Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

7. Въ исправленіе тѣхъ, которые предаются страстямъ и домогаются почестей.

Въ ужасъ прихожу, братія мои, и трепещу, и снѣдаюсь скорбію, по причинѣ сказаннаго Пророкомъ: видите, презорливіи, и чудитеся и исчезните (Авв. 1, 5). И во-первыхъ, всего болѣе ужасаюсь за собственное свое невѣжество; потому что сталъ я путемъ всякому беззаконію, и врагъ всякимъ грѣхомъ связалъ каждый членъ мой. И по причинѣ покрывающаго меня стыда надобно мнѣ скорбѣть и плакать о себѣ, а потомъ уже заботиться о другихъ. У себя надобно прежде вырвать бревно, а потомъ уже разсматривать спицы у другихъ. Теперь же примѣчаемое въ наши времена небреженіе погружаетъ меня въ сильную печаль. Ибо вижу нерадѣніе о нынѣшнемъ огласительномъ ученіи, и не могу снести этого, подобно Пророку, который говоритъ: видѣхъ неразумѣвающыя, и истаяхъ (Псал. 118, 158). Ибо какого орудія не имѣетъ между нами врагъ? Какихъ изворотливыхъ козней не употребляетъ онъ, чтобъ владѣть нами? Увы! Кто не будетъ плакать объ угрожающихъ намъ бѣдствіяхъ?

Но умоляю васъ, избравшихъ эту жизнь, внимайте тому, что говорю, и вострепещите. Мы носимъ на себѣ ангельскій образъ, а стоимъ за одно съ діаволомъ. Ангельскій у насъ образъ, а житіе мірское. Ужели Ангелы живутъ въ ссорѣ и соперничествѣ, что видимъ нынѣ у монаховъ; потому что укоренились у нихъ соперничество, зависть и клевета? Хитрецъ разными способами въ каждаго изъ насъ влилъ свои отравы, и кознями своими запинаетъ каждаго. Иный соблюлъ постъ, но отдаетъ себя во власть соперничеству и зависти. Иный опять воздержался отъ непристойнаго пожеланія, но связанъ тщеславіемъ. Другой преуспѣлъ во бдѣніи, но запутался въ сѣтяхъ клеветы. Иный удаляется отъ клеветы, но исполненъ неподчиненія и прекословія. Иный воздерживается отъ снѣдей, но тонетъ въ гордости и высокомѣріи. Иный неутомимъ въ молитвахъ, но уступаетъ надъ собою верхъ раздражительности и гнѣву. Иный успѣлъ въ чемъ нибудь маломъ, и превозносится уже надъ тѣми, которые нерадивѣе его. Каждаго такъ или иначе связалъ грѣхъ, и нѣтъ разумѣвающаго. Отъ этого у монаховъ ссоры и раздоры. Увы! Кто не воздохнетъ, кто не прольетъ слезъ? До какого безпорядка довели мы это ангельское житіе! Оставили мы міръ, а думаемъ о мірскомъ; отказались отъ имуществъ, и не перестаемъ соперничать; оставили домы, и ежедневно истаяваемъ отъ заботъ; нѣтъ у насъ богатства, но не прочь мы отъ гордыни; низкимъ почли для себя супружество, но не изгнали изъ себя суетныхъ пожеланій; наружно смиренномудрствуемъ, а въ сердцѣ домогаемся почестей; по видимости мы не стяжательны, а въ самомъ дѣлѣ преобладаетъ нами любостяжательность; на словахъ мы не стяжательны, а мысленно заняты многостяжаніемъ. Кто не будетъ плакать о нашемъ огласительномъ ученіи? Надобно посмотрѣть и подивиться, какіе замыслы у монаховъ, особенно у молодыхъ и новоначальныхъ. Не успѣли еще произнести отреченія отъ міра, а уже надмеваются; не приняли еще на себя монашескаго образа, а предаются уже высокомѣрію; не выслушали еще наставленія, а даютъ уже совѣты другимъ; не видали еще преддверія, а мечтаютъ уже о внутреннемъ; не вступили еще на степень, а летаютъ уже наравнѣ съ облаками; не вкусили еще подвижничества, а вооружились уже тщеславіемъ; не слыхали еще и слова вразумленія, а дѣлаютъ уже выговоры; не присоединены еще къ братству, а уже властвуютъ; не вступили еще въ монастырскую дверь, а уже укоряютъ, осуждаютъ, изъявляютъ свое неудовольствіе. Но къ чему трачу время? Много у нихъ замысловъ.

