Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ И СТАТЬИ ПО ПАТРОЛОГІИ И ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРІИ

Проф. А. И. Брилліантовъ.
Къ вопрсу о бенедиктинскихъ изданіяхъ твореній св. отцовъ.

Въ напечатанной въ «Богословскомъ Вѣстникѣ» (1908, май, 116-140) библіографической замѣткѣ о первомъ выпускѣ посмертнаго изданія «Лекцій по исторіи древней церкви» В. В. Болотова, содержащемъ «Введеніе въ церковную исторію» (Спб. 1907), проф. А. А. Спасскій, съ высокимъ уваженіемъ относясь къ памяти и трудамъ покойнаго ученаго и рекомендуя изданное нынѣ «Введеніе» въ качествѣ необходимаго пособія всѣмъ, желающимъ самостоятельно работать въ области древней церковной исторіи (стр. 125), останавливается, между прочимъ, съ особою подробностью на томъ отзывѣ, какой дается у В. В. Болотова въ его лекціяхъ о бенедиктинскихъ изданіяхъ твореній св. отцовъ и церковныхъ писателей. Объ этихъ изданіяхъ, по его словамъ, «у В. В. Болотова, кромѣ порицаній, не нашлось ни одного добраго слова», не смотря на несомнѣнныя заслуги въ этомъ отношеніи бенедиктинцевъ. И такъ какъ этотъ неодобрительный и въ то же время, по его мнѣнію, необоснованный отзывъ, вышедшій изъ устъ такого знатока церковной исторіи, какъ В. В. Болотовъ, можетъ повести читателей перваго выпуска его лекцій къ заблужденію въ сужденіяхъ объ ученыхъ достоинствахъ указанныхъ изданій, то онъ находитъ нужнымъ сказать «нѣсколько необходимыхъ словъ не только въ защиту этихъ изданій, но и для ознакомленія читающей публики съ характеромъ и достоинствами ихъ» (стр. 129), посвящая этому предмету почти половину своей статьи. Характеристика бенедиктинскихъ изданій и разборъ высказанныхъ В. В. Болотовымъ положеній заключаются въ концѣ статьи словами: «В. В. Болотовъ, безъ всякаго сомнѣнія, былъ знакомъ съ издательскими работами бенедиктинцевъ, хотя бы въ перепечаткѣ ихъ у Миня. Какимъ образомъ пришелъ онъ къ столь неодобрительному и вмѣстѣ съ тѣмъ неосновательному сужденію о научныхъ качествахъ [ихъ]? — для насъ это остается неразрѣшимой загадкой» (стр. 139-140).

Для памяти ученаго съ столь высокимъ авторитетомъ, какой признается за В. В. Болотовымъ, подобный отзывъ о неосновательности его сужденія по вопросу далеко не безразличному въ церковно-исторической наукѣ, если бы онъ оказался вполнѣ справедливымъ, являлся бы, очевидно, не особенно благопріятнымъ, какимъ бы путемъ не пришелъ онъ къ этому сужденію. Въ дѣйствительности, однако, вполнѣ соглашаясь съ А. А. Спасскимъ, что болѣе подробная рѣчь о бенедиктинскихъ изданіяхъ съ болѣе рельефнымъ указаніемъ ихъ несомнѣнныхъ достоинствъ была бы весьма желательна въ предназначенномъ прежде всего для начинающихъ курсѣ лекцій, признавая также и то, что подвергаемый въ замѣткѣ разбору текстъ лекцій можетъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ давать поводъ къ недоумѣніямъ, какъ воспроизводящій не вполнѣ совершенную въ частностяхъ запись подлиннаго изложенія В. В. Болотова [1], можно не видѣть неразрѣшимой загадки въ происхожденіи выраженнаго въ лекціяхъ его мнѣнія.

Ο бенедиктинскихъ изданіяхъ В. В. Болотовъ говоритъ при характеристикѣ и оцѣнкѣ патрологіи Миня, поскольку она представляетъ главнымъ образомъ перепечатку именно этихъ изданій. Не признавая этихъ изданій и ихъ перепечатки свободными отъ недостатковъ, онъ отмѣчаетъ при этомъ неизбѣжность для ученыхъ, не довольствуясь предлагаемымъ здѣсь текстомъ, обращаться и нынѣ къ рукописному преданію и указываетъ на особое значеніе въ этомъ отношеніи древнѣйшихъ, до-бенедиктинскихъ изданій, не потому чтобы они были совершеннѣе бенедиктинскихъ, но потому, что вслѣдствіе примитивности пріемовъ древнѣйшихъ издателей, ихъ изданія, представляющія иногда простую копію одной даже рукописи безъ особыхъ поправокъ, могутъ служить однимъ изъ средствъ къ установленію литературнаго преданія того или другого текста (въ качествѣ, очевидно, замѣны самыхъ рукописей, иногда даже утраченныхъ къ настоящему времени). «Что касается болѣе раннихъ изданій, то они отличались простотою пріемовъ. Первые издатели въ основу своихъ трудовъ полагали одну, много двѣ рукописи и при этомъ рѣдко допускали поправки, какъ это дѣлали бенедиктинцы. Но за то послѣдніе, хотя пользовались для своихъ изданій большимъ матеріаломъ и отличались трудолюбіемъ, опускали въ рукописяхъ многіе варіанты и руководились авторитетомъ тѣхъ, которые раньше трудились на поприщѣ изданія святоотеческой литературы. Благодаря бенедиктинскимъ работамъ, даваемый ими текстъ рукописей пріобрѣтаетъ цѣнность въ отношеніи смысла, но ихъ изданія не представляютъ возможности для ученыхъ прослѣдить генесисъ рукописей».

