Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 20 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Аѳанасiй Великiй (†373 г.)
23. Къ Серапіону, епископу Тмуисскому, посланіе 4-е.
О Святомъ Духѣ.

1) Читалъ я и нынѣ писанное посланіе твоего благоговѣнія, и много подивившись безстыдству еретиковъ, вижу, что всего приличнѣе приложить къ нимъ Апостольскую заповѣдь: еретика человѣка по первомъ и второмъ наказаніи отрицайся, вѣдый, яко развратися таковый, и согрѣшаетъ, и есть самоосужденъ (Тит. 3, 10-11). Еретикъ, имѣя развращенный умъ, спрашиваетъ не для того, чтобы выслушавъ убѣдиться и научившись раскаяться, но чтобы, если станетъ молчать, не подвергнуться осужденію обольщенныхъ имъ. Достаточно было сказаннаго прежде, достаточно къ тому, чтобы еретикамъ, выслушавъ столько доказательствъ, прекратить хулы на Духа Святаго; но они не удовольствовались, и снова безстыдствуютъ, желая показать, что, навыкнувъ словопренію и ставъ наконецъ духоборцами, готовы умереть въ своемъ неразуміи.

И дѣйствительно, если станетъ кто отвѣчать и на теперешніе ихъ вопросы; то они при всемъ этомъ останутся изобрѣтателями золъ, чтобы только ища имъ не доискиваться, или выслушавъ не понимать. Какіе же мудрые ихъ вопросы? «Если Духъ Святый — не тварь; то не слѣдуетъ ли, говорятъ они, что Онъ — Сынъ, и два есть брата, Слово и Духъ»? Потомъ, какъ пишешь, присовокупляютъ: «если Духъ отъ Сына пріемлетъ, и Сыномъ подается (а такъ написано, прибавляютъ они немедленно); то не слѣдуетъ ли, что Отецъ есть дѣдъ, а Духъ — внукъ Его»?

2) Кто же, слыша это, признаетъ еще ихъ христіанами, а не скорѣе язычниками? Ибо подобно сему и язычники разсуждаютъ между собою въ укоризну намъ. Кто захочетъ отвѣчать на подобное безразсудство ихъ? А я много размышлялъ и искалъ приличнаго имъ отвѣта, но не нашелъ ни одного, кромѣ даннаго тогдашнимъ фарисеямъ. Какъ тѣмъ, когда спрашивали злонамѣренно, Спаситель отвѣчалъ вопросомъ, чтобы почувствовали они злоуміе свое; такъ, поелику и эти еретики предлагаютъ такіе вопросы, то пусть сами скажутъ намъ, или лучше сказать, пусть сами дадутъ отвѣтъ на вопросы, подобные ихъ вопросамъ. Поелику, когда говорятъ сами, не разумѣютъ своихъ изобрѣтеній; то, можетъ быть, когда станутъ слушать, сознаютъ свое безразсудство. Если Духъ Святый — не тварь, какъ доказано было прежде, но Онъ въ Богѣ и дается отъ Бога; то слѣдуетъ ли, что и Духъ есть Сынъ, и что два брата, Духъ и Сынъ? И если Духъ есть Духъ Сына, и отъ Сына все пріемлетъ Духъ, какъ сказалъ самъ Сынъ, и дунувъ далъ Его ученикамъ (ибо и вы исповѣдуете это); то слѣдуетъ ли, что Отецъ есть дѣдъ, а Духъ внукъ Его? Ибо на что требуете отвѣта у насъ, о томъ-же самомъ, и на томъ-же основаніи, справедливо спросить намъ васъ. Итакъ, если отрицаете написанное, то васъ нельзя уже назвать христіанами; и справедливо вамъ спросить у насъ, какъ у христіанъ. А если и вы читаете одно съ нами, то необходимо отъ насъ услышать вамъ о томъ-же такіе вопросы. Поэтому, говорите же и не медлите: точно ли Духъ есть Сынъ, и Отецъ — дѣдъ? Но, можетъ быть, какъ сдѣлали тогдашніе іудеи, и вы по-размысливъ скажете сами въ себѣ: «если отвѣтить намъ, что Онъ — Сынъ; то спросятъ: гдѣ сіе написано? и если сказать, что — не Сынъ, боимся, что скажутъ намъ: какъ же написано: мы не духа мiра сего пріяхомъ, но Духа Иже отъ Бога (1 Кор. 2, 12)»? Если же, борясь такимъ образомъ сами съ собою, скажете: не вѣмы (Матѳ. 21, 27): то и получившему отъ васъ такой вопросъ необходимо умолкнуть, повѣривъ сказавшему: не отвѣщай безумному по безумію его, да не подобенъ ему будеши: но отвѣщай безумному по безумію его, да неявится мудръ у себе (Притч. 26, 4-5). Предъ вами же, чтобы сознали вы свое невѣдѣніе, всего болѣе приличный отвѣтъ — молчаніе.

3) И еще, — на основаніи вашихъ же разсужденій, справедливо намъ спросить у васъ такъ: поелику Пророки глаголютъ Духомъ Божіимъ, и, какъ доказано въ предыдущемъ, въ Исаіи пророчествуетъ Духъ Святый; то слѣдуетъ ли, что и Духъ есть Слово Божіе, и что два Слова, Духъ и Сынъ; потому что Пророки тогда пророчествовали, когда было къ нимъ Слово Божіе? И еще сверхъ того, поелику еся быша Словомъ, и безъ Него ничто же бысть, и Богъ Премудростію основа землю (Притч. 3, 19), и вся Премудростію сотворилъ есть (Псал. 103, 24); и, по указанному выше, написано также: послеши Духа Твоего, и созиждутся (Псал. 103, 30); то слѣдуетъ ли, что Духъ есть Слово? Или Богъ сотворилъ все и тѣмъ и другимъ, и Премудростію и Духомъ? И почему Павелъ говоритъ: единъ Богъ, изъ Негоже вся, и единъ Господь, Имже вся (1 Кор. 8, 6)? И еще, поелику Сынъ есть образъ невидимаго Отца (Кол. 1, 15), а Духъ есть образъ Сына; ибо написано: ихже предувѣдѣ, и предустави сообразныхъ быти образу Сына Своего (Рим. 8, 29); то слѣдуетъ ли изъ этого, что Отецъ есть дѣдъ? И поелику Сынъ пришелъ во имя Отца, Духа же Святаго, говоритъ Сынъ, послетъ Отецъ во имя Мое (Іоан. 14, 26); то слѣдуетъ ли и изъ этого, что Отецъ есть дѣдъ? Чтó скажете на это вы, безъ труда рѣшающіе все? О чемъ разсуждаете сами съ собою? Или, видя себя въ затрудненіи, охуждаете подобные вопросы? Но осудите прежде самихъ себя; потому что вамъ обычно предлагать такіе вопросы. Вѣрьте Писаніямъ, и затрудняясь сказать сами, научитесь наконецъ, что въ Писаніяхъ Духъ наименованъ не Сыномъ, но Духомъ Святымъ и Духомъ Божіимъ. А какъ Духъ не ваименованъ Сыномъ, такъ и о Сынѣ не написано, что Онъ есть Духъ Святый. Ужели, поелику Духъ не наименованъ Сыномъ, и Духъ не есть Сынъ; то вѣра разногласитъ съ истиною? Да не будетъ сего? Напротивъ же того, каждое означаемое тѣмъ паче имѣетъ свое значеніе. Ибо Сынъ есть собственное рожденіе Отчей сущности и Отчаго естества, и это означается словомъ: Сынъ; и Духъ, нарицаемый Духомъ Божіимъ и сущій въ Богѣ, нечуждъ Сыновняго естества и Отчаго Божества. Посему то въ Троицѣ, во Отцѣ, въ Сынѣ и въ самомъ Духѣ, единое есть Божество, и въ ту-же Троицу одно есть крещеніе, и одна вѣра. И дѣйствительно, когда Отецъ посылаетъ Духа, тогда Сынъ, дунувъ, даетъ Его ученикамъ; потому что вся, елика имать Отецъ, принадлежатъ и Сыну (Іоан. 16, 15). И когда Слово было въ Пророкахъ, они, какъ написано и доказано, пророчествовали Духомъ. И Словомъ Господнимъ небеса утвердишася, и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6).

