Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 29 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Аѳанасiй Великiй (†373 г.)
30. Посланіе Эпиктету, Епископу коринѳскому, противъ еретиковъ.

Господину моему, возлюбленному брату и вожделѣннѣйшему сослужителю, Эпиктету Аѳанасій желаетъ о Господѣ радоваться.

1) Думалъ я, что всякое суесловіе всѣхъ еретиковъ, сколько ни было ихъ когда-либо, прекратилось вслѣдствіе бывшаго Собора въ Никеи; потому что вѣра, согласно съ божественными Писаніями, исповѣданная на немъ Отцами, достаточна къ низложенію всякаго нечестія и къ утвержденію благочестивой во Христа вѣры. Потому и на бывшихъ нынѣ разныхъ Соборахъ въ Галліи, въ Испаніи и въ великомъ Римѣ, всѣ присутствовавшіе, съ общаго согласія, какбы движимые единымъ Духомъ, предали анаѳемѣ втайнѣ мудрствующихъ еще по-аріански, разумѣю Авксентія медіоланскаго, Урзація, Валента и Гаія изъ Панноніи. А поелику подобные симъ люди сами у себя выдумали имена Соборовъ, то Отцы писали всюду, во вселенской Церкви не выставлять на видъ никакого Собора, кромѣ бывшаго въ Никеи, — сего побѣднаго знаменія надъ всякою ересію, преимущественно же надъ аріанскою, по причинѣ которой и былъ тогда наипаче созванъ этотъ Соборъ.

Посему, какъ же и послѣ этого нѣкоторые предпріемлютъ входить въ разсужденія и разысканія? Если таковые изъ числа аріанъ, то неудивительно, что охуждаютъ они написанное противъ нихъ, какъ и язычники, слыша: идоли языкь сребро и злато, дѣла рукъ человѣческихъ (Псал. 113, 12), ученіе о божественномъ крестѣ почитаютъ безуміемъ (1 Кор. 1, 23). Если же изъ числа почитающихъ себя правовѣрующими и любящими провозглашенное Отцами есть желающіе возобновить изслѣдованіе; то не иное что дѣлаютъ они, какъ, по написанному, напаяютъ подруга своего развращеніемъ мутнымъ (Авв. 2, 15), и заводятъ словопренія не для какой-либо пользы, а только на погибель людей простодушныхъ.

2) Пишу же это, прочитавъ въ доставленныхъ отъ твоего богочестія запискахъ, чему лучше бы не быть вовсе написаннымъ, чтобы у тѣхъ, которые будутъ послѣ насъ, не осталось объ этомъ никакой и памяти. Ибо кто когда-либо слышалъ что подобное? Кто научилъ или научился сему? Отъ Сіона бо изыдетъ законъ Божій, и слово Господне изъ Іерусалима (Ис. 2, 3); а это откуда произошло? Какой адъ изрыгнулъ такую рѣчь: что тѣло рожденное отъ Маріи единосущно Божеству Слова; или что Слово преложилось въ плоть, кости, волосы и въ цѣлое тѣло, и измѣнилось въ собственномъ Своемъ естествѣ? Кто въ Церкви, или вообще у христіанъ, слышалъ, что Господь понесъ на Себѣ тѣло по присвоенію, а не по естеству такъ названное? Или, кто впадалъ въ такое нечестіе, чтобы думать и говорить, будто бы само Божество единосущное Отцу было обрѣзано, и изъ совершеннаго стало несовершеннымъ, и что пригвожденное къ древу было не тѣло, но сама зиждительная сущность Премудрости? Кто слыша, что Слово не изъ Маріи, но изъ собственной сущности, образовало Себѣ удобостраждущее тѣло, назоветъ христіаниномъ утверждающаго это? Кто измыслилъ это мерзкое нечестіе — дойти до мысли и сказать, будто бы утверждающій, что тѣло Господне отъ Маріи, признаетъ въ Божествѣ не Троицу, но четверицу? Разсуждаюшіе такъ скажутъ посему, что плоть, въ которую облекся Спаситель, воспріявъ ее отъ Маріи, принадлежитъ сущности самой Троицы. Откуда еще нѣкоторые взяли и изблевали нечестіе, равное сказанному выше, а именно, что тѣло не позднѣе Божества Слова, но всегда было Ему совѣчно, потому что составилось изъ сущности самой Премудрости? Какъ именующіеся христіанами осмѣлились усомниться въ томъ, что происшедшій отъ Маріи Господь по сущности и естеству Божій есть Сынъ, а по плоти — отъ сѣмени Давидова и отъ плоти Святой Маріи? Ужели нѣкоторые простерли дерзость свою до того, чтобы сказать: Христосъ плотію пострадавшій и распятый не есть Господь, Спаситель, Богъ, Сынъ Отчій? Или, какъ хотятъ именоваться христіанами утверждающіе, что Слово снизошло на святаго человѣка, какъ на одного изъ Пророковъ, а не само содѣлалось человѣкомъ, воспріявъ тѣло отъ Маріи, и иной есть Христосъ, а иной — Божіе Слово, прежде Маріи и прежде вѣковъ сущій Отчій Сынъ? И какъ могутъ быть христіанами утверждающіе, что иной есть Сынъ, а иной — Божіе Слово?

