Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 18 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Амфилохій Иконійскій († 395 г.)
Бесѣда о покаяніи, или о томъ, что не должно отчаяваться въ спасеніи.
[1]

Почему вы, сыны истины, присутствуя здѣсь во святой и Каѳолической Церкви, не перестаете сокрушаться? Если сему есть какая причина, скажите, откройте мнѣ какъ возлюбленныя чада любви исполненному отцу, дабы вамъ получить отъ сего утѣшеніе. Ибо неприлично облекшимся отъ самого рожденія чрезъ святое крещеніе, во Христа истиннаго Бога нашего, мучиться и терзаться скорбію. Да не будетъ! Преблаженный Павелъ заповѣдуетъ непрестанно радоваться, когда говоритъ: Радуйтеся о Господѣ: и паки реку, радуйтеся: кротость ваша извѣстна да бубетъ всѣмъ человѣкомъ (Флп. 4, 4). И такъ, какая причина сего унынія? Изъясните, хотя еще прежде изъясненія я уразумѣлъ ясно оную: Богъ открылъ ее моему неразумію. Знаю, знаю, что завистливый діаволъ обуреваетъ въ васъ сердце нечистыми и скверными помыслами, и помрачаетъ разумное око души. Однимъ внушаетъ нечестивыя хулы и другія ужасныя и нелѣпыя мысли. Въ другихъ влагаетъ ереси, мрачныя чувства, и, злобный, превращаетъ для нихъ таинства вѣры. Сихъ наклоняетъ къ тщеславію, а тѣхъ вооружаетъ противъ святыхъ иконъ, называя ихъ безполезными и ненужными. Иныхъ подстрекаетъ къ любодѣйству и сладострастію и другихъ гнуснѣйшимъ порокамъ: особливо же въ церкви, во время молитвы, уязвляетъ сердца людей слабодушныхъ, не имѣющихъ силы противоборствовать. А нѣкоторыхъ приводитъ къ тому, чтобы не вѣровали безсмертной и животворящей Евхаристіи, и терзались отъ недоумѣній, изъясняя имъ, что это простой хлѣбъ, простое вино, и болѣе ничего. Всѣ сіи преступныя мысли для того такъ заботливо всѣваетъ темный оный демонъ, чтобы какимъ-нибудь образомъ ввергнуть сердца человѣческія въ нестерпимую печаль и скорбь, отъ скорби привести въ охлажденіе и нерадѣніе, отъ нерадѣнія въ отчаяніе. Но умоляю васъ, святая паства Великаго Пастыря Іисуса Христа! не занинайтесь много наважденіями, происходящими отъ демона, и не обращайте ихъ въ предметъ вашего размышленія. Только не было бы осуществлено самымъ дѣломъ мыслимое. Только не было бы приведено въ дѣйствіе всѣваемое въ душу вашу, — и сѣмя врага тотчасъ будетъ попрано. Ибо какъ о человѣкѣ, который слушаетъ Писаніе и научается отъ него, но не исполняетъ ученія, говорится, что онъ попираетъ сѣмя Божественное: такъ и тотъ, кто допускаетъ къ себѣ соблазны діавола, но ничего соблазнительнаго не дѣлаетъ, попираетъ сѣмя діавольское. Поелику какъ тотъ не есть еще святъ, кто, слушая Писаніе, не исполняетъ его повелѣній, но кто слушаетъ и исполняетъ заповѣдуемое имъ: такъ равно и тотъ еще не есть грѣшникъ, кто пріемлетъ внушенія отъ діавола, и не исполняетъ оныхъ, но пріемлющій и исполняюшій. Какую ты получишь пользу, если будешь ежегодно сѣять и не будешь собирать жатвы? Только потерпишь трудъ, и ничего болѣе. Такь и діаволъ влагаетъ нечистыя мысли, внушаетъ страстныя хуленія, дабы низринугь тебя, и предать въ руки врага своего. Ибо мы враги темнымъ демонамъ. Болѣе всѣхъ они ненавидятъ родъ христіанскій, поелику онъ одинъ изъ всѣхъ отвращается отъ суеты ихъ.

