Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

21. Слово о томъ, какъ душа, когда искушаетъ ее врагъ, должна со слезами молиться Богу [1].

Скорбію подавленная душа приступаетъ къ Тебѣ, святый Владыка, и со слезами предстаетъ, жалуясь на губителя, врага, и со всякимъ смиреніемъ припадаетъ, прося защиты отъ угнетающаго ее сопротивника. Поелику безъ стыда приступаетъ она къ Тебѣ; то выслушай ее вскорѣ, и внимательно посѣти ее, съ любовію къ Тебѣ прибѣгающую. Если презришь ее, подавленную скорбію, то она погибнетъ. Если замедлишь выслушать ее утѣсненную, то оскудѣетъ она въ силахъ. Но если по щедротамъ Своимъ посѣтишь, то обрѣтется; если призришь на нее, то спасется; если услышишь ее, то укрѣпится въ силахъ. Поревнуй о ней; потому что она обручена съ Тобою. Обручилъ же ее съ тобою Апостолъ Павелъ, который сказалъ, что ты безсмертный ревнитель (Евр. 12, 29; Втор. 4, 24). Не презри ее, чтобъ врагъ не подумалъ, что Ты въ разводѣ съ нею, и отослалъ ее отъ Себя. Накажи меня, Господи, по щедротамъ Твоимъ, и не предавай меня въ руки губителя. Вотъ отвсюду собралъ я мысли свои, и не могу передъ Тобою припомнить чего-либо добраго, исключая одного, что не знаю другаго Бога, кромѣ Тебя.

Благодать врачеваній Твоихъ — безмѣрная широта, и всѣмъ приходящимъ къ Тебѣ подаетъ она исцѣленіе; потому что язвы мои часто бываютъ уврачеваны Твоими щедротами, и снова загниваютъ по моему нерадѣнію. Теперь, пока здоровъ, забылъ я врача, и врачъ забылъ меня въ недугѣ моемъ. Что грѣхи мои огорчаютъ Тебя, знаю это; и что, помилованный, прогнѣвляю Тебя, и сіе также не безъизвѣстно мнѣ; не забываю и того, что Ты поддерживаешь меня Своимъ милосердіемъ; потому что и сердобольная матерь, отвергаемая собственнымъ своимъ дѣтищемъ, не въ состояніи презрѣть его, будучи препобѣждаема своею горячностію къ нему. А если она такъ поступаетъ; то кольми паче Твое милосердіе. Вотъ, Владыка, и сердоболіе птицы изливается на птенцовъ ея, и она каждый часъ навѣщаетъ ихъ, приноситъ имъ пищу, трудится, чтобь накормить ихъ; потому что преодолѣвается горячностію. Если же безсловесныя такъ сердобольны, то кольми паче благодать Твоя, тысячекратно препобѣждаемая милосердіемъ, милуетъ приходящихъ къ ней и истинно ищущихъ ея. Вотъ еще и источникъ, полный водъ, непрерывно струясь, обильно подаетъ питіе всѣмъ, приходящимъ къ нему, и не имѣетъ недостатка въ похвалахъ человѣческихъ. Но не за то хвалитъ человѣкъ, что даромъ подаетъ ему питіе, а за то, что въ немъ прославляетъ Тебя; такъ какъ явно, что по благодѣянію благодати Твоей подаетъ онъ питіе. Ибо вотъ источникъ изображаетъ собою безпредѣльное море Твоихъ щедротъ. Ты изобильно питаешь небесныя Силы, и надѣляешь пищею всякое дыханіе на землѣ, не имѣя нужды въ похвалахъ и прославленіи всея твари, прославленъ Ты въ сущности величія Твоего, и въ велелѣпіи славы Твоей. Любовь Твоя, желая нашего спасенія, сама преклоняется къ намъ, чтобы мы, прославляя ее, въ ней же спаслись; ибо увѣренъ я, что сама любовь благодати Твоей пріемлетъ и защищаетъ приходящаго къ ней. И какъ Предвѣдецъ, Владыка, видишь Ты, совершенно ли совлекся онъ міра, и прежде, нежели прійдетъ онъ къ двери, отверзаешь ему; прежде нежели припадетъ, простираешь къ нему руку; прежде нежели источитъ слезы, повергаешь на него щедроты Свои; прежде нежели исповѣдуетъ долги свои, даешь ему прощеніе. Не обвиняешь, не говоришь: «куда расточилъ ты время? Почему пропустилъ ты срокъ?» Не спрашиваешь о количествѣ въ рукописаніи грѣховъ его. Не помнишь, что прогнѣвлялъ Тебя нерадѣніемъ своимъ; не упрекаешь за пренебреженіе Твоими благодѣяніями, но, предвидя смиреніе, плачъ и сердечное расположеніе, возглашаешь: «выньте одежду первую, и облецыте его, заколите тельца упитанна, на упокоеніе и веселіе; пусть соберутся Ангелы, и радуются обрѣтенію погибшаго сына и возвращенію заблудшаго наслѣдника» (Лук. 15, 22. 27). Какъ встрѣчаютъ купца, возвратившагося домой съ великимъ богатствомъ, такъ благодать Твоя пріемлетъ грѣшника, отъ всей души къ Тебѣ приходящаго. Ибо любитъ видѣть слезы, жаждетъ видѣть покаяніе, радуется рачительности старающихся покаяться.

