Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 26 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Амвросій Медіоланскій († 397 г.)

Сынъ Римскаго намѣстника въ Галліи, одаренный прекрасными способностями, онъ, получивъ въ Римѣ блестящее свѣтское образованіе и владѣя необыкновеннымъ даромъ краснорѣчія, избралъ для себя служебное поприще адвоката, вступилъ на гражданскую службу и скоро достигъ сана префекта (намѣстника) Лигургійской области. Прибывъ въ Медіоланъ (нынѣ Миланъ) по случаю избранія епископа, св. Амвросій былъ самъ избранъ (въ 374 году) въ епископы Меодіолана, по особому указанію свыше. Во время происходившаго въ храмѣ избранія новаго архипастыря поднялись жаркіе споры между православными и аріанами. Амвросій, какъ префектъ, со всею силою краснорѣчія убѣждалъ народъ къ порядку. Внезапно раздался дѣтскій голосъ: «Амвросій — епископъ!» и всѣ бывшіе въ церкви, и православные и аріане, единодушно возгласили: «Амвросій — епископъ!» Амвросій, сознавая себя недостойнымъ этого сана, употребилъ всѣ средства, чтобы уклониться отъ этого избранія, но принужденъ былъ взять на себя святительское служеніе. Будучи въ то время еще не крещеннымъ, а только приготовляемымъ къ крещенію, онъ, послѣ утвержденія его избранія императоромъ, крестился отъ православнаго епископа, въ 7 дней прошелъ степени церковныя, а на восьмой, 7 декабря 374 г., рукоположенъ въ архіепископа Медіоланскаго. Вступивъ на каѳедру, онъ роздалъ золото и сребро бѣднымъ, а недвижимое имущество свое посвятилъ Церкви и весь предался исполненію своихъ высокихъ обязанностей. далѣе>>

Творенія

Свт. Амвросій Медіоланскій († 397 г.)
Слово на смерть [Императора] Ѳеодосія Великаго.

Симъ угрожали насъ жестокія землетрясенія и непрестанные дожди, сіе необычайная тьма возвѣщала, что всемилостивый Государь нашъ Императоръ Ѳеодосій имѣлъ отъити отъ сего свѣта. Самыя стихіи соболѣзновали о кончинѣ его. Небо и воздухъ покрыты были мракомъ непрестаннымъ, земля тряслася и наполнялася разлитіемъ водъ. Восхищеніе его отъ насъ оплакивалъ и свѣтъ самый: ибо онъ жестокости міра сего растворялъ умѣренностію, и казни преступниковъ предварялъ кротостію и снисхожденіемъ.

Отъиде онъ воспріяти себѣ царство, которое не оставилъ, но токмо перемѣнилъ: за благочестіе позванъ онъ въ жилищи Христовы, въ вышній оный Іерусалимъ, откуда теперь вопіетъ къ намъ: Якоже слышахомъ, тако и видѣхомъ во градѣ Господа силъ, во градѣ Бога нашего: Богъ основа ú въ вѣкъ (Псал. 47, 9). Но многихъ оставилъ онъ сирыхъ и лишенныхъ отеческой помощи, многихъ оставилъ, паче же сыновей своихъ. Однако не суть лишени тѣ, коихъ оставилъ наслѣдниками своего благочестія: не суть лишени, коимъ пріобрѣлъ благодать Христову, и вѣрность войскъ, коимъ доказалъ, что Богъ покровительствуетъ добродѣтель, невѣрность же отмщеваетъ.

Недавно оплакивали мы кончину его, а теперь въ четыредесятый день творимъ о немъ память, въ присутствіи Онорія Императора, предстоящаго святому олтарю. Ибо какъ святый Іосифъ чрезъ четыредесять дней совершалъ память преставльшагося отца своего Іакова: тако и сей Ѳеодосію отцу своему воздаетъ должная. Но какъ иные обыкли наблюдать третій и тридесятый день, другіе же седмый и четыредесятый: то послушаемъ, чтó глаголетъ Писаніе. По преставленіи Іакова, пишется: Повелѣ Іосифъ рабомъ своимъ погребателемъ погребсти отца своего: и погребоша погребатели Ізраиля. И исполнишася ему четыредесять дней: тако бо исчисляются дніе погребенія: и плакася его Египетъ седмьдесятъ дней (Быт. 50, 2-3). И такъ должно слѣдовать святому предписанію сему, какъ и во Второзаконіи упоминается: И плакашася сынове Ізраилевы Моѵсея тридесять дней: и скончашася дніе плача (Втор. 34, 8). Обое сіе обыкновеніе имѣетъ свою важность, совершается бо чрезъ то нужный долгъ благочестія.

Похваленъ убо Іосифъ, который показалъ примѣръ въ благочестивомъ семъ дѣлѣ: похваленъ Іосифъ, къ коему отецъ горя любовію, сказалъ: И поможе тебѣ Богъ мой: и благослови тя благословеніемъ небеснымъ свыше, и благословеніемъ земли имущія вся; благословенія ради сосцевъ и ложеснъ, благословенія отца твоего, и матере твоея (Быт. 49, 25-26). И такъ благословенное сіе исчадіе въ четыредесятый день совершаетъ память благочестиваго отца своего Іакова, запинателя онаго (Быт. 27, 36). Подобнымъ образомъ и мы въ четыредесятый день отправляемъ память Ѳеодосія, который, подражая праотцу Іакову, запялъ невѣрность тиранновъ, и скрылъ языческіе идолы: вѣра бо его сокрыла всякое почитаніе воздаемое идоламъ, и всѣ ихъ церемоніи уничтожила, который сожалѣлъ, что снисхожденіе его оказанное къ погрѣшившимъ было не дѣйствительно, и прощенія имъ не дано. Но дѣти не отрекутся даровать даннаго родителемъ ихъ, не отрекутся, хотя нѣкто старался сдѣлать въ томъ помѣшательство: да и не могутъ отрицать того, что даровалъ отецъ вообще, не могутъ, говорю, отрицать тѣ, которые теперь платятъ данное каждому порознь.

