Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 22 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Аѳанасiй Великiй (†373 г.)
20. Къ Серапіону, епископу Тмуисскому, посланіе 1-е.
Противъ хулителей, утверждающихъ, что Духъ Святый есть тварь.

1) Писаніе священной любви твоей отдано мнѣ было въ пустынѣ. Жестокое воздвигнуто противъ насъ гоненіе, усильны поиски ищущихъ смерти моей, но Отецъ щедротъ и Богъ всякія утѣхи (2 Кор. 1, 3) утѣшилъ меня писаніемъ твоимъ. Воспоминая любовь твою и любовь всѣхъ искренно мнѣ преданныхъ, представлялъ я тогда себѣ, что они со мною. И потому весьма обрадованъ былъ, держа въ рукахъ письмо твое.

Но, прочитавъ написанное, возболѣлъ я снова духомъ, что есть люди, однажды навсегда замыслившіе идти противъ истины. И самъ ты, возлюбленный и истинно желаннѣйшій, со скорбію пишешь, что нѣкоторые, хотя отступили отъ аріанъ за хулу ихъ на Сына Божія, однако-же неправо мыслятъ о Святомъ Духѣ, и утверждаютъ, будто бы Духъ Святый не только есть тварь, но даже одинъ изъ служебныхъ духовъ, и единственно степенію отличается отъ Ангеловъ. Но это притворное только разногласіе съ аріанами, дѣйствительное же прекословіе благочестивой вѣрѣ. Какъ аріане, отрицая Сына, отрицаютъ и Отца, такъ и эти, произнося хулу на Духа Святаго, хулятъ и Сына. Тѣ и другіе раздѣлили между собою жребій противленія истинѣ, и за неправомысліе свое, одни о Словѣ, а другіе о Духѣ, виновны въ одинаковой хулѣ на Святую Троицу. Итакъ, видя это, долго размышлялъ я самъ съ собою, и возскорбѣлъ духомъ, что діаволъ снова отыскалъ случай наругаться надъ подражателями его безумія.

И хотя положено было мною въ настоящее время молчать, однако-же, убѣждаемый твоимъ преподобіемъ, подвигнутый иномысліемъ и сатанинскою продерзостію этихъ еретиковъ, пишу это посланіе, какъ едва достаетъ моихъ силъ, пишу кратко, чтобы ты, въ написанномъ имѣя для себя поводъ, по свойственному тебѣ благоразумію, самъ присовокупилъ недостающее, и такимъ образомъ, обличеніе злочестивой ереси сдѣлалось полнымъ.

2) Итакъ, мнѣніе это нечуждо аріанъ; однажды рѣшившимся отрицать Божіе Слово естественно изрекать такія хулы и на Духа. Поэтому и въ опроверженіе аріанъ нѣтъ нужды говорить что-либо новое; достаточно и того, что сказано противъ нихъ прежде. Но съ погрѣшающими въ ученіи о Духѣ надобно говорить, изслѣдовавъ дѣло въ нѣкоторомъ обратномъ порядкѣ, какъ сами они назвали бы это.

И иной подивится ихъ неразумію, какъ они, не соглашаясь признавать тварію Сына Божія, и мудрствуя о семъ справедливо, могутъ даже слышать терпѣливо, когда Духъ Сына именуется тварію? Если по единству Слова со Отцемъ не соглашаются Сына именовать единымъ изъ созданныхъ, но (что и справедливо) признаютъ Его Зиждителемъ тварей; то почему же Духа Святаго, имѣющаго тоже единство съ Сыномъ, какое Сынъ имѣетъ съ Отцемъ, называютъ тварію? Почему не дознали они того, что, какъ, не отдѣляя Сына отъ Отца, соблюдаютъ единство Божіе, такъ, отдѣляя Духа отъ Слова, не сохраняютъ уже единаго въ Троицѣ Божества, разсѣкая Его, примѣшивая къ Нему естество чуждое и инородное, дѣлая Его равнымъ съ тварями? Это же показываетъ опять, что Троица есть уже не единое, но сложное изъ двухъ, и притомъ (по причинѣ иносущія Духа, какое воображаютъ себѣ еретики) различныхъ естествъ. Что же это за богословіе, слагаемое изъ Создателя и твари? Или уже Божество не троично, но двойственно, и притомъ есть тварь? Или, если Оно есть Троица (чтò и дѣйствительно), то почему Духа Троицы ставятъ въ одинъ рядъ съ тварями, низшими Троицы? Это опять значитъ раздѣлять и разлагать Троицу. А посему, неправомудрствующіе о Духѣ Святомъ не мудрствуютъ право и о Сынѣ. А если бы право мудрствовали о Словѣ, то здраво мудрствовали бы и о Духѣ, Иже отъ Отца исходитъ, и собственъ Сыну, отъ Него подается ученикамъ и всѣмъ вѣрующимъ въ Него. Погрѣшая въ ученіи о Духѣ, еретики не имѣютъ здравой вѣры и во Отца. Ибо противящіися Духу, какъ назвалъ ихъ великій мученикъ Стефанъ (Дѣян. 7, 51), отрицаютъ и Сына; отметающiися же Сына, ни Отца имутъ (1 Іоан. 2, 23).

3) Итакъ, гдѣ же взятъ вами предлогъ къ такой дерзости, что не убоялись вы сказаннаго Господомъ: а иже восхулитъ на Духа Святаго, не имать отпущенія ни въ сей вѣкъ, ни въ будущій (Марк. 3, 29; Матѳ. 12, 32)? Аріане, не уразумѣвъ пришествія Слова во плоти и сказаннаго о Словѣ относительно къ сему пришествію, это однако-же обратили въ предлогъ къ своей ереси, и за сіе признаны богоборцами, какъ подлинно отъ земли тщесловующіи (Ис. 8, 19). Но вы чѣмъ введены въ обманъ? У кого выслушали это? Или, какъ дошли до такого заблужденія?

Говорятъ: читали мы, что у Пророка Амоса глаголетъ Богь: се Азъ утверждаяй громъ, и созидаяй духъ [1], и возвѣщаяй въ человѣцѣхъ Христа Своего, творяй утро и мглу, и восходяй на высокая земли: Господь Богъ Вседержитель имя Ему (Амос. 4, 13) И это убѣдило насъ согласиться съ аріанами, которые говорятъ, что Духъ Святый есть тварь. — Такъ читали вы у Амоса; но читали, или не читали вы, сказанное въ Притчахъ: Господь созда Мя начало путей Своихъ въ дѣла Своя (Притч. 8, 22)? И если послѣднее изреченіе толкуете согласно съ истиною, не называя Слова тварію; то почему же сказанное у Пророка не толкуете такимъ же образомъ, и, услышавъ одно именованіе: духъ, думаете, что Духъ Святый называется тварію? Хотя въ Притчахъ Премудрость явственно говоритъ о Себѣ: созда Мя; однако-же, вы сему изреченію (что весьма хорошо) даете такое толкованіе, что Зиждительную Премудрость не сопричисляете къ тварямъ. Въ пророческомъ же изреченіи нѣтъ прямого указанія на Духа Святаго, а сказано просто о духѣ. Почему же, хотя въ Писаніяхъ слово «духъ» употребляется въ весьма различныхъ значеніяхъ, и пророческому изреченію можно дать собственный его правильный смыслъ, вы, какъ упорствующіе или какъ угрызенные зміемъ аріанства, думаете, что у Амоса говорится о Духѣ Святомъ, только бы не отказаться вамъ отъ той мысли, что Онъ есть тварь?

4) Скажите же, найдете ли гдѣ въ божественномъ Писаніи, чтобы Духъ Святый названъ былъ просто духомъ, или безъ присовокупленія, что Онъ или Божій, или Отчій, или Мой, или самого Христа и Сына, или: отъ Меня, то-есть, отъ Бога, или такъ, что при словѣ Духъ не былъ бы поставленъ членъ и сказано было просто πνεῦμα, а не τὸ πνεῦμα, или такъ, что не имѣлъ бы сего самаго именованія: Духъ Святый, или Утѣшитель, или Духъ Истины, т. е. Сына, Который говоритъ: Азъ есмь Истина (Іоан. 14, 6); и вы, слыша просто слово: духъ (πνεῦμα), могли бы подразумѣвать Духа Святаго? Изъ этого правила должно исключить случаи, когда вновь упоминается о пріявшихъ уже Духа, которые, прежде еще научившись, чтò такое Духъ Святый, впослѣдствіи, при одномъ (какбы только въ повтореніе и напоминаніе) наименованіи слова «Духъ» знаютъ, о Комъ идетъ рѣчь. Но и въ этомъ случаѣ слово духъ (πνεῦμα) большею частію употребляется съ членомъ, а безъ члена, или безъ сказаннаго выше присовокупленія, вовсе не можетъ означать Духа Святаго. Такъ, напримѣръ, Павелъ пишетъ къ Галатамъ: сіе едино хощу увѣдѣти отъ васъ, отъ дѣлъ ли закона Духа (τὸ Πνεῦμα) пріясте, или отъ слуха вѣры (Гал. 3, 2)? Какого же пріяли они Духа, какъ не Духа Святаго, даруемаго вѣрующимъ и возрожденнымъ банею пакибытія? И пиша къ Ѳессалоникійцамъ: Духа (τὸ Πνεῦμα) не угашайте (1 Сол. 5, 19), Апостолъ знающимъ, какого пріяли Духа, сказалъ это, чтобы по нерадѣнію не угасили въ себѣ возгнетенной въ нихъ благодати Духа. И если въ Евангеліяхъ о Спасителѣ, по человѣчеству ради воспріятой Имъ на Себя плоти, Евангелисты говорятъ: Іисусъ же исполнь Духа возвратися отъ Іордана (Лук. 4, 1); и: тогда Іисусъ возведенъ бысть Духомъ въ пустыню (Матѳ. 4, 1): то изреченія эти имѣютъ тотъ-же смыслъ. Ибо у Луки прежде было сказано: бысть же егда крестишася вси людiе, и Іисусу крещшуся и молящуся, отверзеся небо и сниде Духъ Святый, тѣлеснымъ образомъ яко голубь, на-Нь (Лук. 3, 21. 22); а изъ сего явствовало, что словомъ «Духъ» означается Духъ Святый. И такимъ образомъ, кто имѣетъ Духа Святаго, въ рѣчи о тѣхъ, если сказано и просто: Духъ, безъ всякаго къ сему присовокупленія, — означается, безъ сомнѣнія, Духъ Святый, особливо если при словѣ «духъ» есть членъ.

5) Отвѣчайте же на предложенный вамъ вопросъ: находили ли вы гдѣ въ божественномъ Писаніи, чтобы Духъ Святый названъ былъ просто духомъ, безъ сказаннаго выше прибавленія, и безъ соблюденія упомянутаго нами правила? Но вы не можете дать на это отвѣта; потому что не найдете того въ Писаніи. Напротивъ того, въ книгѣ Бытія написано: и Духъ Божiй ношашеся верху воды (Быт. 1, 2); и нѣсколько ниже: не имать Духъ Мой пребывати въ человѣцѣхъ сихъ, зане суть плоть (Быт. 6, 3). И въ книгѣ Числъ Моисей говоритъ Навину: еда ревнуеши ты мнѣ? И кто дастъ людемъ Господнимъ пророки, егда дастъ Господь Духа Своего на нихъ (Числ. 11, 29)? И въ книгѣ Судей о Гоѳоніилѣ сказано: и бысть на немъ Духъ Господень, и суди Израиля (Суд. 3, 10); и еще: и бысть на Іефѳаи Духъ Господень (Суд. 11, 29); о Сампсонѣ же говорится: возмужа отроча, и благослови è Господь. И нача Духъ Господень ходити съ нимъ (Суд. 13, 24. 25), и: сниде на него Духъ Господень (Суд. 15, 14). И Давидъ воспѣваетъ: Духа Твоего Святаго не отыми отъ мене (Псал. 50, 13), и еще въ сто сорокъ второмъ псалмѣ: Духь Твой благій наставитъ мя на землю праву. Имене Твоего ради, Господи, живиши мя (Пс. 142, 10. 11). У Исаіи написано: Духъ Господень на Мнѣ, Егоже ради помаза Мя (Иса. 61, 1); а прежде было сказано: горе чада отступившая, сія глаголетъ Господь: сотвористе совѣтъ не Мною, и завѣты не Духомъ Моимъ, приложити грѣхи ко грѣхомъ (Иса. 30, 1); и еще: слышите сія, исперва не отай глаголахъ: егда бываху, тамо бѣхъ, и нынѣ Господь посла мя, и Духъ Его (Ис. 48, 16); нѣсколько же ниже такъ говоритъ: и сей имъ, иже отъ Мене завѣтъ, рече Господь: Духъ Мой, Иже есть въ тебѣ (Ис. 59, 21); и послѣ сего Пророкъ присовокупляетъ: не ходатай, ниже Ангелъ, но самъ Господь спасе ихъ, зане любитъ ихъ, и щадитъ ихъ, самъ избави ихъ, и воспріятъ ихъ, и вознесе ихъ во вся дни вѣка. Тіи же не покоришася, и разгнѣваша Духа Святаго Его, и обратися има во вражду (Ис. 63, 9-10). Іезекіиль говоритъ такъ: и Духъ взя мя, и принесе мя въ землю халдейску въ плѣнники въ видѣніи Духомъ Божіимъ (Іез. 11, 24). У Даніила сказано: воздвиже Богъ Духомъ Святымъ отрока юна, емуже имя Даніилъ. И возопи гласомъ великимъ: чистъ азъ отъ крове сея (Дан. 13, 45. 46). Михей говоритъ: Домъ Іаковль разгнѣва Духъ Господень (Мих. 2, 7). И чрезъ Іоиля Богъ говоритъ: и будетъ по сихъ, и излію отъ Духа Моего на всяку плоть (Іоил. 2, 28). И еще таково было слово Божіе чрезъ Захарію: обаче словеса Моя, и законы Моя пріемлете, елика Азъ заповѣдаю въ Дусѣ Моемъ рабомъ Моимъ Пророкомъ (Зах. 1, 6); и нѣсколько ниже, когда Пророкъ жаловался на народъ, Богъ сказалъ: и сердце свое учиниша непокориво, не послушати закона Моего, и словесъ, яже посла Господь Вседержитель Духомъ Своимъ рукою Пророковъ прежнихъ (Зах. 7, 12). И эти немногія мѣста собрали и привели мы изъ Ветхаго Завѣта.

