Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 29 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Аѳанасiй Великiй (†373 г.)
33. Противъ Аполлинарія. Книга вторая.
О спасительномъ пришествіи Христовомъ.

1) Неисповѣдующіе, что Господь нашъ Іисусъ Христосъ есть единъ отъ Бога и человѣка, по написанному въ Евангеліи: Адамовъ, Божій (Лук. 3, 38) пусть скажутъ, какъ представляютъ себѣ въ образѣ Божіемъ сущаго Бога и пріявшаго на Себя зракъ раба, или какъ разумѣютъ сказанное: Слово плоть бысть, и вселися въ ны (Іоан. 1, 14)? Ибо сказавшій: Слово плоть бысть, сказалъ также, что Христосъ душу Свою предалъ за насъ. Разумѣютъ ли претвореніе въ плоть или уподобленіе душѣ, такъ какбы Слово потерпѣло измѣненіе? Или представляютъ, что Слово произвело мечтательное явленіе человѣческаго образа, какъ утверждаютъ въ заблужденіи своемъ другіе еретики?

Но сего не дозволяетъ Апостолъ, ясно сказавъ, Кто и что пріялъ. Ибо какъ подъ образомъ Божіимъ разумѣется полнота Божества въ Словѣ, такъ подъ рабіимъ зракомъ признается умное естество и членораздѣльный составъ существа человѣческаго, такъ чтобы при реченіи бѣ (Іоан. 1, 1) разумѣлось Слово, а при реченіи бысть (Іоан. 1, 14) признавались плоть и душа, что и называется рабіимъ зракомъ, нѣкіимъ умопредставляемымъ умнымъ существомъ. Посему-то умершій человѣкъ называется неимѣющимъ вида и весь разрушается, какъ-скоро разлучается съ тѣломъ душа, которой естество неразрушимо. Посему, Павелъ представляетъ свидѣтельство объ умномъ естествѣ, а Іоаннъ о членораздѣльныхъ признакахъ тѣла, оба же возвѣщаютъ все таинство домостроительства. Ибо явно, что Богъ-Слово, сущій до пришествія во плоти, не человѣкъ былъ, но былъ Богъ у Бога, невидимый и безстрастный.

2) Посему, именованіе «Христосъ» употребляется не въ отдѣльности отъ плоти, потому что за этимъ именемъ слѣдуютъ страданія и смерть, какъ пишетъ Павелъ: яко Христосъ имѣяше пострадати, яко первый отъ воскресенія мертвыхъ (Дѣян. 26, 23), и въ другомъ мѣстѣ говоритъ: пасха наша пожренъ бысть Христосъ (1 Кор. 5, 7), и: человѣкъ Христосъ Іисусъ, давый Себе избавленіе за насъ (1 Тим. 2, 5. 6); говоритъ же не потому, что Христосъ не Богъ, но потому, что Онъ и человѣкъ. Почему и сказано: поминай Іисуса Христа воставшаго отъ мертвыхъ, отъ сѣмене Давидова по плоти (2 Тим. 2, 8). Посему-то Писаніе сближаетъ то и другое имя указаніемъ на бытіе, какъ невидимо умосозерцаемаго и истинно сущаго Бога, такъ видимо осязаемаго и истинно существующаго человѣка, и не раздѣленіемъ лицъ или именъ, но естественнымъ рожденіемъ и неразрывнымъ единеніемъ, чтобы, когда истинно исповѣдуется въ Немъ страданіе, одинъ и тотъ-же истинно былъ исповѣдуемъ и удобостраждущимъ и безстрастнымъ. Поэтому, какъ Слову, сущему Богу, содѣлаться Христомъ, прежде нежели содѣлалось Оно человѣкомъ? Если имя «Христосъ» есть собственное имя Божества въ отдѣльности отъ плоти; то должно быть прилагаемо и къ Отцу и къ Святому Духу: тогда и страданіе будетъ общимъ, какъ утверждаютъ нѣкоторые заблуждающіеся. Или развѣ скажете, что самъ безстрастный и безплотный Богъ-Слово и до воплощенія и вочеловѣченія былъ доступенъ страданію и смерти? И кáкъ Сынъ единосущный Отцу и нераздѣльный съ Нимъ по Божескому естеству, будучи непреложенъ и неизмѣненъ, могъ бы названъ быть удобостраждущимъ, если бы не содѣлался человѣкомъ, пріявъ на Себя въ дѣвической утробѣ цѣлый образъ человѣческаго состава, чтобы Ему и быть человѣкомъ въ страданіи, и быть непреложнымъ, какъ Богу?

3) Посему-то было и помазаніе. Не Богъ имѣлъ нужду въ помазаніи, и не безъ Бога также совершилось помазаніе; но Богъ и совершилъ помазаніе, и пріялъ помазаніе въ тѣлѣ, способномъ пріять его. Изъ сего явствуетъ, что Слово не безъ плоти человѣческой содѣлалось Христомъ, и не Само Себя удѣлило въ явленіе плоти или подобіе души; но пребывая, чѣмъ было, пріяло рабій зракъ, нелишенный бытія, несомнѣнно являемаго, какъ написано и объяснено, въ страданіи, въ воскресеніи и въ цѣломъ домостроительствѣ.

