Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 24 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ И СТАТЬИ ПО ПАТРОЛОГІИ И ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРІИ

Проф. А. И. Сагарда († 1950 г.)
Святый Поликарпъ Смирнскій.

Святый Тайновидецъ слышалъ голосъ «Перваго и Послѣдняго, Который былъ мертвъ и, се, живъ», говорящій — «И Ангелу Смирнской церкви напиши: знаю твои дѣла, и скорбь, и нищету (впрочемъ ты богатъ), и злословіе отъ тѣхъ, которые говорятъ о себѣ, что они іудеи, а они не таковы, но — сборище сатанинское. Не бойся ничего, чтó тебѣ надобно будетъ претерпѣть. Вотъ діаволъ будетъ ввергать изъ среды васъ въ темницу, чтобы искусить васъ, и будете имѣть скорбь дней десять. Будь вѣренъ до смерти, и дамъ тебѣ вѣнецъ жизни» (Апок. 2, 8-10). Эти слова какъ бы прямо сказаны относительно св. Поликарпа, ангела Смирнской церкви, «отца христіанъ», «учителя, идущаго отъ апостоловъ», пастыря, пребывшаго вѣрнымъ Господу до конца и мученическимъ подвигомъ увѣнчавшаго свое служеніе Ему и вѣрнымъ.

1. Жизнь и пастырская дѣятельность св. Поликарпа.

О жизни и дѣятельности св. Поликарпа до нашего времени сохранилось немного историческихъ свидѣтельствъ. Наиболѣе цѣннымъ въ данномъ случаѣ могло бы быть свидѣтельство Иринея, епископа Ліонскаго, непосредственнаго ученика св. Поликарпа, но, къ сожалѣнію, отъ соотвѣтствующихъ его твореній до насъ дошли только сравнительно небольшіе отрывки, сохраненные любовной рукой перваго историка церкви, Евсевія Кесарійскаго. Что же касается «Житія Поликарпа» (Vita Policarpi), составленіе котораго ранѣе усвояли Піонію, пострадавшему въ Смирнѣ при императорѣ Декіи (249-251 г.), то оно, какъ утверждаютъ новѣйшіе изслѣдователи, написано только въ IV вѣкѣ и по своему характеру таково, что не можетъ быть признано вполнѣ достовѣрнымъ памятникомъ [1].

Родился св. Поликарпъ, полагаютъ, въ 69 или 70 году по Р. X. О раннѣйшихъ годахъ его жизни «житіе Поликарпа» повѣствуетъ такъ [2].

Въ то время, какъ въ Смирнѣ епископомъ былъ св. Вуколъ, тамъ жила благочестивая и богатая вдова, по имени Каллиста. Ангелъ Господень, явившись ей во снѣ, повелѣлъ ей взять къ себѣ на воспитаніе сироту-отрока Поликарпа. Такъ какъ у Каллисты не было дѣтей, то она съ готовностью взяла отрока и воспитывала его въ благочестіи, какъ своего родного сына. Когда же онъ выросъ, вдова передала ему ключи отъ всѣхъ своихъ хранилищъ и поручила ему завѣдываніе всѣмъ, что было у нея въ домѣ. Каллистѣ необходимо было отлучиться на нѣкоторое время изъ дома. Въ ея отсутствіе къ св. Поликарпу въ массѣ стали стекаться вдовы, сироты и вообще убогіе, и всѣ получали: кто — хлѣбъ, кто — вино, иные — елей и т. д., такъ что всѣ хранилища пріемной матери оскудѣли. Когда же Каллиста чрезъ нѣкоторое время возвращалась домой, одинъ изъ слугъ поспѣшилъ ей навстрѣчу и сталъ жаловаться, что отрокъ ея все расточилъ. Сильно опечаленная этой вѣстью, особенно же огорченная тѣмъ, что такъ безразсудно поступилъ отъ Бога дарованный ей отрокъ, вдова, возвратясь домой, тотчасъ же отправилась въ хранилища и нашла тамъ множество сокровищъ. Св. Поликарпъ молилъ Господа: «Господи Боже, Ты, Отецъ возлюбленнаго Сына Твоего, наполнившій при пророкѣ Твоемъ Иліи сосуды вдовы Сарептской, услышь меня, чтобы во имя Христово здѣсь все оказалось наполненнымъ», и Господь услышалъ молитву его. Вдова готова была наказать слугу за клевету, но св. Поликарпъ защитилъ его. Онъ сказалъ Каллистѣ: «Молю, не наказывай за меня другого, но лучше меня подвергни его наказанію, ибо онъ не солгалъ, но достоинъ похвалы за вѣрность госпожѣ; я же не зло расточилъ имѣніе, но на бѣдныхъ, и Богъ, Отецъ возлюбленнаго Іисуса Христа, и бѣдныхъ, напиталъ и ангела своего послалъ восполнить все твое имущество, чтобы и ты, по своему обычаю, имѣла, что дать убогимъ». Услышавъ и увидѣвъ все это, Каллиста была крайне изумлена и съ того времени еще болѣе прилежала вѣрѣ и добрымъ дѣламъ; святого же Поликарпа она любила какъ сына, удивляясь его добродѣтели. Послѣ смерти вдовы Поликарпъ остался наслѣдникомъ всѣхъ ея имѣній, и еще болѣе преуспѣвалъ въ вѣрѣ во Христа и добромъ жительствѣ. Онъ роздалъ все нуждающимся, самого же себя день и ночь приносилъ Богу, какъ священную жертву всесожженія, упражняясь въ чтеніи Божествевныхъ писаній, живя въ великомъ воздержаніи и непорочномъ дѣвствѣ, служа нуждающимся. Епископъ Вуколъ полюбилъ св. Поликарпа и рукоположилъ его сначала въ санъ діакона, а затѣмъ и пресвитера, при общемъ сочувствіи всей Смирнской церкви. «Блаженъ и онъ, поистинѣ удостоенный осѣнить своею рукою такую главу и благословить своимъ голосомъ такую душу».

