Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 21 февраля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

I-III ВѢКЪ

Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій († 258 г.)

Сынъ богатаго карѳагенскаго сенатора, онъ получилъ блестящее языческое образованіе и до 46 лѣтъ былъ язычникомъ. Преподавая краснорѣчіе въ Карѳагенѣ и исправляя должность адвоката, Кипріанъ не былъ свободенъ отъ языческихъ грѣховъ. Знакомство съ карѳагенскимъ священникомъ Цециліемъ привело Кипріана къ познанію вѣры Христовой и принятію крещенія, послѣ чего онъ совершенно измѣнилъ свою жизнь. Черезъ годъ послѣ крещенія онъ принялъ санъ пресвитера (247 г.), а по смерти карѳагенскаго епископа Доната (въ 248 г.) былъ посвященъ во епископа. Въ своей жизни онъ много потрудился надъ устроеніемъ церковнаго благочинія и надъ исправленіемъ злоупотребленій и безпорядковъ, господствовавшихъ въ Карѳагенской Церкви. Въ жестокое гоненіе Декія, по внушенію свыше, онъ скрылся, но всегда былъ духомъ съ своею паствою и писалъ изъ своего уединенія письма въ Карѳагенъ, въ которыхъ то убѣждалъ къ подвигамъ слабыхъ въ вѣрѣ, то утѣшалъ крѣпкихъ, предохраняя однако послѣднихъ отъ самомнѣнія и гордости. По отношенію къ отпадшимъ отъ вѣры св. Кипріанъ являлся снисходительнымъ судьею, утѣшая ихъ надеждою на прощеніе и единеніе съ Церковью подъ условіемъ сердечнаго покаянія. далѣе>>

Творенія

Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій († 258 г.)
Трактаты.

Книга объ одеждѣ дѣвственницъ.

Благочиніе [1], — стражъ надежды, охраненіе вѣры, руководитель на пути спасенія, насажденіе и воспитаніе добрыхъ наклонностей, пѣстунъ добродѣтели, — дѣлаетъ человѣка способнымъ пребывать всегда во Христѣ, постоянно жить для Бога и стремиться къ небеснымъ обѣтованіямъ и божественнымъ мздовоздаяніямъ. Сколько спасительно слѣдовать ему, столько пагубно уклониться отъ него и пренебрегать имъ. Духъ Святый говоритъ въ книгѣ Псалмовъ: пріимите наказаніе (disciplinam), да не когда прогнѣвается Господь, и погибнете отъ пути праведнаго, егда возгорится вскорѣ ярость Его (Псал. 2, 12). И еще: Грѣшнику же рече Богъ: вскую ты повѣдаеши оправданія Моя, и воспріемлеши завѣтъ Мой усты твоими? ты же возненавидѣлъ еси наказаніе и отверглъ еси словеса Моя вспять (Псал. 49, 16-17). И въ другомъ мѣстѣ читаемъ: премудрость и наказаніе уничижаяй окаяненъ (Прем. 3, 11). И Соломонъ, преподавшій правила мудрости, заповѣдалъ: сыне, не пренебрегай наказанія Господня, ниже ослабѣвай отъ Него обличаемый: егоже бо любитъ Господь, наказуетъ (Прит. 3, 11-12). Если же Господь наказуетъ того, кого любитъ, и наказуетъ съ тѣмъ, чтобы исправить; то и братья, а тѣмъ болѣе священники обнаруживаютъ не ненависть, а любовь къ тѣмъ, кого такимъ же образомъ наказуютъ для исправленія. Да и самъ Богъ чрезъ пророка Іеремію предвозвѣстилъ это и обозначилъ наше время, говоря: и дамъ вамъ пастыри по сердцу Моему, и упасутъ васъ разумомъ и ученіемъ (disciplinâ) (Іер. 3, 15).

И такъ если въ Священномъ Писаніи повсюду заповѣдуется благочиніе (disciplina); если все зданіе благочинія и вѣры зиждется на богобоязненномъ храненіи его: то чего болѣе остается намъ желать, къ чему стремиться, чего держаться, какъ не того, чтобы, утвердивъ храмины наши на семъ праеугольномъ камени, какъ на незыблемомъ основаніи, мы стояли твердо и непоколебимо противъ всѣхъ напастей и искушеній міра сего, и такимъ образомъ чрезъ соблюденіе божественныхъ заповѣдей достигали божественныхъ даровъ, разсуждая и сознавая, что члены наши, освященіемъ животворной купели очищенные отъ всякой нечистоты древней заразы, суть храмы Божіи, которые никѣмъ не должны быть растлѣваемы и оскверняемы; аще бо кто Божій храмъ растлитъ, растлитъ сего Богъ (1 Кор. 3, 17). Сихъ-то храмовъ строители и настоятели — мы; послужимъ же Тому, Кому уже мы принадлежимъ. Это говоритъ апостолъ Павелъ, преподававшій намъ въ посланіяхъ своихъ, по божественному наученію, правила для жизни: нѣсте свои,куплени бо есте цѣною; прославите убо (и носите) Бога въ тѣлесѣхъ вашихъ (1 Кор. 6, 19-20). Прославимъ же и будемъ носить Господа въ чистомъ и нескверномъ тѣлѣ, соблюдая всевозможную осторожность; искупленные кровію Христовою повинемся воли Искупителя своего во всѣхъ дѣйствіяхъ нашего служенія Ему; постараемся о томъ, чтобы ничего сквернаго и нечистаго не было вносимо нами въ храмъ Его, дабы Онъ, оскорбившись нашимъ поведеніемъ, не оставилъ жилища, въ которомъ теперь обитаетъ. Вотъ слова Господа, исцѣляющаго и поучающаго, врачующаго вмѣстѣ и наставляющаго: се здравъ еси: ктому не согрѣшай, да не горше ти чтó будетъ (Іоан. 5, 14). Даровавъ здравіе, Онъ предлагаетъ затѣмъ и образъ жизни и законъ непорочности; не только воспрещаетъ на будущее время жизнь безпорядочную и распутную, но получившимъ исцѣленіе угрожаетъ въ противномъ случаѣ еще худшими послѣдствіями: потому именно, что меньше твоя вина, когда ты согрѣшилъ прежде, чѣмъ узналъ божественное ученіе; но нѣтъ для тебя извиненія, когда ты грѣшишь познавши уже Бога. Сіе-то имѣйте въ виду мужи, и жены, отроки, и отроковицы, — всякъ полъ и всякъ возрастъ, и по вѣрѣ и благочестію, коими всѣ мы обязаны Богу, потщитесь, чтобы не безъ заботливости и страха соблюдаемо было вами тó, чтó святымъ и непорочнымъ пріемлется вами туне отъ Господа.

