Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 19 января 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Аѳанасiй Великiй (†373 г.)
33. Противъ Аполлинарія. Книга первая.
О воплощеніи Господа нашего Іисуса Христа.

1) Таковъ у благочестиваго неослабный образъ дѣйствованія, возлюбленный, — все чествовать молчаніемъ, и благодарными возглашеніями пѣснословить благодѣтеля Бога, по изреченію Писанія, которое говоритъ: сядетъ наединѣ, и умолкнетъ (Плач. Іер. 3, 28), и въ безмолвіи будетъ дѣлать свойственное себѣ. Слова же: наединѣ, и: свойственное себѣ — означаютъ, что и поведеніе свое взвѣшиваетъ онъ разсудительно, и прилагаетъ попеченіе о Божіей заповѣди. Но ты, усмотрѣвъ весьма тяжкое утомленіе въ тѣхъ, которые, по-видимому, говорятъ тó-же, спрашиваешь о вѣрѣ, какая у насъ, и желаешь знать, какова вина тѣхъ, которые, думая о себѣ, что мудрствуютъ право, не боятся съ великою неумѣренностію говорить недозволенное, чѣмъ увлекшись неутвержденные въ вѣрѣ даже не примѣчаютъ, что они въ заблужденіи. Ибо если бы утверждены были въ вѣрѣ, то не убѣдились бы такими словами. Но поелику не хотятъ подумать сами, то легко пріемлютъ такія преданія, отъ которыхъ прозябаютъ чрезмѣрная кичливость и многіе пороки. Отвращая же взоръ по ненависти, оставляютъ они безъ вниманія и Пророческія указанія, и Апостольскія заповѣди, и Отеческія вразумленія, даже самыя ясныя изреченія Владыки. Посему необходимо, по мѣрѣ силъ, обличить ихъ, чтобы — или изъ нихъ самихъ нѣкоторые образумившись прозрѣли, или не могли они обманывать другихъ, обѣщая имъ самое ясное понятіе о Христѣ, тогда какъ не разумѣютъ, ни яже глаголютъ, ни о нихже утверждаютъ (1 Тим. 1, 7).

2) Отцы сказали, что Сынъ единосущенъ Отцу, есть истинный Богъ отъ истиннаго Бога, совершенный отъ совершеннаго, а также, что Онъ для нашего спасенія снисшелъ, воплотился, вочеловѣчился, и потомъ пострадалъ и воскресъ. Но чтобы, слыша о страданіи и воскресеніи, не представилъ кто себѣ, будто бы Богъ Слово измѣняется, угрожая осужденіемъ, постановили они исповѣдывать непреложность и неизмѣняемость Сына.

Еретики же — или представляютъ себѣ измѣняемость въ Словѣ, или предполагаютъ, что домостроительство страданія совершено только по видимости, называя плоть Христову то несозданною и небесною, то единосущною Божеству. Сверхъ того говорятъ, что во Христѣ, вмѣсто внутренняго нашего человѣка, небесный умъ; потому что Христосъ употреблялъ облекавшій Его внѣшній образъ, какъ орудіе, и невозможно Ему быть совершеннымъ человѣкомъ. Ибо гдѣ совершенный человѣкъ, тамъ и грѣхъ, и два совершенные не могутъ стать единымъ; иначе и во Христѣ, какъ и въ насъ, произойдетъ борьба грѣха, и Христосъ, подобно намъ, будетъ имѣть потребность въ очищеніи, если и Онъ, содѣлавшись человѣкомъ, пріялъ въ Себя то, чтó въ насъ мыслитъ и движетъ тѣломъ. Напротивъ того, говорятъ еретики, Христосъ воспріялъ на Себя неразумное, чтобы въ семъ неразумномъ Ему самому быть умомъ, и совершенно не вкусить грѣха, какъ по Божеству, такъ и по неразумной плоти. Ибо плоть того, кто приводитъ ее въ движеніе, то-есть мыслитъ, не могла бы согрѣшить, если бы самъ онъ не предъизмыслилъ грѣховнаго дѣла, и не дѣйствовалъ посредствомъ тѣла къ приведенію грѣха въ исполненіе. Посему-то Христосъ показалъ въ Себѣ по подобію обновленіе плоти, обновленіе же того, что мыслитъ въ насъ, каждый самъ показываетъ въ себѣ чрезъ подражаніе, уподобленіе и воздержаніе отъ грѣха. И такимъ образомъ, Христосъ уразумѣвается сущимъ безъ грѣха.

3) Таковы ихъ лжеумствованія и умышленія объ уклоненіи; но не одного они держатся основанія, потому что много уклоненій невѣрія, примышленныхъ человѣческимъ разсудкомъ. Посему, укажемъ имъ на изволеніе Божія благоволенія (ибо сказано: клятся Господь, и не раскается — Пс. 109, 4), на исполненіе самаго истиннаго домостроительства, на благодать всесовершеннаго благодѣянія, вопросивъ вмѣстѣ объ умышленіяхъ ихъ: согласны ли они съ Пророческими указаніями, послѣдуютъ ли Апостольскимъ заповѣдямъ, сообразны ли съ Отеческими вразумленіями, не отмещутъ ли ясныхъ изреченій Владыки, чтобы изъ Пророческихъ указаній и Апостольскихъ заповѣдей и дѣлъ совершенныхъ Господомъ проистекли и исповѣданіе истины, и обличеніе заблужденія.

Итакъ, скажите вы, изобрѣтатели новаго вашего евангелія, тогда какъ Евангеліе одно, и нѣтъ иного, — гдѣ возвѣщено вамъ называть плоть несозданною, а такимъ образомъ или Божество Слова представлять измѣнившимся въ плоть, или домостроительство страданія, смерти и воскресенія почитать только призракомъ? Ибо единая Святая Троица Божества несозданна, вѣчна, непреложна и неизмѣняема. Поелику же Христосъ воздвигнутъ по плоти отъ человѣковъ, отъ братіи нашея, какъ написано (Дѣян. 3, 22), и по предвозвѣщенію Закона долженъ былъ пострадать и содѣлаться перворожденнымъ отъ воскресенія мертвыхъ (Дѣян. 26, 23); то какъ несозданное называете удобостраждущимъ, или удобостраждущее именуете несозданнымъ? Ибо, называя несозданную сущность Слова удобостраждущею, хулите вы Божество; а удобостраждущую плоть, съ костями, кровію, душею, сопряженную въ цѣлый составъ нашего тѣла, содѣлавшуюся осязаемою и видимою, именуя несозданною, впадаете въ двѣ погрѣшности: или ощущеніе и претерпѣніе страданія, согласно съ нечестивыми манихеями, признаете мечтою, или тѣмъ-же предполагаете сущность несозданнаго Божества. И послѣ этого за что же порицаете тѣхъ, которые представляютъ Бога въ человѣческомъ по плоти образѣ?