Въ частности затѣмъ указывается значеніе въ указанномъ отношеніи древнѣйшихъ изданій для цѣлей критики текста Священнаго Писанія въ виду обычая позднѣйшихъ, между прочимъ и бенедиктинскихъ издателей корректировать библейскія цитаты въ твореніяхъ св. отцовъ по textus receptus своего времени. «Другое удобство и вмѣстѣ неудобство бенедиктинскихъ издательскихъ работъ — въ томъ, что бенедиктинцы старались пріискивать и провѣрять мѣста Св. Писанія, приводимыя св. отцами въ ихъ сочиненіяхъ. У св. отцовъ, какъ имѣвшихъ подъ руками разные списки Св. Писанія, были и разныя чтенія св. текста. Бенедиктинцы же пользовались лишь списками Св. Писанія, сохранившимися въ Ватиканской библіотекѣ. Соотвѣтственно съ ними они и провѣряли тексты, находящіеся въ святоотеческихъ твореніяхъ. Если св. отецъ приводилъ мѣсто Св. Писанія несогласно съ ватиканскими списками, бенедиктинцы считали такое мѣсто опискою и спокойно поправляли его или по сикстинскому изданію Библіи (въ сочиненіяхъ греческихъ отцовъ) или по Вульгатѣ (въ твореніяхъ латинскихъ отцовъ). Этотъ невинный пріемъ бенедиктинцевъ лишаетъ ученыхь возможности прослѣдить, изъ какой рукописи св. отецъ заимствовалъ приводимый имъ текстъ. Поэтому, ученые, для которыхъ важенъ текстъ древнѣйшихъ рукописей, вынуждены обходить бенедиктинскія изданія и пользоваться болѣе ранними изданіями».

Эти именно сужденія В. В. Болотова и кажутся Α. Α. Спасскому несправедливыми и неосновательными. Сообщая въ своей замѣткѣ свѣдѣнія объ ученой дѣятельности и заслугахъ бенедиктинской конгрегаціи св. Мавра на основаніи, между прочимъ, статьи о ней Шмидта-Цöкклера въ богословской энциклопедіи Гаукка [2], онъ приводитъ изъ этой статьи отзывъ объ издательской дѣятельности ихъ: «Ихъ изданія затмили собой всѣ предшествующія, хотя среди послѣднихъ и было нѣсколько цѣнныхъ. И въ настоящее время довольно сказать, что такое-то изданіе приготовлено бенедиктинцами, чтобы сдѣлать о немъ лучшую рекомендацію» (стр. 132) [3]. Особено замѣчательными называются далѣе изданія твореній св. Аѳанасія Великаго и Іоанна Златоуста, сдѣланныя Монфокономъ; они «тотчасъ по выходѣ были признаны несравнимыми и таковыми они остаются до днесь» (стр. 133) [4]. Признается, вслѣдъ за RE XII3 450 что новыя изданія Вѣнской Академіи Наукъ — латинскихъ церковныхъ писателей, и Берлинской — греческихъ христіанскихъ писателей первыхъ трехъ вѣковъ, въ отношеніи къ критической обработкѣ текста превзойдутъ бенедиктинскія, но за послѣдними останутся и многія преимущества (собственно лишь въ виду разныхъ къ нимъ приложеній), и указывается, что даже и текстъ, напр. твореній бл. Августина, иногда возстановленъ лучше, чѣмъ въ новомъ вѣнскомъ изданіи, какъ показалъ это Kukula. Отсюда, по словамъ автора, «всякій церковный историкъ, дорожащій успѣхами своей науки, хотя бы и въ прошломъ, долженъ былъ бы говорить о нихъ (бенедиктинскихъ изданіяхъ) съ нѣкоторымъ ученымъ благоговѣніемъ». Между тѣмъ, «не то мы читаемъ въ первомъ выпускѣ лекцій Болотова» (стр. 134). Приводимыя затѣмъ сужденія его и опровергаются путемъ ссылокъ на изданія твореній Аѳанасія Великаго — Монфокона (I томъ) и Василія Великаго — Гарнье (I томъ). По вопросу о текстѣ Св. Писанія предлагается также, для убѣжденія въ сказанномъ, раскрыть «наудачу любой томъ — изъ 13 (томовъ) Іоанна Златоуста, изданныхъ Монфокономъ» (стр. 138).