6) Спросите же и о томъ, чтó есть въ Евангеліяхъ и чтó написали Апостолы, и услышите, что и тамъ слово «духъ» имѣетъ весьма многія различныя значенія; Духъ же Святый по преимуществу именуется не просто духомъ, но съ сказаннымъ нами присовокупленіемъ. Такъ, по замѣченному выше, когда Господь крестился по человѣчеству, по причинѣ носимой Имъ на Себѣ плоти, говорится, что снисшелъ на Него Духъ Святый. И сего-то Духа подавая ученикамъ, Господь сказалъ: пріимите Духъ Святъ (Іоан. 20, 22). И училъ ихъ: Утѣшитель, Духъ Святый, Егоже послетъ Отецъ во имя Мое, Той вы научитъ всему (Іоан. 14, 26). И нѣсколько ниже сказалъ о Духѣ: егда пріидетъ Утѣшитель, Егоже Азъ послю вамъ отъ Отца. Духъ истины, Иже отъ Отца исходитъ, Той свидѣтельствуетъ о Мнѣ (Іоан. 15, 26); и еще: не вы будете глаголющіи, но Духъ Отца вашего глаголяй вь васъ (Матѳ. 10, 20); и нѣсколько ниже: аще ли же Азъ о Дусѣ Божіи изгоню бѣсы, убо постиже на васъ царствіе Божіе (Матѳ. 12, 28). И все богословіе и тайноводство наше, которымъ сочеталъ Онъ насъ съ Собою, а чрезъ Себя и со Отцемъ, восполняя Духомъ, Господь заповѣдалъ ученикамъ: шедше научите вся языки, крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19). И изрекая имъ обѣтованіе послать Духа, повелѣ оть Іерусалима не отлучатися (Дѣян. 1, 4); по прошествіи же немногихъ дней, егда скончавашася дніе пятдесятницы, бѣша вси вкупѣ. И бысть внезапу съ небесе шумъ, яко носиму дыханію бурну, и исполни весь домъ, идѣже бяху сѣдяще. И явишася имъ раздѣлени языцы яко огненни, сѣде же на единомь коемждо ихъ, и исполнишася вси Духа Свята, и начаша глаголати иными языки, якоже Духъ даяше имъ провѣщавати (Дѣян. 2, 1-4). Послѣ сего и возложеніемъ рукъ Апостольскихъ подаваемъ былъ Духъ Святый возрожденнымъ (Дѣян. 2, 18; 8, 17). А нѣкто Агавъ пророчествовалъ Духомъ, говоря: тако глаголетъ Духъ Святый (Дѣян. 21, 11). И Павелъ говоритъ: въ немже васъ Духъ Святый постави епископы, пасти Церковь Бога, юже стяжа кровію Своею (Дѣян. 20, 28). И по крещеніи евнуха Духъ Господень восхитилъ Филиппа. И Петръ написалъ: пріемлюще кончину вѣрѣ, спасеніе душамъ: о немже спасеніи взыскаша и испыташа Пророцы, иже о вашей благодати прорекоша, испытающе, въ каково или въ кое время являше въ нихъ Духъ Христовъ, прежде свидѣтельствуя о Христовыхъ страстехъ, и о славахъ, яже по сихъ (1 Петр. 1, 9-11). Іоаннъ въ Посланіи своемъ сказалъ: о семъ разумѣемъ, яко въ Немъ пребываемъ, и Той въ насъ, яко отъ Духа Своего далъ есть намъ (1 Іоан. 4, 13). Павелъ же пишетъ къ Римлянамъ: вы же нѣсте во плоти, но въ Дусѣ, понеже Духъ Божій живетъ въ васъ. Аще же кто Духа Христова не имать, сей нѣсть Еговъ. Аще же Христосъ въ васъ, плоть убо мертва грѣха ради, духъ же живетъ правды ради. Аще ли же Духъ Воскресившаго Іисуса живетъ въ васъ. Воздвигій Христа Іисуса изъ мертвыхъ оживотворитъ и мертвенная тѣлеса ваша, живущимъ Духомъ Его въ васъ (Рим. 8, 9-11); и къ Коринѳянамъ: Духъ бо вся испытуетъ, и глубины Божія. Кто бо вѣсть, яже въ человѣцѣ, точію духъ человѣка, живущій въ немъ? Такожде и Божія никтоже вѣсть, точію Духъ Божій. Мы же не духа міра сего пріяхомъ, но Духа, Иже отъ Бога, да вѣмы, яже отъ Бога дарованая намъ (1 Кор. 2, 10-12); и нѣсколько ниже: не вѣсте ли, яко храмъ Божій есте, и Духъ Божій живетъ въ васъ (1 Кор. 3, 16)? И еще: но омыстеся, но освятистеся, но оправдистеся именемъ Господа нашего Іисуса Христа, и Духомъ Бога нашего (1 Кор. 6, 11); и еще: вся же сія дѣйствуетъ единъ и тойжде Духъ, раздѣляя властію коемуждо, якоже хощетъ (1 Кор. 12, 11); и еще: Господь же Духъ есть; а идѣже Духъ Господень, ту свобода (2 Кор. 3, 17). Смотри же, какъ пишетъ и къ Галатамъ: да благословеніе Авраамле будетъ о Христѣ Іисусѣ, да обѣтованіе Духа пріимемъ вѣрою (Гал. 3, 14); и еще: понеже есте сынове, посла Богъ Духа Сына Своего въ сердца ваша, вопіюща: Авва Отче. Тѣмже уже нѣси рабъ, но сынъ; аще ли же сынъ, и наслѣдникъ Божій Христомъ (Гал. 4, 6-7). Ефесянамъ же сказалъ такъ: не оскорбляйте Духа Святаго Божія, Имже знаменаетеся въ день избавленія (Еф. 4, 30); и еще: тщащеся блюсти единеніе Духа въ союзѣ мира (Еф. 4, 3). И къ Филиппійцамъ съ дерзновеніемъ пишетъ: что убо? Обаче всяцѣмъ образомъ, аще виною, аще истиною, Христосъ проповѣдаемь есть: и о семъ радуюся, но и возрадуюся. Вѣмъ бо, яко сіе сбудется ми во спасеніе вашею молитвою и подаяніемъ Духа Іисусъ Христова, по чаянiю и упованію моему, яко ни о единомъ же постыждуся (Флп. 1, 18-20); и еще: мы бо есмы обрѣзаніе, иже Духомъ Богу служимъ, и хвалимся о Христѣ Іисусѣ (Флп. 3, 3). И Ѳессалоникійцамъ свидѣтельствуетъ: тѣмже убо отметаяй не человѣка отметаетъ, но Бога, давшаго Духа Своего Святаго въ васъ (1 Сол. 4, 8). Къ Евреямъ же пишетъ такъ: являющу Духу Святому, яко не у явися святыхъ путь, еще первѣй скиніи имущей стоянiе (Евр. 9, 8); и еще: колико мните горшія сподобится муки, иже Сына Божія поправый и кровь завѣтную скверну возмнивъ, ею же освятися, и Духа благодати укоривый (Евр. 10, 29)? И еще: аще бо кровь козлія и телчая и пепелъ юнчій кропящій оскверненыя освящаетъ къ плотстѣй чистотѣ: кольми паче кровь Христова, Иже Духомъ вѣчнымъ Себе принесе непорочна Богу, очиститъ совѣсть нашу отъ мертвыхъ дѣлъ (Евр. 9, 13. 14)? И къ Ѳессалоникійцамъ пишетъ: и тогда явится беззаконникъ, его же Господь Іисусъ убіетъ Духомъ устъ Своихъ и упразднитъ явленіемъ пришествія Своего (2 Сол. 2, 8).

7) Вотъ какими признаками обозначается Духъ Святый во всякомъ божественномъ Писаніи. Что же подобное усмотрѣли вы у Пророка? Употребленное теперь Пророкомъ слово «духъ» не имѣетъ даже предъ собою и члена, чтобы имѣть вамъ для себя предлогъ хотя въ этомъ. Напротивъ того, безъ всякаго основанія осмѣлились вы придумать себѣ обратное умозаключеніе и утверждать, будто бы «духъ», который сказуется созидаемымъ, есть Духъ Святый, хотя у филологовъ могли бы научиться различію значеній слова: духъ. Ибо говорится и о духѣ человѣческомъ, какъ воспѣваетъ Давидъ: нощію сердцемъ моимъ глумляхся, и тужаше духъ мой (Псал. 76, 7). И Варухъ въ молитвѣ говоритъ: душа въ тѣснотѣ, и духъ въ стуженіи возопи къ Тебѣ (Вар. 3, 1). И въ пѣсни трехъ отроковъ сказано: благословите дуси и душы праведныхъ Господа (Дан. 3, 86). И Апостолъ пишетъ: самый Духъ спослушествуетъ духови нашему, яко есмы чада Божія. Аще же чада, и наслѣдницы (Рим. 8, 16. 17); и еще: никтоже вѣсть яже въ человѣцѣ, точію духъ человѣка живущій въ немъ (1 Кор. 2, 11). И въ Посланіи къ Ѳессалоникійцамъ молитвенно говоритъ: всесовершенъ вашъ духъ и душа и тѣло непорочно въ пришествіе Господа нашего Іисуса Христа да сохранится (1 Сол. 5, 23). А въ книгѣ Бытія говорится и о духахъ вѣтреныхъ: и наведе Богъ духъ на землю, и преста вода (Быт. 8, 1). И объ Іонѣ сказано: и Господь воздвиже духъ [2] на мори, и бысть буря великая въ мори, и корабль бѣдствоваше еже сокрушитися (Іон. 1, 4). И въ сто шестомъ псалмѣ написано: рече, и ста духъ буренъ, и вознесошася волны его (Псал. 106, 25); и въ сто сорокъ восьмомъ псалмѣ: хвалите Господа отъ земли, зміеве и вся бездны: огнь, градъ, снѣгъ, голоть, духъ буренъ, творящая слово Его (Пс. 148, 7. 8). И у Іезекіиля въ плачѣ на Соръ сказано: въ сердцѣ морстѣмъ, въ водѣ мнозѣ привождаху тя весленицы твои: духъ южный сокруши тя (Іез. 27, 26).

8) Читая святыя Писанія найдете, что и смыслъ, заключающійся въ самыхъ божественныхъ словесахъ, называется духомъ, какъ пишетъ Павелъ: Иже и удоволи насъ служители быти Нову Завѣту, не писмене, но духу: писмя бо убиваетъ, а духъ животворитъ (2 Кор. 3, 6), Ибо, какъ самое изреченіе начертывается писменами, такъ смыслъ изреченія называется духомъ. Такъ и законъ духовенъ есть, чтобы, какъ сказалъ опять Павелъ, работати намъ не въ ветхости писмене, но во обновленіи духа (Рим. 7, 14. 6). И онъ же съ благодареніемъ сказалъ: тѣмже убо самъ азъ умомъ моимъ работаю закону Божію, плотію же закону грѣховному. Ни едино удо нынѣ осужденіе сущимъ о Христѣ Іисусѣ. Законъ бо духа жизни о Христѣ Іисусѣ свободилъ мя есть отъ закона грѣховнаго (Рим. 7, 25. 8, 1. 2). И Филиппъ, желая обратить каженика отъ буквы къ духу, сказалъ: убо разумѣеши ли, яже чтеши (Дѣян. 8, 30)? И о Халевѣ въ книгѣ Числъ засвидѣтельствовано, что имѣлъ онъ такого духа, какъ говоритъ Богъ: рабъ же Мой Халевъ, яко бысть духъ инъ въ немъ. и возслѣдова Мнѣ, введу его въ землю, въ нюже ходилъ тамо (Чис. 14, 24); съ иною мыслію, нежели прочіе соглядатаи, говорилъ Халевъ, и за это благоугоденъ сталъ Богу. Таковое-то имѣть сердце увѣщавалъ Богъ народъ Свой, говоря чрезъ Іезекіиля: сотворите себѣ сердце ново, и духъ новъ (Іез. 18, 31).

Итакъ, поелику показано столько различныхъ значеній слова: духъ, то лучше было бы вамъ, слыша о духѣ сотворенномъ, разумѣть это о какомъ-либо изъ сказанныхъ предъ симъ духовъ, напримѣръ о духѣ, о которомъ написано у Исаіи: совѣщася Арамъ со Ефремомъ, и ужасеся душа его, и душа людей его: якоже въ дубравѣ древо духомъ (ὑπὸ πνεύματος) колеблется (Ис. 7, 2). Таковъ же былъ духъ, воздвигнутый Господомъ на морѣ ради Іоны. Ибо за громомъ слѣдуютъ и дыханія вѣтровъ, какъ было во время дождя при Ахаавѣ, по написанному: и бысть до здѣ и до здѣ, и небо примрачися облаки и духомъ (3 Цар. 18, 45).

9) Но говорятъ: поелику изреченіе это упоминаетъ о Христѣ; то сообразно съ этимъ и наименованнаго духа надобно представлять себѣ не инымъ, какъ Духомъ Святымъ. — Хорошо вами примѣчено, что Духа Святаго должно именовать вмѣстѣ со Христомъ. Но гдѣ же научились вы отдѣлять и отчуждать по естеству Духа отъ Сына, потому что о Христѣ говорите, что Онъ — не тварь, а Духа Святаго именуете тварію? Ни съ чѣмъ не сообразно именовать и славить вмѣстѣ то, что неподобно по естеству. Ибо какое общеніе и какое подобіе у твари съ Творцемъ? Остается уже сопричислить и присоединить къ Сыну и васъ, какъ Имъ получившихъ бытіе. Поэтому, написанное у Пророка, по сказанному, достаточно было разумѣть о духѣ вѣтреномъ. Но, поелику представляете въ предлогъ сдѣланное въ этомъ изреченіи упоминаніе о Христѣ; то необходимо въ точности разсмотрѣть сказанное Пророкомъ, чтобы доискаться намъ болѣе свойственнаго понятія о духѣ, который сказуется созидаемымъ.

Итакъ, чтó значитъ: возвѣщать въ человѣцѣхъ Христа своего? не то-же ли, что и содѣлаться Христу человѣкомъ? Кажется, что слова эти равнозначительны слѣдующимъ: се Дѣва во чревѣ пріиметъ, и родитъ Сына, и нарекутъ имя Ему Еммануилъ (Матѳ. 1, 23; Ис. 7, 14), а также и другимъ мѣстамъ Писанія о Христовомъ пришествіи. Когда же возвѣщается явленіе Слова во плоти, тогда какой надобно разумѣть созидаемый духъ, кромѣ возсозидаемаго и обновляемаго духа человѣческаго? Ибо сіе обѣтовалъ Богъ, говоря чрезъ Іезекіиля: и дамъ вамъ сердце ново, и духъ новъ дамъ вамъ, и отъиму сердце каменное отъ плоти вашея, и дамъ вамъ сердце плотяно и Духъ Мой дамъ въ васъ (Іез. 36, 26). Но когда это исполнилось, — не тогда ли какъ пришедшій Господь обновилъ все благодатію? Вотъ и въ этомъ изреченіи показывается разность значеній слова: духъ. И нашъ духъ есть то, чтó обновляется; о Духѣ же Святомъ Богъ говоритъ, что Онъ не просто Духъ, а Духъ Его, и что Имъ обновляется нашъ духъ, какъ и Псалмопѣвецъ въ сто третьемъ псалмѣ говоритъ: отъимеши духъ ихъ, и исчезнутъ, и въ персть свою возвратятся: послеши Духа Твоего, и созиждутся, и обновиши лице земли (Псал. 103, 29-30). Если же обновляемся мы Духомъ Божіимъ, то не Святый Духъ, а нашъ духъ сказуется теперь созидаемымъ. И если на томъ основаніи, что все приводится въ бытіе Словомъ, прекрасно разсуждаете, что Сынъ — не тварь; то не хула ли, именовать тварію Духа, Которымъ Отецъ чрезъ Слово приводитъ все къ совершенству и обновляетъ? И если, по причинѣ написаннаго просто, что духъ созидается, воображали они себѣ, что это есть Духъ Святый; то должны наконецъ убѣдиться, что духъ созидаемый есть не Духъ Святый, но нашъ духъ, Имъ обновляемый. О семъ и Давидъ молился, псалмопѣвствуя: сердце чисто созижди во мнѣ, Боже, и духъ правъ обнови во утробѣ моей (Псал. 50, 12). Здѣсь говорится, что созидаетъ; создалъ же его прежде, какъ говоритъ Захарія: простираяй небо, и основаяй землю, и созидаяй духъ человѣка въ немъ (Зах. 12, 1). Ибо того-же духа, который прежде созданъ Богомъ, и который палъ, возсоздалъ Онъ, Самъ бывъ въ твари, когда Слово плоть бысть, да оба, какъ говоритъ Апостолъ, созиждетъ во единаго новаго человѣка (Ефес. 2, 15), созданнаго по Богу въ правдѣ и преподобіи истины (Ефес. 4, 24). И это сказалъ Апостолъ не въ томъ смыслѣ, будто бы созданъ иной человѣкъ, кромѣ сотвореннаго вначалѣ по образу Божію; напротивъ же того, совѣтовалъ онъ воспріять умъ созданный и обновленный во Христѣ. Это выражается также и у Іезекіиля, когда говоритъ онъ: сотворите себѣ сердце ново и духъ новъ: и вскую умираете, доме Израилевъ? понеже не хощу смерти умирающаго, глаголетъ Адонаи Господь (Іез. 18, 31-32).

10) Итакъ, поелику такое значеніе имѣетъ духъ созидаемый, то и подъ утверждаемымъ громомъ прилично разумѣть вѣрное слово и непоколебимый законъ духа. Ибо Господь, желая, чтобы Іаковъ и Іоаннъ содѣлались служителями онаго, наименовалъ ихъ Воанергесъ, т. е. сыны громовы. Почему, Іоаннъ дѣйствительно взываетъ съ неба: въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово (Іоан. 1, 1). Ибо прежде Законъ имѣлъ сѣнь грядущихъ благъ (Евр. 10, 1); а когда возвѣщенъ людямъ Христосъ, и, пришедши къ нимъ, говоритъ Онъ: Азъ есмь, глаголяй (Іоан. 4, 26); тогда, говоритъ Павелъ, гласъ Его землю поколеба, какъ обѣтовавшаго прежде: еще единою Азъ потрясу не токмо землею, но и небомъ. А еже, еще единою, сказуетъ колеблемыхъ преложеніе, да пребудутъ, яже суть неподвижимая. Тѣмже царство непоколебимо пріемлюще, да имамы благодать, еюже служимъ благоугодно Богу (Евр. 12, 26-28). Но то-же царство, которое Апостолъ называетъ непоколебимымъ, Давидъ воспѣваетъ какъ утвержденное: Господь воцарися, въ лѣпоту облечеся; облечеся Господь въ силу и препоясася: ибо утверди вселенную, яже неподвижится (Псал. 92, 1). Итакъ, сказанное у Пророка означаетъ Спасителево пришествіе, въ которомъ и мы обновлены, и законъ духа пребываетъ непоколебимымъ.

Но сіи подлинно «обратные» [3], сложившись съ аріанами, и съ ними принявъ участіе въ хулѣ на Божество, чтобы, какъ тѣ именуютъ тварію Сына, такъ имъ именовать тварію Духа, дерзнули, какъ сами говорятъ, изобрѣсти себѣ обратныя умозаключенія и перетолковать Апостольское изреченіе. И когда Апостолъ прекрасно написалъ къ Тимоѳею: засвидѣтельствую предъ Богомъ, и Іисусъ Христомъ, и избранными Ангелы, да сія сохраниши безъ лицемѣрія, ничесоже творя по уклоненію (1 Тим. 5, 21); тогда они говорятъ: «поелику наименовалъ Бога и Христа, а потомъ Ангеловъ, то необходимо сопричислить къ Ангеламъ Духа, и положить, что Духъ одного съ ними чина, и только выше прочихъ Ангеловъ».

Во-первыхъ, это есть изобрѣтеніе Валентинова злочестія, и еретики не могутъ скрыть, что повторяютъ его слова. Ибо Валентинъ говорилъ: «когда посланъ Утѣшитель, посланы съ Нимъ сверстные Ему Ангелы». А сверхъ того, низводя Духа въ ангельскій чинъ, не примѣтили они того, что Ангеловъ ставятъ наравнѣ съ Троицею. Ибо если Ангелы, по ихъ словамъ, слѣдуютъ за Отцемъ и Сыномъ; то ясно, что и Ангелы принадлежатъ къ Троицѣ, а не суть служебніи дуси, въ служеніе посылаеми (Евр. 1, 14), и не они освящаются, но паче сами освящаютъ другихъ.

11) Посему, каково же неразуміе ихъ? Гдѣ нашли опять въ Писаніяхъ, чтобы Духъ назывался Ангеломъ? Мнѣ необходимо повторить то-же, чтó говорено прежде. Утѣшитель наименованъ Духомъ сыноположенiя (Рим. 8, 15), наименованъ также Духомъ святыни (2 Сол. 2, 13), Духомъ Божiимъ (Рим. 15, 19) и Духомъ Христовымъ; но нигдѣ не именуется ни Ангеломъ, ни Архангеломъ, ни духомъ служенія, каковы суть Ангелы. Напротивъ того, и Ему, какъ и Сыну, служитъ Гавріилъ, говоря Маріи: Духъ Святый найдетъ на Тя, и сила Вышняго осѣнитъ Тя (Лук. 1, 35). Поелику же Писанія не называютъ Духа Ангеломъ, то будетъ ли имъ какое оправданіе въ такой неразумной дерзости? Самъ Валентинъ, посѣявшій въ нихъ такую худую мысль, не смѣшиваетъ наименованій: Утѣшитель и Ангелы, хотя и имѣетъ столько безразсудства, что Духа признаетъ современнымъ и сверстнымъ съ Ангелами.

«Но вотъ», говорятъ, «у Пророка Захаріи написано: сія глаголетъ Ангелъ, глаголяй во мнѣ (Зах. 4, 1). Изъ этого видно, что словомъ Ангелъ означаетъ Пророкъ глаголющаго въ немъ Духа». — Но этого не сказали бы они, если бы прочли со вниманіемъ. Ибо самъ Захарія, увидѣвъ въ видѣніи свѣщникъ, говоритъ: и отвѣща Ангелъ, глаголяй во мнѣ, и рече: не разумѣеши ли, что суть сія? И рѣхъ: ни, Господи. И отвѣща, и рече ко мнѣ, глаголя: сіе слово Господне къ Зоровавелю, глаголя: не въ силѣ велицѣй, ни въ крѣпости, но въ Дусѣ моемъ, глаголетъ Господь Вседержитель (Зах. 4, 5-6). Итакъ явно, что Ангелъ, глаголющій Пророку, не былъ Духъ Святый. Но какъ глаголющій есть Ангелъ, такъ Духъ есть Духъ Бога Вседержителя; Ему служитъ Ангелъ, Онъ неотдѣлимъ отъ Божества, Онъ собственъ Слову.

Если опираются на Апостольское изреченіе, потому что послѣ Христа наименованы избранные Ангелы; то пусть скажутъ, который изъ всѣхъ Ангеловъ присоединяется къ Троицѣ. Ибо всѣ Ангелы не составляютъ изъ себя одного. Или, кто изъ нихъ на Іорданѣ нисшелъ въ видѣ голубя? Ибо тысящи тысящъ и тмы темъ служатъ (Дан. 7, 10). Или, почему, когда отверзлись небеса, снисшелъ не одинъ изъ избранныхъ Ангеловъ, но Духъ Святый? Или, почему самъ Господь, бесѣдуя съ учениками о скончаніи вѣка, опредѣленно сказалъ: послетъ Сынъ человѣческiй Ангелы Своя (Матѳ. 13, 41)? А прежде сего было сказано: Ангели служаху Ему (Матѳ. 4, 11); и Самъ также говоритъ: изыдутъ Ангели (Матѳ. 13, 49). Подавая же ученикамъ Духа, глагола: пріимите Духъ Святъ (Іоан. 20, 22), и посылая ихъ, сказалъ: шедше научите вся языки, крестяще ихъ во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19). Не Ангела присоединилъ къ Божеству, не тварію сочеталъ насъ съ Собою и со Отцемъ, но Духомъ Святымъ, при обѣтованіи Котораго не сказалъ: пошлю Ангела, но: Духа истины, Иже отъ Отца исходитъ (Іоан. 15, 26), отъ Сына пріемлетъ (Іоан. 16, 14) и подается.

