Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 22 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

I-III ВѢКЪ

Свщмч. Діонисій Александрійскій († 265 г.)
Екзегетическія сочиненія

2. Изъ толкованій на книгу Іова [1].

Глава II, 10. Онъ же (Іовъ) воззрѣвъ рече къ ней: вскую яко едина отъ безумныхъ женъ возглаголала еси? Аще благая пріяхомъ отъ руки Господни, злыхъ ли не стерпимъ? Во всѣхъ сихъ приключившихся ему, ничимже согрѣши Іовъ устнама предъ Богомъ, и не даде безумія Богу.

Слова: Яко едина отъ безумныхъ женъ возглаголала еси, нѣкоторые объясняли въ примѣненіи къ Евѣ. Ты подражала, говоритъ онъ, той, которая первая получила рану грѣха и подобными же совѣтами обольстила того, кто почтенъ былъ образомъ Божіимъ и свободенъ былъ отъ всякой порочности. Она не знала лукавыхъ и злокозненныхъ умысловъ змія и его звѣрской и дикой мудрости. Ради этой мудрости онъ и названъ мудрѣйшимъ, но не по сравненію съ людьми; ибо неправедный не можетъ быть мудрѣе святыхъ праведниковъ и отступникъ — превосходить мудростію сожителей Бога. Если же онъ побѣждаетъ хитростію глупыхъ и неразумныхъ, прельщая ихъ глиной и дѣланіемъ кирпичей, и тѣхъ, которые не взываютъ къ Богу вслѣдствіе того, что не замѣчаютъ его умысловъ, то такихъ уже можно причислить къ животнымъ. По сравненію съ ними только онъ и былъ названъ болѣе мудрымъ. Тогда еще не совершенны были обманутый имъ первый Адамъ, бывшій только въ душу живу, но еще не въ духъ животворящъ, и обманутое ранѣе его ребро, созданное въ жену. Такимъ образомъ онъ не мудрѣе ни людей, ни ангеловъ. Да и какъ могъ быть мудрѣе ангеловъ тотъ, который долженъ былъ потерпѣть отъ нихъ пораженіе, и не отъ нихъ только, но и отъ всѣхъ, кто равенъ здѣсь ангеламъ. Таковъ былъ Іовъ, одолѣвшій и побѣдившій его отовсюду. Не побѣдилъ и не ввелъ его въ грѣхъ діаволъ ни богатствомъ, ни счастіемъ, но, какъ свидѣтельствуетъ о немъ Богъ, онъ остался непорочнымъ. Не ослабѣлъ онъ и вслѣдствіе невыносимой болѣзни и неизлѣчимой язвы, покрывавшей все тѣло, но претерпѣлъ все, чтобы исполнилось провидѣніе Господа о немъ и онъ явился праведнымъ. За это и получаетъ онъ старость и побѣдную награду. Пóймеши его, говоритъ онъ, раба вѣчна, поиграеши же съ нимъ, якоже съ птицею [2]. Хочешь ли и ты быть славнымъ въ битвахъ? Упражняйся на ристалищѣ, мужественно переноси душевныя скорби, чтобы перенести и тѣлесныя. И блаженный Іовъ, если бы не упражнялся надлежащимъ образомъ ранѣе сраженія, не прославился бы такъ [3]; если бы не старался быть свободнымъ отъ малодушія, то произнесъ бы нѣчто дерзостное, когда умерли дѣти. Теперь же онъ выдержалъ всѣ удары: его не сломили ни потеря имѣнія и исчезновеніе такого богатства, ни гибель дѣтей, ни состраданіе жены, ни раны тѣла, ни упреки друзей, ни поношенія рабовъ. Если же ты хочешь видѣть и упражненія его, то выслушай слова его о томъ, какъ онъ презираетъ имѣніе: аще вчинихъ злато въ крѣпость мою и аще на каменія многоцѣнная надѣяхся, аще же и возвеселихся, многу ми богатству сущу [4]. Поэтому онъ и не смутился духомъ, когда отнято было у него богатство, такъ какъ не былъ пристрастенъ къ нему въ то время, когда оно у него было. Выслушай также, какъ онъ управлялъ дѣтьми. Онъ не ласкалъ ихъ сверхъ должнаго, какъ мы, но требовалъ отъ нихъ полной добросовѣстности. Подумай, какимъ строгимъ судіею явныхъ прегрѣшеній былъ тотъ, который приносилъ жертву за тайныя. А если ты желаешь слышать объ упражненіяхъ его въ цѣломудріи, выслушай слова его: завѣтъ положихъ очима моима, да не помышляю на дѣвицу [5]. Поэтому и не сломила его жена. Онъ любилъ ее ранѣе, но не чрезмѣрно, но такъ, какъ слѣдуетъ любить жену. Поэтому мнѣ кажется удивительнымъ, какимъ образомъ діаволу, знавшему объ упражненіяхъ его, могло прійти на мысль воздвигнуть борьбу. Откуда это пришло ему на умъ? Лукавъ этотъ звѣрь и никогда не впадаетъ въ отчаяніе, которое является величайшимъ осужденіемъ для насъ; онъ никогда не теряетъ надежды на гибель