Кончина Императора нашего тѣмъ паче славна, что онъ все уже вручилъ своимъ дѣтямъ, вручилъ царство; власть и имя Августа. Похвально и то, что уменшеніе нѣкоторыхъ сборовъ исполнилось при смерти его, такъ что покусивыйся препятствовать въ томъ, заслужилъ себѣ ненависть, отъ Ѳеодосія же честь сія не отнята. И сіе справедливо: ибо когда приватныхъ людей послѣдняя воля и завѣтъ имѣютъ свою силу, то можетъ ли быть тщетно завѣщаніе Императора? Похваленъ Ѳеодосій и въ томъ, что завѣщаніе его касалось до общаго права: ибо въ разсужденіи сыновей нечего было ему учреждать вновь, когда уже вручилъ имъ все, кромѣ что повѣрилъ токмо ихъ попеченію дядьки; о подданныхъ же надлежало ему сдѣлать завѣщаніе, дабы чрезъ то запечатлѣть порученная вѣрности другихъ. Приказалъ издать законъ пощады и снисхожденія, который оставленъ отъ него на письмѣ. Что достойнѣе можетъ быть, какъ чтобы завѣщаніе Императора было вмѣсто закона?

Толикій убо Императоръ отъиде отъ насъ, но не весь отъиде: ибо оставилъ намъ дѣтей своихъ, въ которыхъ должны мы признавать его самого, и въ которыхъ видимъ и имѣемъ его. Да не смущаютъ насъ лѣта: вѣрность войскъ есть совершенный возрастъ Императора: ибо совершенный возрастъ есть тамъ, гдѣ совершенная храбрость. Сіе заимообразно есть, потому, что и вѣра Императорская есть силою и храбростію войскъ.

Извѣстно вамъ, какія торжества вѣра Ѳеодосіева пріобрѣла вамъ. Когда за тѣснотою мѣста воины нѣсколько опоздали вступить въ брань, и непріятель началъ обезпокоивать; тогда Императоръ одинъ сошедъ съ коня сказалъ предъ войскомъ: Гдѣ Богъ Ѳеодосія? и сіе сказалъ близокъ уже будучи ко Христу. Ибо кто могъ бы сіе выговорить не прилѣпивыйся ко Христу? Сими словами возбудилъ войска, и примѣромъ своимъ вооружилъ ихъ. Старъ былъ лѣтами, но крѣпокъ вѣрою.

И такъ вѣра Ѳеодосіева была вашею побѣдою: почему ваша вѣрность да будетъ храбростію сыновъ его. Вѣра бо умножаетъ лѣта. Авраамъ и Сарра не разсуждали о лѣтахъ, чтобъ могли они родити въ старости, и не удивительно,. что вѣра, сказали мы, умножаетъ лѣта: ибо представляетъ она будущее. Вѣра, по словамъ Апостола, есть уповаемыхъ извѣщеніе (Евр. 11, 1). Тако научаетъ насъ Писаніе. Когда же вѣра есть уповаемыхъ извѣщеніе, то кольми паче извѣщеніемъ есть она видимыхъ? Благо есть вѣровати: Праведный бо, по писанію, отъ вѣры живъ будетъ и аще обинется, не благоволитъ душа моя о немъ (Евр. 10, 38).

Мы же да не обинемся, или да не отступимъ къ потерѣ нашей душевной, но да оградимъ себя вѣрою къ пріобрѣтенію душъ нашихъ. Понеже о сей вѣрѣ получили свидѣтельство праотцы наши, Авраамъ, Исаакъ и Іаковъ: почему оставили они намъ наслѣдіе вѣры. Вѣренъ Авраамъ, который не дѣлами, но вѣрою оправдался. Вѣренъ Исаакъ, который по вѣрѣ своей не устрашился родительскаго меча. Вѣренъ Іаковъ, который слѣдуя по стопамъ вѣры отца своего, на пути видѣлъ полкъ ангеловъ (Быт. 32, 1).

Когда Пророкъ Елиссей въ Самаріи нечаянно окруженъ былъ Сирійскими войсками, тогда видя сіе слуга его Гіезій, сказалъ къ нему: О, господине, что сотворимъ? И рече Елиссей: не бойся, яко множае иже съ нами, нежели съ ними. И помолися Елиссей, и рече: Господи, отверзи нынѣ очи отрока, да узритъ. И отверзе Господь очи его, и видѣ; и се гора исполнь коней, и колесница огненна окрестъ Елиссея. И снидоша къ нему; и помолися Елиссей ко Господу, и рече: порази убо языкъ сей невидѣніемъ, и порази ихъ невидѣніемъ по глаголу Елиссееву (4 Цар. 6, 15 и слѣд.). Слышали вы воины, что гдѣ невѣрность, тамъ и слѣпота есть. Справедливо убо слѣпы были войска невѣрныхъ. Напротивъ гдѣ присутствуетъ вѣра, тамо ополчаются ангели. Благая вѣра часто дѣйствуеть и въ самыхъ мертвыхъ: врагъ же съ воинствомъ своимъ мучимь есть силою мучениковъ.

Почему наипаче надлежитъ стараться, да въ сей жизни не будемъ неблагодарни: но да окажемъ наше усердіе залогамъ благочестиваго царя. Заплатите дѣтямъ, чѣмъ должны отцу. Больше обязаны вы умершему, нежели когда онъ былъ живъ. Ибо когда беззаконно есть нарушать права въ разсужденіи приватныхъ дѣтей: то кольми паче въ разсужденіи дѣтей Императора.

Какого же, надобно сказать, Императора? Императора благочестиваго, милосердаго и вѣрнаго, о каковомъ писаніе глаголетъ: Велика вещь человѣкъ, и другая, мужъ творяй милость: мужа же вѣрна (велико) дѣло обрѣсти (Прит. 20, 6). Когда же великое дѣло есть обрѣсти человѣка милосердаго или вѣрнаго: то кольми паче такого Императора, который хотя властію своею побуждается къ мщенію, но склонностію милосердія отвращается отъ него? Что превосходнѣе вѣры Императора, котораго могущество не надымаетъ, великолѣпіе не возноситъ, который водимь есть благочестіемъ? О семъ изрядно Соломонъ глаголетъ: Царево прещеніе подобно рыканію львову; и якоже роса злаку, тако тихость его (Прит. 19, 12). И такъ великое дѣло есть кротость предпочитать жестокости.

