно. Въ изданіе его входятъ всѣ соборы вселенскіе, помѣстные и папскія посланія.

Недостатки изданія Манси естественно заставляютъ желать замѣны его чѣмъ либо лучшимъ. Ο новомъ изданіи соборныхъ документовъ объявлялъ еще въ 1870 и затѣмъ въ 1884 г. парижскій издатель Пальмэ (Victor Palmé). Ho Пальмэ въ концѣ концовъ обѣщалъ только дать воспроизведеніе изданія Манси, а чтобы привлечь публику, онъ обѣщалъ 32-й томъ, гдѣ будетъ помѣщенъ указатель, который отдѣльно продаваться не будетъ. Въ научномъ отношеніи такое предпріятіе представляется затѣей вредной, потому что разъ бросить на рынокъ это дорогое изданіе, нельзя будетъ частнымъ лицамъ предпринять что-либо новое [3].

Что неудобства изданія Маиси чувствительны, это не можетъ подлежать никакому сомнѣнію. Форматъ этого изданія — громадный, оно не вмѣщается на столѣ, такъ что въ этомъ отношеніи пользоваться имъ неудобно. При своей полнотѣ собраніе Манси заключаетъ въ себѣ весьма много лишняго. Въ немъ помѣщены псевдоисидоровы декреталіи, а потомъ и дальнѣйшія папскія посланія. Основанія для перепечатки нѣкоторыхъ папскихъ посланій заключались въ томъ, что папы иногда писали посланія послѣ римскихъ помѣстныхъ соборовъ. Но для такого изданія, какъ изданіе соборовъ, папскія посланія являются излишнимъ балластомъ, такъ какъ послѣднія имѣютъ своихъ издателей. Посланія папъ до Льва изданы Кутаномъ (Coustant), Левъ Великій былъ изданъ учеными Баллерини, преемники Льва до Гормизды изданы Тилемъ (Thiel), Григорій Великій имѣется въ «Monumenta Germaniae». Такимъ образомъ значительную часть изданія Манси можно разсматривать, какъ излишнюю. Издатель, далѣе, расширилъ свою задачу, какъ и свою программу, и чтобы объяснить дѣятельность папъ, посланія которыхъ онъ помѣщаетъ въ своемъ изданіи, онъ предъ каждымъ папою даетъ выдержки изъ «Liber pontificalis». Эта часть его трудовъ устарѣла въ особенности послѣ изданія французскаго ученаго Дюшена. Но особенно ненужный балластъ представляютъ тѣ комментаріи, которыми снабжены и папскія посланія и выдержки изъ «Liber pontificalis». Въ настоящее время въ вопросахъ, касающихся исторіи соборовъ, ученые преклоняются предъ авторитетомъ ученаго Гефеле и поэтому пользуются его трудомъ (С. J. Hefele, Conciliengeschichte. 2 Aufl. Freiburg im. Br. 1873 и дал.). Къ разсужденіямъ же Манси обращаются тѣ, которые хотятъ воздать suum cuique и указать значеніе трудовъ Манси въ исторіи изученія соборныхъ актовъ. Такимъ образомь въ трудѣ Манси много лишняго. Если исключить излишній матеріалъ, то изданіе его сократится значительно. То, что относится къ соборамъ, у него перепечатано по кусочкамъ изъ древняго синодика (Liber synodicus), гдѣ даются свѣдѣнія иногда очень краткія, иногда поражающія заимствованіями изъ какихъ-то неизвѣстныхъ источниковъ. Гардуэнъ поступилъ лучше, перепечатавъ этотъ синодикъ въ полномъ видѣ. Неудобство изданія Манси заключается еще и въ томъ, что оно не отмѣчаетъ страницъ предшествующихъ изданій.