4) Такъ Духъ — не Тварь, но сказуется о Немъ, что Онъ собственъ сущности Слова, собственъ и Богу, и въ Немъ пребываетъ. Ибо не лѣностно намъ повторять опять одно и то-же. Хотя Духъ Святый не наименованъ Сыномъ; однако-же Онъ не внѣ Сына, потому что называется Духомъ сыноположенія. И поелику Христосъ есть Божія сила и Божія Премудрость (1 Кор. 1, 24); то сообразно съ этимъ говорится о Духѣ, что Онъ есть Духъ силы и Духъ премудрости (Ис. 11, 2). Ибо, пріобщаясь Духа, имѣемъ Сына, и имѣя Сына, имѣемъ Духа, какъ сказалъ Апостолъ, вопіюща въ сердцахъ нашихъ: Авва Отче (Гал. 4, 6)!

Но если на томъ основаніи, что Духъ есть Духъ Божій и, по Писанію, въ Богѣ пребываетъ; ибо Божія никтоже вѣсть, точію Духъ Божій, сущій въ Богѣ (1 Кор. 2, 11); а Сынъ сказалъ: Азъ во Отцѣ, и Отецъ во Мнѣ (Іоан. 14, 10), спрашиваютъ: «почему же у Того и Другого не одно имя, но Одинъ есть Сынъ, а другой — Духъ? — то предлагающій такой вопросъ явно безумствуетъ, изслѣдывая неизслѣдованное, и не повинуясь Апостолу, который говоритъ: кто бо разумѣ умъ Господень? или кто совѣтникъ Ему бысть (Рим. 11, 34)? Притомъ, чтó Богъ наименовалъ, кто осмѣлится переименовать сіе, и даже дать имена тварямъ послѣ того, какъ онѣ уже наименованы? Пусть скажутъ: поелику тварь приведена въ бытіе однимъ и тѣмъ-же мановеніемъ, то почему иное есть солнце, а иное — небо, земля, море, воздухъ? Если же и это невозможно для безразсудныхъ, потому что каждая тварь какъ пришла въ бытіе, такъ и пребываетъ; тѣмъ паче, чтó превыше твари, то имѣетъ вѣчное пребываніе и неиначе, но такъ, что Отецъ есть Отецъ, а не дѣдъ, и Сынъ есть Сынъ Божій, а не Отецъ Духу, и Духъ Святый есть Духъ Святый, а не внукъ Отцу, и не братъ Сыну.

5) Поелику же это доказано, то безумствуетъ всякій, кто спрашиваетъ: не Сынъ ли есть Духъ? А на томъ основаніи, что не написано сего, никто да не исключаетъ Духа изъ Божія естества и свойства; напротивъ того, пусть вѣруетъ, какъ написано, и не говоритъ: почему написано такъ, а не иначе? Иначе, разсуждая такимъ образомъ, размыслитъ и скажетъ: гдѣ же Богъ? какъ Онъ существуетъ? и наконецъ сказано будетъ ему: рече безуменъ въ сердцѣ своемъ: нѣсть Богъ (Псал. 13, 1). Предаваемое вѣрѣ не есть предметъ пытливаго знанія. Ученики, услышавъ: крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа, не стали любопытствовать: почему во-вторыхъ Сынъ, и въ-третьихъ Духъ, или почему вообще Троица? Но что слышали, тому вѣровали, и не спрашивали, подобно вамъ: Сынъ ли есть Духъ? И когда Господь послѣ Сына наименовалъ Духа, не предложили вопроса: не дѣдъ ли Отецъ? Ибо слышали: не во имя дѣда, но во имя Отца, и вѣру сію, правомысленно разсуждая, проповѣдали всюду. Ибо не должно было называть иначе, нежели какъ наименовалъ Спаситель, Себя — Сыномъ, а Духа — Духомъ Святымъ. Непозволительно было превращать порядокъ, въ какомъ сопоставлены между Собою и въ отношеніи къ Отцу. Ибо какъ объ Отцѣ невозможно сказать иное, кромѣ того, что Онъ — Отецъ; такъ нечестиво спрашивать: не Сынъ ли есть Духъ, или не Духъ ли есть Сынъ? Посему Савеллій, дерзнувъ объ Отцѣ сказать: Сынъ, и о Сынѣ употребить имя Отца, признанъ чуждымъ Церкви.

Ужели же и послѣ этого осмѣлится кто-нибудь, слыша имена Сына и Духа, сказать: слѣдовательно, Отецъ есть дѣдъ, или Духъ есть Сынъ? Да, осмѣлятся сказать это Евномій, Евдоксій и Евсевій; потому что, однажды ставъ защитниками аріанской ереси, не удержатъ языка своего отъ злочестія. Кто же предалъ имъ это? Кто научилъ ихъ? Ни одно изъ божественныхъ Писаній; но отъ избытка сердца ихъ произошло такое ихъ безразсудство.

6) Если вслѣдствіе того, что Духъ — не тварь, какъ это доказано, спрашиваете: не Сынъ ли есть Духъ? то остается вамъ, дознавъ, что и Сынъ — не тварь (ибо Имъ сотворено все созданное), спросить: не Отецъ ли есть Сынъ? Или такъ: не Сынъ ли Духъ, и самъ Сынъ не Духъ ли Святый? Но, разсуждая подобнымъ сему образомъ, отпадутъ они отъ Святой Троицы и признаны будутъ безбожными; потому что превращаютъ имя Отца и Сына и Святаго Духа, переносятъ оное, какъ хотятъ, по подобію бытія человѣческаго именуютъ внуковъ и дѣдовъ, и выдумываютъ себѣ языческое родословіе боговъ.