Блаженной памяти Ѳеодосій за благодѣяніе вмѣнялъ себѣ, когда кто просилъ его о прощеніи, къ коему склоннѣе себя оказывалъ наипаче тогда, когда возгарался гнѣвомъ. Гнѣвъ его былъ побужденіемъ къ прощенію: и такъ желали въ немъ того, чего въ другихъ опасались. Сіе было убѣжищемъ виновныхъ: понеже имѣя власть надъ всѣми, яко отецъ хотѣлъ лучше испрашивать токмо, нежели яко судія наказывать. Часто видѣли мы, что виноватые предъ имъ содрогали, и не имѣли никакой надежды, однако прощены были. Сей судія правды хотѣлъ побѣждати паче, нежели наказывати, и признающемуся никогда не отрицалъ прощенія: а естьли что скрывалося въ совѣсти, то предоставлялъ сердцевѣдцу Богу. Сего гласа его люди больше боялись, нежели наказанія: и сіе дѣлалъ съ толикою кротостію, что хотѣлъ привлещи къ себѣ людей милосердіемъ паче, нежели страхомъ.

Одинъ изъ великихъ философовъ разсуждалъ, что не должно налагать казни на преступленія, сдѣланныя во гнѣвѣ: но Божественное Писаніе научаетъ лучше: Гнѣвайтеся, глаголетъ, и не согрѣшайте (Псал. 4, 5). Онъ желалъ грѣхъ пресѣкать паче, нежели извинять: понеже во гнѣвѣ лучше пріобрѣсти похвалу милосердія, нежели побуждаться къ мщенію.

Кто усумнится, что сынамъ своимъ будетъ онъ у Господа великою помощію? По милости великаго Бога, Аркадій Императоръ уже есть юноша, исполненный крѣпости. Онорій проходитъ двери юношества, и старѣе уже, нежели царь Іосія (4 Цар. 22, 1 и сдѣд.). Сей послѣдній началъ царствовать на осьмомъ году, и царствованіе его продолжалось тридесять единое лѣто, и угодилъ онъ Богу: понеже лучше другихъ Израильскихъ царей праздновалъ Пасху Господню, и прекратилъ непорядки въ церемоніяхъ. Аса такожде еще не въ зрѣлыхъ лѣтахъ принялъ царство, и царствовалъ во Іерусалимѣ четыредесять единое лѣто (3 Цар. 15, 10): онъ, видя безчисленное множество Еѳіоплянъ нападающихъ на него, не устрашился, но уповая на Господа, ожидалъ себѣ спасенія и съ немногими. О, когдабъ сей царь былъ столько же вѣренъ въ послѣдованіи, сколько благочестивымъ оказалъ себя, въ началѣ! Ибо онъ сперва, оставшись съ немногими побѣдилъ, а послѣ, оставивъ Господа, требовалъ помощи отъ Сиріанъ, и употреблялъ врачей ко исцѣленію ногъ; но принявъ толикій знакъ Божескаго благоволенія, не надлежало ему оставлять помощника своего: почему не пользовали ему врачи, и умеръ онъ яко невѣрный.

Но отцы ихъ, Авія и Амосъ, были невѣрные: Ѳеодосій же былъ исполненъ страха Божія и милосердія: почему, аще Господь милостивъ есть къ намъ, уповаемъ, что онъ за дѣтей своихъ у Христа предстоять будетъ яко архіерей. Добро есть человѣкъ милосердый, который помогая другимъ, помогаетъ себѣ, и въ чужомъ излѣченіи цѣлитъ собственныя свои раны. Ибо кто умѣетъ прощать, тотъ признаетъ быти себя человѣка: тотъ слѣдуетъ путямъ Христа Спасителя, Который принявъ плоть, лучше хотѣлъ пріити въ міръ Искупителемъ, нежели судіею.

Изрядно Псаломникъ сказалъ: Возлюбихъ, яко услышитъ Господъ гласъ моленія моего (Псал. 114, 1). Читая сей псаломъ, слышимъ акибы самого Ѳеодосія глаголющаго. Возлюбихъ, вопіетъ онъ: признаю сей благочестивый гласъ, и подлинно возлюбилъ: ибо съ прилежаніемъ исполнялъ свои должности, защищалъ враговъ, не ненавидѣлъ непріятелей, прощалъ гонителямъ и домогающихся царства не погубилъ. Не посредственнаго, но совершеннаго въ законѣ мужа есть гласъ сей: Возлюбихъ: исполненіе бо закона любы есть (Рим. 13, 10). Но послушаемъ, что возлюбилъ; какъ родъ любви здѣсь умалчивается, то конечно означается чрезъ то любовь Божественная, коею любимъ то, что есть вожделѣннѣйшее всего, чего токмо пожелать можемъ: возлюбиши, писаніе глаголетъ, Господа Бога твоего (Втор. 6, 5).

И такъ, благочестивая душа, исполненная Духа Святаго, отходя отъ земли къ вышнимъ и горнимъ, акибы на вопросъ срѣтающимъ ее, сказала: возлюбихъ. И что сего совершеннѣе быть можетъ? вопрошали ангели или архангели о содѣянныхъ ею на земли (сокровенная бо единъ Богъ вѣсть); на то отвѣтствовала она: возлюбихъ, то есть, исполнила законъ, и евангелія не преступила, предлагала себя на смерть, и весь день вмѣнялася яко овча заколенія (Псал. 43, 23). И для того уповаю, что ни смерть, ни животъ, ни ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможетъ насъ разлучити отъ любве Божія, яже о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ (Рим. 8, 38-39).

Сію заповѣдь закона и во евангеліи повелѣваетъ Господь Іисусъ хранити, когда говоритъ къ Петру: Симоне Іонинъ, любиши ли мя (Іоан. 21, 15 и слѣд.)? И онъ отвѣтствовалъ: Ей, Господи, ты вѣси, яко люблю Тя. И паки вопросилъ его: Симоне Іонинъ, любиши ли мя? Петръ тоже во отвѣтъ сказалъ: Ей, Господи, Ты вѣси, яко люблю Тя. И въ третій разъ о томъ же вопрошенъ будучи, возопилъ: Господи, Ты вся вѣси: Ты вѣси, яко люблю Тя. И такъ, троякій сей отвѣтъ подтвержденіемъ былъ любви, истребленіемъ же троякаго онаго отрицанія. Если похотимъ, найдемъ и здѣсь троякій отвѣтъ: Возлюбихъ, яко услышитъ Господь гласъ моленія моего. Возлюбихъ, яко приклони ухо Свое мнѣ: и во дни моя призову. Возлюбихъ, яко объяша мя болѣзни смертныя, бѣды адовы обрѣтоша мя, скорбь и болѣзнь обрѣтохъ: и имя Господне призвахъ (Псал. 114, 1 и слѣд.).

