Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 30 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

I-III ВѢКЪ

Свщмч. Діонисій Александрійскій († 265 г.)
Посланія и письма

4. Къ Фабію, епископу Антіохійскому [1].

1. Гоненіе началось у насъ не со времени царскаго указа, но цѣлымъ годомъ ранѣе. Какой-то предвѣщавшій бѣдствія этому городу поэтъ [2] еще напередъ возбудилъ и возмутилъ противъ насъ толпы язычниковъ, воспламенивъ въ нихъ обычное суевѣріе. Возбужденные имъ, они считали вполнѣ позволительнымъ всякое злодѣяніе и единственное благочестивое дѣло полагали въ служеніи этимъ своимъ демонамъ, именно въ убійствахъ, замышляемыхъ противъ насъ.

Прежде всего захватили они старца, по имени Метру, и заставляли его произносить богохульныя слова, а когда онъ не послушался ихъ, стали наносить ему удары палками по тѣлу, кололи ему лицо и глаза острыми тростями и, отведя въ предмѣстье, побили камнями. Потомъ отвели они въ идольское капице одну правовѣрную женщину, по имени Квинту, и принуждали ее поклониться идоламъ. Α когда она съ отвращеніемъ отказалась отъ этого, схватили ее за ноги и потащили чрезъ весь городъ по неровной мостовой, ударяли о мельничные жернова и, поражая въ то же время бичами, отвели на то же самое мѣсто и убили. Затѣмъ всѣ вмѣстѣ стали врываться въ дома богобоязненныхъ (христіанъ), и каждый спѣшилъ ограбить извѣстныхъ ему сосѣдей и расхитить имущество ихъ. Болѣе цѣнныя изъ домашнихъ вещей они брали себѣ, а болѣе дешевыя и сдѣланныя изъ дерева раскидывали и сожигали на улицахъ, такъ что Александрія походила на городъ, находящійся въ рукахъ непріятелей. Братья уклонялись и уходили и на расхищеніе имущества смотрѣли съ радостію, подобно тѣмъ, о которыхъ свидѣтельствовалъ Павелъ (Евр. 10, 34). И я не знаю, отрекся ли доселѣ отъ Господа хотя кто нибудь, исключая развѣ только одного, который попалъ въ руки язычниковъ. Взяли (тогда) и дивную старицу дѣву Аполлонію и ударами по челюстямъ выбили ей всѣ зубы; потомъ, устроивъ за городомъ костеръ, угрожали сожечь ее живою, если она не произнесетъ вмѣстѣ съ ними нечестивыхъ словъ. Она же, отпросившись ненадолго и получивъ свободу, вдругъ бросилась въ огонь и сгорѣла. Взяли и Серапіона въ собственномъ его домѣ, терзали его жестокими пытками и, переломавъ ему всѣ члены, бросили его съ кровли дома внизъ головою. Нельзя было намъ ни днемъ ни ночью пройти ни по большой дорогѣ, ни по проселку, ни по тропинкамъ, потому что всѣ постоянно и всюду кричали: кто не произнесетъ богохульныхъ словъ, того немедленно тащить и сожигать. И все это продолжалось немало времени. Послѣдовавшее затѣмъ возмущеніе и междоусобная война обратили направленную противъ насъ жестокость противъ нихъ самихъ, и мы немного отдохнули, потому что ихъ ярости было не до насъ.

Но вдругъ пришло извѣстіе о смѣнѣ благосклоннаго къ намъ царствованія и всюду распространился великій страхъ предъ грознымъ, направленнымъ противъ насъ приговоромъ. Потомъ появился и указъ, почти осуществившій тотъ самый ужасъ, о которомъ предсказалъ Господь: якоже прельстити, аще возможно, и избранныя (Матѳ. 24, 24). Всѣ были поражены страхомъ. И тотчасъ же многіе изъ знатнѣйшихъ людей отъ страха сами спѣшили исполнить повелѣніе императора; другихъ, занимавшихъ общественныя должности, вынуждали сдѣлать это самыя занятія ихъ; иныхъ увлекли близкія къ нимъ лица. Вызываемые по именамъ, они приступали къ нечистымъ и сквернымъ жертвоприношеніямъ — одни блѣдные и трепещущіе, какъ будто имъ предстояло не жертву принести, но самимъ сдѣлаться жертвами, закалаемыми въ честь идоловъ. Многочисленныя толпы приступившаго къ нимъ народа смѣялись надъ ними, и для всѣхъ ясно было, что они боятся и вкусить смерть и принести жертвоприношеніе. Другіе же смѣлѣе приближались къ жертвенникамъ и самою смѣлостію старались показать, что они и ранѣе не были христіанами. Къ нимъ-то относится въ высшей степени истинное предсказаніе Господа, что имъ трудно спастись (ср. Матѳ. 19, 23). Изъ прочихъ же одни слѣдовали за тѣми, другіе за другими, иные убѣжали, а нѣкоторые были схвачены. Изъ послѣднихъ одни устояли до узъ и темницы, а нѣкоторые хотя и провели въ заключеніи немало времени, но потомъ, еще не дождавшись суда, отреклись. Другіе, вытерпѣвъ нѣкоторыя пытки, на дальнѣйшія мученія не отваживались.

