Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

I-III ВѢКЪ

Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій († 258 г.)

Сынъ богатаго карѳагенскаго сенатора, онъ получилъ блестящее языческое образованіе и до 46 лѣтъ былъ язычникомъ. Преподавая краснорѣчіе въ Карѳагенѣ и исправляя должность адвоката, Кипріанъ не былъ свободенъ отъ языческихъ грѣховъ. Знакомство съ карѳагенскимъ священникомъ Цециліемъ привело Кипріана къ познанію вѣры Христовой и принятію крещенія, послѣ чего онъ совершенно измѣнилъ свою жизнь. Черезъ годъ послѣ крещенія онъ принялъ санъ пресвитера (247 г.), а по смерти карѳагенскаго епископа Доната (въ 248 г.) былъ посвященъ во епископа. Въ своей жизни онъ много потрудился надъ устроеніемъ церковнаго благочинія и надъ исправленіемъ злоупотребленій и безпорядковъ, господствовавшихъ въ Карѳагенской Церкви. Въ жестокое гоненіе Декія, по внушенію свыше, онъ скрылся, но всегда былъ духомъ съ своею паствою и писалъ изъ своего уединенія письма въ Карѳагенъ, въ которыхъ то убѣждалъ къ подвигамъ слабыхъ въ вѣрѣ, то утѣшалъ крѣпкихъ, предохраняя однако послѣднихъ отъ самомнѣнія и гордости. По отношенію къ отпадшимъ отъ вѣры св. Кипріанъ являлся снисходительнымъ судьею, утѣшая ихъ надеждою на прощеніе и единеніе съ Церковью подъ условіемъ сердечнаго покаянія. далѣе>>

Творенія

Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій († 258 г.)
Письма.

23. Письмо къ карѳагенскому клиру о посланныхъ въ Римъ и полученныхъ оттуда письмахъ.

Кипріанъ пресвитерамъ и діаконамъ братьямъ желаетъ здоровья. Дабы извѣстно было вамъ, возлюбленнѣйшіе братья, какія письма писалъ я къ римскому клиру, что получилъ въ отвѣтъ [1], равнымъ образомъ — что отвѣчали на мое письмо пресвитеры Моисей и Максимъ, діаконы — Никостратъ и Руфинъ и съ ними — другіе исповѣдники, содержимые подъ стражею, — со всего этого посылаю вамъ списки для прочтенія [2]. Вы постарайтесь, съ свойственнымъ вамъ усердіемъ, эту переписку нашу сдѣлать извѣстною нашимъ братьямъ. Также, если кто находится у васъ или нечаянно прибудетъ къ вамъ изъ иноземныхъ епископовъ, моихъ сослужителей, или изъ пресвитеровъ и діаконовъ, пусть и они услышатъ отъ васъ обо всемъ; и если бы они захотѣли имѣть списки съ тѣхъ писемъ и переслать къ своимъ, то дозвольте имъ это. Я и Сатурну чтецу, брату нашему, поручилъ давать списывать ихъ каждому желающему, дабы, въ устроеніи на время какимъ-либо образомъ положенія церквей, всѣ сохраняли неизмѣнное единомысліе. О томъ, какъ поступать далѣе, мы, какъ я уже писалъ весьма многимъ своимъ товарищамъ, полнѣе разсудимъ въ общемъ совѣтѣ, когда, по милости Божіей, станемъ собираться вмѣстѣ. Желаю вамъ, возлюбленнѣйшіе и вожделеннѣйшіе братья, всегда здравствовать. Привѣтствуйте братство. Прощайте.