Можно замѣтить, прежде всего, что на дѣлѣ отзывъ В. В. Болотова о бенедиктинскихъ изданіяхъ вовсе не является безусловно порицательнымъ, не содержащимъ уже «ни одного добраго слова» о нихъ. Было бы даже страннымъ предполагать въ В. В. Болотовѣ такое отношеніе къ трудамъ бенедиктинцевъ въ виду самоочевидныхъ и общепризнанныхъ, единственныхъ въ своемъ родѣ ученыхъ заслугъ ихъ. В. В. Болотовъ умѣлъ болѣе чѣмъ кто-либо цѣнить работы старыхъ ученыхъ, если онѣ представляли дѣйствительную цѣнность, и неоднократно высказывался въ этомъ смыслѣ. Онъ иронически, при случаѣ, отзывался о «потребителяхъ свѣжеотпечатанной бумаги», которые все хотѣли бы «вновь разработать» [5], называлъ себя также, между прочимъ, «въ принципѣ противникомъ раболѣпнаго поклоненія новѣйшимъ изданіямъ» [6]. Въ дѣйствительности, и въ «Лекціяхъ» прямо отмѣчается «цѣнность въ отнощеніи смысла» предлагаемаго бенедиктинскими изданіями текста (стр. 120), неоднократно они называются «авторитетными» и характеризуются, какъ такія, отъ которыхъ «каждый ученый долженъ былъ идти» въ то время, когда Минь предпринялъ свою патрологію (стр. 119); признается лишь несоотвѣтствіе этихъ изданій современнымъ требованіямъ науки и обращается вниманіе на необходимость для извѣстныхъ цѣлей брать въ руки и болѣе старыя изданія. Если же нѣтъ здѣсь о нихъ особой рѣчи, то потому, что по плану «Лекцій» предполагалось говорить лишь о собраніяхъ твореній отцовъ и церковныхъ писателей, а не объ отдѣльныхъ ихъ изданіяхъ, какими являются бенедиктинскія.

Очевидно, критическое отношеніе съ точки зрѣнія хотя бы и строгихъ, но справедливыхъ научныхъ требованій къ извѣстной лишь притомъ сторонѣ этихъ изданій, именно — ихъ тексту, не есть еще отношеніе всецѣло и во всемъ неодобрительное. Вопросъ въ данномь случаѣ можетъ быть лишь въ томъ, въ какой именно мѣрѣ это критическое отношеніе приложимо къ текстуальной сторонѣ бенедиктинскихъ изданій. Другія стороны въ «Лекціяхъ» В. В. Болотова въ данномъ случаѣ вовсе не затрогиваются и даже прямо говорится далѣе о высокой цѣнности помѣщенныхъ въ патрологіи Миня диссертацій и комментаріевъ (стр. 124), которые часто и представляютъ перепечатку изъ бенедиктинскихъ изданій. Въ общемъ, авторитетъ и разнообразныя ученыя заслуги бенедиктинцевъ насколько высоки и безспорны, ими сдѣлано такъ много и такъ хорошо для своего времени, что серьезная научная критика ихъ работы не повредитъ ученой славѣ ордена въ цѣломъ, хотя бы и не все оказывалось блестяще выполненнымъ въ извѣстиыхъ отношеніяхъ и въ отдѣлыіыхъ случаяхъ. Къ бенедиктинскимъ изданіямъ придется вообще обращаться, пока они не будутъ замѣнены чѣмъ-либо лучшимъ, какова бы ни была оцѣнка ихъ съ точки зрѣнія новѣйшихъ научныхъ требованій. Но знать и не упускать изъ виду недостатки имѣющихся орудій ученой работы во всякомъ случаѣ для ученаго безусловно обязательно въ предупрежденіе неизбѣжныхъ иначе ошибокъ. И указаніе этихъ недостатковъ вовсе не предполагаетъ еще неуваженія и неблагодарности къ завѣщавшимъ эти орудія ученымъ прежняго времени.

Научно-критическая исторія конгрегаціи св. Мавра, съ обстоятельнымъ изображеніемъ на основаніи документальныхъ данныхъ (именно — обширной переписки ея членовъ, насколько она сохранилась до настоящаго времени) и оцѣнкой въ дѣталяхъ ихъ ученой дѣятельности, пока еще не написана, какъ отмѣчается это и въ западной литературѣ [7]; имѣются лишь пока отдѣльныя цѣнныя изслѣдованія, напр. о бенедиктинскомъ изданіи твореній Августина [8]. Между прочимъ, можно встрѣчать указанія у западныхъ ученыхъ, вовсе не имѣющія при этомъ цѣлію умалять дѣйствительныя заслуги бенедиктинцевъ, что вообще въ слишкомъ высокихъ похвалахъ ихъ дѣятельности и ученому авторитету, какія высказываются иногда въ слишкомъ общей формѣ, нужно относить кое-что и на долю вполнѣ понятной и естественной въ данномъ случаѣ идеализаціи. Были въ исторіи конгрегаціи разнаго рода обстоятельства, которыя должны были неблагопріятно отражаться и на ученой ея дѣятельности въ ея цвѣтущее время; за этимъ временемъ, вслѣдствіе внутреннихъ распрей, наступило время упадка [9]. Несомнѣнно и то, что работы разныхъ представителей конгрегаціи должны были имѣть неодинаковую степепь совершенства; непосредственные труды корифеевъ учености въ родѣ Мабильона и Монфокона должны, конечно, стоять выше, чѣмъ труды менѣе значительныхъ бенедиктинскихъ ученыхъ и тѣмъ болѣе рядовыхъ работниковъ изъ членовъ конгрегаціи, привлекаемыхъ, по ея обычаю, къ участію въ коллективныхъ ученыхъ предпріятіяхъ. Очевидно, нельзя обобщать, какъ одинаково совершенное, все, что только вышло съ бенедиктинскимъ штемпелемъ, не различая обстоятельствъ происхожденія разныхъ трудовъ и не обращая вниманія, кѣмъ и какъ они были выполняемы.

