Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 16 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

16. Слово 1-е о скончавшихся отцахъ [1].

Сердце мое болитъ; будьте сострадательны и вы, братія, рабы благословенные; пріидите, выслушайте; болѣзнуетъ душа моя; внутренности мои болятъ. Гдѣ взять слезъ, гдѣ взять сокрушенія, чтобъ омыть мнѣ тѣло свое слезами и воздыханіями? Кто перенесетъ меня въ необитаемое мѣсто, гдѣ бы не было шума, прерывающаго слезы, и тревоги, препятствующей плачу? Тамъ бы, возвысивъ голосъ, восплакалъ я предъ Богомъ горькими слезами, и сказалъ съ воздыханіями: исцѣли мя, Господи, и исцѣлѣю (Іер. 17, 14); потому что сверхъ мѣры болитъ сердце мое, и воздыханія его не позволяютъ мнѣ и на минуту принять отдохновеніе!

Вижу, Владыка, что святыхъ Своихъ, какъ избранное золото, берешь Ты изъ суетнаго міра въ упокоеніе жизни. Какъ умный земледѣлецъ, когда видитъ плоды хорошо созрѣвшими, съ предусмотрительностію поспѣшаетъ собрать ихъ, чтобъ не потерпѣли они поврежденія отъ какихъ либо невыгодныхъ для нихъ ударовъ: такъ и Ты, Самъ Спаситель, собираешь избранныхъ, трудящихся праведно. А мы лѣнивые, слабые произволеніемъ, пребываемъ въ ожесточеніи своемъ, и плодъ нашъ остается всегда незрѣлымъ; потому что нѣтъ у насъ рѣшимости, чтобъ созрѣлъ онъ въ добрыхъ дѣлахъ, и праведно собранъ былъ въ житницу жизни. Для нашего плода нѣтъ слезъ, которыя привели бы его въ зрѣлость; нѣтъ сокрушенія, чтобъ процвѣлъ онъ отъ дыханія слезъ; нѣтъ смиренія, которое бы пріосѣнило его въ великій зной; нѣтъ нестяжательности, чтобъ не бременило его что либо сопротивное; нѣтъ любви Божіей — этого крѣпкаго корня, поддерживающаго плодъ; нѣтъ беззаботности о земномъ, нѣтъ бдѣнія, нѣтъ бодрственнаго ума, трезвящагося въ молитвѣ. Вмѣсто сихъ прекрасныхъ и благихъ добродѣтелей есть у насъ противное имъ: есть страшный гнѣвъ и раздражительность, которыми избитый плодъ дѣлается ни къ чему негоднымъ; есть многостяжательность, которая давитъ его внизъ; есть великое уныніе. Всѣ сіи невыгоды попустятъ-ли ему созрѣть, какъ должно, чтобъ годенъ онъ былъ своему Владыкѣ, небесному Земледѣлателю?

«Увы, увы мнѣ!» скажи, душа, и плачь, лишившись такъ скоро совершенныхъ отцевъ и праведныхъ подвижниковъ. Гдѣ у насъ отцы? Гдѣ святые? Гдѣ бодрственные? Гдѣ трезвенные? Гдѣ смиренные? Гдѣ кроткіе? Гдѣ безмолвники? Гдѣ воздержники? Гдѣ благоговѣйные? Гдѣ нестяжательные? Гдѣ сокрушенные сердцемъ, благоугодные Богу, которые въ чистой молитвѣ стояли предъ Богомъ, какъ Ангелы Божіи, увлажили почти землю сладкими слезами и сокрушеніемъ? Гдѣ боголюбцы, исполненные любви Божіей? Они не стяжали вовсе ничего тлѣннаго на землѣ, но, непрестанно вземля крестъ свой, послѣдовали за Христомъ, надежно шествуя путемъ узкимъ и тщательно остерегаясь, чтобъ не пасть съ стремнинъ въ пустынѣ непроходной, безводной и потемненной, но прямымъ путемъ истины заповѣдей Божіихъ, исполненные всегда озаренія повелѣній Христовыхъ, проходили прекрасное житіе, и пламенно служили Богу, добровольно терпя скорби въ суетномъ мірѣ. Посему Богъ, премного возлюбивъ ихъ, собралъ ихъ въ пристань жизни и въ вѣчную радость, чтобъ тамъ возвеселились, тамъ насладились величайшею радостію съ безсмертнымъ Женихомъ въ раю сладости, въ чертогѣ небесномъ. Преселились они отсюда къ святому Богу, имѣя свѣтильники свои готовыми.

Теперь нѣтъ у насъ ихъ добродѣтели; нѣтъ у насъ ихъ подвижничества; нѣтъ теперь у насъ ихъ воздержанія; нѣтъ теперь у насъ ихъ благоговѣнія; нѣтъ теперь у насъ ихъ кротости; нѣтъ теперь у насъ ихъ нестяжательности; нѣтъ теперь у насъ ихъ бдительности; нѣтъ у насъ любви къ Богу; нѣтъ теперь у насъ милосердія Христова; нѣтъ у насъ въ членахъ сострадательности. Но всѣ мы свирѣпы, жестоки, ни мало не терпимъ другъ друга. Языкъ у насъ — стрѣлы разжженныя, которыми ежечасно поражаемъ другъ друга. Всѣ мы домогаемся чести, всѣ славолюбивы, всѣ любостяжательны, всѣ разслаблены, всѣ сонливы, всѣ не прямы, въ пустословіи сильны, на молитву лѣнивы; охотники до шутокъ и немощны для безмолвія, готовы роскошествовать, а въ воздержаніи унылы; въ любви холодны, въ гнѣвѣ горячи; на доброе лѣнивы, на злое прилежны. Поэтому кто не прольетъ слезъ, кто не восплачетъ о нашемъ состояніи, доведенномъ до полнаго разслабленія?

