Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 7 декабря 2016 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ И СТАТЬИ ПО ПАТРОЛОГІИ И ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРІИ

Краткія свѣдѣнія о Святомъ Игнатіи Богоносцѣ и его посланіяхъ.

Достоуважаемый рядъ Отцевъ и Учителей Св. Церкви начинаютъ непосредственные ученики и преемники Св. Апостоловъ, называемые мужами Апостольскими. Такіе мужи процвѣтали въ Христовой Церкви до половины втораго вѣка, и нѣкоторые изъ нихъ оставили намъ свои писанія, не большія по объему, не разнообразныя по содержанію, безъискуственно-простыя по изложенію, за то полныя духа и жизни, проникнутыя высокимъ одушевленіемъ и необоримою силою вѣры. Въ древнія времена Церкви такъ высоко цѣнили эти писанія, что давали имъ мѣсто непосредственно послѣ книгъ Ветхаго и Новаго Завѣта, и во многихъ Церквахъ читали во время Богослуженія на ряду съ писаніями Апостольскими.

Къ сожалѣнію, Апостольскіе мужи оставили весьма мало писаній. По особеннымъ обстоятельствамъ времени, Церковная письменность не могла проявиться тогда въ тѣхъ размѣрахъ, какіе она приняла послѣ. Въ то время учили и учились болѣе изустно, посредствомъ живаго слова, а не посредствомъ писаній. Еще свѣжи были устныя преданія не только о Св. Апостолахъ, но и о самомъ Спасителѣ; въ Церкви еще много было мужей, лично видѣвшихъ Св. Апостоловъ и принимавшихъ отъ нихъ наставленіе въ Вѣрѣ. Толпами собирались вокругъ нихъ новообращенные, и съ жадностію слушали ихъ одушевленные разсказы о подвигахъ и ученіи первыхъ благовѣстниковъ Евангелія [1]. Въ этихъ одушевленныхъ бесѣдахъ самовидцевъ Апостоловъ Христіане того времени почерпали для себя наставленіе и вразумленіе, утѣшеніе и ободреніе. Могли ли они при этомъ еще чувствовать нужду въ писаніяхъ? Никакое писаніе не можетъ замѣнить впечатлѣнія живой рѣчи. Притомъ бóльшая часть Христіанъ того времени сами собою и неспособны были пользоваться писаніями, потому-что Церковь вначалѣ состояла преимущественно изъ людей простыхъ, не имѣвшихъ не только образованія ученаго, но и знанія даже читать. Съ другой стороны преемники и ученики Св. Апостоловъ, способные назидать Церковь своими писаніями, почти не имѣли для сего времени, бывъ заняты многотруднымъ дѣломъ проповѣди и устроеніемъ Церквей, забота о которыхъ, послѣ Св. Апостоловъ, пала прямо только на нихъ. Притомъ они какъ бы не смѣли еще возвышать своего голоса для наставленія Церквей послѣ Св. Апостоловъ, голосъ которыхъ, такъ сказать, еще живо слышанъ былъ повсюду. Такъ Св. Игнатій Богоносецъ, пиша къ Ефесеямъ, не хочетъ именоваться ихъ наставникомъ, потому именно, что они удостоились слышать ученіе и получить посланіе отъ самаго Апостола Павла. «3наю, кто я, и къ кому пишу, говоритъ онъ. Я осужденный, а вы помилованные, я въ опасности, а вы въ милости... Вы стаинники освященнаго, засвидѣтельствованнаго (кровію) Павла, у ногъ котораго желалъ бы быть я, когда пріиду къ Господу. Онъ во всемъ посланіи поминаетъ васъ во Христѣ Іисусѣ» [2]. «Не приказываю вамъ, какъ имѣющій какое либо значеніе, пишетъ онъ имъ же, ибо хотя я и во узахъ за имя Христово, но еще не совершенъ во Христѣ Іисусѣ... говорю съ вами, какъ съ соучителями моими. Ибо мнѣ надлежало бы отъ васъ принимать возбужденіе къ вѣрѣ, вразумленію себя, терпѣнію, великодушію [3]. Подобнымъ образомъ Св. Поликарпъ, современникъ Св. Игнатія, въ своемъ посланіи къ Филиппійцамъ говоритъ, что онъ пишетъ къ нимъ не по собственному побужденію, но потому, что они сами вызвали его на то. «Ибо ни мнѣ, прибавляетъ онъ, ни другому подобному мнѣ не достигнуть мудрости блаженнаго и славнаго Павла, который, находясь у васъ, предъ лицемъ жившихъ тогда людей, вѣрно и основательно училъ истинѣ, да и въ отдаленіи отъ васъ, писалъ къ вамъ посланія» [4]. При такомъ смиреніи Пастырей Церкви, писанія ихъ, естественно, могли являться только въ слѣдствіе особенныхъ какихъ-нибудь побужденій и настоятельныхъ нуждъ Церкви. Но и такихъ побужденій во время Апостольскихъ мужей было очень мало. Въ послѣдующія времена сильныя гоненія со стороны язычниковъ и открытыя нападенія на Христіанство языческихъ мудрецовъ побудили Пастырей Церкви писать ученыя сочиненія въ защиту Христіанъ, въ опроверженіе язычества и въ доказательство Божественности Христовой Вѣры и превосходства ея предъ всѣми другими вѣрованіями; упадокъ и ослабленіе нравовъ, равно какъ и появленіе многихъ важныхъ ересей между самими Христіанами, подали поводъ къ сочиненіямъ нравственно-обличительнаго и догматико-полемическаго содержанія. Разныя другія причины вызвали множество и другаго рода писаній. Во времена Апостольскихъ мужей почти не было такихъ причинъ; посему не могла быть ни обильною, ни разнообразною и церковная письменность. Язычники еще мало обращали вниманія на Христіанъ, и даже смѣшивали ихъ съ Іудеями. Были, правда, уже и въ это время мѣстныя гоненія на Св. Церковь (при Неронѣ въ 64 г., при Домиціанѣ въ 81, ири Траянѣ въ 107 г.); но Христіане сего времени не находили нужнымъ письменно защищаться и оправдываться, какъ это было послѣ; они не жаловались на несправедливости язычниковъ, а съ радостью шли на мученія, горя нетерпѣливымъ желаніемъ перейти въ блаженную вѣчность и соединиться со Христомъ, какъ это мы видимъ въ примѣрѣ Св. Игнатія Богоносца и многихъ другихъ. Строгость нравовъ бóльшею частію была еще такъ велика, что Пастыри Церкви чувствовали нужду не столько обличать недостатки Христіанъ, сколько одобрять ихъ вѣру и благочестіе и указывать имъ путь къ высшему совершенству, а для этаго не было еще большой нужды въ наставленіяхь письменныхъ. Только въ Коринѳѣ вновь, какъ во времена Апостола Павла, обнаружился богопротивный и весьма вредный для Св. Церкви духъ гордости, непокорности Церковной власти и разъединенія. Этотъ духъ посему и обратилъ на себя особенное вниманіе Пастырей Церкви, возбудитъ въ нихъ опасеніе, чтобы примѣръ Коринѳянъ не нашелъ себѣ подражателей и въ другихъ мѣстахъ. Съ другой стороны, во время Апостольскихъ мужей, начали уже появляться заблужденія еретиковъ, изъ коихъ опаснѣйшіе были Евіонеи, почитавшіе Іисуса Христа простымъ человѣкомъ и требовавшіе отъ Христіанъ соблюденія обрядоваго Моисеева закона; потомъ Докеты, отвергавшіе дѣйствительность воплощенія Сына Божія. Естественно, Пастыри Церкви не могли равнодушно смотрѣть на распространеніе такихъ заблужденій и безпорядковъ; при всемъ смиреніи они видѣли себя вынужденными писать наставленія и обличенія въ предостереженіе вѣрующихъ отъ ересей и расколовъ. Это и составляетъ предметъ не многихъ, дошедшихъ до насъ, писаній мужей Апостольскихъ.