4) Но вы говорите, что плоть стала несозданною отъ единенія съ несозданнымъ. Это самое и покажетъ, что заблужденіе ваше обличаетъ само себя. Единеніе плоти съ Божествомъ Слова произошло въ матерней утробѣ, потому что Слово, снисшедшее съ небесъ, изъ утробы возставило Себѣ плоть, не предсуществовавшую до снисшествія Слова или до Богородицы Маріи, которая одна происходитъ отъ Адама, и ведетъ родъ отъ Авраама и Давида вмѣстѣ съ обрученнымъ Ей Іосифомъ; такъ какъ оба они, по написанному, суть въ плоть едину (Быт. 2, 24) не по плотскому союзу, но по происхожденію отъ единаго; ибо засвидѣтельствовано, что пребыли они неприкосновенными другъ къ другу. Итакъ, Христосъ раждается въ Виѳлеемѣ іудейскомъ, именуетъ отцемъ Іосифа, происходящаго такъ же, какъ и Марія, отъ Давида, полагается въ пеленахъ, Симеономъ вносится во храмъ, пріемлетъ по закону обрѣзаніе плоти и возрастаетъ съ годами. Посему, если плоть чрезъ единеніе стала несозданною, то почему же не явилась она вдругъ совершенною, но, по изволенію Слова, тѣло возрастало? Несозданному же приписывать возрастаніе нечестиво. Ибо несозданное именуется по самому естеству несозданнымъ, и не допускаетъ ни возрастанія, ни умаленія. А что въ общеніи или единеніи съ несозданнымъ, то именуется, хотя собственно принадлежащимъ несозданному, однако-же не самымъ несозданнымъ, чтобы не пришло въ забвеніе благодѣяніе единенія, не уничтожилась обязательная сила благодѣянія, и человѣчество, подверженное еще немощи, когда изъ вашего ученія узнаетъ. что нѣтъ у него никакого союза съ Богомъ, не впало въ безнадежность, и не была тѣмъ уничижена благодать. Ибо кто, слыша, что тѣло Господне несозданно. и зная о себѣ, что самъ онъ сотворенъ и созданъ, не придетъ къ той мысли, что святыя Писанія лживы, и что не имѣетъ онъ никакого общенія со Христомъ? Если несозданный воспріялъ на Себя несозданное тѣло, то уничтожилось первое созданіе, погибъ первообразъ Адамъ, отъ котораго мы по преемству плоти и донынѣ ведемъ родъ свой. Посему, какъ же Христосъ содѣлалъ насъ Своими причастниками? Почему и Апостолъ говоритъ: святяй и освящаеміи, отъ единаго вси (Евр. 2, 11)?

5) Никто да не осмѣливается думать о Божествѣ Сына, будто бы Онъ, какъ дерзаютъ говорить злочестивѣйшіе аріане, отъ Бога такъ же, какъ и мы; или, отъ Бога по явленію только плоти, по тому зраку раба, т. е. первозданнаго Адама, какой пріялъ на Себя во образѣ Божіи сущій Богъ. Въ тваряхъ несозданнымъ вообще называется еще неосуществившееся, чтó не пришло въ бытіе. Поэтому, не предполагая ли, что у Слова не было плоти, вы умышляете въ благовидномъ реченіи заключить вмѣстѣ и отрицаніе бытія плоти, чтобы, наименовавъ плоть несозданною, тѣмъ самымъ не признать ея? Ибо единое бытіе Божества представляемъ себѣ несозданнымъ. Посему, нечестиво и несозданную плоть называть удобостраждущею, и удобостраждущую плоть именовать несозданною; нечестиво думать, что сотворенное естество человѣчества не по единенію съ Словомъ стало Его собственностію, но совѣчно Ему, и по тождеству естества равно естеству Божію. Ибо Господь ясно показывалъ, что имѣетъ и плоть, и кровь, и кости, и душу, которая скорбитъ, возмущается и тужитъ (Матѳ. 26, 37; Іоан. 12, 27). Но никто не скажетъ, что это въ естествѣ Божества; содѣлалось же это по естеству собственнымъ Богу, когда Слово благоволило пріять человѣческое рожденіе, и созданіе Свое, разслабленное грѣхомъ, тлѣніемъ и смертію, возстановить въ Себѣ въ обновленномъ образѣ. Посему, осужденіе грѣха сотворилъ Онъ на землѣ, отмѣненіе клятвы на древѣ, избавленіе оть тлѣнія во гробѣ, разрушеніе смерти во адѣ, прошедъ всюду, чтобы содѣлать спасеніе всего человѣка, показавъ въ Себѣ зракъ нашего образа. Ибо какая была потребность Богу раждаться отъ жены, Творцу вѣковъ возрастать съ продолженіемъ времени и исчислять Себѣ годы, или еще претерпѣть крестъ, гробъ и адъ, которымъ подпали мы, если бы не насъ взыскалъ Онъ, насъ оживотворяя воспріятіемъ на Себя нашего зрака, насъ призывая къ уподобленію и подражанію совершенному образу? И если бы не предсуществовало не имѣющее ни въ чемъ недостатка совершенство, то какъ возможно было бы подражаніе совершенству, согласно съ тѣмъ, чтó говоритъ Апостолъ: совлекшеся ветхаго человѣка (Кол. 3, 9) и облекшеся въ новаго, созданнаго по Богу въ правдѣ и въ преподобіи истины (Ефес. 4, 24)?

6) Посему, откуда же научившись, называете плоть несозданною? Если естество вслѣдствіе претворенія дѣлается несозданнымъ, то значитъ, что дѣлается оно и невидимымъ и безсмертнымъ, и притомъ не чрезъ смерть, но какъ недоступное смерти. Какъ же Господь умеръ, если Онъ несозданный несозданно снисшелъ на землю? Или какъ содѣлался Онъ видимымъ и осязаемымъ, по написанному: еже видѣхомъ, и руки наша осязаша (1 Іоан. 1, 1)? Почему же говорите, чего не написано, и о чемъ непозволительно даже и мыслить? Ибо всѣмъ еретикамъ подадите самую нечестивую мысль, какой держался нѣкогда называемый такъ Риторій, о нечестіи котораго страшно и выговорить. Поэтому, или отриньте божественныя Писанія, или, признавая ихъ, не умышляйте сверхъ написаннаго произносить иные глаголы, исполненные неисправимой лжи.

