Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 7 декабря 2016 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Евсевій, еп. Кесарійскій († 340 г.)
Церковная исторія.

Книга первая.

Содержаніе книги: I. Что составляетъ предметъ сего повѣствованія? II. Краткое разсужденіе о предвѣчности и божествѣ Спасителя и Господа нашего, Христа Божія. III. О томъ, что какъ имя Iисуса, такъ и имя Христа издревле знали и чтили божественные Пророки. IV. О томъ, что образъ благочестiя, которое проповѣдалъ Онъ всѣмъ народамъ, не былъ ни новъ, ни страненъ. V. О времени явленія Его между человѣками. VI. О томъ, что къ этому времени, согласно съ пророчествами, произошло оскудѣніе князей, которые управляли іудейскимъ народомъ преемственно отъ его предковъ, и что первымъ иноплеменнымъ царемъ Іудеевъ былъ Иродъ. VII. О мнимомъ разногласіи Евангелій относительно родословія Христова. VIII. О замыслѣ Ирода противъ дѣтей и о томъ, какой слѣдовалъ затѣмъ переворотъ его жизни. IX. О временахъ Пилата. X. Объ іудейскихъ первосвященникахъ, при которыхъ Христосъ проповѣдовалъ свое ученіе. XI. Свидѣтельства объ Іоаннѣ Крестителѣ и о Христѣ. XII. Объ ученикахъ Спасителя нашего. XIII. Исторiя объ эдесскомъ властителѣ.




Глава I. Что составляетъ предметъ сего повѣствованія?

Я предпринялъ описать преемства святыхъ Апостоловъ и времена, протекшія отъ Спасителя нашего до насъ: – сколько и какихъ дѣлъ, по сказаніямъ исторіи, совершилось въ Церкви; – какія лица были достойными ея вождями и предстоятелями въ мѣстахъ наиболѣе знаменитыхъ; – какія проповѣдовали слово Божіе въ каждомъ поколѣніи, устно и посредствомъ писаній; – кто, какіе люди и въ какое время, по страсти къ нововведенiямъ вдавшись въ крайнія заблужденія, провозгласили себя изобрѣтателями лжеименнаго знанія и нещадно уязвляли Христово стадо, какъ свирѣпые волки; – также и то, что вскорѣ постигло весь народъ іудейскій за его умыселъ противъ Спасителя нашего; сверхъ того, – сколько разъ, какъ и когда именно слово Божіе боролось съ язычниками; – сколь многіе по-временамъ подвизались за него, проливая свою кровь и претерпѣвая истязанія, и какія послѣ того мученичества совершились въ наши дни, – и всемилостивое и человѣколюбивое заступленіе Спасителя нашего. Начну же не съ другаго чего, какъ съ самаго домостроительства Спасителя и Господа нашего Іисуса Христа Божія.

Но скромная наша повѣсть здѣсь-же проситъ извиненія, признаваясь, что разсказать обѣщанное въ совершенствѣ и безъ недостатковъ выше нашихъ силъ: потому-что мы первые беремся теперь за этотъ предметъ и рѣшаемся выступить на пустынную, еще непротоптанную дорогу, вознося къ Богу молитвы, чтобы Онъ былъ нашимъ путеводителемъ и послалъ намъ въ содѣйствіе силу Господню. А что касается до людей, то мы вовсе не видимъ ясныхъ слѣдовъ, которые бы проложены были ими на томъ-же пути, кромѣ только незначительныхъ сказаній, въ которыхъ иные, такъ или иначе, передали намъ отрывочныя свѣдѣнія относительно тѣхъ временъ, когда кто жилъ изъ нихъ. Ихъ голоса доходятъ до насъ издалека, подобно сторожевымъ огнямъ, и откуда-то сверху, будто съ высокой башни, возвѣщаютъ и предупреждаютъ, гдѣ должно идти и какъ провесть слово непреткновенно и безопасно. Посему, что признаемъ мы годнымъ для предпринимаемаго нами дѣла, о томъ соберемъ свѣдѣнія въ разсѣянныхъ по-мѣстамъ замѣткахъ помянутыхъ лицъ, извлечемъ нужныя показанія изъ древнихъ писателей, какъ-бы собирая цвѣты съ мысленныхъ луговъ, и попытаемся соединить оныя въ одно цѣлое посредствомъ историческаго разсказа, – довольствуясь сохранить (потомству) память о преемствахъ, если не всѣхъ, то по-крайней-мѣрѣ наиболѣе знаменитыхъ Апостоловъ Спасителя нашего – въ тѣхъ церквахъ, которыя пользовались и по-нынѣ еще пользуются славою. Мнѣ кажется, что самая необходимость заставляетъ меня взяться за этотъ трудъ; потому-что я доселѣ не знаю ни одного изъ церковныхъ писателей, который постарался бы писать въ этомъ родѣ. Между-тѣмъ надѣюсь, что моя Исторія покажется очень полезною людямъ, ищущимъ историческаго назиданія. Правда, уже и прежде писалъ я объ этомъ въ такъ-названныхъ мною хроническихъ канонахъ; но теперь я вознамѣрился составить о томъ-же повѣствованіе болѣе обширное.

Итакъ слово мое начнется, какъ я сказалъ, съ высочайшаго и превосходящаго умъ человѣческій домостроительства и божества Спасителя Христа. Ибо, кто хочетъ излагать письменно исторію церковныхъ дѣлъ, тому необходимо начать выше, съ перваго, и болѣе божественнаго, нежели какъ многимъ кажется, домостроительства самого Христа, отъ котораго мы получили и свое имя.

Глава II. Краткое разсужденіе о предвѣчности и божествѣ Спасителя и Господа нашего Іисуса Христа.

Такъ-какъ въ Немъ два естества, одно подобное главѣ тѣла, – по которому Онъ мыслится какъ Богъ, другое, примѣняемое къ ногамъ, по которому Онъ, ради нашего спасенія, сдѣлался подобострастнымъ намъ человѣкомъ: то наше сказаніе будетъ послѣдовательно и полно, если всю исторію о Немъ поведемъ мы съ того, что въ Немъ главнѣйшее и владычественное. Чрезъ это доказана будетъ вмѣстѣ древность и божественность Христіанства для тѣхъ, которые почитаютъ его религіею новою и пришлою, явившеюся не прежде какъ вчера.

Высказать родъ и достоинство, самое существо и естество Христа не въ состояніи было бы никакое слово. Посему Духъ Божій въ пророчествахъ говоритъ: родъ Его кто исповѣсть (Ис. 53, 8)? Какъ Отца никто не позналъ кромѣ Сына, такъ и Сына никто никогда не познаетъ въ совершенствѣ, кромѣ Отца, который родилъ Его. Ибо кто, кромѣ Отца, можетъ чисто уразумѣть этотъ домірный Свѣтъ, эту предвѣчно-мыслительную и существенную Премудрость, это живое и въ-началѣ у Отца пребывающее Слово-Бога, это предшествующее созданію всякой твари, видимой и невидимой, первое и единственное Рожденіе Божіе, этого Началовождя умныхъ и безсмертныхъ воинствъ на небесахъ, этого Ангела великаго совѣта, этого Совершителя неизглаголанной воли Отчей, этого, вмѣстѣ со Отцемъ, Творца всяческихъ, эту вторую по Отцѣ Вину всего, этого истиннаго и единороднаго Сына Божія, Господа, Бога и Царя всѣхъ созданій, пріявшаго отъ Отца владычество и державу вмѣстѣ съ Божествомъ, силою и честію? Посему-то и въ таинственномъ богословіи Писанія о Немъ говорится: въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово. Вся Тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже быстъ (Іоан. 1, 1. 3). Также и великій Моѵсей, древнѣйшій всѣхъ Пророковъ, по внушенію Духа Божія описывая осуществленіе и украшеніе всего, учитъ, что Творецъ міра и Создатель всяческихъ самому же Христу, и не другому кому, какъ этому, т. е. Божественному и перворожденному своему Слову, предоставилъ сотвореніе видимыхъ вещей и съ Нимъ же бесѣдовалъ о созданiи человѣка. Рече, говоритъ, Богъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію (Быт. 1, 26). Эти слова подтверждаетъ и другой изъ Пророковъ, богослóвствующій въ хвалебныхъ пѣсняхъ такъ: Той рече, и быша; Той повелѣ, и создашася (Псал. 32, 9). Отца и Творца представляетъ онъ какъ-бы верховнымъ Владыкою, который повелѣваетъ царственнымъ мановеніемъ, а Слово Божіе – вторымъ по Немъ (не иначе, какъ мы проповѣдуемъ), который исполняетъ Отеческія повелѣнія. И всѣ, отъ самаго начала человѣческаго рода прославившіеся праведною и благочестивою жизнію, какъ во времена великаго слуги Божія Моѵсея, и еще прежде него Авраамъ и его дѣти, такъ и послѣдующіе праведники и Пророки, созерцая сіе Слово чистыми, умственными очами, познали Его и воздавали Ему поклоненіе, какое прилично Сыну Божію. Самъ же Онъ, никогда неослабѣвающій ревнитель почитанія Отца, становился учителемъ, чтобы сообщить всѣмъ людямъ познаніе о Немъ. Съ этою цѣлію Господь Богъ, какъ сказано (въ Писаніи), явился въ образѣ обыкновеннаго человѣка Аврааму, когда послѣдній сидѣлъ у дуба мамврійскаго. И Авраамъ, тотъ-часъ павъ на колѣна, хотя видѣлъ предъ собою человѣка, поклоняется Ему, какъ Богу, служитъ, какъ Господу, и самыми словами выражаетъ, что ему не неизвѣстно, кто Онъ такой. Господи, говоритъ, судяй всей земли! Не сотвориши ли суда (Быт. 18, 25)? Если никакой разумъ не допуститъ, чтобы нерожденное и неизмѣняемое Лице (ουσια) Бога Вседержителя облеклось въ зракъ человѣка и обольщало очи зрителей образомъ какого-либо рожденнаго существа, или – чтобы Писаніе ложно говорило о таковыхъ богоявленіяхъ: то кто другой могъ бы названъ быть Богомъ и Господомъ, судящимъ всей земли, видимымъ въ образѣ человѣка, если не единое, предвѣчное Слово перваго Виновника всяческихъ (такъ-какъ самому Ему это несвойственно) [1]? О Немъ (Словѣ) и въ Псалмахъ говорится: посла Слово свое и исцѣли я, и избави я отъ растлѣній ихъ (Псал. 106, 20). Вполнѣ очевидно, что на сего же втораго по Отцѣ Господа указываетъ и Моѵсей, когда говоритъ: одожди Господь на Содомъ и Гоморръ жупелъ и огнь отъ Господа съ небесе (Быт. 19, 24). Онъ также, по словамъ Божественнаго Писанія, явился въ образѣ человѣка Іакову и говорилъ ему: не прозовется ктому имя твое Іаковъ, но Израиль будетъ имя твое: понеже укрѣпился еси съ Богомъ. И прозва Іаковъ имя мѣсту тому: видъ Божiй; видѣхъ бо Бога лицемъ къ лицу, и спасеся душа моя (Быт. 32, 28. 30). Притомъ нѣтъ основанія подъ описанными богоявленіями разумѣть подчиненныхъ Ангеловъ и слугъ Божіихъ. Ибо, когда кто-нибудь изъ нихъ явится людямъ, то Писаніе не скрываеть сего, но называетъ ихъ именно Ангелами, а не Богомъ и Господомъ, – въ чемъ легко удостовѣриться изъ безчисленныхъ свидѣтельствъ. – Его также (Сына Божія) и преемникъ Моѵсея Іисусъ изображаетъ, какъ Вождя небесныхъ Ангеловъ, Архангеловъ и премірныхъ Силъ, какъ присносущную (ὑπάρχοντα) Силу и Премудрость Отца, занимающую второе мѣсто въ верховномъ Его царствѣ и владычествѣ, и какъ Архистратига силы Господней, – хотя видѣлъ его не иначе, какъ въ образѣ человѣка. Ибо написано: и бысть, егда бяше Іисусъ у Іерихона, и, воззрѣвъ очима своима, видѣ человѣка, стояща предъ нимъ, и мечь Его обнаженъ въ руцѣ Его; и приступивъ Іисусъ рече Ему: нашъ ли еси или отъ сопостатъ нашихъ? Онъ же рече ему: Азъ – Архистратигъ силы Господни, нынѣ пріидохъ (сѣмо). И Іисусъ паде лицемъ своимъ на землю, и поклонися Ему, и рече: Господи! Что повелѣваеши рабу твоему? И рече Архистратигъ Господень ко Іисусу: иззуй сапогъ съ ногу твоею; мѣсто бо, на немъже стоиши, свято есть (Нав. 5, 13-15). При семъ, по тождеству выраженій, уразумѣешь, что это былъ не другой кто, а Тотъ-же, который вѣщалъ и Моѵсею (изъ купины); потому-что и о Семъ Писаніе говоритъ тѣми-же словами: егда же видѣ Господь, яко приступаетъ видѣти, воззва его Господь изъ купины, глаголя: Моѵсее! Моѵсее! Онъ же рече: что есть, Господи? Онъ же рече: не приближайся сѣмо: иззуй сапоги отъ ногъ твоихъ; мѣсто бо, на немъже стоиши, земля свята есть. И рече ему: Азъ есмь Богъ отца твоего, Богъ Авраамовъ, и Богъ Исааковъ, и Богъ Іаковль (Исх. 3, 4-6). И, что дѣйствительно есть нѣкое, домірно-живущее и самобытное (ὑϕεστῶσα) Лице (ουσία); которое содѣйствовало Отцу и Богу всяческихъ при созданіи всѣхъ тварей и которое называется Словомъ Бога и Премудростію, о томъ, въ-добавокъ къ изложеннымъ нами доказательствамъ, можно слышать изъ устъ самой Премудрости, которая чрезъ Соломона посвящаетъ насъ въ свои тайны слѣдующіми, весьма ясными словами: Азъ премудрость вселихъ, совѣтъ, и разумъ, и смыслъ призвахъ. Мною царіе царствуютъ, и сильнiи пишутъ правду. Мною вельможи величаются, и властители Мною держатъ землю (Прит. 8, 12. 15-16). Потомъ присовокупляетъ: Господь стяжа (ἔϰτισε) Мя начало путей своихъ въ дѣла своя: прежде вѣкъ основа Мя, въ началѣ, прежде неже землю сотворити, и прежде неже бездны содѣлати, прежде неже произыти источникомъ водъ, прежде неже горамъ водрузитися, прежде же всѣхъ холмовъ раждаетъ Мя. Егда готовяше небо, съ Нимъ бѣхъ: и, егда тверды полагаше источники поднебесныя, бѣхъ при Немъ устрояя, Азъ бѣхъ, о нейже радовашеся: на всякъ же день веселяхся предъ лицемъ Его на всяко время, егда веселяшеся, вселенную совершивъ (Прит. 8, 22-31). – Итакъ пусть это будетъ вкратцѣ сказано о томъ, что Слово Божіе существовало отъ вѣчности и являлось, если не всѣмъ людямъ, то по-крайней-мѣрѣ нѣкоторымъ.