нашу, тогда какъ мы отчаяваемся въ своемъ собственномъ спасеніи. Обрати вниманіе и на то, какъ помышлялъ Іовъ о пораженіи и поврежденіи тѣла. Хотя онъ никогда не переносилъ ничего подобнаго и проводилъ жизнь въ богатствѣ и наслажденіяхъ и пользовался другими преимуществами, однако онъ ежедневно помышлялъ о бѣдствіяхъ постороннихъ людей. Указывая на это, онъ говорилъ: страхъ, егоже ужасахся, пріиде ми [6], и опять: азъ о всякомъ немощнѣмъ восплакахся, воздохнухъ же видѣвъ мужа въ бѣдахъ [7]. Поэтому ни одно изъ случившихся съ нимъ великихъ и невыносимыхъ бѣдствій не смутило его. Итакъ, не обращай вниманія ни на продажу имущества, ни на гибель дѣтей, ни на неизлечимую язву, ни на козни жены, но на то, чтó гораздо тяжелѣе (всего) этого. Чтó же, — скажетъ кто нибудь, — тяжелѣе этого претерпѣлъ Іовъ? Правда, изъ повѣствованія мы не узнаёмъ ничего болѣе. Не узнаёмъ потому, что лѣнивы, а кто прилеженъ и тщательно отыскиваетъ жемчугъ, тотъ узнáетъ гораздо болѣе. Вѣдь не эти лишенія, а нѣчто другое было тяжелымъ для него и могло сильнѣе устрашить его. И во-первыхъ то, что онъ не зналъ ничего яснаго о царствіи небесномъ и о воскресеніи. Вотъ о чемъ говорилъ онъ съ плачемъ: не поживу бо во вѣкъ, да долготерплю [8]. Во-вторыхъ то, что онъ сознавалъ въ себѣ много прекраснаго; въ-третьихъ то, что не сознавалъ за собою ничего дурного; въ четвертыхъ то, что считалъ бѣдствія посланными отъ Бога; да если бы считалъ ихъ и посланными отъ діавола, то и этого было бы достаточно для того, чтобы смутить его. Въ-пятыхъ то, что онъ слышалъ слова друзей, клеветавшихъ на него по случаю бѣдствія: ты терпишь-де наказанія далеко несоразмѣрно съ грѣхами [9]. Въ-шестыхъ то, что онъ видѣлъ, какъ жившіе порочно благоденствовали и обвиняли его. Въ-седьмыхъ то, что онъ не могъ взирать на другого, потерпѣвшаго нѣкогда такія же бѣдствія [10]. И если ты хочешь узнать, каково было (Іову терпѣть) все это, представь себѣ настоящее положеніе человѣка: теперь, когда обѣщано царство, когда мы надѣемся на воскресеніе и неизреченныя блага, когда знаемъ за собою тысячи дурныхъ дѣлъ, имѣемъ столько примѣровъ, обладаемъ такою философіею, — иные, потерявъ немного золота, часто пріобрѣтеннаго хищеніемъ, считаютъ свою жизнь невыносимою. И между тѣмъ ни жена не нападаетъ на нихъ, ни дѣти не погибли, ни друзья не клевещутъ, ни домочадцы не издѣваются, но многіе даже утѣшаютъ ихъ — одни словами, другіе дѣлами. Сколькихъ же вѣнковъ достоинъ былъ тотъ, который видѣлъ, что собранное честными путями имѣніе совершенно и безпричинно расхищается, а послѣ всего этого претерпѣлъ безчисленныя бури искушеній, и во всѣхъ искушеніяхъ остался непоколебимымъ и за все возносилъ Богу подобающее благодареніе? Независимо отъ всего остального, одни слова жены достаточны были для ниспроверженія скалы [11]. И замѣть ея коварство. Она не упоминаетъ объ имуществѣ, о стадахъ овецъ и быковъ, ибо знала мнѣніе мужа объ этихъ предметахъ, но — о томъ, чтó было важнѣе всего этого, именно о дѣтяхъ, рисуетъ печальную картину и изображаетъ собственныя бѣдствія. Если женщины часто воздѣйствовали на многихъ людей, находившихся въ благоденствіи и не претерпѣвавшихъ ничего тяжелаго, то подумай, какъ мужественна была душа Іова, которая отразила жену, пришедшую съ такимъ множествомъ друзей, и поборола два самыя тиранническія чувства, — страсть и состраданіе, хотя многіе изъ одержавшихъ побѣду надъ страстями побѣждены были состраданіемъ. Благородный Іосифъ удержался отъ самаго тиранническаго удовольствія и увернулся отъ варварской женщины, употреблявшей тысячи козней, но не удержался отъ слезъ, и, увидѣвъ братьевъ, обидѣвшихъ его, воспламенился духомъ и, быстро умывъ лицо, открылъ все дѣло. Когда же является жена съ словами, преисполненными печали, когда и случай помогаетъ ей, когда за нее и раны, и язвы, и безчисленныя волны бѣдствій, то какъ по всей справедливости не признать крѣпче всякаго адаманта душу, не пострадавшую даже отъ такой бури?