12) И Моисей, — зная, что Ангелы суть твари, а Духъ Святый едино съ Отцемъ и Сыномъ, когда Богъ говоритъ ему: предъиди, взыди отсюду ты и людіе твои, ихже извелъ еси отъ земли Египетскія на землю, еюже кляхся Аврааму, и Исааку, и Іакову, глаголя: сѣмени вашему дамъ ю. И послю купно Ангела Моего предъ лицемъ твоимъ, и изженетъ Хананея (Исх. 33, 1-2), — отрекается, говоря: аще самъ Ты не идеши съ нами, да ме изведеши мя отсюду (Исх. 33, 15). Моисей не хотѣлъ, чтобы народомъ предводительствовала тварь, отчего евреи научились бы служить твари паче сотворшаго всяческая Бога. И дѣйствительно, отрекшись имѣть вождемъ Ангела, умолялъ онъ, чтобы самъ Богъ предводительствовалъ ими. И поелику Богъ обѣщалъ ему, и сказалъ: и сіе твое слово, еже реклъ еси, сотворю: обрѣлъ бо еси благодать предо Мною, и вѣмъ тя паче всѣхъ Исх. 33, (17); то у Исаіи написано: возведый отъ земли пастыря овецъ, гдѣ есть вложивый вь нихъ Духа Святаго, возведый десницею Моѵсея? (Ис. 63, 11-12) и нѣсколько ниже: сниде Духъ отъ Господа и настави ихъ: тако провелъ еси люди Твоя, сотворивъ Тебѣ самому имя славно (Ис. 63, 14). Кто же не усмотритъ изъ сего истины? Поелику Богъ обѣщаетъ предводительствовать народомъ, то вотъ не Ангела обѣщаетъ послать, но Духа Своего, Который выше Ангеловъ, и Онъ предводительствуетъ народомъ. И этимъ показывается, что Духъ не изъ числа тварей, и не Ангелъ, но выше твари, и есть едино съ Отчимъ Божествомъ. Ибо самъ Богъ чрезъ Слово въ Духѣ предводительствовалъ народомъ, почему и говоритъ вездѣ въ Писаніи: Азъ изведохъ васъ изъ земли Египетскія (Лев. 11, 45; 1 Цар. 10, 18); свидѣтеле вы есте, аще есть въ васъ Богъ инъ, развѣ Мене (Ис. 44, 8). И святые возглашаютъ Богу: наставилъ еси яко овцы люди Твоя (Псал. 76, 21); настави я Господь на упованіе, и не убояшася (Псал. 77, 53). И Ему воспѣваютъ пѣснь, говоря: Проведшему люди Своя въ пустыни: яко въ вѣкъ милость Его (Псал. 135, 16). Великій Моисей часто повторяетъ: Господь Богъ вашъ предходяй предъ лицемъ вашимъ (Втор. 1, 30. 33). Посему, Духъ Божій не есть ни Ангелъ, ни тварь, но собственъ Божеству. Когда съ народомъ былъ Духъ, тогда въ Духѣ чрезъ Сына былъ съ нимъ Богъ.

13) «Но положимъ, что это такъ», говорятъ ере-тики; «почему же Апостолъ наименовалъ послѣ Христа не Духа Святаго, но избранныхъ Ангеловъ»? — Но о томъ же самомъ иной спроситъ еретиковъ: почему Павелъ наименовалъ не Архангеловъ, не Херувимовъ, не Серафимовъ, не Господства, не Престолы, и не иное что, а однихъ избранныхъ Ангеловъ? Ужели же, поелику не такъ наименовалъ, то Ангелы суть Архангелы, или одни только суть Ангелы, и нѣтъ ни Серафимовъ, ни Херувимовъ, ни Архангеловъ, ни Господствъ, ни Престоловъ, ни Началъ, ни иного чего? Но это значитъ — и Апостолу вмѣнять въ необходимость написать такъ, а не иначе, и вмѣстѣ не знать божественныхъ Писаній, а потому погрѣшать въ истинѣ. Ибо вотъ у Исаіи написано: приступите ко мнѣ и слышите сія, исперва не отай глаголахъ: егда бываху, тамо бѣхъ, и нынѣ Господь посла мя, и Духъ Его (Ис. 48, 16); и у Аггея: и нынѣ укрѣпляйся Зоровавелю, глаголетъ Господь, и укрѣпляйся Іисусе сыне Іоседековъ, іерею великій, и да укрѣпляются вси людіе земли, глаголетъ Господь, и творите: зане Азъ съ вами есмь, глаголетъ Господь Вседержитель, и Духъ Мой настоитъ посредѣ васъ (Аг. 2, 5-6). У обоихъ Пророковъ сдѣлано упоминаніе объ единомъ Господѣ и Духѣ. Поэтому, чтó скажутъ на сіе? Если на томъ основаніи, что Павелъ, упомянувъ о Христѣ, умолчалъ о Духѣ, упомянулъ же объ избранныхъ Ангелахъ, сопричисляютъ Духа къ Ангеламъ; то, прочитавъ сіи пророческія изреченія, остается вывести болѣе дерзкое заключеніе объ умолчанномъ. Ибо, если скажутъ, что Господь есть Сынъ, — чтó заключатъ объ Отцѣ? И если скажутъ, что Господомъ именуетъ Отца, — чтó заключатъ о Сынѣ? Страшно и помыслить о той хулѣ, какая слѣдуетъ изъ сего по ихъ словамъ. Ибо необходимо имъ заключить, или что умолчаннаго нѣтъ, или что оно въ числѣ тварей.

14) Чтó же скажутъ, если услышатъ Господа, Который говоритъ: судія бѣ нѣкій въ нѣкоемъ градѣ, Бога не бояся, и человѣка не срамляяся (Лук. 18, 2)? Ужели, поелику послѣ Бога наименовалъ человѣка, то человѣкъ сей, котораго не срамлялся неправедный судія, есть Сынъ? Или, поелику послѣ Бога наименовалъ человѣка, то Сынъ есть третій послѣ человѣка, а Духъ Святый — четвертый? И если услышатъ, что Апостолъ въ томъ-же Посланіи говоритъ еще: завѣщаваю ти предъ Богомъ, оживляющимъ всяческая, и Господомъ Іисусомъ Христомъ, свидѣтельствавшимъ при Понтійстѣмъ Пилатѣ доброе исповѣданіе: соблюсти тебѣ заповѣдь нескверну и незазорну (1 Тим. 6, 13-14); то, поелику умолчалъ теперь объ Ангелахъ и о Духѣ, ужели усумнятся, что есть Духъ и есть Ангелы? Конечно усумнятся, потому что пріобучились къ таковымъ хуламъ на Духа. А если услышатъ, что говоритъ Писаніе въ книгѣ Исхода: убояшася людіе Господа и вѣроваша Богу, и Моѵсею угоднику Его (Исх. 14, 31); то неужели сопричислятъ Моисея къ Богу и послѣ Бога представлять себѣ будутъ не Сына, но одного Моисея? И если услышатъ, что патріархъ Іаковъ, благословляя Іосифа, говоритъ: Богъ, Иже питаетъ мя измлада даже до дне сего, Ангелъ, иже мя избавляетъ отъ всѣхъ золъ, да благословитъ дѣтища сія (Быт. 48, 15-16); то ужели, поелику Ангела Іаковъ наименовалъ послѣ Бога, Ангелъ выше Сына, или Сынъ сопричисляется къ Ангеламъ?

Конечно, такъ будутъ понимать они, имѣя развращенное сердце. Но не такова Апостольская вѣра, и христіанинъ никакъ не потерпитъ сего. Ибо святая и блаженная Троица нераздѣльна, и есть едино Сама съ Собой. Когда именуется Отецъ, присущи Ему и Слово Его, и въ Сынѣ Духъ. И если именуется Сынъ; то въ Сынѣ есть Отецъ, и Духъ не внѣ Слова. Ибо одна благодать восполняется отъ Отца чрезъ Сына въ Духѣ Святомъ. И едино Божество, единъ Богъ, Иже надъ всѣми и чрезъ всѣхъ и во всѣхъ (Еф. 4, 6).

Такъ Павелъ, сказавъ: засвидѣтельствую предъ Богомъ и Іисусъ Христомъ (2 Тим. 4, 1), зналъ, что отъ Сына неотдѣлимъ Духъ, но и Онъ такъ-же во Христѣ, какъ Сынъ во Отцѣ. Не безъ причины же присовокупилъ избранныхъ Ангеловъ; поелику засвидѣтельствованіе сдѣлано было ученику, то ученикъ, зная, что изрекаемое Богомъ изрекается чрезъ Христа въ Духѣ, Ангелы же служатъ намъ, назирая дѣла каждаго, долженъ былъ соблюдать увѣщанія учителя; потому что есть назирающіе надъ нимъ свидѣтели сказаннаго. Или, можетъ быть, Ангелами, выну видящими лице Отца, сущаго на небесахъ, свидѣтельствуется Апостолъ ради малыхъ въ Церкви, чтобы ученикъ, зная, кто попечители народные, не вознерадѣлъ объ Апостольскихъ увѣщаніяхъ.

15) Таковъ, по моему мнѣнію, смыслъ Божественныхъ словесъ, обличающій хулу на Духа неразум-ныхъ еретиковъ. Но они, какъ пишешь ты, въ постоянномъ упорствѣ противъ истины, не изъ Писаній уже (потому что не находятъ ничего въ Писаніи), но отъ избытка сердца своего изрыгаютъ, и еще говорятъ: «если Духъ — не тварь и не одинъ изъ Ангеловъ, но отъ Отца исходитъ; то не слѣдуетъ ли, что и Онъ есть Сынъ, что Духъ и Слово суть два брата? А если Онъ братъ Слову; то какъ же Слово единородно, или почему Они не равны, но Одинъ именуется послѣ Отца, а Другой послѣ Сына? И если Онъ отъ Отца; то почему не говорится, что и Духъ рожденъ, или что Онъ — Сынъ, называется же просто Духомъ Святымъ? А если Духъ есть Духъ Сына; то не слѣдуетъ ли, что Отецъ — дѣдъ Духу»? Такъ глумятся эти недостойные, предаваясь пытливости и желая изслѣдовать глубины Божіи, которыхъ никто не знаетъ, кромѣ хулимаго ими Духа Божія. Надлежало бы не удостоивать ихъ даже и отвѣта, по Апостольской же заповѣди, послѣ сдѣланнаго выше вразумленія, отречься отъ нихъ, какъ отъ еретиковъ (Тит. 3, 10); или, развѣ предложить имъ вопросы достойные того, о чемъ они спрашиваютъ, и потребовать у нихъ такого же отвѣта, какого сами у насъ требуютъ. Посему, пусть отвѣчаютъ: отъ Отца ли Отецъ, и рожденъ ли съ Нимъ другой, и суть ли это братья, происшедшіе отъ одного, и какъ имъ имя, и кто у нихъ Отецъ и дѣдъ, и кто предки послѣднихъ? Скажутъ: «нѣтъ, Отецъ не отъ Отца». Пусть же объяснятъ: какъ же Онъ — Отецъ, не бывъ Самъ отъ Отца? Или, какъ могъ имѣть Сына, Самъ не родившись прежде Сыномъ? Знаю, что вопросъ нечестивъ. Но справедливо — поглумиться надъ глумящимися такъ, чтобы хотя изъ подобной несообразности нечестиваго вопроса могли почувствовать собственное свое безразсудство. Вопросы эти не имѣютъ мѣста; да не будетъ сего! И неприлично — такъ спрашивать о Божествѣ; потому что Богъ не то-же, что человѣкъ, чтобы и о Богѣ кому-либо смѣть спрашивать по-человѣчески.

16) Поэтому, какъ сказалъ уже я, надлежало бы объ этомъ молчать и не вдаваться въ подобныя разсужденія. Но, чтобы молчаніе наше не послужило для нихъ поводомъ къ безстыдству, пусть слышатъ, что, какъ Отцу не можемъ наименовать Отца, такъ и Сыну — брата. У Отца, по написанному предъ симъ, не было иного Бога; нѣтъ и иного Сына, потому что Сынъ единороденъ. Посему, единственный и единый Отецъ есть Отецъ единственнаго и единаго Сына; и въ единомъ Божествѣ всегда былъ и есть Отецъ и Сынъ. Ибо у людей, если кто именуется отцемъ, то былъ онъ сыномъ другого; и если кто именуется сыномъ, то сталъ отцемъ другого; почему, людьми не сохраняется въ собственномъ смыслѣ имя отца или сына. Авраамъ, будучи сыномъ Ѳарры, былъ отцемъ Исаака; и Исаакъ, будучи сыномъ Авраамовымъ, сталъ отцемъ Іакова. Таково естество человѣческое; люди суть части въ отношеніи другъ къ другу. Каждый раждаемый имѣетъ въ себѣ часть отца, почему и самъ дѣлается отцемъ другого. Но не такъ въ Божествѣ; Богъ, не какъ человѣкъ, имѣетъ естество неудѣляемое; посему не удѣляясь раждаетъ Сына, такъ чтобы и Онъ содѣлался отцемъ другого, потому что и самъ не отъ Отца. И Сынъ не есть часть Отца, почему не раждаетъ, какъ рожденъ Самъ, но всецѣло есть образъ и сіяніе всецѣлаго Отца. Въ единомъ Божествѣ Отецъ есть въ собственномъ смыслѣ Отецъ, и Сынъ въ собственномъ смыслѣ Сынъ; и притомъ, Отецъ всегда Отецъ, и Сынъ всегда Сынъ. Какъ Отецъ никогда не былъ Сыномъ, такъ и Сынъ никогда не будетъ Отцемъ. Какъ Отецъ, будучи одинъ, никогда не престанетъ быть Отцемъ, такъ Сынъ, будучи одинъ, никогда не престанетъ быть Сыномъ. Посему, совершенно безумно — подумать и назвать Сына братомъ, Отцу же дать имя дѣда. Въ Писаніяхъ Духъ не наименованъ сыномъ, чтобы не почли Его братомъ, не наименованъ и сыномъ Сына, чтобы Отца не признали дѣдомъ; напротивъ того, Сынъ именуется Сыномъ Отчимъ, и Духъ — Духомъ Отчимъ. И такимъ образомъ, едино Божество святыя Троицы, и едина вѣра.