Если когда-либо новое изданіе соборныхъ документовъ должно осуществиться, то, во всякомъ случаѣ, оно должно явиться въ другомъ видѣ, съ выдѣленіемъ папскихъ посланій и другихъ лишнихъ документовь и съ измѣненіемъ хронологическаго порядка изданія, который удержалъ Манси. Вообще объемъ собранія документовъ, относящихся къ соборамъ, трудно опредѣлить съ точностію. Трудно, напр., сказать, какіе документы, относящіеся ко времени Ефесскаго собора, принадлежатъ Ефесскому собору. Поэтому, лучше было бы, если бы ученые воздерживались отъ перепечатыванія посланій Целестина, Сикста и даже Кирилла александрійскаго. Кирилль александрійскій имѣлъ своего издателя, а подъ именемъ Ефесскаго собора нужно выдавать только то, что было читано на немъ, или то, что относятъ къ нему современные отцы, или то, наконецъ, что не могло имѣть своего издателя, какъ напр. посланіе Іоанна антіохійскаго.

Что касается, съ другой стороны, порядка въ распредѣленіи документовъ, то чтеніе актовъ соборовъ по Манси въ хронологической послѣдовательности, то восточныхъ, то западныхъ, производитъ внечатлѣніе странности, потому что характеръ занятій соборовъ для востока и запада различенъ; тогда какъ востокъ занимался христологическими спорами, западъ — установленіемъ церковной дисциплины. Извѣстно, далѣе, что соборы свою дѣятельность выразили въ троякой формѣ: 1) πεπραγμένα или πράξεις представляютъ собою подробный стенографическій отчетъ ο дѣятельности собора; 2) были и другого рода памятники, которыми отцы собора извѣщали христіанскій міръ и государей ο тѣхъ выводахъ, къ которымъ они пришли, краткіе отчеты въ видѣ докладовъ или протоколовъ; 3) наконецъ, постановленія соборовъ иногда выражаются въ документѣ, извѣстномъ подъ именемъ «ϰανόνες», заключающемъ самыя краткія положенія, выработанныя на соборѣ и доводимыя отцами собора до свѣдѣнія всего христіанскаго міра. Очевидно, что выдѣленіе въ соборныхъ памятникахъ «πράξεις» отъ другихъ документовъ имѣетъ законное основаніе.

Всѣ соборы можно было бы раздѣлить на три цикла. А) Документы перваго цикла — I и II вселенскихъ соборовъ, въ связи съ помѣстными восточными соборами, имѣютъ значеніе не столько для исторіи догмы, сколько для каноническаго права. Извѣстно, что дѣянія I и II вселенскихъ соборовъ не сохранились, кромѣ списковъ отцовъ и еще нѣкоторыхъ документовъ. Б) Съ III вселенскаго собора открывается новая эпоха для издателей соборныхъ дѣяній, такъ какъ всѣ послѣдующіе соборы были посвящены одному вопросу и результаты ихъ сохранились въ формѣ «πεπραγμένα». Въ изданіи вселенскихъ соборовъ отъ III-го до VII-го должны найти мѣсто также дѣянія Константинопольскаго собора 536 г. при Минѣ, и дѣянія Латеранскаго собора 649 г. при папѣ Мартинѣ. Дѣянія VII собора представятъ завершительное звено. В) Наконецъ, помѣстные соборы, которыми богата западная церковь, должны составить отдѣльный сборникъ, который представитъ болѣе интереса для канониста, чѣмъ для историка.

Такимъ образомъ изданіе соборныхъ документовъ должно состоять изъ 3 частей: первая часть должна заключать постановленія первыхъ двухъ вселенскихъ и восточныхъ помѣстныхъ соборовъ, вторая — дѣянія вселенскихъ соборовъ, начиная съ III-го, и третья — памятники западныхъ помѣстныхъ соборовъ. Памятники соборовъ ο лицѣ Господа Іисуса Христа были бы сгруппированы вмѣстѣ. Греческій текстъ могъ бы быть дополненъ на основаніи рѣдкихъ ватиканскихъ рукописей, латинскій же текстъ явился бы въ обѣихъ редакціяхъ, древней и исправленной Рустикомъ въ VI в. Для возстановленія первоначальнаго латинскаго текста работали Балюзъ и кардиналъ Питра. Можно было бы возстановить его во всей чистотѣ. У Манси же дѣло оставлено въ первоначальномъ видѣ; вездѣ онъ перепечатываетъ по старому испорченный латинскими корректорами текстъ рядомъ съ греческимъ (по Ляббу), а внизу даетъ поправки, заимствованныя у Балюза.