Глава IX, 10. Творяй велія и неизслѣдованная, славная же и изрядная, имже нѣсть числа.

Ты видѣлъ, что говоритъ о Богѣ блаженный Іовъ. Почтивъ и прославивъ Его многими и подробными словами, онъ опять объединяетъ свои прославленія, говоря: творяй велія и неизслѣдованная, славная же и изрядная, имже нѣсть числа. Вѣдь хотя число неисчислимо и не имѣетъ конца, такъ какъ всегда допускаетъ увеличеніе и прибавленіе до безконечности, однако дѣла Божіи, говоритъ онъ, превышаютъ всякое безпредѣльное число. Если таковы дѣла, то насколько болѣе Самъ Онъ? Что для всякаго непостижимо и безконечно, то для Бога составляетъ самое малое и по количеству, какъ говорится здѣсь, и по величинѣ, какъ сказано въ псалмѣ, гдѣ Онъ называется великимъ выше мѣры: велій Господь и хваленъ зѣло, и величію Его нѣсть конца [12]. Онъ выше всякой похвалы, изумительнѣе всякаго изумленія, славнѣе всякой славы и превыше всякой высоты, какъ написано: страшенъ Господь, и великъ зѣло, и чудно могутство Его. Славяще Господа вознесите, елико аще можете, превзыдетъ бо и еще [13]. И не легко было бы выбрать изъ божественныхъ писаній и предложить великіе хвалебные гимны: всѣ эти гимны превышаетъ Богъ Своею славою и величіемъ.

Глава XXIII, 8. Аще во первыхъ пойду, ктому нѣсмь, въ послѣднихъ же, како вѣмъ его?