Но говорите еще: «мы не покланяемся твари». Несмысленные! почему же не разсудите, что и сотворенное тѣло Господне должно воспріимать не твари подобающее поклоненіе? Оно содѣлалось тѣломъ несозданнаго Слова, и поклоненіе приносите вы Тому, Чьимъ содѣлалось оно тѣломъ. Итакъ, достодолжное воздается ему поклонейіе, поклоненіе подобающее Божеству; потому что Слово есть Богъ, а тѣло есть Его собственное тѣло. Когда жены приближались ко Господу, Онъ, удерживая, говорилъ: не прикасайся Мнѣ, не у бо взыдохъ ко Отцу Моему (Іоан. 20, 17), давая тѣмъ разумѣть, что нужно восшествіе и что восшествіе будетъ одно. Онѣ же приступлше, ястѣся за нозѣ Его, и поклонистѣся Ему (Матѳ. 28, 9); держались за ноги, а покланялись Богу; ноги для осязанія имѣли кости и плоть, но были Божіи, и жены покланялись Богу. Въ другомъ мѣстѣ Господь сказалъ: осяжите Мя, и познайте, яко духъ плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща (Лук. 24, 39), хотя былъ Онъ Духъ; ибо Духъ есть Богъ (Іоан. 4, 24). И для чего, говоря и доказывая, что имѣетъ плоть и кости, сказалъ: Духъ плоти и кости не имать, якоже Мене видите, не сущаго плоть и кости, но имущаго ихъ? — не научаетъ ли Онъ этимъ, что естество Духа неизреченно, самая же осязаемость есть свойство тѣла, подобнаго нашему, какое заимствовалъ Онъ Себѣ отъ Дѣвы не инымъ какимъ способомъ, но естественнымъ рожденіемъ, чтобы по естеству было оно тѣло, и также по естеству неотлучно было отъ Божества Слова? Такъ произошла и смерть, тѣло пріяло ее по естеству, а Слово потерпѣло по изволенію, и свободно собственное Свое тѣло предало на смерть, чтобы и пострадать за насъ естественно, и воскреснуть ради насъ Божески Такъ и все дѣло рожденія и смерти имѣетъ цѣлію наше взысканіе и возстановленіе.

7) Когда же это такъ дѣйствительно, такъ и исповѣдуется Божіею вселенскою Церковію, то почему опять называете тѣломъ съ неба? И скажите, для чего сотворилъ его Христосъ? Ужели для того, чтобы съ небесъ принести на землю тѣло, невидимое содѣлать видимымъ, недоступное поруганію пріемлющимъ поруганіе, безстрастное и безсмертное смертнымъ и удобостраждущимъ? Какое же оказано этимъ благодѣяніе, о суетные, если, какъ говорите, во Христѣ совершилось то-же, чтó происходило въ первозданномъ Адамѣ, если Христосъ Адамова паденія не возстановилъ несравненнымъ возстановленіемъ, явившись въ подобіи плоти грѣха и осудивъ грѣхъ во плоти (Рим. 8, 3), такъ что во плоти пожилъ на землѣ, и недоступною грѣху показалъ ту плоть, какую и Адамъ по первомъ созданіи имѣлъ безгрѣшною, но чрезъ преступленіе содѣлалъ доступною грѣху, и ниспалъ въ истлѣніе и смерть? Эту-то самую плоть Христосъ снова творитъ въ сообразность съ естествомъ безгрѣшною, въ доказательство того, что Создатель не виновникъ грѣха, и возстановляетъ ее по первообразному созданію собственнаго естества, чтобы Самому быть образцомъ безгрѣшности. Поэтому, напрасно думаютъ такъ обольщенные, утверждая, что тѣло Господне съ неба. Чтó Адамъ низринулъ съ неба на землю, тó Христосъ возвелъ съ земли на небеса; чтó въ Адамѣ было безгрѣшно и неосужденно, и имъ низринуто въ тлѣніе и осужденіе смерти, тó Христосъ показалъ въ Себѣ нетлѣннымъ и искупительнымъ отъ смерти, такъ какъ имѣетъ власть на землѣ отпущать грѣхи, изъ гроба явить нетлѣніе, снисшествіемъ во адъ разрушить смерть, и благовѣствовать всѣмъ воскресеніе. Богъ создалъ человѣка для нетлѣнiя и сотворилъ его во образъ Своего присносущія: завистію же діаволею смерть вниде въ міръ (Прем. 2, 24). И надъ кѣмъ царствовала смерть во истлѣніе, не презрѣлъ того, Самъ содѣлавшись человѣкомъ, не превратился въ человѣческій образъ, и не примрачный показалъ только видъ, пренебрегши бытіемъ человѣческимъ; но сущій по естеству Богъ раждается человѣкомъ, да то и другое естество будетъ единый, по всему совершенный, показавшій естественное и самое истинное рожденіе. Почему сказано. и дарова Ему имя, еже паче всякаго имене (Флп. 2, 9), чтобы царствовать на небесахъ и имѣть власть творить судъ.

8) Ибо Слово — Зиждитель вселенной — явилось сыномъ человѣческимъ, содѣлавшись не инымъ кѣмъ, но вторымъ Адамомъ, чтобы изъ имени познали мы истину И Апостолъ показываетъ, что Первозданный первороднѣе, указуя сперва на душевное, а потомъ на духовное. Именуя же душевное и духовное, показываетъ не два различныя тѣла, но одно и то-же тѣло, первое во власти и естествѣ души, и потому душевное, а второе во власти и естествѣ духа, и потому духовное; потому что Богъ-Слово есть Духъ Ибо такъ должно понимать и сказанное о насъ въ словахъ: духовный же востязуетъ вся; душевенъ же человѣкъ не пріемлетъ, яже духа (1 Кор. 2, 14-15) Хотя у того и другого тѣло одно, но Апостолъ показываетъ, что причастное духа разумѣеіся духовнымъ, а пребывающій подъ властію только души оказывается душевнымъ.

Почему же, наконецъ, если согласиться съ вами, Христосъ не именуется просто человѣкомъ, какъ новый человѣкъ пришедшій съ небесъ, но говорится, что содѣлался Онъ сыномъ человѣческимъ? Поэтому, если на землѣ содѣлался Онъ сыномъ человѣческимъ, хотя родился не отъ сѣмени мужескаго, но отъ Святаго Духа; то пусть разумѣется сыномъ единаго первозданнаго Адама. Ибо не упоминается какой-либо иной человѣкъ, существовавшій на небѣ, кромѣ Адама, созданнаго изъ земли, чтобы Христу имѣть тѣло съ небесъ и быть сыномъ иного человѣка, кромѣ Адама. Посему, Матѳей именуетъ Его сыномъ Авраамовымъ и Давидовымъ по плоти, а Лука въ родословіи своемъ называетъ сыномъ Давидовымъ и Божіимъ.

Поэтому, если вы ученики Евангелій, то не говорите неправды на Бога, но сообразуйтесь съ тѣмъ, что написано и совершилось. Если же хотите говорить иное сверхъ написаннаго, то для чего препираетесь съ нами, убѣжденными ничего не слушать и не говорить сверхъ написаннаго; потому что Господь говоритъ: аще вы пребудете во словеси Моемъ, воистинну свободни будете (Іоан. 8, 31).