Когда св. Поликарпъ вступилъ въ клиръ Смирнской церкви — неизвѣстно. Какъ онъ проходилъ тамъ служеніе въ санѣ діакона и пресвитера, объ этомъ въ его житіи говорится крайне общо. Въ санѣ діакона св. Поликарпъ такъ же выдѣлялся среди своихъ современниковъ и сослужителей, какъ Стефанъ во времена апостоловъ. Отличавшійся краснорѣчіемъ и украшенный добрыми дѣлами, онъ мужественно изобличалъ еллиновъ, іудеевъ и еретиковъ. Часто увѣщевая и убѣждая св. Поликарпа, Вуколъ съ трудомъ могъ склонить его къ тому, чтобы онъ, будучи еще въ санѣ діакона, въ церкви поучалъ народъ, истолковывая и изъясняя тайны (μυστήρια), которыя отъ многихъ были сокрыты (ἁ τοῖς πολλοῖς ἦν ἀπόκρυφα) [3].

Отрывокъ изъ посланія Иринея Ліонскаго къ Флорину, сохраненный Евсевіемъ Кесарійскимъ въ его «Церковной Исторіи» [4], дополняетъ данныя житія Поликарпа однимъ чрезычайно цѣннымъ и важнымъ сообщеніемъ.

Отрокомъ св. Ириней, вмѣстѣ съ Флориномъ, впослѣдствіи впавшимъ въ ученіе, «котораго не предавали бывшіе до насъ пресвитеры, которые обращались съ самими апостолами», слушалъ бесѣды и наставленія св. Поликарпа. «Тогдашнее я помню тверже, чѣмъ недавнее, — пишетъ св. Ириней, — (ибо, что мы узнали въ дѣтствѣ, то укрѣпляется вмѣстѣ съ душою и укореняется въ ней), такъ что я могъ бы описать даже мѣсто, гдѣ сидѣлъ и разговаривалъ блаженнай Поликарпъ; могу указать всѣ входы и исходы его, начертать образъ его жизни и внѣшній видъ, изложить его бесѣды къ народу, какъ онъ разсказывалъ о своемъ обращеніи съ Іоанномъ и прочими самовидцами Господа, какъ онъ припоминалъ ихъ слова и пересказывалъ, что слышалъ отъ нихъ о Господѣ, Его чудесахъ и ученіи. Такъ какъ онъ слышалъ все отъ самовидцевъ жизни Слова, то и разсказывалъ все согласно съ Писаніемъ. По Божіей милости ко мнѣ, я тогда еще внимательно слушалъ Поликарпа и записывалъ слова его не на бумагѣ, но въ моемъ сердцѣ, — и по милости Божіей всегда сохраняю ихъ въ свѣжей памяти. Могу засвидѣтельствовать предъ Богомъ, что если бы этотъ блаженный и апостольскій старецъ (πρεσβύτερος) услышалъ что-нибудь подобное (заблужденію Флорина), то воскликнулъ бы и заградивъ свой слухъ, по привычкѣ своей сказалъ бы: «Благій Боже, до какого времени Ты сохранилъ меня, что я долженъ перенести это»; Потомъ ушелъ бы изъ того мѣста, гдѣ, сидя или стоя, слышалъ такія рѣчи».

Итакъ, св. Поликарпъ въ дни юности своей слушалъ Іоанна, несомнѣнно, апостола Іоанна, и другихъ самовидцевъ Господа и, слѣдовательно, свои наставленія, свои истолкованія тайнъ Божественныхъ, которыя впослѣдствіи преподавалъ вѣрующимъ, онъ почерпнулъ изъ чистѣйшаго источника — проповѣди непосредственныхъ и ближайшихъ учениковъ Господа. Окруженный народомъ, бесѣдуя съ нимъ, св. Поликарпъ «всегда училъ только тому, что узналъ отъ апостоловъ, что передаетъ церковь и что одно только истинно». Объ этомъ, — пишетъ Ириней Ліонскій, — свидѣтельствуютъ всѣ церкви асійскія, равно какъ и тѣ, которые были преемниками Поликарпу до настоящаго времени [5].

Далѣе житіе св. Поликарпа повѣствуетъ, что епископу Вуколу было предвозвѣщено Господомъ, что послѣ его смерти епископскій престолъ въ Смирнской церкви долженъ занять пресвитеръ Поликарпъ, а не кто-либо другой. Чувствуя приближеніе смерти, Вуколъ, взявъ руку Поликарпа и положивъ ее къ себѣ на грудь, заповѣдалъ ему пасти словесное стадо и со словами: «Слава Тебѣ, Господи», скончался [6].