Такъ какъ мужи Апостольскіе воспитаны были въ вѣрѣ Христовой самими Апостолами: то и писанія ихъ близко подходятъ къ писаніямъ Апостольскимъ. Евангельская простота, чуждая всякаго мудрованія, и сила наставленій, глубоко проникающихъ въ душу, всюду проявляющаяся сильная ревность по чистотѣ Вѣры и отвращеніе къ ереси, безъискуственность изложенія, и, такъ сказать, простосердечіе рѣчи: вотъ тѣ качества, по которымъ онѣ, болѣе другихъ Отеческихъ писаній, уподобляются Новозавѣтнымъ книгамъ, и составляютъ какъ бы переходъ отъ сихъ послѣднихъ къ произведеніямъ собственно Церковной письменности. Даже форма ихъ почти исключительно форма Апостольскихъ посланій. Не удивительно посему, что въ древнія времена Церкви писанія Апостольскихъ мужей причисляли въ иныхъ мѣстахъ къ канону священныхъ книгъ, и читали при Богослуженіи на ряду съ писаніями Апостольскими.

Все, сказанное выше о мужахъ Апостольскихъ и ихъ писаніяхъ, вполнѣ принадлежитъ Св. Игнатію, который, по словамъ описателей его мученическихъ подвиговъ, былъ «мужъ совершенно Апостольскій» [5], какъ это вполнѣ оправдывается и его жизнію и его писаніями.

О Св. Игнатіи, какъ и о многихъ другихъ древнѣйшихъ мужахъ Церкви, дошло до насъ весьма мало свѣдѣній [6]. Причина сего, безъ сомнѣнія, заключается въ духѣ Христіанъ первенствующей Церкви, которые, презирая настоящую жизнь, не считали нужнымъ записывать для потомства время и мѣсто рожденія извѣстнаго Святаго мужа, говорить о его образованіи и обстоятельствахъ его жизни: они считали важнымъ и стóящимъ вниманія не плотское рожденіе, а духовное возрожденіе человѣка, не мірское образованіе его и земныя отношенія, а образованіе по духу Вѣры Іисуса Христа и отношеніе къ Богу.

Скудость свѣдѣній о жизни Св. Игнатія особенно ощутительна въ отношеніи къ первой ея половинѣ до времени его Епископства. Намъ ничего опредѣленно не извѣстно ни о мѣстѣ и времени рожденія его, ни о первоначальномъ воспитаніи и образованіи его. Правда, есть преданіе [7], что Св. Игнатій былъ то самое дитя, которое принималъ на Свои пречистыя руки Іисусъ Христосъ, и на которое указывая сказалъ Своимъ ученикамъ: аминь глаголю вамъ, аще не обратитеся, и будете, яко дѣти, не внидете въ царство небесное, и: иже аще пріиметъ отроча таково во имя Мое, Мене пріемлетъ [7]. На семъ основаніи можно было бы допустить, что Св. Игнатій былъ родомъ Іудей, и приблизительно опредѣлить время его рожденія; но Св. Златоустъ, родившійся, воспитавшійся и проведшій наибóльшую часть жизни въ томъ самомъ городѣ, гдѣ епископствовалъ Св. Игнатій, въ своемъ похвальномъ словѣ Св. Игнатію прямо говоритъ, что онъ не видалъ лица Іисуса Христа во плоти и не пользовался общеніемъ съ Нимъ [9]. Что касается до названія Богоносца, то Св. Игнатій получилъ его потому, какъ самъ онъ объясняетъ въ своей бесѣдѣ съ императоромъ Траяномъ, что носилъ Бога въ сердцѣ своемъ, по вѣрѣ и любви своей къ Іисусу Христу и по благодати Духа Святаго, которою исполнено было его сердце. — Но если Св. Игнатій не былъ самовидцемъ Іисуса Христа, то несомнѣнно извѣстно, что онъ былъ самовидцемъ и ученикомъ Апостоловъ. Евсевій, блаж. Іеронимъ и описатели его мученичества свидѣтельствуютъ [10], что онъ вмѣстѣ съ Св. Поликарпомъ и Папіемъ былъ ученикомъ Св. Апостола Іоанна, Св. Григорій Двоесловъ называетъ [11] его ученикомъ Апостола Петра, а Св. Іоаннъ Златоустъ вообще говоритъ, что онъ «воспитывался подъ руководствомъ Апостоловъ, неразлучно находился при нихъ и былъ ихъ соучастникомъ во всемъ» [12]. Они-то, безъ сомнѣнія, и вдохнули въ него то мужество, ту твердость духа, ту пламенную любовь ко Іисусу Христу, ту истинно Апостольскую ревность по истинѣ, коими онъ прославился въ послѣдствіи въ санѣ Епископа и въ подвигѣ исповѣдника и мученика. Какъ «соучастникъ во всемъ Св. Апостоловъ», и неразлучный спутникъ ихъ, Св. Игнатій, безъ всякаго сомнѣнія, принималъ участіе и въ проповѣдываніи Евангелія. Св. Златоустъ, конечно, потому и называетъ его Апостоломъ [13]. Но объ Апостольскихъ трудахъ его намъ не извѣстно ничего. Впрочемъ, какъ бы ни были велики эти труды его, они были только приготовленіемъ къ тому многотрудному служенію, къ которому предназначилъ его Промыслъ Божій, послѣ Апостоловъ.