9) Посему, какъ же почитать вѣрными или христіанами васъ, которые не сообразуетесь съ написанными реченіями, не убѣждаетесь событіями, но осмѣливаетесь опредѣлять то, чтó выше естества? Еда мало есть вамъ трудъ даяти человѣкомъ, и како даете Господеви трудъ (Ис. 7, 13)? Если осуждены были невѣровавшіе Пророкамъ, то кольми паче будете осуждены вы, невѣрующіе самому Владыкѣ? Какъ осмѣливаетесь переиначивать то, или мудрствовать иначе о томъ, чтó самъ Онъ восхотѣлъ и благоволилъ совершить во отметаніе грѣха и смерти (Евр. 9, 26)? Если Его исповѣдуемъ мы, то и Онъ исповѣдуетъ насъ. А если мы отрицаемся отъ Него, то и Онъ отречется отъ насъ. Аще не вѣруемъ, Онъ вѣренъ пребываетъ: отрещися бо Себе не можетъ (2 Тим. 2, 13). Какъ безмѣрно ваше неразуміе — говорить, чего не написано, и держаться мнѣній чуждыхъ благочестію!

Вы предпріемлете и плоть называть единосущною Божеству, не примѣчая, что впадаете въ сугубое нечестіе. Ибо утверждать это придумано вами для того, чтобы или отрицать вамъ плоть, или хулить Божество, говоря: «конечно, Рожденнаго отъ Маріи называемъ мы единосущнымъ Отцу». Но это, какъ думаете вы, благохваленіе ваше окажется или излишнимъ, или несмысленнымъ. Ибо кто изъ вѣрныхъ не исповѣдуетъ, что пришедшій Богъ-Слово и отъ Дѣвы Святой Маріи происшедшій Человѣкъ, будучи единосущнымъ Отцу, содѣлался человѣкомъ отъ сѣмени Авраама, котораго и сыномъ именуется, и что Слово, единосущное Богу, по плоти содѣлалось сыномъ Давидовымъ? Посему-то отъ Давидова сѣмени производятъ Христово по плоти родословіе и Пророки, и Апостолы, и Евангелисты. Какь же вы не стыдитесь утверждать и говорить, что плоть, ведущая свое родословіе отъ Давидова сѣмени, единосущна Слову? Или еще, какъ сказали мы, несмысленно станете утверждать это, не понимая, что единосущное, какъ имѣетъ тождество естества, такъ показываетъ въ себѣ и собственное совершенство. Какъ Сынъ, исповѣдуемый единосущньшъ въ отношеніи къ Отцу, исповѣдуется и совершеннымъ въ отношеніи къ совершенному, такъ и Духъ Святый; потому что Троица единосущна. Поэтому и единосущной плоти, при совершенствѣ Слова, дадите свое совершенство. И, по вашему, вмѣсто Троицы проповѣдуема будетъ четверица. Какой нечестивый вымыслъ!

10) Но вы говорите: «плоть содѣлалась единосущною Слову». Скажите же: какъ содѣлалась единосущною? Содѣлалась она Словомъ, но содѣлалась и Духомъ? Если же, не будучи Божествомъ по естеству, дѣлается она Божествомъ чрезъ претвореніе; то для чего порицаете аріанъ, которые то-же понятіе даютъ о Словѣ? Писаніе говоритъ: Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14). Не сказано: плоть содѣлалась Словомъ, потому что содѣлалась плотію Слова, а не какого-либо человѣка; но: Слово плоть бысть, то-есть, Богъ содѣлался человѣкомъ. И говорится: плоть бысть, что-бы не опускали вы изъ вида наименованія: плоть. Ужели же не довольствуетесь неслитнымъ естественнымъ единеніемъ Слова съ плотію, которая содѣлалась Его собственною, и не слушаете уже, и не хотите вѣровать, что Богъ содѣлался человѣкомъ, не довольствуясь тою превосходящею всякое примышленіе хвалою, какая приписуется тѣлу Бога, по слову сказавшаго: Иже преобразить тѣло смиренія нашего, яко быти сему сообразну тѣлу славы Его (Флп. 3, 21)? Въ этомъ заключается указаніе будущаго вѣка, и притомъ сказуется тѣло славы Его. Да и Господь говоритъ: егда пріидетъ Сынъ человѣческій, разумѣетъ же Сына Божія, содѣлавшагося сыномъ человѣческимъ, и вмѣстѣ Судію живыхъ и мертвыхъ, Царя и Владыку, и истиннаго Бога. Ужели хотите уничтожить именованіе тѣла, или даже и то, чтобы Христосъ нарицаемъ былъ человѣкомъ? Какъ можете вы читать Божественныя Писанія? Матѳей пишетъ: книга родства Іисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Матѳ. 1, 1); а Іоаннъ написалъ: въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово (Іоан. 1, 1). Если Слово хотите разсматривать въ отдѣльности, какъ Бога, и какъ сына Давидова; то, по вашему мнѣнію, сказуются два Христа. Если же, научаемые божественными Писаніями, увѣруете, что Слово, будучи Богомъ, содѣлалось сыномъ человѣческимъ: то познаете, что единъ есть Христосъ, вмѣстѣ и Богъ и человѣкъ; и двоякая проповѣдь о пришествіи Его послужитъ для васъ убѣдительнымъ удостовѣреніемъ въ Его страданіи и безстрастіи, когда, напримѣръ, Апостолъ говоритъ: человѣкъ Христосъ Іисусъ, давый Себе избавленіе за насъ (1 Тим. 2, 5-6), сый надъ всѣми Богъ, благословенъ во вѣки, аминь (Рим. 9, 5); и еще, пиша къ Тимоѳею, сказалъ: поминай Христа Іисуса воставшаго отъ мертвыхъ, отъ сѣмене Давидова (2 Тим. 2, 8); и онъ же опять говоритъ: смерть Его возвѣщаемъ, дондеже пріидетъ (1 Кор. 11, 26).

11) Посему, если, вслѣдствіе исповѣданія единосущнымъ, уничтожите вы именованіе плоти и то, чтобы Христосъ нарицаемъ былъ человѣкомъ; то — или, въ ничто обращая Писанія, не возвѣщаете уже смерти Его, дондеже пріидетъ, или, возвѣщая смерть единосущнаго, по словамъ вашимъ, Отцу и Святому Духу, и не исповѣдуя, что Христосъ пострадалъ плотію, самое Божество Отца и Святаго Духа называете доступнымъ смерти. И въ этомъ стали вы нечестивѣе всѣхъ еретиковъ. Ибо смерть касалась плоти единосущнаго Слова; не Отецъ, не Святый Духъ понесъ на Себѣ плоть, какъ воображаютъ нечестивые послѣдователи Валентина, но Слово плоть бысть. Почему мы, исповѣдуя Христа Богомъ и человѣкомъ, говоримъ это не для раздѣленія (да не будетъ сего!), но согласно опять съ Писаніями, чтобы, поелику страданіе и смерть совершились, и возвѣщаются, дондеже пріидетъ, то и страданіе и смерть исповѣдывать намъ относящимися къ плоти Слова, о самомъ же Словѣ вѣровать, что Оно непреложно и неизмѣнно. Поэтому, одинъ и тотъ-же и страждетъ и не страждетъ; по Божескому естеству безстрастенъ, непреложенъ и неизмѣняемъ, страждетъ же плотію, какъ сказалъ Петръ (1 Петр. 4, 1), и восхотѣлъ вкусить смерть, потому что содѣлался Ходатаемъ Бога и человѣковъ человѣкъ Христосъ, давый Себе избавленіе за насъ (1 Тим. 2, 5-6), и еще потому, что содѣлался Ходатаемъ Бога и человѣковъ, — ходатай же единаго нѣсть, Богъ же единъ есть (Гал. 3, 20).