По сему, когда діаволъ будетъ внѣдрять въ тебя грѣховные помыслы, смотри, чтобы тебѣ не соблазниться. Ибо для того сѣетъ, чтобы собрать жатву. Но ты если и примешь сѣмя его, то есть, злыя помышленія, умертви оныя упражненіемъ въ Словѣ Божественномъ, духовнымъ бодрствованіемъ, страхомъ смерти, притрепетнымъ воспоминаніемъ суда: — и онъ пожнетъ солому и прахъ. Когда симъ образомъ будешь противиться нечистымъ помысламъ, побѣдишь безъ сомнѣнія. Ибо онъ, лютый звѣрь, если увидитъ, что человѣкъ, допуская въ себѣ худыя мысли, ничего однако же худаго не дѣлаетъ, довольствуется пока и тѣмъ, что видитъ его въ скукѣ и досадѣ, и говоритъ: «хотя онъ и не исполняетъ того, что я приказываю ему, но довольно, что терзаю его сердце — и я восхищаюсь». И такъ, любезнѣйшія чада, отцы и матери и братья! съ сего времени остерегите себя впредь отъ оныхъ сѣтей врага. Не будемъ унывать, часто помышляя злое отъ помраченія и соблазна демоновъ. Болѣе будемъ радоваться и веселиться, совершая дѣла духовныя, и надѣясь, что нынѣ или завтра переселимся въ Небесное Царство. Когда діаволъ не перестаетъ почасту обольщать тебя грѣховнымъ помысломъ, ты не печалься отъ сего, и не ослабѣвай сердцемъ твоимъ. Не разбирай подробно умомъ своимъ его хитрости. Но лучше съ негодованіемъ напади на него, и скажи: «все то зло, къ которому ты подстрекаешь меня, о діаволъ! сокрушитъ Господь Богъ о главу твою, поелику отъ тебя происходитъ и тебѣ вмѣнится въ грѣхъ въ день суда; ибо видитъ Богъ, откуда раждается коварство». Такъ скажи, не изслѣдывая болѣе мыслію твоею худыхъ помышленій. Но когда приводишь въ исполненіе внушенія діавола, тогда — печалься, сокрушайся, плачь, поелику стремишься въ вѣчный огонь. Если-жъ діаволъ соблазняетъ помыслами, а ты отвергаешь ихъ, и не осуществляешь на дѣлѣ, то для чего унываешь? Что печалитъ тебя? Не бойся. Сего никто не избѣжалъ изъ благоугодившихъ Богу. Сему подверглись и мученики, сколько подобнаго тому влагаемо было въ уши ихъ! но они не были побѣждены. Мучители говорили имъ: «отвергнитесь Христа». А они отвѣчали: «Нѣтъ, Господи Боже нашъ! не будетъ того, чтобы мы отвергнулись Твоей благости». — Неужели потому, что ушами своими слышали повелѣніе отвергнуться Распятаго, они потерпѣли какой-нибудь вредъ, или уклонились отъ пути истиннаго? Неужели сіе вмѣнено имъ будетъ въ грѣхъ? Нѣтъ, не должно такъ думать. Если бы они, слышавъ такія нечестивыя слова, привели оныя въ исполненіе, то по справедливости заслужили бы осужденіе. Но поелику не послушали, и не отверглись, посему не только не были осуждены, но еще получили и чудные вѣнцы отъ Христа Бога нашего.

И такъ, возлюбленный! когда сатана будетъ смущатъ тебя и говорить: «Иди, предайся сладострастію», отвратись отъ него, и скажи: «не попусти сего, о Господи Боже»! Если будетъ внушать тебѣ: «иди, и обругай такого-то», скажи: «не попусти, о Господи Боже»! Если будетъ подучать тебя, и говорить: «погуби того, или другого, или третьяго», скажи: «не попусти, Господи Боже»! Когда будетъ распалять душу твою огнемъ зависти, не медля отвратись отъ него. Опять, если будетъ подвигать тебя на гнѣвъ, не слушай. Когда будетъ возмущать тебя, не отвѣчай, и ты побѣдилъ противника! Смятохся, сказано, и не глаголахъ (Псал. 76, 5). Если будетъ ловить тебя уныніемъ, по причинѣ паденія твоего, мужайся. Если будетъ призывать къ тщеславію, ты, какъ грѣшный и несчастный, посмѣйся ему и смири душу свою. Ибо діаволъ часто вдыхаетъ тщеславіе и въ тѣхъ, которые ничего добраго не сдѣлали. Если будетъ приманывать къ гордости, вспомни, кто былъ онъ и откуда ниспалъ; а также и то, что есть человѣкъ? Лежа во гробѣ издаетъ запахъ хуже всякаго животнаго. Гордость же состоитъ въ томъ, если ты гнушаешься бѣдныхь, и рабовъ твоихъ, и служащихъ тебѣ, потому что одѣты въ рубища. Если неистовый будетъ поощрять къ любострастію, удержи руку твою. Ибо многихъ сей лукавый, не могши ввергнуть въ явный блудъ, любодѣяніемъ тайнымъ тѣмъ сильнѣе сокрушилъ. Діаволъ безстыденъ и всякимъ образомъ искушаетъ человѣка. И когда увидитъ, что кто-нибудь занятъ страстію, наступаетъ, и оружіемъ сей страсти умерщвляетъ его. Посему когда онъ подсматриваетъ въ тебѣ сребролюбіе, отдай излишнее бѣднымъ, если только имѣешь золото или серебро. О жизни же своей не заботься ни мало. О тебѣ будетъ заботиться и пещися до послѣдняго твоего издыханія — Богъ, Который въ лицѣ бѣдныхъ пріемлетъ даръ твой. Если же ты ничего не имѣешь, а онъ воюетъ противъ тебя, желая сдѣлать душу твою сребролюбивою; не тщись собирать неправдою, и похишать чужое. Можетъ быть это послужитъ нѣкоторою благовидною причиною къ твоему оправданію. Опять, если разжигаетъ и воспламеняеть ко враждѣ противъ твоего брата, возбуждая въ тебѣ неукротимую ярость, нетерпѣніе, мщеніе и скорость на беззаконіе: берегись, чтобы не впасть въ сію слѣпую страсть, непрестанно снѣдающую человѣка. Но принуждай сердце твое къ молитвѣ за оскорбляющихъ тебя, и немедленно злоба и ненависть, побѣжденныя тобою, скроются отъ тебя и все то, что сродно и подобно имъ. Симъ образомъ побѣдили сію страсть всѣ благоугодившіе Господу. И вообще, если діаволъ будетъ къ чему подстрекать, противустань немедленно и скажи ему: «Нѣтъ, никогда не сдѣлаюсь столь беззаконнымъ исполнителемъ злыхъ твоихъ совѣтовъ». Ибо все то зло, которое ты помышляешь въ каждый день и часъ, знай и помни, посѣваетъ въ тебѣ сатана по древнему своему обычаю, хитростію стараясь тайно обмануть твое чувство, и послѣ ввергнуть тебя въ пропасть.