3) Это заключалось въ запискахъ, и хотя выражено было иными многими словами, но въ нихъ содержалась одна мысль и та-же сила, направленная къ злочестію. Объ этомъ-то разсуждали и спорили между собою хвалящіеся Никейскимъ исповѣданіемъ Отцевъ. А я подивился терпѣнію твоего богочестія и тому, что не заставилъ ты молчать утверждающихъ это и не предложилъ имъ благочестивой вѣры, что-бы они — или выслушавъ успокоились, или начавъ противорѣчить, были признаны еретиками. Пересказанное недостойно того, чтобы читали и слушали это христіане, но во всѣхъ отношеніяхъ чуждо Апостольскаго ученія. Поэтому и я, какъ сказалъ уже выше, мысли ихъ изложилъ въ посланіи голыми словами, чтобы всякій, услышавъ, видѣлъ ихъ гнусность и злочестіе. И хотя надлежало бы распространиться въ обвиненіи и обличеніи безразсудства такъ думающихъ, но хорошо — этимъ заключить посланіе и не писать ничего больше. Ибо того, что съ перваго взгляда такъ худо, не должно еще болѣе обнажать и пытливо изслѣдовать, чтобы любителями споровъ не почтено было это за что-либо подверженное еще сомнѣнію. Или надлежало бы на подобныя рѣчи отвѣчать одно и сказать: достаточно и того, что это не ученіе вселенской Церкви и не думали такъ Отцы. Но чтобы изобрѣтатели худого въ совершенномъ молчаніи нашемъ не нашли предлога къ безстыдству, хорошо припомнить немного изъ божественныхъ Писаній: приведенные этимъ въ стыдъ, отстанутъ они, можетъ быть, отъ гнусныхъ своихъ вьшысловъ.

4) Какъ же пришло вамъ на мысль сказать, что тѣло единосущно Божеству Слова? Ибо съ этого прилично начать, чтобы съ обнаруженіемъ гнилости такого мнѣнія оказалось, что таково же и все сему подобное. Въ божественныхъ Писаніяхъ найти сего невозможно; въ нихъ говорится, что въ человѣческомъ тѣлѣ былъ Богъ. И Отцы сошедшіеся въ Никеи не тѣло, но самого Сына наименовали единосущнымъ Отцу, и исповѣдали о Сынѣ, что Онъ отъ Отчей сущности, а о тѣлѣ, согласно также съ Писаніями, что оно отъ Маріи. Поэтому, или отвергните Соборъ Никейскій и, какъ еретики, вносите сіе ученіе, или, если хотите быть чадами Отцевъ, не мудрствуйте паче того, чтó они написали.