12) Посему, заблуждаются утверждающіе, что иной есть страждущій Сынъ, а иной нестраждущій. Ибо не другой кто, кромѣ Слова, пріялъ смерть и страданіе. Но само безстрастное и безплотное Слово, воспріявъ рожденіе человѣческой плоти, исполнило все, чтобы имѣть Ему, чтó принести за насъ. И о Сынѣ сказуется: лучшій бывъ Ангеловъ (Евр. 1, 4). Не само Слово, — Творецъ Ангеловъ, содѣлалось лучшимъ, какъ будто бы оно было когда ниже Ангеловъ; но рабій зракъ, какой само Слово присвоило Себѣ естественнымъ рожденіемъ, возсіялъ лучшимъ по рожденіи отъ первозданнаго, и усвояетъ Себѣ насъ, содѣлавшихся, какъ сказано, сожителями Святымъ и присными Богу (Еф. 2, 19). По естеству содѣлалась Божіею плоть, которая собственно принадлежитъ Божеству Слова, но не единосущна Ему, какбы совѣчная. Она содѣлалась собственною Ему по естеству и нераздѣльною по единенію, происходитъ же отъ сѣмени Давида, Авраама и Адама, отъ котораго и мы родились. А если плоть единосущна и совѣчна Слову; то, вслѣдствіе сего, и всѣ твари наименуете совѣчными сотворшему всяческая Богу.

Христіане ли уже опутавшіе себя такими сѣтями? Единосущное, безстрастное и недоступное смерти допускаетъ единеніе съ единосущнымъ Ему не по ѵпостаси, но по естеству; по ѵпостаси же являетъ въ Себѣ собственное Свое совершенство; а потому своимъ, какъ полагаете, благочестнымъ изобрѣтеніемъ, или отрицаете вы плоть пріятую отъ Дѣвы Богородицы, или хулите Божество. Если же и Сына и Святаго Духа признаете въ томъ же смыслѣ единосущными Отцу, въ какомъ и пострадавшую плоть; то за что же порицаете насъ, будто бы вводимъ вмѣсто Троицы четверицу, когда и сами невольно признаете вмѣсто Троицы четверицу, говоря, что плоть единосущна Троицѣ? Посему, суетна вѣра ваша; ибо мудрованіе ваше подобно мудрованію нечестивыхъ аріанъ; и худо разумѣете сказанное: Слово плоть бысть. Слово содѣлалось плотію не для того, чтобы Слову не быть уже Словомъ; но, чтобы Слову быть во плоти, содѣлалось Оно плотію: то-есть, чтобы Слову и всегда быть Словомъ, и имѣть плоть, въ которой Богъ-Слово пріялъ въ образѣ человѣческомъ страданіе и смерть, снисшедши до гроба и ада, въ которой совершилъ Онъ и воскресеніе изъ мертвыхъ, представивъ доказательство плоти, крови и души въ собственной и неотдѣльной плоти, по написанному, отъ сѣмени Давидова. Чтó отличное отъ вашего утверждалъ Маркіонъ? Не то ли, что тѣло явилось съ неба въ подобіи человѣческомъ, а не въ дѣйствительности? Чтó иное говорилъ Манихей? Не то ли, что тѣло боговидно, имѣетъ одно подобіе съ нашимъ тѣломъ, но чуждо человѣческой плоти, которой самое естество, а не дѣятельность, нечестиво называлъ онъ грѣхомъ? Таково ихъ злочестіе.

13) Посему, благочестивому не должно прибѣгать къ таковымъ вымысламъ; онъ долженъ исповѣдывать, что сущее прежде вѣковъ единосущное Отцу Слово напослѣдокъ отъ Святыя Дѣвы и Богородицы вновь произвело образованіе и созданіе Адама, усвоивъ оное Себѣ единеніемъ съ нимъ, и такимъ образомъ явился человѣкъ Христосъ предвѣчный Богъ. И мы уди есмы Христовы, по написанному, отъ плоти Его и отъ костей Его (Ефес. 5, 30).

Посему, что значитъ такое соревнованіе ваше въ изобрѣтеніяхъ, чтобы человѣческимъ мудрованіемъ опредѣлить то, чтó выше человѣческаго разумѣнія. и говорить: «во Христѣ, вмѣсто внутренняго въ насъ человѣка, пренебесный умъ»? Какая беззаконная мысль; Какія безсильныя и неприличныя слова неразумѣющихъ во-первыхъ того, что Христосъ именуется такъ не единовидно, но что въ семъ одномъ имени заключается значеніе того и другаго, и Божества и человѣчества. Посему-то Христосъ именуется человѣкомъ, Христосъ именуется и Богомъ; Христосъ есть Богъ и человѣкъ, и единъ есть Христосъ. Поэтому, суетно ваше лжеумствованіе, по которому намѣреваетесь видѣть во Христѣ что-то иное, кромѣ Христа. Ибо тѣхъ, можетъ быть, которые называются христами въ несобственномъ смыслѣ, и можно разсматривать, какъ вы это полагаете. Но единый по естеству истинный Христосъ неописуемъ человѣческимъ разумомъ, какъ вы на то осмѣливаетесь въ своей кичливости. Ни Пророкъ, ни Апостолъ, ни одинъ изъ Евангелистовъ не сказалъ того, что вы предпріемлете говорить, утративъ всякій стыдъ въ душѣ. Ежели есть другой Христосъ, кромѣ бывшаго въ Немъ небеснаго ума, а сей умъ совершенъ; то, по вашимъ словамъ, будутъ два Христа. И оказывается, что сами вы держитесь той мысли, которую, по-видимому, осуждаете. Но небесный умъ имѣли и Пророки, которые небесное и будущее изрекали, какъ настоящее. Вообще, для чего замышляете утверждать сіе, будто бы во Христѣ не признается внутренній нашъ человѣкъ?

Что же скажете о душѣ? То ли, что и тѣло и душа есть внѣшній человѣкъ, какъ иной назоветъ плоть и кровь? Но какъ тѣло и кровь, будучи видимы, не избѣгають осязанія и уязвленія, такъ докажите намъ, что и душа не избѣгаетъ сего, что и она видима. А если не можете этого доказать, то явствуетъ, что душа не бываетъ, подобно тѣлу, ни видима, ни убиваема человѣкомъ, какъ сказалъ Господь (Матѳ. 10, 28). Посему убѣдитесь, что внутренній нашъ человѣкъ есть душа. Это доказываетъ и первое созданіе, это открываетъ и послѣднее разрѣшеніе, и не только доказывается это въ насъ, но видимо было и въ самой смерти Христовой. Тѣло достигло только гроба, а душа снизошла до ада; тогда какъ мѣста эти раздѣлены великимъ разстояніемъ, гробъ пріялъ въ себя тѣлесное пришествіе, и въ немъ было тѣло, а адъ — безплотное.