Но можетъ быть ты спросишь: «когда всѣ таковыя страсти успѣлъ уже посѣять во мнѣ діаволъ: то что я буду дѣлать обремененный и отягченный толикимъ множествомъ беззаконій»! Кайся, брате, трудись въ духовныхъ подвигахъ, и опять поставленъ будешь въ прежнее твое состояніе. Но скажешь: «сомнѣваюсь, буду ли принятъ въ покаяніе: ибо осквернилъ святое крещеніе и боготканную одежду очернилъ». Что ты оскверненъ, знаю, любезный! Впрочемъ раскайся, и я твердо увѣряю тебя, что ты будешь принятъ. Мы примиримъ тебя съ Богомъ: не бойся. Имѣешь спасеніе, имѣешь покаяніе. Только откажись отъ грѣховной своей работы. Чрезъ насъ Сынъ Божій отверзаетъ рай. Только покайся. Только обратись. Хотя мы, предстоятели, и сами грѣшники, но Христосъ Богъ нашъ съ величайшимъ благоволеніемъ вручилъ ключъ отъ рая въ руки насъ смиренныхъ. Что свяжете на земли, говоритъ, будетъ связано на небесѣхъ. И что разрѣшите на земли, будетъ разрѣшено на небесѣхъ (Матѳ. 18, 18). Посему съ упованіемъ раскайся, и получишь прощеніе отъ Того, Кто имѣетъ власть на землѣ отпущать грѣхи (Марк. 2, 10).

«А что есть покаяніе? спросишь. Я не имѣю о немъ яснаго понятія; поелику никогда не упражнялся въ немъ». Хочешь, я изъясню тебѣ, въ чемъ оно состоитъ? Не вкушай неумѣренно, подобно безсловеснымъ, не упивайся каждодневно: возлюби постъ, слезы, прилѣпись сильнѣе къ молитвѣ, чаще будь въ церкви и найдешь успокоеніе для души твоей. Не слушай тѣхъ, которые говорятъ: «какая польза цѣлый день молиться»? Такъ говорить научаетъ нѣкоторыхъ діаволъ, дабы во все обезсилить духъ молящагося. Ибо родъ страстей и демоновъ ничѣмъ другимъ не изгоняется, кромѣ молитвы и истиннаго пощенія. Посему теки въ церковь, спѣши къ исповѣданію; повергнись въ объятія Божіи: ибо врата Божія образуютъ объятія Бога и Отца. Такова церковь. Никого не отвергаетъ, но всѣхъ пріемлетъ, всѣхъ вмѣщаетъ въ лоно свое, всѣхъ утѣшаетъ, всѣхъ лобызаетъ, всѣхъ объемлетъ. Поелику драгоцѣнна для нея польза каждаго. Приди, послушай. Я докажу тебѣ и другимъ образомъ, что не должно совершенно отчаяваться въ спасеніи своемъ. Возьмемъ примѣръ изъ книги святыхъ, прославившихъ себя подвижничествомъ.

Одинъ достойный удивленія старецъ разсказывалъ, что нѣкоторый братъ былъ побѣжденъ демономъ блуда до такой степени, что весьма часто впадалъ въ грѣхъ сей; но также весьма часто умилостивлялъ и Господа своего слезами и молитвами. Послѣ такого раскаянія, побуждаемый навыкомъ, опять падалъ въ грѣхъ. Но и опять по паденіи стремился въ церковь, и тамъ, взирая на честное и славное изображеніе Господа нашего Іисуса Христа, повергался предъ онымъ съ горькими слезами, и говорилъ: «Господи! помилуй меня! Отыми отъ мене страшное искушеніе сіе, поелику побѣжденъ отъ него, и жестоко уязвляюсь, плѣняемый горечью удовольствія. Не могу лицемъ моимъ и взирать съ дерзновеніемъ на святое Твое изображеніе, о Владыко! и видѣть медоточную лѣпоту лица Твоего, дабы сердце мое, зря Тебя, возвеселилось». Послѣ таковыхъ словъ выходилъ изъ церкви, и снова низвергался въ ту же пропасть. Однако и тогда не отчаявался, но спѣшилъ въ церковь и вопіялъ, подобно какъ и прежде, къ человѣколюбивому Господу. Много лѣтъ такъ онъ дѣлалъ; не переставаль грѣшить, не переставалъ и раскаяваться.