Посему скажите, кáкъ, по вашему мнѣнію, произошелъ Богъ въ Назаретѣ? Ибо и всѣ еретики обыкновенно утверждаютъ это. Такъ, Павелъ Самосатскій исповѣдуетъ Бога отъ Дѣвы, Бога явившагося изъ Назарета, тамъ возъимѣвшаго начало бытію и пріявшаго начало царствованію; дѣйственное же Слово съ неба и Премудрость въ Немъ хотя признаетъ и прежде вѣковъ сущими по предопредѣленію, но явившимися изъ Назарета по бытію, чтобы, какъ говоритъ онъ, былъ единъ надъ всѣми Богъ Отецъ. Таково нечестіе его. А Маркіонъ и Манихей исповѣдуютъ Бога, явившагося въ Дѣвѣ, неприкосновенно пришедшаго, недопускающаго общенія съ естествомъ человѣческимъ, которое подпало грѣху и подчинилось князю злобы. Ибо, если Богъ принялъ на Себя оное, то Христосъ подчинится уже князю злобы и не будетъ безъ грѣха. Напротивъ того, говорятъ они, Богъ изъ Себя по подобію явилъ плоть Свою, которая, какъ восхотѣлъ Онъ, явилась съ неба, и на небеса удалилась, и всецѣло есть Божество. Также и Валентинъ, представляя себѣ плоть частію Божества, именуегъ страданіе общимъ Троицѣ Арій же признаетъ, чго одна плоть служила къ прикровенію Божества; а вмѣсто внутренняго нашего человѣка, т. е. души, было во плоти Слово, и такимъ образомъ осмѣливается понятіе страданія и воскресеніе изъ ада приписывать Божеству. А Савеллій поддерживаетъ мнѣніе Павла Самосатскаго и его послѣдователей; ибо, убоявшись аріева раздѣленія, впалъ въ заблужденіе, уничтожающее Лица. Къ кому же присоединяетесь вы, или кому намѣрены помогать? Или вы, какъ говорится, сбродъ всякаго рода; потому что держитесь всѣхъ упомянутыхъ еретиковъ, не вѣря единенію, и оспоривая полноту, вдались въ уничтожеше, прикрываясь боязнію раздѣленія? Но какъ раздѣляющіе безумствуютъ, и разъединяющіе заблуждаются, такъ и уничтожающіе раздѣльность идутъ въ погибель, послѣ того какъ совершено истинное домостроительство, явлена истина, и засвидѣтельствована благодать.

4) Посему, для чего же ухищряетесь выдумывать предлоги? Для чего лицемѣрно прикрываете себя, и не скажете явно, что не пріялъ рабія зрака и не содѣлался человѣкомъ, но явился какъ человѣкъ? Ибо къ такому положенію приводитъ разсужденіе ваше, когда, по-видимому, говорите: Самъ и Самъ. Посему-то предпріемлете разсуждать объ истинномъ домостроительствѣ, клевеща и говоря: Христосъ называется обоженнымъ человѣкомъ (а что же значитъ сказанное: въ началѣ бѣ Слово, и: зракъ раба пріимъ, содѣлался человѣкомъ?), или человѣкомъ, который съ Богомъ, или человѣкомъ, который сопряженъ съ Богомъ, или человѣкомъ умершимъ за міръ и составляющимъ часть міра, или человѣкомъ непричастнымъ грѣху, или человѣкомъ владыкою Ангеловъ, или человѣкомъ, которому покланяется тварь, или человѣкомъ, который есть Господь, по слову Апостола: Павелъ рабъ Іисуса Христа (Рим. 1, 1), или человѣкомъ распятымъ и Господомъ славы, или человѣкомъ, которому сказано: сѣди одесную Мене (Псал 109, 1), или человѣкомъ грядущимъ судить судъ Таково мутное ваше развращеніе, которымъ напояете и упоеваете людей (Аввак. 2, 15)! Посему, спросите іудеевъ, чтобы устыдиться вамъ, услышавъ отъ нихъ эти же самыя реченія, произносимыя противъ Христа и противъ вѣрующихъ въ Него. Научитесь также и примѣромъ другихъ еретиковъ, то-же утверждающихъ и мудрствующихъ.

Поэтому, пусть предложены будутъ на среду и еретическія ученія, и выводъ вашего мудрованія, и основаніе нашей вѣры, опредѣленіе Евангелія, проповѣдь Апостоловъ, свидѣтельство Пророковъ, понятіе о совершившемся домостроительствѣ.

5) Итакъ, скажите, почему утверждаете, что изъ Назарета произошелъ Богъ, проповѣдуя съ Павломъ Самосатскимъ какбы начало бытію Божества, или отрицая рожденіе плоти съ Маркіономъ и другими еретиками, не согласуясь же съ Евангельскимъ опредѣленіемъ, но желая говорить свое? Посему и утверждаете, что отъ Дѣвы родился Богъ, и родился не Богъ и человѣкъ, какъ опредѣляетъ Евангеліе (чтобы, исповѣдавъ рожденіе плоти, не назвать ее естественною, и не сказать истины), но Богъ, какбы въ призракѣ явившій плоть Свою. — Не начало бытія являетъ Богъ въ Назаретѣ, но сущій прежде вѣковъ Богъ-Слово изъ Назарета явился человѣкомъ, родившиеь отъ Маріи Дѣвы и отъ Святаго Духа въ Виѳлеемѣ іудейскомъ, по написанному, отъ сѣмени Давидова, Авраамова и Адамова, пріявъ отъ Дѣвы все, что Богъ вначалѣ образовалъ въ составъ человѣка и сотворилъ, кромѣ грѣха, какъ и Апостолъ говоритъ: по подобію по всяческимъ развѣ грѣха (Евр. 4, 15). не претвореніе Божества показавъ, но содѣлавъ по волѣ Своей обновленіе человѣчества, яко быти, какъ пишетъ Апостолъ, языкомъ стѣлесникомъ и спричастникомъ Христовымъ (Ефес. 3, 6), чтобы человѣкъ былъ истинно Богомъ, и Богъ — истинно человѣкомъ, и былъ истинно человѣкъ и истинно Богъ, не потому, что человѣкъ у Бога, какъ клевещете вы, очерняя христіанское таинство, но потому что единородный Богъ благоизволилъ полнотою Божества Своего въ утробѣ Дѣвы возсоздать Себѣ твореніе первообраза человѣческаго и новое созданіе естественнымъ рожденіемъ и неразрушимымъ единеніемъ, да совершитъ за человѣковъ спасительное дѣло, страданіемъ, смертію и воскресеніемъ содѣлавъ спасеніе человѣческое.