Бенедиктинскія изданія твореній св. отцовъ и церковныхъ писателей составляютъ едва ли не главную ученую славу ордена и къ выполненію ихъ были привлекаемы вообще лучшія силы въ средѣ бенедиктинцевъ. Но сказанное выше вполнѣ примѣнимо и къ нимъ. Сколь высоко ни стоятъ въ цѣломъ эти изданія, но даже и лучшія изъ нихъ для настоящаго времени являются уже далеко недостаточными; но были между ними и такія, которыя уже въ свое время не составляли особой заслуги издателей въ сравненіи даже съ тѣмъ, что было уже сдѣлано ранѣе не-бенедиктинцами, иногда же представляли въ отношеніи къ тексту даже шагъ назадъ. Высокія похвалы, поэтому, и въ данномъ случаѣ должны быть сопровождаемы и довольно значительными иногда ограниченіями. Такую именно, соединяющую похвалы съ ограниченіями, оцѣнку ихъ и даетъ, напримѣръ, вполнѣ компетентный въ данномъ случаѣ, избранный Гарнакомъ въ ближайшіе сотрудники по изданію греческихъ христіанскихъ писателей первыхъ трехъ вѣковъ, Пройшенъ въ своемъ цитированномъ выше рефератѣ «Филологическая работа въ приложеніи къ древнимъ церковнымъ учителямъ и ея значеніе для богословія» [10]. На нѣкоторыя стороны этого вопроса обращено было вниманіе извѣстнымъ гёттингенскимъ ученымъ де Лагардомъ, на котораго частію ссылается и Пройшенъ [11] и къ которому В. В. Болотовъ относился всегда съ особымъ уваженіемъ.

По Preuschen’у, бенедиктинцы «во всемъ блестяще заявили строго научный смыслъ, — не менѣе и въ томъ, что они сдѣлали для текста церковныхъ учителей. Имъ мы обязаны первыми пригодными для употребленія изданіями важнѣйшихъ греческихъ и латинскихъ учителей церкви, изданіями, которыя частію и доселѣ еще не устранены, хотя нельзя въ то же время отрицать и того, что они не во всѣхъ случаяхъ (nicht in allen Stücken) удовлетворяютъ болѣе строгимъ требованіямъ нашего времени. Высокую славу доставила этимъ изданіямъ не тщательность лишь внѣшняго выполненія и исправность печати, какою можетъ похвалиться бóльшая часть этихъ изданій, но прежде всего и та тщательность, какая примѣнялась къ возстановленію правильнаго и соотвѣтствующаго древнѣйшему преданію текста». Однако, какъ замѣчаетея далѣе, выполненіе не всегда соотвѣтствовало стремленію. «Важнѣйшая задача, которую долженъ выполнить издатель текста, пріобрѣтеніе солидной основы изъ рукописей, часто выполняема была ими не съ требуемою тщательностью» [12].

Это послѣднее положеніе иллюстрируется на томъ именно изданіи, которое, кажется, составляетъ особую гордость бенедиктинцевъ, — изданіи твореній бл. Августина. Тотъ же самый Kukula, который показалъ превосходство этого изданія въ нѣкоторыхъ случаяхъ предъ новымъ вѣнскимъ, раскрылъ вмѣстѣ съ тѣмъ, что сотрудники изданія производили часто сличеніе рукописей такимъ образомъ (именно чрезъ подчеркиваніе въ рукописяхъ разностей съ печатнымъ изданіемъ и потомъ выписываніе этихъ варіантовъ въ особый листъ), что ошибки были неизбѣжны и онѣ дѣйствительно появлялись довольно часто [13]. На изданіи же Августина отразилось неблагопріятно, какъ разъяснено это тѣмъ же изслѣдователемъ, еще совершенно особое обстоятельство, хотя не только не по винѣ издателей, но и противъ ихъ воли: изъ опасенія, что новое изданіе Августина возбудитъ только что заглушенные янсенистскіе споры, бенедиктинцевъ заставили представлять установленный ими текстъ въ церковную цензуру (съ участіемъ Боссюэта и Флери), гдѣ опасныя мѣста и подвергались исправленію чрезъ удаленіе хотя бы подлинныхъ, но неудобныхъ мѣстъ изъ текста въ примѣчанія [14].

Такъ обстоитъ дѣло съ однимъ изъ наиболѣе совершенныхъ бенедиктинскихъ изданій. И если недостатки нѣкоторыхъ томовъ новаго вѣнскаго изданія Августина обусловливаютъ пока неизбѣжность прибѣгать къ старому мавринскому, не смотря на всѣ его недочеты [15], то недочеты эти остаются фактомъ. И де Лагардъ нѣкогда, по одному случаю, съ свойственной ему энергіей заявлялъ, что ему «краска стыда бросается въ лицо при мысли, что католическіе и протестантскіе богословы (Theologaster) — послѣдніе, принадлежа къ реформированному августинскимъ монахомъ обществу (von einem Augustinermönch reformiert) — все-то еще не издали удовлетворительнымъ образомъ твореній Августина, рукописи которыхъ почти еще совсѣмъ не использованы» [16]. Какъ велико можетъ быть различіе новаго изданія въ сравненіи съ старымъ, показываетъ, напримѣръ, фактъ, что недавно изданный въ Вѣнскомъ корпусѣ согласно съ научными требованіями (vol. LI, 1908, recensuit M. Petschenig) текстъ одного лишь сочиненія Августина «Contra Epistulam Parmeniani» (занимаетъ около 75 столбцовъ въ патрологіи Миня) отличается отъ бенедиктинскаго текста въ 1200 мѣстахъ [17].

