Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 января 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ И СТАТЬИ ПО ПАТРОЛОГІИ И ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРІИ

Проф. Н. И. Сагарда († ок. 1943 г.)
Св. Григорія Чудотворца, епископа Неокесарійскаго, «Къ Филагрію о единосущіи».

Въ Британскомъ Музеѣ сохранилась сирійская рукопись, точно датированная 569 годомъ: Cod. Nr. DCCXXX = add. 14597. 4. a. и b.; въ ней помѣщенъ переводъ двухъ произведеній, надписанныхъ именемъ св. Григорія Чудотворца: 1) ἡ ϰατὰ μέρος πίστις и 2) «Еще слово того же святаго Григорія Чудотворца къ Филагрію о единосущіи» [1]. P. de Lagarde въ 1858 г. опубликовалъ сирійскій текстъ обоихъ произведеній въ Analecta Syriaca, a V. Ryssel въ своемъ трудѣ о Григоріи Чудотворцѣ [2] далъ переводъ на нѣмецкій языкъ второго изъ нихъ, какъ совершенно еще неизвѣстнаго произведенія, снабдивъ изслѣдованіемъ объ его подлинности и характерѣ языка сирійскаго перевода. Риссель доказываетъ (S. 100-118), что трактатъ къ Филагрію о единосущіи а) не заключаетъ въ себѣ характерныхъ признаковъ позднѣйшаго времени, такъ какъ терминъ «единосущіе» встрѣчается только въ надаисаніи, которое, можетъ быть, позднѣйшаго происхожденія; б) по своему содержанію онъ отвѣчаетъ типу догматическаго ученія III вѣка: въ самой постановкѣ вопроса нѣтъ ничего такого, что не позволяло бы относить его къ III вѣку, и точка зрѣнія рѣшительно древняя, такъ какъ въ немъ ученіе о Святой Троицѣ ставится въ связь съ понятіемъ о домостроительствѣ; в) раскрытыя въ немъ тринитарныя воззрѣнія въ существенномъ гармонируетъ съ тринитарнымъ ученіемъ Оригена и, такимъ образомъ, оправдываютъ надписаніе трактата, усвояющее его одушевленному ученику Оригена — св. Григорію, епископу Неокесарійскому; г) содержаніе трактата соотвѣтствуетъ тринитарнымъ воззрѣніямъ и способу выраженія самого св. Григорія Чудотворца. Что касается адресата произведенія, то Риссель, опираясь на свидѣтельство одного позднѣйшаго сирскаго писателя Аѳанасія Баладскаго († 587 г.), что Григорій Чудотворецъ писалъ противъ Порфирія, предложилъ читать вмѣсто «Къ Филагрію» — «Къ Порфирію».

Цѣлый рядъ ученыхъ, писавшихъ критическія замѣтки объ изслѣдованіи В. Рисселя, призналъ основательность его сужденій и выводовъ относительно подлинности трактата: находили, что строй мыслей трактата дѣйствительно соотвѣтствуетъ третьему вѣку, и что ничто въ немъ не указываетъ на эпоху аріанскихъ или христологическихъ споровъ и, слѣдовательно, ничто не говоритъ противъ принадлежности его Григорію Неокесарійскому; что подлинность доказана блистательно, и что послѣ опубликованія изданныхъ Рисселемъ сочиненій (разумѣется еще «Къ Ѳеопомпу о томъ, подлежитъ ли Богъ страданію или не подлежитъ») Григорій становится осязательной величиной въ исторіи догматовъ [3].

Между тѣмъ обнаружилось нѣчто совершенно неожиданное: J. Dräseke въ слѣдующемъ (1881) году опубликовалъ свое открытіе, что трактатъ о единосущіи, который В. Риссель считалъ доселѣ совершенно неизвѣстнымъ, въ дѣйствительности давно печатается въ подлинномъ греческомъ текстѣ то какъ «Слово XLV», то какъ 243 письмо св. Григорія Богослова Πρὸς Εὐάγριον μοναχὸν περὶ ϑεότητος [4]. Β. Риссель въ отвѣтной статьѣ призналъ въ послѣднемъ оригиналъ сирійскаго переводнаго трактата, но рѣшительно отказался согласиться съ выводами J. Dräseke, что авторомъ трактата былъ св. Григорій Богословъ, и, въ согласіи съ сирійскимъ рукописнымъ преданіемъ, продолжалъ настаивать на принадлежности его св. Григорію Неокесарійскому, указывая, съ одной стороны, на то, что и греческія рукописи обнаруживаютъ колебаніе относительно автора трактата и усваиваютъ его также Василію Великому и Григорію Нисскому, а съ другой стороны, на внутреннія основанія — разность стиля по сравненію съ подлинными твореніями Григорія Богослова и неопредѣленность догматическихъ выраженій, въ виду которыхъ принадлежность его Григорію Богослову оспаривалась и раньше (Petavius, Cotellerius, Tillemont etc.) [5].