Нелѣпость этого ученія можно также усмотрѣть вамъ и изъ слѣдующаго. Если Слово единосущно тѣлу, заимствующему естество отъ земли; а, по исповѣданію Отцевъ, Слово единосущно Отцу: то и самъ Отецъ будетъ единосущенъ тѣлу, происшедшему отъ земли. За что же порицаете аріанъ, называюшихъ Сына тварію, когда сами называете и Отца единосущнымъ тварямъ, и впадаете въ другое нечестіе, говоря, что Слово преложилось въ плоть, кости, волосы, жилы и въ цѣлое тѣло, и измѣнилось въ собственномъ Своемъ естествѣ? Остается уже вамъ ясно сказать, что Сынъ отъ земли произошелъ; потому что отъ земли естество костей и цѣлаго тѣла. Посему, какое же это безразсудство — противорѣчить себѣ самимъ? Ибо, называя Слово единосущнымъ тѣлу, означаете тождество одного съ другимъ; а говоря, что Слово преложилось въ плоть, представляете себѣ измѣненіе самого Слова. И кто же наконецъ дозволитъ вамъ даже говорить только это? Паче всякой ереси уклонились вы въ нечестіе. Если Слово единосущно тѣлу, то излишне упоминаніе о Маріи и служеніи Ея, потому что тѣло могло быть прежде Маріи, и оно вѣчно, какъ вѣчно само Слово, если только, какъ говорите вы, Слово единосущно тѣлу. Да и какая нужда въ пришествіи Слова, чтобы Ему или облечься въ единосущное Себѣ, или, измѣнившись въ собственномъ естествѣ, содѣлаться тѣломъ? Не Себя воспріемлетъ Божество, чтобы облечься въ единосущное Себѣ, и согрѣшаетъ не Слово, искупающее грѣхи другихъ, чтобы Ему, премѣнившись въ тѣло, самого Себя принести въ жертву за Себя и искупить Себя.

5) Въ дѣйствительности не то; да не будетъ сего! Отъ сѣмене Авраамова прiемлетъ, какъ говоритъ Апостолъ, отнюду же долженъ бѣ по всему подобитися братiи (Евр. 2, 16-17), и воспріять тѣло подобное нашему. Для сего-то подлинно избирается въ служеніе Марія, чтобы отъ Нея воспріялъ Онъ тѣло, и какъ собственное принесъ его за насъ. И на Нее-то пророчественно указалъ Исаія, говоря: се Дѣва (Ис. 7, 14). Къ Ней-то посылается Гавріилъ, не просто къ Дѣвѣ, но къ Дѣвѣ обручемнѣй мужеви (Лук. 1, 27), чтобы упоминаніемъ о мужѣ, съ которымъ была обручена, показать, что Марія дѣйствительно человѣкъ. Посему, Писаніе упоминаетъ и о рожденіи, и говоритъ: повитъ (Лук. 2, 7), и названы блаженными сосцы, яже ссалъ (Лук. 11, 27), и принесена жертва, какъ за рожденнаго разверзающаго ложесна (Лук. 2, 23). Все это служило указаніемъ на раждающую Дѣву. А Гавріилъ ясно, съ особенною осмотрительностію, благовѣствовалъ Ей, говоря не просто: раждаемое въ Тебѣ, чтобы не подумали, будто бы входитъ въ Нее отвнѣ; но раждаемое отъ Тебя (Лук. 1, 35) [1], въ удостовѣреніе, что раждается отъ Нея по естеству. Это же ясно показываетъ и самое естество; потому что Дѣвѣ невозможно имѣть млеко не родивъ, и тѣлу невозможно питаться млекомъ и быть повитымъ, не родившись прежде по естеству. Сіе-то рожденное въ восьмой день было обрѣзано; сіе-то Сѵмеонъ пріялъ въ объятія; сіе содѣлалось отрокомъ и возрастало, стало двѣнадцатилѣтнимъ и достигло тридцатаго года. Ибо не самая сущность Слова, неизмѣняемая и непреложная, какъ измыслили нѣкоторые, измѣнилась и была обрѣзана. Самъ Спаситель говоритъ: видите, видите, яко Азъ есмь, и не измѣняюся (Малах. 3, 6), а Павелъ написалъ: Іисусъ Христосъ вчера и днесь Тойже, и во вѣки (Евр. 13, 8). Но въ тѣлѣ, которое было обрѣзано, носимо, вкушало пищу и питіе, утомлялось, пригвождено на древѣ и пострадало, было безстрастное и безплотное Божіе Слово. Тѣло положено было во гробъ, когда, не отлучаясь отъ него, Слово сходило, какъ сказалъ Петръ, проповѣдывать сущимъ въ темницѣ духовомъ (1 Петр. 3, 19).