6) Но говорите: «если пріялъ все, то, безъ сомнѣнія, имѣлъ и человѣческіе помыслы: въ человѣческихъ же помыслахъ невозможно не быть грѣху; и какъ Христосъ будетъ развѣ грѣха?» — Итакъ, скажите: если Богъ — Зиждитель грѣховныхъ помысловъ, то Богу должно было присвоить созданное Имъ, потому что и пришелъ Онъ приблизить къ Себѣ тварь Свою. Но съ другой стороны, неправеденъ будетъ судъ, осуждающій согрѣшившаго. Ибо, если грѣховные помыслы сотворилъ Богъ, то почему осуждаетъ согрѣшившаго? И какъ возможно, чтобы такой судъ произошелъ отъ Бога? Если и Адамъ имѣлъ таковые помыслы даже прежде, нежели преслушалъ Божію заповѣдь; то какъ же не зналъ онъ добраго и лукаваго? Будучи разуменъ по естеству, свободенъ помысломъ, не извѣдавъ опытно зла, зная только доброе, и бывъ какбы единомысленъ (Псал. 67, 7), но преслушавъ Божію заповѣдь, человѣкъ впалъ въ грѣховные помыслы, не потому что Богъ создалъ эти плѣняющіе его помыслы, но потому что діаволъ обольщеніемъ всѣялъ ихъ въ разумное естество человѣка, содѣлавшееся преступнымъ и отринутое отъ Бога, такъ что діаволъ въ естествѣ человѣческомъ постановилъ грѣховный законъ, и ради грѣховнаго дѣла царствуетъ смерть. Посему-то пришелъ Сынъ Божiй, да разрутитъ дѣла діаволя (1 Іоан. 3, 8).

Но говорите: «разрушилъ, не согрѣшивъ; а это не есть разрушеніе грѣха. Ибо не въ Немъ первоначально діаволъ произвелъ грѣхъ почему бы разрушился грѣхъ, когда онъ пришелъ въ міръ и не согрѣшилъ». — Діаволъ произвелъ грѣхъ, всѣявъ его въ разумное и духовное естество человѣка. Потому, невозможно было, чтобы разумное и духовное естество, согрѣшившее добровольно и подвергшееся осужденію смерти, само себя возвратило въ свободу, какъ говоритъ Апостолъ: немощное бо закона, въ немже немощствоваше плотію (Римл. 8, 3). Посему-то пришелъ самолично Сынъ Божій — возстановить естество человѣческое въ естествѣ Своемъ изъ новаго начала и чуднымъ рожденіемъ, и не раздѣлилъ первоначальнаго состава, но отринулъ всѣянное отложеніе, какъ свидѣтельствуетъ Пророкъ, говоря: прежде неже разумѣти Отрочати благое или злое, отринетъ лукавое, еже избрати благое (Ис. 7, 16). А если бы безгрѣшность явилась не въ согрѣшившемъ естествѣ, то какъ былъ бы осужденъ грѣхъ во плоти, когда и плоть не совершила грѣха самымъ дѣломъ, и Божество не знаетъ грѣха? Почему же Апостолъ говоритъ: идѣже умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать (Римл. 5, 20)? Не мѣсто описывая, но разумѣя естество, говоритъ онъ: якоже единѣмъ человѣкомъ грѣхъ въ міръ вниде, и грѣхомъ смерть: такъ единымъ человѣкомъ Іисусъ Христомъ благодать воцарится правдою въ жизнь вѣчную (Римл. 5, 12. 21), чтобы въ томъ же естествѣ, въ которомъ произошло преспѣяніе грѣха, содѣлалось и явленіе правды, и такимъ образомъ, по освобожденіи естества человѣческаго отъ грѣха, разрушены были дѣла діаволя, и прославился Богъ.

7) Но говорите еще: «если Христосъ человѣкъ, то будетъ частію міра; а часть міра не можетъ спасти міра». — Какой обманчивый вымыслъ! Какая безумная хула! Пусть скажутъ: изъ какого писанія взято это опредѣленіе и это діавольское лжеумствованіе? Пророкъ говоритъ: братъ не избавитъ, избавитъ человѣкъ (Псал. 48, 8); и въ другомъ мѣстѣ: человѣкъ родися въ немъ, и той основа ѝ Вышній (Псал. 86, 5). Почему же не спасти міръ Слову, содѣлавшемуся человѣкомъ, когда извѣстно, что въ томъ же естествѣ, въ которомъ содѣланъ грѣхъ, явился преизбытокъ благодати? Какой же это преизбытокъ благодати? Тотъ, что Слово содѣлалось человѣкомъ, пребывая Богомъ, чтобы, и содѣлавшись человѣкомъ, исповѣдуемо было Богомъ; такъ какъ Христосъ, будучи человѣкомъ, есть Богь, потому что, будучи Богомъ, содѣлался человѣкомъ, и въ человѣческомъ образѣ спасаетъ вѣрующихъ. Ибо аще исповѣси Господа Іисуса усты, твоими, и вѣруеши въ сердцѣ твоемъ, яко Богъ Того воздвиже изъ мертвыхъ, спасешися (Римл. 10, 9). Но Богъ недоступенъ умерщвленію, и не имѣетъ нужды въ воскресеніи, а Самъ воскрешаетъ изъ мертвыхъ. Посему, была потребность имѣть Богу нѣчто такое, чтó принесъ бы Онъ за насъ, въ смерти ли то, или въ жизни. А поэтому, Слово тѣмъ паче и спасаетъ, что содѣлалось Оно человѣкомъ.