Богъ всегда существуетъ и весь вѣкъ предъ Нимъ стоитъ и пребываетъ цѣлымъ; для насъ же то, что обозначается словами: нынѣшнее и настоящее, не можетъ быть пребывающимъ и не пребываетъ въ цѣломъ видѣ, но въ тотъ моментъ, какъ называется, проходитъ весьма быстро, прежде чѣмъ будетъ удержано мыслію. Настоящаго вообще нѣтъ и никто не можетъ уловить его даже мыслію, ибо оно уносится, убѣгая и удаляясь. А объ убѣгающемъ и постоянно исчезающемъ можно ли сказать, что оно существуетъ? Да и будущее, имѣющее явиться въ непродолжительномъ времени и вскорѣ исчезнуть, еще когда не существуетъ, спѣшитъ уже исчезнуть. Поэтому достойный изумленія Іовъ показалъ неудержимость и неустойчивость времени, сказавъ о себѣ: аще во первыхъ пойду, ктому нѣсмь, въ послѣднихъ же, како вѣмъ его? Онъ показываетъ, что мы, люди, живемъ только настоящимъ, прошедшее же опустили, а будущаго еще не имѣемъ.

Глава XXVIII, 20-23. Премудрость же откуду обрѣтеся и кое мѣсто есть разуму? Утаися отъ всякаго человѣка, и отъ птицъ небесныхъ скрыся. Пагуба и смерть рекоста: слышахомъ ея славу. Богъ благо позна ея путь: Самъ бо вѣсть мѣсто ея.

Единый источникъ премудрости есть Богъ. Отыскать этотъ источникъ желаетъ и Іовъ, когда постоянно говоритъ: премудрость же откуда обрѣтеся и кое мѣсто есть разуму? и когда, описывая недоступность и непостижимость ея для многихъ, прибавляетъ: утаися отъ всякаго человѣка. Полагая, что она извѣстна однимъ святымъ, онъ замѣчаетъ: Богъ позна ея путь и т. д. А гдѣ она и откуда, онъ говоритъ въ другомъ мѣстѣ: у Него премудрость и сила, у Того совѣтъ и разумъ [14]. Итакъ одинъ родитель и податель премудрости, и у кого она есть, тотъ получилъ ее отъ Него, ибо Господь даетъ премудрость, и отъ лица Его познаніе и разумъ, какъ показываетъ мудрая книга [15] и какъ научаетъ другое подобное писаніе словами: Той и премудрости предводитель есть, и премудрыхъ исправитель [16]. Въ рукахъ Его и мы, и слова наши, и все разумѣніе, и знаніе ремеслъ. Ничто изъ добраго и достойнаго удивленія не пришло къ намъ изъ какого либо другого мѣста, но аще что благо — Его, и аще что добро — Его, говоритъ Захарія [17]. Отъ него произросла и явилась вся полнота (τό τε σύστημα καί τό πλήρωμα) добродѣтелей. Поэтому и тѣ, которые разсматриваютъ всѣ добродѣтели вмѣстѣ, и тѣ, которые опредѣляютъ каждую изъ нихъ въ отдѣльности, приписываютъ ихъ Богу и прежде всего премудрость, такъ какъ она старѣе другихъ и предводительствуетъ ими, и въ насъ является какъ бы основаніемъ для созиданія остальныхъ добродѣтелей. Ибо какъ единъ — благъ, такъ и единъ премудръ, сѣдяй на престолѣ Своемъ [18], говоритъ Сирахъ, и объясняя, почему онъ приписываетъ Ему это превосходное и единственное имя, прибавляетъ: Господь Самъ созда ю, и излія ю на вся дѣла Своя [19]. И Варухъ приглашаетъ насъ къ этому блаженному вѣдѣнію, говоря: научися, гдѣ есть смышленіе, гдѣ есть крѣпость, гдѣ есть мудрость, еже разумѣти купно, гдѣ есть долгожитіе и жизнь, гдѣ есть свѣтъ очесъ и миръ? Кто обрѣте мѣсто ея и кто вниде въ сокровища ея? [20] Ибо мѣсто происхожденія ея и сокровищница, откуда она выходитъ и раздается принявшимъ ее, есть Богъ; вотъ почему Онъ предварительно и обличилъ не принимающихъ Его. Оставилъ еси, говоритъ онъ, источникъ премудрости; аще бы путемъ Божіимъ ходилъ еси, жилъ бы въ мирѣ во время вѣчное [21]. Это подробно истолковано также у другихъ, которые разумѣютъ подъ премудростью или вѣдѣніе и созерцаніе сущаго, или благочестіе; я же кратко и ясно изложу то, что думаю объ упоминаемой здѣсь премудрости. По моему мнѣнію, мудрый и святый Іовъ говоритъ такъ: все прочее, какъ-то: металлическія вещества, искусства, знанія и все другое, — что онъ самъ перечислилъ съ изумленіемъ, — человѣкъ пріобрѣлъ посредствомъ мудрости, а самую мудрость, спрашивается, откуда нашелъ онъ? Развѣ онъ копалъ землю и изслѣдовалъ глубину моря, чтобы найти ее? Далеко нѣтъ: это пріобрѣтеніе есть даръ Божій [22].