6) Этимъ всего болѣе обнаруживается неразуміе утверждающихъ, что Слово премѣнилось въ кости и плоть. Если бы такъ было, то не имѣлось бы нужды во гробѣ, потому что тѣло само собою снизошло бы проповѣдывать бывшимъ во адѣ духамъ. А теперь нисходило проповѣдывать Слово, тѣло же Іосифъ, обвивъ плащаницею, положилъ на Голгоѳѣ; и всякому стало явно, что тѣло было не Слово, но было тѣло Слова. И сіе-то тѣло, возставшее изъ мертвыхъ, осязалъ Ѳома, и видѣлъ на немъ язвы гвоздинныя (Іоан. 20, 25), какія претерпѣло само Слово, видя пригвождаемымъ собственное Свое тѣло, и хотя могло тому воспрепятствовать, но не воспрепятствовало; даже, безплотное Слово какбы Себѣ усвоило все, что свойственно было тѣлу. И дѣйствительно, когда слуга на-несъ ударъ тѣлу, Слово, какбы Само терпя оный, сказало: что Мя біеши (Іоан. 18, 23). И хотя Слово по естеству неприкосновенно, однако-же изрекло: плещы Мои вдахъ на раны, и ланитѣ Мои на заушенія, лица же Моего не отвратихъ отъ студа заплеванiй (Ис. 50, 6). Ибо чтó претерпѣвало человѣческое тѣло Слова, тó соединенное съ нимъ Слово относило къ Себѣ, чтобы мы могли пріобщиться Божеству Слова. И чтó необычайно, Одинъ и Тотъ-же страдалъ и не страдалъ: страдалъ, потому что страдало Его собственное тѣло, и былъ Онъ въ страждущемъ тѣлѣ; и не страдалъ, потому что Слово, сущее по естеству Богъ, безстрастно. Оно безплотное было въ удобостраждущемъ тѣлѣ, но тѣло имѣло въ себѣ безстрастное Слово, уничтожающее немощи самого тѣла. Содѣлало же сіе Слово, и было сіе такъ, чтобы Слову, пріявъ на Себя наше и принеся сіе въ жертву, уничтожить это и наконецъ, облекши насъ въ Свое, дать Апостолу поводъ сказать: подобаетъ тлѣнному сему облещися въ нетлѣніе, и мертвенному сему облещися въ безсмертіе (1 Кор. 15, 53).

7) Содѣлано же это не по присвоенію, какъ представляли себѣ также нѣкоторые; да не будетъ сего! Но поелику Спаситель подлинно, въ самой дѣйствительности, сталъ человѣкомъ, то совершено спасеніе цѣлаго человѣка. Ибо если, какъ говорятъ они, Слово было въ тѣлѣ по присвоенію такъ названномъ; а называемое по присвоенію есть мысленное представленіе: то оказывается, что и спасеніе и воскресеніе человѣковъ, согласно съ злочестивѣйшимъ Манихеемъ, есть мнимо такъ именуемое. Но спасеніе наше — не мысленное представленіе, и спасеніе не одного тѣла, но цѣлаго человѣка, т. е. души и тѣла, дѣйствительно совершено въ самомъ Словѣ.