Если отъ Августина мы обратимся къ другому, тоже весьма важному писателю латинской церкви, бл. Іерониму, дѣло окажется въ гораздо худшемъ положеніи. Изданіе, которое предпринялъ и выполнилъ бенедиктинецъ Dom. J. Martianay (1693-1706, въ 5 томахъ), уже въ то время далеко не оправдало вызванныхъ имъ ожиданій; удовлетворителенъ былъ болѣе или менѣе лишь первый томъ (изданъ вмѣстѣ съ А. Pouget). Жестокой и рѣзкой, но — не смотря на всѣ отписки тщеславнаго и самонадѣяннаго издателя — справедливой критикѣ подвергли его тогда Simon (1699) и Le Clerc (1700). Вновь обработавшій это изданіе Vallarsi (Verona 1734-1742 и Venetia 1766-1772, въ 11 томахъ) тоже лишь съ порицаніемъ относится къ этому бенедиктинскому труду, подробно раскрывая его тѣневыя стороны [18]. Но и послѣ обработки Валларси оно осталось неудовлотворительнымъ и вызываетъ рѣзкія сужденія. По словамъ Рейффершейда, «хотя бенедиктинское изданіе и подверглось часто восхваляемой ревизіи Валларси и его сотрудниковъ, однако же текстъ Іеронима менѣе всего надеженъ (am meisten verwahrlost) и рукописное преданіе извѣстно лишь весьма несовершенно» [19]. Конечно, столь неудачное сравнительно изданіе вовсе не даетъ права для какихъ-либо общихъ выводовъ и даже, можетъ быть, не составляетъ какого-либо особо темнаго пятна въ исторіи бенедиктинской ученой дѣятельности, такъ какъ именно изданіе твореній Іеронима признается труднымъ настолько, что по этой причинѣ Вѣнская академія донынѣ еще не успѣла выпустить ни одного тома [20]. Но ясно во всякомъ случаѣ, что восхвалять издательскую дѣятельность бенедиктинцевъ можно не безъ разбора.

Если бенедиктинскія изданія латинскихъ писателей заставляютъ болѣе или менѣе желать замѣны лучшими, то, по замѣчанію Preuschen’a, изданія писателей греческихъ въ общемъ не достигаютъ ихъ уровня. Вина въ несовершенствахъ должна при этомъ относиться не столько къ самимъ издателямъ, сколько къ ихъ сотрудникамъ: сравненіе греческихъ рукописей представляло для нихъ гораздо болѣе трудностей, чѣмъ сравненіе латинскихъ [21].

Въ частности, Preuschen указываетъ, напримѣръ, что для произведеній Оригена безспорно болѣе сдѣлалъ еще раньше епископъ P. D. Huet, издатель экзегетическихъ его трудовъ (Rouen 1688, въ 2 томахъ), чѣмъ позднѣйшіе мавринцы, братья Charles и Vincent de la Rue, издавшіе сочиненія Оригена въ 4 томахъ (Paris 1733-1759). Особенно крупные недостатки усматриваются въ четвертомъ томѣ, который обработанъ V. de la Rue: но много промаховъ признается и за прочими [22].

Но особый интересъ представляетъ въ данномъ случаѣ вопросъ о бенедиктинскомъ изданіи твореній св. Іоанна Златоуста, извѣстномъ съ именемъ Монфокона (Paris 1718-1738, въ 13 томахъ). Де Лагардъ обратилъ въ 1882 г. вниманіе нѣмецкихъ ученыхъ на то, что еще въ 1839 г. англичаниномъ Field’омъ доказана въ 3 томѣ его изданія гомилій Златоуста на евангеліе Матѳея малая цѣнность той рецензіи текста, какая дается въ этомъ «препрославленномъ» (viel gepriesene) изданіи, съ которымъ обычно соединяется имя знаменитаго бенедиктинца. Гораздо лучше въ этомъ отношеніи издалъ творенія Златоуста ранѣе Н. Savile (Eton 1610-1612, въ 8 т.) Къ одинаковому съ Фильдомъ выводу пришелъ, повидимому независимо отъ него, и Dübner, высказавъ его въ предисловіи къ своему изданію Chrysostomi Opera Selecta (Paris 1861). Де Лагардъ полагаетъ, что Монфоконъ далъ лишь свое имя этому несовершенному изданію; работа же, по крайней мѣрѣ насколько дѣло касается критики текста, выполнена другими — неопытными руками [23]. Но вообще исторія происхожденія этого изданія и степень участія въ немъ Монфокона, въ исторіи жизни и дѣятельности котораго оно, какъ извѣстно, имѣло особое значеніе, еще не выяснены [24]. Ученые высказываются лишь о невысокомъ его въ указанномъ отношеніи достоинствѣ [25]. Похвалы этому изданію у В. Г. Васильевскаго и А. А. Спасскаго являются, такимъ образомъ, не во всѣхъ отношеніяхъ заслуженными, и именно — не со стороны текста.

