Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 18 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ И СТАТЬИ ПО ПАТРОЛОГІИ И ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРІИ

Св. Ѳеодоръ Студитъ
(по поводу изданія въ русскомъ переводѣ его твореній въ приложеніи къ академическимъ журналамъ).

Ѳеодоръ, игуменъ Студійскаго монастыря въ Константинополѣ, родился въ этомъ городѣ въ 759 году, въ семьѣ царскаго сборщика податей, учился у одного изъ византійскихъ учителей грамматикѣ, риторикѣ, діалектикѣ и философіи и въ раннемъ дѣтствѣ подпалъ подъ благотворное вліяніе своего дяди по матери Платона, игумена Саккудіонскаго монастыря (близъ Олимпа въ малоазійской провинціи Виѳиніи). Строгій и энергичный аскетъ, игуменъ Платонъ расположилъ къ монашеству не только Ѳеодора, но и двухъ его братьевъ — Іосифа (впослѣдствіи архіепископа Ѳессалоникскаго и гимнографа) и Евѳимія и сестру. Въ 781 г. Ѳеодоръ принялъ монашество въ Саккудіонскомъ монастырѣ и со всѣмъ пыломъ молодости предался аскетическимъ подвигамъ. Въ 787 г. онъ былъ рукоположенъ въ санъ іеромонаха, а въ 794 г. при жизни своего дяди Платона былъ избранъ игуменомъ Саккудіонскаго монастыря. Съ этого времени началась его великая преобразовательная и аскетическая дѣятельность, которую онъ въ 798 г. перенесъ въ знаменитый Студійскій монастырь, куда перешелъ съ своими учениками и послѣдователями. Св. Ѳѳодоръ ввелъ въ этомъ монастырѣ новый общежительный уставъ, который и исполнялся всѣми со всею строгостью какъ въ богослужебной своей части, такъ и въ дисциплинарной, установилъ истинно-монашескія отношенія между игуменомъ — отцемъ и монахами — членами единаго братства, изгналъ изъ иноческаго общежитія внѣшнюю исправность и любостяжаніе и сосредоточилъ подвижничество братіи на дѣланіи внутреннемъ, полномъ самособранности и дѣйствительнаго исполненія уставовъ иноческаго житія. Преобразовательная въ области аскетизма дѣятельность Ѳеодора, особенно необходимая для византійскаго монашества послѣ его разгрома въ прежнюю иконоборческую эпоху, его возвращеніе въ иноческой организаціи къ типику законоположника монашества св. Василія Великаго имѣли громадное для своего времени значеніе, надолго обезпечили для Студійскаго монастыря извѣстность виднаго иноческаго очага и свѣточа византійско-восточнаго монашества, пріобрѣли ему громадную моральную силу и опредѣлили его роль въ церковной жизни. Обстоятельства внутренней жизни Византіи скоро побудили св. Ѳеодора выдти за предѣлы Студія и выступить въ качествѣ пророка и реформатора на поприщѣ общественномъ.

Первымъ поводомъ для этого послужилъ незаконный бракъ византійскаго императора Константина VI, совершенный экономомъ Іосифомъ и покрытый снисхожденіемъ со стороны византійскаго патріарха Тарасія. Но противъ царя и патріарха возстали монахи, во главѣ съ Ѳеодоромъ Студитомъ, и требовали возстановленія нарушенныхъ каноновъ. Принципомъ Ѳеодора въ этой борьбѣ была ἀκρίβεια τῶν δογμάτων или точное соблюденіе церковныхъ правилъ, безусловно обязательное для всѣхъ членовъ Церкви, какое бы общественное положеніе они ни занимали, — необходимое и для самого царя. Протестъ примыкалъ къ одному изъ главныхъ теченій церковной жизни въ Византіи и, на ряду съ другимъ направленіемъ, руководившимся принципомъ οἰκονομία и допускавшимъ снисходительность и послабленіе въ практическомъ примѣненіи церковныхъ законовъ, выражалъ строго-ортодоксальную тенденцію византійскаго монашества, оказавшую громадныя услуги Церкви какъ въ данное, такъ и въ послѣдующее время. Однако, Ѳедоръ былъ подвергнутъ истязаніямъ за свою ревностную приверженность къ церковнымъ законамъ и изгнанъ изъ столицы, но скоро, по смерти Константина VI, возвратился въ свою обитель (797 г.). Споръ объ акривіи каноновъ возобновился въ 806 г., когда новый византійскій императоръ Никифоръ, для примиренія партій, сталъ добиваться отъ Ѳеодора признанія эконома Іосифа въ его священномъ званіи. Ѳеодоръ отказался и за это подвергся вторичной ссылкѣ на одинъ изъ Принцевыхъ острововъ, гдѣ и оставался два года (809-811). Послѣ смерти императора Никифора Ѳедоръ съ торжествомъ возвратился въ Студійскій монастырь. Принципъ строгаго и точнаго соблюденія каноновъ Ѳеодоръ защищалъ и предъ патріархомъ Тарасіемъ (784-806), по поводу мягкихъ и осторожныхъ его мѣръ относительно раскаявшихся иконоборцевъ: и въ этомъ случаѣ Студитъ былъ неумолимо послѣдователенъ въ отрицаніи всякой «экономіи».

