Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 26 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

I-III ВѢКЪ

Оригенъ († 254 г.)
ДВѢ БЕСѢДЫ НА КНИГУ ПѢСНЬ ПѢСНЕЙ

Бесѣда вторая.

Отъ того мѣста, въ которомъ написано: нардъ мой издалъ благовоніе свое, до того мѣста, въ которомъ говорится: ибо голосъ твой пріятенъ, и лице твое прекрасно.

Всѣ душевныя движенія творецъ всего Богъ создалъ для блага; но отъ нашего употребленія часто бываетъ, что вещи добрыя по природѣ, когда мы худо пользуемся ими, доводятъ насъ до грѣховъ. Одно изъ душевныхъ движеній есть любовь, которою мы хорошо пользуемся для стремленій любви, если любимъ мудрость и истину. Если же наша любовь обращена къ худшему, то мы любимъ плоть и кровь. Итакъ ты, какъ духовный, духовно внимай пѣнію словъ любви и научись стремленіе души твоей и огонь естественной любви обращать къ высшему, согласно оному: возжелай ея, и соблюдетъ тя: огради ю, и вознесетъ тя: (Прит. 4, 6. 8). Мужіе, любите своя жены, говоритъ Апостолъ (Ефес. 5, 25); но онъ не оставовился на сказанномъ: мужіе, любите своя жены; но зная, что любовь мужей и къ ихъ собственнымъ женамъ бываетъ и постыдная, бываетъ и угодная Богу, научилъ, какъ мужья должны любить своихъ женъ, говоря: мужіе, любите своя жены, якоже и Христосъ Церковь (Ефес. 5, 25). Это мы сказали въ видѣ предисловія къ тому, что имѣетъ быть изложено далѣе.

Такъ какъ друзья жениха, пока царь находится на ложѣ своемъ, — ибо онъ, почивая, уснулъ, какъ левъ и какъ скименъ львовъ (Быт. 49, 9), — обѣщали невѣстѣ, что, пока онъ не встанетъ, они, не имѣя, какъ имѣетъ женихъ, золота, сдѣлаютъ ей подобія золота и сребра, и такъ какѣ чрезъ это нѣкоторымъ образомъ, въ другихъ только словахъ, предсказано страданіе жениха: то на это невѣста разумно отвѣчаетъ и, сама понимая нѣсколько домостроительство его страданія, на то, что услышала: подобіе золота мы сдѣлаемъ тебѣ съ блестками серебра, пока царь находится на ложѣ своемъ, говоритъ: нардъ мой издалъ благовоніе свое. Пучекъ смирны сынъ моей сестры у меня среди сосцевъ моихъ водворится (Пѣсн. 1, 11-12). Итакъ какимъ образомъ къ предъидущему: пока царь находится на ложѣ своемъ мы пріурочимъ послѣдующее: нардъ мой издалъ благовоніе свое? Евангеліе говоритъ, что пришла женщина, имѣющая алавастровый сосудъ съ нардовымъ чистымъ драгоцѣннымъ мѵромъ, не та грѣшница, а святая, о которой теперь у меня идетъ рѣчь. Ибо я знаю, что Лука говоритъ о грѣшницѣ, а Матѳей, Іоаннъ и Маркъ — не о грѣшницѣ (Лук. гл. 7; Матѳ. 26; Іоан. 11 и 12; Марк. 14). Итакъ пришла не та грѣшница, а святая, которой и имя приводитъ Іоаннъ; Марія была та женщина, которая имѣла алавастровый сосудъ съ нардовымъ чистымъ драгоцѣннымъ мѵромъ и возлила оное на главу Іисуса. Потомъ, когда на это негодовали, не всѣ ученики, а одинъ Іуда, говоря: можно было продать это мѵро за триста динаріевъ и деньги раздать нищимъ (Матѳ. 26, 9; Марк. 14, 5 и слѣд.), Учитель и Спаситель отвѣтилъ: всегда нищыя имате съ собою: Мене же не всегда имате. Возліявши бо сія мѵро сіе на тѣло Мое, на погребеніе Мя сотвори. Аминь глаголю вамъ, идѣже аще проповѣдано будетъ евангеліе сіе во всемъ мірѣ, речется и еже сотвори сія въ память ея (Матѳ. 26, 11-13). Слѣдовательно она возлила мѵро на главу Господа по образу той, которая нынѣ говоритъ: нардъ мой издалъ благовоніе свое. Итакъ и ты возьми нардъ, чтобы изливъ благовоніе на главу Іисуса тебѣ можно было дерзновенно сказать: нардъ мой издалъ благовоніе свое, и услышать въ отвѣтъ слова Іисуса: идѣже аще проповѣдано будетъ евангеліе сіе во всемъ мірѣ, речется и еже сотвори сія въ память ея. И твое дѣло будетъ проповѣдано между всѣми народами. Когда же ты сдѣлаешь это? Если сдѣлаешься подобнымъ апостолу и скажешь: Христово благоуханіе есмы Богови во всякомъ мѣстѣ въ спасаемыхъ и погибающихъ (2 Кор. 2, 15): то добрыя дѣла твои будутъ нардомъ. Если же будешь грѣшить, то грѣхи твои будутъ отзывать отвратительнымъ зловоніемъ. Ибо кающійся говоритъ: возсмердѣша и согниша раны моя отъ лица безумія моего (Псал. 37, 6). Цѣль Духа Святаго говоритъ теперь не о томъ нардѣ, и Евангелистъ пишетъ не о томъ мѵрѣ, которые видимъ глазами, но о нардѣ духовномъ, о томъ нардѣ, который издалъ благовоніе свое.