Но твердые и блаженные столпы Господа, укрѣпленные Имъ Самимъ и получившіе (отъ Него) силу и крѣпость, достойную и соотвѣтственную необоримой вѣрѣ ихъ, сдѣлались дивными свидѣтелями Его царства. Первымъ изъ нихъ оказался Юліанъ, человѣкъ, страдавшій подагрою. Онъ уже не въ состояніи былъ ни стоять, ни ходить и приведенъ былъ вмѣстѣ съ двумя другими, которые несли его. Изъ послѣднихъ одинъ тотчасъ же отрекся, а другой по имени Кроніонъ, по прозванію Евній, равно какъ и самъ старецъ Юліанъ, исповѣдавъ Господа, провезены были на верблюдахъ по всему городу, весьма обширному, какъ вамъ извѣстно; они подверглись бичеваніямъ, высоко надъ землею, и наконецъ сожжены были на сильнѣйшемъ огнѣ, въ присутствіи всего окружавшаго ихъ народа. Когда вели ихъ на смерть, воинъ, находившійся возлѣ нихъ, сталъ противиться оскорбителямъ, но народъ закричалъ (на него самого), и этого мужественнѣйшаго поборника Божія Виса, хотя онъ храбро выдержалъ великую борьбу за благочестіе, отвели (на мѣсто казни) и отсѣкли ему голову. Равнымъ образомъ и другой, по происхожденію ливіецъ, a по названію и обѣтованію истинный Макарій [3] не послушавъ настойчивыхъ убѣжденій судіи отречься, былъ сожженъ живымъ. Послѣ нихъ сожжены были также на сильнѣйшемъ огнѣ Епимахъ и Александръ, находившіеся сперва долгое время въ заключеніи, а потомъ перенесшіе множество мученій, строганіе и бичеваніе.

Вмѣстѣ съ ними пострадали и четыре женщины: святая дѣва Аммонарія, претерпѣвъ отъ судьи продолжительныя, соединенныя съ жестокой пыткой, мученія, была уведена на казнь, потому что напередъ отказалась произнести хотя бы одно слово изъ того, что онъ приказывалъ ей, и устояла въ своемъ словѣ. Прочія же: достоуважаемая старица Меркурія, многочадная Діонисія, любившая однако-жъ дѣтей своихъ не болѣе Господа, и другая Аммонарія умерли отъ меча, не испытавъ другихъ мученій, такъ какъ правителю сдѣлалось стыдно по-напрасну мучить ихъ и терпѣть пораженіе отъ женщинъ. Первая поборница — Аммонарія приняла мученія за всѣхъ ихъ.