А, почему Оно древле не было проповѣдано всѣмъ человѣкамъ и всѣмъ народамъ, какъ нынѣ, – это ясно будетъ изъ ниже-слѣдующаго. – Жизнь древнихъ людей была не такова, чтобы могло у нихъ приняться всемудрое и всесовершенное ученіе Христово. Ибо уже въ самомъ началѣ, послѣ первобытной блаженной жизни, первый человѣкъ, пренебрегши Божію заповѣдь, ниспалъ въ сію смертную и тлѣнную жизнь, и прежнія божественныя наслажденія промѣнялъ на эту проклятую землю; а его потомки, населивши всю ее и содѣлавшись, за исключеніемъ одного-другаго, еще гораздо худшими, стали вести жизнь какую-то звѣроподобную, чýждую жизни. Имъ не приходили на мысль ни города, ни гражданственность, ни искусства, ни науки; о законахъ и правахъ, а еще болѣе о добродѣтели и любомудріи они не знали даже и по имени. Какъ дикіе и свирѣпые звѣри, кочевали они по пустынямъ, растливъ избыткомъ произвольной злобы данный имъ отъ природы смыслъ и всѣ разумныя благія сѣмена человѣческой души; предавались всѣмъ возможнымъ порокамъ: то прелюбодѣйствовали, то умерщвляли другъ-друга, даже пожирали человѣческую плоть и дерзнули воздвигнуть брань противъ самого Бога, столь извѣстную всѣмъ подъ именемъ брани гигантовъ; замыслили укрѣпить стѣнами землю противъ неба, и въ безумномъ неистовствѣ собирались воевать съ самимъ Богомъ всяческихъ. Но, когда они повели себя такимъ образомъ, надзирающій надъ всѣмъ Богь сталъ истреблять ихъ потопами и пожарами, какъ дикій лѣсъ, разросшійся по всей землѣ, подсѣкалъ ихъ безпрестанными моровыми язвами, голодомъ, войнами, и метаемыми свыше молніями, удерживая этими горчайшими наказаніями какъ-бы какую-нибудь страшную и неудобо-исцѣлимую болѣзнь душъ. Потомъ, когда избытокъ зла, разлившись почти всюду, подобно сильному опьяненію затмилъ и омрачилъ души едва не всѣхъ людей, – перворожденная и первозданная Премудрость Божія, само предвѣчное Слово, по преизобилію человѣколюбія, являлась то тому, то другому изъ боголюбивыхъ мужей древности, – либо чрезъ видимое посредство Ангеловъ, либо сама по Себѣ, какъ спасительная Сила Божія, однакожъ всегда подъ видомъ человѣческимъ; потому-что являться иначе было невозможно. А, какъ-скоро чрезъ тѣхъ мужей сѣмена благочестія разсѣяны были между многими людьми, и благочестію преданъ былъ уже цѣлый народъ, происходившій отъ древнихъ Евреевъ; то сему обществу, какъ все-еще зараженному порчею прежней жизни, Премудрость Божія, чрезъ Пророка Моѵсея, преподала образы и знаменiя нѣкоей таинственной субботы и установила заповѣдь обрѣзанія, вмѣстѣ съ другими начатками духовныхъ созерцаній, не посвящая однакоже въ ясное разумѣніе самыхъ таинствъ. Наконецъ, когда данный Евреямъ Законъ сдѣлался извѣстенъ повсюду и, какъ благовоніе какое, распространился между всѣми людьми; когда изъ него и многіе другіе народы, посредствомъ законодателей и философовъ, научились болѣе кроткому образу мыслей, перемѣнивъ дикое и свирѣпое звѣрство на жизнь тихую, такъ-что уже вездѣ началъ водворяться глубокій миръ дружества и взаимной общительности: тогда и прочимъ людямъ и всѣмъ народамъ, живущимъ по вселенной, какъ-бы уже приготовленнымъ и оказавшимся способными къ принятію познанія объ Отцѣ, опять тотъ-же самый Учитель добродѣтелей, Исполнитель благой воли Отца во всемъ, Божественное и небесное Слово Бога, явился, въ самомъ началѣ римской монархіи, какъ человѣкъ, ни въ чемъ не различаясь по существу тѣла отъ нашего естества, и совершилъ и претерпѣлъ все, что слѣдовало по пророчествамъ. А въ пророчествахъ возвѣщено было, что придетъ пожить (на землѣ) человѣкъ и вмѣстѣ Богъ, творецъ дивныхъ дѣлъ, и приметъ на Себя званіе Учителя всѣхъ народовъ (чтобы научить), какъ надлежитъ чтить Отца; также сказано было о чудномъ Его рожденіи, новомъ ученіи, чудесныхъ дѣлахъ, и, кромѣ того, о образѣ смерти, воскресеніи изъ мертвыхъ, а напослѣдокъ и о Божественномъ вознесеніи Его на небеса. Пророкъ Даніилъ, Духомъ Божіимъ созерцая царство Его въ концѣ вѣковъ, примѣнительно къ понятіямъ человѣческимъ, такъ описываетъ боговидѣніе. Зряхъ, говоритъ, дондеже престоли поставишася, и Ветхій деньми сѣде, и одежда Его бѣла, аки снѣгъ, и власы главы Его, аки вóлна чиста, престолъ Его пламень огненный, колеса Его огнь палящь. Рѣка огненная течаше, исходящи предъ Нимъ; тысяща тысящь служаху Ему, и тмы темъ предстояху Ему: судище сѣде, и книги отверзошася (Дан. 7, 9-10). И потомъ: видѣхъ, говоритъ, и се на облацѣхъ небесныхъ, яко Сынъ человѣчь идый бяше, и даже до Ветхаго деньми дойде, и предъ Него приведеся: и Тому дадеся власть, и честь, и царство, и вси людіе, племена и языцы Тому поработаютъ: власть Его власть вѣчная, яже не прейдетъ, и царство Его не разсыплется (Дан. 9, 13-14). Очевидно, что это не можетъ быть отнесено ни къ кому другому, кромѣ Спасителя нашего, Слова Божія, бывшаго въ-началѣ у Бога и называющагося сыномъ человѣческимъ ради послѣдующаго Его вочеловѣченія. Впрочемъ, такъ-какъ пророческія избранныя мѣста (ἑϰλογὰς) о Спасителѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ собрали мы въ особыхъ запискахъ, и свидѣтельства, къ Нему относящiяся, подкрѣпили самыми твердыми доказательствами въ другихъ своихъ книгахъ: то въ настоящемъ сочиненiи удовольствуемся тѣмъ, что уже сказано.

Глава III. О томъ, что какъ имя Іисуса, такъ и имя Христа издревле знали и чтили божественные Пророки.

Теперь время уже показать, что и у древнихъ боголюбезныхъ Пророковъ было въ почтеніи какъ имя Іисуса, такъ и имя Христа. Моѵсей, преподавая образы и знаменія небесныхъ вещей и таинственныя подобія по повелѣнію Глаголавшаго ему: виждь, сотвориши вся по образу, показанному ти на горѣ (Исх. 25, 40), самъ первый позналъ пречестное и преславное имя Христово, и назвалъ христомъ (помазанникомъ) архіерея Божія, чтобы почтить человѣка, сколько возможно болѣе. Значитъ, если и первосвященническому сану, который, по словамъ самого Моѵсея, превыше всякаго человѣческаго достоинства, придалъ онъ имя Христово, для большей почести и славы; то, конечно, разумѣлъ подъ Христомъ нѣчто Божественное. – Тотъ-же Моѵсей, хорошо провидя Духомъ Божіимъ и имя Іисусово, почтилъ его нѣкоторымъ особеннымъ отличіемъ. Это имя, неслыханное между людьми, пока не возвѣщено было, онъ далъ въ первый разъ одному только человѣку, о которомъ, по нѣкоему образу и знаменію, тотъ-часъ уразумѣлъ, что, по кончинѣ его самого, онъ будетъ преемникомъ власти надъ всѣми (Евреями). Сей преемникъ его прежде не носилъ имени Іисуса, а назывался другимъ именемъ – Авсіемъ, которое дали ему родители: Моѵсей же переименовываетъ его Іисусомъ, дарствуя ему это имя, какъ-бы важнѣйшее отличіе, которое гораздо выше всякаго царскаго вѣнца; потому-что Іисусъ Навинъ былъ образомъ Спасителя нашего, который одинъ, послѣ Моѵсея и по скончанiи преподаннаго имъ символическаго богослуженія, принялъ начальство надъ истиннымъ и чистѣйшимъ благочестіемъ.