Племянникъ мой есть для меня пучекъ стакты, то есть смирны, или капли [1]. Мы читаемъ въ книгѣ Исходъ (гл. 30) что капля смирны, касія, халванъ, по повелѣнію Господа, вошли въ составъ мѵра, то есть священническаго помазанія. Итакъ, если ты посмотришь на Спасителя моего, нисходящаго къ земному или уничиженному, то увидишь, какимъ образомъ съ силою великою и божественнымъ величіемъ стекла къ намъ нѣкая малая капля. Объ этой каплѣ и пророкъ воспѣлъ, говоря: и будетъ отъ капли людей сихъ, собираемъ соберется Іаковъ (Мих. 2, 11-12). И какъ, по смыслу одного пророчества пришествіе нашего Спасителя во плоти было камнемъ отдѣлившимся отъ горы безъ помощи рукъ (Дан. гл. 2), ибо не цѣлая гора сошла на землю, и человѣческая бренность не могла принять въ себя величіе цѣлой горы, но камень отъ горы, камень претыканія и камень соблазна сошелъ въ міръ (Ис. гл. 8 и 28, и 1 Петр. гл. 2); такъ, по смыслу другаго пророчества, Спаситель называется каплею (Мих. 2, 11-12). Ибо должно было — поелику вси языцы яко капля отъ кади вмѣнишася (Ис. 40, 5) — чтобы Тотъ, Кто, для спасенія всѣхъ народовъ, былъ всѣмъ, сдѣлался, для освобожденія ихъ отъ рабства, и каплею. Ибо чѣмъ Онъ не сдѣлался для нашего спасенія? Мы унижены, — и Онъ уничижилъ себя, принявъ образъ раба (Флп. гл. 2); мы — люди несмысленные и неразумные, — и Онъ сдѣлался безуміемъ проповѣди, чтобы безумное Божіе было мудрѣе человѣковъ (1 Кор. гл. 1); мы немощны, — и немощное Божіе сдѣлалось сильнѣе человѣковъ. Итакъ, поелику всѣ народы какъ капля въ кади и какъ пылинка на вѣсовыхъ чашкахъ (Ис. 40, 15): то Онъ сдѣлался каплею (stilla), чтобы чрезъ Него исходило изъ нашихъ одеждъ благоуханіе смирны (stillae) по оному: «Смирна и алой и касія отъ одеждъ твоихъ, отъ домовъ изъ слоновой кости, изъ которыхъ радостно привѣтствовали тебя дочери царей въ чести твоей» (Псал. 44), которыя въ этомъ псалмѣ обращаются къ невѣстѣ. Племянникъ мой есть для меня пучекъ смирны. Разсмотримъ, чтó хочетъ сказать названіемъ племянникъ мой церковь, которая говоритъ это о племянникѣ своемъ? Мы собраны изъ язычниковъ. Спаситель нашъ есть сынъ ея сестры, то есть синагоги. Ибо есть двѣ сестры: церковь и синагога. Слѣдовательно Спаситель, какъ мы сказали, сынъ ея сестры — синагоги, мужъ церкви, женихъ церкви, есть племянникъ своей невѣсты: Племянникъ мой есть для меня пучекъ смирны; среди сосцевъ моихъ онъ водворится. Кто столь блаженъ, чтобы во внутреннѣйшемъ сердца, среди сосцевъ, въ груди своей имѣть гостемъ Слово Божіе? Ибо таковъ смыслъ того, чтó поется: среди сосцевъ моихъ водворится. Если сосцы твои не опадутъ, то среди ихъ будетъ обитать Божественное Слово. Въ брачной пѣсни приличнѣе называть ихъ сосцами, нежели персями. И ясно, почему къ заявленію сказавшей: среди сосцевъ моихъ водворится, добавлено: если груди твои не опадутъ, то среди сосцевъ твоихъ водворится Божественное Слово. Откуда я заимствовалъ сказаное: если не опадутъ сосцы твои? Изъ книги Іезекіиля. Ибо въ томъ мѣстѣ, гдѣ словомъ Господнимъ обвиняется Іерусалимъ, между прочимъ говорится ему: въ Египтѣ сосцы юности твоея спадоша (Іез. 23, 21). Сосцы дѣвственницъ не опадаютъ, а сосцы блудницъ опадаютъ широкими морщинами. Сосцы дѣственницъ высоки и надуты силою дѣвственности. Принимаютъ они рѣчь женаха и говорятъ: среди сосцевъ моихъ водворится.

Племянникъ мой есть для меня виноградная кисть Кипра [2]. Основа рѣчи находится въ словѣ, а основа Кипра, то есть, цвѣтенія, въ почкѣ, почему она говоритъ: племянникъ мой есть для меня кисть Кипра, то есть, цвѣтенія. Не для всѣхъ онъ есть кисть Кипра, но для тѣхъ, которые достойны его цвѣтка. Для другихъ есть разные сорты винограда; одной той, которая черна, но прекрасна, онъ является въ красѣ Кипра — цвѣтка. Племянникъ мой есть для меня кисть Кипра. Она не просто говоритъ: племянникъ мой есть кисть Кипра, но съ прибавленіемъ: для меня, чтобы показать, что не для всѣхъ онъ есть кисть Кипра. Посмотримъ же, въ какихъ мѣстахъ находится эта кисть невѣсты. Въ виноградникахъ Енгадда, чтó значитъ: око искушенія. Итакъ «племянникъ мой есть для меня кисть Кипрская въ виноградникахъ ока искушенія». Ибо мы въ этомъ мірѣ находимся въ искушеніи, и искушеніе есть жизнь человѣческая на землѣ (Іов. гл. 7). Итакъ, пока мы живемъ на этомъ свѣтѣ, мы находимся въ садахъ Енгаддскихъ. Если же мы будемъ достойны того, чтобы потомъ быть пересаженными, то нашимъ виноградаремъ мы будемъ перенесены на другое мѣсто. И несомнѣвайся, что ты можешь быть перенесенъ изъ садовъ Енгаддскихъ въ лучшія мѣста. Виноградарь нашъ отъ частаго упражненія сдѣлался уже искуснымъ въ пересадкѣ винограда. Ибо о немъ говорится: виноградъ изъ Египта принеслъ еси: изгналъ еси языки, и насадилъ еси и. Покри горы сѣнь его, и вѣтвія его кедри Божія (Псал. 79, 9. 11). Изложенное говоритъ невѣста о женихѣ, изображая любовь свою и пріемъ пришедшаго къ ней жениха, — какъ пришедшій женихъ обитаетъ посреди сосцевъ ея и въ сокровищницѣ сердца ея. Теперь снова женихъ обращаетъ къ ней рѣчь и говоритъ:

Вотъ ты прекрасна, ближняя моя, вотъ ты прекрасна, очи твои голубиныя (Пѣсн. 1, 14). Она такъ говоритъ жениху: вотъ ты прекрасенъ, племянникъ мой, но не присовокупляетъ: «и ближній мой»; онъ же, когда говоритъ ей: вотъ ты прекрасна, присовокупляетъ: и ближняя моя. Почему же она не говоритъ: «вотъ ты прекрасенъ, ближній мнѣ», а только: «вотъ ты прекрасенъ»? и почему онъ не только говоритъ: «ты прекрасна», но и «ты прекрасна, ближняя моя»? Невѣста если находится далеко отъ жениха, не прекрасна; она дѣлается прекрасною тогда, когда соединяетъ съ Словомъ Божіимъ. И справедливо она теперь поучается отъ жениха тому, чтобы она была вполнѣ близка къ нему и не удалялась отъ его бока. Вотъ ты прекрасна, ближняя моя, вотъ ты прекрасна. Ты начинаешь быть прекрасною именно оттого, что весьма близка ко мнѣ. Но начавъ быть прекрасною, ты уже безусловно, даже безъ прибавленія ближняя, прекрасна. Вотъ ты прекрасна, ближняя моя, вотъ ты прекрасна. Посмотримъ и на другое достоинство прекрасной, чтобы и намъ поревновать сдѣлаться невѣстами. Очи твои голубиныя (Пѣсн. 1, 14). Иже воззритъ на жену ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ (Матѳ. 5, 28), онъ не имѣетъ очей голубиныхъ. Если же кто либо не имѣетъ очей голубиныхъ, то онъ входитъ въ домъ брата своего съ несчастіемъ, не исполняя предписаннаго въ Притчахъ: въ домъ брата своего не вниди неблагополучно (вмѣсто чего, какъ стоитъ у LXX, Акила, перевелъ мысль еврейскаго подлинника словами: не входи грубо — ἄγροιϰον. Прит. 27, 10). А кто имѣетъ очи голубиныя, тотъ смотритъ прямо и заслуживаетъ любовь, ибо смотря прямо, онъ самъ будетъ оказывать любовь. Но кто смотритъ прямо, если не тотъ, кто смотритъ взоромъ цѣломудреннымъ и очами чистыми? Итакъ сказаннаго у меня не разумѣй въ отношеніи только къ этимъ тѣлеснымъ очамъ, — хотя и относительно ихъ не безполезно это разумѣть, — но, входя во внутренность твоего сердца и ища тамъ умомъ иныхъ очей, которыя просвѣщаются и заповѣдью Божіею, ибо сказано: заповѣдь Господня просвѣщающая очи (Псал. 18, 9), ты старайся, заботься, пекись о томъ, чтобы свято понимать все это и подобное, сказанное Духомъ, который сошелъ въ видѣ голубя, старайся, чтобы услышать, что очи твои голубиныя. Если ты понимаешь законъ духовно, то очи твои голубиныя. Если ты понимаешь Евангеліе такъ, то какъ само Евангеліе требуетъ чтобы оно было понимаемо и проповѣдуемо, если ты видишь, что Іисусъ не только исцѣлялъ всякую болѣзнь и недугъ въ то время, когда эти исцѣленія совершались тѣлесно, но и теперь исцѣляетъ, и что Онъ не только тогда сошелъ къ людямъ, но и теперь сходитъ и пребываетъ съ ними, ибо Онъ говоритъ: се Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка (Матѳ. 28, 20): то очи твои голубиныя. Вотъ ты прекрасна, ближняя моя, вотъ ты прекрасна, очи твои голубиныя. Слыша о себѣ такія похвалы, невѣста взаимно воздаетъ жениху похвалами, своею хвалебною рѣчью не усвояя ему того, чего онъ неимѣетъ, а истинно уразумѣвая и созерцая красоту его, и говоритъ:

Вотъ ты прекрасенъ, племянникъ мой, подлинно прекрасенъ. Постель наша покрыта тѣнью (Пѣсн. 1, 15). Спрашиваю о постели, на которой почиваетъ женихъ съ невѣстою, и если не ошибаюсь, постель эта есть тѣло человѣческое. Ибо упоминаемый въ Евангеліи разслабленный, который лежалъ на постели и которому повелѣно было словомъ Спасителя, взявши постель, идти въ домъ свой, прежде нежели получилъ исцѣленіе (Марк. гл. 2), лежалъ на разслабленномъ тѣлѣ своихъ членовъ, которое потомъ силою Божіею исцѣлено. Посему я въ этомъ смыслѣ понимаю слова: возьми одръ твой, и иди въ домъ твой (Марк. 2, 11). Ибо Сынъ Божій не для того сошелъ съ неба на землю, чтобы отдавать приказанія о постеляхъ, и чтобы не дозволять возстающему отъ болѣзни своей уходить безъ постели, говоря: возьми одръ твой, и иди въ домъ твой (Марк. 2, 11). Итакъ и ты, будучи исцѣленъ Спасителемъ, возьми постель твою и иди въ домъ твой, чтобы, когда къ тебѣ, какъ къ невѣстѣ, придетъ женихъ и возляжетъ вмѣстѣ съ тобою на оной постели, сказать: вотъ ты прекрасенъ племянникъ мой, подлинно прекрасенъ. Постель наша покрыта тѣнью (Пѣсн. 1, 15). Какъ прекрасенъ племянникъ мой! онъ прекрасенъ и тѣнистъ. Ибо днемъ солнце не ожжетъ тебе, ниже луна нощію (Псал. 120, 6).