Не такова вѣра церковная, но, какъ сказалъ Спаситель, Она въ Отца и Сына и Святаго Духа, — въ Отца, Который не можетъ наименованъ быть дѣдомъ, въ Сына, Который не можетъ наименованъ быть Отцемъ, и въ Духа Святаго, не инымъ, но симъ только именемъ нарицаемаго. О сей вѣрѣ нельзя говорить извращенно. Но Отецъ всегда есть Отецъ, и Сынъ всегда Сынъ, и Духъ Святый всегда есть и именуется Духъ Святый. Сего нѣтъ въ отношеніяхъ человѣческихъ, хотя аріане и представляютъ себѣ это. Какъ написано: не яко человѣкъ Богъ (Числ. 23, 19); такъ можно сказать, что люди не яко Богъ. У людей отецъ не всегда отецъ, и сынъ не всегда сынъ. Кто бываетъ отцомъ сыну, тотъ самъ былъ сыномъ другого, и сынъ отцовъ, будучи сыномъ, дѣлается отцомъ иного. Авраамъ, будучи сыномъ Нахора, сталъ отцомъ Исаака; и Исаакъ, будучи сыномъ Авраамовымъ, сталъ отцомъ Іакова. Каждый, составляя часть рода, раждается сыномъ, но и самъ дѣлается отцомъ другого. А въ Божествѣ не то; потому что не яко человѣкъ Богъ. Отецъ не отъ Отца; посему, раждаетъ не отца, который родитъ еще другого. Сынъ — не часть Отца; посему — не такое рожденіе, которое бы само родило сына. И поэтому въ единомъ Божествѣ Отецъ, будучи Отцемъ въ собственномъ смыслѣ и Отцемъ единственнымъ, и есть, и былъ, и всегда будетъ Отецъ; и Сынъ есть въ собственномъ смыслѣ Сынъ и Сынъ единственный. О нихъ несомнѣнно, что Отецъ и есть и именуется всегда Отецъ, и Сынъ — всегда Сынъ, и Духъ Святый всегда есть Духъ Святый; и мы вѣруемъ, что Онъ есть Духъ Божій, и подается чрезъ Сына отъ Отца. Такъ Святая Троица, познаваемая въ единомъ Божествѣ пребываетъ неизмѣнно.

Слѣдовательно, кто спрашиваетъ: не Сынъ ли есть Духъ? тотъ представляетъ, что имя можетъ быть измѣняемо, и самъ себя вводитъ въ безуміе. И кто спрашиваетъ: не дѣдъ ли Отецъ? тотъ, примышляя Отцу имя, заблуждается сердцемъ. А потому, хотя небезопасно отвѣчать на безстыдство еретиковъ, — ибо это значитъ противиться Апостольскому совѣту, — однако-же хорошо и не оставлять ихъ безъ совѣта, что также повелѣлъ самъ Апостолъ (Тит. 3, 10).

7) Этого достаточно къ обличенію вашего буесловія. Не глумитесь болѣе надъ Божествомъ; потому что глумящимся свойственно спрашивать о томъ, чего нѣтъ въ Писаніи, и говорить: Духъ не Сынъ ли, и Отецъ не дѣдъ ли? Такъ издѣваются Кесарійскій и Скиѳопольскій [1]. Довольно съ васъ вѣровать, что Духъ — не тварь, но есть Духъ Божій, и въ Божествѣ Троица, Отецъ и Сынъ и Духъ Святый. Имени «Отецъ» не должно употреблять о Сынѣ; нельзя сказать о Духѣ, будто бы Онъ то-же, что Сынъ, и о Сынѣ, будто бы Онъ то-же, что Духъ Святый. И это дѣйствительно такъ, какъ сказано. Едино есть Божество въ сей Троицѣ, и одна вѣра, одно крещеніе, совершаемое въ Троицу, одно тайноводство о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ. Имъ и купно съ Нимъ Отцу со Святымъ Духомъ слава и держава во всѣ вѣки вѣковъ! Аминь.

8) Что же касается до Евангельскаго изреченія, на которое указалъ ты въ письмѣ; то, имѣя благую совѣсть, извини меня, возлюбленный. Боялся я даже и коснуться его, полагая, что, углубившись въ него разсудкомъ и начавъ изслѣдовать, не въ состояніи буду извлечь заключающагося въ немъ глубокаго смысла. Посему, имѣлъ даже намѣреніе совершенно о немъ умолчать и удовольствоваться только написаннымъ выше. Но догадываясь, что ты не преминешь писать объ этомъ и въ другой разъ, сдѣлалъ я себѣ принужденіе — написать посильное мое разумѣніе сего изреченія, какое могъ только пріобрѣсти; и надѣюсь, что, если достигъ я цѣли, одобришь ты оное ради научившаго, а если не достигъ, не будешь укорять, зная мое усердіе и мою немощь. Изреченіе же это есть слѣдующее. Когда фарисеи, послѣ многихъ бывшихъ чудесъ, описанныхъ въ Евангеліи, сказали: Сей не изгонитъ бѣсы, токмо о веельзевулѣ князѣ бѣсовстѣмъ, тогда Господь, вѣдый мысли ихъ, рече имъ: всякое царство раздѣлшееся на ся запустѣетъ; и сказавъ: аще ли же Азъ о Дусѣ Божіи изгоню бѣсы, убо постиже на васъ царствіе Божіе, наконецъ присовокупилъ: сего ради глаголю вамъ: всякъ грѣхъ и хула отпустится вамъ человѣкомъ, а яже на Духа хула не отпустится. И иже аще речетъ слово на Сына человѣческаго, отпустится ему: а иже речетъ на Духа Святаго, не отпустится ему, ни въ сей вѣкъ, ни въ будущій (Матѳ. 12, 24-32). И ты спрашиваешь: почему хула на Сына отпускается, а хула на Духа не имѣетъ отпущенія, ни въ семъ вѣкѣ, ни въ будущемъ?

9) Мужи древніе, многоученый и трудолюбивый Оригенъ, а также чудный и достойный уваженія Ѳеогностъ (ихъ сочиненія объ этомъ читалъ я, когда написалъ ты письмо свое), оба согласно пишутъ, называя то хулою на Духа Святаго, когда сподобившіеся въ крещеніи дара Духа Святаго снова начинаютъ грѣшить, и утверждаютъ, что таковые не получатъ посему отпущенія, какъ и Павелъ говоритъ въ Посланіи къ Евреямъ: не возможно бо просвѣщенныхъ единою, и вкусившихъ дара небеснаго, и причастниковъ бывшихь Духа Святаго, и добраго вкусившихъ Божія глагола, и силы грядущаго вѣка, и отпадшихъ, паки обновляти въ покаяніе (Евр. 6, 4-6). Но хотя такова общая ихъ мысль, однако-же каждый изъ нихъ присоединяетъ къ сему собственное свое разумѣніе.