Итакъ, Моѵсей, въ ознаменованіе величайшей почести, приложилъ имя Спасителя нашего Іисуса Христа къ двумъ современнымъ себѣ мужамъ, болѣе всѣхъ въ народѣ отличавшимся добродѣтелію и славою, т. е. первосвященнику, и будущему послѣ себя вождю. – Но и послѣдующіе Пророки ясно предвозвѣстили Христа по имени, предсказывая вмѣстѣ съ тѣмъ объ имѣющемъ быть противъ него злоумышленіи іудейскаго народа и о призваніи чрезъ Него язычниковъ. Іеремія, напримѣръ, говоритъ такъ: Духъ лица нашего помазанный (Христосъ) Господь ятъ бысть въ растлѣнiяхъ ихъ, – о немъже рекохъ: въ сѣни Его поживемъ въ языцѣхъ (Плач. 4, 20). А Давидъ въ недоумѣніи спрашиваетъ: вскую шаташася языцы, и людіе поучишася тщетнымъ? Предсташа царіе земстіи, и князи собрашася вкупѣ на Господа и на Христа Его (Псал. 2, 1-2)? И къ этимъ словамъ присовокупляетъ еще слѣдующія, отъ лица самого Христа: Господь рече ко Мнѣ: Сынъ мой еси Ты; Азъ днесь родихъ Тя. Проси отъ Мене, и дамъ Ти языки достоянiе твое, и одержаніе твое концы земли (Псал. 2, 7-8).

Впрочемъ у Евреевъ именемъ Христа украшались не одни удостоиваемые первосвященства и въ-знакъ того помазуемые приготовленнымъ мѵромъ, но и цари. И царей также, по внушенію Божію, помазывали Пророки и содѣлывали ихъ чрезъ то прообразователями Христа: потому-что и они носили на себѣ образы царской и верховной власти единаго и истиннаго Христа, царствующаго надъ всѣми Слова Божія. Знаемъ также, по преданію, что и нѣкоторые изъ самихъ Пророковъ, по своему помазанію, въ смыслѣ прообразовательномъ были христами. Ибо всѣ они имѣютъ отношеніе къ истинному Христу, Божественному и небесному Слову, который есть единый Архіерей всѣхъ, единый Царь всея твари и единый верховный надъ Пророками Пророкъ Отца.

Но дѣло въ томъ, что ни одинъ изъ древнихъ прообразовательныхъ помазанниковъ, ни священники, ни цари, ни пророрки не имѣли такой силы божественной добродѣтели, какую показалъ Спаситель и Господь нашъ Іисусъ, единый и истинный Христосъ; никто изъ нихъ, хотя они и блистали между своими соотечественниками достоинствомъ и почестями, преемственными во многихъ поколѣніяхъ, никогда не доставлялъ своимъ подчиненнымъ имени христіанъ отъ прообразовательнаго своего прозванія – христосъ; никому изъ нихъ подчиненные не воздавали Божескихъ почестей; никому по смерти не оказывали такого расположенія, чтобы быть въ готовности и умереть за лице чтимое; наконецъ, ни одинъ изъ нихъ не производилъ такого великаго движенія между всѣми народами вселенной: потому-что сила прообразованія не могла въ нихъ дѣйствовать столько, сколько подѣйствовало явленіе истины, открывшееся чрезъ Спасителя нашего. Онъ, хотя ни отъ кого не получалъ знаковъ и образовъ первосвященства, даже по плоти не происходилъ и отъ рода священниковъ; хотя и не былъ возведенъ на царство съ извѣстными церемоніями; и не сдѣлался Пророкомъ подобно древнимъ (Пророкамъ); – вообще не принималъ отъ Іудеевъ никакого достоинства: однакоже украшенъ былъ отъ Отца всѣмъ, не знаменательно, а на самомъ дѣлѣ. Поэтому, при всемъ несходствѣ своемъ съ упомянутыми лицами, Онъ болѣе (справедливо) называется Христомъ, чѣмъ всѣ они. И Онъ-то, какъ единый и истинный Христосъ Божій, наполнилъ весь міръ досточтимымъ и священнымъ именемъ христіанъ, преподавъ посвященнымъ въ истинное Его ученіе уже не образы и знаки, а самыя, чистыя добродѣтели и жизнь небесную. Онъ принялъ (на главу свою) и помазанiе, – не тѣмъ елеемъ, который составляется изъ веществъ, но богоприличнымъ, т. е. самимъ Духомъ Божіимъ, при участіи нерожденнаго и Отчаго Божества. И объ этомъ также учитъ Исаія, когда отъ лица самого Христа возглашаетъ: Духъ Господень на Мнѣ, егоже ради помаза Мя, благовѣстити нищимъ посла Мя, исцѣлити сокрушенныя сердцемъ, проповѣдати плѣнникомъ отпущеніе, и слѣпымъ прозрѣнiе (Ис. 61, 1). Да не только Исаія, – и Давидъ, обращаясь къ Его лицу, взываетъ: престолъ Твой, Боже, въ вѣкъ вѣка. Жезлъ правости – жезлъ царствія Твоего. Возлюбилъ еси правду, и возненавидѣлъ еси беззаконіе: сего ради помаза Тя, Боже, Богъ твой елеемъ радости паче причастникъ твоихъ (Псал. 45, 6-7). Здѣсь, въ первомъ стихѣ слово называетъ Его Богомъ; во второмъ чествуетъ царскимъ скипетромъ; и потомъ, нѣсколько ниже, приписавъ Ему Божественную и царскую власть, въ третьемъ стихѣ изъясняетъ, что Онъ есть Христосъ, помазанный елеемъ, не изъ вещества тѣлъ (ароматныхъ составленнымъ), но Божественнымъ – елеемъ радости: а такимъ образомъ указываетъ уже и на несравненное превосходство Его и отличіе отъ тѣхъ людей, которые въ древности помазуемы были вещественно, посредствомъ образовъ. Въ другомъ мѣстѣ слово говоритъ о Немъ такъ: рече Господь Господеви моему: сѣди одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножіе ногъ Твоихъ. И: изъ чрева прежде денницы родихъ Тя; клятся Господь, и не раскается. Ты еси Іерей во вѣкъ по чину Мелхиседекову (Псал. 110, 1. 3-4). А сей Мелхиседекъ, Іерей Бога Вышняго, приводится въ священныхъ книгахъ, не какъ помазанный какимъ-нибудъ составнымъ мѵромъ или по преемству рода достигшій священства, бывшаго у Евреевъ. Отъ того-то Спаситель нашъ клятвенно названъ Христомъ и Іереемъ по чину Мелхиседекову, а не по чину другихъ, преемственно принимавшихъ знаки и образы. Да и исторія не говоритъ, чтобы Онъ вещественно помазанъ былъ отъ Іудеевъ, или чтобы происходилъ изъ колѣна священническаго. Онъ прежде денницы, то есть прежде сложенія міра принялъ отъ самого Бога безсмертное и неветшающее священство на безконечные вѣки. – Впрочемъ сильное и очевидное доказательство бывшаго на Немъ невещественнаго и Божественнаго помазанія заключается въ томъ, что изъ всѣхъ прежде извѣстныхъ помазанниковъ донынѣ только Его одного всѣ люди въ цѣломъ мірѣ называютъ Христомъ; – что подъ этимъ именемъ всѣ исповѣдуютъ и проповѣдуютъ Его какъ у Эллиновъ, такъ и у варваровъ; – и что всѣ освященные имъ во вселенной до настоящаго дня чтутъ Его, какъ Царя, благоговѣютъ предъ Нимъ болѣе, нежели предъ Пророкомъ, и прославляютъ Его, какъ истиннаго и единаго Архіерея Божія; – наконецъ, что всѣ, признавая Его предвѣчнымъ Словомъ Божіимъ, существовавшимъ прежде всѣхъ вѣковъ и пріявшимъ отъ Отца высочайшую честь, поклоняются Ему, какъ Богу. А всего удивительнѣе то, что мы, Его поклонники, воздаемъ Ему почтеніе не устами только и звукомъ словъ, но всѣмъ душевнымъ расположеніемъ, такъ-что исповѣданіе имени Его предпочитаемъ самой нашей жизни.

Глава IV. О томъ, что образъ благочестія, которое проповѣдалъ Онъ всѣмъ народамъ, не былъ ни новъ, ни страненъ.

Я счелъ необходимымъ сказать объ этомъ теперь, прежде Исторіи, дабы кто-либо, имѣя въ виду время житія во плоти Спасителя нашего Іисуса Христа, не подумалъ, будто Онъ есть лице недавнее. А, чтобы и ученія Его не представляли новымъ и страннымъ, такъ, какъ-бы оно изобрѣтено было недавнимъ человѣкомъ, нисколько неотличающимся отъ прочихъ людей, то разсудимъ кратко и объ этомъ.

Надобно согласиться, что, какъ-скоро, въ недавнія времена, возсіяло всѣмъ человѣкамъ пришествіе Спасителя нашего Іисуса Христа, тотъ-часъ готовъ былъ и новый народъ, не малочисленный, не безсильный, не въ какомъ-нибудь уголкѣ земли заключенный, но изъ всѣхъ народовъ многолюднѣйшій и благочестивѣйшій, народъ притомъ неистребимый и непобѣдимый, потому-что навсегда огражденъ помощію Божіею; – по неизреченнымъ предопредѣленіямъ временъ, онъ вдругъ такимъ явился, и у всѣхъ чествуется именемъ Христа. Одинъ изъ Пророковъ, созерцая окомъ Духа Божія, что имѣетъ быть, такъ пораженъ былъ этимъ, что воскликнулъ: кто слыша сицевое, и кто видѣ сице? Аще родила земля съ болѣзнію во единъ день, или родися языкъ весь купно (Ис. 66, 8)? Тотъ-же Пророкъ указываетъ и на самое проименованіе, (христіанъ) говоря: работающимъ Мнѣ наречется имя новое, еже благословится на земли (Ис. 65, 15-16). Но, хотя мы, очевидно, народъ новый, и это новое, конечно, имя христіанъ недавно еще стало извѣстно между всѣми народами: однако-же самая эта жизнь и самый образъ поведенія, вмѣстѣ съ догматами благочестія, не недавно придуманы нами, но, согласно съ внушеніями природы, были соблюдаемы древними, боголюбезными мужами отъ самаго, можно сказать, начала рода человѣческаго. Это докажемъ мы слѣдующимъ образомъ. Всякому извѣстно, что еврейскій народъ не новъ, и что, напротивъ, всѣ признаютъ его народомъ почтенной древности. А его книги и писанія говорятъ о древнихъ мужахъ, рѣдкихъ правда и числомъ немногихъ, однакожъ о такихъ, которые отличались благочестіемъ, праведностью и всякіми другими добродѣтелями. Нѣкоторые изъ нихъ жили еще до потопа; а послѣ потопа, между прочими, извѣстны были дѣти и потомки Ноя, также Авраамъ, котораго еврейскія чада считаютъ своимъ родоначальникомъ и праотцемъ. Кто всѣхъ этихъ мужей засвидѣтельствованной праведности – всѣхъ, отъ Авраама восходя до самаго перваго человѣка, провозгласилъ бы христіанами по дѣлу, если не по имени; тотъ не удалился бы отъ истины. Ибо явно, что имя христіанина означаетъ такого человѣка, который, чрезъ познаніе Христа и Его ученія, украшается цѣломудріемъ, правдою, терпѣніемъ въ жизни, мужествомъ въ добродѣтели и исповѣданіемъ единаго благочестія и единаго надъ всѣми Бога: но во всемъ этомъ древніе подвизались не хуже насъ. Не было у нихъ обрѣзанія тѣла, какъ и у насъ; не соблюдали они субботы, какъ и мы; даже не воздерживались отъ нѣкоторыхъ яствъ; не выполняли и другихъ особенностей, которыя первый изъ всѣхъ предписалъ послѣдующимъ родамъ Моѵсей, когда началъ этимъ выражать прообразованія, – чего у христіанъ нѣтъ. Но самого Христа Божія ясно знали они (древніе патріархи); потому-что Онъ, какъ сказано, являлся Аврааму, отвѣтствовалъ Исааку, говорилъ съ Іаковомъ, бесѣдовалъ съ Моѵсеемъ и послѣдовавшими за нимъ Пророками. Такъ ты согласишься, что эти самые боголюбезные мужи достойны имени Христа, по силѣ сказаннаго о нихъ: не прикасайтеся помазаннымъ (христамъ) моимъ, и во пророцѣхъ моихъ не лукавнуйте (Псал. 104, 15). А потому ясно, что первымъ, древнѣйшимъ и начальнѣйшимъ изъ всѣхъ надобно почитать благочестіе боголюбезныхъ мужей, жившихъ около временъ Авраама, которое недавно проповѣдано всѣмъ народамъ чрезъ ученіе Христово. Говорится, правда, что и Авраамъ, спустя много времени, получилъ заповѣдь обрѣзанія; однако онъ уже прежде того имѣлъ свидѣтельство праведности чрезъ вѣру, какъ утверждаетъ слово Божіе, говоря: вѣрова Авраамъ Богу, и вмѣнися ему въ правду (Быт. 15, 6). И прежде обрѣзанія онъ былъ таковъ, что ему явился Богъ, – а это былъ самъ Христосъ, Слово Божіе, – и предсказалъ имѣющее быть въ грядущихъ вѣкахъ оправданіе, подобное его оправданію, слѣдующими словами: и благословятся въ тебѣ вси языцы земнiи (Быт. 22, 18); и: бывая будетъ (Авраамъ) въ языкъ великъ и многъ, и благословятся о немъ вси языцы земніи (Быт. 18, 18), – что, какъ извѣстно, исполнилось на насъ. Ибо Авраамъ оправдался вѣрою въ явившагося ему Христа, Слово Божіе, когда отсталъ отъ отеческаго суевѣрія и отъ прежнихъ заблужденій, исповѣдалъ единаго надъ всѣми Бога и началъ служить Ему – не соблюденіемъ Закона, который данъ былъ Моѵсеемъ послѣ, а добрыми дѣлами. Такому-то мужу сказано было: благословятся, въ тебѣ вся племена земная и вси языцы (Быт. 12, 3). Но этотъ Авраамовъ образъ благочестія, выражаемый дѣлами сильнѣе словъ, въ настоящее время по всей вселенной соблюдается только у однихъ христіанъ. Слѣдовательно, что же препятствовало бы согласиться, что у насъ, Христовыхъ послѣдователей, и у древнѣйшихъ боголюбезныхъ патріарховъ одна и та-же жизнь, одинъ и тотъ-же образъ благочестія?