Однажды онъ такой далъ обѣтъ милосердому Богу. «Господи! Тебя съ сего времени дѣлаю поручителемъ въ томъ, что отселѣ никогда уже болѣе не сотворю грѣха сего. Только, Благій, прости тѣ согрѣшенія, которыя содѣланы отъ начала донынѣ». Когда онъ учинилъ столь страшный договоръ, опять сдѣлался повиннымъ грѣху. Здѣсь видно неизреченное человѣколюбіе Божіе и безконечная благость терпѣливо переносящая безмѣрныя преступленія брата, и по множеству милости ищущая покаянія его, и ожидающая, когда онъ возневавидитъ до конца грѣховную свою привычку. Кромѣ того не годъ, не два, не три протекли въ такой жизни, но десять лѣтъ, или и болѣе. Видите, возлюбленные! безмѣрное терпѣніе, безконечное человѣколюбіе Господа, какъ Онъ всегда долготерпитъ, милосердствуетъ, переноситъ и еще переноситъ ужасныя беззаконія наши. И это тогда, когда мы, жалкіе, посмѣеваемся Ему. Здѣсь должно изумляться богатству милосердія Божія. Далъ предъ Богомъ обѣщаніе не дѣлать грѣха, и скоро оказался лжецомъ? ибо выходя изъ церкви, нарушилъ клятву преступленіемъ. Въ семъ случаѣ нельзя не видѣть безконечной благости человѣколюбиваго Бога, которая даже пренебрегла слова пророческія: погубиши вся глаголющія лжу (Псал. 5, 7)! Далѣе, но прошу слушать внимательно. Ибо слова не непонятны, какъ часто вы говорите, слушая другое ученіе, и жалуетесь: «поелику онъ говоритъ непонятно, то и мы не можемъ разумѣть». Вотъ, теперь и рѣчь простая, и исторія весьма полезная. Посему удвойте вниманіе.

Въ одинъ день, когда сіе случилось, и по худому навыку сдѣланъ былъ грѣхъ, онъ идетъ въ церковь. Справедливо говорится: навыкъ есть какъ бы долгъ. Если кто привыкъ грѣшить, невольно и безъ желанія грѣшитъ навыкомъ, подобно, какъ заимодавцемъ нудимый. И такъ сдѣлавъ грѣхъ, поспѣшно идетъ онъ въ церковь, повергается лицемъ своимъ на землю, плачетъ, рыдаетъ, стенаетъ, умоляя Милосердаго Владыку сжалитъся надъ нимъ и подать руку помощи, дабы онъ могъ изъять себя изъ нечистоты сладострастія. Когда онъ такъ поступалъ, діаволъ, видя, что ни сколько не успѣваетъ, ибо что онъ соплеталъ грѣхами, то сей разрывалъ упованіемъ на Господа — безстыдный является очамъ его. Вшедъ и самъ позади его въ церковь, и ставъ предъ дверьми, когда увидѣлъ его ницъ повергнувшагося въ слезахъ, обратился къ святому оному изображенію Господа нашего Іисуса Христа, и громко возревѣлъ: «что мнѣ и Тебѣ, Іисусе Христе? Твое состраданіе безконечно. Побѣждаешь меня и низвергаешь множествомъ милости Твоей и безмѣрною Твоею благостію. Для чего пріемлешь сего блудника, сластолюбца нечистаго, омраченнаго, оскверненнаго съ ногъ до главы, который обманываетъ Тебя ежедневно, шутитъ властію Твоею и презираетъ Владычество Твое, измѣняя слову истины? Для чего же не сожигаешь его страшною Твоею молніею, но долготерпишь и ожидаешь и снисходишь? Мы слышали, что Ты будешь судить блудниковъ и прелюбодѣевъ, и однако не хочешь погубить ни одного грѣшника! Подлинно Ты несправедливый Судія, и по Своему желанію превращаешь судъ и склоняешь взоры на неправду. Меня за гордость — неважное преступленіе, Ты стремглавъ низвергнулъ съ небесъ въ преисподнюю, не пощадивъ ни мало; а сей и лжецъ, и блудникъ, и сластолюбецъ, и піяница и прожора; поелику повергнувшись предъ лицемъ Твоимъ, проливаетъ слезы, Ты милостиво приклоняешь къ нему уши Твои, кроткимъ являешь предъ нимъ величество Твое, и спѣшишь помиловать его! За что же называютъ Тебя праведнѣйшимъ Судіею? Ибо вижу, что и Ты по великому милосердію произвольно смотришь на лица и нѣтъ правды въ судѣ Твоемъ». Такъ говорилъ діаволъ, съ яростію столь великою, что изъ рта его выходило пламя. Послѣ того, какъ умолкнулъ безумный, исходитъ гласъ отъ жертвенника, подобный отголоску сильнѣйшихъ ударовъ, и еще страшнѣйшій. Такъ вѣщалъ Онъ къ нему: «О змій лукавый и губительный! не насытилъ ты злобы своей тѣмъ, что поглотилъ весь міръ, коварный! но и прилѣпившагося къ неизреченной милости благоутробія Моего спѣшишь похитить и пожрать, жадный! Или столько у него грѣховъ, что ты уравновѣсилъ ихъ съ пречистою Кровію, Мною за него изліянною на Крестѣ? Вотъ страданія, смерть и Кровь Моя исходатайствовали снисхожденіе къ малымъ проступкамъ его. И ты самъ, когда онъ идетъ ко грѣху, не отгоняешь его, но съ радостію принимаешь, надѣясь завладѣть имъ, и не отрицаешься отъ пріобрѣтенія его себѣ, а Я — столь благій и милостивый, непостижимый въ милосердіи, повелѣвшій ученику и апостолу Моему Петру прощать седмижды семьдесятъ разъ въ день оскорбившему его, неужели не пощажу? не сжалюсь? не помилую? Нѣтъ! поелику прибѣгаетъ ко Мнѣ, не отвращусь отъ него, доколѣ не пріобрѣту его. Ибо за блудныхъ, за беззаконныхъ, за грѣшныхъ Я распялся; и пречистыя Мои руки за нихъ же распростеръ, дабы хотящій спастися притекалъ и спасался. Никого не отвращаюсь, и никого не отгоняю отъ Моей благости, хотя бы кто тысячу разъ въ день приходилъ ко Мнѣ и исходилъ, и опять приближался ко Мнѣ. Поелику Я приходилъ не праведныхъ, но грѣшныхъ призвать на покаяніе». Когда исходилъ гласъ сей, діаволъ не въ силахъ былъ бѣжать и удалиться. Потомъ опять былъ гласъ: «выслушай, обольститель, и то, за что обвиняешь. Праведенъ Я, и въ чемъ кого обрѣту, за то сужу. Вотъ, Я нашель его въ покаяніи и исповѣданіи и въ праведности, поелику лежитъ у ногъ Моихъ и является побѣдителемъ твоимъ. Посему пріиму духъ его, и обращу душу его, какъ единаго изъ Святыхъ. Поелику въ теченіе столь многихъ лѣтъ не отчаялся въ спасеніи своемъ, стяжавъ извѣстную надежду — Мою благость. А ты, зри славу души сей, и мучься завистію и рвеніемъ, погибельный»! Тогда братъ, лежавшій ницъ на лицѣ своемъ въ слезахъ и рыданіи, предалъ духъ свой. Немедленно мщеніе ниспало въ видѣ горящаго огня на сатану, и пожрало его, поелику не устыдился Господа Бога.