J. Dräseke возразилъ обширнымъ изслѣдованіемъ: «Объ авторѣ произведѳнія Πρὸς Εὐάγριον μοναχὸν περὶ ϑεότητος [6], въ которомъ доказывалъ, что внѣшнія свидѣтельства не даютъ принудительныхъ основаній къ тому, чтобы отрицать принадлежность его св. Григорію Богослову, а разсмотрѣніе внутреннихъ основаній убѣждаетъ, что авторомъ трактата былъ именно Григорій Богословъ. Dräseke настойчиво старается показать, что сравненія, употребленныя въ трактатѣ для нагляднаго представленія ученія о Святой Троицѣ, повторяются и въ другихъ произведеніяхъ Григорія Богослова, а ходъ мыслей въ немъ совершенно тожественъ съ расположеніемъ ихъ въ стихотвореніи Григорія Богослова «О Святомъ Духѣ»; кромѣ того, изложенное въ трактатѣ ученіе о Святомъ Духѣ, согласно съ исторіей послѣдовательнаго раскрытія его, указываетъ на предшествовавшую ему работу по этому вопросу каппадокійскихъ отцовъ. Съ другой стороны, J. Dräseke старается установить совершенное отсутствіе какого бы то ни было соприкосновенія между подлинными произведеніями Григорія Чудотворца и спорнымъ трактатомъ. Послѣдній, по мнѣнію Dräseke, написанъ св. Григоріемъ Богословомъ въ аріанзскомъ уединеніи послѣ 383 года; адресатомъ былъ другъ его — Евагрій Понтикъ, бывшій въ то время въ Египтѣ и, по свидѣтельству Сократа (Церк. Ист. III, 7), интересовавшійся вопросомъ о «простотѣ» Божественнаго существа.

В. Риссель больше не возражалъ; но и рѣшительное убѣжденіе J. Dräseke въ принадлежностп трактата св. Григорію Богослову не произвело желательнаго ему впечатлѣнія. Въ 1889 г. онъ издалъ свои «Gesammelten patristischen Untersuchungen», гдѣ на стр. 103-168 напечатано въ «улучшенномъ» видѣ его прежнее изслѣдованіе о разсматриваемомъ трактатѣ, подъ заглавіемъ: «Gregorios von Nazianz». «Совершенно иначе, чѣмъ восемь лѣтъ назадъ, звучалъ теперь приговоръ извѣстныхъ богослововъ, какъ Zöckler’а, V. Scbultze, G. Krüger’а и Bonwetsch’а, и, что для меня, было особенно цѣнно, также выдающихся филологовъ, какъ Н. Geltzer’а и A. Engelbrecht’а; всѣ они согласились съ моимъ доказательствомъ и разсматривали подлинность произведенія Πρὸς Εὐάγριον μοναχὸν περὶ ϑεότητος, т. е. составленіе его Григоріемъ Назіанзиномъ, какъ убѣдительно доказанную», — такъ J. Dräseke съ удовлетвореніемъ констатировалъ фактъ своей побѣды [7]. Смутило его только одно обстоятельство, именно, что O. Zöckler, согласившійся раньше съ доказательствами J. Dräseke о принадлежности трактата св. Григорію Богослову, въ своемъ изслѣдованіи «Evagrius Pontikus. Seine Stellung in der allchristlichen Litteratur und Dogmenzeschichte» (München 1893) снова поставилъ подъ вопросъ научный результатъ столь продолжительныхъ и усиленныхъ изысканій Дрезоке (S. 8). Эта неувѣренность O. Zöckler’а оказалась симптоматическою: выводы Дрезеке не нашли общаго пріема, и многіе изслѣдователи продолжаютъ или высказываться неопредѣленно, или же явно склоняются къ признанію авторства св. Григорія Чудотворца. N. Bonwetsch [8] опредѣленно заявляетъ, что онъ не убѣжденъ доводами Дрезеке и полагаетъ, что трактатъ болѣе подходитъ ко времени Григорія Чудотворца. Loofs [9] не находитъ возможнымъ приписать трактатъ Григорію Богослову, хотя не рѣшается выступить и въ пользу авторства Григорія Чудотворца. O. Bardenhewer [10] утверждаетъ, что разсматриваемое произведеніе возникло не раньше второй половины IV в. и не можетъ быть приписано Григорію Чудотворцу, но въ то же время высказываетъ колебаніе относительно того, принадлежитъ ли оно Назіанзину, или Нисскому, или даже другому автору. Ad. Harnack въ Gesch. d. altchr. Lit. (II, 2, S. 101) признаетъ его подлиннымъ, находящимся въ тѣсномъ родствѣ съ трактатомъ «Къ Ѳеопомпу» и ни въ чемъ не обнаруживающимъ, что ему предшествовала аріанская борьба, — напротивъ, въ немъ Ad. Harnack видитъ философскія особенности Григорія Чудотворца; а въ послѣднемъ (четвертомъ) изданіи Dogmengeschichte (Bd. I, Tübingen 1909, S. 781) онъ говоритъ: «правда, подлинность приписываемаго ему (Григорію Чудотворцу) произведенія о единосущіи еще не рѣшена, однако перевѣсъ на сторонѣ вѣроятности (überwiegend wahrscheinlich)». Такимъ образомъ, вопросъ объ авторѣ трактата о единосущіи до настоящаго времени остается по крайней мѣрѣ открытымъ, а это даетъ намъ основаніе называть его среди твореній св. Григорія Чудотворца съ не меньшимъ правомъ, чѣмъ и между твореніями св. Григорія Богослова, пока новое детальное изслѣдованіе его не приведетъ къ опредѣленнымъ результатамъ.