Наставленный апостолами въ вѣрѣ Христовой, возвѣщавшій паствѣ ученіе Господа, слышанное имъ отъ апостоловъ, св. Поликарпъ апостолами же, какъ свидѣтельствуетъ Ириней Ліонскій [7] и Евсевій Кесарійскій [8], былъ поставленъ въ епископа Смирнской церкви. По сообщенію же Тертулліана [9] и блаженнаго Іеронима [10], въ санъ епискона св. Поликарпа возвелъ апостолъ Іоаннъ.

Для характеристики дѣятельности св. Поликарпа, въ качествѣ предстоятеля Смирнской церкви, мы располагаемъ немногими данными. Выразительный образъ Поликарпа-епископа даетъ св. Игнатій Богоносецъ, которому Поликарпъ сталъ лично извѣстенъ только со времени путешествія Игнатія на мученичество въ Римъ. Въ своемъ посланіи къ Полакарпу св. Игнатій пишетъ: «Уважая твое благочестивое расположеніе, утвержденное какъ бы на камнѣ, я преисполненъ благодарности къ Богу, что удостоился видѣть непорочное лицо твое, которымъ бы всегда желалъ наслаждаться о Богѣ». Далѣе священномученикъ Игнатій такъ характеризуетъ Поликарпа: св. Поликарпъ «знаетъ волю Божію», «ничего не дѣлаетъ безъ нея», «готовъ на всякое доброе дѣло Божіе», «ко всѣмъ имѣетъ терпѣніе въ любви», «проявляетъ большое усердіе къ своей дѣятельности», — вообще является «богодостойнымъ епископомъ». «Какъ кормчимъ нужны вѣтры, или обуреваемому — пристань, такъ настоящему времени, — писалъ Игнатій Богоносецъ св. Поликарпу, — нуженъ ты для того, чтобы достигнуть Бога». «Стой твердо какъ наковальня, по которой бьютъ. Великому борцу свойственно принимать удары и побѣждать». Св. Поликарпъ принималъ удары и побѣждалъ, не ограничивая кругъ своей дѣятельности предѣлами только Смирнской церкви, но являясь, по выраженію блаженнаго Іеронима; «вождемъ всей Асіи». Св. Ириней свидѣтельствуетъ, что св. Поликарпъ почти постоянно «писалъ посланія то къ цѣлымъ церквамъ для ихъ укрѣпленія, то къ нѣкоторымъ братіямъ для ихъ наставленія и увѣщанія» [11]. Максимъ Исповѣдникъ упоминаетъ о посланіи Поликарпа къ Аѳинской церкви [12].

Къ сожалѣнію, изъ всего написаннаго св. Поликарпомъ до нашего времени сохранилось только одно его посланіе къ Филиппійцамъ.

Свою пастырско-учительную дѣятельность св. Поликарпъ не ограничивалъ предѣлами однѣхъ только асійскихъ церквей, но простиралъ ее и до Рима. Извѣстно, что при папѣ Аникитѣ св. Поликарпъ путешествовалъ въ Римъ. Поводомъ къ этому путешествію послужили, полагаютъ, во-первыхъ, сильное распространеніе лжеученій среди римскихъ христіанъ, во-вторыхъ, разногласія между малоазійскими, съ одной стороны, и всѣми церквами, съ другой, по вопросу о времени празднованія Пасхи.

«Онъ прибылъ въ Римъ, — говоритъ св. Ириней, — при Аникитѣ, многихъ обратилъ отъ еретиковъ къ церкви Божіей, возвѣщая, что онъ принялъ отъ апостоловъ одну только истину, которая предана церковью. И есть слышавшіе отъ него, что Іоаннъ, ученикъ Господа, въ Ефесѣ пришелъ въ баню и, увидѣвъ въ ней Керинѳа, выбѣжалъ изъ бани не мывшись и сказалъ: «убѣжимъ, чтобы не упала баня, потому что въ ней врагъ истины — Керинѳъ». И самъ Поликарпъ, при встрѣчѣ съ Маркіономъ, сказавшимъ ему: «знаешь ли меня», отвѣчалъ: «знаю первенца сатаны». Такую осторожность имѣли апостолы и ихъ ученики, что даже въ словѣ не имѣли общенія съ кѣмъ-либо изъ тѣхъ, которые искажали истину» [13].