Удачный опытъ изданія каноновъ восточной и западной церкви въ небольшомъ объемѣ былъ уже сдѣланъ подъ руководствомъ Неандера Брунсомъ, Н. Т. Bruns, Bibliotheca ecclesiastica. Canones apostolorum et conciliorum. I-II. Berolini 1839. Два тома in octavo вмѣсто 12 томовъ Манси содержатъ здѣсь все наиболѣе цѣнное въ этомъ отношеніи изъ постановленій вселенскихъ и помѣстныхъ соборовъ [4].

Агіографическіе памятники.

Другой родъ собраній отдѣльныхъ документовъ, имѣющихъ значеніе для церковной исторіи, это собранія агіографическихъ памятниковъ, актовъ мучениковъ и біографій святыхъ — «acta sanctorum». Изданіе этихъ памятниковъ принадлежитъ такъ называемымъ болландистамъ и имѣетъ такое полное заглавіе: «Acta sanctorum, quotquot toto in orbe coluntur», «Дѣянія всѣхъ святыхъ, какихъ только ни почитаютъ во всей вселенной». Болландисты — это фламандскіе іезуиты, во главѣ которыхъ стоялъ Іоаннъ Болландъ, умершій въ 1665 году. Болландъ былъ собственно продолжателемъ дѣла, начало которому положилъ Герибертъ Росвейдъ (Rosweyde † 1629). Преемниками его были другіе іезуиты, Henschen († 1681), Papebroch († 1714) и пр. Іезуиты, предпринимая изданіе, по существовавшему въ то время обычаю, не обозначили мѣры участія своихъ сочленовъ въ предпріятіи. Это объясняется ихъ скромностью; но скромность въ настоящемъ случаѣ нельзя назвать похвальною, потому что для послѣдующихъ ученыхъ весьма важно знать, принадлежитъ ли извѣстный трудъ какому-либо опытному ученому, или только начинающему ученую дѣятельность іезуиту. Впрочемъ, нѣкоторые участники въ этомъ изданіи были настолько чутки къ научнымъ потребностямъ, что помѣстилй свои иниціалы.

По первоначальной задачѣ это предпріятіе должно было имѣть скромный характеръ. Издатели имѣли для себя примѣръ въ лицѣ предшественника на этомъ поприщѣ, Лаврентія Сурія, издавшаго въ 6 томахъ житія святыхъ, чествуемыхъ латинскою церковью (1570-75); сюда вошло немало греческихъ памятниковъ. Іезуиты хотѣли только дополнить изданіе Сурія и въ 18 фоліантахъ Болландъ хотѣлъ издать житія цѣлаго года. Но когда онъ приступилъ къ изданію, матеріалъ началъ быстро разрастаться: теперь уже не мѣсяцъ издается въ двухъ фоліантахъ, а цѣлый фоліантъ обнимаетъ только два дня мѣсяца. Изъ этого можно видѣть, насколько конецъ предпріятія не соотвѣтствуетъ началу. На ряду съ ростомъ научнаго матеріала измѣнена была и форма изданія. Сначала думали дать только латинскій переводъ съ греческихъ памятниковъ, а потомъ стали давать и греческій текстъ. Первый томъ изданія (1-15 числа января) вышелъ въ 1643 г. Въ исторіи изданія роковое значеніе имѣла французская революція. Вслѣдствіе секуляризаціи имуществъ іезуиты лишились и вліянія и въ 1794 г. былъ изданъ послѣдній 53 томъ (6-й для мѣсяца октября). Лишь въ концѣ 30-хъ годовъ слѣдующаго столѣтія къ этому предпріятію снова могли приступить бельгійскіе іезуиты. Первый, изданный ими въ 1845 г. томъ обнимаетъ 15 и 16 числа октября. Въ настоящее время предпріятіе это доведено до первыхъ чиселъ ноября, для конца же года приходится пользоваться старымъ изданіемъ житій святыхъ Сурія. Этими іезуитами также издается съ 1882 г. періодическій органъ «Analecta Bollandiana», въ которомъ пополняются пробѣлы, оказавшіеся въ первыхъ мѣсяцахъ.