Правда, другія изданія съ именемъ Монфокона, выполненныя имъ самимъ, могутъ доселѣ оставаться «несравнимыми», имъ могутъ принадлежать высокія достоинства независимо отъ какой-либо конкурренціи, равнымъ образомъ, изданіе твореній Василія Великаго, начатое J. Garnier (I-II, Paris 1721-1722) и конченное Maran’омъ (III, 1730), можетъ принадлежать къ числу дѣлающихъ особую честь бенедиктинскому ордену. Но ставить въ основу сужденій о бенедиктинской издательской дѣятельности только эти изданія было бы недостаточно. Кромѣ того и приведенные изъ изданій твореній Аѳанасія и Василія примѣры варіантовъ текста Св. Писанія едва ли могутъ сами по себѣ опровергнуть мысль о необходимости обращенія къ рукописямъ или замѣняющимъ ихъ изданіямъ [26].

Извѣстно, какъ отзывался де Лагардъ вообще о пригодности для цѣлей критики библейскаго текста, которою онъ занимался, трудовъ старыхъ издателей, не исключая и бенедиктинцевъ, хотя и вынужденъ былъ самъ пользоваться ими [27]. «У насъ есть, — писалъ онъ напримѣръ въ 1870 г., — лишь немногіе святоотеческіе тексты, которые обрѣтаются въ сносномъ, болѣе и менѣе заслуживающемъ довѣрія состояніи (in einem erträglich zuverlässigen Zustande), и какъ разъ наиболѣе важные отцы (назову только Оригена, Кирилла Александрійскаго, Ѳеодорита, Іеронима и Августина) отпугивали страждущее одышкою (kurzathmige) поколѣніе послѣднихъ пятидесяти лѣтъ объемомъ своихъ писаній отъ всякой серьезной работы надъ ними. Отсюда слѣдуетъ, что кто хочетъ пользоваться цитатами отцовъ для критики библейскаго текста, тотъ долженъ нужныхъ ему отцовъ сличить, по крайней мѣрѣ въ привлекаемыхъ имъ мѣстахъ, съ возможно древними рукописями, чтобы обезопасить себя противъ ложныхъ выводовъ изъ произведеній, которыя въ довольно значительной мѣрѣ подверглись порчѣ отъ незнанія, небрежности и догматической предвзятости» [28]. «Старыя изданія произведеній отцовъ церкви и двухъ іудеевъ, которые стоятъ на ряду съ отцами церкви, — замѣчаетъ онъ также въ одномъ мѣстѣ, — въ лучшемъ разѣ представляютъ воспроизведеніе рукописей случайной цѣнности, нерѣдко — нужно вспомнить о Филонѣ Манжея, — систематически искажены ложной наукой, часто — напомню о Златоустѣ Монфокона — испорчены вмѣстѣ небрежностью и некритичностью»; затѣмъ указывается на непригодность изданій, кромѣ Филона и Іосифа Флавія (не-бенедиктинскихъ и нынѣ уже замѣненныхъ частію новыми изданіями), Оригена и Іеронима [29]. Въ другомъ мѣстѣ онъ заявляетъ, между прочимъ, что «писанія Евсевія, Кирилла Іерусалимскаго, Иринея и Иларія Пуатьескаго не пригодны для пользованія въ имѣющихся изданіяхъ (können in den vorliegenden ausgaben nicht benutzt werden)» въ цѣляхъ установленія того вида перевода LXX, какой утвердился ко времени этихъ писателей въ Іерусалимѣ и его округѣ и въ Галліи [30]. Послѣдніе три писателя имѣются въ бенедиктинскихъ изданіяхъ; изъ произведеній Евсевія комментарій на псалмы изданъ Монфокономъ (1706).

Въ виду всего сказаннаго, едва ли можно отрицать, что В. В. Болотовъ имѣлъ дѣйствительныя основанія для выраженнаго имъ въ лекціяхъ относительно бенедиктинскихъ изданій сужденія. Какъ было уже замѣчено, было бы рискованно ручаться за полную точность передачи всѣхъ частныхъ мыслей въ разсматриваемомъ отдѣлѣ: онѣ сохранены въ записяхъ его слушателей и для контроля и исправленія возможныхъ неточностей въ этомъ случаѣ не было какихъ-либо прямыхъ данныхъ. Но общій смыслъ высказываемаго имъ здѣсь требованія — осторожно и критически относиться даже къ прославленнымъ бенедиктинскимъ изданіямъ — ясенъ, и это требованіе, будучи согласно съ общимъ фактическимъ положеніемъ дѣла и съ сужденіями компетентныхъ представителей западной науки и не говоря вовсе о желаніи умалить дѣйствительныя заслуги бенедиктинцевъ и достоинства ихъ изданій, можетъ только свидѣтельствовать о всегда присущемъ ему духѣ строгой научности, всюду вносимомъ имъ.