Горячо защищая церковные каноны, Ѳеодоръ весьма энергично боролся и за принципъ ἀκρίβεια τῶν δογμάτων и считалъ для всѣхъ членовъ Церкви обязательнымъ соблюдать догматы во всей ихъ чистотѣ и неповрежденности. Въ его время составлялся Седьмой Вселенскій соборъ (787), — Церковь завершила свое догматическое вѣроопредѣленіе путемъ соборнаго разсмотрѣнія и рѣшенія и, казалось, ей предстояло въ мирѣ осуществлять свою великую миссію. Между тѣмъ, императоръ Левъ V Армянинъ (813-820) вновь возстановилъ иконоборство и пытался поколебать церковный догматъ иконопочитанія. Въ своей противоцерковной дѣятельности царь не могъ найти противника болѣе сильнаго, какъ Ѳеодоръ Студитъ, который самымъ энергичнымъ и достойнымъ образомъ и выступилъ на защиту иконопочитанія. «Не нарушай мира Церкви, — говорилъ Ѳеодоръ царю, — Богъ поставилъ въ Церкви иныхъ апостолами, другихъ пастырями и учителями, но не упомянулъ о царяхъ. Оставь же Церковь пастырямъ и учителямъ. Еслибы самъ ангелъ сошелъ съ неба и сталъ возвѣщатъ истребленіе вѣры нашей, то не послушаемъ и его». Такимъ образомъ, св. Ѳеодоръ боролся за свободу Церкви во внутренней жизни, за господствующее въ ней свое духовно-іерархическое начало, за независимость ея отъ вторженія власти государственной, какъ явленія иной природы, за чистоту и неповрежденность вѣры въ ея догматическомъ самоопредѣленіи. Въ частности, иконоборство, являясь вторженіемъ грубой мірской силы въ область церковно-религіозныхъ отношеній, было, съ точки зрѣнія св. Ѳеодора, и умаленіемъ полноты человѣческой природы Христа, пославшаго Авгарю свой нерукотворный образъ. За открытую и безстрашную защиту иконопочитанія Ѳеодоръ, имѣвшій громадный авторитетъ среди монашества и народа, былъ въ третій разъ изгнанъ изъ Константинополя. Эта ссылка была временемъ сплошныхъ страданій и мукъ, но нисколько не поколебала убѣжденій, вліянія и терпѣнія св. Ѳеодора, а напротивъ окружила его ореоломъ исповѣдника, сообщила его дѣятельности мученическій характеръ и обезпечила побѣду защищаемаго имъ иконопочитанія. И въ изгнаніи, среди бѣдствій и невзгодъ всякаго рода, св. Ѳеодоръ не переставалъ вести борьбу съ иконоборцами посредствомъ писемъ, которыя онъ разсылалъ во множествѣ, обращался къ защитѣ и покровительству восточныхъ патріарховъ и римскаго папы, доказывалъ права церкви на свободу и независимость, обличалъ, запрещалъ, умолялъ... Поэтому, когда императоръ Михаилъ II (820-829) освободилъ Ѳеодора изъ заключенія, монашество и народъ встрѣтили его какъ страстотерпца и мученика. Но водвориться въ Студійскомъ монастырѣ св. Ѳеодору уже не пришлось, — онъ вынужденъ былъ скитаться, и въ этихъ странствованіяхъ и закончилъ свою многотрудную жизнь въ 826 г. Черезъ два года Церковь причислила Ѳеодора къ лику святыхъ, а на Константинопольскомъ соборѣ 843 года, положившемъ начало торжеству Православія, его имя было занесено въ диптихи на ряду съ другими защитниками иконопочитанія въ грозную эпоху иконоборства. Такова — въ краткихъ чертахъ — была жизнь Ѳеодора Студита [1].