14) И почему, когда Господь пребывалъ тамъ безъ тѣла, смерть признала Его человѣкомъ? Потому что образъ собственной Своей души, неудержимой узами смерти, какъ удерживаемый ими, явилъ душамъ содержимымъ во узахъ, Самъ представъ среди нихъ, чтобы расторгнуть узы душъ содержимыхъ во адѣ, и положить твердый предѣлъ воскресенію, и чтобы Создателю и Творцу человѣка, который подвергъ Его осужденію, Самому собственнымъ Своимъ присутствіемъ въ Своемъ образѣ всецѣло освободить человѣка. Ибо и смерть превозмогши не покорила себѣ человѣческую душу Слова для удержанія во узахъ, и также тлѣніе, мучительски восхитивъ тѣло, не производитъ разрушенія, конечно — не безъ особеннаго о томъ промышленія. Нечестиво представлять себѣ что-либо подобное. Напротивъ того, Подвергшій изслѣдованію преслушаніе и Произведшій судъ произнесъ двоякій приговоръ о наказаніи, сказавъ земному: земля еси и въ землю отъидеши (Быт. 3, 19), почему, по Владычнему приговору, тѣло подвергается тлѣнію, — а душѣ: смертiю умреши (Быт. 2, 17). И такимъ образомъ, человѣкъ дѣлится на двѣ части, и осуждается идти въ два мѣста. Посему-то потребно стало, чтобы Произнесшій приговоръ Самъ отмѣнилъ приговоръ Свой, явившись въ образѣ осужденнаго, но неосужденномъ и безгрѣшномъ, чтобы совершилось примиреніе Бога съ человѣкомъ, и освобожденіе цѣлаго человѣка содѣлано было человѣкомъ въ обновленіи образа Сына Его, Господа нашего Іисуса Христа. А если можете указать иное еще мѣсто осужденія, то справедливо будетъ сказать вамъ, что человѣкъ дѣлится на три части. И хотя воззванъ онъ изъ двухъ мѣстъ, но остается еще связанный узами въ третьемъ мѣстѣ. Если же не можете указать иного мѣста, кромѣ гроба и ада, изъ которыхъ человѣкъ освобожденъ совершенно, потому что Христосъ освободилъ насъ въ Своемъ подобномъ нашему, но совершенномъ и самомъ истинномъ, образѣ; то почему же утверждаете это, какъ будто человѣкъ не примиренъ еще съ Богомъ? Для чего приходилъ Спаситель? Или безсиленъ былъ освободить цѣлаго человѣка? Или возгнушался умомъ единожды согрѣшившимъ? Или убоялся, чтобы Самому не стать причастнымъ грѣху, если Онъ-Богъ содѣлается совершеннымъ человѣкомъ? Но думающіе такъ исполнены злочестія. — Какъ опредѣляете вы грѣхъ, согласно съ злочестивѣйшимъ Манихеемъ утверждая, что грѣхъ естественъ?

15) Такимъ мудрованіемъ обвиняете Зиждителя естества. Когда Богъ созидалъ вначалѣ Адама, ужели врожденнымъ содѣлалъ ему грѣхъ? Какая же была нужда въ заповѣди? Почему осудилъ его согрѣшившаго? Почему Адамъ до преслушанія не зналъ добраго и лукаваго? Кого Богъ создалъ для нетлѣнія по образу Своего присносущія, того сотворилъ Онъ по естеству безгрѣшнымъ и по волѣ свободнымъ. Завистію же діаволею смерть вниде въ міръ (Прем. 2, 24), потому что діаволъ изобрѣлъ мысль о преступленіи. И такимъ образомъ, отъ преслушанія заповѣди Божіей человѣкъ содѣлался доступнымъ враждебному въ немъ всѣянію. И грѣхъ въ естествѣ человѣка воздѣйствовалъ уже на всякое вожделѣніе. Не самое естество произвелъ въ немъ діаволъ. Да не будетъ сего! Діаволъ — не создатель естества, какъ нечестиво именуютъ его манихеи; но преступленіемъ онъ произвелъ совращеніе естества; и такимъ образомъ, воцарилась смерть надъ всѣми людьми.

Посему-то, сказано, пришелъ Сынъ Божіи, да разрушитъ дѣла діаволя (1 Іоан. 3, 8). Какія же дѣла діаволя разрушилъ Сынъ Божій? Поелику то естество, которое Богъ сотворилъ безгрѣшнымъ, діаволъ совратилъ въ преступленіе заповѣди Божіей, и въ изобрѣтеніе грѣха смерти; то Богъ Слово возстановилъ въ Себѣ естество недоступное діавольскому совращенію и изобрѣтенію грѣха. И потому, сказалъ Господь: грядетъ сего міра князь, и во Мнѣ не обрѣтаетъ ничесоже (Іоан. 14, 30). Если же князь міра сего не обрѣлъ во Христѣ ни одного изъ своихъ дѣлъ; то тѣмъ паче Христосъ ни одного изъ Своихъ твореній не предоставилъ князю міра сего. Или, когда явилъ Христосъ совершенное обновленіе, діаволъ не нашелъ въ Немъ ничего, чтобы содѣлано было совершенное спасеніе цѣлаго человѣка, и разумной души и тѣла, и воскресеніе было совершенно.

Посему, напрасно лжеумствуютъ аріане, предполагая, что Спаситель воспріялъ на Себя одну плоть, и понятіе страданія нечестиво перенося на безстрастное Божество. Напрасно и вы, по другому примышленію мудрствуя подобно имъ, утверждаете, что Христосъ употребилъ въ дѣло совнѣ облекающій, т. е. членосоставный образъ, вмѣсто же внутренняго въ насъ человѣка во Христѣ небесный умъ. Какъ же Онъ скорбѣлъ, тужилъ, молился? Написано: и возмутися духомъ Іисусъ (Іоан. 11, 33). Сіе же свойственно не плоти неразумной и не Божеству непреложному. но душѣ, которая помышляетъ, скорбитъ, смущается, тужитъ и разумно чувствуетъ страданіе.