10) Оригенъ такую представляетъ причину суда надъ подобными людьми. «Богъ и Отецъ все проницаетъ и все содержитъ, одушевленныя и неодушевленныя, разумныя и неразумныя существа. Сила же Сына простирается на одни разумныя существа, въ числѣ которыхъ находятся оглашенные и неувѣровавшіе еще язычники. А Духъ Святый пребываетъ въ однихъ пріобщившихся Его въ дарѣ крещенія. Посему, когда согрѣшаютъ оглашенные и язычники,. тогда грѣшатъ они противъ Сына, потому что Сынъ, какъ сказано, въ нихъ пребываетъ; но могутъ получить отпущеніе, какъ скоро сподобятся дара пакибытія. Когда же согрѣшаютъ крестившіеся, тогда подобное беззаконіе, говоритъ Оригенъ, касается Святаго Духа, потому что согрѣшилъ бывшій уже въ Духѣ. И посему-то опредѣлено согрѣшившему непощадное наказаніе».

11) А Ѳеогностъ, выставляя также причину, говоритъ слѣдующее: «кто преступилъ первый и второй предѣлъ; тотъ будетъ достоинъ меньшаго наказанія. А кто презрѣлъ и третій предѣлъ, тому нѣтъ уже извиненія». Подъ первымъ же и вторымъ предѣломъ Ѳеогностъ разумѣетъ оглашеніе ученіемъ объ Отцѣ и Сынѣ, а подъ третьимъ — преподанное слово о тайноводствѣ и о причастіи Духа. И желая подтвердить это, приводитъ онъ сказанное Спасителемъ ученикамъ: еще много имамъ глаголати вамъ, но не можете носити нынѣ. Егда же пріидетъ Духъ Святый, научитъ васъ (Іоан. 16, 12. 13). Потомъ говоритъ Ѳеогностъ: «какъ Спаситель бесѣдуетъ съ неспособными еще вмѣстить совершенное, снисходя къ ихъ малости, съ совершенными же пребываетъ Духъ. Святый, и никто не заключитъ изъ сего, будто бы ученіе Духа превышаетъ собою ученіе Сына; напротивъ того, Сынъ нисходитъ къ несовершеннымъ, а Духъ есть печать совершенныхъ: такъ не по превосходству Духа предъ Сыномъ хула на Духа неизвинительна и непростительна; но потому что есть еще извиненіе несовершеннымъ, а вкусившимъ небеснаго дара и усовершившимся не остается никакого оправданія и извиненія къ полученію прощенія». Такъ разсуждаютъ Оригенъ и Ѳеогностъ.

12) А я, сколько изучилъ это, думаю, что то и другое разумѣніе требуетъ посильнаго разбора и разсмотрѣнія; и можетъ быть, въ сказанномъ ими скрывается какой-либо болѣе глубокій смыслъ. Ибо явно, что, въ комъ пребываетъ Отецъ, въ тѣхъ пребываетъ и Сынъ, сущій во Отцѣ, а также не неприсущъ имъ и Духъ; потому что нераздѣльна Святая, блаженная и совершенная Троица. Еще же, — если все приведено въ бытіе Сыномъ, и Имъ все состоится; то какъ Ему быть внѣ созданнаго Имъ? Поелику же недалеки отъ Него всѣ созданныя существа, то и Онъ конечно во всѣхъ пребываетъ; а посему необходимо и то, что согрѣшающій противъ Сына и хулящій Сына согрѣшаетъ и противъ Отца и противъ Духа Святаго. И если бы святая купель преподавалась единственно въ Святаго Духа, то справедливо было бы сказать, что крещенные согрѣшаютъ противъ единаго Духа. Поелику же преподается она въ Отца и Сына и Святаго Духа, и такимъ образомъ тайноводствуется каждый крещаемый; то опять необходимо заключить, что преступающіе законъ по крещеніи творятъ хулу на святую и нераздѣльную Троицу. Справедливо же принять въ разсужденіе и разумѣніе и сіе: если бы тѣ, съ которыми бесѣдовалъ Господь, т. е. фарисеи, пріяли баню пакибытія, и были уже причастниками дара Святаго Духа; то вѣроятнымъ было бы такое разумѣніе, что говорится о возвратившихся вспять и согрѣшившихъ противъ Святаго Духа. А если не пріяли они сея бани, даже уничижали и Іоанново крещеніе; то почему же Господь обвинялъ въ хулѣ на Духа Святаго ихъ, несодѣлавшихся еще причастниками Духа? Господь же изрекъ сіе не какъ просто ученіе, и не въ будущемъ угрожалъ наказаніемъ; напротивъ того, прямо произнесъ эти слова, самымъ дѣломъ обвиняя фарисеевъ, какъ уже содѣлавшихся виновными въ таковой хулѣ. А поелику фарисеи обвинены такъ еще до пріятія ими крещенія; то изреченіе это касается не преступающихъ законъ послѣ купели, тѣмъ болѣе, что Господь обвинялъ фарисеевъ не просто во грѣхахъ, но въ хулѣ. Въ этомъ же есть разность: согрѣшающій преступаетъ законъ, а хулящій нечествуетъ противъ самого Божества. Такъ Спаситель, прежде сего обвиняя фарисеевъ во многихъ прегрѣшеніяхъ, а именно, что ради сребра преступали заповѣдь Божію касательно родителей, отвергали постановленія Пророковъ, и домъ Божій сдѣлали домомъ купли, увѣщавалъ ихъ принести покаяніе; а какъ скоро сказали они: о веельзевулѣ изгонитъ бѣсы, назвалъ это уже не просто грѣхомъ, но такою хулою, что отважившихся на нее постигнетъ неизбѣжное и непощадное наказаніе.

13) И съ другой стороны, если изреченіе это произнесено о согрѣшающихъ послѣ купели, и имъ нѣтъ прощенія во грѣхахъ; то почему же Апостолъ къ кающемуся въ Коринѳѣ утверждаетъ ту-же любовь (2 Кор. 2, 8), и о возвратившихся вспять Галатахъ болѣзнуетъ, дондеже паки вообразится въ нихъ Христосъ (Гал. 4, 19)? Словомъ «паки» Апостолъ указываетъ на прежнее ихъ совершенство въ Духѣ. За что же порицаемъ и Навата, который отвергаетъ покаяніе, и говоритъ, что согрѣшающіе послѣ купели не имѣютъ никакого извиненія, если изреченіе это произнесено о согрѣшающихъ послѣ купели? Да и сказанное въ Посланіи къ Евреямъ не исключаетъ покаянія согрѣшающихъ, но показываетъ, что крещеніе вселенской Церкви есть одно, и нѣтъ втораго. Апостолъ писалъ къ Евреямъ, и чтобы не подумали они, будто бы, по обычаю подзаконному, подъ предлогомъ покаянія крещеній много и могутъ они быть повторяемы ежедневно, совѣтуетъ имъ приносить покаяніе, но рѣшительно объявляетъ, что обновленіе крещеніемъ есть одно, и нѣтъ втораго; и въ другомъ Посланіи говоритъ: едина вѣра, едино крещеніе (Ефес. 4, 5). Не сказалъ онъ: невозможно покаяться; но говоритъ: невозможно обновлять насъ подъ предлогомъ покаянія. А въ семъ великая разность. Ибо кающійся, хотя перестаетъ грѣшить, но имѣетъ еще струпы язвъ; а крещаемый совлекается ветхаго человѣка и обновляется, родившись свыше благодатію Духа.

