Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

I-III ВѢКЪ

Тертулліанъ, пресвитеръ Карѳагенскій († 220 г.)
2. Посланіе къ Скапулѣ, Африканскому Проконсулу
[1].

1. Никогда не страшились, никогда не боялись мы гоненій, грозящихъ намъ мученіями со стороны тѣхъ людей, которые не видятъ свѣта истины. Пріявши нашу Религію, мы пріяли вмѣстѣ и всѣ ея условія; и такимъ образомъ, принеся въ жертву жизнь свою вполнѣ, шествуемъ на сраженіе. Мы не желаемъ иныхъ благъ, кромѣ тѣхъ, которыя Богъ обѣтовалъ вѣрнымъ своимъ служителямъ; не боимся иныхъ золъ, кромѣ тѣхъ, которыми Онъ грозитъ отступникамъ Своимъ. Вся ваша жестокость служитъ единственно къ возбужденію нашего мужества: мы сами спѣшимъ на казнь, и предпочитаемъ скорѣе быть отъ васъ осужденными, нежели отпущенными. И такъ, отправляя посланіе сіе, мы тутъ не оказываемъ страха ни за себя, ни за своихъ сотоварищей; но боимся паче за васъ и за всѣхъ нашихъ враговъ. Законъ нашъ повелѣваетъ намъ любить нашихъ враговъ и молиться за гонящихъ насъ: любовь сія составляетъ наше совершенство, она есть удѣлъ нашъ, въ которомъ другіе люди не участвуютъ. Любить друзей могутъ и всѣ люди; но любить враговъ свойственно однимъ Христіанамъ. Такимъ образомъ жалѣя о вашемъ невѣжествѣ, сострадая къ человѣческимъ заблужденіямъ, предвидя будущее, и распознавая знаки усиливающейся ежедневно противъ васъ грозы, мы обязаны были избрать путь письменнаго объясненія, чтобы предъувѣдомить васъ о многихь такихъ вещахъ, которыхъ вы лицемъ къ лицу слышать не хотите.

2. Мы покланяемся единому Богу. Это тотъ Богъ, когораго сама натура научила насъ познавать, тотъ Богъ, котораго громы васъ ужасаютъ, тотъ Богъ, котораго благодѣянія доставляютъ вамъ радость и веселіе. Относительно другихъ существъ, которыхъ вы именуете богами, мы знаемъ, что они не иное что, какъ демоны. Однакожъ право естественное и общественное требуетъ, чтобы каждый покланялся тому, кому хочетъ. Религія одного человѣка ни вредна ни полезна для другаго. Но не свойственно одной Религіи дѣлать насиліе другой. Религія должна быть пріемлема по убѣжденію, а не насильственно. Приношенія Божеству должны происходить отъ согласія сердца. Такимъ образомъ если бы вы и могли принудить насъ приносить жертвы въ храмахъ вашихъ: то чрезъ то ничего бы не пріобрѣли для вашихъ боговъ, которые не должны принимать жертвъ противу воли, развѣ бы то было непосредственно по духу прекословія, по такому ребяческому чувству, котораго вы вѣрно не захотите приписать богамъ своимъ. Истинный Богъ ниспосылаетъ блага Свои равно какъ друзьямъ Своимъ, такъ и хулящимъ Его. Въ день суда отличитъ Онъ неблагодарныхъ отъ благодарныхъ противъ Него. Вы именуете насъ святотатцами, между тѣмъ какъ не находили еще ни одного даже простаго вора между нами. Посмотрите, кто именно ищетъ обогатиться грабежемъ храмовъ вашихъ. Не тѣ ли, которые клянутся вашими богами и покланяются имъ? Ихъ-то вы должны называть святотатцами: это не Христіане. Излишне было бы вспоминать вамъ, сколько поклонники боговъ вашихъ дѣлаютъ Христіанамъ оскорбленій, и какъ стараются они приводить ихъ въ посмѣяніе. Обвиняютъ насъ также въ томъ , что мы не имѣемъ достодолжнаго почтенія къ Императорамъ; но между нами никогда вы не встрѣчали ни Кассіевъ, ни Албіановъ, ни Нигріановъ. Тѣ самые, которые наканунѣ клялись геніемъ Кесаря, принесли его на завтра въ жертву своей выгодѣ или безопасности: величайшіе враги Христіанъ оказались величайшими врагами Императора. Христіанинъ никому не врагъ, а тѣмъ менѣе Императору, зная, что онъ поставленъ Императоромъ отъ Бога, и что должно его любить, уважать, оказывать ему почести, молиться о здравіи его и о спасеніи государства, доколѣ міръ стоитъ. Стало быть мы почитаемъ Императора столько, сколько намъ дозволено почитать его, и сколько самъ онъ долженъ хотѣть быть почитаемъ. Мы признаемъ его за человѣка, который хранитъ данный ему отъ Бога удѣлъ власти, который Богомъ поставленъ, который ниже одного только Бога. Императоръ конечно одобритъ подобныхъ чтителей, потому что мы, поставляя его ниже только Бога, признаемъ его выше всѣхъ людей, и даже выше всѣхъ боговъ вашихъ, которые состоятъ въ его власти. Мы также приносимъ жертвы за благоденствіе Императора, но приносимъ ихъ единому нашему и его Богу; а жертвы сіи суть молитвы, предписанныя намъ отъ Него. Творецъ вселенной не имѣетъ нужды ни въ жирѣ, ни въ крови животныхъ: они нужны для насыщенія демоновъ. Что касается до сихъ послѣднихъ: то мы не только отвергаемъ ихъ, но сражаемся съ ними, преслѣдуемъ ихъ, изгоняемъ изъ тѣлъ человѣческихъ, какъ-то всякому почти извѣстно. Мы не можемъ лучше молиться за Императора, какъ обращаясь къ Богу, который одинъ можетъ продлить дни его. Вамъ впрочемъ надобно быть увѣренными, что мы дѣйствуемъ совершенно подъ вліяніемъ того божественнаго терпѣнія, которое намъ закономъ нашимъ заповѣдано, и что вамъ нечего насъ бояться или опасаться. Мы составляемъ бóльшую часть имперіи, и за всѣмъ тѣмъ безмолвіе наше, воздержаніе наше таково, что вы знаете насъ не иначе, какъ въ частности по одиночкѣ, и собранія наши никогда не подаютъ вамъ повода къ страху. Мы отличаемся отъ другихъ согражданъ тѣмъ только, что стараемся исправить себя отъ прежнихъ пороковъ. Далека отъ насъ всякая мысль возставать противъ страданій, нами желаемыхъ, или мстить вамъ за гоненія, о которыхъ намъ извѣстно, что они происходятъ отъ неба, и которые мы считаемъ за милости для себя.