Теперь слово наше обращается преимущественно къ дѣвамъ, которыя тѣмъ большую имѣютъ нужду въ попеченіи, чѣмъ выше предоставлена имъ слава. Дѣвы, — это цвѣтъ церковнаго отростка, высокое украшеніе благодати духовной, природа веселая, чистое и неповрежденное созданіе хвалы и чести, образъ Божій, соотвѣтствующій святости Божественной, — это свѣтозарнѣйшая часть стада Христова. Ими радуется, въ нихъ обильно красуется славное чадородіе Матери-Церкви: и чѣмъ болѣе дѣвство увеличивается въ числѣ своемъ, тѣмъ болѣе возрастаетъ радость матери. Къ нимъ-то обращаемся мы съ словомъ своимъ, ихъ увѣщеваемъ, болѣе по любви нежели по власти; смиренные и малозначущіе, нисколько не присвоивая себѣ права суда, мы побуждаемся заботиться объ нихъ преимущественно опасеніемъ, — преимущественно тѣмъ, что боимся навѣта діавольскаго.

И не напрасно то опасеніе, не пустая та боязнь, которая подаетъ совѣты къ пути спасенія и руководствуетъ къ сохраненію заповѣдей божественныхъ и правилъ житейскихъ съ тѣмъ, чтобы обручившія себя Христу, отрѣшившіяся отъ похотей тѣлесныхъ и всецѣло и тѣломъ и душею посвятившія себя Богу, совершали дѣло свое достойно великому предназначенію, преукрашаясь для одного Господа своего и угождая ему одному, отъ котораго и мздовоздаянія дѣвству своему ожидаютъ онѣ, по Его же слову: не вси вмѣщаютъ словесе сего, но имъ же дано есть: суть бо скопцы, иже изъ чрева матерня родишася тако, и суть скопцы, иже скопишася отъ человѣкъ, и суть скопцы, иже исказиша сами себе царствія ради небеснаго (Матѳ. 19, 11-12). Тотъ же даръ цѣломудрія означается, тоже дѣвство возвѣщается слѣдующими словами Ангела: сіи суть, иже съ женами не осквернишася, зане дѣвственницы суть: сіи послѣдуютъ Агнцу, аможе аще пойдетъ (Апок. 14, 4). И не одному только мужескому полу усвояетъ Господь благодать цѣломудрія, — Онъ не обходитъ женъ; но потому что жена есть часть мужа изъ него взята и создана, Богъ во всемъ почти Писаніи обращается къ первозданному, такъ какъ двое составлаютъ одну плоть, и въ мужѣ обозначается вмѣстѣ и жена.

Если же цѣломудріе идетъ въ слѣдъ за Христомъ и дѣвство предназначается для царствія Божія; то что въ земномъ убранствѣ и украшеніяхъ, коими желающія угодить человѣкамъ оскорбляютъ Бога, не помышляя о томъ, что сказано еще прежде: человѣкоугодницы постыдѣшася, яко Богъ уничижи ихъ (Псал. 52, 6), и что торжественно проповѣдано Апостоломъ: аще бо быхъ еще человѣкомъ угождалъ, Христовъ рабъ не быхъ убо былъ (Гал. 1, 10)? Воздержаніе и цѣломудріе состоитъ не въ одной только непорочности тѣла, но и въ скромности и благоприличіи самаго одѣянія, да будетъ, по слову апостольскому, непосягшая свята и тѣломъ и духомъ. Ап. Павелъ говоритъ въ наше наставленіе: не оженивыйся печется о Господнихъ, како угодити Господеви, а оженивыйся печется о мірскихъ, како угодити женѣ; такъ и непосягшая печется о Господнихъ, како угодити Господеви, да будетъ свята и тѣломъ и духомъ (1 Кор. 7, 32-34). Дѣвственница должна не только быть, но и другимъ представляться по наружности таковою, такъ-чтобы всякъ, при взглядѣ на нее, не оставался въ недоумѣніи, дѣйствительно ли она дѣвственница. Непорочность должна являть себя одинаково во всемъ и одежда тѣла не должна порочить добродѣтели души. Да и къ чему ей выставлять себя въ убранствѣ и нарядахъ, какъ будто имѣющей мужа или ищущей его? Она скорѣе должна опасаться нравиться другимъ, если дѣйствительно блюдетъ свое дѣвство, и не подвергать себя искушеніямъ, стремясь къ лучшимъ и божественнымъ цѣлямъ. Не имѣющія мужей, а слѣдовательно и побужденій къ угожденію имъ, должны пребывать непорочны и чисты не только по тѣлу, но и но духу. Неприлично дѣвственницѣ для украшенія лица своего прибѣгать къ изысканной прическѣ волосъ и тщеславиться своимъ тѣломъ и его красотою, когда ей предлежитъ самая бóльшая брань противу плоти и самый трудный подвигъ въ одержаніи надъ нею побѣды. Апостолъ Павелъ во всеуслышаніе восклицаетъ: мнѣ же да не будетъ хвалитися, токмо о крестѣ Господа нашего Іисуса Христа, имже мнѣ міръ распяся, и азъ міру (Гал. 6, 14). А дѣва величается въ церкви убранствомъ плоти и красотою тѣла! Апостолъ прибавляетъ къ тому: иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24). А торжественно отрекшаяся отъ страстей и похотей плоти обрѣтается участницею въ томъ самомъ, отъ чего отрекалась! Изобличатъ тебя, дѣво, — раскроютъ, что ты выставляешь себя не такою, какова ты на самомъ дѣлѣ, — совсѣмъ не того домогаешься! Сквернами похоти плотской ты себя омрачаешь и безчестишь, тогда какъ ты предназначила себя для непорочности и цѣломудрія. Возопій, говоритъ Господь Исаіи: всяка плоть сѣно, и всяка слава человѣча яко цвѣтъ травный; изсше трава, и цвѣтъ отпаде, глаголъ же Бога нашего пребываетъ во вѣки (Псал. 40, 6-8). Неприлично христіанину, а тѣмъ болѣе дѣвственницѣ, гоняться за славою и почестями плотскими, а надлежитъ внимать слову Божію и въ немъ искать благъ во вѣки пребывающихъ. Или, если уже и гордиться плотію своею, то развѣ тогда только, когда она мучима бываетъ за исповѣданіе имени Христова, когда жена является мужественнѣе мужей, истязующихъ ее, когда переноситъ огни, кресты, желѣзо, терзанія звѣрей, для полученія вѣнца. Вотъ это драгоцѣнныя ожерелья плоти, вотъ это наилучшія украшенія тѣла!