Итакъ нѣтъ разумѣвающаго; нѣтъ человѣка, который бы отрекался отъ міра для Бога, чтобъ изъ послушанія поработить себя братіямъ. Напротивъ того, если сдѣлали кому выговоръ, почитаетъ онъ справедливымъ дать отпоръ: если дали приказаніе, дѣлаетъ по своему; въ добромъ не оказываютъ соревнованія, а въ дѣлѣ безполезномъ соображаются другъ съ другомъ. Нѣтъ и трехъ дней, какъ произнесъ отреченіе, а соревнуетъ уже съ тѣмъ, кто состарѣлся въ монашескомъ образѣ; не желая подчиниться, задумываютъ учиться искусствамъ. Не имѣя силъ переносить тѣлесное распаленіе, подсматриваютъ другъ за другомъ. Принялъ на себя иго, и самъ распоряжается, дѣлаетъ выговоры, гнѣвается. «Сдѣлай, братъ, это». — «Не сдѣлаю, говоритъ, если не пойдетъ со мною такой-то. Такому-то дается время заниматься божественнымъ Писаніемъ, и мнѣ надобно дать на это время». И не рѣдко до отреченія иный жилъ въ работѣ, не зная прежде, которая у него правая или лѣвая рука, а вступивъ въ монастырь, оказываетея любителемъ учености и толковникомъ. «Такой-то братъ живетъ на покоѣ: надобно жить и мнѣ. Брату выдана новая одежда, надобно выдать и мнѣ. Братъ пошелъ на свиданіе съ отцами, надобно и мнѣ повидаться. Брату оказана почесть, надобно и мнѣ оказать. Такому-то поручена власть, а я развѣ недостоинъ, чтобъ ввѣрили мнѣ то или то?» Вотъ подвиги молодыхъ монаховъ! Вотъ образцы смиренномудрія и труды новоначальныхъ! Вотъ какъ стараются наслѣдовать царство, не зная, что этимъ низводятъ душу въ погибель, не зная, что черезъ это дѣлаются врагами Богу!

Симъ явно показываемъ, что ни на одну минуту не отрекались мы отъ внѣшней жизни, то есть отъ міра; ибо по видимости отреклись мы, а въ дѣйствительности думаемъ о мірскомъ, и никакого нѣтъ у насъ оправданія. По наружности мы монахи, а по нраву какіе-то жестокіе и безчеловѣчные; по наружности смиренны, а по нраву язва; по наружности благоговѣйны, а по нраву убійцы; по наружности полны любви, а по нраву враги; по наружности дружелюбны, а по нраву ненавистники; по наружности подвижники, а по нраву — тля для подвижниковъ; по наружности постники, а по нраву морскіе разбойники; по наружности цѣломудренны, а въ сердцѣ прелюбодѣи; по наружности безмолвники, а въ сердцѣ бродяги; по наружности кротки, а по нраву высокомѣрны; по наружности утѣшители, а по нраву обидчики; по наружносги совѣтники, а по нраву совратители; по наружности простодушны, а по нраву опасны; по наружности не завистливы, а по нраву завистники; по наружности заступники, а по нраву предатели.