Воть доказательство. Довольно было бы и сего примѣра, но хочу предложить вамъ, любезные, и другой, столь же полезный, ясно показывающій, что Богъ не отвращается ни отъ кого изъ приближающихся къ Нему. Предложу и сей примѣръ изъ книги отцевъ.

Одинъ великій старецъ [2] столько превозшелъ искушенія демонскія, что болѣе уже не боролся съ ними мыслію; но зрѣлъ очами и Ангеловъ и демоновъ, какъ первые стараются о спасеніи человѣческомъ, а другіе о погибели. Онъ столько былъ великъ и высокъ въ духѣ, что пребывалъ спокоенъ, когда видѣлъ нечистыхъ духовъ. Часто укорялъ ихъ и приводилъ въ досаду, напоминая имъ приготовленную для нихъ огненную геенну. Напослѣдокъ и темные оные демоны разгласили между собою одинъ другому о старцѣ, и положили въ совѣтѣ своемъ, чтобы съ сего времени никто изъ нихъ не сообщался съ нимъ, изъ опасенія, дабы кому-нибудь не нанесъ онъ вреда, поелику достигъ удивительнаго безстрастія. Дѣйствительно, старецъ какъ бы обоготворенъ былъ Всесвятымъ Духомъ.

Итакъ, когда старецъ былъ такъ строгъ, и демоны такъ робки, одинъ изъ демоновъ сказалъ другому: «братъ Зереферъ! (такъ назывался сей демонъ) если кто изъ насъ демоновъ раскается, пріиметъ ли того Богъ, или нѣтъ? Кто это знаетъ? скажи мнѣ». Зереферъ отвѣчалъ, «хочешь, я пойду къ тому великому старцу, который не боится насъ, и выпытаю у него»? «Иди», говорилъ другой. «Но смотри, онъ прозорливъ, узнаетъ обманъ твой, ибо не преминетъ вопросить Бога своего. Однако иди. Можетъ быть, ты и успѣешь въ намѣреніи. А если и нѣтъ, то сдѣлавъ свое дѣло, возвратишься назадъ». Тогда Зереферъ отправился къ старцу, и принявъ на себя притворный видъ, началъ плакать и рыдать предъ нимъ, какъ человѣкъ. Богъ же желая показать, что Онъ никого не отвращается, но всѣхъ притекающихъ къ Нему пріемлетъ, на сей разъ не открылъ старцу что это – діаволъ пришедшій искусить его. Старецъ смотрѣлъ на него, какъ на человѣка, и болѣе ничего. Увидѣвъ его, говоритъ ему: «кто ты, о человѣкъ! и что съ тобою случилось, что ты такъ горько плачешь и сильно рыдаешь»? «Святый отецъ» отвѣчалъ діаволъ, «я не человѣкъ, но демонъ злой, каковымъ признаю себя за множество грѣховъ моихъ». Старецъ: «чего же ты хочешь отъ меня»? — думая, что онъ по смиренію назвалъ себя демономъ: а Богъ еще доселѣ не открылъ ему обмана. Демонъ: «ничего болѣе, кромѣ того, чтобы ты упросилъ Господа Бога твоего открыть тебѣ, допуститъ ли Онъ діавола къ покаянію. Ибо я не принималъ крещенія, и почитаю себя какъ бы демономъ». Старецъ: «сегодня пока иди въ домъ свой, а приди ко мнѣ завтра, я скажу тебѣ отвѣтъ». И въ тотъ самый вечеръ, простерши святыя руки свои, молился человѣколюбивому Богу и говорилъ: «Владыко, Господи благій и милостивый, хотящій всѣмъ человѣкомъ спастися и въ разумъ истины пріити! послушай меня въ часъ сей, и открой недостойному рабу Твоему: пріимешь ли человѣка, превозшедшаго грѣхами и демоновъ»? Послѣ сихъ словъ старца, вдругъ, какъ блескъ молніи, предсталъ предъ нимъ Ангелъ Господень, и сказалъ: «Вотъ, что говоритъ Господь: Для чего ты за демона просилъ Мое могущество? Ибо онъ приходилъ съ лестію искусить тебя». Старецъ отвѣчалъ «почему же Господь Богъ не объявилъ мнѣ истины»? Ангелъ: «не смущайся. Строительство спасенія того требовало, — для пользы грѣшниковъ, дабы открыто было неизреченное человѣколюбіе