Но есть изъ нихъ богатыя и съ достаточнымъ имуществомъ, которыя, высоко цѣня свое богатство, говорятъ, что онѣ должны же пользоваться своими благами. Таковыя пусть знаютъ прежде всего, что та собственно богата, которая богата въ Богѣ, та достаточна, которая имѣетъ обиліе достатка во Христѣ; пусть знаютъ, что блага истинныя суть блага духовныя, божественныя, небесныя, которыя приводятъ насъ къ Богу и у Бога составляютъ наше вѣчное стяжаніе. За тѣмъ все земное, пріобрѣтаемое въ семъ мірѣ и въ немъ же оставляемое, должно быть презираемо такъ же, какъ и самый міръ, отъ пышности и наслажденій коего мы отказались еще съ того благодатнаго времени, какъ только обратились къ Богу. Къ этому насъ побуждаетъ и увѣщаваетъ Іоаннъ своею духовною и небесною рѣчью. Не любите, говоритъ, міра ни яже въ мірѣ. Аще кто любитъ міръ, нѣсть любве отчи въ немъ: яко все, еже въ мірѣ, похоть плотская, и похоть очесъ, и гордость житейская, нѣсть отъ Отца, но отъ міра сего есть. И міръ преходитъ, и похоть его; а творяй волю Божію пребываетъ во вѣки (1 Іоан. 2, 15-17). И такъ къ вѣчному и божественному должно стремиться и все дѣлать по волѣ Божіей, послѣдуя стопамъ и божественному ученію Господа нашего, Который въ наставленіе намъ сказалъ: снидохъ съ небесе, не да творю волю мою, но волю пославшаго мя Отца (Іоан. 6, 38). Если рабъ не болѣе господина своего, и получившій свободу обязанъ послушаніемъ своему освободителю; то мы, — желая бытъ христіанами, должны подражать тому, чему училъ и что творилъ Христосъ. Въ Писаніи сказано и мы читаемъ, слышимъ, и устами Церкви въ примѣръ намъ возвѣщается: глаголяй въ Немъ (во Христѣ) пребывати, долженъ есть, якоже Онъ ходилъ есть, и сей такожде ходити (1 Іоан. 2, 6). Посему надлежитъ ходить по тѣмъ же слѣдамъ, ревностно итти по тому же пути. Тогда только названію вѣры соотвѣтствуетъ истинное послѣдованіе и вѣрующему воздается мзда, когда онъ исполняетъ тó, во что вѣруетъ.

Говоришь, что ты достаточна и богата. Но противъ твоего богатства возвышаетъ свой голосъ Павелъ, предписывая правила, ограничивающія твои наряды и убранство. Онъ говоритъ: жены во украшеніи лѣпотномъ со стыдѣніемъ и цѣломудріемъ да украшаютъ себе, не въ плѣтеніихъ, ни златомъ или ризами многоцѣнными, но, еже подобаетъ женамъ обѣщавающимся благочестію, дѣлы благими (1 Тим. 2, 9-10). Согласно съ нимъ и Петръ повелѣваетъ: имже (женамъ) да будетъ, не внѣшняя плетенія власъ, и обложенія злата, или одѣянія ризъ лѣпота: но потаенныя сердца человѣкъ (1 Петр. 3, 3-4). Если Апостолы совѣтуютъ обуздывать себя и свято соблюдать уставы церковнаго благочинія даже женамъ, кои наряды свои и убранство привыкли извинять замужествомъ: то тѣмъ болѣе подлежитъ соблюдать это дѣвственницамъ, которыя никакого не имѣютъ въ семъ случаѣ извиненія и не могутъ сложить вины свои на другихъ, но сами должны остаться виновницами во грѣхѣ своемъ.