И отъ чего происходитъ, что мы таковы? Оттого, что не имѣемъ истиннаго смиренія; оттого, что не имѣемъ у себя передъ глазами страха Божія; оттого, что пренебрегаемъ спасительною заповѣдію, перетолковываемъ ее по своему и почитаемъ маловажною. Словомъ Господнимъ небеса утвердишася (Псал. 32, 6), а мы не пріемлемъ Господа даже и какъ брата. Уста Его изрекли страшное, непостижимое и въ трепетъ приводящее слово: иже аще хощетъ въ васъ вящшій быти, да будетъ всѣхъ меньшій, и всѣмъ слуга (Матѳ. 20, 26; Марк. 9, 35). А мы, не увидѣвъ еще и преддверія монашескаго образа, кичимся, одинъ передъ другимъ превозносимся, другъ друга обгоняемъ; всѣ мы разумны сами въ себѣ, всѣ чиновные, всѣ распорядители; всѣ въ правѣ дѣлать выговоры, всѣ законодатели, всѣ любословы, всѣ толковники, всѣ учители, всѣ повелители, всѣ попечители, всѣ домоправители, всѣ первые, всѣ вторые.

Ужели не убѣждаетъ васъ и Апостолъ, сказавшій: аще все тѣло слухъ, гдѣ уханіе (1 Кор. 12, 17)? Если всѣ первые, всѣ настоятели, всѣ распорядители, то въ чемъ уже и разность по Божію распредѣленію? Впрочемъ ужели не вѣрите сказавшему: никто же самъ себѣ пріемлетъ честь, но званный отъ Бога (Евр. 5, 4)? И какъ еще говоритъ: не мнози учители бывайте (Іак. 3, 1). Для сего то Богъ установилъ начальства и власти. Ибо на небесахъ, хотя всѣ, будучи служебными духами, нетлѣнны и безсмертны, однако же Богъ не благоизволилъ, чтобъ всѣ состояли въ одномъ чинѣ; напротивъ того установлено, чтобъ и у божественныхъ и у нетлѣнныхъ служителей были начала, власти и преимущества; и каждый изъ нихъ не выступаетъ изъ своего чина, такъ что все у нихъ происходитъ опредѣленнымъ порядкомъ и способомъ. Для чего же мы соревнуемъ другъ другу незаконною ревностію? Ангелы и Архангелы не преступаютъ повелѣній; а мы другъ другу забѣгаемъ впередъ, другъ друга толкаемъ, одинъ передъ другимъ отличаемся, взаимно спѣшимъ другъ друга опередить, уничижить, умалить, какъ будто въ состояніи сами сдѣлать что-нибудь больше. Какое ослѣпленіе ума, попускающее не вѣрить сказавшему: кійждо, въ немже призванъ бысть, въ томъ да пребываетъ (1 Кор. 7, 20)! Какъ не бояться Того, Который говоритъ: имже дано будетъ много, много взыщется отъ нихъ (Лук. 12, 48), чтобъ хотя такимъ образомъ пріобрѣсти имъ смиренномудріе?

Нѣтъ, братія, не такъ, не въ низкихъ дѣлахъ будемъ проводить жизнь свою; не такъ небоязненно, какъ будто и не услышимъ страшнаго приговора; не такъ станемъ жить, какъ будто не въ скорости дадимъ отчетъ; нѣтъ, не такъ, прошу васъ объ этомъ. Не послужимъ преткновеніемъ и соблазномъ для внѣшнихъ, не будемъ прилагать грѣхи ко грѣхамъ, и прекрасный образъ монашества пусть не хулится насъ ради, но паче прославляется.