Примѣчанія:
[1] Приводимыя у Α. Α. Спасскаго на стр. 134 и 136 мѣста изъ «Лекцій» В. В. Болотова (стр. 121) заимствовавы изъ курса 1890-1891 г. (стр. 119-120), заключающаго многія довольно важныя подробности для «Введенія въ церковную исторію», но вообще требующаго исправленій. Между прочимъ, на стр. 119-120 прим., A. A. Спасскій ставитъ вопросъ, откуда взяты въ печатномъ изданіи отдѣлы о греческой и латинской исторіографіи и особенно о хронологіи, если, какъ замѣчено въ предисловіи къ изданію (VI), литографированный курсъ 1887-1888 г., содержавшій единственныя по своей подробности чтенія по исторіографіи греческой и латинской и не повторявшіяся потомъ подробныя чтенія по хронологіи (которыя въ литографированный курсъ вошли лишь незначительной частью), представляетъ въ своихъ бѣгло просмотрѣнныхъ самимъ В. В. Болотовымъ страницахъ далеко неудовлетворительный текстъ? Отвѣтъ въ общей формѣ данъ въ предисловіи на стр. VIII, гдѣ сказано, что «Введеніе» издается главнымъ образомъ по курсамъ 1898-1899 и затѣмъ 1887-1888 и 1890-1891 г.г. Такъ какъ въ курсѣ 1887-1888 г. изъ чтеній по хронологіи была отлитографирована лишь самая незначительная часть, то этотъ отдѣлъ былъ изданъ по курсу 1898-1899 г. съ нѣкоторымп дополненіями изъ курса 1890-1891 г. Отдѣлъ же о греческой и латинской исторіографіи пришлось возстановлять главнымъ образомъ именно по неудовлетворительному (за исключеніемъ, какъ это указано въ предисловіи, стр. V, исправленныхъ самимъ В. В. Болотовымъ — во не въ такой, однако, степени, чтобы не требовались еще дальнѣйшія исправленія и дополненія — страницъ о Хроникѣ Евсевія и о Liber pontificalis) тексту 1887-1888 г., съ привлеченіемъ къ дѣлу, гдѣ можно, другихъ двухъ указанныхъ курсовъ.
[2] (F. Schmidt †) Zöckler, Artik. «Mauriner» въ Hauck’s Real-Encyclopädie für protest. Theologie u. Kirche. 3 Aufl. B. XII (1903). S. 446-452. S. 447, 10: «Dom Tariffe»=Спасскій 129 — опечатка вмѣсто «Dom Tarisse».
[3] S. 450, 9-10: «Es genügt auch jetzt noch zu sagen: es ist «eine Benedictiner-Edition», um das betr. Werk wenigstens relativ zu empfehlen».
[4] Ссылка на В. Васильевскаго, Обозрѣніе трудовъ по византійской исторіи. I. Спб. 1890, стр. 156 (объ Аѳанасіи стр. 160-161).
[5] Ср. Христ. Чт. 1892, II, 18-19 (Изъ церк. исторіи Египта. Вып. III, 235-236).
[6] Христ. Чт. 1908, II, 1257.
[7] Е. Preuschen, Die philologische Arbeit an den älteren Kirchenlehrern und ihre Bedeutung für die Theologie. Giessen 1907, S. 8-9 Anm.
[8] R. С. Κukulа, Die Mauriner Ausgabe des Augustinus, въ Sitzungsberichte der Wiener Akad. der Wissenschatten 1890, 1893, 1898, и отдѣльно, Wien 1898. Тамъ же O. Rottmanner, Bibliographische Nachträge zu Dr. R. C. Kukulas Abhandlung: «Die Maur. Ausg. d. Aug.», 1891, 1899. A.-M.-P. Ingold, Histoire de l’édition bénédictine de Saint Augustin. Paris 1903.
[9] Ch.-V. Langlois, Manuel de bibliographie historique. Paris 1901-1904, p. 293-294.
[10] Preuschen, 8-13.
[11] Preuschen, 13. Ср. у него о заслугахъ де Лагарда для патристики. S. 31 Anm.: «Seine Verdienste um die gesamte Patristik können nicht leicht hoch genug angeschlagen werden».
[12] Preuschen, 9-10, 11.
[13] Kukula, 17, 20, cf. Preuschen 11.
[14] Preuschen 11-12.
[15] Preuschen 22.
[16] Ρ. de Lagarde, Mittheilungen. I. Göttingen 1884, S. 243.
[17] Ср. Theolog. Literaturblatt, 1908, № 27, Sp. 316.
[18] Ср. G. Laubmann, Artik. «Martianay» въ Hauck’s RE XII3 (1903), S. 379-380.
[19] Α. Reifferseheid, Bibliotheca patrist. lat. italica. I (1865), S. 66. Приведено въ Ο. Вardenhewer, Patrologie. 2 Aufl. Fr. i. Br. 1901, S. 414. Ср. также у де Лагарца объ изданіи іеронимовскаго перевода на латинскій языкъ Псалтири, Psalterium juxta Hebraeos Hieronymi e recognitione Pauli de Lagarde. Lipsiae 1874, p. x.: Тишендорфъ «hauc. vallarsianam quam putabat [editionem] quaequo revera est maurina, tumultuaria opera e codicibus neglegenter non conlatis, sed passim inspectis ab homine artis criticae imperitissimo confectam esse ignoravit».