14) Когда разсуждалъ я такимъ образомъ, представилась мнѣ въ изреченіи семъ вящшая глубина смысла. И потому, сперва принеся усердную молитву Господу, сидѣвшему при кладезѣ и ходившему по морю, возвелъ я мысль къ совершенному наконецъ Имъ о насъ домостроительству, почитая возможнымъ въ семъ домостроительствѣ открыть смыслъ читаемаго мѣста.

Все божественное Писаніе благовѣствуетъ и проповѣдуетъ о Господнемъ домостроительствѣ, особенно же Іоаннъ, который говоритъ: Слово плоть бысть, и вселися въ ны (Іоан. 1, 14); и Павелъ, который пишетъ: Иже во образѣ Божіи сый, не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу, но Себе истощилъ, зракъ раба пріимъ, и образомъ обрѣтеся якоже человѣкъ, смирилъ Себе, послушливъ бывъ даже до смерти, смерти же крестныя (Фил. 2, 6-8). Посему-то Господь, будучи Богомъ и содѣлавшись человѣкомъ, какъ Богъ, воскрешалъ мертвыхъ, и исцѣляя всѣхъ словомъ, претворилъ воду въ вино (ибо дѣла эти были не человѣческія), а какъ носящій на Себѣ тѣло, жаждалъ, утруждался и пострадалъ (ибо это не свойственно было Божеству); какъ Богъ, сказалъ: Азъ во Отцѣ, и Отецъ во Мнѣ (Іоан. 14, 11); а какъ носящій на Себѣ тѣло, обличалъ іудеевъ: что ищете Мене убити, человѣка, Иже истину вамъ глаголахъ, юже слышахъ отъ Отца (Іоан. 8, 40)? Совершаемо же было это не раздѣльно по качеству творимаго, такъ чтобы въ иномъ обнаруживалось дѣйствіе тѣла безъ Божества, а въ иномъ дѣйствіе Божества безъ тѣла; напротивъ того, совершаемо было это соединенно, и единъ былъ благодатію Своею чудно творящій это Господь. По-человѣчески Онъ плюну, и плюновеніе было Божественно; потому что плюновеніемъ даровалъ зрѣніе очамъ слѣпого отъ рожденія. И когда хотѣлъ показать, что Онъ Богъ, выражая это человѣческимъ языкомъ, сказалъ: Азъ и Отецъ едино есма (Іоан. 10, 30). Исцѣлялъ единымъ хотѣніемъ, и простерши человѣческую руку, воздвигъ Петрову тещу, огнемъ жегому (Матѳ. 8, 14-15), и воскресилъ изъ мертвыхъ умершую уже дочь архисинагога.

15) А еретики по собственному своему невѣжеству предались безумію, и одни, видя человѣческія дѣла Спасителя, отрицали сказанное: въ началѣ бѣ Слово, другіе же, взирая на дѣла Божества, не признавали сказаннаго также: Слово плоть бысть. Мужъ вѣрный и апостольскій, зная человѣколюбіе Господа, когда видитъ знаменія Божества, дивится Господу во плоти, и когда усматриваетъ также свойственное тѣлу, съ изумленіемъ на сіе взираетъ, и въ этомъ уразумѣвая дѣйственность Божества.

Поелику же такова церковная вѣра, то, когда иные, смотря на дѣла человѣческія, видятъ Господа жаждущимъ, или утруждающимся, или страждущимъ, и только глумятся надъ Спасителемъ, какъ надъ человѣкомъ, тогда они тяжко согрѣшаютъ, однако-же, раскаявшись вскорѣ, могутъ получить прощеніе, имѣя предлогомъ немощь тѣла; потому что и Апостолъ не лишаетъ ихъ извиненія, и какъ-бы простираетъ къ нимъ руку, говоря: и исповѣдуемо велія есть благочестія тайна: Богъ явися во плоти (1 Тим. 3, 16). И еще, — когда иные, взирая на дѣла Божества, сомнѣваются о тѣлесномъ естествѣ, тогда и сіи наитяжко согрѣшаютъ; потому что, видя ядущаго и страждущаго, представляютъ это мечтою; впрочемъ и ихъ, если вскорѣ раскаются, Христосъ готовъ простить, потому что и для нихъ служитъ предлогомъ самое превыше-человѣческое величіе, обнаруживающееся въ дѣлахъ. Но когда думающіе о себѣ, что имѣютъ вѣдѣніе закона (каковы и были тогдашніе фарисеи), тѣхъ и другихъ превзошедши невѣжествомъ и ожесточеніемъ, доходятъ до безумія, и совершенно отрицаютъ самое сущее въ тѣлѣ Слово, или самыя дѣла Божества приписываютъ діаволу и его демонамъ, тогда за таковое нечестіе справедливо несутъ они непощадное наказаніе; потому что они діавола вмѣнили въ Бога, объ истинномъ дѣйствительно сущемъ Богѣ помыслили, что Онъ въ дѣлахъ ничѣмъ не превышаетъ бѣсовъ.

16) Въ такое-то нечестіе впали тогдаште іудеи, и изъ іудеевъ фарисеи. Когда Спаситель являлъ дѣла Отца, воскрешалъ мертвыхъ, даровалъ прозрѣніе слѣпымъ, дѣлалъ, что хромые ходили, отверзалъ слухъ глухимъ, разрѣшалъ языкъ нѣмымъ, повелѣвая вѣтрамъ, ходя даже по морю, давалъ разумѣть, что Ему покорна тварь; тогда народъ изумлялся и славилъ Бога, а чудные фарисеи говорили, что это — дѣла веельзевула, и безразсудные сіи не стыдились Божію силу приписывать діаволу. Посему, Спаситель произнесъ о нихъ справедливый приговоръ, что хула ихъ неизвинительна и непростительна. Пока они, видя дѣла человѣческія, хромали помышленіемъ, говоря: не Сей ли есть тектоновъ сынъ (Матѳ. 13, 55)? и: како Сей книги вѣсть не учився (Іоан. 7, 15)? и: кое Ты твориши о Себѣ знаменіе (Іоан. 6, 30)? и: да снидетъ нынѣ со креста, и вѣруемъ въ Него (Матѳ. 27, 42); дотолѣ Господь терпѣлъ ихъ, и поелику они грѣшили противъ Сына человѣческаго, скорбя объ ихъ ослѣпленіи, говорилъ: аще бы разумѣли и вы, еже къ миру (Лук. 19, 42). Ибо и великаго Петра, поелику дверница спрашивала его, а онъ отвѣчалъ ей о Господѣ, какъ о человѣкѣ, Господь простилъ за его слезы. А когда падшіе іудеи еще болѣе пали и обезумѣли, такъ что и дѣла Божіи стали называть веельзевуловыми; тогда Господь не потерпѣлъ уже ихъ. Ибо хулили они Духа Его, говоря, что творящій сіе не Богъ, но веельзевулъ. И за это, какъ отважившихся на дѣло нестерпимое, наказалъ ихъ вѣчно.