То обстоятельство, что іезуиты взяли на себя изданіе «Acta sanctorum», набрасывало повидимому тѣнь на ихъ предпріятіе, такъ какъ этотъ орденъ стяжалъ дурную извѣстность. Но въ дѣйствительности наука должна считать за величайшее счастіе, что за это дѣло взялись іезуиты. Это самый распространенный и предпріимчивый орденъ: онъ могъ собирать памятники отовсюду. Далѣе, это самый сильный орденъ. Послѣ реформаціи это первородный сынъ католической церкви, пользовавшійся особымъ довѣріемъ папъ. Благодаря могуществу ордена іезуитовъ, болландисты могли высказывать свои научныя воззрѣнія, меньше чѣмъ члены другихъ орденовъ рискуя подворгнуться преслѣдованію. Α это важно, потому что въ «Acta sanctorum» затрагивались интересы другихъ орденовъ и, хотя болландисты и оговаривались на каждомъ шагу своихъ «Acta», что они люди грѣшные, которымъ свойственно заблуждаться, однако подвергались нареканіямъ. Такъ напримѣръ, когда въ іюльскомъ томѣ актовъ они, говоря ο пророкѣ Иліи и его повсемѣстномъ чествованіи, высказались, что испанскій орденъ кармелитовъ не ведетъ своего происхожденія отъ пророка Иліи, послѣдніе возстали противъ нихъ и объявили, что «Acta sanctorum» — сочиненія еретическія, а издатели — еретики. Легко представить, что бы могло быть съ другимъ орденомъ, менѣе сильнымъ, болѣе беззащитнымъ, чѣмъ орденъ іезуитовъ. Противъ же іезуитовъ кармелиты и инквизиція не могли ничего сдѣлать.

Въ «Acta sanctorum» іезуиты ведутъ свое дѣло строго научно. Имъ приходится имѣть дѣло единственно съ житіями мучениковъ и святыхъ, приводить для этого историческіе документы въ томъ видѣ, въ какомъ они дошли, и имъ нѣтъ нужды пускаться на выдумки для защиты папства. Если порою въ житіяхъ святыхъ восточной церкви, напримѣръ, въ житіи константинопольскаго патріарха Игнатія, они представляютъ латинскій переводъ греческаго подлинника нѣсколько перетолкованнымъ въ свою пользу, то это не обязываетъ ученаго обращаться къ этому переводу, когда есть греческій подлинникъ. Болландисты издаютъ не только текстъ, но и комментаріи, которые свидѣтельствуютъ ο ихъ огромной эрудиціи. По мѣрѣ того, какъ изданіе подвигалось впередъ, для нихъ открывались новыя научныя перспективы. Чтобы, напримѣръ, оперировать надъ хронологическими датами, имъ пришлось установить хронологію восточныхъ патріархатовъ. Для выясненія нѣкоторыхъ особенностей греческаго богослуженія, пришлось издать службу тремъ святителямъ. Такимъ образомъ это предпріятіе чѣмъ ближе къ намъ по времени, тѣмъ болѣе выигрываетъ въ качествѣ.

Изъ частныхъ сборниковъ агіографическихъ памятниковъ слѣдуетъ назвать еще бенедиктинское изданіе Th. Ruinart’a «Acta primorum martyrum sincera et selecta» (Paris 1689, послѣднее изданіе Ratisbonae 1859). Намѣреніе издателя было — заключить въ сборникѣ то, что въ древнихъ мученическихъ актахъ есть подлиннаго. Рюинаръ строго относся къ своему дѣлу, однако не довелъ критики до конца. Съ одной стороны, у него критики слишкомъ мало (нѣкоторые акты не сполна подлинны), съ другой, какъ полагаетъ Е. Lе Βlant (Les Actes des martyrs. Paris 1882), — слишкомъ много (не приняты акты съ подлинными частностями). Съ выдѣленія этихъ частностей отъ позднѣйшихъ прибавокъ и должна начать, по мнѣнію Le Blant’a, свое дѣло ученая критика [5].