И изрядно глаголетъ: Возлюбихъ; понеже совершилъ уже теченіе жизни своея. Почему и Апостолъ, въ страданіи уже будучи, говоритъ: Подвигомъ добрымъ подвизахся, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ: Прочее убо соблюдается мнѣ вѣнецъ правды (2 Тим. 4, 7-8). Велій Господь нашъ, даровавый намъ подвиги, коими побѣждающій увѣнчавается! Возлюбихъ, глаголетъ, уповая, яко услышитъ Господь гласъ моленія моего.

Возлюбихъ, и для того приклонилъ Господь ухо Свое мнѣ, да лежащаго возставитъ, и мертваго воскреситъ. Понеже Богъ, преклоняя ухо Свое, слышитъ не тѣлеснѣ, но по снисхожденію къ нашей слабости удостоиваетъ насъ слушать. Преклоняетъ ухо Свое къ намъ, да внидетъ предъ Него моленіе наше. Подаяй милость, не требуетъ гласа: не нуженъ былъ гласъ Тому, Который слышалъ Моисея (Исх. 14, 15), хотя онъ и молчалъ, и вопіялъ къ Нему едиными неизглаголанными воздыханіями (Быт. 4, 10). Вѣсть Господь слушать и кровь, неимущую гласа и языка. Вопіяла къ Нему кровь въ мученичествѣ и въ братоубійствѣ.

Возлюбихъ, глаголетъ, и для того исполнилъ я волю Господню, призывалъ Его во вся дни живота моего. Ибо призывать въ нѣкоторые токмо дни, а не во всѣ, есть знакъ презрителя паче, нежели уповающаго: и за одни благодѣянія воздавать мзду благодарности, не есть знакомъ истиннаго усердія. И потому апостолъ Павелъ увѣщеваетъ: О всемъ благодарите (1 Сол. 5, 18). Ибо всегда имѣемъ, за что должны благодарить Бога, никогда не бываемъ безъ дара Божескаго, каждый день одолжаемся Ему жизнію: Что имаши, егоже нѣси пріялъ (1 Кор. 4, 7)? глаголетъ Апостолъ. Когда же всегда принимаеши, то всегда и призывай, и когда все, что ни имѣешь, имѣешь отъ Бога, то признавай себя всегда быти должника: однако желаю я, да заплатиши долгъ твой съ любовію паче, нежели принужденіемъ.

Слыши глаголющаго: Объяша мя болѣзни смертныя (Псал. 114, 3). Однако возлюбилъ я Господа и въ болѣзни смертной. Бѣды адовы обрѣтоша мя, обрѣтоша мя не боязнію объятаго, но любящаго и уповающаго, что никакая скорбь и тѣснота, никакое гоненіе и бѣды не разлучатъ меня отъ Христа. Скорбь и болѣзнь по волѣ обрѣтохъ, зная, что скорбь терпѣніе содѣловаетъ, терпѣніе же искусство, искусство же упованіе (Рим. 5, 3). Ибо яко добрый подвижникъ искалъ сраженія, да пріобрѣтетъ вѣнецъ не своими силами, но помощію Господнею: понеже не могъ бы побѣдить, когдабъ не призывалъ того, который помогаетъ сражающимся.

Бѣдный человѣкъ сражается для побѣды, но чрезъ то подвергаетъ себя бѣдствію, если не призываетъ имени Господня, и не вопіетъ: О, Господи, избави душу мою (Псал. 114, 4)! Почему Апостолъ глаголетъ: Вижду инъ законъ во удѣхъ моихъ, противувоюющъ закону ума моего, и плѣняющъ мя закономъ грѣховнымъ, сущимъ во удѣхъ моихъ. Окаяненъ азъ человѣкъ: кто мя избавитъ отъ тѣла смерти сея? Благодать Господа нашего Іисуса Христа (Рим. 7, 23 и слѣд.).

Тотъ побѣждаетъ, кто надѣется Божіей благодати, а не кто гордится своею добродѣтелію. И для чего не надѣяться благодати, когда имѣеши Архіерея милосердаго? Милостивъ Господь и праведенъ, и Богъ нашъ милуетъ (Псал. 114, 4). Здѣсь Псаломникъ милость положилъ дважды, правду же единожды. Въ срединѣ сугубой милости положена правда: аще бо преизбыточествуютъ грѣхи, да преизбыточествуетъ и милость. У Господа всѣхъ добродѣтелей преизбытокъ есть: понеже Господь силъ есть (Псал. 23, 10). Однако правда соединена съ милостію, милость же съ правдою; писано бо: Не буди правдивъ вельми (Еккл. 7, 17), (то есть излишно). Что выше мѣры есть, то хотя и добро, но не причтется тебѣ за сущее добро. Храни мѣру, да воспріимеши по мѣрѣ.

Однако милость не препятствуетъ правдѣ, понеже самая милость правда есть: Расточи, даде убогимъ: правда его пребываетъ во вѣкъ вѣка (Псал. 111, 9). Праведный помнитъ свою должность вспомоществованія бѣднымъ и слабымъ. Почему Господь, приходя ко крещенію, да намъ слабымъ и немощнымъ отпуститъ грѣхи, глаголетъ ко Іоанну: Остави нынѣ: тако бо подобаетъ намъ исполнити всяку правду (Матѳ. 3, 15). Изъ сего явствуетъ, что правда есть милость, и милость есть правда. Понеже если бы Божеское милосердіе не подкрѣпляло насъ, то какъ бы мы въ самомъ началѣ вступленія нашего на свѣтъ могли малые жить, когда, изшедъ изъ чрева матерня, изъ теплаго повергаемся въ холодное, и изъ мокраго на подобіе рыбъ въ сухое; когда насъ какъ бы нѣжная волна выкидываетъ изъ моря, и поставляетъ на ѳеатрѣ сея жизни? Причины тому не находимъ, но единая благодать Божеская дѣйствуетъ то. Единъ Господь хранитъ младенцы, или конечно тѣхъ, которые смиреннымъ сердцемъ признаютъ себя быти младенцами.