8) Но говорите еще: «какъ можетъ быть безъ грѣха естество, пріобыкшее ко грѣху и пріявшее въ себя преемство грѣха? Это невозможно, почему и Христосъ будетъ какъ единый изъ человѣковъ». — Такъ мудрствовалъ и Маркіонъ; это мнѣніе вводилъ и Манихей, плоть человѣческую и самое рожденіе подчиняя князю злобы, и изображая его властителемъ; потому что имже кто побѣжденъ бываетъ, сему и работенъ есть (2 Петр. 2, 19). Ихъ мнѣніе возобновляете и вы въ иномъ видѣ, приговокупляя къ плоти и умное естество человѣческое, какимъ разумѣется душа; и утверждая, что и для нея неизбѣженъ грѣхъ, при семъ и душу изображаете, сколько можно, плотскою, не знаю — откуда научившись этому; потому что невозможно найти сего ни въ святыхъ Писаніяхъ, ни въ общемъ человѣческомъ понятіи. Господь говоритъ: не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити (Матѳ. 10, 28). Если же душа, по вашему мнѣнію, есть плотская; то почему она не умираетъ и не истлѣваетъ вмѣстѣ съ тѣломъ? Почему и Петръ, содержимыя во адѣ души наименовавъ духами, сказалъ: сошелъ заключеннымъ въ темницѣ духовомъ проповѣдать воскресеніе (1 Петр. 3, 19)? Но вы утверждаете и именуете все вопреки естеству, чтобы, изобразивъ домостроительство согласно съ естествомъ, не сказать вамъ истины, то-есть, что Слово истинно содѣлалось и человѣкомъ.

Вы говорите: самъ Богъ сказалъ: прилежитъ помышленіе человѣку прилежно на злая отъ юности (Быт. 8, 21), не разумѣя того, что сказавъ: отъ юности, указалъ этимъ на всѣянное и болѣзненное. Посему, клятся Господь Давиду истиною, отъ плода чрева его по плоти воздвигнути Христа (Псал. 131, 11; Дѣян. 2, 30), не человѣка, который явится по претвореніи Божества (иначе, какая была нужда, чтобы Господь клялся Давиду?), но пріявшаго рабій зракъ, такъ что претерпѣлъ рожденіе отъ жены и подобное нашему возрастаніе съ годами, какъ говоритъ Апостолъ: понеже убо дѣти пріобщишася крови и плоти, и Той пріискреннѣ пріобщися тѣхъ же (Евр. 2, 14), — пріискреннѣ, потому что не отъ сѣмени, но отъ Духа, и тѣхъ же, потому что не отъ иного сѣмени, но, какъ написано, отъ сѣмени Давидова, Авраамова и Адамова.

9) Почему же, оставивъ святыя Писанія и явную истину, говорите: «если не Самъ отъ Себя явился человѣкомъ, но содѣлался человѣкомъ, пріявъ на Себя человѣческое бытіе; то слѣдуетъ, что соединился съ человѣкомъ, и распятый Господь славы будетъ уже человѣкъ?» Поэтому, если услышите Петра, который говоритъ: Христа и Господа Богъ сотворилъ есть, сего Іисуса, Егоже вы распясте (Дѣян. 2, 36); то о комъ будете разумѣть слово: сотворилъ? Если о Божествѣ Слова, то въ чемъ укоряете аріанъ, мудрствуя одинаково съ ними? А если о рабіемъ зракѣ въ Словѣ, то для чего противорѣчите сами себѣ?

Но не такъ вѣруете вы, потому что говорите еще: «если согрѣшившее естество содѣлалось въ Богѣ неучинившимъ грѣха, то значитъ, что оно удерживается необходимостію; а удерживаемое необходимостію принужденно». — Посему скажите: если то, чтобы не грѣшить, производится принужденіемъ, то грѣшить будетъ дѣло естественное. Поэтому, допустите, что Зиждитель естества есть виновникъ грѣха. Если же такая мысль богохульна, и принужденіемъ произведено то, чтобы грѣшить: то явно, что не грѣшить было дѣломъ естественнымъ. Посему-то зракъ раба, явившійся въ Божествѣ Слова, не подлежа необходимости, по естеству и силѣ являетъ въ себѣ безгрѣшность, разоривъ преграду необходимости и законъ грѣха, и плѣнивъ мучителя, уловившаго въ плѣнъ, какъ говоритъ Пророкъ: восшелъ еси на высоту, плѣнилъ еси плѣнъ (Псал. 67, 19). Слово, противопоставивъ врагу зракъ раба, одерживаетъ побѣду чрезъ побѣжденнаго нѣкогда. Посему, Іисусъ прошелъ все искушеніе, потому что пріялъ все, чѣмъ опытно извѣдано искушеніе; и этимъ одержалъ за людей побѣду, говоря: дерзайте, Азъ побѣдихъ міръ (Іоан. 16, 33). Ибо діаволъ воздвигъ брань не противъ Божества, котораго не призналъ (и на это не дерзнулъ бы онъ, потому и сказалъ: аще Сынъ еси Божій — Матѳ. 4, 3), но противъ человѣка, котораго древле могъ ввести въ обманъ, и чрезъ обманутаго на всѣхъ людей распространилъ дѣйствіе злобы своей. Поелику душа Адамова содержима была въ осужденіи смерти и непрестанно взывала къ своему Владыкѣ, а также и души благоугодившихъ Богу и оправданныхъ закономъ естественнымъ содержимы были вмѣстѣ съ Адамомъ, и съ нимъ сѣтовали и взывали; то Богъ, умилосердившись надъ человѣкомъ, Имъ сотвореннымъ, благоизволилъ таинствомъ явленія Своего содѣлать человѣческому роду новое спасеніе, низложить врага, прельстившаго по зависти, явить же несравненное возвышеніе человѣка единеніемъ и общеніемъ его съ Вышнимъ въ самомъ естествѣ и въ самой дѣйствительности.

10) Посему, пришло Слово, Богъ и Создатель перваго человѣка, чтобы содѣлаться человѣкомъ, для оживотворенія человѣка и низложенія злобнаго врага; и родилось отъ жены, возставивъ Себѣ отъ перваго созданія человѣческій зракъ, въ явленіи плоти безъ плотскихъ пожеланій и человѣческихъ помысловъ, въ обновленномъ образѣ; потому что въ Немъ воля единаго Божества и цѣлое естество Слова въ явленіи человѣческаго зрака и видимой плоти втораго Адама, не въ раздѣленіи лицъ, но въ бытіи Божества и человѣчества. Посему, діаволъ приступилъ къ Іисусу, какъ къ человѣку, но, не обрѣтая въ Немъ признаковъ древняго своего всѣянія, ни успѣха въ настояшемъ предпріятіи, посрамляемый и преодолѣваемый уступилъ надъ собою побѣду, и въ изнеможеніи сказалъ: кто Сей пришедый отъ Едома, то-есть, изъ земли человѣковъ, наступающій зѣло съ крѣпостію (Ис. 63, 1)? Потому и Господь сказалъ: грядетъ сего міра князь, и во Мнѣ не обрѣтаетъ ничесоже (Іоан. 14, 30); хотя знаемъ, что второй Адамъ имѣлъ и душу и тѣло и цѣлаго перваго Адама. Ибо если бы реченіе «ничесоже» относилось къ бытію человѣческому, то какимъ обрѣлъ бы видимое тѣло Сказавшаго: ничесоже? Но не обрѣлъ въ Немъ ничего такого, что самъ произвелъ въ первомъ Адамѣ. И такимъ образомъ, во Христѣ истребленъ грѣхъ. Потому и Писаніе свидѣтельствуетъ: Иже грѣха не сотвори, ни обрѣтеся лесть во устѣхъ Его (1 Петр. 2, 22).