Итакъ, Господне тѣло, согласно съ божественными Писаніями, было человѣческое по естеству, заимствованное отъ Маріи и истинное: оно было истинное, потому что тождественно съ нашимъ. Марія сестра намъ, потому что всѣ мы отъ Адама. И въ этомъ никто да не сомнѣвается, памятуя, что написалъ Лука. Ибо по воскресеніи изъ мертвыхъ, когда нѣкоторые думали, что видятъ Господа не въ тѣлѣ заимствованномъ отъ Маріи, вмѣсто же него представляется имъ духъ, Господь сказалъ: видите руцѣ Мои и нозѣ Мои и язвы гвоздинныя, яко самъ Азъ есмь: осяжите Мя и видите, яко духъ плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща. И сія рекъ, показа имъ руцѣ и нозѣ (Лук. 24, 39-40). Этимъ снова могутъ быть обличены осмѣливающіеся говорить, что Господь измѣнился въ плоть и кости. Не сказалъ Онъ: якоже Мене видите сущаго плоть и кости, но: имуща, въ устраненіе мысли, что измѣнилось въ нихъ само Слово, во удостовѣреніе же, что имѣетъ ихъ и по воскресеніи, какъ имѣло прежде смерти.

8) А когда это доказано такимъ образомъ, излишнимъ будетъ дѣломъ касаться прочаго и сколькони-будь раскрывать это. Ибо тѣло, въ которомъ было Слово, не единосущно Божеству, но истинно рождено отъ Маріи; и само Слово не измѣнилось въ плоть и кости, но явилось во плоти. Такой смыслъ имѣетъ сказанное Іоанномъ: Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), какъ можно усмотрѣть это изъ подобнаго выраженія. У Павла написано: Христосъ бысть по насъ клятва (Гал. 3, 13). Какъ не самъ Онъ содѣлался клятвою, но поелику за насъ пріялъ на Себя клятву, то и сказано, что бысть клятва; такъ и плоть бысть, не премѣнившись въ плоть, но потому что ради насъ воспріялъ на Себя живую плоть и содѣлался человѣкомъ. Сказать: Слово плоть бысть — тоже опять значитъ, что и сказать: Слово содѣлалось человѣкомъ, по сказанному у Іоиля: излію отъ Духа Моего на всяку плоть (Іоил. 2, 28); потому что обѣтованіе сіе не простиралось на безсловесныхъ животныхъ, но относится къ человѣкамъ, ради которыхъ Господь содѣлался человѣкомъ. Поелику же изреченіе это имѣетъ такой смыслъ; то по справедливости да осудятъ сами себя всѣ думающіе, что плоть отъ Маріи была прежде Маріи, и что Слово прежде Нея имѣло какую-либо человѣческую душу, и до пришествія Своего было всегда съ ней. Да умолкнутъ утверждающіе, что плоть Христова недоступна смерти, но безсмертна по естеству. Если бы Христосъ не умеръ, то какъ бы Павелъ предалъ Коринѳянамъ, еже и прія, яко Христосъ умре грѣхъ нашихъ ради, по Писаніемъ (1 Кор. 15, 3)? Какъ бы Христосъ и воскресъ, если бы не умеръ?

Да покроются великимъ стыдомъ допустившіе мысль, будто бы вмѣсто Троицы будетъ четверица, если сказать, что тѣло отъ Маріи. Говорятъ: если тѣло наименуемъ единосущнымъ Слову, то Троица пребудетъ Троицею, потому что Слово не вноситъ въ Нее ничего чуждаго. А если тѣло отъ Маріи назовемъ человѣческимъ, то, поелику тѣло сіе по сущности чуждо Слову, и Слово въ немъ пребываетъ; то необходимо, по присовокупленіи тѣла, вмѣсто Троицы будетъ четверица.

9) Говоря это, не разумѣютъ они, что противорѣчатъ сами себѣ. Ибо хотя тѣла Христова не именуютъ взятымъ отъ Маріи, именуютъ же его единосущнымъ Слову; но тѣмъ не менѣе изъ собственнаго ихъ понятія явствовать будетъ, что и сами они раздѣляютъ то мнѣніе, котораго уклоняющимися представляютъ себя, и вводятъ четверицу. Ибо какъ Сынъ, по ученію Отцевъ, будучи единосущенъ Отцу, не есть самъ Отецъ, но въ отличеніе отъ Отца именуется единосущнымъ Сыномъ: такъ и тѣло, единосущное Слову, не есть само Слово, но иное есть съ Словомъ. А если иное, то, и по ихъ ученію, Троица ихъ будетъ четверицею; потому что не та Троица, Которая истинна и дѣйствительно совершенна и нераздѣльна, но та, которая ими вымышлена, допускаетъ присовокупленіе. И христіане ли уже вымышляюшіе иного, кромѣ сущаго Бога?