Сущность разногласій между малоазійскими, съ одной стороны, и всѣми остальными церквами, съ другой, тѣхъ разногласій, изъ-за которыхъ, между прочимъ, престарѣлый Поликарпъ, какъ полагаютъ, предпринялъ путешествіе въ Римъ, по мнѣнію покойнаго профессора В. В. Болотова [14], заключалась въ слѣдующемъ. «Разность касалась собственно аа) дня празднованія пасхи. Малоазійскіе христіане разрѣшали постъ и совершали пасху въ 14 день перваго весенняго луннаго мѣсяца (нисана, въ день законный ветхозавѣтной пасхи), въ какой бы день недѣли это 14-е число ни случилось. Всѣ прочія церкви «по апостольскому преданію» разрѣшали постъ и «совершали таинство воскресенія Господня» исключительно въ воскресный день. Но разность въ обрядѣ этимъ несомнѣнно не исчерпывалась. бб) Предпасхальный постъ въ разныхъ церквахъ имѣлъ различную продолжительность (42 часа, одинъ день, два и болѣе). вв) Можно предполагать различіе и въ самомъ тонѣ празднованія. Христіане западные (равно какъ и другіе не малоазійскіе) держали передъ пасхою строгій постъ (въ пятницу и субботу), затѣмъ бдѣніе (съ субботы на воскресенье, vigiliae), съ которымъ соединено было ожиданіе второго пришествія Христова, наконецъ (послѣ полуночи) совершали праздникъ Воскресенія Христова: торжество открывалось евхаристіею (даже и въ позднѣйшіе вѣка въ этотъ день пріобщались всѣ, имѣвшіе «миръ» съ церковью, т. е. неотлученные). По извѣстіямъ о «четыренадесятникахъ» (т. е. позднѣйшихъ, но упорно консервативныхъ представителяхъ малоазійскаго обряда), малоазійскіе христіане 14 нисана держали строгій постъ, а вечеромъ того же дня совершали праздникъ пасхи и евхаристію. Этимъ однимъ днемъ ихъ пасха и ограничивалась. Воспоминаніе страданій Христовыхъ было преобладающимъ моментомъ въ малоазійскомъ праздникѣ: πανηγυρίξουσι τοῦ πάθους τὴν μνήμην. Такимъ образомъ разность въ тонѣ празднованія опредѣляется тѣмъ, что малоазійскіе христіане совершали въ пасху «таинство страданія», τὴν τοῦ πάθους ἀνάμνησιν, христіане всѣхъ другихъ церквей — «таинство воскресенія Господня», τὸ τῆς ἀναστάσεως μυστήριον. Празднованіе всѣхъ церквей, кромѣ малоазійскихъ, выдвигало историческій моментъ: ежегодно христіане повторяли въ своемъ воспоминаніи въ раздѣльности послѣдніе дни земной жизни Христа, переживали ихъ съ тѣми религіозными чувствованіями (скорби и радости), которыя естественно вызываетъ Евангельская исторія послѣдней вечери, страданій, смерти и воскресенія Господа. Высочайшій пунктъ пасхи здѣсь былъ воскресеніе Христа, свѣтлая радость христіанина. — Евсевій (V, 23) характеристично называетъ малоазійскую пасху, τὴν τοῦ πάσχα σωτηρίου ἑορτήν, — спасительнымъ праздникомъ пасхи. Празднованіе тамъ стояло на почвѣ догматической. Это не было празднованіе одного момента евангельской исторіи; ветхозавѣтная пасха претворилась лишь въ новозавѣтный праздникъ спасенія, какъ цѣльнаго факта въ совокупности моментовъ, его составляющихъ. Не установленіе евхаристіи, не страданія и смерть, и не воскресеніе Христа въ отдѣльности (послѣднее было никакъ не 14 нисана), а всѣ эти событія въ синтезѣ, какъ единый догматически понимаемый фактъ искупленія чрезъ страданія, составляли предметъ празднованія. Это былъ праздникъ, слѣдовательно радость спасенія, но тонъ этой радости получался серьезно-торжественный».

Несмотря на такое разногласіе церкви малоазійскія и западная при Поликарпѣ сохраняли между собой миръ. «Когда блаженный Поликарпъ при Аникитѣ приходилъ въ Римъ, — разсказываетъ св. Ириней [15], — то оба они и касательно другихъ предметовъ немного спорили между собой, но тотчасъ согласились, а объ этомъ вопросѣ и спорить не хотѣли, потому что Аникита не могъ убѣдить Поликарпа не собюдать того, что онъ всегда соблюдалъ, живя съ Іоанномъ, ученикомъ Господа нашего, и обращаясь съ другими апостолами; ибо Аникита говорилъ, что онъ обязанъ соблюдать обычаи предшествовавшихъ ему пресвитеровъ (τῶν πρὸ αὐτοῦ πρεσβυτέρων), при всемъ томъ, они однакожъ находились во взаимномъ общеніи, такъ что Аникита, по уваженію къ Поликарпу, позволилъ ему совершать (въ своей церкви) евхаристію; и оба они разстались въ мирѣ, равно какъ въ мирѣ со всею церковью находились и соблюдавшіе тотъ обычай и не соблюдавшіе».

2. Мученичество св. Поликарпа.