Что касается дѣятельности Ѳеодора, какъ писателя то и она столь же велика и разнообразна, какъ величественна была практическая дѣятельность этого могучаго борца за церковь и вѣру. Одни изъ трудовъ Ѳеодора относятся къ литературѣ аскетической. Эту группу составляютъ два собранія его огласительныхъ поученій къ ученикамъ, изъ которыхъ одно называется «Малымь оглашеніемъ» или катихизисомъ, а другое «Большимъ оглашеніемъ». Малый катихизисъ содержитъ 134 увѣщательныя главы къ монахамъ, вѣроятно — выдержки изъ тѣхъ поученій, которыя Ѳеодоръ трижды въ недѣлю предлагалъ инокамъ Студійскаго монастыря. Предметомъ этихъ наставленій служатъ обязанности монашеской жизни, при чемъ въ каждомъ словѣ Ѳеодоръ разсматриваетъ вопросъ съ новой точки зрѣнія и является по истинѣ неистощимымъ въ оцѣнкѣ внутренняго содержанія и значенія иночества. Исходя изъ собственнаго жизненнаго опыта или изъ современныхъ событій внутри и внѣ монастыря, имѣя поводъ въ церковныхъ движеніяхъ, въ отдѣльныхъ фактахъ монашеской жизни (смерть или отпаденіе брата) или въ перемѣнахъ временъ года, Ѳеодоръ раскрывалъ предъ своими слушателями-монахами идеалы христіанскаго совершенства то въ формѣ поэтическаго образа, то простымъ, но глубокимъ языкомъ, проникнутымъ вдохновеннымъ энтузіазмомъ, то въ задушевномъ отеческомъ увѣщаніи. Свои поученія Ѳеодоръ излагалъ по руководству Священнаго Писанія, подъ вліяніемъ твореній св. Василія Великаго, при свѣтѣ своего личнаго аскетическаго опыта. Такъ какъ въ поученіяхъ Малаго катихизиса раскрываются основы и идеалы общехристіанскаго совершенства, которые въ византійскую эпоху имѣли жизненное значеніе и для мірского общества, то это твореніе св. Ѳеодора имѣло широкое распространеніе среди духовенства, монашества и народа и являлось одной изъ наиболѣе читаемыхъ и изучаемыхъ книгъ. О ней съ похвалою упоминается и въ богослужебныхъ книгахъ, такъ какъ она читалась и въ храмахъ. Столь же важное значеніе имѣетъ и большой катихизисъ св. Ѳеодора, который состоитъ изъ трехъ частей, въ составѣ 271 поученія. Къ сожалѣнію, Большой катихизисъ еще не изданъ по-гречески въ цѣломъ своемъ составѣ. Но вообще катихизисы Ѳеодора составляютъ, по сужденію епископа Ѳеофана Затворника, «неоцѣненную книгу для монастырскихъ братій». «Но и для мірянъ, — продолжаетъ епископъ-аскетъ, — найдется здѣсь не мало полезнаго. У св. Ѳеодора рѣдкое поученіе проходитъ безъ того, чтобы онъ какъ-нибудь не коснулся смерти, суда, ада и Царства небеснаго. Для внимательно читающаго ихъ картина сихъ событій неизгладимо напечатлѣется въ умѣ, — и для всякаго послужитъ источникомъ побужденія къ покаянію и воодушевленія къ исправной жизни».

Къ двумъ катихизисамъ Ѳеодора примыкаютъ церковныя слова, которыя первоначально, по свидѣтельству его біографа монаха Михаила, были соединены въ одномъ панигирическомъ сборникѣ, содержавшемъ слова св. отца на Господскіе, Богородичные и другіе праздники, особенно въ честь Іоанна Предтечи, патрона Студійскаго монастыря. Съ этимъ свидѣтельствомъ согласно и содержаніе изданныхъ немногихъ словъ Ѳеодора, среди которыхъ въ историческомъ отношеніи важны надгробныя слова въ память матери Ѳеодора и игумена Платона.