16) Поэтому, если не хотите разумѣть сіе такъ, то какой изберете изъ трехъ предлежащихъ образовъ представленія, то-есть, мечтанія, хулы и истины? Если предположить, что сказанное имѣетъ только видъ истины; то и совершившееся должно будетъ признавать мечтою. А если сказано по самой истинѣ, душа же Господня, имѣя умомъ Бога Слово, содѣлалась совершенно чуждою свойственнаго ей помышленія; то нечестиво думать, что непремѣняемое премѣнилось до скорби, тоски и смятенія. И если въ Евангеліяхъ говорится, что возмутися духомъ Іисусъ; то Господь указываетъ на умъ, сказавъ: душа Моя возмутися (Іоан. 12, 27). Если же Господь изъявляетъ помышленіе Своей души; то дѣлаетъ сіе по сочувствію съ нашею душею, чтобы такимъ образомъ уразумѣли мы, что Его это страданіе, и исповѣдали Его безстрастнымъ. Ибо, какъ искупилъ Онъ насъ кровію плоти Своей, такъ помышленіемъ души Своей одерживаетъ за насъ побѣду, говоря: Азъ побѣдихъ міръ (Іоан. 16, 33). И въ другомъ мѣстѣ сказано: давшему намъ побѣду (1 Кор. 15, 57). Но какъ кровь Христова признается у благочестивыхъ не какою-либо обыкновенною, какова она для невѣрующихъ, но спасительною; такъ и сказанное помышленіе Христово не человѣческою обложено немощію, но изъявляетъ Божеское естество. И такимъ образомъ, Христосъ именуется совершеннымъ Богомъ и совершеннымъ человѣкомъ; не потому что Божеское совершенство перемѣнилось въ совершенство человѣческое (чтó нечестиво), не потому что въ Немъ признаются отдѣльно два совершенства (чтó чуждо благочестію), и не по преспѣянію въ добродѣтели и присвоенію правды (да не будетъ сего!); но по полнотѣ бытія, да то и другое будетъ единый, по всему совершенный, вмѣстѣ Богъ и человѣкъ. Посему-то и сказалъ Господь: нынѣ душа Моя возмутися и прискорбна. Сказалъ: нынѣ, то-есть, когда восхотѣлъ; однако-же показалъ то, что было дѣйствительно; ибо не то, чего не было въ Немъ, назвалъ присущимъ Себѣ, такъ какбы шла рѣчь о чемъ-либо мнимодѣйствительномъ; потому что все сіе совершалось по естеству и въ самой дѣйствительности.

17) Итакъ, поелику Господь содѣлался человѣкомъ по естеству, а не по такъ называемому присвоенію, то не можете приписывать Создателю грѣха въ естествѣ, или въ дѣятельности. Ибо въ нашемъ естествѣ. по немощи нашей, продолжается еше грѣховная борьба и произрастаніе всѣяннаго; но воплощеніе Слова, совершившееся сообразно съ Божіимъ естествомъ, содѣлалось недоступнымь тому, чтó дѣлается еще, по нашему обветшанію, въ насъ. Посему-то и преподано намъ ученіе — совлекаться человѣка ветхаго и облекаться въ новаго. И въ семъ чудно то, что Господь содѣлался человѣкомъ, и человѣкомъ кромѣ грѣха, потому что совершилось всецѣлое обновленіе, да явлено будетъ могущество Его. И изъ того, что Самъ по волѣ Своей установилъ въ естествѣ, воспріялъ на Себя, что восхотѣлъ, то-есть, рожденіе отъ жены, возрастаніе, счисленіе лѣтъ, утомленіе, голодъ, жажду, сонъ, печаль, смерть, воскресеніе. Посему-то, гдѣ сотлѣвало человѣческое тѣло, тамъ Іисусъ попускаетъ положить и собственное Свое тѣло, и гдѣ душа человѣческая удерживаема была смертію, тамъ Христосъ показываетъ, что и Его душа есть человѣческая, чтобы Ему, и какъ человѣку не быть держиму смертію, и какъ Богу разрушить державу смерти, чтобы, гдѣ посѣяно было тлѣніе, произрасло тамъ нетлѣніе, чтобы, гдѣ царствовала смерть, тамъ Ему безсмертному, представъ въ образѣ души человѣческой, явить безсмертіе; и такимъ образомъ, содѣлать насъ причастниками Своего нетлѣнія и безсмертія, въ надеждѣ воскресенія изъ мертвыхъ, да, по написанному, тлѣнное сіе облечется въ нетлѣніе, и мертвенное сіе облечется въ безсмертіе (1 Кор. 15, 54), и какъ еще написано: якоже единѣмъ человѣкомъ грѣхъ въ міръ вниде, и грѣхомъ смерть, такъ единымъ человѣкомъ Іисусомъ Христомъ благодать воцарится правдою въ жизнь вѣчную (Рим. 5, 12. 21).

Посему, какъ же говорите вы: «вмѣсто внутренняго въ насъ человѣка во Христѣ небесный умъ?» Не раздѣливъ ли человѣка на двое, на внѣшнее и внутреннее, явился Онъ и во гробѣ и во адѣ? Да и невозможно было въ искупительную цѣну дать одно вмѣсто другаго; напротивъ того, далъ Онъ тѣло за тѣло, и душу за душу, совершенное бытіе за цѣлаго человѣка. Таковъ замѣнъ Христовъ, надъ которымъ ругались при крестѣ враги жизни — іудеи, мимоходя и кивая главами своими. Ибо адъ не вынесъ бы пришествія непокровеннаго Божества. О семъ свидѣтельствуютъ и Пророки и Апостолы.

18) Но утверждаемое нами можно усматривать и въ домостроительствѣ крестномъ. Господь изліяніемъ крови показалъ несомнѣнное бытіе плоти; истеченіемъ же съ кровію и воды открылъ нескверную чистоту, и то, что тѣло было Божіе; а тѣмъ, что возопилъ, преклонилъ главу, предалъ духъ, обнаружилъ внутреннее въ тѣлѣ Своемъ, т. е. душу, о которой и сказалъ: полагаю ее за овцы Моя (Іоан. 10, 15). И потому, предаяніе духа должно назвать не отступленіемъ Божества, но разлученіемъ души. Ибо, если бы за отступленіемъ Божества послѣдовала смерть или омертвеніе тѣла, то умеръ бы Онъ Своею собственною, а не нашею, смертію. И какъ сошелъ бы во адъ непокровеннымъ Божествомъ? И гдѣ будетъ душа, которую Господь обѣтовалъ положить за овецъ, и о которой предвозвѣщаютъ Пророки? Если же произошло разлученіе души, то посему и сказано, что нашу воспріялъ Онъ смерть, то-есть, такъ-же потерпѣлъ подобное нашему разрѣшеніе, какъ потерпѣлъ и рожденіе.