Папа Аникита епископскій престолъ въ Римѣ занималъ съ 154-155 года по 166-167 [16]. Такимъ образомъ путешествіе св. Поликарпа могло имѣть мѣсто не ранѣе конца 154 или начала 155 года. Вскорѣ, по возвращеніи изъ Рима, св. Поликарпъ, въ то время 86-лѣтній старецъ, закончилъ свою многотрудную земную жизнь мученическою смертью. Время его мученической кончины ранѣе обычно относили къ царствованію императора Марка Аврелія, именно къ 166 году. Но въ 1867 году вышло сочиненіе французскаго ученаго Ваддингтона [17], которое произвело переворотъ въ рѣшеніи этого вопроса: кончину св. Поликарпа стали относить къ 155-156 году [18]. Если въ 155-156 году, то, слѣдовательно, при императорѣ Антонинѣ Піи (10 іюля 138 — 7 марта 161 г.). Самъ Антонинъ Пій, благородный и просвѣщенный государь, отличавшійся кротостью и добротой, не издавалъ эдиктовъ, направленныхъ противъ христіанъ, но при немъ продолжалъ дѣйствовать рескриптъ Траяна на имя Плинія, въ которомъ императоръ писалъ своему намѣстнику въ Виѳиніи: «Разыскивать христіанъ не слѣдуетъ, но если ихъ обвинятъ и уличатъ, то ихъ должно казнить. Однако, тотъ, кто не признаетъ себя христіаниномъ и докажетъ это самымъ дѣломъ, т. е. поклонившись нашимъ богамъ, тотъ получитъ прощеніе за раскаяніе, хотя бы прошедшее его было подозрительно». По этому рескрипту христіане подлежали преслѣдованію уже за «самое имя», nomen ipsum, т. е. за одну принадлежность къ христіанскому обществу. Требовался только обвинитель. Сами же представители государственной власти въ силу указа Траяна не должны были обращать вниманія на вопли черни, чтобы противъ христіанъ принимались мѣры строгости. Но иногда власть подъ вліяніемъ криковъ толпы, не имѣя на-лицо обвинителей, сама принимала на себя иниціативу преслѣдованія противъ того или иного христіанина. Это было незаконно съ точки зрѣнія основоположеній римскаго права, однако нерѣдко имѣло мѣсто. Обвинительный процессъ противъ св. Поликарпа и является живымъ примѣромъ именно такого незакономѣрнаго процесса. Въ Смирнѣ были отданы звѣрямъ 12 христіанъ изъ Филадельфіи. Одинъ изъ нихъ, Квинтъ, самъ явившійся предъ трибуналомъ, увидя звѣрей, испугался и отрекся отъ Христа. Но другой, Германикъ, мужествомъ своимъ поразилъ всѣхъ, но его геройская смерть только возбудила ярость толпы. Послышались крики: «Смерть безбожнымъ! Найти Поликарпа!» И Поликарпа нашли. Это было въ великую пятницу, а на другой день, въ великую субботу, онъ мученически скончался.

О мученичествѣ св. Поликарпа и его праведной кончинѣ у насъ есть драгоцѣннѣйшее свидѣтельство — посланіе Смирнской церкви къ церкви Филомилійской во Фригіи. Въ немъ паства, св. Поликарпа съ трогательной простотой, подробно и проникновенно повѣствуетъ «всѣмъ святымъ каѳолическимъ церквамъ, сущимъ во всякомъ мѣстѣ», о послѣднихъ дняхъ своего маститаго духовнаго вождя и о его мученической кончинѣ.

Посланіе много разъ издавалось. Ниже мы даемъ его переводъ по изданію O. Gebhardt’а [19].

Церковь Божія въ Смирнѣ — церкви Божіей въ Филомиліи и всѣмъ святымъ каѳолическимъ церквамъ, сущимъ во всякомъ мѣстѣ: милость, миръ и любовь Бога Отца и Господа нашего Іисуса Христа да умножится…

3. Посланіе св. Поликарпа къ Филиппійцамъ.

О принадлежности этого памятника древне-христіанской литературы Поликарпу свидѣтельствуетъ Ириней Ліонскій, говоря, что изъ этого посланія «желающіе и пекущіеся о своемъ спасеніи могутъ узнать характеръ вѣры Поликарпа и его проповѣдь истины» [20]. Евсевій Кесарійскій [21] въ своей «Церковной Исторіи» приводитъ нѣсколько мѣстъ изъ посланія Поликарпа къ Филиппійамъ. По словамъ блаженнаго Іеронима, оно еще въ его время читалось въ малоазійскихъ церквахъ при богослуженіи [22]. Посланіе къ Филиппійцамъ написано вскорѣ послѣ смерти св. Игнатія и вызвано просьбою христіанъ города Филиппъ, чтобы имъ было доставлено посланіе Игнатія къ Поликарпу, а также и другія его посланія, какія были у Поликарпа. «Написали мнѣ вы и Игнатій, замѣчаетъ въ заключеніи своего посланія Поликарпъ: что, если кто отъ насъ отправится въ Сирію, доставилъ бы онъ туда и письма отъ васъ... Посланія Игнатія, присланныя имъ къ намъ, и другія, сколько ихъ есть у насъ, мы отправили къ вамъ, согласно вашему требованію: они приложены при этомъ самомъ посланіи нашемъ» (гл. 13-я).

Посланіе къ Филиппійцамъ [23] состоитъ изъ 14 небольшихъ главъ. Все оно написано необычайно простымъ, евангельскимъ языкомъ, согрѣто теплотой искренней любви къ вѣрующимъ и проникнуто глубокимъ сочувствіемъ къ людямъ, особенно къ бѣднымъ и несчастнымъ. Послѣ обычнаго привѣтствія: «Поликарпъ и съ нимъ пресвитеры Церкви Божіей въ Филиппахъ: милость и миръ отъ Бога Вседержителя и Господа Іисуса Христа, Спасителя нашего, да умножатся», св. Поликарпъ продолжаетъ: «Я весьма сорадовался вамъ въ Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ о томъ, что приняли у себя образцы истинной любви и, какъ прилично было вамъ, проводили связанныхъ узами, которыя суть царское украшеніе для истинныхъ избранниковъ Бога и Господа нашего. Радуюсь также и тому, что твердый корень вашей вѣры, извѣстный съ первыхъ временъ, пребываетъ и до-нынѣ и приноситъ плоды, достойные Господа нашего Іисуса Христа, Который претерпѣлъ за грѣхи наши самую смерть, но Котораго воскресилъ Богъ, расторгнувъ узы ада. Вы, не видѣвъ Его, вѣруете, и, вѣруя, радуетесь радостью неизреченною и преславною, каковой многіе желаютъ достигнуть, зная, что вы спасены благодатію, не дѣлами, но по волѣ Божіей чрезъ Іисуса Христа» (I гл.). «Это пишу вамъ, братья, о праведности не по собственному притязанію, но потому, что вы сами вызвали меня на это. Ибо ни мнѣ, ни другому, подобно мнѣ, нельзя достигнуть мудрости блаженнаго и славнаго Павла, который, находясь у васъ, предъ лицомъ живщихъ тогда людей, ревностно и твердо преподавалъ слово истины, и послѣ, удалившись отъ васъ, писалъ вамъ посланія. Вникая въ нихъ, вы можете получить назиданіе въ данной вамъ вѣрѣ, которая есть матерь всѣхъ насъ, за которою слѣдуетъ надежда и которой предшествуетъ любовь къ Богу, ко Христу и ближнему. Кто въ нихъ пребываетъ, тотъ исполнилъ заповѣдь правды. Ибо имѣющій любовь далекъ отъ всякаго грѣха» (III гл.). Св. Поликарпъ указываетъ Филиппійцамъ на ученіе апостола Павла, преподанное имъ словесно и письменно, какъ на чистѣйшій источникъ познанія истины. На свое же посланіе онъ смотритъ только лишь какъ на напоминаніе этого ученія. И, дѣйствительно, его посланіе представляетъ собой рядъ краткихъ наставленій лицамъ разныхъ званій, состояній и возрастовъ.