Божіе и то, что Богъ никого изъ приближающихся къ Нему не отвращаетъ оть Себя, хотя бы пришелъ діаволъ или самъ сатана, или кто другой изъ числа сихъ погибельныхъ. А вмѣстѣ, дабы нѣкоторымъ образомъ открылось и непреклонное отчаяніе демоновъ. Итакъ, когда опять придетъ к тебѣ искуситель, ты не тотчасъ обличи его, но напередъ скажи ему: знай, что человѣколюбивый Богъ, никого изъ приходящахъ къ Нему, никогда и ни за что не отвращается, и возвѣстилъ, что ты можешь быть принятъ, если исполнишь то, что я прикажу тебѣ. Когда же онъ, услышавъ сіе, спроситъ: въ чемъ состоитъ приказаніе? отвѣчай ему: такъ заповѣдалъ тебѣ Богъ: знаю тебя, кто ты, и откуда пришелъ искусить меня. Ты древнее зло, ты гордыня неприступная: какъ же можешь принести достойное покаяніе? Впрочемъ, чтобы ты не имѣлъ никакого предлога къ извиненію въ день суда, слушай, какъ долженъ ты начать покаяніе. Господь говоритъ: пробудь три года на одномъ мѣстѣ, не сходя съ него; днемъ и ночью бывъ обращенъ къ востоку, говори: Господи! помилуй меня – древнее зло. И еще по сто разъ говори громко такъ: Господи! помилуй меня омраченную прелесть. Скажи ему: когда выполнишь сіе съ должнымъ смиреніемъ, тогда сопричисленъ будешь Ангеламъ Божіимъ. Если согласится это сдѣлать, прими его въ покаяніе. Но знай, что древнее зло не дѣлается новымъ добромъ. И что напослѣдокъ случится, предай письмени, дабы желающіе раскаяться не отчаявались. Пусть изъ сего опыта твердо увѣрятся люди, что никогда не должно поспѣшно отчаяваться въ спасеніи своемъ. Сказавъ сіе Ангелъ Божій вознесся на небо. На другой день рано поутру идетъ діаволъ, и начинаетъ издалека показывать видъ человѣка плачущаго, и просить милости старца. Но старецъ съ перваго раза не открылъ его замысла, а только въ сердцѣ своемъ говорилъ: въ худой часъ ты пришелъ хищникъ діаволъ, ядовитый скорпіонъ, древнее зло, тиранъ, чудовище! Потомъ говоритъ ему: «знай, что я просилъ Бога, какъ обѣщался. Богъ пріемлетъ тебя въ покаяніе, если только выполнишь то, что Онъ приказалъ тебѣ, какъ Сильный и Вседержавный». Демонъ спрашиваетъ: «что же Онъ приказалъ мнѣ»? Старецъ: «приказалъ, чтобы ты простоялъ на одномъ мѣстѣ три года, днемъ и ночью громогласно произнося по сту разъ таковыя слова: Боже! умилостивись надъ моимъ окаянствомъ. И опять подобнымъ же образомъ по сту разъ: Боже! помилуй меня — древнее зло. И еще въ третій разъ: Боже! спаси меня омраченнаго и проклятаго. Если сіе сдѣлаешь, Богъ пріемлетъ твое покаяніе, и причислитъ тебя, какъ и прежде, къ Ангеламъ Своимъ». Демонъ Зереферъ много смѣялся на сіи слова его и сказалъ ему: «если бы я хотѣлъ назвать себя окаянствомъ и древнимъ зломъ, и омраченною прелестію, и темнымъ, и проклятымъ; то я позаботился бы это сдѣлать еще съ самаго начала и спасся бы немедленно. Но теперь я назову себя древнимъ зломъ? Нѣтъ — невозможно. Ибо теперь я покрытъ славою. Всѣ служатъ мнѣ, боятся и трепещутъ меня. И теперь-то я назову себя окаянствомъ и прелестію и древнимъ зломъ? Нѣтъ, старикъ, нѣтъ. Господствуя надъ всѣми грѣшниками — чтобы я сдѣлался непотребнымъ рабомъ, смиренно раскаявающимся! Нѣтъ, старикъ, нѣтъ». Сказавъ сіе нечистый демонъ съ воплемъ исчезъ отъ него. Старецъ, видѣвъ то сталъ на молитву, говоря: «Поистинѣ, справедливо сказалъ Ангелъ, что древнее зло не дѣлается новымъ добромъ».