Похвально убо смиреніе, которое избавляетъ бѣдствующихъ, и возставляетъ лежащихъ. Таковое смиреніе извѣстно было Давиду вопіющему: Се азъ есмь согрѣшивый, азъ есмь пастырь зло сотворивый, а сіи овцы что сотвориша? да будетъ нынѣ рука Твоя на мнѣ (2 Цар. 24, 17). Давидъ сими словами царство свое относилъ къ Богу, принесъ покаяніе, призналъ грѣхъ и просилъ прощенія, и чрезъ сіе смиреніе достигъ спасенія. Смирилъ себя Христосъ, да возвыситъ всѣхъ: и такъ подражающій смиренію Христову, достигаетъ покоя Христова.

Ѳеодосій оказалъ себя смиренна, согрѣшивъ просилъ прощенія, и потому обратилася душа его въ покой свой, якоже Писаніе глаголетъ: Обратися душе моя въ покой твой, яко Господь благодѣйствова тя (Псал. 114, 6). Изрядно къ душѣ глаголетъ: Обратися, дабы она, аки упражняющаяся въ повседневныхъ трудѣхъ, обратилася и вошла въ покой свой. Конь по совершеніи бѣганія обращается въ стойло. Корабль послѣ плаванія пристаетъ къ пристанищу. Но что означаютъ сіи слова: въ покой твой? если не тоже, что глаголетъ и Господь Іисусъ во евангеліи: Пріидите благословенніи Отца моего, наслѣдуйте уготованное вамъ царствіе отъ сложенія міра (Матѳ. 25, 34). Обѣщанное намъ принимаемъ мы акибы по наслѣдію: вѣренъ бо Господь, и уготованнаго рабамъ своимъ не отъемлетъ. Если вѣра наша пребываетъ, пребываетъ и обѣщаніе.

Зри, о человѣче! къ тебѣ благодать Христову: еще на земли пресмыкаешися, на небеси же имѣеши наслѣдіе. Почему сердце твое да будетъ тамо, гдѣ имѣніе твое. Сей есть покой праведныхъ, нечестивіи же не внидутъ въ него, якоже и Господь глаголетъ: Кляхся во гнѣвѣ моемъ, аще внидутъ въ покой мой (Псал. 94, 11). Не познавшіи бо путей Господнихъ не достойни того. Кто напротивъ подвигомъ добрымъ подвизался, и теченіе совершилъ, къ тому глаголется: Обратися въ покой твой. Благъ покой есть преходити мірская, успокоеватися же небесными. Сей есть покой, къ коему Пророкъ поспѣшалъ, глаголя: Кто дастъ ми крилѣ яко голубинѣ, и полещу, и почію (Псал. 54, 7)? Сей покой святому Давиду былъ извѣстенъ, почему желалъ обратитися къ нему душею. Сей есть покой субботы великія, что святые, поелику прилѣпляются Богу, и внимаютъ премудрымъ судьбамъ Его, выше чувственныхъ міра суть. Сей есть покой субботы, коимъ опочилъ Богъ отъ всѣхъ дѣлъ міра.

Теперь Ѳеодосій, свободясь попеченій вѣка сего, радуется, возводя, духъ свой къ вѣчному оному покою: радуется, яко Господь исхитилъ душу его отъ смерти, которую смерть часто въ бѣдственной сей жизни претерпѣвалъ, будучи обуреваемь волнами грѣховъ: радуется, что изъялъ очи его отъ слезъ: отбѣже болѣзнь, и печаль и воздыханіе. Отъиметъ Богъ, пишется, всяку слезу отъ очію ихъ, и смерти не будетъ ктому, ни плача, ни вопля, ни болѣзни не будетъ ктому (Апок. 21, 4). Когда же не будетъ смерти, то не будетъ чувствовать и ударовъ паденія: но благоугодитъ Богови во странѣ живыхъ. Не тако тамо, якоже здѣсь, человѣкъ облеченъ есть смертнымъ тѣломъ, подверженнымъ паденію и грѣху. Почему страна оная, страна живыхъ есть, гдѣ находится душа сотворенная по образу и по подобію Божію. И для того плоть возвращается въ землю, душа же спѣшитъ къ вышнему покою, къ коей глаголется: Обратися душе моя въ покой твой.

Въ покой оный спѣшилъ внити Ѳеодосій, спѣшилъ во градъ оный Іерусалимъ, о коемъ сказано: И цари земстіи принесутъ славу и честь свою въ него (Апок. 21, 24). Слава принимаемая тамо, есть слава истинная, и царство преблаженное, коего желалъ Апостолъ глаголя: Дерзаемъ же и благоволимъ паче отъити отъ тѣла, и внити ко Господу. Тѣмже и тщимся, аще входяще, аще отходяще, благоугодни Ему быти (2 Кор. 5, 8-9).

И такъ свободясь подвига, подвига сумнѣнію подлежащаго, наслаждается свѣтомъ непрестающимъ и покоемъ вѣчнымъ, радуется о плодахъ Божественныя мзды за содѣянная въ тѣлѣ. Возлюбилъ Ѳеодосій Господа Бога своего, и потому удостоился сообщества святыхъ.

Въ заключеніе моей рѣчи скажу, что и я любилъ сего мужа милосердаго, кроткаго въ правленіи, добросердечнаго и смиреннаго, каковаго любитъ и Самъ Господь, глаголя: на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго (Ис. 66, 2)?

Любилъ я сего мужа, который благоволилъ паче о обличающихъ, нежели о ласкателяхъ. Который, сложивъ съ себя царскіе знаки, публично въ церкви оплакивалъ грѣхъ свой, содѣянный по обману и хитрости другихъ, съ воздыханіемъ и слезами просилъ прощенія. Чего простолюдины стыдятся, того не устыдился Императоръ, принесъ публичное покаяніе, и каждый день сожалѣлъ о своемъ прегрѣшеніи. По одержаніи преславной побѣды, разсудилъ онъ до прибытія сыновей своихъ воздержаться отъ святыхъ таинъ для того токмо, что на сраженіи непріятели его были побиты.