Но и въ другомъ ихъ умствованіи можно опять усмотрѣть великое ихъ безразсудство. Если изъ встрѣчаемаго и сказаннаго въ Писаніяхъ, что тѣло Спасителя отъ Маріи и есть человѣческое, заключаютъ они, что вмѣсто Троицы именуется четверица, какъ будто бы тѣло послужило присовокупленіемъ къ Божеству; то много заблуждаются, приравнивая тварь къ Творцу, и думая, что Божество можетъ допускать присовокупленіе. Не знаютъ они, что не для присовокупленія въ Божествѣ Слово плоть бысть, но для того, чтобы воскресить плоть. Не для усовершенія Своего Слово произошло отъ Маріи, но чтобы искупить человѣческій родъ. Какъ же думаютъ, что тѣло, искупленное и оживотворенное Словомъ, послужило животворящему Слову присовокупленіемъ въ Божествѣ? Скорѣе, для самаго человѣческаго тѣла произошло великое присовокупленіе отъ общенія и соединенія съ нимъ Слова. Ибо изъ смертнаго содѣлалось оно безсмертнымъ; будучи душевнымъ, стало духовнымъ; бывъ отъ земли, прошло небесными вратами. Троица же, и по воспріятіи Словомъ тѣла отъ Маріи, есть Троица, не допускаетъ ни присовокупленія, ни отъятія, но всегда совершенна. И въ Троицѣ познается единое Божество, а такимъ образомъ проповѣдуется въ Церкви единый Богъ Отецъ Слова.

10) Вслѣдствіе сего да умолкнутъ наконецъ утверждавшіе нѣкогда, что Происшедшій отъ Маріи не есть Христосъ, Господь и Богъ. Ибо, если не Богъ былъ во плоти, то почему же Происшедшій отъ Маріи прямо наименованъ Еммануиломъ, еже есть сказаемо: съ нами Богъ (Матѳ. 1, 23)? Если не Слово было во плоти, то почему и Павелъ написалъ Римлянамъ: отъ нихже Христосъ по плоти, сый надъ всѣми Богъ благословенъ во вѣки, аминь (Рим. 9, 5)? Посему, отрицавшіе прежде, что Распятый есть Богъ, да сознаются въ своемъ заблужденіи, убѣдившись божественными Писаніями, особливо же примѣромъ Ѳомы, который, увидѣвъ на Немъ язвы гвоздинныя, воскликнулъ: Господь мой и Богъ мой (Іоан. 20, 28). Ибо Сынъ, Богъ и Господь славы, былъ въ тѣлѣ, безславно пригвожденномъ и поруганномъ. Хотя тѣло страдало прободенное на древѣ, и изъ ребръ его истекли кровь и вода; однако-же, будучи храмомъ Слова, оно исполнено было Божества. Посему-то солнце, видя Создателя своего страждущимъ въ поруганной плоти, сокрыло лучи и омрачило землю. А самое тѣло, имѣя смертное естество, воскресло (что было выше его естества), по причинѣ сущаго въ немъ Слова, и отложило естественное тлѣніе, облекшись же въ Слово, Которое превыше человѣка, содѣлалось нетлѣннымъ.