11) Почему же говорите, что «однажды плѣненному человѣку невозможно содѣлаться свободнымъ отъ плѣна?» Чтобы приписать невозможность Богу и возможность діаволу, именуете, какъ и прочіе еретики, грѣхъ его неистребимымъ въ естествѣ человѣческомъ, и утверждаете, будто бы неуловляемое въ плѣнъ Божество пришло въ подобіи плоти и души, чтобы самому Ему пребыть свободнымъ отъ плѣна, и такимъ образомъ явиться чистой правдѣ. Когда же правда Божества не была чистою? И какое въ этомъ благодѣяніе людямъ, если Господь явился не въ тождествѣ бытія и не въ обновленіи естества, какъ говоритъ Апостолъ: Егоже обновилъ, есть намъ путь новый и живой (Евр. 10, 19-20), по сказанному: Азъ есмь путь и животъ и истина (Іоан. 14, 6)? Но говорите: «вѣрующіе спасаются уподобленіемъ и подражаніемъ, а не обновленіемъ и начаткомъ». Какъ же первороднымъ во многихъ братіяхъ (Рим. 8, 29) и начаткомъ умершихъ (1 Кор. 15, 20) содѣлался Христосъ, Иже есть Глава тѣлу церкве (Кол. 1, 18)? Ибо вѣра въ очевидное не можетъ назваться вѣрою; но та вѣра истинная, которою признается невозможное возможнымъ, немощное крѣпкимъ, страждущее безстрастнымъ, тлѣнное нетлѣн-нымъ, смертное безсмертнымъ. Тайна сія велика есть, какъ говоритъ Апостолъ: Азъ же глаголю во Христа и во Церковь (Ефес. 5, 32). Богъ пришелъ не Себя оправдать, потому что и не грѣшилъ, но насъ ради обнища богатъ сый, да мы, нищетою Его обогатимся (2 Кор. 8, 9). Какъ же обнищалъ Богъ? — Такъ, что воспріялъ въ Себя обнищавшее естество и предложилъ его въ собственной Своей правдѣ, какъ за человѣковъ страждущее и выше человѣковъ сущее, отъ человѣковъ явившееся, и всецѣло содѣлавшееся Божіимъ. Ибо, если бы не содѣлался первороднымъ во многихъ братіяхъ, то какъ явился бы перворожденнымъ изъ мертвыхъ?

Почему же говарите: «Богъ страдалъ и воскресъ во плоти?» Какая нелѣпость и хула! Это дерзость аріанъ; они небоязненно произносятъ таковыя хулы, научившись Сына Божія притворно именовать Богомъ, хотя Писаніе учитъ, что Богомъ во плоти Его совершено страданіе, а не Богъ страдалъ во плоти.

12) Почему же вы, обѣщавшіеся прежде исповѣдывать единосущіе, въ страданіе вовлекаете нераздѣльное Имя, самое недѣлимое естество, самое неизреченное Божество, непреложное и неизмѣняемое единосущіе вовлекая въ страданіе и исповѣдуя его уже вслѣдствіе воскресенія? Ибо, если Слово, изъ Себя претворивъ плоть, дошло до страданія, не пріявъ въ Себя ничего удобостраждущаго или допускающаго воскресеніе; то само Оно и страдало и воскресло изъ мертвыхъ. И страданіе будетъ, какъ училъ Валентинъ, нѣчто общее для всей Троицы, потому что Слово по Божескому естеству нераздѣльно съ Отцемъ. Если же такъ намѣрены вы понимать это, — что будутъ значить обѣщанія Пророковъ, родословіе Евангелистовъ, свидѣтельсгво Апостоловъ, служеніе Матери Маріи, возрастаніе съ годами, вкушеніе пищи, показаше сострастія во всемъ, нареченіе имени, или то, что Сынъ Божій содѣлался сыномь человѣческимъ, или сказанное: человѣкъ Христосъ Іисусъ, давый Себе избавленiе за насъ (1 Тим. 2, 5-6); или: яко подобаетъ Сыну человѣческому много пострадати, и убіену быти, и въ третій день воскреснути изъ мертвыхъ (Марк. 8, 31)?

А если не вѣруете, что Христосъ и удобостраждущъ, потому что Онъ человѣкъ, и безстрастенъ, потому что Онъ Богъ; когда же бываете доведены до крайносіи, разсуждаете, что, если и исповѣдуете Христа Богомъ и человѣкомъ, то признаете уже не одного, но двухъ: въ такомъ случаѣ необходимо вамъ, или, согласно съ Маркіономъ и другими еретиками, домостроительство страданiя, смерти и воскресенія назвать однимъ призракомъ, или согласно съ Аріемъ и его послѣдователями, Божество Слова наименовать удобостраждущимъ.