Прійдетъ, прійдетъ и не замедлитъ страшный тотъ часъ, въ который мы истязуемые не будемъ имѣть оправданія. Ибо что будемъ въ состояніи отвѣчать Господу? Что еще оставалось Ему сдѣлать для насъ, и Онъ не сдѣлалъ? Не видѣли мы развѣ Бога-Слово смирившимся во образѣ раба, чтобъ и мы сдѣлались смиренными? Не видѣли развѣ недомыслимое лице Его оплеваннымъ, чтобъ и мы оскорбляемые и подвергаемые наказаніямъ не ожесточались? Или не видѣли, какъ святый хребетъ Его преданъ былъ бичеванію, чтобъ и мы во всемъ повиновались своимъ настоятелямъ? Или не видѣли, какъ лице Его, которое призираетъ на землю и творитъ ю трястися (Псал. 103, 33), было заушаемо, чтобъ мы уничижаемые не приходили въ свирѣпость? Или не слыхали, какъ говоритъ Онъ: Азъ о Себѣ ничесоже творю (Іоан. 8, 28), чтобъ и мы не были высокомѣрными, самовольными и самовластными? Или не слыхали, какъ говоритъ Онъ: Азъ же не противлюся, ни противоглаголю (Ис. 50, 5), чтобъ и мы не прекословили и не были непокорными? Или не слыхали, какъ говоритъ Онъ: научитеся отъ Мене яко кротокъ есмь и смиренъ сердцемъ (Матѳ. 11, 29), чтобъ и мы стали кроткими и смиренными, а не завидовали другъ другу, не угрызали и не поядали другъ друга? Какое оправданіе дадимъ Ему?

Нѣтъ, братія мои, умоляю васъ жить не такъ; не такъ, чтобы по причинѣ плотскихъ страстей лишиться намъ безсмертнаго блаженства; не такъ, чтобъ для временной чести утратить намъ вѣчную славу, не такъ, чтобы за ссору, или соперничеетво, или зависть осудили насъ въ страшную геенну.

Если однажды взыскалъ ты спасенія; то для чего занимаешься дѣлами ближняго? Однажды принялъ на себя иго, для чего свергаешь съ себя оное? Какъ же окажется въ тебѣ плодъ послушанія твоего? Мужайся, мужайся, возлюбленный! Не достоинство, не почесть, не величіе, не названіе первымъ или вторымъ, не именованіе настоятелемъ, не то, что возвеличатъ тебя славнымъ, вручатъ тебѣ почесть, ввѣрятъ тебѣ достоинство, вводитъ въ царство небесное и даруетъ отпущеніе грѣховъ. Это не освобождаетъ отъ мученія, но осуждаетъ. Смиреніе же, послушаніе, любовь, терпѣніе и долготерпѣніе — вотъ что спасаетъ человѣка. Ибо невозможно заслужигь похвалу и спастись иначе, а не подражаніемъ во всемъ Господу. Не слыхали развѣ, что говоритъ Онъ: не пріидохъ, да послужатъ Мнѣ, но послужити (Матѳ. 20, 28)? И еще: пріидохъ, не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца (Іоан. 6, 38). И еще: возносяйся смирится, и смиряяйся вознесется (Лук. 14, 11). Не слыхали развѣ, что говоритъ Онъ: блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царство небесное (Матѳ. 6, 3)? Не слыхали развѣ, какъ обѣщано обличить тебя въ лице; потому что сѣдя на брата твоего клеветалъ еси (Псал. 49, 20)? Не слыхали развѣ, что ненавидяй брата своего, во тмѣ есть (1 Іоан. 2,11)? Не слыхали развѣ, что діаволъ за гордыню ниспалъ съ небесъ? Не слыхали развѣ, какой и сколько высокой славы лишился онъ за противленіе Богу? Не слыхали развѣ, что за одно укоризненное слово поражена была проказой Маріамь, сестра Моѵсеева? Итакъ, почему же, имѣя столько у себя примѣровъ, какъ аспиды заграждаемъ уши (Псал. 57, 4), разумѣю не тѣлесныя, но уши сердца нашего? Ибо тѣлесныя слышатъ, а сердечныя не помнятъ. Почему не вѣримъ тому, кто говоритъ: пребываяй въ любви, въ Бозѣ пребываетъ (1 Іоан. 4, 16)?