Это тоже значило, какъ если бы, взирая на порядокъ міра и на промышленіе о мірѣ, дерзнули они и сказали, что и тварь получила бытіе отъ веельзевула, что, діаволу повинуясь, солнце восходитъ, и ради его вращаются звѣзды не небѣ. Какъ твари суть дѣло Божіе, такъ и Христовы дѣла были дѣла Отчія. А если одни изъ этихъ дѣлъ суть веельзевуловы, то необходимо и другія должны быть веельзевуловыми. И для утверждающихъ это іудеевъ значитъ ли что сказанное: въ началѣ сотвори Богъ небо и землю? Ничто не чуждо ихъ безумію; ибо одинаковаго съ ними образа мыслей были и отцы ихъ въ пустынѣ: недавно еще вышедши изъ Египта, сдѣлали они тельца, и ему приписывая бывшія къ нимъ Божіи благодѣянія, говорили: сіи бози твои Израилю, иже изведоша тя изъ земли Египетскія (Исх. 32, 4). Посему и тогда не въ маломъ числѣ, но многіе изъ отважившихся на это истреблены были въ самомъ началѣ за эту хулу; притомъ же Богъ объявилъ, сказавъ: въ оньже день присѣщу, наведу на нихъ грѣхъ ихъ (Исх. 32, 34). Ибо и ихъ, пока роптали по причинѣ хлѣбовъ и воды, терпѣлъ еще Богъ, подобно матери питающей сосцами сына своего. Когда же еще болѣе обезумѣли, и, какъ воспѣваетъ о нихъ Духъ: измѣниша славу свою въ подобіе тельца, ядущаго траву (Псал. 105, 20); тогда, отважившись на такое непростительное дѣло, какъ говоритъ Писаніе, поражены были за сотвореніе тельца, егоже сотвори Ааронъ (Исх. 32, 35).

17) И теперь фарисеи, отважившіеся на подобное сему дѣло, услышали отъ Спасителя такой же приговоръ, какой слышалъ уже и несетъ на себѣ упомянутый іудеями веельзевулъ, то-есть, что и ихъ вмѣстѣ съ веельзевуломъ вѣчно поядать будетъ уготованный ему огонь.

Говорилъ же это Господь, не сравненіе дѣлая между хулою на Сына и хулою на Духа Святаго, и не въ томъ смыслѣ, что Духъ больше, а потому хула на Духа имѣетъ бóльшую вину. Да не будетъ сего! Ибо предварительно научилъ Онъ, что все, что имѣетъ Отецъ, принадлежитъ и Сыну, что Духъ пріиметъ отъ Сына и прославитъ Сына, и что не Духъ даетъ Сына, но Сынъ подаетъ Духа ученикамъ, а чрезъ учениковъ и вѣрующимъ въ Него. Посему, не сравнивая Себя и Духа, говорилъ Спаситель. Но поелику хула въ обоихъ случаяхъ касается Его самого, въ одномъ же случаѣ хула меньше, а въ другомъ гораздо больше; то Господь и сказалъ это. Ибо и самые фарисеи говорили то и другое. Видя Его человѣкомъ, злословили: откуду Сему премудрость сія (Матѳ. 13, 54)? и: пятидесяти лѣтъ не у имаши, и Авраама ли еси видѣлъ (Іоан. 8, 57)? Взирая же на дѣла Отчія, не только отрицали Божество Его, но еще говорили, что въ Немъ не Божество, но веельзевулъ, и что дѣла Его суть дѣла веельзевуловы. То и другое говорено было противъ Него; но поелику меньше была хула по человѣчеству, и больше хула по Божеству, то за большую хулу изрекъ имъ неизбѣжное наказаніе. И дѣйствительно, въ ободреніе учениковъ говоря: аще Господина дома веельзевула нарекоша (Матѳ. 10, 25), Себя, столько хулимаго іудеями, наименовалъ Господиномъ дому.

18) Если же іудеи, говоря: о веельзевулѣ, злословили не иного кого, но Господа; то явно, что и въ сказанномъ: хула же на Духа, разумѣется хула на самого Господа, и Себя разумѣя, произнесъ Спаситель все это изреченіе, потому что Онъ есть Домовладыка всего.

И намъ нелѣностно для безопасности снова повторить то-же. Жаждать, утруждаться, спать, быть заушаемымъ, вкушать пищу свойственно людямъ. Но творить дѣла, какія сотворилъ Господь, возможно уже было не людямъ, но Богу. Посему, когда, по сказанному прежде, иные, видя свойственное людямъ, злословили Господа, какъ человѣка, тогда дѣлались они достойными меньшаго наказанія, неже-ли тѣ, которые Божіи дѣла приписывали діаволу. Послѣдніе не только святое повергаютъ псамъ, но и Бога равняютъ съ діаволомъ, свѣтъ называютъ тьмою. И что въ этомъ состояла непростительная хула фарисеевъ, замѣтилъ то Маркъ, сказавъ: а иже восхулитъ на Духа Святаго, не имать отпущенiя, но повиненъ есть вѣчному грѣху. Зане глаголаху: духа нечистаго имать (Марк. 3, 29-30). А слѣпой отъ рожденія, прозрѣвъ, свидѣтельствовалъ: отъ вѣка нѣсть слышано, яко кто отверзе очи слѣпу рождену. Аще не бы былъ Сей отъ Бога, не могъ бы творити ничесоже (Іоан. 9, 32-33). И народъ, дивясь совершенному Господомъ, говоритъ: сіи глаголи не суть бѣснующагося: еда можетъ бѣсъ слѣпымъ очи отверсти (Іоан. 10, 21)? Фарисеи же, которые почитали себя сильными въ Законѣ, расширяли воскрылія ризъ, хвалились, что знаютъ больше другихъ, не устыдились при всемъ этомъ; но, говоря, что Господь имѣетъ бѣса и что дѣла Божіи суть дѣла бѣсовскія, окаянные сiи, по написанному, пожроша бѣсови, а не Богу (Втор. 32, 17). Подверглись же сему не ради чего иного, а только изъ желанія отрицать, что творящій дѣла сіи есть Богъ и Божій Сынъ. Если вкушеніе пищи и тѣлесный видъ показывали въ Господѣ человѣка, то почему же фарисеи не усматривали изъ дѣлъ, что Онъ во Отцѣ и Отецъ въ Немъ? Имъ не хотѣлось признать это, лучше же сказать, они имѣли въ себѣ веельзевула, который внушалъ имъ — за дѣла человѣческія именовать Господа простымъ человѣкомъ, а за дѣла, свойственныя Богу, не исповѣдывать Его Богомъ, вмѣсто же Господа обоготворять сущаго въ нихъ самихъ веельзевула, чтобы съ нимъ, наконецъ, вѣчно мучиться имъ въ огнѣ.