13) Ибо если, читая божественныя Писанія, обращали вниманіе на сказанное вездѣ въ Законѣ и у Пророковъ, въ Евангеліяхъ и у Апостоловъ; то Писанія сперва называютъ Господа человѣкомъ, а потомъ говорятъ о страданiи, чтобы о Божествѣ не изречь чего хульнаго. Посему, не говорятъ о рожденіи Божества Слова, но исповѣдуютъ Отца и проповѣдуютъ Сына, отъ Маріи же производятъ Христа по плоти, какъ Сына Давидова и Іосифова, воспріявшаго рабій зракъ, чтобы отъ человѣковъ заимствованнымъ признаваемо было Его человѣчество, и отъ Бога Отца исшедшимъ исповѣдуемъ былъ Богъ-Слово, претерпѣвшій за человѣковъ страданія въ заимствованномъ отъ человѣковъ удобостраждущемъ образѣ и являющій въ страдающемъ тѣлѣ безстрастіе, въ умирающемъ безсмертіе, въ погребаемомъ нетлѣніе въ искушенномъ побѣду, въ обветшавшемъ обновленіе, яко ветхій нашъ человѣкъ съ Нимъ распятся (Рим. 6, 6). И это есть благодать. Но Божество никакъ не пріемлетъ страданія безъ страждущаго тѣла, не показываетъ смущенія и скорби безъ скорбящей и смущаемой души, не тоскуетъ и не молится безъ тоскующаго и молящагося ума. Впрочемъ, все сказанное происходило не отъ недостаточности естества, но совершалось въ показаніе бытія. Какъ же пишете вы, что Богъ во плоти страдалъ и воскресъ? Ибо если Богъ во плоти страдалъ и воскресъ, то удобостраждущимъ назовете и Отца и Утѣшителя; потому что одно есть имя и одно Божеское естество.

14) Изъ сего же изреченія можно усмотрѣть вашу мысль, показывающую, что не боитесь Бога и не вѣруете божественнымъ Писаніямъ. Моисей пишетъ о Богѣ: Богъ нашъ огнь потребляяй есть (Втор. 4, 24), а о пришествш Его во плоти говоритъ: Пророка отъ братіи вашей возставитъ Господь (Втор. 18, 15), и: животъ на древѣ висящъ (Втор. 28, 66), какбы разумѣя тѣло Господне, въ которомъ наша жизнь. И Исаія взываетъ о Богѣ, говоря: Богъ великій, вѣчный, устроивый концы земли не взалчетъ, ниже утрудится, и проч. (Ис. 40, 28), о страданіи же говоритъ: человѣкъ въ язвѣ сый и вѣдый терпѣти болѣзнь (Ис. 53, 3). Чтó же значитъ сказанное: вѣдый терпѣти болѣзнь? То, что отъ страдавшаго явилось удобостраждущее. Посему-то и сказано: напиши писаломъ человѣческимъ на свиткѣ новомъ (Ис. 8, 1), а не писаломъ неимѣющей вида плоти. И Апостолъ говоритъ: человѣкъ Христосъ Іисусъ, давый Себе за насъ (1 Тим. 2, 5-6). Посему-то, сказавъ: по плоти (Рим. 9, 5), и воскресеніе приписываетъ Происшедшему отъ сѣмени Давидова. О Божествѣ же Его говоритъ: живо бо Слово Божіе и дѣйственно и острѣйше паче всякаго меча обоюду остра (Евр. 4, 12). Да и самъ Господь страданіе относитъ къ Сыну человѣческому, показывая, еже по плоти; о Божествѣ же Своемъ говоритъ: Азъ и Отецъ едино есма (Іоан. 10, 30), и: никтоже знаетъ Сына, кто Онъ, токмо Отецъ (Матѳ. 11, 27).

Писанія нигдѣ не предали намъ о крови Божіей безъ наименованія плоти, или о томъ, что Богъ пострадалъ и воскресъ во плоти. Такія дерзкія мысли свойственны аріанамъ, потому что они Сына Божія не признаютъ истиннымъ Богомъ; святыя же Писанія проповѣдуютъ во плоти Божіей о крови и страданіи плоти Бога, содѣлавшагося человѣкомъ, также о воскресеніи Божія тѣла, и именно о воскресеніи изъ мертвыхъ. Но вы утверждаете противное, какъ будто вы премудрѣе Апостоловъ, тайнозрительнѣе Пророковъ, полновластнѣе Евангелистовъ, или полномочнѣе самого Господа, лживымъ вашимъ благохваленіемъ отрицаете истину и говорите противъ Божества, и на крестѣ ясно показавшаго домостроительство, когда изліяніемъ крови утверждено бытіе плоти, а произнесенныя слова, свидѣтельствовавшія о бытіи души, не отлученіе изобразили Божества но показали умерщвленіе плоти, и то, что Божество, какъ не оставило тѣла во гробѣ, такъ не отлучилось отъ души во адѣ. Ибо это значитъ сказанное Пророками: не оставиши душу Мою во адѣ, ниже даси Преподобному Твоему видѣти истлѣнія (Псал. 15, 10). Потому и Господь сказалъ: никтоже возметъ ю отъ Мене: но Азъ полагаю ю о Седѣ (Іоан. 10, 18), т. е. показываю, предстоя Самъ.