17) А поэтому, безумно — утверждать, что Духъ есть тварь. Если бы Онъ былъ тварію, то не былъ бы присоединенъ къ Троицѣ; потому что вся Троица есть единый Богъ. И достаточно знать, что Духъ — не тварь и не сопричисляется къ тварямъ; потому что къ Троицѣ не примѣшивается ничто чуждое, напротивъ того, Она нераздѣльна и сама Себѣ подобна. Сего достаточно для вѣрующихъ. До сего простирается въ людяхъ вѣдѣніе; здѣсь предѣлъ того, что Херувимы закрываютъ крилами. А кто домогается и хочетъ изслѣдовать паче сего, тотъ противится сказавшему: не мудрися излише, да не когда изумишися (Еккл. 7, 17). Чтó предано вѣрѣ, то прилично постигать не человѣческою мудростію, но слухомъ вѣры. Ибо какое слово возможетъ достойнымъ образомъ объяснить то, чтó выше естества сотвореннаго? Или, какой вообще слухъ можетъ пріять то, ихже не лѣть есть человѣкомъ ни слышати, ни глаголати? Такъ выразился Павелъ даже о томъ, что слышалъ онъ (2 Кор, 12, 4); о самомъ же Богѣ сказалъ: не изслѣдовани путіе Его. Кто бо разумѣ умъ Господень? Или кто совѣтникъ Ему бысть (Рим. 11, 33-34)? Авраамъ не предавался пытливости, не предлагалъ вопросовъ Глаголющему, но вѣрова, и вмѣнися ему въ правду (Рим. 4, 3. Быт. 15, 6). За это и Моисей названъ вѣрнымъ слугою (Евр. 3, 5).

Если же мудрствующіе по-аріански, поелику въ злохудожную душу ихъ не внидетъ премудрость, не могутъ постигнуть умомъ и вѣрою ученія о нераздѣльной и святой Троицѣ; то пусть не перетолковываютъ ради сего самой истины, и чего не могутъ сами понять, пусть не говорятъ о томъ, что это и невозможно. Еретики впадаютъ въ великую несообразность, не умѣя понять, почему Святая Троица нераздѣльна; аріане ставятъ Сына за-одно съ тварію, а сіи обратные и Духа сопричисляютъ къ тварямъ. Но имъ надлежало, или, непонимая вовсе молчать, и однимъ Сына, а другимъ Духа, не присоединять къ тварямъ, или познать написанное, и Сына соединять со Отцемъ, а Духа не отдѣлять отъ Сына, чтобы соблюдалась и нераздѣльность и истинная единоестественность Святыя Троицы. Научившись сему, надлежало имъ не быть дерзкими, и не спрашивать съ сомнѣніемъ, какъ это бываетъ, чтобы, если вопрошаемый затруднится отвѣтомъ, не обратилось это для нихъ въ поводъ къ злоумію. Ибо всякому сотворенному существу, а тѣмъ паче намъ людямъ, невозможно изречь что-либо достойное о неизреченномъ. Еще же болѣе дерзости, — чего не въ состояніи мы выразить, о томъ придумывать новыя реченія, кромѣ употребляемыхъ въ Писаніи. Притомъ, безумно такое предпріятіе и въ томъ, кто спрашиваетъ, и въ томъ, кто замышляетъ отвѣчать. Ибо даже и того, кто предлагаетъ подобные вопросы о вещахъ сотворенныхъ, нельзя признать имѣющимъ здравый смыслъ.

18) Или пусть сіи, разсуждающіе обо всемъ свободно, осмѣлятся отвѣтить, какъ составилось небо, изъ какого оно вещества, какое его смѣшеніе, или какъ составилось солнце и каждая изъ звѣздъ? Что же удивительнаго, если безразсудство ихъ обличается тѣмъ, что выше ихъ, когда не удобопознаваемы для нихъ и природа долу растущихъ здѣсь деревъ, и составъ водъ, и образованіе и строеніе животныхъ? Конечно, не объяснятъ они сего, когда и Соломонъ, паче всѣхъ причастившійся мудрости, усматривая, что человѣку невозможно доискаться сего, сказалъ: всякій вѣкъ далъ есть въ сердце ихъ, яко да не обрящетъ человѣкъ сотворенія, еже сотвори Богъ отъ начала и даже до конца (Еккл. 3, 11). Ужели же, поелику не могутъ доискаться сего, то признаютъ, что сего и нѣтъ? Конечно, признаютъ они это, имѣя растлѣнный умъ. А поэтому, иной справедливо имъ скажетъ: почему же вы, безсмысленные и на все дерзновенные, не перестаете предаваться пытливости о Святой Троицѣ, и не увѣруете паче, яко есть, имѣя въ семъ учителемъ Апостола, который говоритъ: прежде же всего вѣровати подобаетъ Богу, яко есть, и взыскающимъ Его мздовоздатель бываетъ (Евр. 11, 6)? Не сказалъ онъ, какъ есть, а только — яко есть. Но если и это не пристыждаетъ ихъ, то пусть скажутъ: какъ есть Отецъ, чтобы такимъ образомъ узнать, какъ есть и Слово Его. Но на это скажутъ: «ни съ чѣмъ несообразно — спрашивать такъ объ Отцѣ». Поэтому, пусть же слышатъ, что ни съ чѣмъ несообразно спрашивать такъ и о Словѣ Его.

19) Итакъ, поелику таковое предпріятіе и излишне, и исполнено совершеннаго безумія; то пусть никто уже не предлагаетъ подобныхъ вопросовъ, а изучаетъ только сказанное въ Писаніяхъ, потому что представленныя тамъ въ объясненіе сего уподобленія достаточны и удовлетворительны. Такъ, Отецъ нарицается источникомъ и свѣтомъ. Ибо сказано: Мене оставиша источника воды живы (Іер. 2, 13), и у Варуха: что есть, Израилю? Что яко еси на земли вражіи? Оставилъ еси источника премудрости (Вар. 3, 10. 12). И, по Іоаннову слову, Богъ нашъ свѣтъ есть (1 Іоан. 1, 5). Сынъ же въ отношеніи къ источнику именуется рѣкою: рѣка Божія наполнися водъ (Псал. 64, 10), а въ отношеніи къ свѣту, сіяніемъ, какъ говоритъ Павелъ: Иже сый сіяніе славы и образъ ѵпостаси Его (Евр. 1, 3). А поелику Отецъ есть свѣтъ, и Сынъ — сіяніе Его (намъ особенно нелѣностно неоднократно повторять объ этомъ одно и тоже); то и въ Сынѣ можно усматривать Духа, Которымъ просвѣщаемся. Ибо сказано: да дастъ вамъ Духа премудрости и откровенія, въ познаніи Его: просвѣщенна очеса сердца (Ефес. 1, 17-18). Когда же просвѣщаемся Духомъ, тогда просвѣщаетъ насъ Имъ Христосъ. Ибо сказано: бѣ свѣтъ истинный, иже просвѣщаетъ всякаго человѣка, грядущаго въ міръ (Іоан. 1, 9). И еще, поелику Отецъ есть источникъ, а Сынъ нарицается рѣкою, то о насъ говорится, что піемъ Духа. Ибо написано: мы вси единѣмъ Духомъ напоихомся (1 Кор. 12, 13). Напоеваемые же Духомъ, піемъ мы Христа. Піяху бо отъ духовнаго послѣдующаго камене. Камень же бѣ Христосъ (1 Кор. 10, 4). И еще, поелику Христосъ есть истинный Сынъ; то мы, пріявъ Духа, всыновляемся. Не пріясте бо, сказано, духа работы паки въ боязнь; но пріясте Духа сыноположенія (Рим. 8, 15). А всыновляемые Духомъ, какъ очевидно, о Христѣ именуемся чадами Божіими; потому что елицы пріяша Его, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти (Іоан. 1, 12). Потомъ, поелику Отецъ, какъ говоритъ Павелъ, есть единый премудрый (1 Тим. 1, 17); то Сынъ есть премудрость Его: ибо Христосъ Божія сила и Божія премудрость (1 Кор. 1, 24). Поелику же Сынъ есть премудрость; то мы, пріявъ Духа премудрости, имѣемъ въ себѣ Сына, и о Немъ дѣлаемся мудрыми. Такъ, въ псалмѣ сто сорокъ пятомъ написано: Господь рѣшитъ окованныя; Господь умудряетъ слѣпцы (Пс. 145, 7). И поелику подается намъ Духъ, — ибо Спаситель сказалъ: пріимите Духъ Святъ (Іоан. 20, 22), — то въ насъ самъ Богъ. Такъ написалъ Іоаннъ: аще другъ друга любимъ, Богъ въ насъ пребываетъ. О семъ разумѣемъ, яко въ Немъ пребываемъ, и Той въ насъ, яко отъ Духа Своего далъ есть намъ (Іоан. 4, 13). А поелику Богъ въ насъ, то въ насъ и Сынъ, какъ говоритъ самъ Сынъ: пріидемъ Азъ и Отецъ, и обитель у него сотворимъ (Іоан. 14, 23). Потомъ, поелику Сынъ есть жизнь; ибо говоритъ: Азъ есмь животъ (Іоан. 14, 6); то говорится о насъ, что оживотворяемся Духомъ. Ибо сказано: Воздвигій Христа Іисуса изъ мертвыхъ, оживотворитъ и мертвенная тѣлеса ваша живущимъ Духомъ Его въ васъ (Рим. 8, 11). И поелику оживотворяемся Духомъ; то говорится, что живетъ въ насъ самъ Христосъ. Ибо сказано: Христови сраспяхся: живу же не ктому азъ, но живетъ во мнѣ Христосъ (Гал. 2, 20). И еще, — какъ Сынъ наименовалъ Отца творящимъ тѣ дѣла, какія Онъ творилъ; ибо говоритъ: Отецъ во Мнѣ пребываяй, Той творитъ дѣла. Вѣруйте Мнѣ, яко Азъ во Отцѣ, и Отецъ во Мнѣ: аще ли же ни, за та дѣла вѣру имите Ми (Іоан. 14, 11): такъ Павелъ, если творилъ что силою Духа, то именовалъ сіе Христовыми дѣлами. Не смѣю бо глаголати что, ихже не содѣя Христосъ мною, въ послушаніе языковъ, словомъ и дѣломъ, въ силѣ знаменій и чудесъ, силою Духа Святаго (Рим. 15, 18-19).

20) При таковомъ же союзѣ и при таковомъ единствѣ во Святой Троицѣ, кто станетъ отдѣлять или Сына отъ Отца, или Духа отъ Сына, и отъ самого Отца? Или, кто такъ дерзокъ, чтобы называть Троицу неподобною и иноестественною въ отношеніи къ Себѣ самой, или Сына иносущнымъ со Отцемъ, или Духа чуждымъ Сыну?

Но иной изъ допытывающихся спроситъ еще: «какъ это возможно? Почему, когда въ насъ Духъ, говорится, что въ насъ Сынъ; и когда въ насъ Сынъ, говорится, что въ насъ Отецъ? Или почему, гдѣ всецѣлая Троица, тамъ означается Она Единымъ? Или почему, когда въ насъ Единый, говорится, что въ насъ Троица»? Пусть же спрашивающій отдѣлитъ сперва сіяніе отъ свѣта, или премудрость отъ премудраго; или пусть скажетъ: какъ это возможно? Если же не въ силахъ онъ сказать сего, то тѣмъ паче развѣ бѣснующимся свойственна дерзость предлагать подобные вопросы о Богѣ, потому что, по сказанному, ученіе о Божествѣ преподается не въ умственныхъ доводахъ, но при посредствѣ вѣры и благоговѣйно благочестнаго помысла. Если Павелъ и о спасительномъ крестѣ проповѣдовалъ не въ премудрости слова (1 Кор. 1, 17), но въ явленіи Духа и силы (1 Кор. 2, 4), а въ раю слышалъ неизреченны глаголы, ихже не лѣть есть человѣку глаголати (2 Кор. 12, 4); то можетъ ли кто разсуждать о самой Святой Троицѣ?