19) И это замѣчаніе Евангелиста Марка въ читаемомъ нами мѣстѣ, кажется мнѣ, наводитъ на мысль подобную сказанной, и показываетъ, что та и другая хула касается самого Господа, и Онъ сказалъ о Себѣ — и: Сынъ человѣческій, и: Духъ, чтобы первымъ наименованіемъ указать на человѣческое естество, а словомъ «Духъ» обозначить Свое духовное, умное и преистинное Божество. Ибо въ означеніе тѣлеснаго Своего естества хулу, въ которой можно получить прощеніе, отнесъ къ Сыну человѣческому, о хулѣ же непростительной объявилъ, что простирается она на Духа, чтобы этимъ отличеніемъ отъ тѣлеснаго естества указать на Божество Свое.

Этотъ же образъ рѣчи примѣчаю я и въ Евангеліи отъ Іоанна, когда Господь, бесѣдуя о вкушеніи тѣла Его, и видя, что многіе тѣмъ соблазнялись, говоритъ: сіе ли вы блазнитъ? аще убо узрите Сына человѣческаго восходяща, идѣже бѣ прежде? Духъ есть, иже оживляетъ, плоть не пользуетъ ничтоже: глаголы, яже Азъ глаголахъ вамъ, Духъ суть и животъ суть (Іоан. 6, 61-63). И здѣсь сказалъ о Себѣ Онъ то и другое, — и плоть, и духъ; и слово «духъ» употребилъ въ отличеніе отъ плоти, чтобы ученики, увѣровавъ не только въ видимое, но и въ невидимое Его, уразумѣли, что глаголы Его суть не плотскіе, но духовные. Для многихъ ли достаточно было въ снѣдь тѣла, и какъ оно напитало бы цѣлый міръ? Но для того и упомянулъ о восшествіи Сына человѣческаго на небеса, чтобы отвлечь ихъ отъ тѣлеснаго понятія, и дать имъ, наконецъ, уразумѣть, что плоть, о которой говорилъ, есть небесная снѣдь и духовная пища, свыше подаваемая Имъ. Ибо говоритъ: яже глаголахъ вамъ, Духъ суть и животъ. А это значило: то, чтó показуется и дается за спасеніе міра, есть плоть, которую ношу Я; но сія плоть и кровь ея дана будетъ Мною вамъ духовно въ снѣдь, такъ-что она каждому удѣляема будетъ духовно, и для всѣхъ содѣлается охраненіемъ въ воскресеніе вѣчной жизни. Такъ и Самарянкѣ, отвлекая ее отъ чувственнаго, Господь наименовалъ Бога Духомъ, чтобы она о Богѣ представляла себѣ не тѣлесно, но духовно. Такъ и Пророкъ, созерцая Слово содѣлавшееся плотію, говорилъ: Духъ лица нашего помазанный Господь (Пл. Іерем. 4, 20), чтобы не заключилъ кто о Господѣ изъ видимаго, что Онъ простой человѣкъ, но слыша слово: Духъ, зналъ, что Онъ есть сущій въ тѣлѣ Богъ.

20) Изъ этого явствуетъ, наконецъ, что, если кто видитъ Господа бесѣдующаго о Себѣ самомъ и, смотря только на тѣлесныя дѣла Его и не вѣруя, скажетъ: откуду Сему премудрость сія? то согрѣшитъ онъ и произнесетъ на Него хулу, какъ на Сына человѣческаго; а если, взирая на дѣла Его, совершаемыя Духомъ Святымъ, говоритъ, что творящій таковыя дѣла — не Богъ и не Божій Сынъ, приписываетъ же ихъ веельзевулу, то явно хулитъ Господа, отрицая Его Божество. Ибо въ евангельскомъ семъ изреченіи, какъ неоднократно уже замѣчено, Господь, говоря: Сынъ человѣческій, указываетъ на Свое воплощеніе и человѣчество, чтобы сказавъ: Духъ — выразить тѣмъ, что Его же есть и Духъ Святый, Которымъ Онъ все творилъ. Поэтому, творя дѣла, говорилъ: аще Мнѣ не вѣруете, дѣломъ Моимъ вѣруйте: да разумѣете, яко Азъ во Отцѣ, и Отецъ во Мнѣ (Іоан. 10, 38); уготовляясь же принести Себя за насъ тѣлесно, когда для сего самаго пришелъ во Іерусалимъ, Онъ сказалъ ученикамъ Своимъ: спите прочее и почивайте: се приближііся часъ, и Сынъ человѣческій предается въ руки грѣшниковъ (Матѳ. 26, 45). Дѣла удостовѣряли, что Господь есть истинный Богъ, а смерть показала, что истинно имѣлъ Онъ тѣло. Посему, предаваемаго на смерть справедливо наименовалъ Сыномъ человѣческимъ. Ибо Слово безсмертно, неприкосновенно и есть источная жизнь. Но фарисеи не вѣрили этимъ дѣламъ, даже не хотѣли видѣть, что творили сыны ихъ. Посему, Господь съ кротостію также обличаетъ ихъ, говоря: аще Азъ о веельзевулѣ изгоню бѣсы, сынове ваши о комъ изгонятъ? Сего ради тiи будутъ вамъ судіи. Аще ли же о Дусѣ Божіи изгоню бѣсы, убо постиже на васъ царствіе Божіе (Лук. 11, 19-20). И здѣсь сказалъ: о Дусѣ Божіи — не въ томъ смыслѣ, что самъ Онъ меньше Духа, и что совершалъ въ Немъ сіе Духъ. Но и этимъ опять давалъ разумѣть, что Онъ, Божіе сый Слово, совершаетъ все чрезъ Духа, и вмѣстѣ научалъ слышащихъ, что, дѣла Духа приписывая веельзевулу, хулятъ они тѣмъ самого Подателя Духа. Ибо, и это говоря, показываетъ, что фарисеи не по невѣдѣнію, но добровольно вдаются въ такую неизвинимую хулу, и хотя знаютъ безразсудные, что подобныя дѣла суть дѣла Божіи, однако-же не стыдятся приписывать ихъ веельзевулу и производить отъ нечистаго духа.