Посему умоляю васъ, избранное стадо Христово; будемъ трезвиться, пока есть время; будемъ цѣломудренны, пока мы на свободѣ, чтобъ не пришелъ оный ужасный и мучителышй часъ, и чтобъ не плакать намъ горько, раскаяваясь въ невозвратимомъ. Будемъ трезвитьея, чтобъ не постыдиться намъ онымъ великимъ стыдомъ предъ Богомъ, Ангелами и человѣками. Перестанемъ соперничать; наипаче же вы, находящіеся въ цвѣтущемъ возрастѣ, смиряйте себя сколько есть силъ, чтобъ возможно было достигнуть вамъ совершенства. Во времена отцевъ нашихъ было больше свободы, и смотрите, сколько было у нихъ строгости, сколько смиренія, сколько воздержности, небреженія о себѣ и уничиженія. А теперь предстоитъ великая брань; не пренебрегайте ею, не думайте, что достигли вы совершенства. Много труда и много подвиговъ потребно для того, чтобъ спастись.

Не думайте, что туго подпоясаться и влачить за собою одежды значитъ уже монашествовать, что это спасаетъ, если имѣешь чистыя руки, красно говоришь, или толкуешь Писаніе, и что въ томъ совершенство, чтобъ остричь голову, или наоборотъ убрать волосы, а не имѣть соотвѣтственныхъ и сообразныхъ тому добродѣтелей. Не къ униженію монашескаго образа говорю сіе. Да не будетъ того! Но за монашескимъ образомъ должны слѣдовать нравъ и дѣла; потому что одинъ образъ безъ дѣлъ ничего не значитъ. Итакъ не будьте нерадивы и не разслабѣвайте. Ибо много потребно труда, чтобъ обуздывать юность и тѣлесныя стремленія.

Если и оскорбляетесь тѣмъ, что говорю: то меня это не печалитъ. Хочу, чтобъ вы попользовались прижиганіемъ, и чрезъ это избавились отъ гнилости. Но не думайте, что поелику скрываете свои немощи, то утаено сіе и отъ Бога. Сказываю вамъ, что совершаемое у васъ втайнѣ, срамно мнѣ и описывать. А если опишу, то не устоите на мѣстѣ, но побѣжите прочь.

Посему-то, умоляю васъ, смиряйте себя послушаніемъ, любовію, воздержностію, уничиженіемъ. Чрезъ это подчиняйтесь другъ другу и снисходите сами къ себѣ, вооружась постомъ, молитвою, бдѣніемъ. Но будьте въ соперничествѣ сильными, а для псалмопѣнія разслабленными; въ помыслахъ неусыпными и смотрящими неподвижнымъ взоромъ, подобно дикимъ звѣрямъ, а на молитвѣ дремлющими и смѣжающими очи; для празднословія крѣпкими, подобно воламъ, а для Божія славословія безсильными, подобно лисицамъ; въ словопреніяхъ неодолимыми, а во время духовной бесѣды зѣвающими, шутки принимающими весело, а увѣщанія выслушивающими угрюмо, днемъ Для чревоугодія здоровыми, а для ночной молитвы недомогающими и едва движущимися, для людской бесѣды бодрыми, а для исправленія дѣлъ разслабленными; приказывать готовыми, а подчиняться неготовыми; когда насъ слушаются, принимающими это съ пріятностію, а когда отъ насъ требуютъ послушанія, — съ неудовольствіемъ, въ приказаніяхъ строгими, а въ исполненіи приказаній мрачными и ропщущими. Не спускайте рукавовъ до перстовъ, а языка до персей. Не будьте къ трапезованію поспѣшными и усердными, а къ дѣламъ нерадивыми и разслабленными; въ многояденіи сильными, а для поста безсильными; радостными, когда приглашаютъ пить вино, а мрачными и унылыми, когда должно пить воду; къ тому, чтобъ смотрѣть по сторонамъ внимательными, а чтобъ распознать что-нибудь доброе, омраченными; въ обращеніи съ женщинами привѣтливыми, а въ обращеніи съ братіею суровыми. Но умоляю васъ, возлюбленныя чада Божіи, возревнуйте о прекрасномъ, о томъ, что честно, что служитъ къ назиданію, что похвально, а наипаче о смиреніи, о любви, о благости, о кротости, о снисходительности. Будьте уступчивыми другъ другу и не заводите споровъ о томъ, что ни къ чему не полезно; будьте не лѣнивы къ посту и молитвѣ, чтобъ прійдти въ состояніе побѣждать плотскія страсти, чтобъ ради ничтожныхъ страстей не лишиться намъ толикихъ благъ и, ища временнаго, не утратить вѣчной славы. Умоляю васъ, постараемся дѣлать угодное Господу, пока еще мы во плоти! Постараемся, поспѣшимъ, намъ предстоитъ великая буря; не будемъ нерадивыми.