3. Между тѣмъ, мы, какъ мною выше уже сказано, весьма сокрушаемся о томъ, что никакой городъ не можетъ безнаказанно проливать потоковъ Христіанской крови. Во время бытія судьею Гиларана, народъ устремился на наши кладбища, крича: «не отводить поля подъ гробницы для Xристіанъ!» Но они жестоко были за то наказаны: поля и гумна житницъ ихъ сдѣлались для нихъ безполезны; потоки дождей истребили всю ихъ жатву. Кто не видалъ, какъ непогоды прошедшаго лѣта угрожали новымъ потопомъ въ наказаніе за нечестіе и невѣріе настоящаго вѣка? Что означали огни, блуждавшіе по стѣнамъ Карѳагена, и страшные громы, колебавшіе городъ? Да отвѣтствуютъ видѣвшіе и слышавшіе ихъ. Всѣ подобные метеоры знаменуютъ гнѣвъ грознаго Бога, и мы должны возносить слабый нашъ голосъ, чтобъ о гнѣвѣ семъ возвѣщать и проповѣдывать, и чтобъ отвращать его молитвами нашими. Но новый потопъ сей могъ быть только частнымъ. Касательно же всеобщаго разрушенія міра, придетъ время, когда не хотящіе вѣрить ничему, по неволѣ повѣрятъ всему послѣ многократнаго невниманія къ таковымъ предвѣщаніямъ. Во время собранія Сената въ Утикѣ, солнечный свѣтъ померкъ неожиданно ужаснымъ образомъ: нельзя было сего страшнаго явленія приписать обыкновенному затмѣнію, такъ какъ солнце находилось тогда въ своемъ апогеѣ (въ самомъ бóльшемъ разстояніи отъ земли) [2]. Спросите о томъ вашихъ Астрологовъ. — Мы могли бы также привести въ примѣръ нѣкоторыхъ правителей, изъявлявшихъ на смертномъ одрѣ раскаяніе о гоненіяхъ своихъ противъ Христіанъ. Вигеллій Сатурнинъ, который первый извлекъ мечь казни на насъ, лишился зрѣнія. Клавдій Луцій Герминіанъ, разсердясь, что жена его приняла вѣру Христіанскую, жестоко мучилъ и гналъ Христіанъ. Сидя одинъ въ своемъ судилищѣ, онъ пораженъ былъ язвою, и черви осыпали тѣло его. «Не говорите о томъ никому», сказалъ онъ, опасаясь, чтобы Христіане не порадовались тому. Послѣ того онъ увидѣлъ свое заблужденіе, и сознался, что казни послужили только къ умноженію числа Христіанъ; наконецъ умеръ почти Христіаниномъ. Касилій Капелла, покидая Византію, сказалъ: «Христіане вѣрно обрадуются моему отбытію». Но люди, думающіе, что могутъ насъ гнать безнаказанно, познаютъ нѣкогда, какое возмездіе получатъ они за то въ день послѣдняго суда. Что касается до тебя, Скапула: то желали бы мы, чтобы для тебя достаточенъ былъ одинъ примѣръ: вспомни только, чтó случилось, когда ты осудилъ Адриметика Мавиллаибыть поверженнымъ на растерзаніе звѣрямъ, и какимъ образомъ прервано было твое гоненіе.