Помѣщаемый переводъ сдѣланъ по греческому тексту трактата, напечатанному у Миня, въ XLVI томѣ, col. 1108-1110 (между твореніями Григорія Нисскаго); при этомъ приняты во вниманіе переводы съ сирійскаго — нѣмецкій у В. Рисселя (S. 65-70) и латинскій у Питры (Analecta Sacra, t. IV, p. 360-363). Русскій переводъ напечатанъ въ изданіи твореній св. Григорія Богослова, сдѣланномъ при Московской Духовной Академіи (т. 4-й, стр. 185-190).

Заглавіе трактата оставлено то, какое ему дано въ рукописи сирійскаго перевода, гдѣ онъ усвоевъ св. Григорію Чудотворцу, чѣмъ, однако, не предрѣшается вопросъ о первоначальности этого надписанія.

Св. Григорія Чудотворца, епископа Неокесарійскаго, «Къ Филагрію о единосущіи».

Примѣчанія:
[1] W. Wright, Catalogue of the Syriac Manuscripts in the Britisch Museum, p. 650, col. 1.
[2] Gregorius Thaumaturgus. Sein Leben und seine Schriften. Nebst Uebersetzung zweier bisher unbekannter Sehriften Gregors aus dem Syrischen. Leipzig 1880.
[3] Lechler Η. V. въ Litterarisches Centralblatt, 1880, Nr. 20, Sp. 641-643; H. Holtzmann въ Deutsche Litteraturzeitung, 1880, Nr. 11, Sp. 361. См. y проф. Β. Β. Болотова въ библіографической замѣткѣ въ «Христ. Чт.», 1882, № 11-12; ср. J. Dräseke въ Jahrb. f. prot. Theol. 1881, S. 384 и въ «Der Brief an Diognetos, nebst Beiträgen zur Geschichte des Lebens und der Seriften des Gregorios von Neocaesarea». Leipzig 1881, S. 206.
[4] Въ Jahrb. f. protest. Theol. 1881, S. 379-384. Der Brief an Diognetos, S. 200-287.
[5] Jahrb. f. protest. Theol. 1881, S. 565-573.
[6] Jahrb. f. protest. Theol. 1882, S. 343-384. 553-568.
[7] Zeitschrift für wissenschaftliche Theologie, 1894, S. 128-129.
[8] Въ Realencyklopädie v. Hauck 3, Bd. VII, S. 158.
[9] Тамъ же, S. 144.
[10] Geschichte der altkirchlichen Litteratur, Bd. II. Freiburg in Br. 1903, S. 286.

Источникъ: Святаго Григорія Чудотворца, епископа Неокесарійскаго: а) «Къ Филагрію о единосущіи». б) «Къ Татіану краткое слово о душѣ». Профессора Н. И. Сагарда. // «Христіанское чтеніе». Ежемѣсячный журналъ, издаваемый при Императорской С.-Петербургской Духовной Академiи. — СПб.: Типографiя М. Меркушева, 1913. — Томъ CCXL. — Часть II. — Декабрь. — С. 1491-1495.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0