Изъ другихъ аскетическихъ, литургическихъ и каноническихъ твореній Студита наиболѣе важны тѣ, которыя проливаютъ свѣтъ на внутреннюю жизнь въ Студійскомъ монастырѣ, а равно и въ другихъ весьма многочисленныхъ византійско-восточныхъ монастыряхъ, принявшихъ уставъ этой знаменитой обители. Къ нимъ принадлежатъ: «Διδασκαλία χρονικὴ Студійскаго монастыря», «Начертаніе (ὑποτύπωσις) установленія обители Студійской» и «Завѣщаніе» св. Ѳеодора. Ѳсобенно важенъ второй изъ указанныхъ памятниковъ, легшій въ основу знаменитаго Студійскаго устава, который получилъ широкое распространеніе на всемъ православномъ Востокѣ и въ частности въ Церкви Русской.

Какъ апологетъ иконопочитанія, Ѳеодоръ оставилъ нѣсколько догматико-полемическихъ сочиненій. Къ нимъ относятся: три «опроверженія (ἀντῤῥητικοὶ λόγοι) противъ иконоборцевъ, изъ которыхъ два имѣютъ форму діалога между православнымъ и еретикомъ, а третье обозрѣваетъ и опровергаетъ доводы противниковъ иконопочитанія, семь главъ противъ иконоборцевъ, письмо къ Платону о поклоненіи иконамъ и другія. Ѳеодоръ раскрываетъ здѣсь воззрѣнія на догматъ иконопочитанія нѣсколько иначе, чѣмъ Іоаннъ Дамаскинъ и патріархъ Никифоръ, и заслуживаетъ самаго тщательнаго изученія въ подробностяхъ своей догматики и полемики.

И по поводу незаконнаго брака императора Константина VI Ѳеодоръ написалъ нѣсколько сочиненій, въ которыхъ представилъ воззрѣнія отцевъ Церкви на этотъ предметъ, а равно раскрылъ истинный смыслъ «экономіи», которою иногда оправдывался незаконный бракъ. Къ сожалѣнію, и эти сочиненія Ѳеодора въ печати неизвѣстны.

На всю аскетическую, пастырскую и церковно-общественную дѣятельность Ѳеодора яркій свѣтъ бросаютъ многочисленныя его письма, имѣющія большое значеніе и въ литературномъ отношеніи. Первоначально всѣ письма составляли пять книгъ, но изъ нихъ сохранились, повидимому, только двѣ первыя, въ составѣ около 550 писемъ. По своему содержанію одни изъ писемъ относятся къ спору о незаконномъ бракѣ и къ иконоборству и имѣютъ важное историческое значеніе, свидѣтельствуя, съ какою энергіей Ѳеодоръ боролся за свободу Церкви противъ цезаропапизма и какъ онъ не ослабѣвалъ въ защитѣ икононочитанія и среди гоненій и бѣдствій. Другихъ богословскихъ вопросовъ письма касаются очень мало, такъ какъ указанная борьба всецѣло сосредоточивала на себѣ вниманіе современниковъ. Взамѣнъ того, очень многія письма носятъ пастырскій характеръ. Съ большимъ знаніемъ психологіи своихъ корреспондентовъ, Ѳеодоръ однихъ утѣшаетъ, другихъ побуждаетъ, иныхъ укрѣпляетъ. Среди писемъ увѣщательныхъ и дружескихъ нѣкоторыя являются истинными перлами византійской эпистолографіи, всѣ свидѣтельствуютъ о глубокихъ и разностороннихъ дарованіяхъ Ѳеодора, его горячей любви къ Богу и истинномъ человѣколюбіи. На ряду съ пламенной любовью къ свободѣ Церкви, письма говорятъ о горячей ревности Ѳеодора въ пользу церковнаго мира между востокомъ и западомъ.

Наконецъ, Ѳеодоръ Студитъ извѣстенъ и своими поэтическими произведеніями, изъ которыхъ извѣстны каноны на поклоненіе св. Кресту и св. иконамъ, гимны въ честь отцевъ и учителей Церкви, эпиграммы или краткія стихотворенія ямбическаго размѣра, относящіяся по своему содержанію къ описанію монашеской жизни, и другія.