Кровли домовъ нашихъ кедры. (Пѣсн. 1, 16). Это слова множества лицъ. Кажется мнѣ, что это говорятъ мужи, находящіяся съ женихомъ, о которыхъ была рѣчь выше. Они говорятъ, что дома ихъ покрыты кедровыми кровлями и настланы кипарисными потолками. Ибо «вмѣсто тернія возрастетъ кипарисъ и вмѣсто крапивы возрастетъ миртъ» (Ис. 55, 13). Итакъ, изслѣдуя, какого свойства эти деревья, и замѣчая, что кедръ — дерево не гніющее, а кипарисъ имѣетъ весьма пріятный запахъ, старайся и ты такъ устроить домъ свой, чтобы и о тебѣ могло быть сказано: кровли домовъ нашихъкедры, и потолки нашикипарисы. Послѣ сего женихъ говоритъ:

Я цвѣтокъ поля и лилія долинъ (Пѣсн. 2, 1). Ради меня, находящагося долу, Онъ сходитъ въ долину, и, пришедши въ долину, дѣлается лиліею. Вмѣсто древа жизни, которое насаждено было въ раю Божіемъ, Онъ сдѣлался цвѣткомъ цѣлаго поля, то есть, цѣлаго міра и всей земли. Ибо что можетъ быть цвѣткомъ міра въ такой степени, какъ имя Христово? Мѵро изліянное имя Его (Пѣсн. 1, 2). Иначе: говорится имъ самимъ: Я цвѣтокъ поля и лилія долинъ. И это именно онъ говоритъ о самомъ себѣ. Потомъ похваляя невѣсту, онъ говоритъ: что лилія посреди терновъ, то ближняя моя посреди дщерей (Пѣсн. 2, 2). Какъ лилія не можетъ быть сравниваема съ тернами, между которыми она всегда появляется, такъ ближняя моя надъ всѣми дщерями есть тоже, чтó лилія посреди терновъ. Невѣста, слыша это, воздаетъ равное жениху, и, ощущая его сладость, появляется на голосъ хвалящаго. Ибо благовонное мѵро, хотя благоухаетъ и своимъ запахомъ услаждаетъ чувство обонянія, однако не таково, чтобы пріятно было для яденія. Но есть нѣчто имѣющее весьма пріятный и вкусъ и запахъ, то есть и услаждающее вкусъ сладостію и наполняющее воздухъ благоуханіемъ. Таково яблоко; оно соединяетъ въ себѣ то и другое качество. Поэтому невѣста, желая восхвалить не только пріятность рѣчи жениха, но и сладость ея, говоритъ:

Что яблонь между лѣсными деревьями, то племянникъ мой посреди сыновъ (Пѣсн. 2, 3). Всѣ деревья, всѣ древесныя произрастенія въ сравненіи съ Словомъ Божіимъ почитаются неплодоносными лѣсами. Для Христа все, чтó бы ты ни назвалъ, есть лѣсъ, и все безплодно. Ибо чтó въ сравненіи съ Нимъ можетъ быть названо плодоноснымъ? Даже деревья, которыя повидимому гнутся отъ множества плодовъ, въ сравненіи съ пришествіемъ Его оказываются безплодными. Посему-то что яблонь между лѣсными деревьми, то племянникъ мой посреди сыновъ. Въ тѣни его я восхотѣла (сидѣть) и сидѣла (Пѣсн. 2, 3). Какъ прекрасно выражено! Не говорить: «въ тѣни его хочу» (сидѣть), но «въ тѣни его восхотѣла», и не говоритъ: «сижу», но «сидѣла». Ибо въ началѣ мы не можемъ вести собственной бесѣды съ нимъ, но въ началѣ, такъ сказать, наслаждаемся нѣкоторою тѣнью его величія. Поэтому и у пророковъ читается: духъ лица нашего помазанный Господь, о немъ же рѣхомъ: въ сѣни его поживемъ во языцѣхъ (Плач. 4, 20), и отъ тѣни переходимъ къ другой тѣни, ибо «сидящимъ въ странѣ и тѣни смерти, возсіялъ свѣтъ» (Ис. 9, 2). И преходимъ отъ тѣни смерти къ тѣни жизни. Преуспѣянія всегда таковы, что въ началѣ всякій желаетъ находиться по крайней мѣрѣ въ тѣни добродѣтелей. Я думаю поэтому, что и рожденіе Іисуса началось отъ тѣни, но окончилось не въ тѣни, а въ истинѣ. Духъ Святый, сказалъ Ангелъ, найдетъ на тя и сила Вышняго осѣнитъ тя (Лук. 1, 35). Рожденіе Христа получило начало отъ тѣни. Но не только въ Маріи рожденіе Его началось отъ тѣни, но подобнымъ образомъ и въ тебѣ, если будешь достоинъ, родится Слово Божіе. Итакъ потщись, чтобы ты могъ принять въ себя тѣнь Его, а когда сдѣлаешься достойнымъ тѣни, чтобы пришло къ тебѣ, такъ сказать, и тѣло Его, отъ котораго тѣнь происходитъ. Ибо вѣрный въ малѣ, и во мнозѣ вѣренъ есть (Лук. 16, 10). Въ тѣни его я восхотѣла (сидѣть) и сидѣла. Видишь, что она не навсегда стала въ тѣни, но оттуда перейдетъ къ лучшему, говоря: и плодъ его сладокъ въ гортани моей (Пѣсн. 2, 3). Я, говоритъ она, пожелала опочить въ тѣни его, но послѣ того какъ онъ покрылъ меня своею тѣнью, я насытилась и плодомъ его, и говорю: и плодъ его сладокъ для гортани моей.