4. Мы не думаемъ тебя пугать, потому что и сами тебя не боимся; но желали бы, чтобы весь міръ былъ спасенъ. Совѣтуемъ тебѣ изъ состраданія не бороться съ Богомъ. Ты легко можешь соединить обязанности службы твоей съ обязанностями человѣколюбія. Помни, что мечь виситъ также и надъ вашими головами. Чего требуетъ отъ тебя законъ? Чтобы ты осуждалъ на казнь виновныхъ, когда они признаются въ своихъ преступленіяхъ, и предавалъ бы ихъ пыткѣ, когда отрекаются отъ нихъ. Ты стало быть видишь, что пытать признающихся, дабы принудить ихъ къ отреченію, значитъ поступать противъ закона. Ты стало быть самъ долженъ сознаться, что мы невинны, и осуждаешь насть на казнь за то только, что мы ни въ какомъ преступленіи не уличены. Желая насъ истребить, ты воюешь противъ невинности. — Сколько впрочемъ строгихъ правителей пытались измѣнить столь несправедливое судопроизводство? Напримѣръ Цинцій Северъ, который самъ преподалъ Тистеру правила, какимъ образомъ Христіане должны отвѣчать, чтобы быть отпущенными. Напримѣръ Веспроній Кандидъ, который почиталъ достаточнымъ признавать Христіанъ за людей возмутительныхъ, и довольствовался присуждать ихъ къ публичному испрошенію прощенія передъ согражданами. Напримѣръ Асперъ, который поступивъ нѣсколько жестоко при первоначальномъ допросѣ одного Христіанина, тотчасъ отпустилъ его, не принуждая къ принесенію жертвъ богамъ; предварительно же сказалъ онъ адвокатамъ и ассессорамъ, что для него чрезвычайно непріятно судить подобнаго рода дѣла. Напримѣръ Пуденсъ, который искуснымъ образомъ включилъ въ судебный актъ одного приведеннаго къ нему Христіанина обвиненіе въ притѣсненіи и лихоимствѣ, и какъ не нашлось свидѣтелей къ уличенію въ томъ, то объявилъ, что за симъ продолжать дѣла нельзя. — Происшествія эти могутъ вразумить тебя, въ какомъ духѣ надобно тебѣ дѣйствовать. Тебѣ могли бы даже благопріятствовать самые адвокаты, которые, не смотря на шумные крики свои, готовы пособлять Христіанамъ, бывающимъ для нихъ часто весьма полезными. Извѣстный Нотарій, побуждаемый демономъ ввергнуться въ пропасть, былъ освобожденъ отъ него черезъ заклинаніе своимъ кліентомъ Христіаниномъ. У кого изъ васъ нѣтъ родственника, дитяти, друга изъ значительнаго класса людей (не говорю о народѣ), которыхъ бы Христіане не избавляли отъ демоновъ или не исцѣляли отъ болѣзней? Самъ Северъ, отецъ Антониновъ, имѣлъ случай похвалиться Христіанами. Онъ призвалъ къ себѣ нѣкоего Прокла, проименованнаго Турпасіонъ, смотрителя надъ Эвгодіею, который вылѣчилъ его отъ болѣзни, помазавъ святымъ елеемъ. Онъ за то повелѣлъ его кормить и содержать до самой смерти въ собственномъ своемъ дворцѣ. Антонинъ весьма хорошо зналъ, что Проклъ напитанъ былъ млекомъ Христіанской нравственности. Северъ, знавшій многихъ патриціевъ и знатныхъ дамъ нашей секты, не только не мучилъ ихъ, но всячески имъ благопріятствовалъ, и умѣлъ противоборствовать свирѣпству народа, вооруженнаго противъ насъ. Во время похода Марка Аврелія въ Германію, Христіанскіе воины молитвами своими испросили у неба обильный дождь тогда, какъ армія крайне нуждалась въ водѣ. Величайшія засухи, какъ извѣстно, никогда не могли устоять противъ нашихъ постовъ и молитвъ. Тогда народъ воспѣваетъ хвалы богу боговъ, и подъ именемъ Юпитера, воздаетъ почести не иному кому, какъ нашему Богу. Замѣтьте притомъ, что Христіанинъ никогда не утаиваетъ ввѣреннаго ему залога, никогда не прелюбодѣйствуетъ, отечески покровительствуетъ сиротъ, питаетъ бѣдныхъ, никогда не воздаетъ зла за зло. Въ чемъ же и для чего насъ обвиняютъ? Намъ поставляютъ въ преступленіе вѣрованіе наше. Но кто когда либо въ состояніи былъ доказать, что вѣрованіе это скрываетъ въ себѣ пагубныя начала кровосмѣшенія и злодѣянія? Насъ ввергаютъ въ пламя не за иное что, какъ за нашу невинность, за нашу честность, за нашу справедливость, за нашу чистоту нравовъ, за наше праводушіе, наконецъ за Бога живаго. Ни святотатцы, ни враги государства, ни оскорбители царскаго величества, не подвергаются подобнымъ казнямъ. Теперь и префекты легіоновъ и правители Мавританіи преслѣдуютъ и гонятъ насъ; но по крайней мѣрѣ они преслѣдуютъ однимъ мечемъ, какъ имъ первоначально предписано. Но чѣмъ бóльшія выдерживаемъ мы сраженія, тѣмъ бóльшія награды насъ ожидаютъ.