Говоришь, что ты достаточна и богата. Но не все тó, чтó можно дѣлать, и должно дѣлать: пространныя желанія, раждающіяся отъ тщеславія вѣка сего, не должны выходить за предѣлы чести и цѣломудрія дѣвственнаго, когда въ Писаніи сказано: вся ми лѣть суть, но не вся на пользу; вся ми лѣть суть, но не вся назидаютъ (1 Кор. 10, 23). При томъ же когда ты, роскошно и пышно наряжаясь, открыто являешься въ народныя собранія, обращаешь на себя взоры юношества, увлекаешь за собою вздохи молодыхъ людей, питаешь въ нихъ похоть любострастія, воспламеняешь ко грѣху; то хотя бы сама ты и не погибла, но потому, что тѣмъ губишь другихъ и какъ бы мечемъ или ядомъ становишься для тѣхъ, которые на тебя смотрятъ, — ты не можешь уже оправдать своей духовной чистоты и цѣломудрія. Самый нарядъ твой наглый и убранство твое безстыдное изобличаютъ тебя, и ты не можешь уже считаться въ числѣ отроковицъ и дѣвъ Христовыхъ, ты, которая ведешь себя такъ, что можешь внушать къ себѣ страсть любви.

Говоришь, что ты богата и достаточна. Но дѣвственницѣ не слѣдуетъ хвастаться своимъ богатствомъ, тѣмъ болѣе, что въ божественномъ Писаніи говорится: чтó пользова намъ гордыня? и богатство съ величаніемъ чтó воздаде намъ? прейдоша вся она яко сѣнь (Прем. 5, 8-9). И Апостолъ опять, увѣщавая, говоритъ: и купующіи будутъ, яко не содержаще, требующіи міра сего, яко не требующе: преходитъ бо образъ міра сего (1 Кор. 7, 30-31). И Петръ, коему Господь препоручаетъ пасти и охранять овецъ своихъ и на коемъ положилъ основаніе Церкви (Матѳ. 16, 18; сн. ст. 16), говоритъ тоже, что у него нѣтъ ни золота, ни серебра; но что онъ богатъ благодатію Христовою, богатъ вѣрою Его и силою, посредствомъ коихъ многія знаменія и чудеса сотворилъ и во славу благодати обогатилъ себя духовными дарами (Дѣян. 3, 6-7). Сихъ достатковъ, сихъ богатствъ не можетъ имѣть та, которая желаетъ быть богатою болѣе для міра, нежели для Христа.

Говоришь, что ты достаточна и богата, и твердишь, что тебѣ слѣдуетъ пользоваться тѣми благами, коими Господь надѣлилъ тебя. Пользуйся ими, употребляй, но на дѣла спасительныя; употребляй для добрыхъ цѣлей; употребляй, но на тó, на чтó Богъ заповѣдалъ, на чтó самъ Господь указалъ. Пусть чувствуютъ твое богатство бѣдные, пусть ощущаютъ твой достатокъ неимущіе. Отдай твое имущество для приращенія Богу, напитай Христа. Чтобы удостоиться тебѣ достигнуть славы дѣвства и сподобиться получить воздаяніе отъ Господа, умоляй Его молитвами многихъ. Скрывай сокровища свои тамъ, гдѣ никакой тать не подкапываетъ, куда никакой злобный хищникъ не проникаетъ. Пріобрѣтай себѣ стяжанія, но болѣе небесныя, тамъ, гдѣ пріобрѣтенія твои не подвержены никакимъ случайностямъ и отъ всякихъ вражескихъ неправдъ вѣка сего свободны, гдѣ ихъ ни ржа не истребитъ, ни градъ не побьетъ, ни солнце не сожжетъ, ни дождь не повредитъ: Ты и тѣмъ уже самимъ грѣшишь противъ Бога, что думаешь, будто богатство дано Имъ тебѣ на то, чтобы иждивать и расточать его безъ пользы. Вѣдь и голосъ данъ отъ Бога человѣку, однако не для того, чтобы пѣть любовныя и срамныя пѣсни; и желѣзо благоволилъ Богъ сотворить для воздѣлыванія земли, но конечно не для человѣкоубійства. Или: Богъ произвелъ ладанъ и смирну, и вино и огонь; такъ не ужели по этому должно употреблять ихъ при жертвоприношеніяхъ идоламъ? На пажитяхъ твоихъ много стадъ скота; слѣдуетъ ли изъ того, что должно закалать ихъ въ жертву истуканамъ? Иначе богатство большимъ будетъ служить искушеніемъ, если ему не будетъ дано надлежащаго употребленія: такъ, чѣмъ кто богаче, тѣмъ болѣе долженъ употреблять свое богатство на искупленіе, а не на преумноженіе своихъ грѣховъ!