Итакъ, Ѳедоръ Студитъ и по жизни, и дѣяніямъ, и по литературнымъ своимъ трудамъ былъ замѣчательнымъ дѣятелемъ въ исторіи византійско-восточной Церкви. Суровый аскетъ и великій организаторъ монастырской жизни въ литургическо-дисциплинарномъ отношеніи, мужественный защитникъ церковныхъ каноновъ и догматовъ вселенской Церкви, никогда и ни для кого не допускавшій ни малѣйшаго послабленія или снисхожденія, систематическій поборникъ свободы Церкви, самостоятельности церковной іерархіи и независимости внутренней церковной жизни отъ вторженій царской власти, вмѣшательства мірского элемента и прираженій гражданско-политической стихіи, сторонникъ единства Церкви и мирныхъ, основанныхъ на любви и канонѣ, взаимоотношеній іерархіи, клира и мірянъ, неутомимый началовождь въ дѣлѣ нравственнаго совершенства отдѣльныхъ лицъ и цѣлыхъ организацій, тонкій знатокъ человѣческой души и возникающихъ въ ней движеній, искусный цѣлитель душевныхъ ранъ, пастырь-учитель, церковный историкъ, съ удивительной подробностью раскрывающій положеніе византійской Церкви въ концѣ VIII и началѣ IX вѣка, замѣчательный представитель византійской литературы по своему языку и стилю, — таково въ общихъ и краткихъ чертахъ значеніе Ѳеодора Студита и его твореній.

Отсюда ясно, какъ важно имѣть въ русскомъ переводѣ труды этого св. отца Церкви. Но до настоящаго времени лишь очень немногіе изъ нихъ были переведены на русскій языкъ, при чемъ одни изъ прежнихъ переводовъ нынѣ уже устарѣли и требуютъ пересмотра и исправленій, другіе были изданы въ отрывкахъ, а иные представляютъ переложеніе съ новогреческой переработки оригинальныхъ твореній Студита (напр., «Подвижническія наставленія монахамъ» въ четвертомъ томѣ «Добротолюбія» въ русскомъ переводѣ, М. 1899): Цѣльнаго же и компактнаго изданія твореній св. Ѳеодора на русскомъ языкѣ еще не было. Этотъ крупный пробѣлъ, о которомъ давно указывали и систематически напоминаютъ редакціи академическихъ изданій ихъ читатели, нынѣ и рѣшено устранить путемъ изданія твореній св. Ѳеодора въ приложеніи къ «Христ. Чтенію» и «Церк. Вѣстнику». Въ виду того, что еще не всѣ творенія св. Ѳедора изданы и въ подлинномъ греческомъ текстѣ и нѣкоторыя изъ нихъ извѣстныя лишь по рукописямъ въ библіотекахъ Востока и Запада, редакція настоящаго изданія ставитъ своей задачей опубликованіе въ русскомъ переводѣ только тѣхъ твореній св. отца, которыя уже изданы въ подлинномъ греческомъ текстѣ, при чемъ имѣетъ въ виду пользоваться лучшими, критически исполненными изданіями такихъ твореній. Что касается тѣхъ твореній св. Ѳеодора, которыя еще не опубликованы въ греческомъ текстѣ и извѣстны только по греческимъ рукописямъ, то изданіе ихъ въ русскомъ переводѣ редакція ставитъ въ зависимость отъ будущихъ благопріятныхъ условій и пока не связываетъ себя предъ читателями никакими обѣщаніями на этотъ предметъ.

Редакція не скрываетъ отъ себя трудностей новаго капитальнаго изданія, предпринятаго С.-Петербургской духовной академіей, но вѣритъ сочувствію и помощи со стороны читателей академическихъ изданій и въ этомъ упованіи черпаетъ силы для наилучшаго осуществленія предпринятаго важнаго дѣла.

Примѣчаніе:
[1] Жизнь и подвиги св. Ѳеодора описалъ его ученикъ монахъ Михаилъ, трудъ котораго извѣстенъ въ двухъ греческихъ редакціяхъ — полной и сокращенной. Обѣ редакціи житія извѣстны и въ печати.

Источникъ: Св. Ѳеодоръ Студитъ (по поводу изданія въ русскомъ переводѣ его твореній въ приложеніи къ академическимъ журналамъ). // «Церковный вѣстникъ», издаваемый при С.-Петербургской Духовной Академіи. Еженедѣльный журналъ, съ ежемѣсячными книжками прибавленій. № 43. 26 Октября 1906 г. — СПб.: Типографія М. Меркушева, 1906. —Стлб. 1381-1387.

/ Творенія преп. Ѳеодора Студита /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0