Примѣчанія:
[1] Римскіи клиръ на письмо св. Кипріана отвѣчалъ слѣдующимъ письмомъ:
       «Папѣ Кипріану пресвитеры и діаконы, находящіеся въ Римѣ, желаютъ здравія. Прочитавши, возлюбленнѣйшій братъ, письмо твое, присланное чрезъ иподіакона Фортуната, мы поражены были двойною скорбію и смущены сугубою печалію отъ того, что тебѣ не даютъ покоя среди толикихъ напастей гоненія, и что неумѣренная наглость падшихъ братій дошла даже до опасной дерзости въ словѣ. Все это тяжело подѣйствовало на насъ и на душу нашу; но твоя твердость и употребляемая тобою по евангельскому ученію строгость — умѣряетъ столь тяжкое бремя скорби нашей. Ибо ты и праведно обуздываешь непотребство нѣкоторыхъ, и увѣщевая къ покаянію, показываешь законный путь спасенія. Мы довольно изумлены были, узнавши, что нѣкоторые дошли даже до того, что настоятельно и притомъ въ такое неблагопріятное время, при столь тяжкомъ и великомъ грѣхѣ и преступленіи, не столько просили, сколько требовали себѣ мира, и даже говорили, что имѣютъ уже этотъ миръ на небесахъ. Если имѣютъ, то зачѣмъ просятъ того, чѣмъ обладаютъ? А если тѣмъ самымъ, что просятъ, доказываютъ, что они не имѣютъ; то почему не подчиняются суду тѣхъ, у которыхъ, по ихъ мнѣнію, должно просить мира, котораго дѣйствительно они не имѣютъ? Если, по ихъ мнѣнію, они имѣютъ преимущество общенія отъинуды; то пусть постараются сообразить оное съ Евангеліемъ, дабы чрезъ это окончательно утвердить таковое преимущество, если оно не разногласитъ съ закономъ евангельскимъ. Впрочемъ, какимъ образомъ можетъ быть евангельское общеніе доставлено тѣмъ, что кажется постановленнымъ вопреки евангельской истины? Всякое преимущество тогда только даетъ право на снисхожденіе (privilegium indulgentiae), когда оно не разногласитъ съ тѣмъ, съ кѣмъ ищутъ союза; и потому кто разногласитъ съ Богомъ, ища союза съ Нимъ, тотъ по необходимости теряетъ снисхожденіе и право на союзъ. Итакъ пусть разсмотрятъ, чего они домогаются въ этомъ дѣлѣ. Если говорятъ, что иное постановлено Евангеліемъ, а иное мучениками, то приводя въ несогласіе мучениковъ съ Евангеліемъ, они подвергаются опасности съ обѣихъ сторонъ. Ибо и величіе евангельское покажется униженнымъ и ниспровергнутымъ, если его могло пересилить иное новое постановленіе, и славный вѣнецъ исповѣданія будетъ совлеченъ съ главы мучениковъ, если окажется, что они не получили его за сохраненіе Евангелія, чрезъ которое и становятся мученики: вотъ почему тотъ, кто чрезъ Евангеліе старается получить имя мученика, особенно заботится о томъ, чтобы ничего не постановить вопреки Евангелія. Кромѣ того мы хотѣли бы знать: если мученики ради того только и дѣлаются мучениками, что, отказываясь отъ принесенія жертвъ (идоламъ), удерживаютъ миръ съ Церковію даже до пролитія своей крови, боясь потерять спасеніе, если, побѣжденные страданіями отъ истязаній, они потеряютъ миръ; то какъ же думая, что сами лишились бы спасенія, если бы участвовали въ жертвоприношеніяхъ, они могутъ считать необходимымъ даровать это спасеніе тѣмъ, кои приносили жертвы? Не должны ли они, по отношенію къ другимъ соблюдать тотъ же законъ, какой для самихъ себя постановили? Въ этомъ дѣлѣ мы замѣчаемъ, что сдѣланное ими для себя они обращаютъ противъ себя самихъ. Ибо если мученики полагали, что должно давать таковымъ миръ, то почему сами не дали его? Зачѣмъ почли нужнымъ, какъ сами говорятъ, отсылать таковыхъ къ епископу? Повелѣвающій, чтобы сдѣлано было что-нибудь, конечно можетъ и самъ сдѣлать повелѣваемое. Но, какъ мы понимаемъ, и какъ громко говоритъ самое дѣло, святѣйшіе мученики думали, что ко всему должно прилагать мѣру и стыда и истины. Такъ какъ имъ многіе наскучали, то отсылая таковыхъ къ епископу, по своей скромности, они думали избѣжать дальнѣйшаго безпокойства, и сами не сообщаясь съ ними, считали необходимымъ сохранить ненарушимою чистоту закона евангельскаго. Ты впрочемъ, братъ, по своей любви никогда не преставай обуздывать души падшихъ и подавать врачевство заблуждающимъ въ истинѣ, хотя духъ врачуемыхъ больныхъ обыкновенно и отвергаетъ попеченіе. Свѣжа еще эта рана падшихъ и только-что начала превращаться въ смертоносную язву. И потому мы увѣрены, что по прошествіи извѣстнаго времени, они полюбятъ, что въ отсрочкѣ предложили имъ вѣрное врачевство, если впрочемъ будутъ устранены тѣ, кои вооружаютъ ихъ на собственную погибель и превратнымъ наставленіемъ заставяяютъ ихъ, вмѣсто спасительнаго врачевства чрезъ отсрочки, требовать для себя губительнаго яда въ поспѣшномъ общеніи. Ибо мы не вѣримъ, чтобы безъ сторонняго внушенія всѣ они осмѣлились такъ нагло требовать себѣ мира. Мы знаемъ вѣру Церкви Карѳагенской, знаемъ порядокъ, знаемъ смиреніе. И потому мы удивились, узнавши, что падшіе высказали на тебя кое-что жесткое въ своемъ письмѣ, тогда какъ, изъ многихъ примѣровъ взаимной расположенности между вами, мы часто убѣждались во взаимной между вами любви и привязанности. Итакъ время имъ принести покаяніе въ своемъ преступленіи, доказать скорбь о паденіи своемъ, обнаружить кротость, явить смиреніе и умѣренность, покорностію призвать на себя милость Божію, и должнымъ почтеніемъ къ священнику Божію низвести на себя божественное милосердіе. О, гораздо лучше поступили бы они, написавъ письмо такъ, чтобы вѣрующіе, въ своихъ молитвахъ за нихъ, находили помощь въ ихъ смиреніи! Ибо легче получить то, о чемъ просятъ, когда тотъ, за кого просятъ, самъ достоинъ получить просимое. Что же касается до Привата Ламбезитанскаго, то ты хорошо сдѣлалъ, извѣстивши насъ о столь важномъ дѣлѣ. Всѣмъ намъ слѣдуетъ пещись о тѣлѣ цѣлой Церкви, члены которой размѣщены по разнымъ провинціямъ. Впрочемъ и прежде твоего письма отъ насъ не могло сокрыться лукавство хитраго человѣка. Ибо когда прежде сего приходилъ одинъ изъ его непотребной свиты именно знаменоносецъ Привата Футуръ, — и старался лестью вымануть у насъ общительныя письма; то мы узнали, кто онъ, и писемъ, которыхъ онъ желалъ, не дали. Желаемъ тебѣ здравствовать о Господѣ».
[2] Письмо римскихъ исповѣдниковъ къ Кипріану:
       «Цецилію Кипріану, епископу Церкви Карѳагенской — Моисей и Максимъ пресвитеры и Никостратъ и Руфинъ діаконы и прочіе исповѣдники, пребывающіе въ истинной вѣрѣ въ Бога Отца и Сына Его Іисуса Христа Господа нашего и въ Духа Святаго, желаютъ здоровья. — Среди различныхъ и многообразныхъ скорбей, собратъ, причиняемыхъ намъ настоящими паденіями многихъ братьевъ почти во всей вселенной, особенное утѣшеніе доставило намъ полученное отъ тебя письмо: оно воодушевило насъ, оно облегчило страданія болѣзнующаго духа. Отсюда мы можемъ уже уразумѣть, что благодать божественнаго провидѣнія, можетъ быть, для того и хотѣла удерживать насъ столь долго заключенными въ темничныя узы, чтобы наставленные и сильнѣе одушевленные письмомъ твоимъ мы могли съ большею охотою стремиться