Введите меня въ домъ вина (Пѣсн. 2, 4). Женихъ стоялъ внѣ и принятъ невѣстою, ибо онъ почилъ посреди ея сосцевъ. Приближеннѣйшія къ невѣстѣ отроковицы не таковы, чтобы быть достойными имѣть гостемъ жениха. Народу онъ говоритъ въ притчахъ. Какъ опасаюсь я, чтобы намъ какъ нибудь не быть этими многими отроковицами. Введите меня въ домъ вина. Зачѣмъ я такъ долго остаюсь внѣ? Се стою при дверяхъ и толку. Если кто отворитъ мнѣ, войду къ нему, и буду вечерять съ нимъ, и онъ со мною (Апок. 3, 20). Введите меия. И нынѣ Слово Божественное говоритъ тоже самое. Вотъ Христосъ говоритъ: введите меня. И вамъ оглашеннымъ Онъ говоритъ: введите меня, не просто въ домъ, но въ домъ вина. Да исполнится виномъ веселія, виномъ Духа Святаго душа ваша. Итакъ введите въ домъ вашъ жениха, Слово, Премудрость, Истину. Но и тѣмъ, которые еще не достигли совершенства, можетъ быть сказано: введите меня въ домъ вина. Упорядочите любовъ ко мнѣ (Пѣсн. 2, 4). Прекрасно сказалъ: упорядочите. Ибо у очень многихъ любовь безпорядочна: чтó они должны любить во первыхъ, тó они любятъ во вторыхъ, чтó должны любить во вторыхъ, тó любятъ во первыхъ, и чтó должно любить въ четвертыхъ, тó любятъ въ третьихъ, и наоборотъ, чтó должно любить въ третьихъ, тó любятъ въ четвертыхъ и такимъ образомъ порядокъ любви у очень многихъ извращенъ. Любовь же святыхъ упорядочена. Для уразумѣнія сказаннаго: упорядочите любовъ ко мнѣ хочу привести нѣкоторыя свидѣтельства. Слово Божіе желаетъ, чтобы ты любилъ отца, сына, дочь; Слово Божіе желаетъ, чтобы ты любилъ Христа. Оно не говоритъ тебѣ, чтобы ты не любилъ дѣтей, чтобы ты не привязывался любовью къ родителямъ. Но чтó оно говоритъ? Оно говоритъ: не имѣй безпорядочной любви, не люби прежде отца или мать, а потомъ Меня, не увлекайся бóльшею любовью къ сыну и дочери, чѣмъ ко Мнѣ. Иже любитъ отца или матерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ: и иже любитъ сына или дщерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 10, 17). Допроси твою совѣсть о любви твоей къ отцу, матери или брату, и размысли какую ты имѣешь любовь къ Слову Божію и Іисусу, и ты тотчасъ уличишь себя, что ты любишь родителей болѣе, нежели Христа. Какъ ты думаешь, кто изъ насъ такъ преуспѣваетъ, чтобы имѣть преимущественную и первую любовь къ словесамъ Божіимъ и чтобы любовь къ дѣтямъ ставить на второмъ мѣстѣ? Въ такой же мѣрѣ люби и жену твою. Ибо никто никогда не ненавидѣлъ плоть свою, но любитъ ее, какъ плоть. И будета, говоритъ, два въ плоть едину (Быт. 2, 24), но не въ одинъ духъ. Люби и Бога но люби Его не какъ плоть и кровь, а какъ духъ. Ибо кто прилѣпляется къ Богу, тотъ есть одинъ духъ съ Нимъ. Итакъ у совершенныхъ любовь упорядоченная. Но чтобы, послѣ любви къ Богу, опредѣлить порядокъ и въ любви между нами, то во первыхъ заповѣдано намъ любить родителей, во вторыхъ дѣтей, въ третьихъ домашнихъ нашихъ. Если же сынъ золъ, а домашній добръ, то этотъ домашній пусть занимаетъ въ любви нашей мѣсто сына. Такимъ-то образомъ водворится между нами любовь святыхъ. И Учитель и Господь нашъ, опредѣливъ въ Евангеліи заповѣди о любви къ каждому виду любви присоединилъ нѣчто особенное и способнымъ внимать словамъ Писанія: упорядочите любовь ко мнѣ, далъ понятіе о порядкѣ въ любви. «Возлюби, — говоритъ Онъ, — Господа Бога твоего всѣмъ сердцемъ твоимъ, и всѣмъ умомъ твоимъ, и всею душею твоею, и всею крѣпостію твоею. Возлюби ближняго твоего, какъ самого себя» (Втор. гл. 6; Матѳ. гл. 22; Марк. гл. 12 и Лук. 10), а не всѣмъ сердцемъ, всею душею и всею крѣпостію и всѣмъ умомъ. Онъ говоритъ также: любите враги ваши (Лук. 6, 35), но не присовокупляетъ: «всѣмъ сердцемъ». Слово Божіе не безпорядочно, не требуетъ невозможнаго, и не говоритъ: любите враговъ вашихъ, какъ самихъ себя, но говоритъ только: «любите враговъ вашихъ» (Лук. 5, 35); достаточно для нихъ того, что мы любимъ ихъ и не имѣемъ къ нимъ ненависти. Ближняго же люби какъ самого себя, а Бога всѣмъ сердцемъ, и всею душею, и всѣмъ умомъ, и всею крѣпостію. Если ты это понялъ и понятое исполнилъ, то ты сотворилъ заповѣдуемое словомъ жениха: введите меня въ домъ вина, упорядочите любовь ко мнѣ. Какъ ты думаешь: кто изъ насъ имѣетъ упорядоченную любовь? Подкрѣпите меня мѵромъ (Пѣсн. 2, 5). Одинъ изъ переводчиковъ перевелъ: «виноградными цвѣтами» (οἰνανϑῶν). Но это уже слова невѣсты, которая потомъ говоритъ: окружите меня яблоками. Какими яблоками? Что яблонь между лѣсними деревьями, то племянникъ мой посреди сыновъ. Итакъ окружите меня его яблоками, ибо я уязвлена любовью (Пѣсн. 2, 5). Какъ прекрасно, какъ привлекательно получить рану отъ любви! Иной принялъ въ себя стрѣлу плотской любви, другой уязвленъ земною страстію; ты же обнажи члены свои и предоставь себя стрѣлѣ избранной, стрѣлѣ прекрасной, ибо стрѣлокъ есть Богъ. Слушай, чтó говоритъ Писаніе объ этой стрѣлѣ, и даже, къ бóльшему удивленію, внимай, чтó говоритъ сама стрѣла: положи мя яко стрѣлу избранну и въ тулѣ своемъ скры мя, и рече ми: веліе ти есть еже назватися тебѣ рабомъ моимъ (Ис. 49, 2. 6). Пойми, чтó онъ называетъ стрѣлою, и какимъ образомъ она избрана Богомъ. Какое счастіе быть уязвленнымъ этою стрѣлою! Этою стрѣлою были уязвлены тѣ, которые разсуждали между собою, говоря: не сердце ли наю горя бѣ въ наю, егда сказоваше нама писанія (Лук. 24, 32)? Если кто либо уязвляется словомъ нашимъ, если кто либо уязвляется ученіемъ божественнаго Писанія, то съ нимъ и оное можетъ быть, послѣдуетъ. О чемъ же такомъ возможномъ говорю я? Отвѣтъ готовъ: шуйца его подъ главою моею и десница его обниметъ меня (Пѣсн. 2, 6). Слово Божіе держитъ премудрость и въ шуйцѣ и въ десницѣ, и премудрость эта хотя по различію ея разумѣнія бываетъ многоразлична, но въ своемъ источникѣ одна. Самъ Соломонъ о шуйцѣ и десницѣ премудрости учитъ, говоря: долгота бо жизни въ десницѣ ея, въ шуйцѣ же ея богатство и слава (Прит. 3, 16). Итакъ шуйца его подъ головою моею, чтобы содѣйствовать моему успокоенію, чтобы рука жениха была моимъ возглавіемъ, чтобы сѣдалище души опиралось на слово Божіе. Шуйца его подъ главою моею. Пагубно для тебя имѣть такія возглавія, съ которыми соединено горе. У Іезекіиля написано: горе сшивающимъ возглавійцы подъ всякій лакоть руки (Іез. 13, 18). Не сшивай иныхъ возглавій, не ищи покоя для головы отъ инуда: имѣешь ты шуйцу жениха; пусть она будетъ подъ головою твоею, говори: шуйца его подъ главою моею, и если ты будешь имѣть ее, то тебѣ будетъ дано и все то, чтó находится въ шуйцѣ. Ибо Писаніе говоритъ: въ шуйцѣ ея богатство и слава. И десница его обниметъ меня. Всего тебя пусть обнимаетъ десница жениха. Ибо долгота и лѣта жизни въ десницѣ его, и потому долгую жизнь и много дней ты будешь имѣть на землѣ благой, которую Господь Богъ твой даетъ тебѣ (Исх. гл. 20 и Втор. гл. 5).