Такимъ образомъ оказывается, что преподанное намъ чрезъ ученіе Христа правило (ϰατόρϑωσις) благочестія не есть ни новое, ни странное, но, говоря по сущей правдѣ, есть первоначальное, единственное и истинное. – Вотъ что мы могли сказать объ этомъ.

Глава V. О времени явленія Его между человѣками.

Послѣ надлежащаго приготовленія къ предположенной нами церковной Исторіи, начнемъ наконецъ ее съ явленія Спасителя нашего во плоти, призвавъ, какъ люди отправляющіеся въ путь, Бога, Отца Слова, и самого, проповѣдуемаго нами, Іисуса Христа, Спасителя и Господа нашего, небесное Слово Божіе, да вспомоществуетъ и содѣйствуетъ Онъ намъ въ изложеніи истины.

Былъ сорокъ второй годъ царствованія Августа и двадцать осьмой отъ покоренія Египта и отъ смерти Антонія и Клеопатры, съ которою пресѣклась династія Птоломеевъ въ Египтѣ, – когда Спаситель и Господь нашъ Іисусъ Христосъ, согласно съ пророчествами, родился въ Виѳлеемѣ іудейскомъ. Это произошло во время первой переписи, при Киринеѣ, правителѣ Сиріи. О переписи, бывшей при Киринеѣ, упоминаетъ и знаменитѣйшiй еврейскій историкъ Іосифъ Флавій, присовокупляя къ сему еще другую исторію – о родившейся въ тѣ самыя времена ереси Галилеянъ, на которую и у насъ Лука сдѣлалъ указаніе въ Дѣяніяхъ, говоря: по семъ воста Іуда Галилеянинъ во дни написанія, и отвлече люди довольны въ слѣдъ себе, и той погибе, и вси, елицы послушаша его, разсыпашася (Дѣян. 5, 37). Согласно съ этимъ упомянутый писатель въ 18-й книгѣ Древностей пишетъ слово-въ-слово такъ: «Кириней, одинъ изъ сенаторовъ (римскихъ), прошедшій всѣ нисшія степени власти, и достигшій до самаго консульства, человѣкъ великій и по инымъ достоинствамъ, прибылъ съ немногими людьми въ Сирію, куда былъ посланъ Кесаремъ, какъ для управленія народомъ, такъ и для оцѣнки имѣній». Потомъ, немного ниже, говоритъ: «Іуда Гавланитянинъ изъ города Гамалы, вмѣстѣ съ фарисеемъ Саддокомъ, возбуждалъ мятежъ, утверждая, что оцѣнка имѣній явно не къ другому чему ведетъ, какъ къ рабству, и созывая народъ къ защищенію свободы». И во 2-й книгѣ Исто-рiи іудейской войны пишетъ о немъ же такъ: «въ тѣ времена нѣкто Галилеянинъ, по-имени Іуда, возбуждалъ жителей къ возстанію, укоряя ихъ въ томъ, что позволяютъ Римлянамъ налагать на себя подать, и, послѣ Бога, признаютъ владычество смертныхъ». Это слова Іосифа.

Глава VI. О томъ, что къ этому времени, согласно съ пророчествами, произошло оскудѣніе князей, которые управляли іудейскимъ народомъ преемственно отъ его предковъ, и что первымъ иноплеменнымъ царемъ Iудеевъ былъ Иродъ.

Въ то самое время, какъ Иродъ, первый изъ иноплеменниковъ, получилъ царство въ іудейскомъ народѣ, исполнилось написанное Моѵсеемъ пророчество: не оскудѣетъ князь отъ Іуды и вождь отъ чреслъ его, дондеже пріидутъ отложенная Ему: и Той чаяніе языковъ (Быт. 49, 10). Эти пророчественныя слова оставались безъ исполненія, пока іудейскому народу можно было находиться подъ управленіемъ собственныхъ государей; а они, начиная отъ самого Моѵсея, продолжались до царствованія Августа, когда принялъ отъ Римлянъ власть надъ Іудеями первый иноплеменникъ Иродъ, котораго Іосифъ называетъ Идумеяниномъ по отцѣ, Аравляниномъ по матери. Впрочемъ Африканъ (Юлій африканскій), также немаловажный историкъ, говоритъ, что тѣ, которые тщательно изслѣдывали происхожденіе Ирода, почитаютъ его сыномъ Антипатра, а этого – сыномъ какого-то Ирода Аскалонитянина, бывшаго изъ числа такъ-называемыхъ священнослужителей при храмѣ Аполлоновомъ. Антипатръ, еще въ отрочествѣ, взятъ былъ въ плѣнъ идумейскими разбойниками и находился у нихъ долго: потому-что отецъ его, по своей бѣдности, не могъ дать имъ за него выкупъ. Воспитанный въ разбойническихъ обычаяхъ, въ-послѣдствіи подружился онъ съ Гирканомъ, іудейскимъ первосвященникомъ. Такъ-вотъ чей сынъ былъ Иродъ, жившій во времена Спасителя нашего! – Когда іудейское царство перешло къ такому человѣку, то чаяніе языковъ, согласно пророчеству, было уже при дверяхъ; такъ-какъ чрезъ Ирода у Іудеевъ произошло оскудѣніе князей и вождей, послѣдовавшихъ преемственно отъ самаго Моѵсея. До плѣна и переселенія въ Вавилонъ первыми ихъ царями были Саулъ и Давидъ; а до царей управляли ими начальники, называвшіеся судіями: рядъ этихъ послѣднихъ начался послѣ Моѵсея и преемника его, Іисуса. И по возвращеніи изъ Вавилона Іудеи пользовались еще своимъ, аристократическимъ, смѣшаннымъ съ олигархіею, правленіемъ. Ибо первосвященники завѣдывали дѣлами до того самаго времени, какъ Помпей, римскій военачальникъ, пришелъ съ войскомъ, взялъ Іерусалимъ приступомъ и, вторгшись въ самое недоступное мѣсто храма, осквернилъ святилище. Бывшаго въ то время по преемству отъ предковъ царя и первосвященника, который назывался Аристовуломъ, онъ заключилъ въ оковы, и вмѣстѣ съ его дѣтьми отослалъ въ Римъ; первосвященство отдалъ брату его Гиркану, а весь народъ іудейскій сдѣлалъ съ того времени данниками Римлянъ. Но какъ, вскорѣ послѣ того, и Гирканъ, – послѣдняя отрасль первосвященническаго рода, уведенъ былъ въ плѣнъ Парѳянами: то Иродъ, первый, какъ я уже сказалъ, иноплеменникъ, именемъ римскаго сената и императора Августа принялъ въ свои руки народъ іудейскій. При немъ-то, съ свѣтозарнымъ пришествіемъ Христа, совершилось ожиданное языками спасеніе и, согласно пророчеству, послѣдовало призваніе ихъ. Но съ того-же самаго времени, какъ оскудѣли князья и вожди отъ Іуды, т. е. изъ іудейскаго народа, равнымъ образомъ и въ преемствѣ первосвященства, которое прежде правильно переходило отъ предковъ къ ближайшему родственнику, произошли замѣшательства. Объ этомъ свидѣтельствуетъ тотъ-же достовѣрный писатель Іосифъ. По его словамъ, Иродъ, получивъ царскую власть отъ Римлянъ, уже не поставлялъ первосвященниковъ изъ древняго рода, но присуждалъ сіе достоинство какимъ-то людямъ незнатнымъ; а примѣру Ирода, относительно постановленія первосвященниковъ, слѣдовалъ и сынъ его Архелай, а потомъ и Римляне, когда они подчинили Іудеевъ своей власти. Тотъ-же Іосифъ разсказываетъ, что Иродъ, первый, заперши священную архіерейскую одежду, хранилъ ее за собственною печатью и не позволялъ первосвященикамъ имѣть ее при себѣ. Такъ поступалъ послѣ него и Архелай; такъ и Римляне. И это да послужитъ намъ доказательствомъ исполненія другаго пророчества о явленіи Спасителя нашего Іисуса Христа. Именно, въ книгѣ Даніила (9, 26) слово (Божіе), опредѣливъ извѣстное число седминъ до царства Христова (о чемъ разсуждали мы въ другомъ сочиненіи), очевиднѣйшимъ образомъ предсказываетъ, что, по истеченіи ихъ, потребится у Іудеевъ помазаніе: – и это явно исполнилось во время рожденія Спасителя нашего Іисуса Христа. – Намъ казалось необходимымъ сдѣлать сіи замѣчанія, для точнѣйшаго обозначенія временъ.

Глава VII. О мнимомъ разногласiи Евангелій относительно родословія Христова.