Около 67 года скончался Еводій, первый Епископъ Антіохійской Церкви: скоро долженъ былъ оставить земное поприще и главный правитель ея, Апостолъ Петръ. Но благодать Божія нашла достойнаго имъ преемника. На престолъ Антіохійскій былъ избранъ Св. Игнатій и рукоположенъ самими Апостолами [14]. Въ этомъ обстоятельствѣ Св. Златоустъ видитъ доказательство особеннаго достоинства Св. Игнатія. «Я благоговѣю предъ симъ мужемъ, говоритъ онъ, не только потому, что онъ удостоился столь важнаго достоинства, но и потому, что получилъ сіе достоинство отъ Святыхъ, и что руки блаженныхъ Апостоловъ касались священной главы его. Я прославляю его не только за то, что онъ получилъ свыше обильнѣйшую благодать, и что Апостолы низвели на него обильнѣйшую силу Духа, но и за то, что онъ исполнилъ тѣ добродѣтели, какія только возможны для людей. Иначе на сіе дѣло (рукоположеніе его въ Епископа) не рѣшились бы поспѣшно тѣ, которые съ такою заботливостію увѣщавали и другихъ, дабы избираемые на степень Епископскаго достоинства подвергаемы были строгому испытанію. И конечно если бы они не видѣли всѣхъ добродѣтелей, насажденныхъ въ душѣ сего мученика, не вручили бы ему такой власти [15].

Св. Игнатій управлялъ Антіохійскою Церковію около 40 лѣтъ (67-107) и въ теченіе сего времени «явилъ въ лицѣ своемъ всѣ достоинства Епископа». Когда онъ вступилъ на престолъ Антіохійской Церкви, число народа въ семъ городѣ, по свидѣтельству Златоуста, вообще простиралось до двухъ сотъ тысячъ, между коими, конечно, весьма значительное число было и Христіанъ. «Если трудно управлять стами или пятидесятью человѣками, замѣчаетъ при семъ Святитель, то сколько потребно силы и мудрости къ тому, чтобы управлять столь обширнымъ городомъ» [16]. Но Св. Игнатій называетъ себя еще Епископомъ Сиріи [17]. Это даетъ основаніе предполагать, что вся эта областъ состояла уже въ то время подъ верховнымъ управленіемъ Епископа Антіохійскаго, точно также, какъ Малая-Азія признавала своимъ главою св. Поликарпа, Епископа Смирнскаго [18]. Легко представить послѣ сего, сколько заботъ и трудовъ лежало на раменахъ Святителя по управленію паствою, которая въ то время требовала особеннаго попеченія Пастыря. «Въ то время, говоритъ Св. Златоустъ, слабый зародышъ вѣры требовалъ бóльшаго надзора; тогда о Церкви, какъ о новорожденномъ младенцѣ, надлежало прилагать особенное попеченіе» [19]. Нужно было утверждать въ вѣрѣ новообращенныхъ, возставлять падавшихъ, поддерживать и ободрять малодушныхъ и неопытныхъ, охранять и предостерегать отъ еретиковъ и лжеучителей, которые, по свидѣтельству Егезиппа, «ободряясь тѣмъ, что нѣтъ уже въ живыхъ ни одного Апостола, начали противупоставлять проповѣдуемой истинѣ свое лжеименное знаніе» [20]. Кромѣ того надлежало еще заботиться и объ обращеніи къ Вѣрѣ Христовой язычниковъ. Однако Апостольская ревность Св. Игнатія преодолѣвала всѣ эти трудности. Успѣхъ, коимъ Господь благословилъ труды вѣрнаго служителя Своего въ обращеніи язычниковъ, не разъ подвергалъ его паству сильнымъ гоненіямъ, особенно при Домиціанѣ [21]. Но достойный Пастыръ Антіохійскій и въ эти тяжкіе дни явилъ себя истиннымъ ученикомъ Апостоловъ. «Подобно искусному кормчему во время бури, онъ кормиломъ молитвы и поста, постоянными наставленіями и ревностію духа противодѣйствовалъ волненію и спасалъ отъ потопленія малодушныхъ и неопытныхъ, просвѣщая наподобіе Божественнаго свѣтильника душу каждаго человѣка изъясненіемъ Божественныхъ писаній» [22].

Такова была пастырская дѣятельность Св. Игнатія. Нельзя не удивляться вмѣстѣ съ Св. Златоустомъ какъ его ревности, мудрости и попечительности, такъ и величію той силы, съ какою онъ въ продолженіи столь долгаго времени правилъ кормиломъ Церкви [23].

Но не однѣ только собственно пастырскія начала украшали Святителя. Златоустъ говоритъ, что «онъ имѣлъ всѣ добродѣтели, какія только возможны для людей, — былъ и праведенъ и благочестивъ, и воздерженъ, и трезвенъ, и цѣломудренъ, и кротокъ» [24]. А потому не удивительно, что онъ, подобно учителю своему Апостолу Іоанну, удостоенъ былъ и духовныхъ видѣній, и, какъ передаетъ Сократъ, созерцалъ въ видѣніи Ангеловъ, воспѣвавшихъ торжественную пѣснь Святой Троицѣ на двухъ противоположныхъ сторонахъ [25].