Я закляла васъ, дщери Іерусалимскія, силами и крѣпостями поля. Въ чемъ закляла невѣста дщерей Іерусалимскихъ? Въ томъ, пробудили ли вы и возставили ли любовь (Пѣсн. 2, 7). Доколѣ будетъ спать въ васъ, о дщери Іерусалимскія, о отроковицы, любовь, которая во мнѣ не спитъ, ибо я уязвлена любовію? Но въ васъ, многочисленныя и юныя дщери Іерусалимскія, спитъ любовь къ жениху. Итакъ я закляла васъ дщери Іерусалимскія, пробудили ли вы, и не только пробудили ли, но и возстановили ли существующую въ васъ любовь. Создатель вселенной, когда творилъ васъ, вложилъ въ сердца ваши сѣмена любви. Но теперь, подобно тому, какъ говорится въ одномъ мѣстѣ: «правда уснула въ немъ» (Ис. 1, 21), такъ и въ васъ любовь спитъ, сообразно съ чѣмъ и въ другомъ мѣстѣ говорится: женихъ «уснулъ, какъ левъ, и какъ скименъ львовъ» (Быт. гл. 49). Въ невѣрующихъ и сомнѣвающихся сердцемъ слово Божіе еще спитъ, а бодрствуетъ во святыхъ. Оно спитъ въ тѣхъ, которые обуреваются треволненіями, но пробуждается голосами тѣхъ, которые пробудивши жениха желаютъ, чтобы они спаслись. (Марк. 4, 35-41). При пробужденіи его тотчасъ наступаетъ тишина: громады волнъ тотчасъ успокаиваются, противные вѣтры запрещаются, сила волненія утихаетъ. А когда онъ спитъ, бываетъ буря, смерть и отчаяніе. Итакъ заклинаю васъ дщери Іерусалимскія силами и крѣпостями поля. Какого поля? Безъ сомнѣнія того о которомъ говорится: яко воня нивы исполнены, юже благослови Господь (Быт. 27, 27).

Пробудили ли вы и возставили ли любовь настолько насколько хочетъ голосъ племянника моего. Вотъ онъ идетъ прыгая по горамъ (Пѣсн. 2, 7-8). Это говоритъ еще церковь, увѣщевая отроковицъ, чтобы онѣ приготовились къ пришествію жениха, если, однако, онъ захочетъ придти и предложить имъ свою бесѣду. Итакъ еще въ то время, когда она говоритъ, приходитъ женихъ, на котораго она указываетъ перстомъ и говоритъ: вотъ онъ идетъ, прыгая по горамъ. Подъ невѣстою разумѣй душу блаженную и совершенную, которая наискорѣе усматриваетъ, наиранѣе созерцаетъ пришествіе Слова, которая чувствуетъ приближеніе къ себѣ Премудрости, пришествіе къ себѣ Любви, и говоритъ невидящимъ: вотъ онъ идетъ. Молитесь, чтобы и я могъ сказать: вотъ Онъ идетъ. Ибо если я буду въ силахъ бесѣдовать о Словѣ Божіемъ; то нѣкоторымъ образомъ и я скажу: вотъ Онъ идетъ. Куда? Конечно не туда гдѣ долина, не туда, гдѣ низменныя мѣста. Куда же идетъ Онъ? Прыгая по горамъ, перепрыгивая черезъ холмы. Если ты будешь горою, то прыгаетъ на тебя слово Божіе. Если ты окажешься не въ состояніи быть горою, но будешь холмомъ будешь ниже горы, то оно перепрыгиваетъ черезъ тебя. И какія прекрасныя и приличныя предметамъ выраженія! Онъ прыгаетъ по горамъ, потому что онѣ выше холмовъ, перепрыгиваетъ черезъ холмы, потому что они ниже горъ, но не перепрыгиваетъ черезъ горы, не прыгаетъ по холмамъ. Вотъ онъ идетъ, прыгая по горамъ перепрыгивая черезъ холмы.