Возлюбилъ мужа, который при послѣднемъ издыханіи искалъ меня духомъ, который, разрѣшаясь съ тѣломъ, пекся больше о состояніи церквей, нежели помышлялъ о опасностяхъ своихъ. Любилъ я, признаюсь, сего мужа, и потому всею внутренностію болѣзную о немъ, и для утѣшенія продолжаю сію рѣчь. Любилъ, и уповаю, что Господь пріиметъ гласъ моленія моего о благочестивой душѣ его.

Объяша мя болѣзни смертныя, бѣды адовы обрѣтоша мя (Псал. 114, 3): понеже многіе бѣдствуютъ, но не многіе имѣютъ средство ко избавленію. Священникъ во всѣхъ бѣдствуетъ, во всѣхъ виновныхъ мучится; ибо что другіе претерпѣваютъ, то сноситъ и онъ; напротивъ когда другіе свобождаются бѣдствій, свобождается и онъ. Сокрушается сердце мое, что изъятъ отъ насъ мужъ, каковаго обрѣсти едва можемъ. Но Тебе, Господи, единаго подобаетъ молити, да представиши намъ его въ чадѣхъ Твоихъ. Ты, храняй младенцы, спаси уповающихъ на тя, даруй совершенный покой рабу твоему Ѳеодосію, покой, уготованный святымъ Твоимъ. Душа его да обратится туда, откуда сошла: гдѣ не можетъ чувствовать жала смерти, гдѣ познаетъ, что сія смерть есть кончиною вины, а не природы. Умре нашъ Ѳеодосій, но умре грѣху, да не ктому будетъ мѣсто сему злу: умре, но воскреснетъ для воспріятія совершеннѣйшей жизни.

Любилъ я, и для того провождаю его даже до страны живыхъ, и не оставлю, дондеже плачемъ и молитвами введу его на гору святую Господню, куда зовутъ его самыя дѣла: гдѣ есть жизнь вѣчная, гдѣ нѣтъ истлѣнія, или какого-либо поврежденія, гдѣ нѣтъ воздыханія, болѣзни и сообщества мертвыхъ: но гдѣ есть истинная страна живыхъ, гдѣ смертное сіе облекается въ безсмертіе и тлѣнное сіе украшается нетлѣніемъ. Великъ покой, исполняющій желаніе любящаго. Прекрасно обѣщаніе! и потому сто четвертыйнадесять псаломъ: аллилуія, надписывается: выше же въ четвертомнадесять псалмѣ описывается совершенство человѣка. Но хотя тамо представляется и совершенный мужъ, однако подверженный грѣху. Здѣсь же истинное совершенство есть, гдѣ вина престаетъ, и возсіяваетъ благодать вѣчнаго покоя.

Сто четвертыйнадесять псаломъ представляетъ мзду любви: почему Пасха Господня въ четвертыйнадесять мѣсяцъ воспріяла видъ празднества: понеже празднующій Пасху долженъ быть совершенъ, долженъ любить Господа Іисуса, Который любя народъ Свой любовію совершенною, добровольно принесъ Себя на жертву. Тако возлюбимъ и мы, когда потребно, да не избѣгаемъ и самыя смерти за имя Господне, болѣзнь да не отвращаетъ насъ, и ничего да не устрашаемся: совершенна бо любы вонъ изгоняетъ страхъ (Іоан. 4, 18). Велико есть таинство числа, что Отецъ единороднаго Сына Своего за насъ предалъ на смерть, когда луна полнымъ свѣтомъ своимъ сіяла. Церковь, празднующая Пасху Господню, есть яко луна совершена въ вѣкъ (Псал. 88, 38). Кто здѣсь добрѣ празднуетъ Пасху Іисуса Христа, тотъ пребудетъ въ вѣчномъ свѣтѣ. Кто же великолѣннѣе торжествовалъ оную, какъ не тотъ, который заблужденія язычниковъ отвратилъ, затворилъ храмы ихъ и сокрушилъ капища? За сіе царь Іосія предпочтенъ былъ своимъ предшественникамъ (4 Цар. 23, 25).

И такъ теперь Ѳеодосій пребываетъ во свѣтѣ, и со святыми вкупѣ ликовствуетъ. Объемлетъ Граціана, ранами уже не страждущаго, обрѣлъ бо себѣ мстителя, Граціана, который хотя недостойною смертію предвосхищенъ, однако душа его находитъ покой свой. Тамо оба они, исполненные благочестія и милосердія, наслаждаются благимъ содружествомъ. Изрядно пишется о таковыхъ: день дни отрыгаетъ глаголъ (Псал. 18, 3). Максимъ напротивъ и Евгеній во адѣ, яко нощь нощи возвѣщая разумъ, плачевнымъ примѣромъ своимъ научаютъ, сколь жестоко есть принимать оружіе противъ Государя. Изрядно сказано о таковыхъ: видѣхъ нечестиваго превозносящася, и высящася, яко кедры Ліванскія: и мимо идохъ, и се не бѣ (Псал. 36, 35-36). Благочестивый отъ тьмы вѣка сего прешелъ къ свѣту вѣчному, и конечно не былъ тотъ нечестивъ, который престалъ быть таковымъ.

Теперь блаженныя памяти Ѳеодосій познаетъ себя царствовати, будучи въ царствѣ Господа Іисуса, и зря храмъ его. Теперь онъ царствуетъ, принимая въ свои объятія Граціана и Пульхерію, сладчайшіе свои залоги, зря Флакциллу, наслаждаяся присутствіемъ отца, и собесѣдуя Константину, Константину, коему, при послѣдней кончинѣ, благодатію крещенія отпущены всѣ грѣхи, и который занимаетъ теперь превосходное мѣсто, поелику первый онъ изъ Императоровъ вѣровалъ, и по себѣ преемникамъ своимъ оставилъ наслѣдіе вѣры. Во времена его исполнилось пророческое оное слово: въ день онъ будетъ еже во уздѣ коня, свято Господу Вседержителю (Зах. 14. 20). Сіе матерь его блаженная Елена вдохновеніемъ Духа Божія открыла.