Примѣчанія:
[1] Въ настоящее время вышло болѣе 40 томовъ этого собранія и число произведеній, представляющихъ интересъ съ богословской и церковно-исторической точки зрѣнія значительно увеличилось (А. Б[риллiантовъ]).
[2] Въ послѣднее время, однако, тотъ интересъ, какой имѣютъ протестанты къ самымъ первымъ вѣкамъ христіанства, привелъ протестантскихъ ученыхъ къ мысли предпринять и вполнѣ удовлетворяющее научнымъ требованіямъ изданіе произведеній всѣхъ греческихъ писателей первыхъ трехъ вѣковъ, такъ какъ подобное изданіе прежде всего и болѣе всего необходимо для серьезнаго изученія этой эпохи. Это дѣло взяла на себя Берлинская Академія Наукъ и съ 1891 года начались подготовительныя работы. Въ изданіе, подъ общимъ заглавіемъ «Dіe griechischen christlichen Schriftsteller der ersten drei Jahrhunderte» herausgeg. von der Kirchenväter - Commission der königl. preussischen Akademie der Wissenschaften (Leipzig, Hinrichs), должны войти всѣ безъ исключенія греческіе памятники древней христіанской литературы до Евсевія кесарійскаго включительно, хотя бы сохранившіеся только въ переводахъ, за исключеніемъ лишь новозавѣтныхъ писаній; будутъ изданы даже произведенія позднѣйшей іудейской письменности, насколько они были приняты въ христіанской средѣ. Въ 1897 г. вышелъ первый томъ изданія, содержавшій часть твореній Ипполита римскаго. Съ тѣхъ поръ появился уже цѣлый рядъ другихъ памятниковъ (произведенія Адамантія, Климента александрійскаго, Евсевія, Оригена, книга Еноха, коптскія гностическія произведенія, Oracula Sibyllina). Все изданіе разсчитано приблизительно на 50 томовъ. Въ отличіе отъ вѣнскаго изданія латинскихъ писателей, это новое предпріятіе Берлинской Академіи ведется главнымъ образомъ богословами; во главѣ его стоитъ А. Гарнакъ и его монументальная «Исторія древнехристіанской литературы» имѣетъ ближайшее отношеніе къ этому дѣлу. Но къ участію въ немъ приглашены вообще лучшія научныя силы Германіи (такъ Моммсенъ, напр., издалъ первыя пять книгъ латинскаго перевода исторіи Евсевія Руфина) и частію другихъ странъ и при его выполненіи находятъ примѣненіе всѣ средства, какія можетъ дать современная филологическая наука. Поэтому, несмотря на неменьшую трудность дѣла въ сравненіи съ изданіемъ латинскихъ писателей, оно обѣщаетъ быть въ общемъ образцовымъ и устранитъ всѣ предшествовавшія изданія входящихъ въ составъ его произведеній. Издатели даютъ при этомъ введенія къ изданнымъ памятникамъ, иногда весьма обширныя, и обстоятельные индексы. Цѣлямъ разсматриваемаго предпріятія должна служить начатая съ 1897 г. новая серія Texte und Untersuchungen zur Geschichte der altchristlichen Literatur herausgeg. von O. Gebhardt und A. Harnack, получившая съ этого времени подзаглавіе: Archiv für die von der Kirchenväter - Commission der kgl. preuss. Akademie unternommene Ausgabe der älteren christlichen Schriftsteller. Но по отношенію къ греческимъ отцамъ IV и дальнѣйшихъ вѣковъ дѣло не измѣняется, старыя изданія и Минь остаются здѣсь въ прежнемъ значеніи. Правда, замѣчается значительное оживленіе въ послѣднее время въ области византологіи (К. Krumbacher и издаваемый имъ съ 1892 года журналъ Byzantinische Zeitschrift въ Германіи, Ch. Diehl и его ученики во Франціи, изданіе съ 1894 г. Византійскаго Временника въ Россіи и основаніе въ этомъ году русскаго Археологическаго Института въ Константинополѣ). Но если и можно указать на рядъ новыхъ цѣнныхъ изданій отдѣльныхъ византійскихъ авторовъ, то на какой либо цѣльный Corpus греческихъ церковныхъ писателей, жившихъ позднѣе первыхъ трехъ вѣковъ, едва ли можно разсчитывать въ близкомъ будущемъ.