Все сіе, возлюбленные мои, я не просто и не безнамѣренія предложилъ вамъ, но дабы вы знали великую и неизреченную милость и безконечную благость Господа. Если и діавола кающагося пріемлетъ, то тѣмъ болѣе пріемлетъ людей, притекающихъ къ Нему, за которыхъ Онъ пролилъ и Кровь Свою. Ибо когда бы діаволъ сказалъ и сдѣлалъ то, что повелѣно ему чрезъ святаго старца, Господь не перемѣнилъ бы обѣщанія Своего, и принялъ бы его, по несказанной Своей благости. Но поелику діаволъ посмѣялся сему повелѣнію, то осужденъ будетъ на жесточайшее мученіе въ день суда, — въ день страшный для злыхъ демоновъ, и еще страшнѣйшій для тѣхъ изъ нихъ, которые превосходятъ злобою другихъ. Богъ строже накажетъ и людей, которые поступаютъ подобно, искушая Господа. Ты грѣшникъ? Кайся. Не хочешь? будешь мучиться въ гееннѣ горше самыхъ демоновъ, если не позаботишься и прежде смерти не сбросишь съ себя бремя грѣховъ своихъ. Но боюсь, говоришь, поелику думаю, что нѣтъ для меня спасенія. Что ты говоришь, человѣкъ? Когда блудодѣйствуешь, неужели Богъ не можеть умертвить тебя молніею? Но Онъ пока медлитъ, о возлюбленный, дабы ты умудрился, и раскаявшись очистился отъ страсти твоей. Ибо съ чѣмъ кого застанетъ смерть, съ тѣмъ и провождаетъ умершаго. Если умрешь рабомъ діавола, ты несчастенъ въ будущемъ. А если освободишься отъ грѣха прежде смерти, твой жребій будетъ блаженъ и въ будущемъ вѣкѣ, и ты отойдешь ко Господу.

Одинъ монахъ [3], опытнѣйшій въ свое время, служа Богу сорокъ лѣтъ, получилъ даръ воскрешать мертвыхъ и исцѣлять духомъ всякія болѣзни и недуги. Достигнувъ до такой степени совершенства, соблазнился, сдѣлался блудникомъ и убійцею. Но смотри, какъ чрезъ покаяніе опять пріобрѣлъ себѣ прежніе дары. Отвратившись отъ грѣха и воспрянувъ душею, подвизаясь въ слезахъ, молитвахъ и пощеніяхъ, онъ снова получилъ даръ производить чудеса. Видишь силу покаянія? Видишь долготерпѣніе Владыки? — Когда блаженный сей проходилъ подвигъ покаянія, въ то время случилось совершенное бездождіе, и была засуха чрезвычайная. Весь народъ постился, молился и бодрствовалъ. И однако ничего не могъ произвести въ свою пользу. Просили подвижники, ходатайствовали пастыри, священники, монашествующіе и мірскіе. Но Богъ никого не послушалъ. Чтожъ послѣдовало. Сила покаянія наконецъ засвидѣтельствована была свыше. Прогремѣлъ съ неба гласъ такой: «Не послушаю васъ, не послушаю. Но идите къ рабу Моему Іакову, пусть онъ помолится, и пошлю дождь». Какой же былъ успѣхъ съ той и другой стороны? О, новое чудо покаянія! Самъ Богъ проситъ кающагося. Помолись, говоритъ, и дамъ дождь. Кающагося проситъ Господь всѣхъ, просятъ и люди. Скажи слово, говорятъ, рабъ Господа! скажи, и дай намъ оставленнымъ дождь. Инокъ, слышавъ сіе, ужаснулся; поелику не надѣялся, чтобы покаяніе его было принято. Видишь смиреніе, родившееся отъ покаянія? Тотъ, который прежде палъ отъ гордости и надменности, прельстившись красотою праведности своей, теперь возвеличивается покаяніемъ. — И такъ просилъ его народъ помолиться, дабы исходатайствовалъ имъ дождь; но онъ отказался, почитая себя недостойнымъ. Что же сдѣлали? Опять возопили къ Богу, и услышали въ отвѣтъ: Если не попроситъ рабъ Мой, не послушаю васъ. Посему опять стали просить праведника съ горькими слезами, чтобы помолился. Едва, едва онъ послушался, воздѣль руки на высоту, и принесъ молитву Господу: и тотчасъ земля исполнилась обильнѣйшимъ дождемъ, такъ что и рѣки, прежде безводныя, потекли, и долго-долго не могло утишиться стремленіе воды.