Но, такъ-какъ Матѳей и Лука въ Евангеліяхъ различно разсказываютъ намъ родословіе Христа, и многіе думаютъ, что эти сказанія разногласятъ между собою; а каждый изъ вѣрныхъ, по невѣдѣнію истины, ревностно старается изобрѣсти свое объясненіе на тѣ мѣста Евангелистовъ: то предложимъ дошедшую до насъ исторію объ этомъ предметѣ, которую припомнилъ недавно-указанный нами Африканъ въ письмѣ къ Аристиду – о согласіи родословія въ Евангеліяхъ. Опровергнувъ мнѣнія прочихъ, какъ натянутыя и ошибочныя, онъ излагаетъ слышанную имъ самимъ исторію въ слѣдующихъ словахъ: «имена родовъ у Израиля исчислялись или по природѣ или по закону. По природѣ, когда подлинно было преемство сѣмени (отъ отца къ дѣтямъ); а по закону, когда во имя брата, умершаго бездѣтнымъ, другой (братъ) рождалъ (отъ жены его) дѣтей. Такъ-какъ тогда еще не было даровано ясной надежды на воскресеніе, то будущее обѣтованіе считали за одно съ воскресеніемъ смертнымъ, лишь-бы т. е. имя усопшаго не исчезало. Поелику же изъ лицъ, вошедшихъ въ родословіе (Іисуса Христа), нѣкоторыя подлинно преемствовали отцамъ, какъ сыновья, а другія, родившись отъ однихъ отцовъ, прозвались по инымъ: то (въ Евангеліяхъ) и упоминается о тѣхъ и другихъ, – и о родившихся (отъ своего отца), и какъ будто родившихся (отъ своего отца). Посему, ни то ни другое Евангеліе не лжетъ, исчисляя (имена) и по природѣ и по закону. Роды, происшедшіе отъ (двухъ отраслей) Соломона и Наѳана, такъ переплелись между собою чрезъ стараніе обезсмертить бездѣтныхъ, чрезъ вторичные браки и чрезъ возстановленіе сѣмени, что одни и тѣ-же лица справедливо могли считаться дѣтьми разныхъ отцовъ, то мнимыхъ, то подлинныхъ. И потому оба (евангельскія) повѣствованія истинны; хотя путями излучистыми, однакожъ вѣрно доходятъ они до самаго Іосифа. – Впрочемъ, чтобы сказанное было яснѣе, я разберу это уклоненіе родовъ. Въ исчисленіи ихъ отъ Давида чрезъ Соломона на третьемъ отъ конца мѣстѣ стоитъ Матѳанъ, который родилъ Іакова, отца Іосифова; а въ исчисленіи ихъ отъ Наѳана, сына Давидова, – по (Евангелисту) Лукѣ, – третій также предъ концомъ есть Мелхій, котораго сынъ Илій былъ отцомъ Іосифа; ибо (написано): «Іосифъ сынъ Иліевъ, Мелхіинъ». Итакъ, принявъ Іосифа какъ-бы за цѣль нашего розысканія, мы должны показать, почему въ исторіи представляется отцомъ его тотъ и другой, – и Іаковъ, происходившій отъ Соломона, и Илій, происходившій отъ Наѳана; – какимъ образомъ Іаковъ и Илій были братьями; – и, кромѣ того, какъ отцы ихъ, Матѳанъ и Мелхій, несмотря на свое происхожденіе отъ разныхъ родовъ, оба являются дѣдами Іосифа. Конечно, Матѳанъ и Мелхій, одинъ послѣ другаго (ἐν μέρει), имѣли за собой, одну и туже жену, и произвели на свѣтъ единоматернихъ братьевъ: потому-что Законъ не запрещаль женамъ свободнымъ, – по случаю ли развода, или по случаю смерти мужа, – выходить замужъ за другаго. Отъ Эсты, – ибо, по преданію, такъ называлась ихъ жена, – сперва Матѳанъ, происходившій отъ рода Соломонова, родилъ Іакова; а по смерти Матѳана женился на ней Мелхій, принадлежавшій къ роду Наѳана, и имѣлъ отъ нея сына Илія, происходя самъ, какъ мы сказали, отъ другаго рода, хотя изъ одного и того-же колѣна. Такимъ образомъ Іаковъ и Илій и выйдутъ единоутробными братьями, несмотря на то, что принадлежали къ двумъ разнымъ родамъ. Потомъ, одинъ изъ этихъ братьевъ, Іаковъ, по смерти Илія, умершаго бездѣтнымъ, взялъ за себя его жену и родилъ отъ нея Іосифа, который, значитъ, былъ его сыномъ по природѣ и по-надлежащему. Отъ-того и написано: Іаковъ же роди Іосифа (Матѳ. 1, 16). По закону же Іосифъ былъ сынъ Илія; потому-что Іаковъ, какъ братъ, возставилъ сѣмя для сего послѣдняго. Такимъ образомъ, родословіе не напрасно проводится и чрезъ Илія. Но, тогда-какъ Евангелистъ Матѳей, исчисляя роды, говоритъ: Іаковъ же роди Іосифа, Лука, слѣдуя по восходящей линіи, такъ выражается: Той (Іисусъ) бѣ, яко мнимъ (ибо и это прибавилъ онъ) сынъ Іосифовъ, Илiевъ, Мелхіинъ (Лук. 3, 23). Рожденіе по закону нельзя обозначить выразительнѣе. Говоря о такомъ дѣторожденіи, Лука умалчиваетъ и слово: роди, до самаго конца родословія, въ которомъ постепенно восходитъ онъ до Адама и Бога [2]. – И все это – сказанія не произвольно выдуманныя и недоказанныя; потому-что сродники Спасителя нашего по плоти, – для прославленія ли себя, или просто для наученія другихъ, – только во всякомъ случаѣ справедливо, передали намъ и слѣдующее: когда идумейскіе разбойники напали на палестинскій городъ Аскалонъ, то изъ капища Аполлонова, находившагося у самыхъ городскихъ стѣнъ, увлекли, вмѣстѣ съ другою добычею, Антипатра, который былъ сынъ Ирода, одного изъ служителей алтаря. И, такъ-какъ этотъ жрецъ не могъ выкупить сына, то Антипатръ и былъ воспитанъ въ идумейскихъ обычаяхъ. Въ-послѣдствіи же времени онъ подружился съ іудейскимъ первосвященникомъ Гирканомъ. Отправившись къ Помпею ходатаемъ по дѣламъ Гиркана, Антипатръ возвратилъ ему царство, захваченное братомъ его, Аристовуломъ, и самъ былъ столько счастливъ, что назначенъ былъ въ прокураторы Палестины. А, когда коварно умертвили его завистники его счастія, та-же власть преемственно перешла къ сыну его, Ироду, котораго потомъ Антоній и Августъ, по опредѣленію сената, объявили царемъ іудейскимъ. Сыновья Ирода были Иродъ (тетрархъ) и другіе тетрархи (четверовластники). Все это согласно и съ исторіями Грековъ. Но какъ до того самаго времени въ архивахъ все-еще записывались родословія еврейскихъ фамилій и давнихъ прозелитовъ (иноплеменниковъ, вступившихъ въ составъ еврейскаго народа), на-примѣръ Ахіора Аммонитянина и Руѳи Моавитянки, равно-какъ и тѣхъ, которые, вышедши изъ Египта, сроднились съ Евреями: то Иродъ, у котораго не было никакого сродства съ Израилемъ, мучимый сознаніемъ своего неблагороднаго происхожденія, сожегъ родословныя ихъ записи, въ той мысли, что и онъ покажется благороднымъ, когда никто другой не въ состояніи будетъ, по народной записи, возводить свой родъ къ патріархамъ или къ (древнимъ) прозелитамъ, и къ такъ-называемымъ примѣшавшимся гіорамъ [3]. Только немногіе изъ ревнителей (древняго благородства), которые вели свои частныя записи, – припоминая ли сами имена (предковъ), или какъ-нибудь выписывая ихъ изъ общественныхъ архивовъ, – хвалились, что они все-еще сохранили память о своемъ благородномъ происхожденіи. Въ числѣ ихъ были и выше-упомянутые нами лица, называвшіяся, по причинѣ своего родства съ Спасителемъ, деспосинами (Господними чадами). Разсѣявшись изъ Назарета и Кохабы, іудейскихъ селеній, по другимъ мѣстамъ земли, они сберегли и упомянутое – выше родословіе, составленное ими по-возможности, на основаніи дневныхъ записокъ. – Впрочемъ, такъ, или иначе было дѣло, только едва-ли кому удастся пріискать другое, болѣе удовлетворительное объясненіе: по-крайней-мѣрѣ такъ я думаю, – да вѣрно и всякій здравомыслящій. Сего-то объясненія, за неимѣніемъ лучшаго, и будемъ мы придерживаться, хотя оно и не утверждено свидѣтельствами. Только, Евангеліе во всякомъ случаѣ возвѣщаетъ истину». – Въ концѣ того-же письма Африканъ присовокупляетъ еще слѣдующее: «Матѳанъ, происходившій отъ Соломона, родилъ Іакова. По смерти Матѳана Мелхій, происходившій отъ Наѳана, родилъ отъ той-же жены Илія. Слѣдовательно Илій и Іаковъ были единоматерними братъями. Когда же Илій умеръ бездѣтнымъ, то Іаковъ возставилъ ему сѣмя, родивъ Іосифа, который, значитъ, по природѣ принадлежалъ Іакову, а по закону – Илію. Вотъ отъ-чего Іосифъ является сыномъ того и другаго». – Все это говоритъ Африканъ. Но, если таково было родословіе Іосифа, то и Марія должна была происходить изъ одного съ нимъ колѣна: такъ-какъ, по закону Моѵсееву, лицамъ разныхъ колѣнъ вступать въ супружество не позволялось; имъ предписывалось брать жену изъ одной той-же съ ними фамиліи и отчины (δημου ϰαι πατριας), чтобы родовое наслѣдство не переходило изъ одного колѣна (ϕυλης) въ другое [4]. – Довольно объ этомъ.

Глава VIII. О замыслѣ Ирода противъ дѣтей, и о томъ, какой слѣдовалъ затѣмъ переворотъ его жизни.

Но, когда въ предуказанное время Христосъ, согласно съ пророчествами, родился въ Виѳлеемѣ іудейскомъ, – Иродъ, въ-слѣдствіе распросовъ и развѣдыванія прибывшихъ съ востока волхвовъ: «гдѣ новорожденный Царь іудейскій? Мы видѣли звѣзду Его, и это-то было причиною столь дальняго нашего путешествія; мы возъимѣли сильное желаніе поклониться Ему, какъ Богу», – немало обезпокоился этимъ событіемъ: ибо, по его мнѣнію, оно угрожало ему лишеніемъ власти. Онъ сталъ спрашивать у законоучителей народа: гдѣ, по ихъ ожиданіямъ, долженъ родиться Христосъ? – и какъ-только узналъ пророчество Михея о рожденіи Христа въ Виѳлеемѣ (Мих. 5, 1), то однимъ указомъ повелѣлъ въ Виѳлеемѣ и во всѣхъ сосѣдственныхъ мѣстахъ истребить питающихся сосцами дѣтей отъ двухъ лѣтъ и менѣе, примѣнительно ко времени, которое опредѣлили ему волхвы. Онъ думалъ, – какъ и можно было расчитывать, – что вмѣстѣ съ сверстниками одинаковая участь непремѣнно постигнетъ и самого Іисуса. Но (Божественное) Отроча предупредило этотъ замыселъ, переселившись въ Египетъ; потому-что родители Его предувѣдомлены были объ угрожающей опасности явившимся Ангеломъ. Такъ разсказывается и въ священномъ евангельскомъ Писаніи.