Не смотря на всѣ сіи достоинства, Св. Игнатій почиталъ себя недостойнымъ и имени ученика Христова. Главное достоинство послѣдователя Іисуса Христа и высшее совершенство любви къ Нему онъ полагалъ въ мученической смерти за имя Его. Посему, когда при Домиціанѣ гоненіе кончилось, онъ радовался, что Церковь обрѣла миръ; самъ же въ себѣ скорбѣлъ о томъ, что не удостоился пролить кровь свою за имя Христово, что не достигъ еще совершенной любви къ Нему, свойственной истинному ученику Его, — и въ немъ возродилось пламенное желаніе мученичества [26].

Господь списшелъ на желаніе Своего вѣрнаго раба, — и Св. Игнатій скоро украсился славою не только исповѣдника, но и мученика за имя Христово.

Императоръ Траянъ, одержавъ въ 104 и 105 годахъ рѣшительныя побѣды надъ Скиѳами, Даками и другими народами, и желая выразить за то благодарность мнимымъ богамъ своимъ, повелѣлъ предавать смерти тѣхъ изъ Христіанъ, которые откажутся принести имъ жертву. Между тѣмъ въ 106 году онъ предпринялъ новый походъ на востокъ противъ Парѳянъ и Армянъ, и въ началѣ слѣдующаго 107 года 7-го января прибылъ въ Антіохію. Здѣсь указали ему на Св. Игнатія, какъ на главнаго предводителя Христіанъ и опору ихъ Вѣры. Траянъ велѣлъ призвать его къ себѣ, и встрѣтилъ слѣдующими словами:

«Кто ты, злой демонъ, не исполняющій нашихъ повелѣній, и старающійся увлекать за собою другихъ въ погибель?»

«Игнатій отвѣчалъ: никто не называетъ Богоносца злымъ демономъ; ибо злые духи бѣжатъ отъ рабовъ Божіихъ. Если же ты называешь меня злымъ для демоновъ, потому-что я (дѣйствительно) тяжекъ для нихъ, то это правда; ибо нося въ сердцѣ Христа, небеснаго Царя, я разрушаю ихъ козни».

«А что такое Богоносецъ?» — спросилъ Траянъ.

Игнатій отвѣчалъ: «Богоносецъ тотъ, кто носитъ Христа въ своемъ сердцѣ».

«Да развѣ ты думаешь, возразилъ Траянъ, что мы не носимъ въ душѣ боговъ, которые помогаютъ намъ побѣждать враговъ?»

Игнатій отвѣчалъ: «Ты по заблужденію называешь языческихъ бѣсовъ богами: Богъ только единъ Тотъ, Который сотворилъ небо, и землю, и море, и все, чтó въ нихъ, и только единъ Христосъ Іисусъ, Единородный Сынъ Божій, Который да удостоитъ меня Своего царствія».

Траянъ спросилъ: «ты говоришь о Томъ, Который распятъ при Понтіи Пилатѣ?»

«О Томъ, отвѣчалъ Игнатій, Который распялъ на крестѣ мои грѣхи вмѣстѣ съ ихъ виновникомъ, и всю демонскую хитрость и злобу покорилъ подъ ноги тѣхъ, кои носятъ Его въ своемъ сердцѣ».

«И такъ, ты носишь въ себѣ Распятаго?» спросилъ Траянъ.

«Да, отвѣчалъ Игнатій; ибо написано: вселюся въ нихъ и похожду (Лев. 26, 12)» [27].

Послѣ сего императоръ приказалъ отвесть исповѣдника въ оковахъ въ Римъ подъ воинскою стражею и бросить въ циркъ на съѣденіе звѣрямъ для забавы народа.

Съ радостію выслушалъ Св. Игнатій приговоръ о себѣ и благодарилъ Бога, что Онъ удостоилъ его чести быть заключеннымъ въ узы, подобно Апостолу Павлу, и своею кровію запечатлѣть свою любовь ко Христу. Съ радостію возложилъ онъ на себя узы, которыя называлъ духовнымъ жемчугомъ, и съ которыми желалъ воскреснуть въ будущей жизни [28]. Съ молитвою и слезами поручивъ свою сиротствующую Церковь Богу, онъ отдался въ руки десяти воинамъ, коимъ повелѣно было вести его въ Римъ.

Тогда-то вполнѣ обнаружилось, какъ велика была къ нему любовь Антіохійскихъ Христіанъ: одни изъ нихъ рѣшились сопровождать его на всемъ пути его отъ Антіохіи до Рима, — въ томъ числѣ, по общему мнѣнію, и Филонъ и Агаѳоподъ, описатели его мученичества; другіе кратчайшимъ путемъ напередъ отправились въ Римъ и тамъ ожидали своего Пастыря [29]. Въ Селевкіи Св. Игнатій сѣлъ на корабль, который долженъ былъ проходить вдоль береговъ Малой Азіи. Во время путешествія, и днемъ и ночью, и на морѣ и на сушѣ, его стерегли десять воиновъ, которыхъ самъ онъ, за жестокое обращеніе съ нимъ, называетъ леопардами, присовокупляя, что они дѣлаются тѣмъ хуже, чѣмъ больше благодѣтельствуешь имъ [30].

Послѣ долгаго и опаснаго плаванія Св. Игнатій прибылъ въ Смирну и поспѣшилъ къ Св. Поликарпу, который былъ, подобно ему, ученикомъ Св. Апостола Іоанна.

Малоазійскія Церкви, узнавъ, что знаменитый Пастырь Антіохійскій идетъ въ Римъ на мученическую кончину, наперерывъ одна предъ другою спѣшили выразить ему свое уваженіе и любовь. Желая по возможности облегчить его страданія, онѣ съ избыткомъ доставляли ему все нужное, назначали проводниковъ, отправляли къ нему съ привѣтствіемъ и благожеланіями Епископовъ, пресвитеровъ и діаконовъ, такъ-что, по словамъ самаго Св. Игнатія, онъ (въ лицѣ ихъ) имѣлъ при себѣ въ то время многія Церкви [31].