5. Жестокость ваша составляетъ нашу славу. Берегитесь, чтобъ, усиливая казни, не заставили вы насъ возстать массами, не для того, чтобы напасть на васъ, но чтобы доказать вамъ, что мы не только не боимся вашего тиранства, но обществомъ призываемъ его на себя. Когда Аррій Антоній преслѣдовалъ Азійскихъ Христіанъ: то всѣ они изъ его провинціи, собравшись вмѣстѣ, явились предъ его судилище. Онъ нѣкоторыхъ посадилъ въ темницу, а другимъ сказалъ: «Безумные! Если вы хотите умереть: то развѣ нѣтъ довольно веревокъ и пропастей»? Когда бы мы на то же самое рѣшились: то что бы ты сдѣлалъ со столькими тысячами мужчинъ и женщинъ всякаго возраста и состоянія? Сколько костровъ, сколько мечей надобно бы тебѣ было приготовить?

Какія мученія претерпитъ Карѳагенъ, въ которомъ ты намѣренъ предать казни десятаго человѣка, когда воинамъ твоимъ придется отсѣкать головы не иному кому, какъ друзьямъ или роднымъ своимъ, когда они найдутъ между ними Римскихъ Патриціевъ и знатныхъ дамъ, столько же благородныхъ, какъ самъ ты, и можетъ быть собственныхъ твоихъ ближайшихъ родственниковъ и искреннихъ друзей? И такъ воздержись ради тебя самаго, если не ради насъ; ради Карѳагена, если не ради тебя. Пощади несчастную сію провинцію, которую одно изъявленіе намѣреній твоихъ подвергло уже притѣсненіямъ жаднаго воинства и всѣхъ другихъ враговъ. У насъ нѣтъ инаго верховнаго владыки, кромѣ Бога. Онъ превыше тебя, Онъ не можетъ и не захочетъ оставаться въ неизвѣстности, и ты ничего не въ состояніи сдѣлать противъ Него. Тѣ, которыхъ ты считаешь своими повелителями, такіе же люди, какъ и ты, и подобно тебѣ умрутъ. Но религія наша не оскудѣетъ. Самъ ты знаешь, что она никогда такъ не процвѣтаетъ, какъ среди гоненій. Многіе, поражаясь постоянствомъ нашимъ, любопытствуютъ узнать причину столь удивительнаго терпѣнія, и познавши истину, тотчасъ дѣлаются нашими сообщниками и шествуютъ путемъ нашимъ.

Примѣчанія:
[1] Сочинено въ 217 году по Р. Х.
[2] Затмѣніе сіе было въ 210 году.

Источникъ: Творенія Тертулліана, христіанскаго писателя въ концѣ втораго и въ началѣ третьяго вѣка. Часть первая. / Пер. Е. В. Карнеева. — СПб.: Въ типографіи Е. Фишера, 1847. — С. 106-114.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0