Теперь стóитъ посмотрѣть, какое возмездіе получилъ Иродъ за свою дерзость противъ Христа и Его сверстниковъ. Судъ Божій постигъ его тотчасъ-же, безъ малѣйшаго замедленія, и еще въ сей жизни; какъ-бы заранѣе показывая, чтó ожидаетъ его по отшествіи отсюда. Впрочемъ здѣсь невозможно пересказать, какъ помрачилъ онъ воображаемое имъ благосостояніе своего царствованія семейными бѣдствіями, которыя слѣдовали одно за другимъ, – умерщвленіемъ своей жены, своихъ дѣтей и другихъ лицъ, наиболѣе близкихъ ему и по родству и по дружескимъ связямъ: разсказъ объ этомъ затмилъ бы всякую трагическую драму. Іосифъ въ своей Исторіи обширно излагаетъ все сіе. Нехудо послушать этого бытописателя, какъ, въ-слѣдъ за покушеніемъ Ирода противъ Спасителя нашего и другихъ младенцевъ, отяготѣлъ надъ нимъ бичь Божій и преслѣдовалъ его до самой смерти. Въ 17-й книгѣ іудейскихъ Древностей Іосифъ описываетъ конецъ его жизни слово-въ-слово такъ: «болѣзнь Ирода все болѣе и болѣе усиливалась; потому-что Богъ взыскивалъ съ него за совершенныя имъ беззаконія. То былъ скрытый огонь, не обнаруживавшійся сильнымъ жаромъ, который былъ бы ощутителенъ для прикасающихся, но свирѣпствовавшій внутри. Вмѣстѣ съ тѣмъ была такая страшная жадность принять въ себя что-нибудь, которой нельзя было не удовлетворять. Во внутренностяхъ – раны, и особенно сильныя боли въ желудкѣ. Въ ногахъ жгучая и прозрачная жидкость. Подобное зло было и въ нижней части чрева; даже гніеніе тайнаго уда, порождавшее червей. Дыханіе, переводимое съ трудомъ, да и весьма непрiятное, какъ отъ зловонія, такъ и отъ одышки. Всѣ члены стягивались судорогами, которыя сообщали имъ непреоборимую силу. Посему люди вдохновенные (ϑειαζοντες) и славившіеся мудростію предсказыванія, въ подобныхъ случаяхъ, говорили, что такое наказаніе Богъ посылаетъ на царя за многія нечестивыя дѣла его». Такъ разсказываетъ помянутый нами историкъ въ означенномъ сочиненiи. Подобное сему передаетъ онъ о томъ-же и во второй книгѣ своей Исторіи [5], говоря слѣдующими словами: «съ того времени болѣзнь овладѣла всѣмъ его тѣломъ, и расторгала его многоразличными страданіями. Была тутъ и скрытная горячка; былъ и невыносимый зудъ по всей кожѣ; было и непрестанное мученіе отъ колотья. Вкругъ ногъ опухоль, какъ у одержимаго водянкою. Въ нижней части чрева воспаленіе. Тайный удъ въ гниеніи, которое порождало червей. Кромѣ того, съ трудомъ переводимое дыханіе, и судороги во всѣхъ членахъ, – такъ-что люди вдохновенные называли эти муки казнію. Но, борясь съ столь многими болѣзнями, Иродъ все-еще думалъ жить, надѣялся на исцѣленіе и пріискивалъ врачебныя пособія. Такъ напримѣръ, переправившись за Іорданъ, онъ пользовался близъ Каллирое теплыми водами [6]. Эти воды текутъ въ асфальтическое озеро [7]; по своей сладости онѣ употребляются, какъ питье. Тамъ вздумалось врачамъ согрѣвать тѣло Ирода въ тепломъ маслѣ, и для того погружать въ чанъ, наполненный масломъ до-верху. Но въ эти минуты глаза больнаго такъ ослабѣвали, что онъ вращалъ ихъ, какъ умирающій. Тогда прислужники въ испугѣ начинали кричать, и отъ ихъ крика онъ снова приходилъ въ чувство: впрочемъ уже отчаявался въ выздоровленіи, а потому приказывалъ раздать по пятидесяти драхмъ воинамъ, и большія суммы своимъ вождямъ и друзьямъ. Самъ же поѣхалъ назадъ, и прибылъ въ Іерихонъ, уже въ меланхоліи; но, когда ему самому ежеминутно угрожала смерть, онъ замыслилъ самое беззаконное дѣло. Именно, – собравъ знатнѣйшихъ мужей изъ каждаго мѣстечка (ϰωμης) цѣлой Іудеи, приказалъ заключить ихъ въ такъ-называемый ипподромъ; затѣмъ, призвавъ къ себѣ сестру, Саломію, и мужа ея, Александра, сказалъ имъ: я знаю, что Іудеи будутъ праздновать мою смерть. Но въ моей власти заставить ихъ оплакиватъ меня, по-крайней-мѣрѣ ради другихъ, и блистательно отправить мои похороны, – лишь-бы только вы согласились исполнить мою волю: этихъ, отданныхъ подъ стражу мужей, какъ-только я испущу духъ, въ ту-же минуту окружите вы солдатами, и умертвите. Пусть тогда вся Іудея и всякое семейство, не-хотя, проливаютъ слезы по случаю моей смерти». А нѣсколько ниже Іосифъ говоритъ: «когда же прожорливость и судорожный кашель начали опять мучить его (Ирода), то, побѣжденный страданіями онъ рѣшился предупредить свой роковой часъ. Посему, взявъ яблоко, потребовалъ и ножа: ибо ѣдалъ яблоки, разрѣзывая ихъ. Потомъ, осмотрѣвшись, нѣтъ ли тутъ кого, кто бы могъ воспрепятствовать ему, поднялъ правую руку, чтобы поразить себя...» [8]. Далѣе тотъ-же писатель разсказываетъ, какъ Иродъ, передъ самымъ концомъ своей жизни, велѣлъ убить еще одного своего роднаго сына, – это былъ уже третій, послѣ двухъ, умерщвленныхъ прежде, – и вскорѣ съ немалыми мученіями изрыгнулъ душу.

Таковъ былъ конецъ жизни Ирода, какъ справедливое наказаніе за избіеніе виѳлеемскихъ дѣтей, совершенное по его кознямъ противъ Спасителя нашего.

По смерти Ирода Ангелъ предсталъ во снѣ Іосифу, жившему въ то время въ Египтѣ, и повелѣлъ ему – вмѣстѣ съ Отрокомъ и Матерью Его возвратиться въ Іудею, открывъ, что искавшіе души Дитяти уже умерли. Евангелистъ еще присовокупляетъ: слышавъ же, яко Архелай царствуетъ во Іудеи вмѣсто Ирода, отца своего, убояся тамо ити: вѣсть же прiемъ во снѣ, отъиде въ предѣлы галилейскія (Матѳ. 2, 22).

Глава IX. О временахъ Пилата.

О восшествіи Архелая на престолъ, послѣ Ирода, согласно съ Евангеліемъ говоритъ и выше-помянутый историкъ, объясняя, какимъ образомъ Архелай, по завѣщанію отца своего, Ирода, и по опредѣленію Кесаря Августа, получилъ іудейское царство; – какъ, послѣ десятилѣтняго правленія, былъ онъ свергнутъ, и какъ потомъ братья его, Филиппъ и Иродъ младшій, вмѣстѣ съ Лизаніемъ, управляли своими тетрархіями. А въ 18-й книгѣ Древностей повѣствуетъ, что въ 12-мъ году царствованія Тиверія, къ которому перешло всемiрное владычество отъ Августа послѣ 57-лѣтняго правленія сего послѣдняго, прокураторомъ Іудеи объявленъ былъ Понтій Пилатъ и держался на этомъ мѣстѣ цѣлыхъ десять лѣтъ, почти до самой смерти Тиверія. Этимъ явно обличается вымыслъ тѣхъ, которые недавно еще распространяли Акты противъ Спасителя [9], гдѣ уже самыя первыя слова, обозначающія время, доказываютъ ложь сочинителей [10]. По этимъ Актамъ, дерзкіе поступки Іудеевъ во дни спасительнаго Страданія относятся къ четвертому консульству Тиверія, бывшему въ седьмой годъ его царствованія; – между-тѣмъ, Пилатъ, если дóлжно положиться на свидѣтельство Іосифа, въ то время еще не былъ прокураторомъ Іудеи. Въ приведенномъ-выше сочиненіи историкъ ясно говоритъ, что Пилатъ получилъ отъ Тиверія прокураторство надъ Іудеею въ 12-мъ году Тиверіева царствованія.

Глава X. Объ іудейскихъ первосвященникахъ, при которыхъ Христосъ проповѣдовалъ свое ученіе.

Таковы были обстоятельства, когда, по Евангелисту (Лук. 3, 1), въ 15-мъ году царствованія Тиверія, въ 4-мъ прокураторства Пилатова, при тетрархахъ Иродѣ (младшемъ), Лизаніѣ и Филиппѣ, управлявшихъ прочею Іудеею, Спаситель и Господь нашъ Іисусъ Христосъ Божій, имѣя около 30 лѣтъ, приступилъ къ Іоаннову крещенію и тотъ-часъ сдѣлалъ начало евангельской проповѣди. Божественное Писаніе говоритъ, что все время своего учительства Онъ провелъ при архіереяхъ Аннѣ и Каіафѣ, – т. е. все время учительства Его окончилось между годами служенія того и другаго первосвященника. Начавъ проповѣдь въ первосвященство Анны, Онъ продолжалъ ее до начала первосвященства Каіафы, такъ-что весь этотъ промежутокъ не составлялъ и полнаго четырехлѣтія. Ибо, какъ (обрядовыя) постановленія Закона съ того времени стали уже приходить въ упадокъ; то и пожизненность и преемственность отъ предковъ того, что относилось къ богослуженію, не соблюдались [11]: тѣ или другія лица, получавшія первосвященство отъ римскихъ военачальниковъ, удерживали его не долѣе года. Такъ и Іосифъ повѣствуетъ, что отъ Анны до Каіафы было поперемѣнно четыре первосвященника. Вотъ его слова – въ томъ-же сочиненіи о древностяхъ: «Валерій Гратъ отнялъ первосвященство у Анны и объявилъ архіереемъ Измаила, сына Вафи. Но и этого скоро низложилъ и назначилъ архіереемъ Елеазара, сына первосвященника Анны. Потомъ, черезъ годъ, Елеазара также лишилъ сана и передалъ его Симону, сыну Камита. Этотъ пробылъ въ семъ званіи опять не долѣе года, и уступилъ свое мѣсто Іосифу, иначе называемому Каіафѣ». Отсюда видно, что все время учительства Спасителя нашего не составляло и полнаго четырехлѣтія, и что въ – продолженіи этихъ четырехъ лѣтъ отправляли служеніе четыре-же, отъ Анны до Каіафы, первосвященника, т. е. каждый около года. Поэтому, евангельское Писаніе справедливо обозначило (Іоан. гл. 11 и 18), что въ томъ году, въ которомъ совершалось спасительное Страданіе, архіереемъ былъ Каіафа. Равно и время учительства Христова, указываемое Евангеліемъ, – не въ разногласіи съ предложеннымъ (нами) замѣчаніемъ. Впрочемъ Спаситель и Господь нашъ, Іисусъ Христосъ довольно скоро послѣ начала своей проповѣди призвалъ двѣнадцать Апостоловъ, и ихъ однихъ, предпочтительно предъ прочими своими учениками, наименовалъ Апостолами. Потомъ избралъ и другихъ семдесятъ, и посылалъ ихъ по-двое предъ лицемъ своимъ во всякое мѣсто и городъ, куда намѣревался идти Самъ.

Глава XI. Свидѣтельства объ Іоаннѣ Крестителѣ и о Христѣ.