Какъ Поликарпа, такъ и прибывшихъ въ Смирну Епископовъ и всю вообще Церковь Св. Игнатій умолялъ и заклиналъ соединить свои молитвы съ его молитвою, чтобы Богъ удостоилъ его скорѣе сдѣлаться пищею звѣрей и предстать предъ лице Христово. Но не эта одна забота занимала душу Святаго; самъ готовясь оставить міръ, онъ въ тоже время не переставалъ заботиться о благѣ и безопасности малоазійскихъ Церквей. Тронутый до глубины души глубокою любовью сихъ Церквей и узнавъ объ угрожающей имъ опасности отъ еретиковъ, Св. Игнатій лично посѣтилъ нѣкоторыя сосѣдственныя съ Смирною Церкви, и между прочимъ Церковь Филадельфійскую [32], къ другимъ же, именно, къ Церкви Ефесской, Магнезійской и Траллійской отправилъ посланія. «Своими устными бесѣдами и наставленіями, говоритъ Евсевій, онъ укрѣплялъ Христіанъ тѣхъ городовъ, чрезъ которые проходилъ, и увѣщевалъ всего болѣе беречься возникавшихъ и распространявшихся тогда ересей. Въ особенности же убѣждалъ строго держаться Апостольскихъ преданій, которыя для безопасности счелъ нужнымъ подтвердить собственнымъ свидѣтельствомъ и заключить въ письмена» [33]. Ереси, о которыхъ говоритъ здѣсь Евсевій, были — ересь Іудействующихъ и Докетовъ. Первые, какъ было замѣчено выше, признавали въ Іисусѣ Христѣ только Богодухновеннаго Пророка, подобно Пророкамъ Ветхозавѣтнымъ, и, почитая Христіанство только дополненіемѣ къ Іудейству, не только сами строго соблюдали всѣ обряды Моисеева закона, но требовали того же и отъ всѣхъ Христіанъ. Докеты вдались въ противоположную крайность: они не хотѣли признавать въ Іисусѣ Христѣ ничего человѣческаго и земнаго. Міръ, по ихъ понятіямъ, есть произведеніе злой причины; матерія — корень всякаго зла. Посему, говорили они, Іисусъ Христосъ не могъ имѣть нашего плотскаго тѣла; Онъ имѣлъ только видъ, призракъ человѣческаго тѣла. Вмѣстѣ съ тѣмъ они отвергали Божественное происхожденіе Ветхаго Завѣта, думая, что любовь и милосердіе, составляющія душу Евангелія, и строгость, господствующая въ древнемъ законѣ, не могутъ происходить отъ одного и того же виновника. Отъ этихъ-то ересей, подрывавшихъ коренныя истины Христіанства, Св. Игнатій и устно и письменно предостерегалъ малоазійскихъ Христіанъ. Голосъ его имѣлъ теперь тѣмъ болѣе силы, что онъ готовился кровію запечатлѣть свою вѣру въ тѣ истины, которымъ научился онъ отъ самихъ Апостоловъ, и которыя съ такою ревностію защищалъ теперь противъ заблужденій еретиковъ.

Между-тѣмъ въ Смирнѣ, къ своему огорченію, Св. Игнатій узналъ, что Римскіе Христіане, услышавъ объ осужденіи его отъ пришедшихъ въ Римъ Антіохійцевъ, вознамѣрились ходатайствовать за него и просить объ отмѣнѣ императорскаго повелѣнія. Чтобы отклонить ихъ отъ сего намѣренія, Св. Игнатій написалъ къ нимъ посланіе, которое все состоитъ изъ выраженія пламеннѣйшаго желанія мученической смерти за имя Христово и усильной просьбы не препятствовать ему соединиться съ Христомъ. Прошеніе и мольба объ этомъ Св. Игнатія такъ сильна и трогательна, какъ не бываетъ сильна мольба другихъ о жизни. «Умоляю васъ, писалъ онъ между прочимъ, не оказывайте мнѣ вашей любви безвременно; позвольте мнѣ быть пищею звѣрей, и посредствомъ ихъ быть у Бога. Я пшеница Божія; пусть измелютъ меня зубы звѣрей, да содѣлаюсь чистымъ хлѣбомъ Христовымъ. Лучше приласкайте звѣрей, чтобъ они сдѣлались гробомъ моимъ, и ничего не оставили отъ моего тѣла... Тогда я буду истиннымъ ученикомъ Христовымъ, когда міръ не будетъ видѣть даже моего тѣла [34]. Простите мнѣ; я знаю, чтó для меня полезно. Только теперь начинаю быть ученикомъ; не хочу ничего ни видимаго, ни невидимаго, да Христа пріобрящу (Флп. 5, 8) Того ищу, Кто за насъ умеръ; къ Тому стремлюсь, Кто для насъ воскресъ. Простите мнѣ, братія; не препятствуйте мнѣ жить, не желайте мнѣ смерти; хочу быть Божіимъ. Позвольте мнѣ быть подражателемъ страданій Бога моего. Кто имѣетъ Его въ себѣ, тотъ пусть разсудить, чего я желаю, и пусть окажетъ мнѣ сочувствіе, узнавъ, чѣмъ я весь занятъ [35]... Хотя я (пришедши къ вамъ) лично, сталъ бы просить васъ (объ иномъ), не вѣрьте мнѣ; а вѣрьте тому, о чемъ теперь пишу къ вамъ. Я живой пишу къ вамъ; горю желаніемъ смерти. Любовь моя пригвождена ко кресту; и нѣтъ во мнѣ огня, любящаго вещество, но есть вода живая и громко говорящая внутри: иди къ Отцу!» [36].

Посланіе это писано 24-го Августа (107 г.) и отправлено въ Римъ съ нѣкоторыми изъ Ефесскихъ Христіанъ, кои отправились туда кратчайшимъ путемъ еще до отбытія Св. Игнатія изъ Смирны.

Скоро, впрочемъ, и самъ Св. Игнатій, по требованію сопровождавшихъ его воиновъ, спѣшившихъ въ Римъ къ общественнымъ играмъ, принужденъ былъ отправиться въ путь [37].