Представлены были также египтяне Иронъ, Атиръ и Исидоръ, и вмѣстѣ съ ними пятнадцатилѣтній отрокъ, по имени Діоскоръ. Судья прежде всѣхъ обратился къ юношѣ и пытался то обольстить его словами, какъ болѣе довѣрчиваго, то принудить пытками, какъ болѣе податливаго; но Діоскоръ не уступилъ ни убѣжденіямь, ни пыткамъ. Прочихъ, послѣ жесточайшихъ пытокъ, онъ также предалъ огню, а Діоскора, блиставшаго предъ всѣмъ народомъ и возбудившаго въ немъ удивленіе весьма мудрыми отвѣтами на его вопросы, отпустилъ, сказавъ, что снисходя къ его возрасту, онъ даетъ ему время одуматься. Этотъ богоугодный Діоскоръ и теперь находится съ нами, ожидая болѣе высокаго поприща и важнѣйшаго подвига. Α нѣкто Немезіонъ, тоже египтянинъ, сначала былъ оклеветанъ въ сообщничествѣ съ разбойниками; но онъ очистилъ себя предъ сотникомъ отъ этого обвиненія, такъ какъ оно ни мало не согласовалось съ его жизнію. Потомъ на него донесли уже, какъ на христіанина, и онъ въ узахъ явился къ правителю. Правитель былъ человѣкъ самый несправедливый; онъ подвергъ его сугубымъ пыткамъ и бичеваніямъ сравнительно съ тѣми, какимъ онъ подвергалъ разбойниковъ, и между разбойниками же предалъ его огню. Такимъ образомъ блаженный удостоился быть подобіемъ Христовымъ.

Предъ судилищемъ стоялъ и цѣлый отрядъ воиновъ — Аммонъ, Зенонъ, Птоломей и Ингенисъ и съ ними старецъ Ѳеофилъ. Когда одинъ человѣкъ, обвинявшійся въ принадлежности къ христіанству, сталъ уже склоняться къ отреченію, эти воины, стоя тутъ же, скрежетали зубами, дѣлали знаки взглядами, простирали руки, двигали всѣмъ тѣломъ. Когда же всѣ обратили на нихъ вниманіе, они, не дожидаясь, пока возьмутъ ихъ другіе, сами поспѣшно подбѣжали къ судейскому сѣдалищу и исповѣдали себя христіанами, такъ что правитель и сидѣвшіе вмѣстѣ съ нимъ испугались. И вотъ подсудимые, ожидая мученій, становятся дерзновеннѣе, а судіи трепещутъ. И они (мученики) съ торжествомъ вышли изъ судилища, ликуя по случаю исповѣданія, такъ какъ Богъ даровалъ имъ славную побѣду.

По городамъ и селеніямъ было истреблено язычниками весьма много и другихъ. Изъ нихъ, для примѣра, я упомяну только объ одномъ. Исхиріонъ по найму служилъ повѣреннымъ у одного изъ начальниковъ. Нанявшій его (хозяинъ) приказалъ ему принести жертву (идоламъ), и когда тотъ не послушался, бранилъ и поносилъ его за непреклонность; а такъ какъ и при этомъ терпѣніе его не поколебалось, то схватилъ большую палку и, пронзивъ ею внутренности (Исхиріона), умертвилъ его. Нужно ли говорить о множествѣ тѣхъ, которые, блуждая въ пустыняхъ и горахъ, погибли отъ голода и жажды, отъ холода, болѣзней, разбойниковъ и дикихъ звѣрей? Свидѣтелями ихъ избранія и побѣды служатъ тѣ, которые уцѣлѣли между ними. Для удостовѣренія я приведу одинъ случай и въ этомъ родѣ. Хэремонъ въ глубокой старости былъ епископомъ города Нилополиса [4]. Вмѣстѣ съ своею спутницей жизни (συμβίῳ) онъ ушелъ на Аравійскую гору и уже не возвращался, и братія, сколько ни искали ихъ, не могли найти ни живыми, ни мертвыми. На той же самой Аравійской горѣ многихъ захватывали въ рабство варвары сарацины, и одни изъ нихъ съ большими затрудненіями выкупались за большія деньги, а другіе и донынѣ еще не выкупились. И это я разсказалъ, братъ мой, не безъ цѣли, а для того, чтобы ты зналъ, сколько и какія именно случились у насъ ужасныя бѣдствія. Тѣ, которые въ большей мѣрѣ испытали ихъ на себѣ, конечно, знаютъ еще больше [5].

2. Но эти самые божественные мученики наши, возсѣдающіе нынѣ со Христомъ, общники царства и участники суда Его, производящіе вмѣстѣ съ Нимъ судъ, принимали нѣкоторыхъ падшихъ братій, виновныхъ въ жертвоприношеніи идоламъ. Видя обращеніе и раскаяніе ихъ и полагая, что оно можетъ быть пріятно Тому, Который вообще не хочетъ смерти грѣшника, но ожидаетъ его покаянія, они допускали и вводили ихъ въ свои собранія и дѣлали ихъ общниками въ молитвословіяхъ и трапезахъ. Итакъ, чтó совѣтуете вы намъ, братія, въ этомъ случаѣ? Чтó намъ дѣлать? Остаться ли въ согласіи и единомысліи съ ними, соблюсти ихъ судъ и любовь и сдѣлать добро тѣмъ, которыхъ они миловали? Или признать ихъ судъ несправедливымъ, поставить самихъ себя цѣнителями ихъ мнѣнія, оскорбить милосердіе и разрушить (установленный ими) порядокъ?