Говоря объ общихъ обязанностяхъ христіанина, св. Поликарпъ пишетъ: «Всякій, кто не признаетъ, что Іисусъ Христосъ пришелъ во плоти, есть антихристъ. Кто не признаетъ свидѣтельства крестнаго, тотъ отъ діавола; и кто слова Господни будетъ толковать по собственнымъ похотямъ и говорить, что нѣть ни воскресенія, ни суда, тотъ первенецъ сатаны. Будемъ непрестанно пребывать въ нашей надеждѣ и залогѣ оправданія нашего — Іисусѣ Христѣ, Который грѣхи наши вознесъ на Своемъ тѣлѣ на древо, Который не сдѣлалъ грѣха и въ устахъ у Котораго не обрѣлось лжи и Который все претерпѣлъ ради насъ, чтобы намъ жить въ Немъ. Будемъ подражателями Его терпѣнія, и если будемъ страдать за имя Его — прославимъ Его. Ибо такой образъ Онъ представилъ намъ въ Самомъ Себѣ, и мы увѣровали въ это» (VII-VIII гл.). Въ другомъ мѣстѣ онъ наставляетъ вѣрныхъ: «будьте тверды и непоколебимы въ вѣрѣ, храните братство во взаимной любви и единеніи истины, оказывайте другъ другу кротость Господа, никого не презирая. Когда можете благотворить, не откладывайте этого, ибо «милостыня избавляетъ отъ смерти». Всѣ будьте уступчивы другъ другу, чтобы «поведеніе ваше было безупречно среди язычниковъ», и, такимъ образомъ, и вы получили бы похвалу за свои добрыя дѣла, и имя Господне не подвергалось бы изъ-за васъ хуленію. Горе же тому, кѣмъ хулится имя Господне! Итакъ, всѣхъ учите умѣренности и воздержанію, въ которыхъ, впрочемъ, вы и живете».

Пресвитерамъ св. Поликарпъ напоминаетъ объ ихъ обязанности «быть благосердыми, милостивыми ко всѣмъ, обращать заблуждающихся, посѣщатъ всякаго немощнаго, не пренебрегать вдовъ или нищаго, всегда старатъся о добромъ предъ Богомъ и человѣками, воздерживаться отъ всякаго гнѣва, лицемѣрія, несправедливости въ судѣ, удаляться отъ всякаго сребролюбія, не быть легковѣрными къ наговорамъ на кого-либо, жестокими на судѣ, зная, что всѣ мы должники грѣха» (VI гл.). Діаконамъ онъ внушаетъ, что они «должны быть непорочны предъ правдою, какъ служители Бога и Христа, а не человѣковъ, не клеветники, не двуязычники, не сребролюбцы, воздержаны во всемъ, милосерды, старательны, должны поступать согласно съ истиною Господа, Который сдѣлался служителемъ всѣхъ». Юношамъ и дѣвамъ заповѣдуетъ «быть непорочными во всемъ, преимущественно же заботиться о цѣломудріи и удерживать себя отъ всякаго грѣха» (V гл.).

Какъ должно относиться къ людямъ, особенно впавшимъ въ грѣхъ, объ этомъ лучше всего говоритъ то мѣсто изъ посланія св. Поликарпа, гдѣ рѣчь идетъ о пресвитерѣ Валентѣ, по любостяжанію утаившемъ, при участіи жены, деньги, данныя ему для бѣдныхъ: «Я сильно опечалился изъ-за Валента, который нѣкогда былъ у васъ пресвитеромъ, — пишетъ смиренный пастырь, — что онъ такъ забылъ данный ему санъ. Поэтому умоляю васъ — берегитесь любостяжанія и будьте чисты и правдивы. Я весьма скорблю, о братья, о Валентѣ и его женѣ: дай Богъ имъ истинно покаяться. А вы будьте благоразумны въ этомъ и не почитайте ихъ за враговъ, но старайтесь исправить ихъ, какъ члены страждущіе и заблудшіе, чтобы здраво было все тѣло ваше. Поступая такъ, вы сами себя назидаете» (XI гл.).