Прибывъ изъ Смирны въ Троаду, онъ остановился тутъ на краткое время. Здѣсь онъ утѣшенъ былъ радостною вѣстію, что въ Антіохійской Церкви гоненіе прекратилось и спокойствіе возстановлено. Чтобы сообщить это радостное извѣстіе и побудить малоазійскихъ Христіанъ принять живое и дѣятельное участіе въ радости Антіохійской Церкви, Св. Игнатій хотѣлъ-было самъ писать ко всѣмъ малоазійскимъ Церквамъ; но скорое отплытіе изъ Троады не позволило ему исполнить это намѣреніе, и онъ поручилъ исполненіе онаго другу своему Поликарпу, самъ же написалъ посланія только къ нему, къ Смирнянамъ и Филадельфійцамъ.

Онъ просилъ Св. Поликарпа отправить кого нибудь изъ клира въ Антіохію для изъявленія радости Смирнской Церкви о возстановленіи тамъ мира; поручалъ ему написать и къ другимъ Церквамъ, чтобы и онѣ сдѣлали тоже или чрезъ нарочныхъ пословъ, или чрезъ посланія. Въ посланіяхъ къ Смирнянамъ и Филадельфійцамъ, повторяя туже просьбу въ отношеніи къ Антіохійской Церкви, Св. Игнатій благодаритъ ихъ за оказанный ему и его спутникамъ радушный пріемъ, и преподаетъ имъ послѣднія пастырскія наставленія, увѣщевая ихъ остерегаться еретиковъ, не удаляться общихъ собраній, избѣгать всякаго разногласія и въ ученіи и въ жизни, ничего не дѣлать безъ согласія предстоятелей Церкви, и повиноваться Епископу, какъ самому Іисусу Христу, и пресвитерамъ, какъ Апостоламъ.

Избавившись отъ безпокойства касательно Антіохійской Церкви, Св. Игнатій теперь еще съ бóльшею радостію спѣшилъ въ Римъ, гдѣ ожидалъ его вѣнецъ мученическій. Изъ Троады онъ отплылъ въ Неаполь (приморскій городъ Македоніи), потомъ чрезъ Филиппы, гдѣ Христіане встрѣтили и проводили его съ честію, прошелъ всю Македонію и Епиръ до Епидамна (названнаго впослѣдствіи Диррахіумъ, нынѣ Дураццо). Здѣсь Св. Игнатій съ своими спутниками и проводниками сѣлъ на корабль, и уже моремъ продолжалъ путешествіе, не останавливаясь нигдѣ на островахъ и въ городахъ, мимо которыхъ проходилъ корабль. Увидѣвъ Путеолы (городъ въ Кампаніи, нынѣ Пуццоло), онъ хотѣлъ-было идти отсюда въ Римъ сухимъ путемъ, по слѣдамъ Апостола Павла [38]; но противный вѣтеръ не позволилъ пристать къ берегу, — и Святитель, восхваливъ братій, жившихъ въ семъ мѣстѣ, поплылъ въ Римъ, куда, при попутномъ вѣтрѣ, и прибылъ въ одни сутки [39].

Слухъ о прибытіи Св. Исповѣдника быстро распространился между Римскими Христіанами, и скоро вокругъ него собралось множество братій, которые и радовались, что удостоились видѣть Богоносца, и вмѣстѣ скорбѣли о томъ, что онъ долженъ подвергнуться такой ужасной смерти. Нѣкоторые и теперь не оставили еще намѣренія сохранить жизнь праведника; они надѣялись уговорить народъ, чтобъ онъ не требовалъ его смерти. Но Св. Игнатій, узнавъ о семъ, со слезами умолялъ ихъ не препятствовать предстоящему соединенію его съ Богомъ. Тогда всѣ братія преклонили колѣна, и Св. Игнатій произнесъ пламенную молитву къ Сыну Божію о Церкви, о пресѣченіи гоненій и о сохраненіи взаимной любви между братіями. По окончаніи молитвы онъ тотчасъ отведенъ былъ въ амфитеатръ, и, согласно повелѣнію императора, преданъ звѣрямъ, которые въ одну минуту растерзали и пожрали его, оставивъ отъ его тѣла однѣ только твердѣйшія его части.

Это совершилось во 107 году въ 20 день Декабря. Въ этотъ день Св. Церковь и совершаетъ память Св. Игнатія [40].

«Мы, бывшіе зрителями сего, говорятъ описатели мученичества Св. Игнатія, возвратившись со слезами домой, всю ночь провели безъ сна въ молитвѣ, съ колѣноприклоненіемъ умоляя Господа дать намъ немощнымъ какое-нибудь свѣдѣніе по послѣдствіи случившагося. Потомъ, немного заснувъ, одни изъ насъ увидѣли, будто Св. Игнатій вдругъ вошелъ къ намъ и обнялъ насъ; другіе видѣли его молящимся и благословляющимъ насъ; инымъ онъ представился весь облитый пóтомъ, какбы послѣ трудной и утомительной работы, и предстоящимъ Господу. Съ радостію увидѣвъ это и сообразивъ сонныя видѣнія, мы воспѣли хвалу Богу, Подателю (всѣхъ) благъ, и ублажили мученика, а вамъ сообщили день и годъ его кончины для того, чтобы, собираясь (для молитвъ) въ день годоваго воспоминанія его мученичества, (всѣмъ) намъ можно было входить въ (духовное) общеніе съ подвижникомъ и доблестнымъ мученикомъ Христовымъ» [41].

Священные останки Св. Игнатія вскорѣ [42] послѣ его смерти перенесены были изъ Рима въ Антіохію. «Всѣ жители городовъ, начиная отъ Рима, говоритъ Св. Златоустъ, преемственно несли ихъ на раменахъ своихъ и передали нашему городу, прославляя вѣнценосца, ублажая подвижника и посмѣваясь діаволу въ томъ, что его коварный умыслъ уничтоженъ. Въ это время Св. мученикъ излилъ благодать на всѣ тѣ города, утвердивъ ихъ въ благочестіи, а съ тѣхъ поръ и до-сего дня (духовно) обогащаетъ нашъ городъ. Какъ не оскудѣвающая сокровищница, обогащая всѣхъ, каждодневно взимающихъ изъ нея, нимало отъ того не умаляется: такъ и сей блаженный Игнатій, съ избыткомъ надѣляя приходящихъ къ нему благословеніями, упованіемъ, ревностію и великимъ мужествомъ, отпускаетъ ихъ обратно въ свои домы» [43].