Впрочемъ, такому недоумѣнію можно пособить предварительно вѣрою, а потомъ сказанными выше уподобленіями, и именно: образъ, сіяніе, источникъ, рѣка, ѵпостась, начертаніе (χαραϰτὴρ). Ибо какъ Сынъ пребываетъ въ собственномъ Своемъ образѣ — въ Духѣ, такъ и Отецъ — въ Сынѣ. И божественное Писаніе, устраняя невозможность истолковать словомъ и даже постигнуть мыслію, даетъ намъ таковыя уподобленія, чтобы, по причинѣ невѣрія дерзновенныхъ, можно было сказать просто и сказать безопасно, представить самымъ дозволеннымъ образомъ и увѣровать, что единое есть освященіе, совершаемое отъ Отца чрезъ Сына въ Духѣ Святомъ. Ибо, какъ Сынъ единороденъ; такъ и Духъ, подаваемый и посылаемый Сыномъ, есть единъ. Не многіе посылаются Духи; и посылаемый Духъ не одинъ изъ многихъ, но единственъ. Поелику единъ Сынъ, едино живое Слово; то надлежитъ, чтобы совершенная, полная, освящающая и просвѣщающая, живая дѣйственность Его, была едина, единъ былъ Даръ, Который сказуется исходящимъ отъ Отца; потому что Онъ возсіяваетъ, посылается и преподается Словомъ, а Слово мы исповѣдуемъ происшедшимъ отъ Отца. И дѣйствительно, какъ Сынъ посылается Отцемъ; ибо сказано: тако возлюби Богъ міръ, яко и Сына Своего Единороднаго послалъ есть (Іоан. 3, 16): такъ Духа посылаетъ Сынъ; ибо говоритъ: аще Азъ иду, послю Утѣшителя (Іоан. 16, 7). И какъ Сынъ прославляетъ Отца, говоря: Отче, Азъ прославихъ Тя (Іоан. 17, 4); такъ Духъ прославляетъ Сына, ибо сказано: Онъ Мя прославитъ (Іоан. 16, 14). Какъ Сынъ говоритъ: яже слышахъ отъ Отца, сія глаголю въ мірѣ (Іоан. 8, 26): такъ Духъ отъ Сына пріемлетъ; ибо сказано: отъ Моего пріиметъ, и возвѣститъ вамъ (Іоан. 16, 14). Какъ Сынъ пришелъ во имя Отца; такъ о Духѣ говоритъ Сынъ: Духъ Святый, Егоже послетъ Отецъ во имя Мое (Іоан 14, 26).

21) Поелику же у Духа съ Сыномъ и сила и естество таковы же, каковы у Сына со Отцемъ; то называющій Духа тварію не ту же ли самую мысль по необходимости будетъ имѣть и о Сынѣ? Ибо, если Духъ Сына есть тварь; то еретикамъ слѣдуетъ утверждать, что и Слово Отчее есть тварь. Такъ думали аріане, и впали въ Каіафино іудейство. Если же тѣ, которые утверждаютъ подобное о Духѣ, не присвояютъ себѣ Аріева образа мыслей; то пусть избѣгаютъ они и Аріевыхъ реченій, и не нечествуютъ въ ученіи о Духѣ. Какъ Сынъ, Который во Отцѣ и въ Которомъ Отецъ, не есть тварь, но собственъ Отчей сущности (а вы говорите о себѣ, что утверждаете то-же самое): такъ и Духа, Который въ Сынѣ и въ Которомъ Сынъ, непозволительно причислять къ тварямъ и отдѣлять отъ Слова, Троицу же представлять несовершенною.

Посему, что касается до изреченій Пророческаго и Апостольскаго, смыслъ которыхъ извратили сіи обратные, и тѣмъ сами себя ввели въ обманъ; то этими изреченіями достаточно изобличается невѣжественная хула сихъ еретиковъ. Разсмотримъ же, наконецъ, одно за другимъ и другія изреченія въ божественныхъ Писаніяхъ о Духѣ Святомъ, и какъ искусные торжники разсудимъ, имѣетъ ли Духъ что-либо свойственное тварямъ, или Онъ собственъ Богу, почему бы намъ наименовать Духа или тварію, или инымъ отъ тварей, собственнымъ же Божеству въ Троицѣ и Единымъ въ семъ Божествѣ? Въ такомъ случаѣ и еретики устыдятся, можетъ быть, узнавъ, сколько несогласны съ божественнымъ словомъ изобрѣтенныя ими хульныя реченія.

22) Твари произошли изъ ничего, имѣя начало бытія; ибо въ началѣ сотвори Богъ небо и землю, и вся, яже въ нихъ (Быт. 1, 1; Псал. 145, 6). О Духѣ же Святомъ говорится, что Онъ отъ Бога. Ибо сказано: никто же вѣсть, яже въ человѣцѣ, точію духъ человѣка живущій въ немъ: такожде и Божія никто же вѣсть, точію Духъ Божій. Мы же не духа міра пріяхомъ, но Духа, Иже отъ Бога (1 Кор. 2, 11-12). Какое же, по словамъ симъ, сродство у Духа съ тварями? Тварей не было; Богъ же есть Сый, отъ Него и Духъ. А чтó отъ Бога [4], то не изъ ничего, то не тварь; иначе, по словамъ ихъ, и Тотъ, отъ Кого Духъ, долженъ быть признанъ тварію. Кто же потерпитъ таковыхъ безумныхъ, которые также говорятъ въ сердцѣ своемъ: нѣсть Богъ? Ежели, какъ никто не знаетъ того, что въ человѣкѣ, такъ никто не знаетъ и Божія, кромѣ Духа, Который въ Богѣ; то не хульно ли утверждать, что сущій въ Богѣ Духъ, испытующій глубины Божіи, есть тварь? Утверждающій это научится изъ сего утверждать еще, что и духъ человѣка есть внѣ самого человѣка, и сущее въ Богѣ Слово есть тварь.

И еще, — Духъ есть, и именуется, Духъ святыни и обновленія. Ибо Павелъ пишетъ: о нареченнѣмъ Сынѣ Божіи въ силѣ, по Духу святыни, изъ воскресенія отъ мертвыхъ Іисуса Христа, Господа нашего (Рим. 1, 4). И еше говоритъ: но освятистеся, но оправдистеся, именемъ Господа нашего Іисуса Христа, и Ду-хомъ Бога нашего (1 Кор. 6, 11). И пиша къ Титу, сказалъ: егда же благодать и человѣколюбіе явися Спаса нашего Бога, не отъ дѣлъ праведныхъ, ихже сотворихомъ мы, но по своей Его милости спасе насъ банею пакибытія и обновленiя Духа Святаго, Егоже излія на насъ обильно, Іисусъ Христомъ Спасителемъ нашимъ: да оправдившеся благодатію Его, наслѣдницы будемъ по упованію жизни вѣчныя (Тит. 3, 4-7). А твари освящаются и обновляются: Послеши Духа Твоего и созиждутся, и обновиши лице земли (Псал. 103, 30). И Павелъ говоритъ: не возможно бо просвѣщенныхъ единою, и вкусившихъ дара небеснаго, и причастниковъ бывшихъ Духа Святаго (Евр. 6, 4).

23) Посему, Кто не освящается отъ другого, не есть причастникъ святыни, но Самъ дѣлаетъ причастниками, и Кѣмъ освящаются всѣ твари, Тотъ можетъ ли быть единымъ изъ всѣхъ и собственностію причастниковъ Своихъ? Утверждающимъ это необходимо сказать, что и Сынъ, Которымъ все приведено въ бытіе, есть одинъ изъ всѣхъ.

Духъ именуется животворящимъ; ибо сказано: Воздвигій Христа изъ мертвыхъ оживотворитъ и мертвенная тѣлеса ваша, живущимъ Духомъ Его въ васъ (Рим. 8, 11). Какъ Господь есть источная жизнь и, по изреченію Петрову, начальникъ жизни (Дѣян. 3, 15); такъ самъ же Господь сказалъ: вода, юже Азъ дамъ ему, будетъ въ немъ источникъ воды текущія въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 14). Сіе же рече о Дусѣ, Егоже хотяху пріимати вѣрующіи въ Него (Іоан. 7, 39). Твари же, какъ сказано, оживотворяются Духомъ. А Кто не есть причастникъ жизни, но Самъ дѣлаетъ причастниками и оживотворяетъ твари, Тотъ имѣетъ ли какое сродство съ сотвореннымъ? Или, вообще, можетъ ли принадлежать къ тварямъ, которыя въ Немъ оживотворяются Словомъ?

Духъ именуется помазаніемъ и есть печать. Ибо Іоаннъ пишетъ: и вы еже помазаніе пріясте отъ Него, въ васъ пребываетъ, и не требуете, да кто учитъ вы: но яко то само помазаніе, Духъ Его, учитъ вы о всемъ (1 Іоан. 2, 27). У Пророка же Исаіи написано: Духъ Господень на Мнѣ, Егоже ради помаза Мя (Ис. 61, 1). И Павелъ говоритъ: въ Немже и вѣровавше знаменастеся въ день избавленія (Ефес. 1, 13; 4, 30). Но твари симъ Духомъ запечатлѣваются, помазуются и о всемъ научаемы. Если же Духъ есть помазаніе и печать, если Слово Имъ все помазуетъ и печатлѣетъ; то какое подобіе и свойство у помазанія и печати съ помазуемыми и запечатлѣваемыми? Слѣдовательно, и въ этомъ отношеніи Духъ не въ числѣ всѣхъ. Ибо и печать не отъ запечатлѣваемыхъ, и помазаніе не отъ помазуемыхъ. Напротивъ того, Духъ собственъ помазующему и запечатлѣвающему Слову; потому что помазаніе имѣетъ благоуханіе и дохновеніе Помазующаго, и помазуемые, причастившись Его, говорятъ: Христово благоуханіе есмы (2 Кор. 2, 15). Печать же имѣетъ образъ печатлѣющаго Христа, и запечатлѣнные дѣлаются причастниками сего образа, сами преобразуясь по оному, какъ говоритъ Апостолъ: чадца моя, имиже паки болѣзную, дондеже вообразится Христосъ въ васъ (Гал. 4, 19). И мы, запечатлѣнные такимъ образомъ, справедливо дѣлаемся и причастниками Божественнаго естества, какъ сказалъ Петръ (2 Петр. 1, 4). Такъ вся тварь дѣлается причастною Слова въ Духѣ.

24) И ради Духа мы всѣ именуемся причастниками Божіими. Ибо сказано: не вѣсте ли, яко храмъ Божій есте, и Духъ Божій живетъ въ васъ? Аще кто храмъ Божій растлитъ, растлитъ сего Богъ: храмъ бо Божій святъ есть, иже есте вы (1 Кор. 3, 16-17). А если бы Духъ Святый былъ тварь, то намъ невозможно было бы пріобщиться Бога; но сочетавались бы мы съ тварію и содѣлывались бы чуждыми Божественнаго естества, какъ нимало его не причастные. Теперь же, когда именуемся причастниками Христовыми и причастниками Божіими, доказывается этимъ, что помазаніе въ насъ и печать отъ естества не вещей сотворенныхъ, но самого Сына, Который сущимъ въ Немъ Духомъ сочетаваетъ насъ со Отцемъ. Ибо, какъ сказано выше, сему научая Іоаннъ, написалъ: о семъ разумѣемъ, яко въ Богѣ пребываемъ и Той въ насъ, яко отъ Духа Своего далъ есть намъ (1 Іоан. 4, 13). Если же чрезъ пріобщеніе Духа дѣлаемся причастниками Божественнаго естества; то безумствуетъ, кто утверждаетъ, что Духъ — естества тварнаго, а не Божія. Даже тѣ, въ комъ пребываетъ Духъ, обожаются Духомъ. А если Духъ творитъ богами, то нѣтъ сомнѣнія, что естество Его есть естество Божіе.

Въ сто третьемъ псалмѣ, какъ говорили мы и выше, еще яснѣе сказано въ опроверженіе сей ереси: отъимеши духъ ихъ, и исчезнутъ, и въ персть свою возвратятся: послеши Духа Теоего, и созиждутся, и обновиши лице земли (Псал. 103, 29-30). И Павелъ пишетъ къ Титу: банею пакибытія и обновленія Духа Святаго, Егоже излія на насъ обильно, Іисусъ Христомъ (Тит. 3, 5). Если же Отецъ творитъ и обновляетъ все Словомъ въ Духѣ Святомъ; то какое подобіе или сродство у Творящаго съ тварями? Или вообще, какъ можетъ быть тварію Тотъ, въ Комъ все созидается? Ибо за таковою хулою слѣдуетъ и другая хула на Сына: кто утверждаетъ, что Духъ — тварь, тому слѣдуетъ сказать также, что тварь и Слово, Которымъ все зиждется.

Духъ есть, и именуется, образъ Сына. Ихже бо предувѣдѣ, тѣхъ и предустави сообразныхъ быти образу Сына Своего (Рим. 8, 29). Поэтому, какъ скоро и еретики исповѣдуютъ, что Сынъ — не тварь; не можетъ быть тварію и образъ Сына. Ибо каковъ образъ, такимъ необходимо быть и тому, чей онъ образъ. Посему, справедливо и прилично исповѣдуется, что Слово, какъ образъ Отца, есть не тварь. Но кто сопричисляетъ къ тварямъ Духа, тотъ, конечно, сопричислитъ къ нимъ и Сына, своею хулою на образъ Сына хуля въ Сынѣ и Отца.