15) Посему-то душею Бога разрушена держава смерти, совершено и благовѣствовано душамъ воскресеніе изъ ада, а тѣломъ Христовымъ въ бездѣйствіе приведено тлѣнiе и явлено изъ гроба нетлѣніе, такъ что и человѣкъ не отлучился отъ Бога, и Богъ не возвѣщалъ оставленія человѣку, умерщвленіе же и отлученіе духа было не прехожденіемъ Бога отъ тѣла, но разлученіемъ души съ тѣломъ; потому что была тамъ изображена наша смерть. А если Богъ отлучился отъ тѣла и, такимъ образомъ, послѣдовало умерщвленіе; то какъ же разлученное съ нетлѣннымъ Богомъ тѣло явило въ себѣ нетлѣніе? Какъ и Слово совершило сошествіе во адъ? Или, какъ явило воскресеніе изъ ада? Ужели Само воскресло вмѣсто нашей души, чтобы представить на Себѣ образъ нашего воскресенія? И возможно ли помыслить это о Богѣ? Поэтому, положеніе ваше несогласно съ святыми Писаніями, и мысль ваша несообразна съ совершившимся домостроительствомъ, и сказанное: сѣди одесную Мене (Псал. 109, 1) — означаетъ не человѣческое, но Божіе достоинство. Поелику же Божіе достоинство содѣлалось достоинствомъ человѣческимъ, чтобы человѣческое достоинство признаваемо было достоинствомъ Божіимъ; то и сказано: сѣди одесную Мене, и: прослави Мя, Отче, славою вѣчною (Iоан. 17, 5). Не лишившись славы, но явившись въ неславномъ тѣлѣ, говоритъ это, желая показать, что рабій зракъ не отлученъ отъ Божеской славы, но являетъ въ себѣ ее. Потому и говоритъ: и прославихъ, и паки прославлю (Іоан. 12, 28), показывая, что одна слава и до пріятія тѣла и въ тѣлѣ, какъ говоритъ Апостолъ: толико лучшій бывъ Ангеловъ, елико преславнѣе паче ихъ наслѣдствова имя. Кому бо рече когда отъ Ангелъ: сѣди одесную Мене (Евр. 1, 4. 13)? Конечно же, Творецъ Ангеловъ — Слово содѣлалось лучшимъ, не какъ меньшее Ангеловъ, но потому что лучшимъ Ангеловъ, или и всякой твари, явило возсіявшій въ Немъ рабій зракъ. Ибо Слово, будучи образомъ невидимаго Бога, содѣлалось перворожденнымъ всея твари, какъ написано и въ Евангеліяхъ: дондеже роди Сына Своего первенца (Матѳ. 1, 25). Посему-то Имъ все сотворено Имъ совершено и страданіе, и Онъ есть избавитель отъ страданія и смерти. Вся тѣмъ быша (Іоан. 1, 3); и Той есть глава тѣлу Церкве, иже есть Перворожденъ изъ мертвыхъ, да будетъ, какъ сказано, во всѣхъ Той первенствуя (Кол. 1, 18).

16) Какъ же вы утверждаете, что Создатель разумныхъ естествъ — Слово, срастворивъ съ Собою плоть, содѣлалось разумнымъ человѣкомъ? И какъ Непреложный и Неизмѣняемый, не создавая Себѣ разумнаго рабія зрака, содѣлался человѣкомъ, чтобы и Слово было непреложно, пребывая тѣмъ, чѣмъ было, и разумный человѣкъ, будучи Богомъ, видимъ сталъ на землѣ? Ибо Господь есть небесный человѣкъ, не потому что съ неба явилъ плоть, но потому что плоть, взятую отъ земли, содѣлалъ небесною. Посему-то якóвъ небесный, тáцы же и небесніи, по причастію Его святости (1 Кор. 15. 48). Посему-то присвояется Ему и свойственное тѣлу.

Но еще говорите: «какъ же распяли Господа славы»? — Но не распяли Слово, какъ вы думаете. Да не будетъ сего! Напротивъ того, отринули Слово, пригвоздивъ на древѣ тѣло Слова. Отринутъ былъ Богъ, страданіе же, смерть и воскресеніе совершились въ плоти и душѣ Бога. Посему, Господь сказалъ іудеямъ: разорите Церковь сію, и треми денми возбвигну ю (Іоан. 2, 19), какъ говоритъ Пророкъ: зане предана бысть на смерть душа Его (Ис. 53, 12), а не само Слово; и Іоаннъ говоритъ: Онь по насъ душу Свою положи (1 Іоан. 3, 16).

Поэтому, какъ могли іудеи разорить храмъ Божій и прервать единеніе плоти съ Словомъ, содѣлавшееся нерасторгаемымъ, если такъ произошло умерщвленіе тѣла, какъ вы полагаете это? Тѣло не могло быть умерщвлено, не разлучившись съ чѣмъ-либо. Если не было разрѣшенія, то не было и смерти. А если не было смерти, то не было и воскресенія. Посему допустите, что было разрѣшеніе и разлученіе съ тѣломъ, какъ написано въ Евангеліяхъ, что издше (Лук. 23, 46), и что, преклонь главу, предаде духъ (Іоан. 19, 30), и тогда увидимъ, какой духъ, по вашему предположенію, разлучился съ тѣломъ, и произошло умерщвленіе. Ибо сказали вы, что Слово, срастворивъ съ Собою неимѣвшую самостоятельности плоть, явило истинно разумнаго и совершеннаго человѣка. Посему, если Слово разлучилось съ тѣломъ и отъ сего произошло умерщвленіе; то іудеи превозмогли Бога, прервавъ нерасторгаемое единеніе. А поэтому, не наша была тамъ смерть, если умерщвленіе тѣла произошло отъ того, что разлучился съ нимъ Богъ. Но какъ же тѣло, разлучившись съ нетлѣннымъ Богомъ, пребыло въ нетлѣніи?

Развѣ уязвленіе будетъ касаться тѣла, а страданіе Слова? Почему и утверждаете вы, что пострадалъ Богъ, говоря это сообразно съ своимъ мудрованіемъ, лучше же сказать, согласно съ аріанами. Ибо такъ и они учатъ. Такъ, по вашему, и въ воскресеніи воздвигнуто будетъ Слово. Ибо необходимо, чтобы во адѣ воспріято было нѣкое начало воскресенія, да совершенны будутъ и воскресеніе и разрушеніе смерти, и избавленіе содержавшихся тамъ духовъ.

17) Если же Слово претерпѣло сіе, то гдѣ непреложность и неизмѣняемость Слова? Какъ Слово, неприкровенно явившись во адѣ, признано за человѣка въ смерти? Почему и Господь сказалъ іудеямъ: Азъ воскрешу Его (Іоан. 6, 44), а не: возстану изъ ада? Если Слово, подвергшись смерти, имѣло нужду въ возставляющемъ Его отъ смерти, то не Его будетъ побѣда, а Того, Кто возставляетъ Его.