Слухъ сперва о путешествіи Св. Игнатія въ Римъ, а потомъ о возвращеніи священныхъ останковъ его въ Антіохію, распространилъ извѣстіе и о томъ, что Святитель, какъ говорятъ описатели его мученичества, «въ возмездіе Церквамъ, встрѣтившимъ и привѣтствовавшимъ его чрезъ своихъ предстоятелей, отправилъ къ нимъ благодарственныя посланія, изливающія вмѣстѣ съ молитвою и увѣщаніемъ духовную благодать» [44]. Вѣрующіе съ радостію хотѣли слышать это послѣднее слово, готовившагося предстать Богу мученика, какъ бы предсмертное завѣщаніе его Церквамъ, и потому вскорѣ же послѣ кончины его озаботились собраніемъ разсѣянныхъ по разнымъ мѣстамъ его посланій, на кои они смотрѣли, какъ на драгоцѣнное духовное наслѣдіе, оставленное имъ послѣ Богомудраго Пастыря-мученика. Составившіе описаніе сего мученичества еще въ Римѣ, вѣроятно, сами приложили къ нему посланіе Святителя къ Римлянамъ, и отправили его на востокъ [45]. Этимъ и положено было начало цѣлому собранію. Вскорѣ за тѣмъ Филиппійскіе Христіане, отправивъ чрезъ Св. Поликарпа (по совѣту Св. Игнатія) письма въ Сирію, просили сего Пастыря прислать къ нимъ посланія Св. Игнатія, писанныя имъ къ Церквамъ малоазійскимъ. Св. Поликарпъ не замедлилъ исполнить благочестивое желаніе «Вы и Игнатій, отвѣчалъ онъ, писали ко мнѣ, чтобы я съ кѣмъ-нибудь изъ путешественниковъ отослалъ ваши письма въ Сирію: при удобномъ случаѣ я или самъ исполню это, или пошлю съ вашимъ порученіемъ другаго. А присланныя къ намъ Игнатіемъ и прочія имѣющіяся у насъ посланія (его), по вашему требованію, я отправилъ къ вамъ, вмѣстѣ съ симъ моимъ письмомъ. Вы можете почерпнуть изъ нихъ большую пользу, потому-что они содержать въ себѣ образцы вѣры, терпѣнія и всякаго назиданія о Господѣ нашемъ» [46]. Такимъ образомъ, уже вскорѣ послѣ смерти Св. Игнатія должно было составиться полное собраніе его посланій.

Впрочемъ, отсюда видно только то, что Св. Игнатій дѣйствительно написалъ нѣсколько посланій; а еще остается неизвѣстнымъ, сколько именно, къ кому и о чемъ онѣ были писаны. Несомнѣнныя свѣдѣнія касательно всего этого сообщаютъ намъ два знаменитые изслѣдователя древностей Христіанскихъ въ 4 вѣкѣ: Евсевій [47] и блаж. Іеронимъ [48]. Изъ ихъ свидѣтельствъ узнаемъ, что Св. Игнатій написалъ не болѣе, какъ тѣ семь посланій — къ Ефесянамъ, Магнезійцамъ, Траллійцамъ, Римлянамъ, Филадельфійцамъ, Смирнянамъ и къ Поликарпу, о Которыхъ упоминали мы выше въ его жизнеописаніи [49].

Посланія сіи сохранились и до нашего времени, впрочемъ въ двухъ видахъ — въ краткомъ и нѣсколько распространенномъ. И тотъ и другой видъ посланій безразлично употреблялись въ Св. Церкви, такъ что ихъ можно находить у одного и того же писателя, какъ-то у Св. Златоуста [50], Св. Григорія Двоеслова [51], Св. Максима Исповѣдника [52], Св. Іоанна Дамаскина [53] и другихъ.

Ни одинъ изъ Св. Отцевъ и древнихъ учителей Церкви не положилъ чернаго пятна ни на тотъ ни на другой видъ посланій Св. Игнатія. Посему должно положить, что нѣсколько распространенный видъ посланій Св. Игнатія произошелъ въ самыя древнія времена Св. Церкви, и отъ кого либо заслуживавшаго полное довѣріе Св. Церкви. Главное отличіе распостраненнаго текста, но вмѣстѣ и его достоинство состоитъ наипаче въ раскрытіи и уясненіи мыслей краткаго, который, въ иныхъ мѣстахъ, по причинѣ сжатости изложенія, не вполнѣ ясенъ и удобопонятенъ. Прибавленій, отличающихся содержаніемъ, въ немъ почти нѣтъ.

Итакъ оба вида посланій Св. Игнатія Богоносца представляемъ здѣсь, одинъ прямо противъ другаго, въ переводѣ съ изданій, преимущественно заслуживающихъ уваженіе.