25) Итакъ, Духъ — иное отъ тварей, и доказано, что Онъ всего болѣе собственъ Сыну и не чуждъ Богу. И этотъ мудрый вопросъ ихъ: ежели Духъ отъ Бога, почему не именуется Онъ Сыномъ? какъ выше уже оказался безразсуднымъ и дерзкимъ, такъ и теперь оказывается совершенно такимъ же. Ибо, хотя въ Писаніяхъ Духъ названъ не Сыномъ, но Духомъ Божіимъ; однако-же сказуется, что Онъ, какъ написалъ Апостолъ, въ самомъ Богѣ и отъ самого Бога (1 Кор. 2, 11-12). Если же Сынъ, какъ сущій отъ Отца, собственъ Отчей сущности; то и Духу, Который, какъ сказуется, отъ Отца, необходимо быть по сущности собственнымъ Сыну. И дѣйствительно, поелику Господь есть Сынъ, то и самый Духъ именуется Духомъ сыноположенія. И еще, — поелику Сынъ есть премудрость и истина; то и о Духѣ написано, что Онъ — Духъ премудрости (Ис. 11, 2) и истины (Іоан. 15, 26). И также, какъ Сынъ есть сила Божія и Господь славы; такъ и Духъ именуется Духомъ силы и Духомъ славы. Каждое изъ этихъ именованій употребляется Писаніемъ. Павелъ пишетъ къ Коринѳянамъ: аще бо быша разумѣли, не быша Господа славы распяли (1 Кор. 2, 8); и въ другихъ Посланіяхъ: не пріясте духа работы паки въ боязнь, но пріясте Духа сыноположенія (Рим. 8, 15); и еще: посла Богъ Духа Сына Своего въ сердца ваша, вопіюща: Авва Отче (Гал. 4, 6). И Петръ написалъ: аще укоряеми бываете о имени Христовѣ, блажени есте: яко славы и силы и Божій Духъ на васъ почиваетъ (1 Петр. 4, 14); Господь же сказалъ, что Духъ есть Духъ истины и Утѣшитель (Іоан. 14, 16-17). Этимъ доказывается, что въ Немъ Троица совершенна. Поэтому, въ Духѣ Слово сподобляетъ славы тварь, обожая и всыновляя, приводитъ ее ко Отцу. А Кто тварь сочетаваетъ съ Словомъ, Тотъ самъ не можетъ быть изъ числа тварей. И Кто всыновляетъ тварь, Тотъ не можетъ быть чуждъ Сыну. Иначе, необходимо будетъ искать иного Духа, въ которомъ бы и Духъ сочетавался съ Словомъ. Но это неумѣстно. Итакъ, Духъ не въ числѣ существъ созданныхъ, но Онъ собственъ Отчему естеству. Въ Немъ и Слово обожаетъ существа созданныя. А въ Комъ пріемлетъ обоженіе тварь, Тотъ не можетъ быть внѣ Отчаго Божества.

26) Еще и изъ слѣдующаго можно видѣть, что Духъ выше твари, и что, сколько инаковъ Онъ съ естествомъ существъ созданныхъ, столько собственъ Божеству.

Духъ Святый непреложенъ и неизмѣняемъ. Ибо сказано: Святый Духъ наказанія отбѣжитъ лстива, и отъимется отъ помышленій неразумныхъ (Прем. 1, 5). И Петръ говоритъ: въ неистлѣнiи кроткаго и молчаливаго Духа (1 Петр. 3, 4). И еще въ книгѣ Премудрости сказано: нетлѣнный бо Духъ Твой есть во всѣхъ (Прем. 12, 1). И если никто же вѣсть Божія, точію Духъ Божій, сущій въ Богѣ (1 Кор. 2, 11); а у Бога, какъ сказалъ Іаковъ, нѣсть премѣненіе, или преложенія стѣнь (Іак. 1, 17); то Духъ Святый, сущій въ Богѣ, несомнѣнно непреложенъ, непремѣненъ, неистлѣненъ. Естество же существъ, приведенныхъ въ бытіе и сотворенныхъ, превратно, какъ существующее внѣ Божіей сущности и составившееся изъ ничего. Ибо сказано: всякъ человѣкъ ложь (Псал. 115, 2); и: вси согрѣшиша и лишени суть славы Божія (Рим. 3, 23). Ангелы же не соблюдшiя своего начальства, но оставлшыя свое жилище, на судъ великаго дне, узами вѣчными, подъ мракомъ соблюде (Іуд. 6). И въ книгѣ Іова сказано: аще Святымъ Ангеламъ не вѣруетъ, и во Ангелахъ Своихъ стропотно что усмотрѣ (Іов. 4, 18); звѣзды же не чисты суть предъ Нимъ (Іов. 25, 5). А Павелъ пишетъ: не вѣсте ли, яко Ангеловъ судити имамы, а не точію житейскихъ (1 Кор. 6, 3)? Даже слышали мы, что діаволъ, находясь среди Херувимовъ, и бывъ отпечатлѣніемъ подобія, палъ съ неба, какъ молнія. Если же таково естество тварей, и такъ написано объ Ангелахъ; Духъ же всегда единъ и тотъ-же, неизмѣненъ, имѣетъ непреложность Сына, и одинъ только съ Нимъ всегда непреложенъ; то какое подобіе у Непреложнаго съ существами превратными. Явно, что Духъ — не тварь; и вовсе не ангельской Онъ сущности, потому что Ангелы превратны. А Духъ есть образъ Слова и собственъ Отцу.

И еще, — Духъ Господень наполняетъ вселенную; ибо такъ воспѣваетъ Давидъ: камо пойду отъ Духа Твоего (Псал. 138, 7)? Также въ книгѣ Премудрости написано: нетлѣнный бо Духъ Твой есть во всѣхъ (Прем. 12, 1). Всѣ же созданныя существа пребываютъ въ удѣленныхъ имъ мѣстахъ: солнце, луна и звѣзды — на тверди, облака — въ воздухѣ; и людямъ постави предѣлы языковъ (Втор. 32, 8), и Ангелы посылаются на служеніе, какъ написано въ книгѣ Іова: и пріидоша Ангели предстати предъ Господемъ (Іов. 1, 6). И сонъ видѣ патріархъ Іаковъ, и се лѣствица утверждена на земли, еяже глава досязаше до небесе: и Ангели Божiи нисхождаху и восхождаху по ней (Быт. 28, 12). А если Духъ все наполняетъ и въ Словѣ присущъ среди всѣхъ, Ангелы же умалены въ этомъ и присущи тамъ только, куда посылаются; то нѣтъ сомнѣнія, что Духъ не изъ числа созданныхъ; Онъ не Ангелъ, какъ утверждаете это вы, но выше естества ангельскаго.

27) А также и то, что Духъ Святый дѣлаетъ причастниками, а не Самъ есть причастникъ (намъ нелѣностно — повторять одно и тоже), можно видѣть и изъ слѣдующаго. Сказано: невозможно бо просвѣщенныхъ единою, и вкусившихъ дара небеснаго и причастниковъ бывшихъ Духа Святаго, и добраго вкусившихъ Божія глагола, и проч. (Евр. 6, 4-5). Ангелы же и иныя твари бываютъ причастниками самого Духа; а потому, могутъ и лишаться того, чего были причастны. Но Духъ всегда одинъ и тотъ-же. Онъ не въ числѣ причащающихся, но Его всѣ причащаются. И если Онъ всегда есть одинъ и тотъ-же и дѣлаетъ причастниками, твари же Его бываютъ причастны; то Духъ Святый, — не Ангелъ и вообще не тварь, но собственъ Слову, и Духа, подаваемаго Словомъ, причащаются твари. Иначе, еретикамъ остается уже сказать, что тварь есть и Сынъ, Котораго всѣ мы содѣлались причастниками въ Духѣ.

И еще, — Духъ Святый единъ; а тварей много. Ангеловъ тысящи тысящъ и тьмы темъ. Много свѣтилъ; много Престоловъ, Господствъ, Небесъ, Херувимовъ, Серафимовъ, Архангеловъ. И однимъ словомъ: твари не что-либо единое, но ихъ много, и онѣ различны. Если же Духъ Святый единъ, и тварей много, и Ангеловъ много; то какое подобіе у Духа съ существами созданными? И само собою явно, что Духъ не изъ числа многихъ, и даже не Ангелъ, но единогущъ, лучше же сказать, собственъ единосущему Слову, собственъ и единосущенъ единосущему Богу.

Такъ эти одни, сами по себѣ взятыя, сказуемыя о Святомъ Духѣ показываютъ, что Онъ по естеству и по сущности не имѣетъ ничего общаго съ тварями и имъ собственнаго, но инаковъ съ существами созданными, собственъ же, а не чуждъ, существу и Божеству Сына, и по тому же Божеству неотдѣлимъ отъ Святыя Троицы, чѣмъ и постыждается нечувствіе сихъ еретиковъ.

28) Впрочемъ, сверхъ сего, посмотримъ еще на самое первоначальное преданіе, на ученіе и вѣру вселенской Церкви, — вѣру, какую предалъ Господь, проповѣдали Апостолы, соблюдали Отцы. Ибо на ней основана Церковь, и кто отпадаетъ отъ нея, тотъ не можетъ быть и даже именоваться христіаниномъ.

Итакъ, есть Святая и совершенная Троица, познаваемая во Отцѣ и Сынѣ и Святомъ Духѣ, не имѣющая ничего чуждаго или приданнаго отвнѣ, не изъ Зиждителя и твари составляемая, но всецѣло Творящая и Зиждительная. Она подобна самой Себѣ, нераздѣльна по естеству, и едино Ея дѣйство. Ибо Отецъ творитъ все Словомъ въ Духѣ Святомъ. Такъ соблюдается единство Святыя Троицы. Такъ проповѣдуется въ Церкви единъ Богь, Иже надъ всѣми и чрезъ всѣхъ и во всѣхъ (Ефес. 4, 6), — надъ всѣми, какъ Отецъ, начало и источникъ, чрезъ всѣхъ — Словомъ, во всѣхъ же — въ Духѣ Святомъ. Троица же, не по имени только и образу выраженія, но въ самой истинѣ и существенности есть Троица. Ибо какъ Отецъ есть Сый; такъ Сый есть и надъ всѣми Богъ — Слово Его, и Духъ Святый нечуждъ бытія, но истинно существуетъ и пребываетъ. И вселенская Церковь ничего не убавляетъ изъ сего мудрствованія, чтобы не впасть въ ученіе нынѣшнихъ іудеевъ, подражающихъ Каіафѣ, и въ ученіе Савелліево, и не примышляетъ ничего большаго, чтобы не вринуться въ языческое многобожіе. А въ удостовѣреніе, что такова вѣра Церкви, пусть дознаютъ, что Господь, посылая Апостоловъ, такое именно основаніе Церкви повелѣлъ положить, говоря: шедше научите вся языки, крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19); такъ и научили пошедшіе Апостолы, такова ихъ проповѣдь во всей поднебесной Церкви.

29) Поелику же Церковь имѣетъ такое основаніе вѣры, то пусть еще еретики скажутъ и дадутъ намъ отвѣтъ: троиченъ ли, или двойственъ Богъ? Если двойственъ, то пусть Духъ сопричисленъ будетъ вами къ тварямъ. Но таковое ваше мудрованіе есть уже не о единомъ Богѣ, Иже надъ всѣми и чрезъ всѣхъ и во всѣхъ; отдѣляя и отчуждая Духа отъ Божества, вы не имѣете у себя сущаго во всѣхъ. И тайноводство ваше, какое, по мнѣнію вашему, совершаете такъ мудрствуя, совершается не всецѣло въ Божество; потому что къ Божеству присоединяете тварь. И вы, какъ аріане и язычники, въ богословіе свое вводите тварь вмѣстѣ съ Богомъ, Который сотворилъ ее Словомъ Своимъ. А послѣ этого, какое же упованіе ваше? Или, кто сочетаетъ васъ съ Богомъ, когда имѣете не Духа самого Бога, но духа твари? Какова же ваша дерзость и невнимательность: — Отца и Слово Его низводите до тварей, и тварь опять уравниваете съ Богомъ! Ибо это самое дѣлаете, представляя себѣ Духа тварію и вчиняя Его въ Троицу. Да и что означаетъ это ваше бѣснованіе — умыслить такую неправду на Бога, будто бы не всѣ Ангелы, или не всѣ твари, но единый изъ нихъ сопричисляется къ Богу и къ Слову Его? Какъ-скоро Духъ есть Ангелъ и тварь и вчиненъ въ Троицу; то надлежало бы, по вашему, не одного Ангела, но и всѣхъ сотворенныхъ Ангеловъ сопричислить къ Троицѣ. Надлежало бы у васъ быть уже не Троицѣ, но неизчислимому нѣкоему множеству въ Божествѣ, чтобы и въ этомъ опять мнимо совершаемое вами тайноводство, раздѣляемое и здѣсь и тамъ, содѣлалось нетвердымъ по разнообразію. Ибо таковы таинства у васъ и у аріанъ, разсуждающихъ нечестиво о Божествѣ, и служащихъ твари паче создавшаго всяческая Бога.

30) Таковыя несообразности срѣтаютъ васъ, вслѣдствіе допускаемой двойственности. А если Богъ — троиченъ (чтó и дѣйствительно), доказано же, что Онъ есть нераздѣльная и не неподобная Себѣ Троица; то необходимо, чтобы единая была и святость Троицы, и единая вѣчность Ея, и естество непреложное. Ибо, какъ преданная намъ вѣра въ Троицу есть единая, и она сочетаваетъ насъ съ Богомъ, а кто отъемлетъ что-либо отъ Троицы, и крещается въ одно имя Отца, или въ одно имя Сына, или въ Отца и Сына безъ Духа, тотъ ничего не пріемлетъ, но и крещаемые, и кто мнитъ себя преподающимъ крещеніе, остаются тщи и непосвященны; потому что тайноводство совершается во имя Троицы: такъ и кто отдѣляетъ Сына отъ Отца, или Духа низводитъ до тварей, тотъ не имѣетъ ни Сына, ни Отца, но безбоженъ, хуже невѣрнаго, и скорѣе все, только не христіанинъ. Какъ одно есть крещеніе, преподаваемое во Отца и Сына и Святаго Духа, и одна вѣра въ Троицу, какъ сказалъ Апостолъ (Ефес. 4, 5); такъ Святая Троица, сама съ Собою тождественная и пребывающая въ единеніи, не имѣетъ въ Себѣ ничего созданнаго. Таково нераздѣльное единство Троицы, такова единая въ Нее вѣра.