19) Поэтому, суетно ваше лжеумствованiе. Ибо какъ произошла бы смерть, если бы Слово не образовало Себѣ и внутренняго и внѣшняго, то-есть, души и тѣла? Какъ воздалъ бы Христосъ искупительную цѣну за цѣлаго человѣка? Или какъ держава смерти потерпѣла бы совершенное разрушеніе, если бы согрѣшившее по разумѣнію, т. е. душу, Христосъ не содѣлалъ въ Себѣ безгрѣшнымъ? Смерть царствуетъ еще надъ внутреннимъ человѣкомъ. Да и надъ чѣмъ инымъ когда-либо царствовала она, какъ не надъ душею, согрѣшившею по разумѣнію? Такъ сказано: душа согрѣшающая, та умретъ (Іезек. 18, 20); за нее-то Христосъ положилъ собственную Свою душу, давъ ее въ цѣну искупленія. Чтó вначалѣ осудилъ Богъ? созданіе ли Создавшаго, или дѣло созданія? Если созданіе Создавшаго осудилъ Богъ, то осудилъ самого Себя. И Онъ будетъ то-же, чтó и люди. Если же нечестиво думать такъ о Богѣ и осудилъ Онъ дѣло созданія, то изглаждаетъ посему дѣло и обновляетъ созданіе: Того бо есмы твореніе, создани на дѣла благая (Ефес. 2, 10).

20) Но вы говорите еще: «отъ Маріи рожденнаго именуемъ мы Богомъ». Почему же именуете, какъ Маркіонъ, Богомъ явившимся и Богомъ неприкосновенно пришедшимъ, имѣющимъ естество непріемлющее на Себя человѣческой плоти? Или почему именуете Богомъ, какъ Павелъ Самосатскій? Ибо это знакъ его нечестія — рожденнаго отъ Маріи исповѣдывать Богомъ, предопредѣленнымъ прежде вѣковъ, начало же бытія получившимъ отъ Маріи. Но Самосатскій, при нечестіи своемъ, уступая Христу болѣе, нежели вы, исповѣдуетъ въ Немъ дѣйственное Слово съ неба и Премудрость; а вы допускаете только небесный умъ въ одушевленномъ тѣлѣ. Но ни одушевленное тѣло не есть еще совершенный человѣкъ, ни небесный умъ не есть еще Богъ. Тѣло называется одушевленнымъ, поскольку въ немъ заключается душа какъ самостоятельная сущность. Тѣло же человѣка называется тѣломъ, а не душею: и душа человѣка называется не тѣломъ; отлично одно отъ другаго, то-есть, духъ отъ тѣла. Сказано: кто разумѣ умъ Господень (Рим. 11, 34)? Господень умъ еще не Господь, но Его воля, или совѣтъ, или на что-либо обращенная дѣйственность. Какъ же умышляете говорить это, самосоставленными реченіями извращая мысль о Божіемъ Словѣ?

Но не такъ пріяла, не такъ предала Божія Церковь. Напротивъ того, учитъ она, какъ написано, что Богъ — Слово, сущій прежде вѣковъ у Бога, при скончаніи вѣковъ пришелъ, и отъ Святыя Дѣвы и отъ Духа Святаго родился сыномъ человѣческимъ, по написанному: дондеже роди Сына своего Первенца (Матѳ. 1, 25), яко быти первородну во многихъ братіяхъ (Рим. 8, 29) Ему, истинному Богу, и пострадать за насъ, какъ человѣку, и искупить насъ отъ страданія и смерти, какъ Богу.

Поэтому, напрасно воображаете себѣ, думая, что можете чрезъ подражаніе произвести въ себѣ обновленіе того, чтó мыслитъ и движетъ плотію, не разумѣя, что подражаніе бываетъ подражаніемъ предшествующему дѣйствію; иначе, не можетъ и называться подражаніемъ. Во Христѣ же исповѣдуя обновленіе одной плоти, вы заблуждаетесь и изрекаете хулу. Ибо, если людямъ можно безъ Христа произвести въ себѣ обновленіе того, чтó движетъ плотію, и движущему послѣдуетъ движимое; то какая была нужда въ пришествіи Христовомъ?

21) Суемудрствуютъ и утверждающіе, будто бы Слово снизошло, какъ на единаго изъ Пророковъ. Ибо кто изъ Пророковъ, будучи Богомъ, содѣлался человѣкомъ? Почему и законъ ничтоже совершилъ (Евр. 7, 19)? Почему царствова смерть и надъ не согрѣшившими по подобію первозданныхъ (Рим. 5, 14)? Почему и Господь сказалъ: аще Сынъ вы свободитъ, воистинну свободни будете (Іоан. 8, 36)? Не по обновленію ли, которое въ Немъ, не по совершенству ли, которымъ обновляемся и мы вѣрующіе, чрезъ подражаніе совершенному обновленію Христову и по общенію въ немъ? Но вами придумано все съ тѣмъ, чтобы вести къ одной мысли — отрицанію. И вы, уклоняясь отъ точнаго значенія, именуете душу — то умомъ несмысленнымъ, то врожденнымъ грѣхомъ, а иногда изгоняете ее, какъ дѣлательницу грѣха; и плоть называете — то несозданною, то небесною, то единосущною Слову, чтобы твердо стоять вамъ въ совершенномъ отрицаніи. Такъ и Арій, отпавъ отъ вѣры, въ неизреченномъ и самомъ истинномъ рожденіи Сына отъ Отца находилъ и страданіе, и сѣченіе, и истеченіе, чтобы нечестивыми сими реченіями неутвержденныхъ въ вѣрѣ низринуть въ ровъ беззаконія. Ибо яма глубока уста законопреступнаго (Притч. 22, 15). Такъ опять и Савеллій, измысливъ неѵпостаснаго Сына и неимѣющаго бытія Святаго Духа, а насъ обвиняя въ раздѣленіи Божества, въ многочисленности началъ и боговъ, утверждается въ іудейскомъ мнѣніи. Такъ и Манихей, не вѣруя воплощенію и вочеловѣченію Господа, по всему содѣлался нечестивымъ, утверждая, что человѣкъ подчиненъ двумъ создателямъ, лукавому и доброму. Такъ и вы клевещете на насъ, что признаемъ двухъ сыновъ, и называете насъ человѣкопоклонниками, или укоряете насъ во грѣхѣ не для того, чтобы самимъ стоять во благочестіи, но чтобы сими худыми изобрѣтеніями придать успѣха вашему заблужденію, и нечестивыми вашими реченіями отклонить отъ вѣры неутвержденныхъ въ ней. Но твердое основаніе Божіе стоитъ, имущее печать сію (2 Тим. 2, 19).

22) Это написалъ я, возлюбленный (хотя всего болѣе надлежало ничего не писать, потому что достаточно Евангельскаго преданiя); такъ какъ ты вопрошалъ о вѣрѣ у насъ, и ради тѣхъ, которые хотятъ стоять за свои изобрѣтенія, и не разсуждаютъ, что глаголетъ лжу, кто отъ своихъ глаголетъ (Іоан. 8, 44). Ибо разумомъ человѣческимъ невозможно выразить красоты и славы тѣла Христова; должно же совершившееся исповѣдывать, какъ написано, и покланяться сущему Богу, во славу и исповѣданіе Его человѣколюбія и въ надеждѣ спасенія нашего о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ. Аминь.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Аѳанасiя Великаго, Архiепископа Александрiйскаго. Часть третья. / Изданiе второе исправленное и дополненное. – Репринтъ. – М.: Изданiе Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1994. – С. 315-340. – Репр. изд.: СТСЛ, 1903.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0