Изысканность одеждъ и украшеній, обольстительныя прикрасы лица свойственныя однѣмъ только не потребнымъ безстыднымъ женщинамъ, и ни у кого почти не бываетъ убранство дороже, какъ у тѣхъ, у коихъ дешевъ стыдъ. Такъ въ св. Писаніи, въ которомъ Господь благоволилъ преподать намъ наставленіе и увѣщаніе, описывается городъ любодѣйный, въ убранствѣ и нарядахъ, съ нарядами, или лучше, ради ихъ обреченный на погибель. И пріиде, говорится, единъ отъ седми Ангелъ, имущихъ седмь фіалъ, и глагола со мною, глаголя ми: пріиди, да покажу ти судъ любодѣицы великія, сѣдящія на водахъ многихъ: съ нею же любодѣяша цари земніи. И введе мя духомъ: и видѣхъ жену сѣдящу на звѣри. И жена бѣ облачена въ порфиру и, червленицу, и позлащена златомъ и каменіемъ драгимъ и бисеромъ, имущи чашу злату въ руцѣ своей полну мерзости и сквернъ любодѣянія всея земли (Апок. 17, 1-4). Да избѣгаютъ чистыя и цѣломудренныя дѣвы убранства блудницъ, одежды безстыдницъ, уборовъ прелестницъ, украшеній любодѣицъ! Исаія, исполненный Духа Святаго, обличаетъ дщерей Сіонскихъ, прельстившихся златошвейными и сребротканными одеждами, укоряетъ изобилующихъ пагубнымъ богатствомъ и ради мірскихъ забавъ и увеселеній отступающихъ отъ Бога. Вознесошася, говоритъ, дщери Сіони, и ходиша высокою выею, и помизаніемъ очесъ, и ступаніемъ ногъ, купно ризы влекущія и ногами купно играющія. И смиритъ Господь начальныя дщери Сіони, и Господь открыетъ срамоту ихъ, и отъиметъ Господь славу ризъ ихъ, и красоты ихъ, и вплетенія златая (на главѣ), и тремы ризныя, и лунницы гривенныя, и срачицы тонкія, и красоту лица ихъ, и обручи, и перстни, и мониста, и запястія, и художныя усерязи, и вѵссонъ со златомъ и снистою претыканы. И будетъ вмѣсто вони добрыя смрадъ, и вмѣсто пояса ужемъ препояшешися, и вмѣсто украшенія златаго, еже на главѣ, плѣшъ имѣти будеши (Ис. 3, 16-23). Вотъ это ставитъ въ вину, это замѣчаетъ Богъ, возвѣщая, что отсюда происходитъ развращеніе дѣвъ и уклоненіе ихъ отъ истиннаго и божественнаго убранства. Вознесшіяся пали, щеголявшія нарядами и убранствами покрылись срамомъ и мерзостію. Одѣтыя въ шелки и багряницы не могутъ облечься во Христа. Разукрашенныя златомъ и драгоцѣнными камнями и ожерельями утратили украшеніе духа и сердца. Кто же не возгнушается и не станетъ убѣгать того, чтó другихъ погубило? кто пожелаетъ себѣ того, что другому послужило въ погибель вмѣсто меча и стрѣлы? Если бы кто, выпивъ стаканъ питья, тутъ же умеръ; то ты понялъ бы, что онъ испилъ ядъ. Если бы кто, принявъ пищу, тоже вскорѣ за тѣмъ умеръ то ты понялъ бы, что принятая имъ пища была смертоносна. И ты, конечно, не стала бы ни ѣсть, ни пить того, отъ чего другіе, въ глазахъ твоихъ, предъ тѣмъ умерли.

Какое же послѣ сего невѣжество, какое безуміе — желать того, что всегда вредило и вредитъ, и думать, что ты не погибнешь отъ того, отъ чего видишь погибшими другихъ! Господь не сотворилъ овецъ червлеными или багряновидными, не Онъ научилъ разцвѣчивать и разукрашать руно ихъ травными соками и червленью; не Онъ устроилъ ожерелья, которыми ты, — переплетши сперва волосы золотомъ и жемчугомъ, расположивши ихъ въ стройные ряды и многочисленныя складки, — покрывала бы свою шею, Имъ созданную, чтобы скрыть тó, чтó въ человѣкѣ образовано Богомъ и выставить наружу тó, чтó изобрѣтено діаволомъ. Божіе ли изволеніе — дѣлать на ушахъ язвы, и мучить ими невинное еще младенчество, злу мірскому непричастное, чтобы потомъ къ проколотымъ язвинамъ привѣшивать дорогія зерна тяжелыя, если не своимъ вѣсомъ, то заплаченными за нихъ деньгами? Все это изобрѣли своимъ коварствомъ согрѣшившіе и отъ Бога отпадшіе ангелы, когда, оставивъ свои пренебесныя жилища, низверглись долу. Они-то, побуждаемые испорченною своею природою, научали чернить брови, на щеки наводить поддѣльный румянецъ, красить волосы въ несвойственный имъ цвѣтъ, искажать подлинныя черты лица и головы.

Здѣсь, въ этомъ именно мѣстѣ, побуждаясь страхомъ, который внушаетъ намъ вѣра, и любовію, которой требуетъ отъ насъ братство, нужнымъ считаю преподать совѣтъ не однѣмъ только дѣвамъ или вдовицамъ, но и замужнимъ и всѣмъ вообще женамъ: то, что есть дѣломъ Бога, Его твореніемъ и произведеніемъ отнюдъ не должно быть искажаемо примѣсью ни золотистаго цвѣта, ни чернаго порошка, ни румянъ, ни наконецъ другаго какого бы то ни было состава, скрадывающаго природныя черты. Богъ сказалъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію (Быт. 1, 26). Ктоже дерзнетъ измѣнить и переобразовывать тó, чтó сотворено самимъ Богомъ? Тѣ, кои стараются преобразовать и передѣлать то, что образовалъ самъ Богъ, поднимаютъ руки на Бога, не сознавая, что все, какъ оно раждается, есть дѣло Божіе; а если въ немъ что либо измѣняютъ, то это уже дѣло діавола. Если бы искусный живописецъ изобразилъ на картинѣ чье-нибудь лице и весь станъ со всевозможными тѣлесными оттѣнками, а, по совершенной отдѣлкѣ портрета, другой живописецъ, почитая себя искуснѣе, наложилъ на его произведеніе свою руку, думая эту живопись исправить: то послѣдній причинилъ бы первому тяжкую обиду и возбудилъ бы въ немъ справедливое противъ себя негодованіе. И ты ли думаешь избѣжать наказанія за твою безразсудную дерзость, — за оскорбленіе художника-Бога? Подъ льстивымъ притворствомъ и обманчивыми прикрасами ты хочешь утаить отъ людей свое безстыдство и распутство; но чрезъ это ты становишься гнуснѣйшею любодѣйцею, осквернивши и растливши въ себѣ дѣло Божіе. Думая украсить себя, хитро убрать волосы, ты разоряешь этимъ твореніе Божіе, предательствуешь истину. Вотъ что говоритъ Апостолъ, въ наше наставленіе: очистите ветхій квасъ, да будете ново смѣшеніе, якоже есте безквасни: ибо пасха наша за ны пожренъ бысть Христосъ. Тѣмже да празднуемъ не въ квасѣ ветсѣ, ни въ квасѣ злобы и лукавства, но въ безквасіихъ чистоты и истины (1 Кор. 5, 7-8). Но можетъ ли чистота и истина пребывать тамъ, гдѣ чистое оскверняется поддѣльными нечистотами, гдѣ истинное претворяется во лжу поддѣльными составами? Господь твой говоритъ: не можеши власа единаго бѣла или черна сотворити (Матѳ. 5, 36). А ты вопреки слову божественному хочешь быть могущественнѣе своего Господа? Съ дерзкимъ покушеніемъ и святотатственнымъ презрѣніемъ ты красишь свои волосы: злополучное предвѣстіе! ты этимъ пророчишь себѣ въ будущемъ огненные волосы и грѣшишь, увы! главою, то есть лучшею частію тѣла. И когда написано о Господѣ: глава Его и власи бѣлы, аки ярина бѣлая, якоже снѣгъ (Апок. 1, 14); ты уничижаешь сѣдину, гнушаешься бѣлизною, которой уподобляется глава Господня! Скажи мнѣ, уже ли поступая такимъ образомъ, ты не боишься, если Художникъ и Творецъ твой, въ день общаго воскресенія, не признáетъ тебя, отринетъ и удалитъ, когда явишься за воздаяніемъ и наградою, и, укоряя строгимъ голосомъ Судіи, скажетъ: это не мое созданіе, это образъ не нашъ? Кожу ты осквернила поддѣльнымъ притираньемъ, волосы измѣнила не свойственнымъ цвѣтомъ; видъ твой искаженъ ложью, образъ извращенъ, лице твое чуждо тебя. — Ты не можешь видѣть Бога, когда глаза у тебя не тѣ, какіе далъ тебѣ Богъ, но какіе поддѣлалъ діаволъ. Ему ты послѣдовала; ты подражала златоцвѣтнымъ и раскрашеннымъ глазамъ змія; врагъ убиралъ твои волосы, — съ нимъ и горѣть тебѣ! И не ужели, скажите, рабамъ Божіимъ не надлежитъ думать объ этомъ, — всегда, и днемъ и ночью, страшиться этого? Замужнія пусть обратятъ вниманіе на то, чѣмъ онѣ обольщаютъ себя, думая будьто стараніемъ нравиться онѣ доставляютъ удовольствіе своимъ мужьямъ: приводя мужей въ оправданіе свое, онѣ только дѣлаютъ ихъ чрезъ то сообщниками своего преступнаго замысла. По крайней мѣрѣ, я думаю, что дѣвъ, къ которымъ теперь обращена эта рѣчь, — если онѣ предаются таковой изысканности нарядовъ и убранствъ, — не слѣдуетъ и считать въ числѣ дѣвственницъ, но какъ зараженныхъ овецъ и больную скотину надлежитъ отлучать отъ святаго и непорочнаго стада дѣвственнаго, дабы, живя вмѣстѣ, чрезъ взаимное сообщеніе онѣ не заразили прочихъ и, сами погибая, не губили и другихъ. Итакъ, ревнуя о благѣ цѣломудрія, будемъ убѣгать всего вреднаго и соблазнительнаго.

Не могу я умолчать и о томъ, что много есть такихъ обыкновеній, которыя, войдя въ употребленіе отъ одной небрежности и непредусмотрительности, тѣмъ самымъ проложили себѣ путь къ ущербу цѣломудренности и трезвенности нравовъ. Не стыдятся нѣкоторыя бывать на свадьбахъ и, пользуясь тамъ свободою похотливыхъ рѣчей, вмѣшиваться въ срамные разговоры, слушать непристойныя слова отъ другихъ и сквернословить самимъ, быть замѣтными и присутствовать при пьянственныхъ пиршествахъ, коими возжигаются похоти, гдѣ невѣста возбуждается къ перенесенію растлѣнія, а женихъ къ наглой дерзости. Умѣстно ли являться на свадебныхъ пирахъ той, у которой нѣтъ расположенія къ брачной жизни или какое можетъ быть удовольствіе, какое наслажденіе тамъ, гдѣ и склонности и желанія совсѣмъ другія? Чему она тамъ научится? чтó увидитъ? чтó услышитъ? Какъ далеко уклоняется отъ цѣли своей дѣвственница, когда приходитъ сюда цѣломудренною, а выходитъ отсюда потерявшею стыдъ! Хотя бы она и тѣломъ и душею пребыла дѣвою; но взоромъ, слухомъ, языкомъ она много умалила въ себѣ тѣ качества, какія имѣла.