Если же это не такъ, по измышленію вашему, обратные; но мечтаете вы, будто бы Духъ Святый есть тварь; то уже не одна у васъ вѣра, и не одно крещеніе, но два: одно во Отца и Сына, а другое въ Ангела, который есть тварь. И нѣтъ уже у васъ ничего надежнаго и истиннаго. Ибо какое общеніе у созданнаго и Зиждителя? Или, какое единство у дольнихъ тварей и у создавшаго ихъ Слова?

Вѣдая сіе, блаженный Павелъ не раздѣляетъ, подобно вамъ, Троицу, но, научая единству Ея, написалъ Коринѳянамъ о духовныхъ дарованіяхъ, и все возглавляетъ единымъ Богомъ Отцемъ, говоря: раздѣленія же дарованій суть, а тойжде Духъ: и раздѣленія служеній суть, а тойжде Господь: и раздѣленія дѣйствъ суть, а тойжде есть Богъ, дѣйствуяй вся во всѣхъ (1 Кор. 12, 4-6). Ибо что каждому раздѣляетъ Духъ, то подается отъ Отца Словомъ; потому что все, принадлежащее Отцу, принадлежитъ и Сыну. Почему и Сыномъ подаваемое въ Духѣ есть Отчее дарованіе. И когда въ насъ Духъ, тогда въ насъ же дающее Духа Слово, а въ Словѣ и Отецъ. И такимъ образомъ, исполняется сказанное слово: пріидемъ Азъ и Отецъ, и обитель у него сотворимъ (Іоан. 14, 23). Ибо гдѣ свѣтъ, тамъ и сіяніе; а гдѣ сіяніе, тамъ его дѣйственность и свѣтозарная благодать. И сему также научая, Павелъ написалъ еще къ Коринѳянамъ во второмъ Посланіи, говоря: благодать Господа нашего Іисуса Христа, и любы Бога, и общеніе Святаго Духа со всѣми вами (2 Кор. 13, 13). Ибо подаваемая въ Троицѣ благодать и даръ дается отъ Отца чрезъ Сына въ Духѣ Святомъ; потому что, какъ благодать даруемая Сыномъ есть отъ Отца, такъ не можетъ быть общенія даянія въ насъ, развѣ только въ Духѣ Святомъ. Его причастившись, имѣемъ любовь Отца, и благодать Сына, и общеніе самого Духа.

31) Такимъ образомъ, и этимъ доказывается единая дѣйственность Троицы. Ибо Апостолъ означаетъ не то, что различны и отдѣльны даянія каждаго Лица, но что даруемое подается въ Троицѣ, все же сіе есть отъ единаго Бога.

Посему, если, Кто — не тварь, но соединенъ съ Сыномъ, какъ Сынъ соединенъ съ Отцемъ, спрославляется со Отцемъ и Сыномъ и познается Богомъ вмѣстѣ съ Словомъ, и приводитъ въ дѣйствіе все, чтó дѣлаетъ Отецъ чрезъ Сына, — Того назоветъ кто-либо тварію; то нечестивое его ученіе не простирается ли прямо на самого Сына? Ибо ничто не приходитъ въ бытіе и не совершается иначе, какъ только чрезъ Сына въ Духѣ. Это воспѣвается и въ Псалмахъ: Словомъ Господнимъ небеса утвердишася, и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6). И въ сто сорокъ седьмомъ псалмѣ сказано: послетъ Слово Свое, и истаетъ я: дхнетъ Духъ Его, и потекутъ воды (Псал. 147, 7). Да и оправдались мы, какъ сказалъ Апостолъ, именемъ Господа нашего Іисуса Христа, и Духомъ Бога нашего (1 Кор. 6, 11). Ибо Духъ неотдѣленъ отъ Сына. И дѣйствительно, когда Господь говоритъ: пріидемъ Азъ и Отецъ, приходитъ и Духъ, вселяясь въ насъ не иначе, но такъ же, какъ вселяется и Сынъ; о чемъ пишетъ Павелъ къ Ефесянамъ: да дастъ вамъ по богатству славы Своея, силою утвердитися Духомъ Его во внутреннѣмъ человѣцѣ, вселитися Христу (Ефес. 3, 16). Когда же въ насъ Сынъ, тогда въ насъ и Отецъ; потому что Сынъ говоритъ: Азъ во Отцѣ, и Отецъ во Мнѣ (Іоан. 14, 11).

Посему-то, поелику Слово пребываетъ въ Пророкахъ, то пророчествуютъ они въ самомъ Духѣ Святомъ. Когда Писаніе говоритъ: и бысть Слово Господне къ Пророку сему, — тогда показывается тѣмъ, что пророчествуетъ онъ въ Духѣ Святомъ. Ибо у Захаріи написано: обаче словеса Моя, и законы Моя пріемлете, елико Азъ заповѣдаю въ Дусѣ Моемъ рабомъ Моимъ Пророкомъ (Зах. 1, 6); и нѣсколько ниже, жалуясь на народъ, Богъ сказалъ: и сердце свое учиниша непокориво не послушати закона Моего, и словесъ, яже посла Господь Вседержитель Духомъ Своимъ рукою Пророковъ Его прежнихъ (Зах. 7, 12). И Петръ въ Дѣяніяхъ сказалъ: мужіе братіе, подобаше скончатися Писанію, еже предрече Духъ Святый (Дѣян. 1, 16). И Апостолы единогласно воскликнули такъ: Владыко, сотворивый небо, и землю, и море, и вся, яже въ нихъ: Иже Духомъ Святымъ, усты отца нашего Давида отрока Твоего реклъ еси (Дѣян. 4, 24). И Павелъ, бывъ въ Римѣ, съ дерзновеніемъ сказалъ пришедшимъ къ нему іудеямъ: добрѣ Духъ Святый глагола Исаіемъ Пророкомъ ко отцемъ вашимъ (Дѣян. 28, 25); а къ Тимоѳею написалъ: Духъ же явственнѣ глаголетъ, яко въ послѣдняя времена отступятъ нѣцыи отъ здравыя вѣры, внемлюще духовомъ лестчимъ (1 Тим. 4, 1). Посему, когда сказуется, что въ комъ-либо пребываетъ Духъ, тогда разумѣется, что въ немъ и Слово, дающее Духа. И по исполненіи пророчества: излію отъ Духа Моего на всяку плоть (Іоил. 2, 28), Павелъ сказалъ: подаяніемъ Духа Іисусъ Христова во мнѣ (Флп. 1, 19), а къ Коринѳянамъ написалъ: искушенія ли ищете глаголющаго во мнѣ Христа (2 Кор. 13, 3)? Если же глаголалъ въ немъ Христосъ, то явно, что глаголалъ въ Немъ Духъ Христовъ. Ибо, по сказанному въ Дѣяніяхъ, когда глаголалъ въ немъ Христосъ, сказалъ онъ также: и нынѣ се азъ связанъ Духомъ, гряду во Іерусалимъ, яже въ немъ хотящая приключитися мнѣ не вѣдый, точію яко Духъ Святый по вся грады свидѣтельствуетъ мнѣ, глаголя: яко узы мене и скорби ждутъ (Дѣян. 20, 22-23). Посему, если Святые говорятъ: сія глаголетъ Господь; то говорятъ не иначе, какъ въ Духѣ Святомъ, и говоря въ Духѣ, говорятъ во Христѣ. Если и Агавъ сказалъ въ Дѣяніяхъ: тако глаголетъ Духъ Святый (Дѣян. 21, 11), то не иначе, какъ по причинѣ бывшаго къ нему слова, Духъ подавалъ силу вѣщать въ Духѣ и засвидѣтельствовать, чтó ожидаетъ Павла въ Іерусалимѣ. И дѣйствительно, когда опять Духъ свидѣтельствовалъ Павлу, тогда глаголалъ въ немъ самъ Христосъ, такъ что свидѣтельство, бывшее отъ Духа, было Христовымъ.

Такъ, когда и на Святую Дѣву Марію снизошло Слово, тогда снисшелъ и Духъ, и Слово въ Духѣ образовало и счинило Себѣ тѣло, желая сочетать Собою и принести ко Отцу тварь, и въ томъ примирити всяческая, умиротворивъ и небесная и земная (Кол. 1, 20).

32) Итакъ, божественными Писаніями согласно свидѣтельствуется, что Духъ Святый — не тварь, но собственъ Слову и Отчему Божеству. Ибо такимъ образомъ, ученіе святыхъ сводится въ ученіе о Святой нераздѣльной Троицѣ. И это есть единая вѣра вселенской Церкви. Неразумное же баснотворство этихъ «обратныхъ» разногласитъ съ Писаніями, согласуется же съ неразуміемъ аріанъ; и имъ естественно такъ лицемѣрить для обольщенія простодушныхъ. Но благодареніе Господу, что они, какъ пишешь, не утаились, прикрывая себя этимъ лицемѣрнымъ прекословіемъ аріанамъ. Ибо и имъ стали ненавистны, потому что одного Духа, а не вмѣстѣ и Слово, именуютъ тварію; и всѣми преданы осужденію, какъ подлинно духоборствующіе и вскорѣ дѣлающіеся паки мертвыми, потому что лишены и не имѣютъ въ себѣ Духа. По слову блаженнаго Апостола, они, какъ люди душевные, не могли пріять, яже Духа Божія, зане духовнѣ востязуются (1 Кор. 2, 14). Но мудрствующіе согласно съ истиною востязуютъ вся, сами же ни отъ единаго востязуются, имѣя въ Себѣ Господа, Который въ Духѣ даетъ имъ откровеніе о Себѣ и объ Отцѣ Своемъ.

33) А я, живя въ пустынѣ, и не заботясь, что будутъ смѣяться слабости и недостаточности въ изложеніи доводовъ, написалъ это въ кратцѣ, по причинѣ безстыдства уклонившихся отъ истины, и посылаю твоему благоговѣнію, усердно прося, чтобы ты, читая это, одно исправилъ, а что сказано слабо, въ томъ извинилъ. Ибо изложилъ я это согласно съ преданною намъ отъ Отцевъ Апостольскою вѣрою, ничего не примысливъ отвнѣ, но чему научился, то и начерталъ, согласно съ Святыми Писаніями; потому что и это согласуется съ приведенными выше въ доказательство мѣстами Святыхъ Писаній, и не отвнѣ примышлено, но самъ Господь Іисусъ Христосъ такъ словомъ Своимъ училъ Самарянку, а чрезъ нее и насъ, о совершенствѣ, нераздѣльномъ и единомъ Божествѣ Святыя Троицы. Сама Истина свидѣтельствуетъ, говоря Самарянкѣ: жено, вѣру Ми ими, яко грядетъ часъ и нынѣ есть, егда истинніи поклонницы поклонятся Отцу Духомъ и Истиною: ибо Отецъ таковыхъ ищетъ покланяющихся Ему. Духъ есть Богъ: и иже кланяется Ему, Духомъ и Истиною достоитъ кланятися (Іоан. 4, 21. 23. 24). А изъ этого видно, что поколику Истина есть самъ Сынъ, какъ самъ Онъ говоритъ: Азъ есмь истина (Іоан. 14, 6), и Пророкъ Давидъ молился о Немъ,. говоря: посли Свѣтъ Твой и Истину Твою (Псал. 42, 3); то истинные поклонники покланяются Отцу, но покланяются Ему Духомъ и Истиною, то-есть, исповѣдуя Сына и въ Немъ Духа, потому что Духъ неотлученъ отъ Сына, какъ Сынъ неотлученъ отъ Отца. Сама Истина свидѣтельствуетъ, говоря: послю вамъ Утѣшителя, Духа истины, Иже отъ Отца исходитъ (Іоан. 15, 26), Егоже міръ не можетъ пріяти (14, 17), т. е. не могутъ пріять отрицающіе, что Духъ отъ Отца въ Сынѣ. Посему, въ подражаніе истиннымъ поклонникамъ, надлежитъ приступить къ Истинѣ и исповѣдать Ее. Если же и послѣ сего не желаютъ они научиться и не могутъ уразумѣть, то пусть, по крайней мѣрѣ, прекратятъ хулы, и не раздѣляютъ Троицу, чтобы и самимъ не быть отдѣленными отъ жизни; пусть Духа Святаго не сопричисляютъ къ тварямъ, чтобы, какъ тогдашніе фарисеи творимое Духомъ приписывали веельзевулу, такъ и сіи, отважившись на равную дерзость, и здѣсь и впослѣдствіи, не потерпѣли съ ними нещаднаго наказанія.

Примѣчанiя:
[1] По славянскому переводу: вѣтръ.
[2] По слав. переводу — вѣтръ.
[3] Τροπιϰοί: такъ названы духоборцы, потому что изобрѣли нѣкоторыя обратныя умозаключенiя въ своихъ толкованiяхъ. Впослѣдствіи еретики эти стали извѣстны подъ именемъ Македонiанъ.
[4] То-есть: изъ существа Божія.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Аѳанасiя Великаго, Архiепископа Александрiйскаго. Часть третья. / Изданiе второе исправленное и дополненное. – Репринтъ. – М.: Изданiе Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1994. – С. 3-49. – Репр. изд.: СТСЛ, 1903.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0