къ предназначенному вѣнцу. Ибо твое письмо обрадовало насъ такъ, какъ во время непогоды ведро, и въ бурномъ морѣ желанная тишина, и въ трудахъ покой, и въ опасностяхъ и болѣзняхъ здравіе, и въ густой тьмѣ ясный и блистающій свѣтъ. Итакъ, мы впивали въ себя это письмо жаждущимъ духомъ, мы вкушали его алчущимъ сердцемъ, такъ что радуемся, будучи достаточно насыщены и напоены къ борьбѣ съ врагомъ. Господь наградитъ тебя за такую любовь твою и явитъ надлежащій плодъ этого столь добраго дѣла. Ибо не менѣе достоинъ награды вѣнца тотъ, кто поощрялъ, какъ и тотъ, кто претерпѣлъ; не менѣе достоинъ похвалы научившій, какъ и сдѣлавшій; не меньше долженъ быть почтенъ увѣщевавшій, какъ и сражавшійся. Да, иногда высшая степень славы принадлежитъ настаивавшему, нежели тому, кто показалъ себя достойнымъ ученикомъ; ибо этотъ, можетъ быть, не имѣлъ бы того, что произвелъ, если бы тотъ не научилъ. Итакъ, мы получили, опять скажемъ, братъ Кипріанъ, великую радость, великое утѣшеніе, великое облегченіе особенно отъ того, что ты славныя мучениковъ — не скажемъ — смерти, но безсмертія, почтилъ славными и достойными похвалами. Ибо таковыя кончины и надлежало почтить такими рѣчами, чтобы слова въ разсказѣ соотвѣтствовали дѣламъ. Твое письмо представило намъ эти славныя побѣды мучениковъ, и мы нѣкоторымъ образомъ проводили ихъ очами нашими на небо, созерцали ихъ находящимися уже между ангелами и властями и господствами небесными. Даже Господа, по обѣщанію свидѣтельствующаго объ нихъ предъ Отцемъ, мы какъ будто слышали своими ушами. Вотъ что ежедневно окрыляетъ нашъ духъ и возбуждаетъ къ достиженію толикой чести. Ибо что могло быть славнѣе, что счастливѣе для человѣка, какъ достигнуть, по божественному удостоенію, того, чтобы между самими мучителями, въ самой смерти исповѣдывать Господа Бога, — чтобы среди разнообразныхъ жестокостей мірской власти, среди изысканныхъ мученій, даже при измученномъ, израненномъ и изможденномъ тѣлѣ, хотя отходящимъ, но способнымъ духомъ исповѣдывать Христа Сына Божія? Что могло быть славнѣе и блаженнѣе, какъ, оставивъ міръ, стремиться на небо, оставивъ людей, стать между ангелами, разорвавъ всѣ временныя препятствія, явиться уже свободнымъ предъ лицемъ Божіимъ, — безъ всякаго замедленія достигать Царствія небеснаго, — сдѣлаться общникомъ страданій со Христомъ въ имени Христовомъ, — по божественному удостоенію Судіи своего сдѣлаться судьею, представить незапятнанную совѣсть въ исповѣданіи имени, не повиноваться человѣческимъ и святотатственнымъ законамъ вопреки вѣры, свидѣтельствовать всенародно истину, умирая попирать самую смерть, которая для всѣхъ служитъ предметомъ страха, чрезъ самую смерть достигать безсмертія, — израненному и изможденному всѣми орудіями жестокости самими мученіями препобѣдить мученія, — противоборствовать силою души всѣмъ болѣзнямъ растерзаннаго тѣла, — не страшиться пролитія своей крови, — начать любить самую казнь смертную и считать вредомъ для своей жизни остаться въ живыхъ? Къ этой брани, какъ бы нѣкоею трубою Евангелія Своего, возбуждаетъ насъ Господь, говоря: иже любитъ отца, или матерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ; и иже любитъ сына, или дщерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ; и иже не пріиметъ креста своего, и въ слѣдъ Мене грядетъ, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 10, 57-58). И опять: блажени изгнани правды ради: яко тѣхъ есть Царство небесное. Блажени есте, егда поносятъ вамъ, и ижденутъ, и рекутъ всякъ золъ глаголъ на вы лжуще Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесѣхъ: тако бо изгнаша пророки, иже прежде васъ (Матѳ. 5, 10-12). И еще: и предъ владыки же и цари ведени будете Мене ради. Предастъ же братъ брата на смерть, и отецъ чадо: претерпѣвый же до конца, той спасенъ будетъ (Матѳ. 10, 18. 