Племянникъ мой подобенъ сернѣ или молодому оленю на горахъ Веѳиля (Пѣсн. 2, 9). Эти два животныя очень часто упоминаются въ Писаніяхъ, и, къ еще большему удивленію нашему, очень часто упоминаются вмѣстѣ. «И вотъ животныя, — говоритъ Моѵсей, — которыя употребляй въ пищу», и въ перечисленіи ихъ называетъ, спустя немного, серну и оленя (Втор. 14, 4-5). И въ настоящей книгѣ упомиваются вмѣстѣ олень и серна. Ибо эти животныя въ нѣкоторомъ отношеніи сродны и близки другъ другу. Серна, то есть дикая коза (dorcas), весьма далеко видитъ. Олень есть истребитель змѣй. Кто ты думаешь, изъ насъ достоинъ того, чтобы могъ сообразно съ достоинствомъ этого мѣста и его таинственнаго значенія, изъяснить полный смыслъ онаго? Помолимся Господу, чтобы Онъ даровалъ намъ смыслъ къ уразумѣнію Писаній, и чтобы мы могли сказать, что Іисусъ сказоваша нама писанія (Лук. 24, 32). Итакъ что мы скажемъ? То, что дикая коза (dorcas), то есть серна, по физіологическому ученію изслѣдователей природы всѣхъ животныхъ, получила названіе отъ врожденной ей силы зрѣнія. Ибо она названа dorcas, т. е. серною, оттого, что она животное ορϰυδερϰέστερον, имѣющее очень острое зрѣніе. А олень есть врагъ и истребитель змѣй; дыханіемъ своихъ ноздрей онъ извлекаетъ ихъ изъ норъ и, торжествуя надъ вредомъ ихъ яда, съ наслажденіемъ поѣдаетъ ихъ. Спаситель мой, быть можетъ, по умственному зрѣнію (ϑεωρὶαν) есть серна, а по дѣламъ олень. Какія же это дѣла? Онъ умерщвляетъ змѣй, когда низлагаетъ сопротивныя силы. Поэтому я скажу Ему: ты стерлъ еси главы зміевъ въ водѣ (Псал. 73, 13). Племянникъ мой подобенъ сернѣ или молодому оленю на горахъ дома Божія. Ибо слово Веѳиль значитъ: домъ Божій. Не всѣ горы суть домы Божіи, но тѣ, которыя суть горы церкви. Ибо существуютъ и другія горы, высокія и возстающія противъ познанія Божія (2 Кор. 4, 5), горы египтянъ и филистимлянъ. Хочешь ли убѣдиться въ томъ, что племянникъ ея подобенъ сернѣ или молодому оленю на горахъ Веѳиля? Будь горою церковною, горою дома Божія, — и придетъ къ тебѣ женихъ, подобный сернѣ или молодому оленю на горахъ Веѳиля. Невѣста видитъ, что женихъ бывшій прежде на горахъ и холмахъ, подошелъ ближе, представляетъ его скачущимъ и перепрыгивающимъ и затѣмъ сознавая что къ ней и къ другимъ отроковицамъ онъ пришелъ, говоритъ:

Вотъ онъ за стѣною нашею. (Пѣсн. 2, 9). Если ты воздвигнешь стѣну и построишь зданіе Божіе, то онъ придетъ за стѣну твою смотря черезъ окна (Пѣсн. 1, 9). Одно окно — одно чувство: чрезъ него смотритъ женихъ. Другое окно — другое чувство: и чрезъ него внимательно надзираетъ женихъ. Ибо чрезъ какія чувства не презираетъ слово Божіе? А что значитъ смотрѣть чрезъ окна, и какимъ образомъ женихъ смотритъ чрезъ оныя, покажетъ слѣдующее мѣсто. Гдѣ женихъ не смотритъ тамъ появляется привходящая смерть, какъ читаемъ у Іереміи: взыде смерть сквозѣ окна ваша (Іер. 9, 21). Если ты посмотрѣлъ на женщину съ вожделѣніемъ, то смерть уже вошла чрезъ окна твои. Показываясь сквозѣ мрежи. (Пѣсн. 2, 9). Подъ мрежами разумѣй то, что ты ходишь посреди сѣтей, и избѣгай угрожающихъ тебѣ подпольныхъ козней. Все полно сѣтей: діаволъ наполнилъ ловушками все. Но если придетъ къ тебѣ Слово Божіе, и начнетъ показываться изъ сѣтей, и ты скажешь: душа наша яко птица избавися отъ сѣти ловящихъ: сѣть сокрушися и мы избавлени быхомъ (Псал. 123, 7): то благословенны мы отъ Господа, сотворшаго небо и землю (Псал. 113, 23). Итакъ женихъ показывается сквозь сѣти, пролагая путь тебѣ. Іисусъ сошелъ на землю, подвергъ себя сѣтямъ міра. Онъ, видя, что великое стадо человѣческое опутано сѣтями и что они не могутъ быть расторгнуты никѣмъ инымъ, кромѣ Его самого, пришелъ къ сѣтямъ, принялъ тѣло человѣческое, которое находилось въ сѣтяхъ сопротивныхъ силъ и разорвалъ оныя для тебя чтобы ты сказалъ: вотъ онъ стоитъ за стѣною нашею, смотря чрезъ окна, показываясь сквозь мрежи. Когда Онъ показался изъ сѣтей, Онъ обращается къ тебѣ: отвѣчаетъ племянникъ мой и говоритъ: встанъ, пріиди, ближняя моя (Пѣсн. 2, 10); я иду къ тебѣ, я разорвалъ сѣти; поэтому пріиди ко мнѣ, ближняя моя.