Блаженъ Константинъ такою матерію, которая искала ему помощи Божественнаго дара, дабы онъ между сраженіями былъ въ безопасности и неустрашимости. Великая сія женщина обрѣла больше для Императора, нежели отъ него могла получить. Матерь, пекущаяся о чадѣхъ, уступя сыну своему Римское царство, поспѣшала во Іерусалимъ, и вопрошала о мѣстѣ страданія Христова.

Блаженная Елена, прибывъ во Іерусалимъ, начала посѣщать святыя мѣста, и по вдохновенію Духа Божія искала древа крестнаго, и приступя къ Голгоѳѣ, говорила сама съ собою: вижу я здѣсь мѣсто сраженія, но не вижу побѣды; ищу знаковъ спасенія, и не обрѣтаю. Я на престолѣ, крестъ же Господень между прахомъ; я въ златыхъ одеждахъ, знаменіе же побѣды Христовой въ развалинахъ; еще ли онъ сокровенъ, еще ли сокровенна вѣчная жизнь? Како помышляю себя быти искупленну, когда не вижу самаго искупленія?

Вижду, діаволе, что конечно ты заградилъ тотъ мечъ, коимъ ты посѣченъ. Но Ісаакъ загражденные отъ иноплеменниковъ кладязи ископалъ, и не попустилъ, чтобъ вода была сокровенна (Быт. 26, 18). И такъ надлежитъ здѣсь развалину ископать, да явится животъ міра, да извлечется мечъ, имже посѣчена глава истиннаго Голіафа, да отверзется земля, и возсіяетъ спасеніе. Почто ты, діаволе, сокрылъ древо, развѣ чтобъ тебѣ паки быть побѣждену? Побѣдила тебя Марія, безъ истлѣнія родившая Побѣдителя, Который распятіемъ Своимъ на крестѣ восторжествовалъ надъ тобою, и смертію Своею покорилъ тебя. Побѣжденъ ты и теперь тѣмъ, что женщина открываетъ коварство твое: Марія, яко Пресвятая, носила Господа, а я буду искать креста Его; она показала рожденнаго, а я воскресшаго; чрезъ нее Богъ явился между человѣками, а я, ко излѣченію грѣховъ нашихъ, изъ развалинъ исторгну знаменіе Божественное.

И тако, ископавъ землю, обрѣтаетъ три креста, смѣшенные отъ развалинъ и сокрытые отъ врага. Но знаменіе побѣды Христовой не могло истребитися: приходитъ въ сумнѣніе, яко женщина, но Духъ Святый увѣряетъ ее, что два разбойника распяты были со Христомъ. Почему ищетъ она средняго древа: понеже кресты, по случаю, могли быть перемѣшаны. Справляется съ Евангеліемъ, и находитъ, что на среднемъ крестѣ написана была титла. Іисусь Назорянинъ Царь Іудейскій (Іоан. 19, 19). По сему титлу нашла она спасительный крестъ. Пилатъ на требованіе іудеевъ отвѣтствовалъ: еже писахъ, писахъ (Іоан. 19, 22), то есть, я писалъ не то, что вамъ нравится, но что могли бы познать и времена будущія: писалъ я не для васъ, но для потомственныхъ вѣковъ, и акибы такъ сказалъ: дабы Елена, читая сіе, познала крестъ Господень.

Нашедъ титло, поклонилася Царю, а не древу, какъ язычники заблуждая суемудрствуютъ: поклонилася Висящему на древѣ, означенному на титлѣ, поклонилася, говорю, Тому, который вопіялъ о гонителяхъ своихъ: Отче, отпусти имъ. Поспѣшала Елена прикоснутися къ средству безсмертія, боясь попрать таинство спасенія, поспѣшая же отъ радости, не знала, что дѣлать. Однако достигла истины, древо обрѣла, и благодать возсіяла. Христосъ благословилъ женщинъ въ Маріи, Духъ же въ Еленѣ: ибо научилъ ее тому, чего яко женщина не знала, и привелъ ее на путь, егоже смертный не могъ познать.

Искала гвоздей, коими Господь распятъ былъ, и обрѣтъ, одинъ изъ нихъ употребила въ узду, а другой въ діадиму: одинъ для красоты, а другой для оказанія своея вѣры и благочестія. Благословенна была Марія, да избавитъ Еву: благословенна Елена, да будутъ искуплены Императоры. И такъ послала сыну своему Константину діадиму, украшенную драгими камнями, и обогащенную камнемъ искупленія крестнаго, послала и узду. Константинъ обое сіе употреблялъ, и сіе употребленіе перешло и къ послѣдующимъ царямъ. И такъ начало вѣрныхъ Императоровъ свято есть, еже во уздѣ (Зах. 14, 20). И сіе учинено для того, дабы престало гоненіе, и наступило благочестіе.

Благоразумно поступила Елена, водрузившая крестъ на главѣ царей, дабы кресту Христову покланялися въ царяхъ. Сей поступокъ приписать должно не дерзновенію и неистовству, но благочестію: ибо почтеніе сдѣлано чрезъ то святому искупленію. И такъ сей имперіи Римской преизящный гвоздь управляетъ цѣлымъ свѣтомъ, и главы Государей украшаетъ, и изъ гонителей дѣлаетъ ихъ проповѣдниками. Справедливо на головѣ положенъ гвоздь, дабы тамъ была помощь, гдѣ имѣемъ чувства. На главѣ корона, въ рукахъ же узда. Корона изъ креста, да возсіяетъ вѣра: изъ креста такожде и узда, да управляетъ власть, и будетъ растворена умѣренностію. Да возъимѣютъ сіе и христіанскіе Государи отъ щедроты Господней, дабы и о Императорѣ Римскомъ въ подражаніе можно было сказать: положилъ еси на главѣ его вѣнецъ оть камене честна (Псал. 20, 4).