Божественное евангельское Писаніе упоминаетъ, что вскорѣ, по повелѣнію Ирода младшаго, усѣчена была глава у Іоанна Крестителя. Согласно съ этимъ повѣствуетъ и Іосифъ; при чемъ онъ упоминаетъ также и объ Иродіадѣ, и объясняетъ, какъ Иродъ, покинувъ прежнюю, законную свою жену, женился на этой, бывшей въ замужествѣ за его братомъ. Она была дочь петрейскаго царя Ареты. Иродъ увезъ ее еще отъ живаго мужа, и изъ-за нея-то, убивъ Іоанна, велъ войну противъ Ареты (который вступился) за безчестіе, нанесенное его дочери. Въ одномъ сраженіи во время этой войны, говорятъ, истреблено было все войско Ирода, – что потерпѣлъ онъ за свой умыселъ противъ Іоанна. Іосифъ сознается также, и въ томъ-же сочиненiи, что Іоаннъ былъ мужъ высокой праведности и преподаватель крещенія; – значитъ, подтверждаетъ написанное о немъ въ Евангеліяхъ. Повѣствуетъ и о томъ, что Иродъ, изъ-за той-же Иродіады, лишился царства, и вмѣстѣ съ нею подвергся ссылкѣ, – именно, осужденъ былъ жить въ галльскомъ городѣ, Вѣнѣ. Объ этомъ разсказываетъ онъ въ 18-й книгѣ Древностей, гдѣ говорится объ Іоаннѣ слово-въ-слово такъ: «нѣкоторые изъ Іудеевъ думали, что Иродово войско потребилъ Богъ, совершенно справедливо наказывая Ирода за Іоанна, называемаго крестителя. Ибо Иродъ умертвилъ мужа доблестнаго, который увѣщавалъ Іудеевъ подвизаться въ добродѣтели и, соблюдая въ-отношеніи другъ-къ-другу справедливость, а въ-отношеніи къ Богу благочестіе, приступать ко крещенію: потому-что и самое крещеніе (говорилъ онъ) тогда только будетъ пріятно Ему (Богу), когда оно пріемлется не для извиненія какихъ-нибудь грѣховъ, а для чистоты тѣла, въ томъ предположеніи, что душа уже напередъ очищена праведностію. Такъ-какъ Іудеи стекались къ нему со всѣхъ сторонъ, – потому-что находили величайшее удовольствіе въ слушаніи его рѣчей; то Иродъ, убоявшись, чтобы столь великою убѣдительностію онъ не увлекъ ихъ къ какому-нибудь возмущенію (ибо они привыкли все дѣлать по его совѣту), счелъ гораздо лучшимъ, – прежде нежели произойдетъ отъ него что-либо новое, – заблаговременно умертвить его, чтобы послѣ не раскаяваться, когда переворотъ приведетъ царя въ затруднительное положеніе. Въ-слѣдствіе такихъ опасеній Ирода, Іоаннъ въ узахъ сосланъ былъ въ вышеупомянутую крѣпость Махерунтъ [12], и тамъ умерщвленъ». Сказавъ это объ Іоаннѣ, Іосифъ въ той-же повѣсти своего сочиненія говоритъ и о Спасителѣ нашемъ слѣдующее: «въ сіе же время жилъ и нѣкто Іисусъ, мужъ мудрый, если только прилично назвать его мужемъ. Ибо онъ былъ творецъ удивительныхъ дѣлъ и учитель людей, съ удовольствіемъ принимавшихъ истину. Онъ привлекъ къ себѣ многихъ изъ Іудеевъ и многихъ также изъ Эллиновъ. Это былъ Христосъ. Когда Пилатъ, по донесенію первыхъ у насъ мужей, приговорилъ его къ крестной смерти; то возлюбившіе его прежде не отступились отъ него: потому-что въ третій день онъ явился имъ опять живой, какъ предсказали и это, и множество другихъ чудесъ его божественные Пророки. Родъ христіанъ, получившихъ отъ него свое имя, и доселѣ еще не прекратился». – Если такія извѣстія объ Іоаннѣ Крестителѣ и о Спасителѣ нашемъ отъ древности передаетъ въ собственномъ сочиненіи писатель изъ самихъ Евреевъ: то какое убѣжище отъ обличенія въ безстыдствѣ можетъ еще оставаться тѣмъ, которые отъ себя вымыслили на нихъ памятныя записки? – Но довольно объ этомъ.

Глава XII. Объ ученикахъ Спасителя нашего.

Имена Апостоловъ Спасителя всякому извѣстны изъ Евангелій. Но списка семидесяти учениковъ Его нигдѣ никакого нѣтъ. Говорятъ впрочемъ, что однимъ изъ нихъ былъ Варнава, о которомъ упоминаютъ въ разныхъ мѣстахъ Апостольскія Дѣянія, а не менѣе и Павелъ въ посланіи къ Галатамъ. Къ нимъ же (70-ти) принадлежалъ, говорятъ, и Сосѳенъ, вмѣстѣ съ Павломъ писавшій Коринѳянамъ. Клментъ (александрійскій) въ пятой книгѣ Предначертанiй (Υποτυπωσεων) разсказываетъ, что однимъ изъ семидесяти былъ и соименный Апостолу Петру Кифа, о которомъ Павелъ говоритъ: егда же прiиде Кифа во Антіохію, во лице ему противу стахъ (Гал. 2, 11). Также Матѳій, причисленный къ Апостоламъ вмѣсто Іуды предателя, равно-какъ и тотъ, съ которымъ вмѣстѣ онъ почтенъ былъ жребіемъ (Дѣян. 1, 23), по преданію, удостоились того-же призванія въ число семидесяти. Къ этому числу, говорятъ, принадлежалъ и Ѳаддей, о которомъ я сейчасъ изложу дошедшую до насъ исторію. Впрочемъ легко усмотришь, что у Спасителя было учениковъ болѣе семидесяти, если обратишь вниманіе на свидѣтельство Павла, который говоритъ, что по воскресеніи изъ мертвыхъ Спаситель явился сперва Кифѣ, потомъ двѣнадцати Апостоламъ, затѣмъ боле пятисотъ братіямъ единою, изъ которыхъ иные, по его словамъ, уже умерли, а бόльшая часть еще жили въ то время, когда онъ писалъ это. Потомъ, говоритъ, явися Іакову (1 Кор. 15, 6-7), который также былъ одинъ изъ извѣстныхъ по слухамъ учениковъ и даже братьевъ Спасителя. А наконецъ, такъ-какъ, кромѣ двѣнадцати, по подражанiю имъ, было еще много Апостоловъ, каковъ и самъ Павелъ; то онъ присовокупляетъ: таже явися Апостоломъ всѣмъ (1 Кор. 15, 7).

Итакъ вотъ-что (могли мы сказать) объ этомъ. А исторія о Ѳаддеѣ, читанная намъ, такова:

Глава XIII. Исторія объ эдесскомъ властителѣ.

Божественность Господа и Спасителя нашего Іисуса Христа, ради чудотворной своей силы прославляемая между всѣми людьми, привлекала къ Нему, надеждою исцѣленія отъ болѣзней и различныхъ страданій, безчисленное множество даже чужестранцевъ, жившихъ далеко отъ Іудеи. По этой причинѣ и царь Авгарь [13], съ великою славою властвовавшій надъ народами по ту сторону Эвфрата, но страдавшій страшною и человѣческими средствами неисцѣлимою болѣзнію, какъ-только услышалъ объ имени и чудесахъ Іисуса, единогласно всѣми свидѣтельствуемыхъ, тотъ-часъ послалъ къ Нему письмоносца съ прошеніемъ – избавить его отъ болѣзни. Спаситель же въ то время, не удовлетворивъ просителя, удостоилъ его однако собственнымъ письмомъ, въ которомъ обѣщалъ послать къ нему одного изъ своихъ учениковъ для исцѣленія болѣзни и вмѣстѣ для спасенія какъ его, такъ и всѣхъ близкихъ ему людей. И недолго спустя послѣ того, это обѣщаніе было исполнено. По воскресеніи Іисуса Христа изъ мертвыхъ и по восшествіи Его на небеса, Ѳома, одинъ изъ двѣнадцати Апостоловъ, по Божественному внушенію, отправилъ въ Эдессу Ѳаддея, принадлежавшаго къ числу семидесяти учениковъ Христовыхъ, – въ качествѣ проповѣдника и благовѣстителя Христова ученія. Имъ-то и приведено въ исполненіе все, обѣщанное Спасителемъ (Авгарю). Представлю тебѣ и письменное о томъ свидѣтельство, взятое изъ архивовъ Эдессы, которая тогда была царственнымъ городомъ [14]; потому-что въ тамошнихъ общественныхъ бумагахъ, гдѣ записано какъ древнее, такъ и сдѣланное при Авгарѣ, находится и это (свидѣтельство), сохранившись съ того времени и доселѣ. Но не мѣшаетъ выслушать самыя письма, заимствованныя нами изъ архивовъ и буквально переведенныя съ сирійскаго языка, слѣдующимъ образомъ:

Копія письма, писаннаго княземъ Авгаремъ Іисусу и посланнаго къ Нему въ Іерусалимъ чрезъ скорохода Ананiю.

«Авгарь, князь эдесскій, привѣтствуетъ Іисуса, благаго Спасителя, явившагося въ предѣлахъ іерусалимскихъ. Слышалъ я о Тебѣ и твоихъ исцѣленіяхъ, о томъ, какъ Ты совершаешь ихъ безъ лекарствъ и травъ. Говорятъ, Ты слѣпымъ даешь прозрѣніе, хромымъ хожденіе, и очищеніе прокаженнымъ; изгоняешь нечистыхъ духовъ и демоновъ, исцѣляешь мучимыхъ долговременною болѣзнію и воскрешаешь мертвыхъ. Слыша все сіе о Тебѣ, я положилъ въ своемъ умѣ одно изъ двухъ: или – что Ты – Богъ и творишь это, сошедши съ неба, или, – что Ты – Сынъ Божій, если производишь такія дѣла. И потому я счелъ нужнымъ просить Тебя симъ письмомъ, – посѣти меня и исцѣли отъ болѣзни, которою страдаю. Я же и слышалъ, что Іудеи ропщутъ на Тебя, и хотятъ причинить Тебѣ зло. Городъ мой очень малъ, но почтенъ, и въ немъ для обоихъ насъ будетъ довольно мѣста».

Вотъ что и какъ писалъ Авгарь, когда Божественный свѣтъ лишь немного озарилъ его. Но нужно выслушать и письмо Іисуса, посланное къ нему чрезъ того-же письмоносца. Оно не многословно, но исполнено силы. Вотъ его текстъ.

Отвѣтъ Iисуса, посланный князю Авгарю чрезъ скорохода Ананiю.

«Блаженъ ты, Авгарь, что увѣровалъ въ Меня, не видавъ Меня. Ибо о Мнѣ написано, что видѣвшіе Меня не увѣруютъ въ Меня, дабы невидѣвшіе, – тѣ увѣровали и получили жизнь. Что же касается до твоей письменной просьбы – придти къ тебѣ; то Мнѣ надлежитъ здѣсь исполнить все, для чего Я посланъ, и, по исполненіи, вознестись къ Пославшему Меня. Когда же вознесусь, то пошлю къ тебѣ нѣкоего изъ учениковъ моихъ, чтобы онъ исцѣлилъ тебя отъ болѣзни и даровалъ жизнь какъ тебѣ, такъ и тѣмъ, которые съ тобою».