А что сказать о тѣхъ, которыя ходятъ въ общія бани, — которыя любопытнымъ и страстнымъ къ похоти очамъ выставляютъ свои тѣла, посвященныя дѣвственности и цѣломудрію, — которыя какъ сами смотрятъ безстыдно на нагихъ мущинъ, такъ и мущинамъ даютъ возможность видѣть себя нагими? Не служатъ ли онѣ приманкою для пороковъ? Не сами ли возбуждаютъ и подстрекаютъ похоть присутствующихъ на собственный свой развратъ и поруганіе? приходитъ туда, скажешь ты, съ какими кто хочетъ мыслями; а я прихожу только для того, чтобы омыть и освѣжить свое тѣло. Не защититъ тебя такое оправданіе; не извинитъ оно твоего распутства и наглости. Это омовеніе мараетъ тебя, а не очищаетъ; не убѣляетъ членовъ, а чернитъ ихъ. Положимъ, — ты ни на кого не смотришь съ безстыдствомъ; но на тебя устремляютъ безстыдно взоры свои другіе. Очей своихъ ты не сквернишь нечистымъ услажденіемъ; по, услаждая другихъ, сама оскверняешься. Изъ бани ты дѣлаешь зрѣлище, которое становится гнуснѣе самаго постыднаго зрѣлища. Тамъ совлекается всякая скромность; вмѣстѣ съ одеждою отлагается все украшеніе тѣла и стыдъ; дѣвство разоблачается какъ бы на показъ и публичную выставку. Разсуди же теперь сама, въ состояніи ли ты сохранить скромность среди мущинъ, — ты, у которой смѣлость — быть нагою предъ ними помогаетъ безстыдству.

Такимъ-то образомъ Церковь часто оплакиваетъ дѣвъ своихъ и воздыхаетъ, слыша объ нихъ безславные и постыдные толки. Такимъ-то образомъ доброе имя дѣвственницъ помрачается, уваженіе къ воздержанію и благоговѣніе къ цѣломудрію подрываются, вся слава и честь ихъ предаются поруганію. Такъ-то завоеватель врагъ внѣдряется посредствомъ своихъ уловокъ. Такъ діаволъ незамѣтно подкрадывается съ обманчивыми своими коварствами. Такъ-то дѣвы, стараясь одна другую превзойти щегольствомъ наружныхъ украшеній и болѣе свободнымъ обращеніемъ, увлекшись обольстительнымъ безславіемъ, перестаютъ быть дѣвами, — дѣлаются вдовами прежде замужества, нарушая супружескую вѣрность не въ отношеніи къ мужу, но въ отношеніи ко Христу, а потому и должны подвергнуться въ будущемъ тѣмъ большимъ истязаніямъ за утрату дѣвства своего, чѣмъ большія имъ — дѣвамъ предназначались награды.

Итакъ, дѣвы, послушайте меня, какъ отца; послушайте, прошу и молю васъ, меня опасающагося за васъ и потому подающаго вамъ благіе совѣты; послушайте того, который неложно заботится о вашемъ благѣ и вашей пользѣ. Пребудьте таковыми, каковыми содѣлалъ васъ Художникъ — Богъ. Пребудьте таковыми, каковыми васъ рука Отчая устроила. Да будетъ у васъ лице неподдѣльное, шея чистая, весь образъ безпритворный. Не налагайте на уши ваши язвъ, а мышцъ и вый не опутывайте дорогими цѣпями изъ запястій и ожерельевъ; да будутъ ноги ваши свободны отъ золотыхъ оковъ, волосы чужды всякой поддѣлки, глаза достойны созерцанія Бога. Ходите въ бани только съ своимъ поломъ, т. е. съ женщинами, коихъ совмѣстное съ вами омовеніе не опасно для вашего цѣломудрія, убѣгайте безстыдныхъ свадебныхъ празднествъ и сладострастныхъ пиршествъ, на которыхъ присутствовать вамъ пагубно.

Истинная дѣва, докажи, что ты превыше убранствъ, ты, которая побѣждаешь плоть и міръ, побѣди страсть къ золоту. Могущая торжествоватъ надъ бóльшимъ не въ состояніи ли восторжествовать надъ меньшимъ? Тѣсенъ путь, вводяй въ животъ (Матѳ. 7, 14); трудны и тяжелы стези, ведущія къ славѣ. Этимъ-то путемъ, по этимъ стезямъ проходятъ мученики, шествуютъ дѣвы, идутъ всѣ праведники. Избѣгайте широкихъ и пространныхъ путей: тамъ приманки гибельны, удовольствія смертоносны: тамъ діаволъ ульщаетъ, чтобы обмануть, улыбается, когда наноситъ вредъ, завлекаетъ, чтобы убить. Первый плодъ сторичный — это плодъ, приносимый мучениками; вторый же шестидесятикратный — принадлежитъ вамъ (Матѳ. 13, 8. 23; Марк. 4, 8. 20). И какъ у мучениковъ нѣтъ помышленія о плоти и мірѣ, когда они вступаютъ въ тяжкую борьбу со врагомъ; такъ и у васъ, коимъ предназначается вторая послѣ нихъ благодатная награда, да будетъ близокъ къ нимъ и подвигъ терпѣнія. Не легко достигать высокихъ цѣлей. Сколько проливаемъ пота, сколько подъемлемъ труда, когда стараемся взойти на холмы и вершины горъ! Какихъ же не должны мы понести трудовъ, чтобы взойти на небо? А если сравнить обѣщанныя намъ награды, то онѣ гораздо выше подвиговъ нашихъ. Подвизающимся неослабно даруется безсмертіе, обѣщается нескончаемая жизнь, предлагается вѣчное царство отъ Господа. Блюдите, дѣвы, блюдите то, чѣмъ вы начали быть; храните свою будущность. Великая ожидаетъ награда, великое мздовоздаяніе за добродѣтель, величайшій даръ за цѣломудріе.