Встань, пріиди, ближняя моя, прекрасная моя, голубка моя (Пѣсн. 2, 10). Почему Онъ говоритъ: встань? Почему пріиди? Я выдержалъ за тебя ярость бурь; Я принялъ на себя тѣ волны, которыя угрожали тебѣ. Ради тебя душа Моя сдѣлалась прискорбною даже до смерти (Матѳ. 26 и Марк. 14). Я воскресъ изъ мертвыхъ, уничтожилъ жало смерти и разрѣшилъ узы ада и поэтому говорю тебѣ: встань, пріиди, ближняя моя, прекрасиая моя, голубка моя. Ибо вотъ зима миновала, дождь прошелъ себѣ, цвѣты показались на землѣ (Пѣсн. 2, 10-12). Я, воскресши изъ мертвыхъ, укротилъ бурю, возстановилъ тишину. И поелику Я по домостроительству плоти отъ Дѣвы и по волѣ Отца возросъ и преуспѣлъ въ премудрости и возрастѣ (Лук. 2, 40 и 52): то цвѣты показались на землѣ, время обрѣзанія наступило. Обрѣзаніе есть отпущеніе грѣховъ. Ибо всякую вѣтвь, говоритъ Спаситель, пребывающую во Мнѣ и приносящую плодъ, Отецъ мой очищаетъ, чтобы она принесла болѣе плодовъ (Іоан. гл. 15). Приноси плоды, и прежнее, чтó въ тебѣ безплодно, будетъ извергнуто вонъ. Ибо время обрѣзанія наступило.

Голосъ горлицы слышенъ въ землѣ нашей (Пѣсн. 2, 12). Не безъ причины при жертвоприношеніяхъ употребляется пара горлицъ, или два птенца голубиныхъ, ибо они означаютъ одно и тоже, и никогда не было сказано порознь: пусть принесетъ только пару голубей, но всегда говорится: пару горлицъ и двухъ птенцовъ голубиныхъ (Лев. гл. 1, 5, 12 и 14; Лук. 2). Голубь есть Духъ Святый. Когда говорится о великихъ и сокровеннѣйшихъ тайнахъ, которыхъ многіе понимать не могутъ, то Духъ Святый изображается наименованіемъ горлицы, то есть, такой птицы, которая всегда витаетъ на вершинахъ горъ и на верхушкахъ деревьевъ; когда же (эти тайны) нисходятъ долу, къ людямъ, то употребляется (для изображенія Духа Святаго) голубь. Посему, такъ какъ Спаситель благоволилъ принять на себя естество человѣческое и пришелъ на землю, и такъ какъ около Іордана было въ то время много грѣшниковъ: то Духъ Святый обращается не въ горлицу, но дѣлается голубемъ. Среди насъ, по причинѣ многолюдства, обитаетъ болѣе ручная птица. Подъ горлицею же, кажется, разумѣетъ, напримѣръ, Моѵсея и кого либо изъ пророковъ, удалявшихся на горы и въ пустыни, и получавшихъ тамъ откровенія Божіи. Итакъ, голосъ горлицы слышенъ въ землѣ нашей. Смоковница произрастила незрѣлыя еще ягоды свои (Пѣсн. 2, 12-13). Отъ смоковницы научитеся притчи: егда уже ваія ея будутъ млади и листвіе прозябнетъ, вѣдите, яко близь есть жатва (Матѳ. 24, 32). Слово Божіе хочетъ возвѣстить намъ, что послѣ зимы, послѣ бурь, приблизилось время жатвы душъ, и говоритъ:

Смоковница произрастила незрѣлыя еще ягоды свои, виноградныя лозы разцвѣтаютъ, испустили благовоніе (Пѣсн. 2, 11. 13). Если виноградныя лозы уже раскрываются для цвѣта, то придетъ пора, и будутъ ягоды. Встань, пріиди ближняя моя, прекрасная моя, голубка моя. То, что мы выше изложили, женихъ говоритъ не въ слухъ отроковицъ, а въ слухъ одной невѣсты. Но мы желаемъ уже услышать рѣчь и его самого,. говорящаго невѣстѣ.

Встань, пріиди, ближняя моя, подъ покровомъ скалы (Пѣсн. 2, 13-14). И Моѵсей полагается подъ покровъ скалы, чтобы онъ подъ покровомъ предстѣнія увидѣлъ Бога сзади (Исх. гл. 33). Сперва приди къ тому, что находится предъ стѣною, и потомъ можешь войти туда, гдѣ находится стѣна скалы. Покажи мнѣ лице твое (Пѣсн. 2, 14). И до настоящаго дня подобное говорится невѣстѣ. Ибо она еще не имѣла такого дерзновенія, чтобы открытымъ лицемъ созерцать славу Господа. Но такъ какъ она уже украшена и преиспещрена (Псал. 44, 14), то говорится ей: покажи мнѣ лице твое. Ибо голосъ ея еще не былъ такъ пріятенъ, чтобы она достойна была того, чтобы ей было свазано: дай мнѣ услышать голосъ твой (Пѣсн. 2, 14). Ибо молчи и внемли, Израиль, и познай, чтó говоритъ Господь. Когда же она научилась говорить? Голосъ ея сдѣлался пріятнымъ жениху послѣ онаго пророческаго ея слова: да усладится ему молитва моя (Псал. 103, 34). Тогда-то женихъ говоритъ ей: дай мнѣ усльшать голосъ твой, ибо голосъ твой пріятенъ (Пѣсн. 2, 14). Если ты откроешь уста твои для слова Божія, то женихъ скажетъ тебѣ: голосъ твой пріятенъ, взглядъ твой прекрасенъ. Поэтому вставъ, помолимся Господу, чтобы намъ содѣлаться достойными слова жениха, премудрости Христа Іисуса, которому слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Guttae sive stillae. To и другое слово означаютъ и каплю и смирну или алоэ. Оригенъ принимаетъ эти слова въ обоихъ значеніяхъ и на разности этихъ значеній основываетъ дальнѣйшее толкованіе мѣста.
[2] Botrus Cypri. Оригенъ, вообще въ толкованіи Пѣсни пѣсней строго слѣдующій переводу Семидесяти, очевидно читалъ βότρυς τῆς Κύπρου и разумѣлъ кисть винограда кипрскаго, a не «кисть кипера» (душистое растеніе), какъ, съ еврейскаго, переведено на русскомъ.

Печатается по изданiю: Творенiя блаженнаго Iеронима Стридонскаго. Часть 6. Кiевъ: Типографiя И. И. Горбунова, 1905. – С. 154-174. (Библиотека творенiй св. отцевъ и учителей Церкви западныхъ, издаваемая при Кiевской Духовной Академiи, Кн. 11.)

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0