У насъ брань не съ видимыми людьми, отъ которыхъ, осмотрѣвшись, можно привести себя въ безопасность. Воюющіе съ нами невидимы. Потому и опасность велика нерадивымъ, а побѣдителямъ велико воздаяніе. Не безъ искусства вступимъ съ ними въ брань и будемъ побѣждать ихъ. Если врагъ, — скажу для примѣра, — возбуждаетъ къ чревоугодію, нападемъ на него постомъ. Если раздражаетъ въ насъ похоть къ женщинѣ; употребивъ въ дѣло терпѣніе, преодолѣемъ чувство, и врагъ тотчасъ убѣжитъ отъ насъ. Если побуждаетъ насъ къ гнѣву, вооружимся миромъ. Если доводитъ насъ до раздраженія, возмемся за кротость. Если воспламеняетъ въ насъ ненависть, прилѣпимся къ любви. Если подстрекаетъ къ исканію почести, покажемъ уничиженіе. Если подстрекаетъ къ исканію славы, возмемся за свою незначительность. Если мечтательно ведетъ на высоту, преднапишемъ предъ собою смиреніе Господа. Если побуждаетъ къ соперничеству съ братомъ, помыслимъ о паденіи Каина, а если къ зависти, — о погибели Исава. Если располагаетъ къ клеветѣ, оградимъ себя молчаніемъ. Ибо если такимъ образомъ будемъ противиться врагу, онъ не устоитъ противъ насъ и побѣжитъ, а къ намъ возвратится благодать.

Повѣрьте мнѣ, братія мои; самъ я виновенъ во всемъ, отъ чего совѣтовалъ вамъ остерегаться: но вы хотя будьте чисты. Погрязаю я въ грѣхахъ; но вы прекраснымъ своимъ покаяніемъ постарайтесь и меня искупить отъ грѣховъ. Повѣрьте мнѣ; о чемъ ни говорилъ я вамъ, ничего этого не соблюлъ самъ; но вы слова мои украсьте дѣлами. Я увѣренъ, что окажетесь вы неукоризненными; а я подвергаюсь осужденію за то, что, о чемъ говорю, того не дѣлаю. Итакъ не будемъ нерадѣть о своемъ спасеніи, и не почтемъ сказаннаго за причту; потому что ничего не предложено нами сверхъ Писанія, но все сказанное не лживо.

О если бъ всѣмъ вамъ, принявъ сѣмя слова, какъ доброй землѣ, принести плодъ, иному въ тридцать, иному въ шестьдесятъ, иному во сто кратъ, чтобъ, украсившись плодами, сіяя добродѣтелями, возрадовать вамъ Господа нашего Іисуса Христа и Ему возрадовать васъ въ упокоеніи царства Своего во вѣки вѣковъ! Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 1-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 146-156. [2-я паг.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0