Несмотря на то, что посланіе къ Филиппійцамъ представляетъ собой по преимуществу рядъ только нравоучительныхъ наставленій, оно тѣмъ не менѣе даетъ матеріалъ для характеристики и догматическаго ученія св. Поликарпа. На-дняхъ вышелъ трудъ профессора Казанской академіи Л. И. Писарева: «Очерки изъ исторіи христіанскаго вѣроученія патристическаго періода. Томъ І-й. Вѣкъ мужей Апостольскихъ (I и начала II вѣка)». Казань, 1915 г. Авторъ этой книги, между прочимъ, обращаетъ вниманіе на то, какъ выпукло представлено у св. Поликарпа понятіе о преданіи въ его такъ сказать техническомъ смыслѣ, — въ смыслѣ руководительнаго начала въ Церкви и чрезъ Церковь. «Въ своемъ посланіи къ Филиппійскимъ христіанамъ, послѣ обращенія къ нимъ съ увѣщаніемъ «оставить суетныя и ложныя ученія многихъ еретичествующихъ», Поликарпъ приглашаетъ вѣрующихъ «обратиться къ преданному намъ изначала слову» и, затѣмъ, приведши цѣлый рядъ нравоучительныхъ увѣщаній, онъ опять обращается къ нимъ съ мольбой «повиноваться слову правды». Наконецъ, какъ бы заканчивая рѣчь о преданномъ изначала словѣ, онъ заключаетъ: «будьте тверды и непоколебимы въ вѣрѣ». Въ этомъ замѣчательномъ свидѣтельствѣ св. Поликарпа, составляющемъ цѣлую стройную концепцію ученія о преданіи, обращаютъ на себя вниманіе изслѣдователя слѣдующія частныя мысли: во-первыхъ, здѣсь дается понятіе о преданіи, какъ источникѣ христіанскаго ученія; во-вторыхъ, указывается «изначальность» преданія, какъ такое свойство, которымъ возводится его происхожденіе къ самымъ основамъ христіанства, и, въ-третьихъ, оттѣняется объемъ содержанія... Самой послѣдовательностью своихъ разсужденій св. Поликарпъ даетъ ясно понять, что преданіе, какъ слово, преданное изначала, онъ относитъ къ области вѣроученія христіанскаго, — къ самымъ сокровеннымъ и существеннымъ пунктамъ этого вѣроученія: Христосъ пришелъ во плоти, Онъ совершилъ свидѣтельство крестное, даровалъ воскресеніе и возвѣстилъ судъ въ будущемъ. Замѣчательно, что указанныя истины христіанскаго ученія сопоставляются въ понятіи о преданіи съ «словами Самаго Господа» — слѣдовательно, въ послѣднихъ полагается источникъ преданія. Въ этой концепціи у Поликарпа дается такимъ образомъ еще четвертый признакъ преданія, какъ преданнаго со «словъ Господнихъ», слѣдовательно, оттѣняется его боговдохновенность» [24].

Не менѣе выпукло представлено въ посланіи къ Филиппійцамъ ученіе св. Поликарпа о лицѣ Христа Спасителя, какъ Совершителя нашего спасенія, которое стоитъ въ связи съ общимъ ученіемъ о сущности христіанства. Въ противоположность докетамъ, св. Поликарпъ словами Іоанна Богослова говорилъ: «всякій, кто не признаетъ, что Іисусъ Христосъ пришелъ во плоти, есть антихристъ». Такимъ образомъ «отверженіе во Христѣ истиннаго человѣчества онъ считалъ равносильнымъ отрицанію самого христіанства, ниспроверженію его коренныхъ основъ. Онъ только въ принятіи Христомъ истиннаго тѣла человѣческаго полагалъ залогъ нашего оправданія; при чемъ въ качествѣ условій искупительной жертвы Спасителя для него были несомнѣнны — и фактъ Его страданій, и фактъ Его смерти и воскресенія въ истинномъ тѣлѣ человѣческомъ» [25].

Вѣрный ученикъ апостоловъ, учитель, идущій отъ нихъ, «отецъ христіанъ», св. Поликарпъ «всегда училъ только тому, что узналъ отъ апостоловъ, что передаетъ церковь и что одно только истинно» [26]; его творенія, сохранись они всѣ до нашего времени, представляли бы собой драгоцѣннѣйшій памятникъ, обвѣянный духомъ живого непосредственнаго апостольскаго преданія, и давали бы намъ яркую картину мыслей и переживаній духовнаго вождя Асіи, а вмѣстѣ съ тѣмъ и всей его паствы. Поэтому снова съ грустью приходится констатировать, что изъ всѣхъ твореній св. Поликарпа до насъ дошло только одно его небольшое посланіе къ Филиппійцамъ.