Прежде насъ жившіе отцы, которые и Господу были благопотребны и себя спасли, не были такъ слабы. У нихъ, совершенныхъ, не было двухъ помысловъ, но одинъ былъ помыслъ, какъ бы только спастись. Они были прекраснымъ зерцаломъ для всѣхъ зрителей. Одинъ изъ нихъ могъ умолить Бога за многихъ людей, а двое въ состояніи были предстательствовать предъ Богомъ въ святыхъ молитвахъ и праведно умилостивить человѣколюбиваго Бога даже за тысячи людей.

Увы, увы мнѣ, душа! Въ какія живемъ мы времена! Увы мнѣ, возлюбленные мои! Въ какую пучину золъ зашли мы нынѣ! Не знаемъ мы этого, потому что хотимъ не знать. Поелику отъ великаго ослѣпленія и отъ разсѣянности не трезвится духовное око наше; то не въ состояніи мы поэтому уразумѣть предстоящей скорби.

Вотъ преподобные и святые избираются нынѣ и вводятся въ пристань жизни, чтобъ не видѣть имъ скорби и соблазновъ, постигающихъ насъ за грѣхи наши. Они избираются, а мы дремлемъ; они похищаются, а мы влачимся въ суетномъ мірѣ; они вступаютъ въ единое собраніе, а мы спимъ; они съ дерзновеніемъ отходятъ къ Богу, а мы на землѣ предаемся разсѣянности. Пришествіе Господне уже при дверяхъ, а мы колеблемся. Небесная труба готова возгласить по Божію повелѣнію, и все восколебать ужасающимъ звукомъ, чтобъ возбудить мертвыхъ, и чтобъ каждый принялъ достойное по дѣламъ своимъ; небесныя Силы стоятъ готовыми въ чинахъ своихъ, чтобъ со страхомъ выступить предъ Женихомъ, грядущимъ во славѣ на облакахъ небесныхъ судить живыхъ и мертвыхъ; а мы не вѣруемъ.

Что же въ оный часъ будетъ съ нами, братія? Какъ будемъ тамъ оправдываться предъ Богомъ, въ нерадѣніи о спасеніи своемъ? Если теперь не постараемся и не будемъ, не стыдясь, плакать, принося прекрасное покаяніе съ душевнымъ смиреніемъ и съ великою кротостію; то какъ будетъ каждый проливать слезы въ скорби? Тогда каждый изъ насъ раскаяваясь скажетъ съ горькими слезами: «Увы мнѣ, грѣшному! что вдругъ сталось? Какъ протекла исполненная слабостей жизнь моя? Совершенно не знаю, какъ похищено время у меня разсѣяннаго? Гдѣ тѣ покойные дни, которые провелъ я въ разсѣянности вмѣсто того, чтобъ каяться во вретищѣ и пеплѣ?» И никакой не получитъ онъ пользы отъ многихъ словъ. А когда узритъ святыхъ, со славою воспаряющихъ во свѣтѣ, на облакахъ воздушныхъ, въ срѣтеніе Христу, Царю славы, себя же увидитъ въ великой скорби; тогда кто перенесетъ этотъ стыдъ и ужасный позоръ?

Будемъ трезвиться, братія, будемъ трезвиться, возлюбленные; будемъ трезвиться, боголюбцы, возлюбленныя чада Бога Отца: войдемъ въ себя самихъ, и соберемъ, хотя нѣсколько, мысли свои, отвлекши отъ суетной жизни? Припадемъ къ Богу со многими слезами. Будемъ безъ стыда прилежно умолять Его, чтобъ избавилъ Онъ насъ отъ неугасимаго огня и отъ горькаго мученія. Не будемъ отлучаться отъ Него, сладчайшаго Владыки, возлюбившаго насъ и за насъ предавшаго Себя на крестъ!

Всѣхъ васъ прошу, всѣхъ умоляю я недостойный вмѣстѣ и грѣшный: и обо мнѣ разслабленномъ пролейте слезы въ вашей молитвѣ и въ чистомъ моленіи, чтобъ и мнѣ прійдти въ сокрушеніе и плакать съ вами, чтобъ просвѣтилась нѣсколько слѣпота сердца моего, и чтобъ взыскать мнѣ святаго Бога Спасителя, да даруетъ Онъ мнѣ совершенную готовность прилежно каяться, пока еще время принятію слезъ, и да спасусь съ вами, братія, и я недостойный жизни. Прошу васъ, возлюбленные, пріимите моленіе грѣшнаго Ефрема, разслабленнаго брата вашего. И всѣ постараемся содѣлать милостивымъ святаго Бога, пока есть у насъ время. Ибо вотъ, Господь стоитъ при дверяхъ, чтобы совершить скончаніе суетнаго вѣка.

Примѣчаніе:
[1] По слав. пер. Ч. I. сл. 113.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 1-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 223-227. [2-я паг.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0