Хотите знать, отъ какихъ бѣдъ избавляется и какими благами обладаетъ добродѣтель дѣвства? Господь сказалъ женѣ: умножая умножу печали твоя, и воздыханія твоя; въ болѣзнехъ родиши чада; и къ мужу твоему обращеніе твое, и той тобою обладати будетъ (Быт. 3, 16). Вы свободны отъ сего приговора: вы не боитесь свойственныхъ женамъ печалей и воздыханій; ни сколько не страшитесь болѣзней чадорожденія: и мужъ не обладаетъ вами, но Владыка вашъ и Глава есть Христосъ, вмѣсто мужа. Жребій и положеніе у всѣхъ васъ одинаковы. Самъ Господь вѣщаетъ: сынове вѣка сего женятся и посягаютъ; а сподобившіися вѣкъ онъ улучити и воскресеніе, еже отъ мертвыхъ, ни женятся, ни посягаютъ: ни умрети бо ктому могутъ: равни бо суть Ангеломъ, и сынове суть Божіи, воскресенія сынове суще (Лук. 20, 34-36). Вы начали уже быть тѣмъ, чѣмъ быть мы только надѣемся. Вы въ семъ вѣкѣ достигли уже славы воскресенія и преходите вѣкъ, не оскверняясь отъ вѣка. Пребывая чистыми и непорочными, пребывая дѣвами, вы уподобляетесь Ангеламъ Божіимъ. Только, да пребываетъ твердо и непоколебимо дѣвство ваше; и съ какимъ мужествомъ, съ какою рѣшимостію положили вы ему начало, такимъ да пребудетъ оно у васъ и на всегда, ища для себя украшеній не въ ожерельяхъ и одеждахъ, но въ добрыхъ нравахъ. Имѣйте въ виду одного Бога и одно небо; не обращайте устремительныхъ горѣ очей своихъ къ похотямъ міра и плоти, — не низводите ихъ долу къ земному. Первое повелѣніе Господне человѣку было — раститеся и множитеся, а второе относилось къ воздержанію (Быт. 1, 28; 2, 16-17). Въ то время, когда міръ не былъ еще такъ населенъ, родъ человѣческій размножался и распространялся, наполняя его собою; но, когда онъ достигъ надлежащей полноты, съ того времени могущіе вмѣстить воздержаніе и жить подобно скопцамъ дѣлаютъ себя скопцами для царства небеснаго (Матѳ. 19, 11-12). Этого впрочемъ не заповѣдуетъ Господь, а только предлагаетъ; не налагаетъ ярма необходимости, а предоставляетъ это свободѣ и волѣ каждаго. Но когда говоритъ, что въ дому Отца Его обители многи суть (Іоан. 14, 2); то симъ указываетъ и на обители по преимуществу лучшія. Въ эти лучшія обители вы стремитесь; отказываясь отъ плотскихъ удовольствій міра сего, вы пріобрѣтаете право и на высшую благодатную награду на небѣ. Правда, что и всѣ во святомъ крещеніи омывающіеся божественною банею совлекаются тамъ ветхаго человѣка благодатію спасительной купѣли, и обновившись Духомъ Святымъ очищаются отъ сквернъ древней язвы вторичнымъ рожденіемъ (Тит. 3, 5; Іоан. 3, 3-7); но истина и святость сего таинственнаго рожденія въ высшей степени приличествуетъ вамъ, какъ вовсе чуждымъ похотей плоти и міра. У васъ осталось только то, что свойственно добродѣтели и духу, для достиженія славы. Апостолъ, котораго Господь назвалъ избраннымъ сосудомъ своимъ и послалъ пронести повсюду небесныя повелѣнія, говоритъ: первый человѣкъ, отъ земли перстенъ: вторый человѣкъ, Господь съ небесе. Якóвъ перстный, такови и перстніи; и якóвъ небесный, тацы же и небесніи. И якоже облекохомся во образъ перстнаго, да облечемся и во образъ небеснаго (1 Кор. 15, 47-49). Сей образъ Небеснаго носитъ дѣвство, носитъ непорочность, носитъ истина и святость; носятъ тѣ, кои выну памятуютъ ученіе Господне, хранятъ правду и благочестіе; кои непоколебимы въ вѣрѣ, смиренны въ страхѣ Божіемъ, мужественны во всякомъ терпѣніи, кротки въ перенесеніи обидъ, всегда готовы на совершеніе дѣлъ милосердія; кои живутъ между собою въ мирѣ, какъ братья, единодушно и нераздѣльно. Каждую изъ сихъ добродѣтелей, — должны вы, добрыя дѣвы, хранить, любить и соблюдать, — вы, досужныя для Бога и Христа, кои, посвятивъ себя Господу, лучшую избрали часть и предшествуете на пути къ Нему лучшею предъ многими другими стезею. Наставляйте же старѣйшія юнѣйшихъ; младшія возрастомъ возбуждайте соревнованіе въ подругахъ; ободряйте себя взаимными увѣщаніями; зовите одна другую къ славѣ, каждая въ себѣ являя образецъ добродѣтели, достойный соревнованія: крѣпитесь, духовно стремитеся впередъ и впередъ, достигайте цѣли вашей благопоспѣшно. За всѣмъ симъ не забудете и объ насъ въ то время, когда дѣвство ваше начнетъ вѣнчаться въ васъ честію и славою.

Примѣчаніе:
[1] Disciplina по библ. наказаніе, наставленіе въ правилахъ благочинія, — отсюда и самое благочиніе.

Источникъ: Творенія святаго священномученика Кипріана, епископа Карѳагенскаго. Часть II: Трактаты. — Изданіе второе. — Кіевъ: Типографія Корчакъ-Новицкаго, 1891. — С. 127-146. (Библіотека твореній св. отцевъ и учителей Церкви западныхъ, издаваемая при Кіевской Духовной Академіи, Кн. 2.)

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0