Примѣчанія:
[1] См. Св. Иринея письмо къ Флорину въ Церковной Исторіи Евсевія кн. 5. гл. 26. Слч. егоже Прот. ерес. кн. 1. гл. 3, 3.
[2] Глав. 12.
[3] Глав. 3.
[4] См. Посл. Св. Полик. къ Флп., гл. 3.
[5] См. Дѣян. мучен. Св. Игнатія, гл. 1.
[6] Немногіе источники, въ которыхъ содержатся свѣдѣнія о лицѣ Св. Игнатія, суть слѣдующіе: 1) семь посланій самаго Св. Игнатія, въ которыхъ онъ отчасти говоритъ и о себѣ; 2) «Дѣянія его мученичества», написанныя спутниками его и очевидцами его кончины (переведены на русскій языкъ и помѣщены въ Христ. Чтен. за 1822 г. ч. 4. стр. 340); 3) Дѣянія его, составленныя Симеономъ Метафрастомъ (Четьи Минеи подъ 20 Декабря); 4) Похвальное слово Св. Игнатію Св. Іоанна Златоустаго (Христ. Чтен. за 1835 г. ч. 3. стр. 231), и наконецъ 5) 36-я глава 3-й книги церковной исторіи Евсевія (Соч. Евсевія. СПБ. 1848) и 16-я глава каталога блаж. Іеронима (посл. Св. Священномуч. Игнатія, перевед. Амвросіемъ Архіеписк. Москов. л. 7 об. Москва 1779). На русскомъ языкѣ жизнеописаніе Св. Игнатія помѣщено въ Воскрес. Чтен. годъ 13-й, стр. 155 и сл.
[7] См. сказаніе Метафраста о мученичествѣ Св. Игнатія во 2 томѣ Апостольскихъ мужей Котелерія, стр. 163, изд. 1724 г.
[8] Матѳ. 18, 2-4; Марк. 9, 37.
[9] См. Христ. Чтен. 1835 г. ч. 3. стр. 251, снес. егоже толков. на 18 гл. Матѳ.
[10] См. Хронику Евсевія годъ 101; Дѣян. мучен. Игн. гл. 1.
[11] Григор. Двоесл. кн. 5. письмо 39.
[12] См. его похв. слово Св. Игнатію, тамъ же, стр. 234.
[13] См. его похвальн. слово Св. Игнатію, тамъ же стр. 235.
[14] Онъ рукоположенъ Апостоломъ Петромъ (см. Ѳеодор. діалогъ 1-й и Злат. похв. слово Игн. тамъ же, стр. 245).
[15] См. его похв. слово Игнат. тамъ же, стр. 235. 238.
[16] См. похв. слово Св. Игнат. тамъ же, стр. 244.
[17] Въ посл. къ Римл.
[18] Блаж. Іероним. катал. гл. 17. И по гражданскому управленію, (которому, какъ извѣстно, соотвѣтствовало церковное) Сирія во времена Св. Игнатія зависѣла отъ Антіохіи, гдѣ имѣлъ мѣстопребываніе областный правитель.
[19] См. похв. слово Св. Злат. тамъ же стр. 242.
[20] Евсев. Церк. ист. кн. 3. гл. 32. сн. кн. 4 гл. 22.
[21] Дѣян. мучен. Св. Игнат. гл. 1.
[22] См. Дѣян. мучен. Св. Игн. гл. 1.
[23] См. его похв. слово Св. Игнат. тамъ же, стр. 233. 234. 244.
[24] Тамъ же, стр. 235. 238.
[25] «Образъ сего пѣнія, прибавляетъ Сократъ, Св. Игнатій ввелъ въ Антіохійскую Церковь, а отсюда это преданіе перешло и во всѣ прочія Церкви». См. его Церк. ист. кн. 6. гл. 8. Ѳеодоритъ, напротивъ, свидѣтельствуетъ (Церк. ист. кн. 2. гл. 1), что антифонное пѣніе получило начало около 350 г. отъ пресвитеровъ Антіохійскихъ — Флавіана и Діодора, которые первые ввели обычай пѣть псалмы Давида поперемѣнно на двухъ ликахъ. Но такъ какъ Плиній, современникъ Св. Игнатія, въ своемъ письмѣ къ Траяну, гороритъ между прочимъ, что Виѳинскіе Христіане въ своихъ собраніяхъ поперемѣнно поютъ пѣснь Христу, какъ Богу: то очевидно, что сказаніе Сократа должно предпочесть свидѣтельству Ѳеодорита. Вѣроятно, Флавіанъ и Діодоръ только возобновили, а не первые ввели антифонное пѣніе.
[26] Дѣян. мучен. Св. Игнат. гл. 1.
[27] См. Дѣян. мучен. Св. Игн. гл. 2.
[28] Посл. къ Ефес. гл. 11.
[29] Посл. къ Рим. гл. 10.
[30] Посл. къ Рим. гл. 5.
[31] Посл. къ Трал. гл. 12.
[32] Посл. къ Филад. гл. 7.
[33] Евсев. Церк. ист. кн. 3. гл. 36.
[34] Къ Рим. гл. 4.
[35] Тамъ же. гл. 6.
[36] Тамъ же, гл. 7.
[37] Игры сіи были такъ-называемыя Сатурналіи. Начинались онѣ 17 Декабря и продолжались семь дней.
[38] Дѣян. Апост. 28, 13-14.
[39] См. Дѣян. мучен. Св. Игнатія. гл. 5.
[40] Тамъ же, гл. 7.
[41] См. Дѣян. мучен. Св. Игнатія, гл. 7.
[42] Перенесеніе мощей Св. Игнатія празднуется 29 Генваря. Вѣроятно, въ это время оно и послѣдовало.
[43] См. похвальное слово, Тамъ-же, стр. 254-255.
[44] См. Дѣян. мучен. Св. Игнатія. гл. 4.
[45] См. Четіи-Минеи подъ 20 Декабря. Съ того времени оно постоянно соединяется съ нимъ.
[46] См. Посланіе Св. Поликарпа къ Филип. гл. 13.
[47] Церк. ист. кн. 7. гл. 11.
[48] См. Катал. гл. 11.
[49] Существуетъ еще подъ именемъ Св. Игнатія пять посланій на греческомъ языкѣ: 1) къ Маріи изъ Кассовилъ (неизвѣстнаго мѣстечка), 2) къ Тарсянамъ, 3) къ Антіохійцамъ, 4) къ Ирону діакону Антіохійскому и 5) къ Филиппійцамъ, и три на латинскомъ: два къ Св. Іоанну Богослову и одно ко Пресвятой Дѣвѣ Маріи; но они не даютъ признаковъ своей подлинности.
[50] Въ похвальномъ словѣ Св. Игнатію.
[51] См. Григ. Вел. кн. 5. письмо 39.
[52] Онъ приводитъ два мѣста изъ краткихъ, и одно изъ пространныхъ посланій.
[53] Онъ въ своихъ священныхъ параллеляхъ приводитъ тридцать мѣстъ изъ посланій краткаго вида, и одно изъ пространныхъ. Тралл. 4. Св. Іоан. Дамаск. парал. изд. Лекьена стр. 522.

Источникъ: Посланія святаго Игнатія Богоносца. Краткія свѣдѣнія о Святомъ Игнатіи Богоносцѣ и его посланіяхъ. // Журналъ «Православный собесѣдникъ», издаваемый при Казанской Духовной Академіи. — Казань: Въ типографіи Губернскаго правленія. — 1855 г. — Книжка I. — С. 3-34. [ос. паг.]

Къ оглавленію раздѣла


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0