Видишь славу покаянія? Удивительно дѣйствіе его. Почему и мы, какъ можно скорѣе примемся за оное: поелику нѣтъ ничего равнаго, ничего подобнаго, ничего скорѣйшаго къ уврачеванію душевныхъ ранъ. Начнемъ же покаяніе, пока живемъ. Ибо оно даровано намъ только въ сей жизни, доколѣ носимъ смертное сіе тѣло. А бездѣйственность въ мірѣ семъ произведетъ въ день суда ужасную скорбь въ тѣхъ, которые дремлютъ въ оной. Итакъ умоляю: потрудимся въ подвигахъ духовныхъ, поработимъ и тѣло трудамъ и подвигамъ духа, дабы съ многимъ тщаніемъ и усиліемъ собравъ для себя благія и полезныя напутствія, прешли къ нескончаемой жизни во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ. Слава Ему и держава нынѣ и всегда и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Святитель Христовъ Амфилохій, бесѣду котораго о покаяніи предлагаемъ читателямъ, жилъ во времена императоровъ римскихъ Валентиніана, Валента, Ѳеодосія Великаго и сыновей его Аркадія и Гонорія. Онъ прошелъ всѣ церковныя степени, бывъ возводимъ на оныя постепенно съ самаго юношескаго возраста. Прославившись монашескимъ подвижничествомъ и просвѣщеніемъ духовнымъ, по общему всѣхъ избранiю сдѣланъ былъ епископомъ города Иконіи (По сказанiю Метафраста сами Ангелы въ нощное время посвятили его во епископа въ церкви: почему прибывшiе для посвященiя его семь епископовъ, когда узнали отъ него о семъ, только благословили его). Поставленный на степень учителя Православной вѣры, онъ мужественно вооружался противъ еретиковъ тогдашняго времени, и много претерпѣлъ отъ нихъ. Былъ въ числѣ ста пятидесяти отцевъ, осудившихъ духоборца Македонiя на второмъ Вселенскомъ Соборѣ. Также присутствовалъ на Соборѣ противь Евтиховъ. Нижеслѣдующій смѣлый его поступокъ показываетъ, сколь много заботился онъ о чистотѣ вѣры. Неоднократно онъ убѣждалъ императора Ѳеодосія удалить аріанъ изъ греческихъ областей. Императоръ не соглашался, почиталъ жестокимъ справедливое требованіе. Когда объявленъ былъ наслѣдникомъ престола Аркадiй, сынъ Ѳеодосiя. Амфилохій въ сопровожденіи многихъ другихъ епископовъ, для поздравленія явился къ императору. Воздалъ ему приличную честь, съ намѣреніемъ не обратился къ наслѣднику. Императоръ сначала пришелъ въ недоумѣніе, но видя, что Амфилохій не исправляетъ своей погрѣшности, требовалъ, чтобы онъ сдѣлалъ сыну его должное привѣтствіе. Амфилохій отвѣтствовалъ: неужели, государь, не довольствуешься тѣмъ, что я тебѣ отдалъ надлежащую честь? Сильно разгнѣванный Ѳеодосій, почитая сію обиду собственною своею, приказалъ вывести его изъ чертоговъ. «Если и ты, сказалъ тогда Амфилохій не можешь перенести униженія сына своего, какъ же прискорбно для Бога видѣть оскорбляемымъ Своего Сына»? Благоразумный государь понялъ смыслъ рѣчи — и аріаны немедленно были изгнаны (Исторiя Феодорита, Кн. 5, Гл. 16). Прекрасныя дають свидѣтельства о немъ и его ученіи Василій Великій и Григорій Назіанзинъ (друзья и сверстники его въ пустынной жизни и на пастырскомъ престолѣ); также Кириллъ Александрійскій, Ѳеодоритъ и Фотій. Въ дѣяніяхъ седьмаго Собора, патріархъ Тарасій называетъ его великимъ. Славный сей мужъ, много лѣтъ пасши стадо Христово, оставилъ и намъ назидательныя и близкiя ко всякому христіанскому сердцу бесѣды, одну изъ которыхъ и предлагаемъ для душевнаго назиданія боголюбивыхъ читателей.
[2] Св. Антоній Великій. См. житіе его въ Чет. Минеи 17 дня Января.
[3] Св. Іаковъ Постникъ. См. житіе его 4-го марта.

Печатается по изданію: Не должно отчаяваться въ спасеніи. Бесѣда о покаяніи иже во святыхъ отца нашего Амфилохія епископа Иконійскаго. – Изданіе Кіево-Печерской Лавры. – Кіевъ: Типографія Кiево-Печерской Успенской Лавры, [1911.] – 24 с.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0