О семъ Церковь радуется, іудей же стыдится, и не токмо стыдится, но и сокрушается духомъ, что самъ своего сокрушенія виною есть, наругаяся Христу, признаетъ Его быти царя: называя его Царемъ Іудейскимъ, невѣрующій признаетъ нечестіе свое. Се, вопіютъ іудеи, распяли мы Іисуса, а христіане и по смерти востаютъ, и мертвые царствуютъ. Мы распяли Христа, а Ему покланяются цари. Се и самый гвоздь почитаемъ есть. Употребили мы его для умерщвленія, но онъ средствомъ спасенія есть, и невидимою нѣкоею силою мучитъ демоновъ. Казалось намъ, что мы побѣдили, но теперь признаемъ себя побѣжденныхъ. Христосъ воскресъ, и воскресеніе Его признали цари: паки живетъ, хотя и невидимь есть. Теперь предлежитъ намъ большая и жесточайшая война противъ Него. Емуже служатъ царства и раболѣпствуетъ власть: Того мы презрѣли, и какимъ образомъ теперь мы будемъ противиться царямъ? Желѣзу ногъ Его покланяются цари, фотиніане же отрицаютъ Божество Его; Крестный гвоздь Императоры предпочитаютъ своей діадимѣ, Аріане же уменьшаютъ власть Его.

Почему же свято, еже во уздѣ, если не потому, что обуздываетъ неистовство Императровъ, удерживаетъ своевольство тирановъ, которые сдѣлались подобны конямъ женонеистовнымъ (Іер. 5, 8)?

Чрезъ сіе обузданіе Елена всѣмъ Императорамъ, вдохновеніемъ Духа Божія, вопіетъ: не будите яко конь и мескъ, имже нѣсть разума (Псал. 31, 9). Понеже власть, удобопреклонная къ пороку, яко скотовъ побуждала ихъ къ похотствованію. Не знали они Бога, но крестъ Господень воздержалъ потокъ нечестія ихъ: воздвигъ очи ихъ къ небу, да взыщутъ Христа Спасителя. И такъ совлекли съ себя бразду невѣрствія, и воспріяли обузданіе вѣры и благочестія, подражая глаголющему: возмите иго Мое на себе: иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть (Матѳ. 11, 29-30). Сему подражали Императоры христіанскіе, кромѣ одного Іуліана, который, предавъ себя философіи, оставилъ Виновника спасенія своего.

Исполнились пророческія оныя слова: и пойдутъ царіе свѣтомъ твоимъ (Ис. 60, 3). Наипаче же пойдутъ Граціанъ и Ѳеодосій, будучи покровительствуемы не оружіемъ воиновъ, но своими дѣлами, и облеченные уже не пурпуромъ, но одеждою славы. Здѣсь увеселялись они свобожденіемъ многихъ: кольми паче тамо утѣшаются нынѣ воспоминаніемъ своихъ благочестивыхъ дѣлъ, и того, что многимъ простили: наслаждаются они теперь свѣтомъ неизглаголаннымъ, и получивъ лучшія, нежели здѣсь, обиталища, вопіютъ: о, Израилю, коль великъ домъ Божій, и пространно мѣсто селенія его! Велико, и не имать конца (Вар. 3, 24-25)! Благо есть мужу, егда возметъ яремъ въ юности своей. Сядетъ наединѣ, и умолкнетъ, яко воздвигне на ся (Плач. 3, 27-28). Понесшій въ юности тяжкое иго, напослѣдокъ успокоевается, и будучи удаленъ отъ смущеній глаголетъ: въ мірѣ вкупѣ усну и почію, яко Ты Господи единаго на упованіи вселилъ мя еси (Псал. 4, 9).

Носилъ убогій Лазарь тяжкій яремъ въ юности своей, и для того, по свидѣтельству Писанія, покоится онъ на лонѣ Авраамовомъ. Носилъ тяжкій яремъ и Ѳеодосій отъ юности своея, когда убійцы отца его умышляли на его жизнь, когда претерпѣвалъ за благочестіе, когда принялъ Императорскую власть при нашествіи варваровъ. Носилъ тяжкій яремъ, да поженетъ изъ Римской имперіи тиранновъ: но здѣсь въ трудахъ, тамже въ покоѣ.

Но обратимся ко августѣйшему тѣлу его. Ты, Оноріе, плачеши, и слезами своими свидѣтельствуеши благочестивое усердіе, плачеши, что отпущаеши въ дальнее разстояніе тѣло отца. Но и праотецъ Іаковъ, для избавленія народа отъ опасности жестокаго глада, оставилъ домъ и, въ старости уже будучи, не облѣнился странствовать: по преставленіи же его въ чуждей странѣ, въ провожаніи сына, везенъ былъ чрезъ нѣсколько дней къ отечественному гробу. И за таковое странствованіе Іаковъ похваленъ паче, нежели охужденъ.

Плачеши и ты, августѣйшій Императоръ, что не до Константинова града будешь провождать почтенные останки. Въ семъ случаѣ ты равенъ съ нами: всѣ мы объяты справедливымъ болѣзнованіемъ, всѣ желали бы съ тобою быть провожателями. Но путешествіе Іосифа было до провинціи не въ дальнемъ разстояніи: здѣсь же надлежитъ переѣзжать многія страны и переплывать моря. Но и сіе для тебя не трудно-бъ было, когда-бъ не удерживала тебя республика, которую добрые Императоры предпочитали и родителямъ и чадамъ. Отецъ для того сдѣлалъ тебя Императоромъ, и Господь тоежде подтвердилъ, дабы ты воинствовалъ не одному родителю своему, но и всѣмъ.

Не опасайся, чтобъ побѣдоносные останки были безъ почтенія, гдѣ-бъ то ни было. О семъ не помышляетъ Италія, видѣвшая славныя побѣды: не помышляетъ, говорю, Италія, которая, паки избавленная отъ тиранновъ, прославляетъ виновника своея вольности, не помышляетъ о томъ и Константиновъ градъ, въ другой уже разъ пославшій его на побѣду, и не могшій потомъ удержать его. Сей градъ ожидалъ, при возвращеніи его побѣдоносныхъ торжествъ: ожидалъ Императора въ окруженіи Галльскихъ и другихъ войскъ. Но теперь Ѳеодосій возвращается въ оный съ большею силою и славою: теперь ведутъ его множество ангеловъ, и ликъ святыхъ сопровождаютъ его. Блаженъ оный градъ, который во объятіяхъ своихъ будетъ имѣть залогъ жителя небеснаго!

Источникъ: Святаго отца нашего Амвросія, епископа Медіоланскаго, Двѣ книги о покаяніи. / Пер. Московскаго Покровскаго собора прот. Іоанномъ Харламовымъ. — М.: Синодальная Типографія, 1901. — С. 195-220.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0