21-22). Побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ Моемъ, якоже и Азъ побѣдихъ, и сѣдохъ со Отцемъ Моимъ на престолѣ Его (Апок. 3, 21). И Апостолъ говоритъ: кто ны разлучитъ отъ любве Божія: скорбь ли, или тѣснота, или гоненіе, или гладъ, или нагота, или бѣда, или мечь? якоже есть писано: яко Тебе ради умерщвляеми есмы весь день; вмѣнихомся якоже овцы заколенія. Но во всѣхъ сихъ препобѣждаемъ за возлюбившаго ны (Рим. 8, 35-37). Перечитывая эти и подобныя симъ мѣста евангельскія и ощущая, что божественными словами, какъ бы факелами, воспламеняется у насъ вѣра, мы не только уже не страшимся враговъ истины, но и вызываемъ ихъ; самою неуступчивостію своею мы уже побѣдили враговъ вѣры и обратили въ ничто нечестивые, противные истинѣ законы. И если мы еще не пролили нашей крови, а готовы пролить, то никто да не считаетъ милостію этого замедленія нашего отшествія: оно вредитъ намъ, оно полагаетъ препятствіе славѣ, удаляетъ отъ насъ небо, препятствуетъ славному созерцанію лица Божія. Въ такой брани, гдѣ ратуетъ вѣра, истинную милость составляетъ то, чтобы не замедлить смерти мучениковъ. Итакъ моли, возлюбленнѣйшій Кипріанъ, чтобы Господь Своею благодатію каждаго изъ насъ по вся дни болѣе и болѣе, чаще и охотнѣе, вооружалъ, просвѣщалъ, укрѣплялъ силами своего могущества, и, какъ отличный военачальникъ воиновъ своихъ, которыхъ Онъ даже доселѣ упражнялъ и испытывалъ въ лагерѣ темничномъ, вывелъ уже на поле предположеннаго сраженія! Да подастъ Онъ намъ оружіе божественное, тѣ стрѣлы, которыя не знаютъ пораженія, броню правды, которая никогда не расторгается, щитъ вѣры, который не можетъ быть пробитымъ, шлемъ спасенія, который не можетъ испортиться, и мечь духовный, который не обыкъ ломаться. Ибо кому болѣе мы можемъ препоручить молиться за насъ, какъ не столь славному епископу? Предназначенные къ жертвѣ, у кого должны просить помощи, какъ не у священника? Еще мы радуемся, что ты по своей обязанности, хотя обстоятельствами времени и былъ отлученъ отъ братьевъ, однакожъ не былъ далекъ отъ нихъ: письмами своими ты часто укрѣплялъ исповѣдниковъ, праведнымъ подавалъ отъ своихъ трудовъ необходимое пособіе, всегда и во всемъ являлся присутствующимъ и ни въ одной части своей должности не уподоблялся бѣглецу. Но мы не можемъ умолчать, не можемъ не свидѣтельствовать громко о томъ, что сильнѣе возбудило въ насъ большую радость: это то, что ты, по здравому разсужденію, какъ мы замѣчаемъ, достойно обличалъ тѣхъ, которые, забывъ о своихъ преступленіяхъ, поспѣшно и торопливо, въ твое отсутствіе, исторгли миръ у пресвитеровъ, обличилъ и пресвитеровъ, которые, не уваживъ Евангелія, съ непростительною легкостію отдали святыню Господню псамъ и бисеръ свиніямъ, тогда какъ великое преступленіе, произведшее почти во всей вселенной невѣроятное опустошеніе, надлежало, какъ самъ пишешь, подвергнуть осторожному и осмотрительному разсмотрѣнію, при совѣщаніи со всѣми епископами, пресвитерами, діаконами, исповѣдниками и даже, какъ въ твоихъ письмахъ и самъ свидѣтельствуешь, въ присутствіи мірянъ. Ибо не пренебрегается ли божественное слово, когда столь легко даруется прощеніе согрѣшающимъ? Въ самомъ дѣлѣ, надобно укрѣплять души ихъ и питать до времени ихъ зрѣлости, показывая имъ изъ Свящ. Писаній, сколь великій и чрезвычайный грѣхъ они совершили. Пусть ихъ не одушевляетъ то, что ихъ много; но то самое, что ихъ много, болѣе да удерживаетъ ихъ. Обыкновенно, на уменьшеніе важности преступленія нисколько не имѣетъ вліянія огромное число, а раскаяніе, скромность, терпѣніе, благочиніе, смиреніе и покорность, ожиданіе суда другихъ о себѣ и подчиненіе себя чужому мнѣнію. Вотъ чѣмъ доказывается покаяніе! Вотъ чѣмъ на рану наводится рубецъ! Вотъ что возстановляетъ и поднимаетъ развалины ниспроверженнаго духа, — что погашаетъ и уничтожаетъ горячій паръ преступленій въ колеблющихся! Врачь не даетъ того, что прилично тѣламъ здоровымъ: иначе неблаговременная пища не укротитъ бури разстроеннаго здоровья, а увеличитъ ее, и то, что ранѣе могло быть ослаблено постомъ, чрезъ нетерпѣніе будетъ надолго усилено неудобосваримою пищею. Итакъ, руки, оскверненныя нечистымъ жертвоприношеніемъ, должны быть омыты добрыми дѣлами, и уста, оскверненныя нечестивою пищею, должны быть очищены словами истиннаго покаянія, и въ тайнахъ сердца вѣрующаго долженъ быть обновленъ и освященъ духъ. Частые стоны да слышатся у кающихся. Не единожды, но многократно да изливаются искреннія слезы изъ очей, дабы тѣ самыя очи, которыя согрѣшили, взирая на идоловъ, загладили умилостивляющими Бога рыданіями эти непозволительныя дѣйствія. Въ болѣзни необходимо терпѣніе. Слабые борются со своею болѣзнію и тогда только уповаютъ на выздоровленіе, когда терпѣніемъ превозмогутъ болѣзнь. Ибо невѣренъ рубецъ, скоро съ поспѣшностію наведенный врачомъ, и ни въ какомъ случаѣ не будетъ излѣченія, если лѣкарства не будутъ подаваемы съ разсчитанною медленностію. Скоро опять пламя превращается въ пожаръ, если не уничтожится весь огонь даже до послѣдней искры. И потому да знаютъ подобные люди, что самая медленность служитъ болѣе имъ въ пользу и что необходимыми отсрочками преподаются имъ вѣрнѣйшія врачеванія. Да и зачѣмъ же подвергаться заключенію въ мрачной темницѣ чрезъ исповѣданіе Христа, если можно отрицаться Его безъ опасности для вѣры? Зачѣмъ за имя Божіе связуются множествомъ цѣпей, если не находятся внѣ общенія съ Церковію тѣ, кои не устояли въ исповѣданіи Бога? Зачѣмъ мученики полагаютъ славныя души, если оставившіе вѣру не чувствуютъ великости опасностей и проступковъ своихъ? Если они предпочитаютъ излишнее нетерпѣніе и съ нетерпимою поспѣшностію домогаются общенія, то напрасно дерзкими и необузданными устами изрыгаютъ жалобныя и ненавистныя, ничего незначащія противъ истины хулы. Они могли по праву удерживать то, что теперь по своей волѣ желаютъ пріобрѣсти, вынужденные необходимостію. Вѣра, которая могла исповѣдать Христа, могла быть и удержана Христомъ въ общеніи. Желаемъ тебѣ, блаженнѣйшій и славнѣйшій папа, всегда здравствовать о Господѣ и помнить о насъ».

Источникъ: Творенія святаго священномученика Кипріана, епископа Карѳагенскаго. Часть I: Письма. — Изданіе второе. — Кіевъ: Типографія Корчакъ-Новицкаго, 1891. — С. 153-168. (Библіотека твореній св. отцевъ и учителей Церкви западныхъ, издаваемая при Кіевской Духовной Академіи, Кн. 1.)

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0