11) О томъ, что представляютъ и говорятъ нѣкоторые, будто бы Слово, какъ бывало съ каждымъ изъ Пророковъ, такъ сошло на единаго человѣка отъ Маріи, — излишнее дѣло входить въ подробности; потому что безуміе ихъ явно обличаетъ само себя. Ибо, если Слово сошло такъ же, какъ сходило и на Пророковъ; то почему Человѣкъ сей отъ Дѣвы, почему и Онъ не отъ мужа и жены? Ибо такъ раждался каждый изъ Святыхъ. Или, если такъ сошло Слово, то почему не о смерти каждаго, а о смерти Его одного говорится, что была за насъ? Почему, когда Слово сходило на каждаго изъ Пророковъ, объ единомъ Человѣкѣ отъ Маріи говорится, какъ о пришедшемъ единожды при концѣ вѣковъ? Или почему, когда Слово снизошло, какъ нисходило на прежнихъ Святыхъ, всѣ прочіе умерли и не воскресли, а единый Человѣкъ отъ Маріи по трехъ дняхъ воскресъ? Или почему, когда Слово подобнымъ образомъ нисходило и на другихъ, единъ Человѣкъ отъ Маріи именуется Еммануиломъ, въ означеніе, что рожденное отъ Нея тѣло исполнено Божества? Ибо имя «Еммануилъ» толкуется: съ нами Богъ (Матѳ. 1, 23). Или почему, если такъ снизошло Слово, когда каждый изъ Святыхъ вкушаетъ пищу, пьетъ, утруждается, умираетъ, не говорится, что вкушаетъ пищу, пьетъ, утруждается, умираетъ само Слово, говорится же это только объ единомъ Человѣкѣ отъ Маріи? Ибо чтó пострадало тѣло сего Человѣка, тó говорится о Немъ, какбы страдало само Слово. И когда о всѣхъ прочихъ говорится только, что они родились, объ единомъ Человѣкѣ отъ Маріи сказано: и Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14).

12) Изъ сего открывается, что ко всѣмъ прочимъ было Слово для дара пророчества; отъ Маріи же само Слово пріяло плоть, и произошелъ человѣкъ, по естеству и по сущности сущее Божіе Слово, а по плоти отъ сѣмени Давидова и отъ Маріиной плоти содѣлавшійся человѣкъ, какъ сказалъ Павелъ (Римл. 1, 3). Его показалъ Отецъ и на Іорданѣ и на горѣ, говоря: Сей есть Сынъ Мой возлюблепный, о Немже благоволихъ (Матѳ. 3, 17; 17, 5). Отъ Него отреклись аріане, а мы признаемъ Его и покланяемся Ему, не раздѣляя Сына и Слова, но зная, что Сынъ есть то самое Слово, Имже вся быша (Іоан. 1, 3), и мы искуплены. Поэтому, намъ и удивительно, почему у васъ споръ о дѣлѣ столь ясномъ.

Но благодареніе Господу! Сколько мы опечалены были при чтеніи записокъ, столько обрадованы окончаніемъ дѣла; потому что разошлись въ согласіи, и примирились въ исповѣданіи благочестивой и православной вѣры. Сіе, по долгомъ предварительномъ разсужденіи, побудило и меня написать краткое это посланіе. Ибо опасался я, чтобы тѣмъ, которые согласіемъ своимъ доставили намъ случай радоваться, отъ молчанія моего, вмѣсто радости, не было печали. Итакъ, умоляю прежде всего твое благоговѣніе, а во-вторыхъ и всѣхъ, кто услышитъ, принять сіе съ благою совѣстію, и, если недостаетъ чего къ благочестію, исправить это и объявить мнѣ; а если что мною, какъ невѣждою въ словѣ, написано не по достоинству предмета и несовершенно, извинить въ томъ мою немощь въ словѣ.

Привѣтствуй всѣхъ сущихъ съ тобою братій. Привѣтствуютъ тебя всѣ со мною сущіе. Будь здравъ о Господѣ, возлюбленный и истинно желанный.

Примѣчанiе:
[1] Эти, въ славянскомъ переводѣ недостающія, слова: отъ Тебя — читаются во многихъ греческихъ спискахъ: τὸ γεννώμενον ἐϰ σοῦ.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Аѳанасiя Великаго, Архiепископа Александрiйскаго. Часть третья. / Изданiе второе исправленное и дополненное. – Репринтъ. – М.: Изданiе Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1994. – С. 290-302. – Репр. изд.: СТСЛ, 1903.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0