Намѣреніе Миня издать писателей на восточныхъ языкахъ въ недавнее время нашло на западѣ осуществленіе даже сразу въ двухъ видахъ. Съ одной стороны, въ Парижѣ начала издаваться съ 1903 г. «Patrologia orientalis», подъ редакціею R. Graffin и F. Nаu, профессоровъ парижскаго католическаго института. По замѣчанію издателей, эта «Патрологія» должна восполнять греческую и латинскую патрологію Миня, удерживая даже форматъ послѣдней, и является какъ бы продолженіемъ предпринятой еще ранѣе Graffin’омъ, но не пошедшей далѣе перваго тома Patrologia syriaca (1894, гомиліи Афраата). Въ ней будутъ находить мѣсто и греческіе тексты, которыхъ нѣтъ у Миня. Вмѣстѣ съ подлинными текстами дается переводъ ихъ на латинскій или какой либо изъ новыхъ европейскихъ языковъ (французскій, нѣмецкій, англійскій, итальянскій). Появившіеся выпуски первыхъ четырехъ томовъ не обнаруживаютъ какого либо опредѣленнаго плана въ размѣщеніи издаваемыхъ памятниковъ. Одновременно съ этой «Патрологіей», съ другой стороны, задуманъ, также въ Парижѣ, и издается подъ редакціей оріенталистовъ J. B. Сhabot, J. Guidi, H. Hyvernat, B. Carra de Vaux пo заранѣе выработанной весьма широкой программѣ «Сorpus scriptorum christianorum οrientalium». Bce изданіе раздѣляется на отдѣлы по языкамъ печатаемыхъ произведеній (seriptores arabici, aethiopici, coptici, syri), отдѣлы — на серіи примѣнительно къ содержанію. Намѣченный планъ выполняется по мѣрѣ приготовленія къ печати отдѣльныхъ томовъ или выпусковъ. Доселѣ вышли или частью только начаты 16 томовъ. Въ цѣломъ собраніе разсчитано по крайней мѣрѣ на 200 томовъ in 8°. Переводъ предположено давать, за немногими исключеніями, лишь на латинскомъ языкѣ; онъ печатается и можетъ быть пріобрѣтаемъ отдѣльно отъ восточныхъ текстовъ. Въ то и другое изданіе будутъ входить самые разнообразные по содержанію памятники восточныхъ литературъ, въ томъ числѣ агіографическіе, литургическіе, каноническіе, даже философскіе (въ Corpus). Конкурренція между двумя однородными предпріятіями, въ которыхъ принимаютъ участіе большинство выдающихся современныхъ оріенталистовъ, представляетея не совсѣмъ понятною и въ данномъ случае едва ли желательною (ср. Б.А. Тураевъ, Современныя предпріятія по изданію литературныхъ памятниковъ христіанскаго востока. Журн. Мин. Нар. Просв. 1905, № 1) и уже сопровождалась нѣкоторыми непріятными недоразумѣніями между издателями по поводу появленія въ обоихъ изданіяхъ одного и того же памятника (арабской исторіи александрійскихъ патріарховъ Севира эшмунскаго: Seybold въ Corpus и Evetts въ Patrologia). Bo всякомъ случаѣ, нельзя не признать чрезвычайной важности этихъ предпріятій для церковной исторіи и вообще для богословской науки, такъ какъ они обѣщаютъ познакомить ученый міръ съ массой малоизвѣстныхъ или даже совсѣмъ неизвѣстныхъ доселѣ памятниковъ (А. Б.).
