Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

17. Слово 2-е о скончавшихся отцахъ [1].

Въ сей первый и знаменитый день, славно воспѣвая таинства Единороднаго Сына, пѣсненно возопіемъ въ Церкви, этой невѣстѣ Христовой, провозвѣщая побѣдныя награды преподобныхъ отцевъ и воспѣвая похвалы пустынножителямъ; и подвиги оставившихъ города и съ любовію возжелавшихъ жить въ пустыняхъ повѣдаемъ на пользу всѣмъ слушающимъ о нихъ. И если кто отсутствуетъ, да сопричисленъ будетъ къ присутствующимъ, и да пріобщится молитвамъ преподобныхъ отцевъ, чтобъ говорящему спастись молитвами слушателей.

Не разлучены съ нами преподобные отцы; потому что съ нами всегда любовь ихъ. Не будемъ отлучать ихъ отъ себя, какъ чуждыхъ намъ; потому что всегда молятся они о нашихъ грѣхопаденіяхъ. Не презрѣнны они, потому что прославлены; не послѣдніе изъ людей, потому что удостоены чести; а также не невѣжды, но для всѣхъ людей стали наставниками въ добрыхъ дѣлахъ, сами же поучаются у своего Владыки. Скитаясь по горамъ, питаясь какъ звѣри, они совершенны, исполнены правды, потому что суть члены Церкви; не отлучаютъ себя отъ стада, потому что суть чада святаго крещенія; не нарушаютъ закона, соблюдаютъ заповѣди; не противятся закону, будучи горячи вѣрою. Когда честные іереи предстанутъ святой трапезѣ совершать литургію; тогда первые они, простирая руки свои, пріемлютъ вѣрою тѣло Владыки, Который всегда есть, и всегда съ ними. Какъ голуби, парятъ они по высотѣ, и скиніи свои водрузили на крестѣ. Какъ овцы, скитаются они въ мѣстахъ пустынныхъ, а какъ скоро слышатъ гласъ Пастыря, тотчасъ познаютъ благаго Владыку. Это — купцы, пошедшіе искать прекрасную жемчужину. Это — искусные подвижники благочестія.

Приклоните ко мнѣ слухъ, и внимайте теперь; я повѣдаю вамъ житіе отцовъ пустынножителей. Соберите мысли свои въ среду пустыни, и тамъ увидимъ чудо и славу. Пойдемъ не медля, начертаемъ добрые и дивные образцы ихъ житія. Любовь ихъ сильно нудитъ меня идти и брать изъ ихъ сокровищъ; жизнь ихъ тайно внушаетъ мнѣ страхъ приступить къ нимъ; но въ ихъ волѣ, чтобъ приступилъ я къ нимъ на минуту. Когда преклонятъ они колѣна на молитву, тогда и меня хилаго могутъ сдѣлать крѣпкимъ. Когда прострутъ руки, воздѣвая къ небу; тогда исправится слово мое, и буду воспѣвать вѣрно. Когда творятъ они молитву; тогда и моя мысль свободна и услаждается ихъ кротостію, равно какъ языкъ мой — житіемъ ихъ. И если одинъ изъ нихъ за грѣхопаденія мои источитъ одно облако слезъ; то немедленно будетъ услышанъ. Самому Христу уподобились святые сіи, и отъ Него пріобрѣли себѣ домы въ пустынѣ. Ибо Христосъ никогда не отвращаетъ благихъ сокровищъ отъ приходящихъ въ девятый или десятый часъ; но какъ благій Владыка, даетъ первую плату и тому дѣлателю, который съ одиннадцатаго часа потрудился въ виноградникѣ. И здѣсь сокровище тотчасъ отверзается, и богатство раздается всякому, кто желаетъ приступить, чтобъ облечься въ славу, какую имѣютъ всегда облеченные ею, и также заимствовать для себя прекрасные и славные образцы, и содѣлаться подражателями ихъ житія. Если также потщится кто пойдти и облещись въ ризу, какую имѣютъ они, то обогащается богатствомъ ихъ. И если кто у нихъ остается, тотчасъ начинаетъ одарять просящихъ по ихъ прошеніямъ, какъ и они одаряютъ всѣхъ просящихъ, и всѣхъ снабжаютъ тѣмъ, что сами имѣютъ.

Приступимъ же и возьмемъ у нихъ прекрасное даяніе — молитву и вмѣстѣ услажденіе. Возьмемъ любовь ихъ, которая славнѣе драгоцѣннаго камня и славнаго смарагда; а вмѣсто жемчуговъ возьмемъ ихъ вѣру. Ты, достославная сила, съ какою они скитаются по горамъ и холмамъ, по вертепамъ и пропастямъ, сообщи и мнѣ силу; укрѣпи языкъ мой, чтобъ достаточно пересказать житіе ихъ, и не умалить вовсе свѣтлаго ихъ подвига!