Примѣчанія:
[1] Фрагменты этихъ толкованій напечатаны у Rout’а, Reliquiae sacrae, vol. II. 1814, p. 395-409.
[2] Іовъ XI, 23-24. Св. Діонисій сообщаетъ словамъ текста смыслъ утвердительнаго предложенія, а не вопросительнаго, хотя въ контекстѣ они несомнѣнно заключаютъ въ себѣ вопросъ.
[3] Вмѣсто ἔλαμψεν, очевидно, слѣдуетъ читать οὐκ ἂν ἔλαμψεν или οὐκ ἂν οὔτως ἔλαμψεν, какъ читаетъ Simon de Magistris (ibid., p. 22, прим. 2).
[4] Іов. XXXI, 24-25.
[5] Іов. XXXI, 1.
[6] Іов. III, 25.
[7] Іов. XXX, 25.
[8] Іов. VII, 16.
[9] Іов. XI, 6. Св. Діонисій передаетъ только мысль священнаго текста по переводу LXX.
[10] Очевидно, св. Діонисій разумѣетъ здѣсь Христа, прообразованнаго Іовомъ и Своими страданіями дающаго намъ неподражаемый примѣръ терпѣнія.
[11] Sunon de Magistris восполняетъ здѣсь греческій текстъ и вмѣсто словъ: τὰ τῆς γυναικὸς μόνον ῥῆματα καὶ πέτραν ἦνἡ κακουργίαν предлагаетъ принятое нами чтеніе: τὰ τῆς γυναικὸς μόνον ῥῆματα καὶ πέτραν στεῤῥοτάτην κατασείειν ἰκανὰ ἦν. ὄρα δὲ τὴν κακονργίαν. См. Simon de Magistris, ibid., p. 26, прим. I.
[12] Псал. CXLIV, 3.
[13] Сир. XLIII, 31-32.
[14] Іов. XII, 13.
[15] Притч. II, 6.
[16] Прем. VII, 15.
[17] Зах. IX, 17.
[18] Сир. I, 7.
[19] Сир. I, 8-9.
[20] Вар. III, 14-15.
[21] Вар. III, 12-13.
[22] Настояшій фрагментъ съ толкованіемъ на Іова XXVIII, 20-23 въ сборникѣ толкованій на книгу Іова (Patricius Iunius, Catena graecorum patrum in beatum Iob, collectore Niceta, Londini, 1637, p. 430) помѣщенъ въ качествѣ толкованія на XXVIII, 12, но по содержанію своему, очевидно, представляетъ толкованіе на Іов. XXVIII, 20-23.

Источникъ: Творенія св. Діонисія Великаго, епископа Александрійскаго, въ русскомъ переводѣ. — Изданіе Казанской Духовной Академіи. / Пер., прим. и введ. свящ. А. Дружинина, подъ редакціей э. о. проф. Л. Писарева. — Казань: Типо-литографія   И м п е р а т о р с к а г о   Университета, 1900. — С. 95-102.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0