21) Какъ же они, отважившись на это, могутъ еще обвинять язычниковъ за то, что сдѣлали себѣ идоловъ и именуютъ ихъ богами? Дерзость фарисеевъ подобна языческому безумію, или, можетъ быть, и превосходитъ его; потому что, пріявъ о семъ законъ, преступленіемъ закона безчествуютъ они Бога. Что же будутъ дѣлать отваживающіеся на таковую хулу, когда прочтутъ Пророка Исаію и услышатъ, что знаменіями Христова пришествія служатъ прозрѣніе слѣпыхъ, хожденіе хромыхъ, проглаголаніе нѣмыхъ, воскресеніе мертвыхъ, исцѣленіе прокаженныхъ, отверстіе слуха у глухихъ (Ис. 35, 5-6)? Ужели захотятъ творцемъ сего наименовать кого-либо иного? Ибо, наименовавъ творцемъ Бога, обличатъ себя въ нечестіи противъ Господа. А что Пророкъ провидѣлъ и предрекъ, то Господь пришелъ и совершилъ. Если же, увлекаемые своею продерзостію, осмѣлятся сказать, что и это предречено о веельзевулѣ; то боюсь, что, вскорѣ преуспѣвъ въ нечестіи, когда прочтутъ: кто даде уста человѣку? и кто сотвори нѣма, и глуха, и видяща и слѣпа (Исх. 4, 11)? и подобныя симъ мѣста, по безумію своему, скажутъ также, что и это — слова веельзевула. Ибо кому приписываютъ благодать прозрѣнія, въ томъ, по необходимости, должны искать и виновника слѣпоты. Въ Писаніи же сказано, что то и другое творитъ Одинъ и Тотъ-же. Конечно же, говоря это, дойдутъ со-временемъ и до той мысли, что и Создатель естества человѣческаго есть веельзевулъ. Ибо Творцу свойственно имѣть власть и надъ созданнымъ. Но Моисей сказалъ: въ началѣ сотвори Богъ небо и землю; и: по образу Божію сотвори Богъ человѣка (Быт. 1, 1. 27). И Даніилъ съ дерзновеніемъ говоритъ Дарію: не покланяюся кумиромъ руками сотвореннымъ, но живому Богу, сотворшему небо и землю и владущему всякою плотію (Дан. 14, 5). Развѣ, придумавъ новый оборотъ, скажутъ: не видѣть, хромать, и имѣть другія немощи дается въ наказаніе отъ Создателя; а избавленіе отъ немощей и благодѣяніе страждущимъ совершаетъ веельзевулъ. Но крайне неразумно входить даже въ изслѣдованіе объ этомъ; обезумѣвшимъ. и изступленнымъ свойственно такое злочестивое буесловіе, съ какимъ безразсудные сіи сравнительно лучшее приписываютъ не Богу, но веельзевулу. Для нихъ ничего уже не значитъ извратить догматы божественныхъ Писаній, только бы отрицать имъ пришествіе Христово!

22) Но симъ лукавымъ надлежало — или не уничижать Господа за тѣлесное естество, какъ человѣка, или исповѣдать Его за дѣла истиннымъ Богомъ. Они же во всемъ поступили превратно. Видя въ Немъ человѣка, злословили какъ человѣка; а взирая на дѣла Божескія, отрицали Божество и обратились къ діаволу, думая, что такою дерзостію избѣгнутъ суда и не осудитъ уже ихъ поруганное ими Слово. На большее еще отваживались обаятели, волхвы и чародѣи Фараоновы; однако-же, увидѣвъ сотворенныя Моисеемъ знаменія, они уступили и обратились въ бѣгство, сказавъ: перстъ Божій творитъ сіе (Исх. 8, 19). Фарисеи же и книжники, видя дѣйствіе (не перста, но) цѣлой руки Божіей, и примѣчая, что дѣла, совершаемыя Спасителемъ, и многочисленнѣе и выше Моисеевыхъ, сказали, что творитъ сіе веельзевулъ, о которомъ волхвы, какъ ни были къ нему близки, сознались, что не могъ онъ сотворить и того, чтó въ сравненіи съ симъ гораздо было меньше. Кто же изобразитъ вполнѣ безуміе фарисеевъ? Или кто, какъ сказалъ Пророкъ, найдетъ, чему бы уподобить ихъ злочестіе? Они оправдали собою содомлянъ, превзошли невѣжествомъ язычниковъ, превышаютъ неразуміемъ волхвовъ Фараововыхъ, и могутъ быть сравнены съ одними только аріанами, впадая съ ними въ одно и то-же злочестіе. Ибо іудеи, видя дѣла Отчія, совершаемыя Сыномъ, приписывали ихъ веельзевулу; а аріане, взирая на тѣ-же дѣла, творящаго ихъ Господа сопричисляютъ къ тварямъ, говоря, что Онъ изъ не-сущихъ, и не былъ, пока не рожденъ. Фарисеи, видя Господа во плоти, роптали, говоря: почему ты человѣкъ сый, твориши себе Бога (Іоан. 10, 33)? А христоборцы, видя, что Онъ страждетъ, спитъ, хулятъ Его, говоря: «кто терпитъ сіе, тотъ не можетъ быть истиннымъ Богомъ и единосущнымъ Отцу!» Однимъ словомъ: если кто пожелаетъ сравнительно разсмотрѣть злоуміе тѣхъ и другихъ; то найдетъ, какъ сказалъ я выше, что пали они вмѣстѣ въ юдоли сланаго (Быт. 14, 8. 10) умоизступленія.

23) Посему-то Господь тѣмъ и другимъ изрекъ непощадное наказаніе. Ибо говоритъ: а иже речетъ на Духа Святаго, не отпустится ему, ни въ сей вѣкъ, ни въ будущiй. И это справедливо. Ибо отрицающій Сына кого призоветъ, и въ комъ обрѣтетъ очищеніе? Или какой жизни, какого упокоенія будетъ чаять себѣ, кто отвергся Сказавшаго: Азъ есмь животъ (Іоан. 14, 6); и: пріидите ко Мнѣ вси труждающтся и обремененніи, и Азъ упокою вы (Матѳ. 11, 28)?

Но какъ они понесутъ на себѣ вѣчное наказаніе, такъ благочестно мудрствующіе о Христѣ, покланяющіеся Ему и по плоти и по Духу, ненезнающіе, что Онъ есть Сынъ Божій, неотрицающіе, что Онъ сталъ и Сыномъ человѣческимъ, и равно вѣрующіе, что въ началѣ бѣ Слово, и что Слово плоть бысть, безъ сомнѣнія, будутъ вѣчно царствовать на небесахъ, по святымъ обѣтованіямъ самого Господа и Спасителя нашего Іисуса Христа, Который говоритъ: идутъ сіи въ муку вѣчную: праведницы же въ животъ вѣчный (Матѳ. 25, 46).

Это сколько самъ я изучилъ, написалъ и тебѣ кратко; ты же пріими это отъ меня, не какъ совершенное ученіе, но какъ только поводъ самому тебѣ, извлекши для себя точнѣйшій смыслъ изъ евангельскаго изреченія и изъ Псалмовъ, связать наконецъ рукояти истины. А когда принесешь ихъ, тогда пусть будетъ сказано: грядуще же пріидутъ радостію, вземлюще рукояти своя (Псал. 125, 6) о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ. Чрезъ Него и съ Нимъ Отцу и купно Святому Духу слава и держава во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанiе:
[1] Т. е Епископы, и именно: Акакій и Патрофилъ.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Аѳанасiя Великаго, Архiепископа Александрiйскаго. Часть третья. / Изданiе второе исправленное и дополненное. – Репринтъ. – М.: Изданiе Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1994. – С. 67-92. – Репр. изд.: СТСЛ, 1903.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0