Почему же устами Пророковъ предвозвѣщено о душѣ Его? Почему Господь въ явленіе Свое, исполняя обѣтованіе, сказалъ: душу Мою полагаю за овецъ Моихъ (Іоан. 10, 15)? Что душа сія есть духъ, ясно учатъ и святыя Писанія и самъ Господь, когда сказалъ Онъ, что тѣло убивается людьми, а душу не могутъ они убить, потому что она — духъ. Симъ-то духомъ возмутися Іисусъ (Іоан. 13, 21). Сего-то духа разлученіе съ тѣломъ совершилось на крестѣ. Такъ умерло тѣло и произошло его разрѣшеніе; а Богъ-Слово непреложно былъ и въ тѣлѣ, и въ душѣ, и въ Себѣ самомъ, сый въ лонѣ Отчемъ, въ показаніе Своей неизмѣняемости. Въ томъ же зракѣ, который былъ въ Немъ подобенъ нашему, изобразилъ Онъ тамъ нашу смерть, чтобы въ Немъ уготовать для насъ и воскресеніе, возвративъ изъ ада душу, и изъ гроба тѣло, чтобы явленіемъ души въ смерти уничтожить смерть, и погребеніемъ тѣла во гробѣ привести въ бездѣйствіе тлѣніе, и изъ ада и изъ гроба явивъ безсмертіе и нетлѣніе, въ подобномъ нашему тѣлѣ совершивъ намъ путь, и разрѣшивъ насъ содержимыхъ въ плѣну. Сіе-то и было чудно; въ семъ-то и состояла благодать. А вы, признавая одну плоть, не можете показать ни осужденія грѣха, ни разрушенія смерти, ни совершенія воскресенія, ни непреложности Слова; потому что блуждаете внѣ святыхъ Писаній, говоря то, чтó лжеумствуютъ аріане, тогда какъ въ святыхъ Писанiяхъ ясно говорится о душѣ, и домостроительство совершено въ явленіи всей полноты и совершенства.

18) Но одни изъ еретиковъ, исповѣдуя Видимаго, не вѣруютъ въ Его Божество; другіе, исповѣдуя Богомъ, отрицаютъ рожденіе Его плоти; иные же, признавая плоть, отрицаютъ явленіе души Его, и уподобляются безумствующимъ ученикамъ аріанъ, которые соплетаютъ ухищренные и затруднительные вопросы, чтобы, возбуждая ими сомнѣніе, склонять на свою сторону людей простыхъ, когда сами колеблются въ вѣрѣ. Подобно сему и нынѣшніе еретики навыкли спрашивать: Чтó такое родившійся отъ Маріи? Богъ, или человѣкъ? Потомъ, если скажешь спрашивающему: человѣкъ, — изъявитъ онъ невѣріе въ Божество Его, соглашаясь съ невѣрующими въ оное еретиками. А если скажешь: Богъ, — то будетъ отрицать рожденіе плоти Его, и присоединится къ отрицающимъ оное еретикамъ. Потомъ опять спрашиваетъ: Кто пострадавшій? Кто распятый? Богъ, или человѣкъ? — чтобы опять, если скажешь: Богъ, произнести ему хульное слово съ нечестивыми аріанами, а если скажешь: человѣкъ, продолжать рѣчь по іудейскому понятію.

Посему-то святыя Писанія проповѣдуютъ, что Слово есть Богъ отъ Отца неизреченно, и что Оно напослѣдокъ временъ родилось отъ Дѣвы человѣкомъ, чтобы невозможно было не исповѣдывать Его Богомъ и отрицать рожденіе плоти. Гдѣ именуется плоть, тамъ Писанія разумѣютъ устройство цѣлаго состава, кромѣ грѣха, а съ именемъ человѣка соединяютъ понятіе страданія, и не простираются далѣе, какъ написано въ святыхъ Писаніяхъ. О Божествѣ же Слова исповѣдуютъ непреложность и неизреченность. Посему-то и Слово богоглаголется, и излагается родословіе человѣка, чтобы одинъ и тотъ же естественно и истинно былъ въ томъ и другомъ, былъ Богомъ въ присносущіи Божества и созданіи твари, и человѣкомъ въ рожденіи отъ жены и возрастаніи съ годами, Богомъ въ животворныхъ благодѣяніяхъ и Богомь сильнымъ въ чудодѣйствіяхъ, человѣкомъ же въ подобныхъ нашимъ страданіяхъ и въ нашихъ немощахъ. И Слово есть Богъ въ явленіи безсмертія, нетлѣнія и непреложности, и человѣкъ въ пригвожденіи ко кресту, въ изліяніи крови, въ погребеніи тѣла, въ снисшествіи во адъ, и въ воскресеніи изъ мертвыхъ. Такъ, Христосъ воздвигается изъ мертвыхъ, и Сый Богъ воздвигаетъ мертвыхъ.

19) Посему, суесловятъ приписывающіе страданіе Божеству Его, или невѣрующіе вочеловѣченію Его, или единаго именующіе двумя, или предпріемлющіе производить измѣреніе плоти Его и осмѣливающіеся сверхъ Писаній опредѣлять: сколько или какъ. Въ подобныхъ этимъ примышленіяхъ преткнулся умъ еретиковъ; Маркіонъ уклонился отъ истины по преизбытку хулы; Манихей введенъ въ заблужденіе мнѣніемъ о началѣ грѣха; Валентинъ погрѣшилъ подъ предлогомъ вѣдѣнія; а Павелъ Самосатскій и такъ-называемый Фотинъ съ послѣдователями пали по невѣрію въ Божество; Арій же хулилъ по безумію. И вы, вдаваясь въ подобные споры, говорите, чего нѣтъ въ Писаніи, и совращаете неутвержденныхъ. Но достаточно вѣровать тому, что написано и совершено, какъ говоритъ Павелъ: по подобію по всяческимъ, развѣ грѣха (Евр. 4, 15); и также Петръ: Христу убо пострадавшу за ны плотію, и вы въ туже мысль вооружитеся (1 Петр. 4, 1), чтобы, простершись далѣе сего, не отринуть истины.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Аѳанасiя Великаго, Архiепископа Александрiйскаго. Часть третья. / Изданiе второе исправленное и дополненное. – Репринтъ. – М.: Изданiе Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1994. – С. 340-361. – Репр. изд.: СТСЛ, 1903.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0