Къ этимъ письмамъ присоединено было на сирійскомъ языкѣ и слѣдующее: послѣ вознесенія Іисуса, Іуда, – онъ же и Ѳома, – послалъ къ нему (Авгарю) Апостола Ѳаддея, одного изъ семидесяти, который, пришедши (въ Эдессу), остановился у Товіи, сына Товіина. Когда о немъ услышали, и узнали, что онъ совершаетъ чудеса, то напомнили Авгарю: пришелъ-де сюда Апостолъ Іисуса, какъ было обѣщано тебѣ въ письмѣ Его. Между-тѣмъ Ѳаддей началъ силою Божiею исцѣлять всякую болѣзнь и всякое разслабленіе, такъ-что всѣ изумлялись. А когда и Авгарь услышалъ объ этихъ великихъ чудесахъ Ѳаддея и о томъ, какъ онъ исцѣлялъ именемъ и силою Іисуса Христа; то сталъ подозрѣвать, не тотъ ли это въ-самомъ-дѣлѣ, о которомъ Іисусъ говорилъ въ письмѣ: «когда вознесусь, то пошлю къ тебѣ нѣкоего изъ учениковъ моихъ, который исцѣлитъ тебя отъ болѣзни»? Итакъ, призвавъ къ себѣ Товію, у котораго Ѳаддей остановился, Авгарь сказалъ: слышалъ я, что нѣкій могущественный мужъ, пришедшій изъ Іерусалима, живетъ въ твоемъ домѣ и совершаетъ много исцѣленій во имя Іисуса. Товія отвѣчалъ: подлинно, государь! пришелъ какой-то странникъ, помѣстился у меня и творитъ много чудесъ. – Приведи его ко мнѣ, сказалъ князь. Тогда Товія, пришедши къ Ѳаддею, сказалъ ему: меня призывалъ къ себѣ князь Авгарь и поручилъ привести къ нему тебя, чтобы ты исцѣлилъ его отъ болѣзни. – «Пойду, отвѣчалъ Ѳаддей: ибо къ нему-то собственно я и посланъ». – Итакъ на другой день утромъ Товія взялъ съ собою Ѳаддея и пришелъ къ Авгарю. Когда же они вошли, то Авгарю, который окруженъ былъ въ то время вельможами, съ первой минуты вступленія Ѳаддея показалосъ на лицѣ его великое явленіе, увидѣвъ которое князь поклонился Ѳаддею. Всѣ бывшіе при этомъ изумились; ибо того явленія не примѣчали: оно было видимо одному Авгарю. Между-тѣмъ онъ спросилъ Ѳаддея: по-истинѣ ли ты – ученикъ Іисуса, Сына Божія, который сказалъ мнѣ: «пошлю къ тебѣ нѣкоего изъ учениковъ моихъ, который исцѣлитъ тебя отъ болѣзни и даруетъ жизнь какъ тебѣ, такъ и всѣмъ, которые съ тобою»? Ѳаддей отвѣчалъ: «такъ-какъ ты показалъ великую вѣру въ пославшаго меня Господа Іисуса, то я и отправленъ къ тебѣ. Если еще и болѣе увѣруешь въ Него; то, по мѣрѣ вѣры, исполнятся всѣ желанія твоего сердца». Авгарь сказалъ: «я такъ увѣровалъ въ Него, что хотѣлъ бы идти съ войскомъ и истребить распявшихъ Его Іудеевъ, если бы отъ этого предпріятія не отклоняло меня опасеніе со стороны римской имперiи». Ѳаддей прибавилъ: «Господь нашъ и Богъ Іисусъ Христосъ исполнилъ волю Отца своего и, исполнивъ, вознесся къ своему Отцу». Авгарь продолжалъ: «и я увѣровалъ какъ въ Него, такъ и въ Его Отца». Ѳаддей же сказалъ: «за то возлагаю на тебя руку мою во имя самого Господа Іисуса». И какъ-скоро Апостолъ сдѣлалъ это, Авгарь тотъ-часъ исцѣлился оть болѣзни и претерпѣваемыхъ имъ страданій. Удивился князь, что, какъ слышалъ онъ объ Іисусѣ, такъ вышло и на самомъ дѣлѣ чрезъ посредство ученика Его и Апостола Ѳаддея, который исцѣлилъ его безъ лекарства и травъ, – и не его только, но также и сына его Авда, страдавшаго подагрой. И этотъ подошелъ къ Ѳаддею, палъ къ ногамъ его, и исцѣленъ былъ чрезъ осѣненіе рукою, соединенное съ молитвою. Много и другихъ гражданъ исцѣлилъ здѣсь тотъ-же Апостолъ, совершая великія чудеса и проповѣдуя слово Божіе. – Послѣ того Авгарь сказалъ: «ты, Ѳаддей, творишь это силою Божіею, и мы сами удивляемся тебѣ: прошу же тебя еще – разсказать мнѣ о пришествіи Iисуса, какъ оно совершилось, и о могуществѣ Его, и о томъ, какою силою творилъ Онъ все, что мы слышали». Ѳаддей отвѣчалъ: «теперь не буду разсказывать; потому-что я посланъ проповѣдывать слово во всеуслышаніе. Но завтра собери мнѣ всѣхъ своихъ гражданъ, и я возвѣщу имъ слово Божіе и посѣю въ нихъ слово жизни; я скажу имъ о пришествіи Іисуса, какъ оно совершилось, и о посланничествѣ Его, и о томъ, для чего посланъ Онъ былъ отъ Отца, и о силѣ дѣлъ Его, и объ изглаголанныхъ Имъ въ мірѣ тайнахъ, и о власти, которою Онъ совершалъ это, и о новомъ Его проповѣданіи, и объ умаленіи, обнищаніи и уничиженіи по внѣшнему человѣку, и о томъ, какъ Онъ смирилъ Себя и умеръ, какъ умалилъ свое Божество, и сколько страданій потерпѣлъ отъ Іудеевъ, – какъ распятъ былъ и сошелъ во адъ, сокрушилъ ограду, отъ вѣка неразрушимую, потомъ воскресъ и совоздвигъ мертвыхъ, почивавшихъ отъ начала міра, – какъ сошелъ одинъ, а восшелъ къ своему Отцу съ великимъ множествомъ людей, – какъ возсѣдаетъ одесную Бога и Отца, превознесенный славою на небесахъ, и какъ опять пріидетъ, со славою и силою, судить живыхъ и мертвыхъ». Авгарь повелѣлъ своимъ гражданамъ собраться на другой день съ разсвѣтомъ, и слушать проповѣдь Ѳаддея. А потомъ приказалъ дать ему золота и серебра; но онъ не принялъ, сказавъ: «если мы оставили свое, то какъ возмемъ чужое?» – Это происходило въ 340-мъ году [15].

Каковой документъ, переведенный съ сирійскаго языка, помѣщается здѣсь, думаю, кстати и не безъ пользы для читателей.

КОНЕЦЪ ПЕРВОЙ КНИГИ ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРІИ.


Примѣчанія:
[1] Извѣстно, что древніе учители Церкви часто употребляли слово ουσια въ смыслѣ ипостась или лице. См. Phot. Biblioth. c. 119. – О лицѣ Бога Отца еще св. Іустинъ мученикъ говорилъ: «всякій, кто имѣетъ хоть сколько-нибудь ума, не дерзнетъ сказать, будто Творецъ вселенной и Отецъ могъ когда-либо оставлять пренебесныя страны и являться въ малой части земли». Dialog. cum. Triph. pag. 275, ed. Fr. Silburg. Colon. MDCCXXXVI. Снес. cap. 14 Orationis Eusebii de Iaudibus Constantini. «Imo Verbum Dei, immutabilem, immensum atque ubique praesentem Deum mansisse, diserte docet ibi, sic scribens: «και ταυτα ταις πατρικαις βουλαις διηκονειτο» κ. τ. λ. Слова одного изъ комментаторовъ Евсевiя.
[2] Конечно, Юлій африканскій видитъ подтвержденіе своей догадки собственно въ умолчаніи слова – роди, а не въ выраженіи – яко мнимъ, которое онъ также отмѣчаетъ: потому-что иначе выходили бы явно нелѣпыя заключенія какъ по-отношенію къ Матери Божіей..., такъ и по-отношенію къ прочимъ лицамъ родословія въ Евангеліи Луки, которыя безъ сомнѣнія не всѣ были сынами только по закону или мнимыми. – Странно, почему историкъ пропускаетъ Матѳата и Левію, которые у Ев. Луки помѣщены между Иліемъ и Мелхіемъ. Чтобы объяснить такую странность, нѣкоторые полагали, что Африкану въ этомъ случаѣ измѣнила память, а другіе, – что въ экземплярѣ Евангелія, который читалъ онъ, имена Матѳата и Левіи были пропущены, – и тому подобное.
[3] Τους τε ϰαλουμενους γειωρας τους επιμιϰτους. Гіорами назывались поселившіеся въ Египтѣ иноземцы разнаго рода. Нѣкоторые изъ нихъ примѣшались къ еврейскому народу, когда онъ выходилъ изъ Египта. Они названы επιμιϰτοι у LХХ Толковниковъ; а въ славянскомъ переводѣ – пришельцами. И пришельцы мнози изыдоша съ ними, и овцы, и волы и проч. (Исх. 12, 38). Имя гіоры читается также у LХХ Толковниковъ въ 19-мъ стихѣ той-же главы: πᾶς, ὃς ἂν ϕάγῃ ζυμωτόν, ἐξολεϑρευϑήσεται ἡ ψυχὴ ἐϰείνη ἐϰ συναγωγῆς Ισραηλ ἔν τε τοῖς γειώραις ϰαὶ αὐτόχϑοσιν τῆς γῆς. Филологи говорятъ, что слово гіоръ – еврейскаго происхожденія, и значитъ: пришлецъ, прозелитъ.
[4] Іудеи раздѣлялись на трибы или колѣна (ϕυλη), а каждое колѣно подраздѣлялось на димы (δημος), по-славян. сонмы (Числ. гл. 36). Эти димы или сонмы, иначе называвшіеся отчинами (πατριαι) были то-же, что у Римлянъ фамиліи (familiae). Сн. Числ. гл. 26.
[5] По нынѣшнимъ изданіямъ этотъ разсказъ содержится не во 2-й, а въ 1-й книгѣ.
[6] На восточной сторонѣ Мертваго моря, въ землѣ моавитской. Прозваніе мѣстечка – Каллирое указывало на хорошіе ключи по-близости.
[7] Такъ называется Мертвое море; потому-что оно выбрасываетъ во множествѣ смолу, извѣстную подъ именемъ асфальта.
[8] Подоспѣвшій постельничій его, Ахіабъ, удержалъ его руку.
[9] Эти Акты, извѣстные подъ именемъ Актовъ Пилата, получили особенную гласность во время Максиминова гоненія, хотя сочинены были гораздо раньше врагами Христіанства. Максиминъ обнародовалъ ихъ, велѣлъ читать въ школахъ и распѣвать повсюду, къ посрамленію христіанъ. См. Евсев. Истор. кн. 9, гл. 5.
[10] Акты начинались по обыкновенной судебной формѣ: «consulatu Tiberii Augusti septimo, inducto in judicium Iesu» etc. (въ седьмое консульство Тиверія Августа, когда Іисусъ приведенъ былъ на судъ» и проч.).
[11] Это мѣсто въ разныхъ рукописяхъ читается различно. Чтеніе, которому мы слѣдовали при переводѣ, считаютъ лучшимъ.
[12] Это былъ весьма укрѣпленный природою и искусствомъ зáмокъ на утесистой горѣ, близъ аравійской границы, въ трехъ часахъ пути отъ Мертваго моря на востокъ.
[13] Авгарями или Агварями (Abgarus, Agbarus) назывались всѣ владѣтели Осроены, небольшаго государства, между Тигромъ и Эвфратомъ, котораго столицею была Эдесса (нынѣ Урфа или Рогаисъ).
[14] Владычество Авгарей продолжалось 353 года, – отъ Осроены, давшаго землѣ свое имя, до послѣдняго Авгаря, при которомъ Каракалла вѣроломно овладѣлъ страною и сдѣлалъ ее римскою провинціей.
[15] То есть, – по лѣтосчисленію Эдессянъ, которое началось со времени господства Селевкидовъ въ Азіи, именно съ перваго года 117 олимпіады, какъ пишетъ Евсевій въ своей Хроникѣ. Слѣдовательно 340-ый годъ Эдессянъ совпадалъ съ первымъ годомъ 202 олимпіады, съ 15-мъ годомъ царствованія Тиверія; а въ этомъ году нѣкоторые изъ древнихъ (очевидно и Эдессяне) полагали крестную смерть Спасителя, – что придется на 30-ый годъ по Рожд. Хр.: такъ-какъ Іисусъ Христосъ родился въ 42-мъ году царствованія Августа, которое продолжалось 57 лѣтъ. Послѣдніе 15 лѣтъ Августова царствованія и первые 15 лѣтъ Тиверіева составляли, по этому мнѣнію, все продолженіе земной жизни Господа нашего.

Источникъ: Сочиненія Евсевія Памфила, переведенныя съ греческаго при Санктпетербургской Духовной Академіи. Томъ I. — СПб.: Въ типографіи Е. Фишера, 1848. — С. 1-56.

Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0