[20] Cp. O. Zöckler, Artik. «Hieronymus» въ Hauck’s RE VIII3 (1900), S. 42, 7-11. Между прочимъ скорость, съ какой идетъ дѣло изданія греческихъ христіанскихъ писателей первыхъ трехъ вѣковъ Берлинской Академіей Наукъ, объясняется, по Preuschen’y S. 23, между прочимъ тѣмъ, что здѣсь приходится встрѣчаться съ гораздо меньшими трудностями при установкѣ текста этихъ писателей (за нѣкоторыми исключеніями, въ родѣ церковной исторіи Евсевія), чѣмъ какія имѣютъ мѣсто при изданіи латинскихъ писателей, такъ какъ изслѣдованіе рукописей привело во многихъ случаяхъ къ поразительному упрощенію аппарата, указывая иногда на одну какую-либо рукопись, какъ источникъ всѣхъ позднѣйшихъ. Поэтому фраза въ примѣчаніи въ «Лекціяхъ» В. В. Болотова на стр. 126, строка 2-3 снизу, о «неменьшей трудности дѣла въ сравненіи съ изданіями латинскихъ писателей» можетъ имѣть приложеніе не ко всему вообще изданію Берлинской Академіи, а лишь къ нѣкоторымъ писателямъ.
[21] Preuschen, 13.
[22] Ρreusehen, 13.
[23] Р. de Lagarde, Ankündigung einer neuen ausgabe der griechischen übersezung des alten testaments. Göttingen 1882. S. 50.
[24] Preusehen, 13.
[25] Ср. O. Bardenhewer, Patrologie. 2 Aufl. 1901, S. 302. Preusehen. въ RE ІѴ3 (1898). S. 101 и 1. c. 13. И въ предисловіи къ русскому переводу твореній Златоуста, т. I, Спб. 1898, стр. XII, можно читать, что «не смотря на всѣ усилія, текстъ есть наименѣе удовлетворительная сторона изданія» Монфокона (хотя говорится далѣе, что «въ общемъ это изданіе [по другимъ его сторонамъ] нельзя не признать чудеснымъ памятникомъ способности и предпріимчивости знаменитаго издателя»). «Фильдъ открылъ, что восемь главныхъ манускриптовъ, служившихъ основой изданія, не подвергнуты были достаточно тщательной сводкѣ и что хотя въ немъ рекомендуется особенно изданіе Савилія, однако въ дѣйствительности издатель болѣе слѣдовалъ изданію Мореля (Дуцея), которое представляло собою почти не болѣе, какъ воспроизведеніе первоначальнаго Коммелинова [1591-1602] изданія». Ср. вообще приведенныя тамъ свѣдѣнія объ изданіяхъ твореній Златоуста, IX-XIII. Ограничительное замѣчаніе по поводу того, что де Лагардъ «заходилъ слишкомъ далеко въ подозрительности», когда «подозрѣвалъ, что въ изданіи Монфокона мѣста Св. Писавія переданы не такъ, какъ они читаются въ рукописяхъ твореній Златоуста, а — повидимому — по ed. Sixtina», cp. однако у И. В. Евсѣева: «Лукіановская рецензія LXX въ славянскомъ переводѣ». Христ. Чт. 1894, I, 479 прим.
[26] Къ сожалѣнію, у насъ нѣть подъ руками А. Jahnius, Animadversiones in S. Basilii M. opera, supplementum editionis Garnerianae secundae. Fasc. I: continens animadversiones in tom. I. Bernae 1842. Де Лагардъ цитируетъ Василія Великаго, при изданіи первой главы книги Бытія въ Ankündigung etc. (cf. S. 4), по ed. Frobenii 1551.
[27] Ср. P. de Lagarde, De novo testamento ad versionum orientalium fidem edendo, 1857, перепеч. въ Gesammelte Abhandlungen. Lpz. 1866 [Anastat. Abdruck 1896] S. 86: — quum summa patrum editores in munere suo neglegentia versati sint — qui fortasse — ad vulgatae latinae normam patres exegerunt.
[28] P. de Lagarde, Noch einmal meine Ausgabe der Septuaginta, въ Mittheilungen. III. Göttingen 1889. S. 231.
[29] Р. de Lagarde, Deutsche Schriften. Göttingen 1878 (über die gegenwärtige lage des deutschen reichs, ein bericht. 1875), S. 131.
[30] P. de Lagarde, Ankündigung einer neuen ausgabe der griech. übersezung des alten testaments. Göttingen. 1882, S. 29.

Печатается по изданію: Проф. А. И. Брилліантовъ. Къ вопрсу о бенедиктинскихъ изданіяхъ твореній св. отцовъ. // «Христiанское чтенiе», ежемѣсячный журналъ издаваемый при С.-Петербургской Духовной Академiи. — СПб.: Типографiя М. Меркушева. — 1908. — Томъ II. — Октябрь. — С. 1365-1378.

Ссылки по темѣ:

  • Болотовъ В.В. ЛЕКЦIИ ПО ИСТОРIИ ДРЕВНЕЙ ЦЕРКВИ. Томъ I. Введеніе въ церковную исторію. III. Источники церковной исторіи. 2. Книжные источники общаго характера и ихъ фундаментальныя изданія (Творенія св. отцовъ и церковныхъ писателей, дѣянія соборовъ и агіографическіе памятники) [СПб., 1907].
  • Брилліантовъ А.И. Къ вопрсу о бенедиктинскихъ изданіяхъ твореній св. отцовъ [ХЧ, СПб., 1908].
    Наверхъ / Къ титульной страницѣ

    0