Итакъ, воодушевившись, отбросимъ отъ себя оружіе сатаны, сколько можно, очистивъ сердца свои, и сдѣлавъ себѣ голубиныя крылья, полетимъ посмотрѣть на первоначальныя правила людей, которые оставили города и городскую молву, и возлюбили горы и пустыни. Отправимся взглянуть на ихъ жилища, на то, какъ заключены они въ нихъ, подобно мертвецамъ въ гробахъ. Отправимся взглянуть на то наслажденіе, какимъ наслаждаются они всегда среди горъ. Отправимся взглянуть на возненавидѣвшихъ міръ, и лучше сказать, на возлюбившихъ жить въ пустынѣ. Пойдемъ взглянуть на ихъ тѣла, какъ облечены они своими же волосами. Пойдемъ взглянуть на вретища ихъ, нося которыя въ радости славятъ они Бога. Пойдемъ взглянуть на ихъ лица, какъ своею пасмурностію просвѣтляютъ душу. Пойдемъ видѣть съ ними въ великомъ веселіи поющихъ и пѣснословящихъ Ангеловъ. Пойдемъ взглянуть на ихъ чаши, растворенныя ихъ же слезами. Пойдемъ взглянуть на ихъ трапезы, наполненныя всегда дикими быліями. Пріидите, посмотримъ на камни, которые кладутъ они всегда себѣ подъ голову. Пойдемъ взять святыхъ власовъ, чтобъ и намъ имѣть благоволеніе Владыки.

Если увидитъ ихъ разбойникъ, то припадетъ тотчасъ и поклонится; потому что всегда вооружены они крестомъ. Если дикія животныя видятъ ихъ вретища, мгновенно утступаютъ, имѣя предъ глазами великое чудо. Всякое пресмыкающееся попираютъ они ногами своими; потому что обувены вѣрою правды. А когда видитъ ихъ сатана, тотчасъ приходитъ въ трепетъ, и болѣзненно вопія, отступаетъ мгновенно; потому что, преслѣдуя ихъ, перервалъ онъ тысячи сѣтей, и никакъ не могъ нанести вреда праведникамъ. Они не были слабы, какъ мы неразумные, но всѣ мужественно сражались съ врагомъ, пока въ конецъ не сокрушили сатану подъ ногами своими; въ ничто обращали они всѣ умыслы его; и не приходили въ робость отъ всѣхъ ухищреній его. Покажетъ ли имъ богатство; вмѣняютъ оное въ ничто, и уничиживъ его, попираютъ, какъ камни, потому что имѣютъ богатство на небесахъ вмѣстѣ съ Ангелами. Голодъ не безпокоитъ ихъ; потому что всегда вкушаютъ хлѣбъ жизни — Христа, сходящаго съ святыхъ небесъ. Подобно и жажда не жжетъ ихъ; потому что въ душѣ своей, равно какъ и на языкѣ, всегда имѣютъ живой источникъ — Христа. Лукавый сатана не можетъ смутить ни одного ихъ помысла; потому что камень положили они въ основаніе.

Въ вертепахъ, а также въ дебряхъ, живутъ они, какъ въ спокойныхъ ложницахъ. А горы и холмы, которые вокругъ ихъ, такъ же имъ пріятны, какъ и высокія стѣны. Трапезою служитъ имъ вся земля и всякая гора; а подобно и вечерю составляютъ дикія былія. Преимущественное ихъ питіе — вода изъ ручьевъ; а подобно и вино ихъ течетъ изъ каменныхъ разсѣлинъ. Храмомъ служитъ имъ собственный ихъ языкъ, которымъ всегда совершаютъ молитвы свои. Всѣ двѣнадцать часовъ, которые во дни, идутъ у нихъ на молитву Владыкѣ ихъ. Славословіе, воспѣваемое въ горахъ и вертепахъ, есть благопріятная жертва, приносимая ими Богу. Они сами для себя іереи, и врачуютъ наши болѣзни своими молитвами; потому что всегда они — наши молитвенники. Не мудрствуютъ они высоко, не домогаются первосѣданія. Ихъ слава — смиренномудріе; они — подражатели Христу, обнищавшему ради насъ бѣдныхъ. Не даютъ они себѣ покоя въ мірѣ; потому что ждутъ упокоенія тамъ.

Сдѣлаемся подобными симъ обитателямъ горъ, а равно и причастниками ихъ житія! Подобно звѣрямъ скитаются они со звѣрями, и также, какъ птицы, летаютъ по горамъ; какъ елени, пасутся съ дикими животными; и трапеза имъ всегда готова; потому что питаются всегда злакомъ и быліями. Какъ свѣтильники носятся они по горамъ, и просвѣщаютъ свѣтомъ своимъ всѣхъ, съ великою любовію приближающихся къ нимъ.