3. Я приведу тебѣ одинъ случившійся у насъ примѣръ. Былъ у насъ одинъ вѣрный старецъ, нѣкто Серапіонъ. Онъ жилъ долго безъ укоризны, но во время искушенія палъ. Часто потомъ просилъ онъ прощенія, но никто не внималъ ему, такъ какъ и онъ (въ числѣ другихъ) принесъ жертву идоламъ. Сдѣлавшись боленъ, Серапіонъ три дня сряду оставался безъ чувствъ и безъ языка, но на четвертый день, нѣсколько отправившись, позвалъ своего внука и говоритъ ему: «дитя! долго ли еще вы будете держать меня? Поспѣшите, прошу васъ, и разрѣшите меня скорѣе. Позови ко мнѣ кого-нибудь изъ пресвитеровъ». Сказавъ это, онъ опять лишился языка. Мальчикъ побѣжалъ къ пресвитеру. Была уже ночь. Пресвитеръ также былъ боленъ. Прійти онъ былъ не въ состояніи, но такъ какъ я приказалъ, чтобы умирающимъ, если они просятъ, а особенно если они и ранѣе просили, давать разрѣшеніе, дабы они отходили отъ сей жизни съ доброю надеждою, то онъ далъ мальчику маленькую частицу Евхаристіи, приказавъ размочить ее и положить въ уста старцу. Мальчикъ возвратился съ Евхаристіей, и прежде, чѣмъ онъ вошелъ въ комнату, Серапіонъ опять пришелъ въ себя и сказалъ: «ты пришелъ, дитя мое? Пресвитеръ не могъ прійти самъ, такъ сдѣлай скорѣе, чтó тебѣ приказано, и отпусти меня». Мальчикъ размочилъ частицу и влилъ (ἐνέχεε) въ уста его. Старецъ, лишь только проглотилъ ее, тотчасъ же испустилъ духъ. He явно ли, что онъ былъ сохраняемъ и оставался въ живыхъ до минуты разрѣшенія, до того времени, когда, по отпущеніи грѣха, онъ могъ быть исповѣданъ (Христомъ) за многія совершенныя имъ добрыя дѣла [6].

Примѣчанія:
[1] Евсев. Церк. ист. VI, 41, 42, 44.
[2] Ὁ ϰαϰῶν τῇ πόλει ταύτῃ μάντις ϰαὶ ποιητής. Слова эти могутъ быть переведены и такъ: «предсказатель и виновникъ бѣдствій (случившихся) въ этомъ городѣ»; но и такой переводъ не исключаетъ мысли, что виновникомъ народнаго движенія противъ христіанъ былъ поэтъ. Языческіе предсказатели любили излагать свои вѣщанія въ стихотворной формѣ, на что, повидимому, и намекаетъ св. Діонисій въ выписанныхъ словахъ.
[3] Св. Діонисій, называя св. мученика «Макаріемъ», чтó значитъ блаженный, очевидно имѣетъ въ виду слова Спасителя: блажени есте, егда поносятъ вамъ и ижденутъ и рекутъ всякъ золъ глаголъ на вы лжуще, Мене ради (Матѳ. 5, 11).
[4] Гогодъ въ среднемъ Египтѣ.
[5] Далѣе Евсевій дѣлаетъ замѣтку: «Потомъ нѣсколько ниже Діонисій прибавляетъ слѣдующее».
[6] Ср. слова Спасителя: иже исповѣсть Мя предъ человѣки, исповѣмъ его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ (Матѳ. 10, 32).

Печатается по изданію: Творенiя св. Дiонисiя Великаго, епископа Александрiйскаго, въ русскомъ переводѣ. — Изданiе Казанской Духовной Академiи. / Пер., прим. и введ. свящ. А. Дружинина, подъ редакцiей э. о. проф. Л. Писарева. — Казань: Типо-литографiя Императорскаго Университета, 1900. — С. 49-56.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0