[3] Пальмэ не привелъ своего проекта въ исполненіе. Но за то позже, въ 1899 г., перепечатку изданія Манси предпринялъ другой парижскій издатель, Вельтэ (H. Welter). Число томовъ съ продолженіемъ, дополненіями и указателемъ должно возрасти до 45 (или 50) и въ скоромъ времени, повидимому, изданіе будетъ закончено. Собраніе Манси между тѣмъ подверглось довольно рѣзкой критикѣ въ изслѣдованіи бенедиктинца Кантэна, H. Quentin, Jean-Dominique Mansi et les grandes collections conciliaires. Paris 1900. He замедлили появиться выводы изъ этой критики и по отношенію къ предпріятію Вельтэ (Finke въ Litterarische Rundschau für das katholische Deutschland 1902). Издатель оправдывалъ цѣлесообразность своей дополненной перепечатки спросомъ въ ученомъ мірѣ на сдѣлавшееся уже рѣдкимъ первое изданіе и малою надеждою на готовность ученыхъ въ ближайшемъ будущемъ приняться за новое болѣе совершенное изданіе (А. Б.).
[4] Ср. В.В. Болотовъ, Замѣтка ο книгѣ: Каноны важнѣйшихъ древне-церковныхъ соборовъ вмѣстѣ съ апостольскими правилами, изд проф. Фр. Лаухерта. [Die Kanones der wichtigsten altkirchlichen Concilieu nebst den Apostolischen Kanones, herausgeg. von F. Lauchert. Freiburg im Br. und Leipzig 1896]. Христ. Чтеніе, 1896, II, 178-195. — Критическое изданіе древнихъ латинскихъ переводовъ относящихся къ соборамъ греческихъ памятниковъ предпринялъ въ послѣднее время С. Н. Turner, Ecelesiae occidentalis monumenta juris antiquissima. Canonum et conciliorum graecorum interpretationes latinae. Fase. I, 1-2. Oxonii 1899-1904 (апостольскія правила и никейскіе документы). — Что касается русскаго перевода «Дѣяній вселенскихъ соборовъ» (т. I-VII, Казань 1859-1873, всѣ томы имѣются во 2 изданіи, 5-й въ 3-мъ), то онъ сдѣланъ, какъ замѣчается въ предисловіи къ 1 тому, по изданіямъ Лябба-Коссара и Гардуэна. Тщательный пересмотръ и исправленіе во многихъ случаяхъ текста этого перевода нужно признать болѣе чѣмъ желательнымъ, въ особенности если имѣть въ виду важность соборныхъ документовъ. Обозначеніе на поляхъ перевода пагинаціи наиболѣе употребительныхъ изданій Гардуэна и Манси не было бы при этомъ ненужной лишь роскошью (Α. Б.).
[5] Болландистъ Н. Dеlеhaye, Les légendes hagiographiques. 2 éd. Bruxelles 1906, предлагая опытъ классификаціи напечатанныхъ у Ruinart’a текстовъ, высказывается однако лишь за сокращеніе его изданія. Ср. также Α. Ηаrnack, Geschichte der altchristlichen Litteratur bis Eusebius. Th. II. 2 (Die Chronologie). Leipzig 1904. S. 463-482. Небольшіе сборники важнѣйшихъ мученическихъ актовъ дали К. Knopf, Ausgewählte Märtyreracten. Tübingen und Leipzig 1901, и O. Gebhardt, Acta martyrum selecta. Ausgewählte Märtyreracten und andere Urkunden aus der Verfolgungszeit der christlichen Kirche. Berlin 1902 (A. Б.).

Печатается по изданію: Проф. В.В. Болотовъ. Лекціи по исторіи древней Церкви. [Томъ] І. Введеніе въ церковную исторію. – Посмертное изданіе подъ редакціей проф. А. Брилліантова. – СПб.: Типографія М. Меркушева, 1907. – с. 118-139.

Ссылки по темѣ:

  • Спасскiй А.А. Библіографическая замѣтка о первомъ выпускѣ посмертнаго изданія «Лекцій по исторіи древней церкви» В. В. Болотова, содержащемъ «Введеніе въ церковную исторію» (Спб. 1907). [БВ, Серг.П., 1908].
  • Брилліантовъ А.И. Къ вопрсу ο бенедиктинскихъ изданіяхъ твореній св. отцовъ [ХЧ, СПб., 1908].
    Наверхъ / Къ титульной страницѣ

    0