Твердая ограда — отцы въ пустынѣ; потому что умиряютъ самое мѣсто, на которомъ живутъ. Гдѣ встрѣтишь одного изъ отцевъ, тамъ пребываетъ въ мирѣ вся окрестность вокругъ его. Какъ голуби увиваются они на холмахъ, а такъ же какъ орлы на высокихъ горахъ и въ вертепахъ. Для царя можетъ быть тѣсенъ дворецъ; а для нихъ просторны и разсѣлины земныя. Нося власяницу, преподобные отцы восхищаются ею болѣе, нежели носящій багряницу. Багряницу бросаютъ; а вретище, за терпѣніе святыхъ отцевъ, остается въ уваженіи; потому что они возгнушались гордынею, и весьма любятъ великое смиреніе. Они возненавидѣли всякую славу суетнаго міра; и вотъ прославляются всѣми людьми за смиреніе и великую кротость. Цари не имѣютъ такого покоя, какое упокоеніе пріобрѣли себѣ отцы въ пустынѣ; потому что ихъ радованіе — Христосъ. Какъ звѣри, питаются они въ пустынѣ быліями; потому что ждутъ себѣ пріятнаго рая. Когда изнемогутъ, скитаясь по горамъ; тогда, какъ бы роскошествуя, возлежатъ на землѣ. А заснувъ, съ заботливостію пробуждаются; и какъ трубы, воспѣваютъ вожделѣннаго Христа.

Съ ними всегда чины ангельскіе; они ограждаютъ и охраняютъ ихъ непрестанно. Съ ними всегда Владычняя благодать и не попускаетъ, чтобъ укрылся отъ нихъ врагъ. Когда преклоняютъ колѣна; тогда образуютъ передъ собой болото, и производятъ ручьи слезами своими. Когда же запечатлѣютъ свое пѣснопѣніе; самъ Господь востаетъ служить рабамъ Своимъ. Какъ скоро наступаетъ утро; подъявъ тотчасъ крыла свои, парятъ по всей вселенной; потому что не видно для нихъ мѣстопребыванія святыхъ отцевъ; оно въ Едемѣ. Гдѣ зайдетъ солнце, тамъ для нихъ — ночлегъ; а гдѣ застигаетъ ночь, тамъ творятъ себѣ обитель.

О надгробныхъ памятникахъ не заботятся они; потому что мертвы, изъ любви ко Христу распявшись міру. Гдѣ кто-либо изъ нихъ окончилъ постъ, тамъ, на этомъ самомъ мѣстѣ, и надгробный ему памятникъ. Многіе изъ нихъ преклонили колѣна для молитвы, и тихо упокоились предъ Владыкою. Другіе-же, подобнымъ образомъ опершись о камень, предали души своему Владыкѣ. Иный умеръ, просто ходя по горѣ, и мѣсто сіе стало для него гробомъ и совершителемъ его погребенія; иный же, укрѣпившись благодатію своего Владыки, самъ себя опряталъ и предалъ погребенію. Иный, питаясь злакомъ Владычнимъ и воздремавъ, испустилъ духъ на своей трапезѣ. Иный опять стоялъ на славословіи, и похищенъ у него гласъ его дыханія. Иный стоялъ на горѣ, поя и молебствуя, и пришла смерть, и запечатлѣла его молитву.

Ожидаютъ они гласа, который возбудитъ ихъ, и процвѣтаютъ, какъ цвѣты, дышащіе благоуханіемъ. Когда повелѣно будетъ землѣ извести мертвецовъ; тотчасъ изникнутъ они, цвѣтя какъ лиліи. И тогда Владыка, за многій трудъ, какой понесли они изъ любви ко Христу, навсегда даруетъ имъ вѣчную жизнь; вмѣсто власяницъ ихъ дастъ покрывало изъ славной ткани; а вмѣсто рубищъ, въ которыхъ злострадали, — славную брачную ризу; вмѣсто былій и скудной воды, Христосъ будетъ ихъ и пищею и питіемъ: и вмѣсто разсѣлинъ земныхъ, въ которыхъ жили, Христосъ введетъ ихъ въ великій рай; и поелику возжелали они быть скорбными въ мірѣ, то доставитъ имъ высокую радость. Но невозможно изобразить словомъ великаго веселія, въ какое внидутъ всѣ святые, которые, добровольно поскорбѣвъ въ семъ мірѣ, противоставъ нечистымъ страстямъ и побѣдивъ врага, соблюли заповѣди всевышняго Бога. За сіе ублажаютъ святыхъ Ангелы и говорятъ имъ: «Блаженны вы, которые, изъ любви ко Христу, своимъ благоразуміемъ и многимъ терпѣніемъ прекрасно управили ладію свою, надежно исправивъ на сушѣ заповѣдями благаго Владыки Христа; а потому взошли въ тихую пристань, пріявъ вожделѣннаго вами Христа! Теперь и мы радуемся съ вами, блаженные; потому что избѣгли вы сѣтей врага и пришли къ увѣнчавшему васъ Христу, и наслѣдуете царство Его, немолчно славя Святую Троицу, Которой подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе во вѣки». Аминь.

Примѣчаніе:
[1] По слав. пер. Ч. I. сл. 112.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 1-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 227-233. [2-я паг.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0