Примѣчанія:
[1] Ср. Lichtfoot J. B., The Apostolic Fathers. Part II. S. Ignatius. S. Polycarp. 2 ed. Vol. I. London. 1889. P. 435-440, 642-645 и др.; Funk F. X., Patres Apostolici. Vol. II. Tübingae. 1891. P. LIX-LX; Bardenhewer O., Geshichte der altkirchlichen Litteratur. B. I. Freiburg im Br. 1902. S. 146, и др.
[2] Греческій текстъ житія и латинскій переводъ его см. у F. X. Funk'a въ его Patres Apostolici, v. II (Tübingae. 1891), p. 291-336.
[3] Vita Polvcarpi, § 1-12. Funk, Patres Apostalici, v. II, p. 291-306.
[4] Церковная исторія, V, 20. Kleine Ausgabe E. Schwartz'а, S. 207-208. Русскій переводъ этого отрывка см. у свящ. П. Преображенскаго. Сочиненія сватого Иринея, епископа Ліонскаго. Москва. 1871 г. Стр. 692; а также въ переводѣ «Церковной Исторіи» Евсевія, изданномъ Петроградской духовной академіей: Сочиненія Евсевія Памфила. Т. I. С.-Петербургъ. 1848 года. Стр. 302-303.
[5] Adversus haereses, III, 3. Ed. Stieren'а. t. I, p. 433-434. Русскій переводъ свящ. П. Преображенскаго. Сочиненія святого Иринея, епископа Ліонскаго, стр. 277-278.
[6] Vita Poiycarpi, § 20. Funk, Patres Apostolici, II, p. 316.
[7] Adversus haereses III, 3, 4. Stieren, t. I, p. 433; русскій переводъ, стр. 277.
[8] Церковная Исторія, III, 36. Schwartz, 114. Переводъ Петроградской духовной академіи, стр. 171.
[9] De praescript. haer., 32.
[10] De viris illustribus, 17. Ed. Richardson, p. 18.
[11] Евсевій, Церковная Исторія V, 20. Schwartz, 208. Русскій переводъ, стр. 303.
[12] Migne, S. gr. IV, 17.
[13] Евсевій, Церковн. Исторія, V. 24. Schwartz, 213. Русскій переводъ, стр. 310-311.
[14] Лекціи по исторіи Церкви, II. Исторія Церкви въ періодъ до Константина Вел. Посмертное изданіе подъ редакціей проф. А. И. Брилліантова. С.-Петербѵргъ. 1910. Стр. 430-431.
[15] Посланіе къ Виктору. Евсевій, Церковная Исторія, V, 24. Schwartz, 213. Русскій переводъ, стр. 311.
[16] Bardenhewer, Geschichte der altkirchlichen Litteratur. B. I. S. 147.
[17] Waddington, Mémoire sur la chronologie de la vie du réuteur Aelius Aristide.
[18] Проницательный ученый, проф. В. В. Болотовъ, раздѣляя эту послѣднюю дату, въ пользу нея приводитъ въ своихъ лекціяхъ по исторіи Церкви, ранѣе цитированныхъ нами (выпускъ II, стр. 88-91), слѣдующія соображенія. «По точнымъ словамъ св. Иринея, Поликарпъ самъ говорилъ, что онъ «обращался съ Іоанномъ и прочими (τῶν λοιπῶν) видѣвшими Господа». Самъ Ириней пишетъ: «Поликариъ не только бывшій ученикомъ апостоловъ (ὑπὸ ἀποστόλων μαθητευθείς) и обращавшійся со многими (πολλῶν), видѣвшими Христа, но и отъ апостоловъ поставленный (ὑπὸ ἀποστόλων κατασταθείς) въ Асію епископомъ (ἐπίσκοπος) въ смирнской церкви» (III, 3, 4). Самъ св. Поликарпъ (въ текстѣ мученичества) говоритъ: «восемьдесятъ шесть лѣтъ я служу Христу», ὀγδοήκοντα καὶ ἓξ ἔτη δουλεύω αὐτῷ. Это значитъ — ααα) или: «мнѣ 86 лѣтъ отъ рожденія», σσσ) или (вѣроятнѣе): «уже 86 лѣтъ какъ я христіанинъ». Если Поликарпъ пострадалъ въ 155 году, то въ 69 году онъ ααα) родился и около 100 года могъ быть поставленъ апостолами епископомъ въ Смирнѣ. Еще проще было, если онъ въ 69 году обратился въ христіанство (σσσ). Но если онъ пострадалъ въ 166 году, то лишь въ 80 году онъ (σσσ) принялъ христіанство, а можетъ быть только еще родился (ααα) и лишь около 110 года сталъ епископомъ. Quaeritur: αα) могъ ли въ 110 году онъ быть поставленъ апостолами? ββ) родившись въ 80 году, могъ ли онъ обращаться (допустимъ съ 92-95 г.) со многими видѣвшими (60 лѣтъ тому назадъ) Господа?»
[19] Acta martyrum selecta. Ausgewählte Märtyreracten und andere Urkunden aus der Verfolgungszeit der christlichen Kirche. Leipzig. S. 1-12.
[20] Adversus haereses III, 3, 4. Stieren, t. I. p. 436. Русскій переводъ, стр. 278.
[21] III, 36. Schwartz, 116-117. Русскій переводъ, стр. 174-175.
[22] De viris illustribus, 17.
[23] Греческій текстъ его съ латинскимъ переводомъ см. у Zalm’а Въ его Ignatii et Policarpi epistulae, martyria. Lipsiae 1876; p. 110-133; русскій переводъ у прот. П. Преображенскаго. Писанія мужей Апостольскихъ. СПб. 1895.
[24] Стр. 326-328.
[25] Тамъ же, стр. 389.
[26] Ириней Ліонскій, Adversus haereses, III, 3.

Источникъ: А. Сагарда. Святый Поликарпъ Смирнскій. // Приходское чтеніе. Ежемѣсячное изданіе. № 14. Апрѣль 1915 г. — Пг.: Сѵнодальная типографія, 1915. — С. 460-473.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0