Посему и на мнѣ покажи великое Свое милосердіе, и дай мнѣ отдохновеніе отъ угнетеній губителя. Ибо, изъязвивъ меня, стоитъ и насмѣхается онъ надо мною. И какъ ученики на морѣ пришли и пробудили Тебя, и отъ благословеннаго гласа устъ Твоихъ перестала буря вѣтряная, и утихло смятеніе волнъ: такъ услыши слезы мои, которыя день и ночь пробуждаютъ Тебя. Трудясь двѣнадцать лѣтъ, мнимые [2] врачи не въ состояніи были уврачевать теченія крови, и были болѣе мучителями, нежели цѣлителями. Но чего они не могли дать, то подалъ Самъ Ты; что огласили они неизцѣлимымъ, то сдѣлалъ Ты здравымъ, и безъ труда даровалъ исцѣленіе. Надѣясь укрыться, тайно приступила кровоточивая къ воскрылію одеждъ Твоихъ; приступила, не коснулась святаго тѣла, и одѣяніе Твое подало ей исцѣленіе, и безбѣдное освобожденіе отъ многихъ врачей. Освободи, милосердый Врачъ, и мою подавленную скорбію душу отъ стыда и укоризнъ угнетающаго меня врага. Покажи на членахъ моихъ великую премудрость Твою, содѣлай язвы мои неоскверненными, и покрой ихъ красотою добродѣтели; и о благодати Твоей, безгрѣшный Агнецъ, закланный за спасеніе міра и умиротворившій небо и землю, провозвѣстится, что она спасла меня. Не отвергни меня за то, что приступилъ къ Тебѣ безъ стыда, и не скажи мнѣ: «что потерпѣлъ Ты ради меня»? Въ тотъ страшный и трепетный день скажешь Ты намъ грѣшникамъ: «знаете ли, что потерпѣлъ Я ради васъ? Невидимый сталъ вамъ видимъ; безсмертный за васъ осужденъ; безгрѣшный за васъ заушенъ; и такимъ образомъ распинаемый не гнѣвался; посмѣваемый не проклиналъ; Я Владыка, недоступный никакому грѣху и обвиненію, ради васъ претерпѣлъ все это. А вы, виновные, потерпѣли ли что за Меня? Посему никто изъ васъ не имѣетъ оправданія».

Воспомяни, Господи, что все сіе претерпѣлъ Ты ради насъ, по Своему милосердію, по Своей благостынѣ и правдѣ, а не по нашимъ заслугамъ. Ибо, какъ тогда преданъ Ты былъ за насъ, святый, безгрѣшный, такъ и нынѣ тотъ же Ты Владыка: потому что не измѣнилось милосердіе Божества Твоего, какое имѣешь по естеству; а мы, и тогда были нечестивы и лукавы, и нынѣ грѣшны и немощны. Посему не отнимай у насъ того дарованія, какое даровано намъ, по Твоему милосердію. Ибо, если бы тогда искупилъ Ты насъ, по нашей правдѣ, а нынѣ, когда согрѣшили мы, сталъ за сіе гнѣваться и отъялъ руку Свою: то по справедливости сказали бы мы, Святый, что какъ тогда искупилъ Ты насъ, по правдѣ нашей, такъ нынѣ, потому что согрѣшили мы, отступилъ Ты отъ насъ. Но какъ выше сказалъ я, и тогда были мы нечестивы, и теперь мы грѣшны. Посему даръ, какой даровалъ Ты намъ, по человѣколюбію Своему, да утвердится въ насъ до конца.

Я — душа подавленная скорбію еще и еще вопію къ Тебѣ, Владыка, и нахожусь вынужденною жаловаться Тебѣ на врага моего. Воззри, Владыка, будь моимъ прибѣжищемъ, и запрети грабителямъ его; потому что всякій часъ нападаютъ на меня, и не разумѣю того; расхищаютъ меня, и не знаю сего; разсѣваютъ меня, и не сокрушаюсь о томъ; препятствуютъ мнѣ призвать Тебя на помощь, такъ какъ знаютъ, что, если возопію къ Тебѣ со слезами и плачемъ, то не оставишь Ты меня. Увы, какой у меня противоборникъ на поприщѣ моемъ! Блаженнѣе я, что такой у меня Искупитель и Мздовоздаятель за подвигъ! Василискъ — страшный звѣрь и по взгляду и по свирѣпости; а этотъ змій лукавѣе его въ томъ и другомъ, и въ борьбѣ и безстыдствѣ. Ты, святая сила, поглотившая жезлы, превращенные въ зміевъ, запрети и сему змію, потому что нагло ко мнѣ приступаетъ, и наглостію борьбы своей пріобрѣтаетъ сокровище выдерживающимъ его нападеніе; и въ скорби, какую причиняютъ угрозы его, сокрыто блаженство. Радость вѣка сего полна печали; а скорбь и воздыханіе доставляютъ радость и жизнь вѣчную. Всегда былъ я немощенъ, Владыка, и теперь немоществую; непрестанно призираетъ на меня благодать Твоя и врачуетъ меня, а я ежечасно унижалъ, и унижаю цѣну врачевствъ ея. Поелику врачевства благодати Твоей неоцѣненны, то даешь ихъ даромъ; и поелику даруешь ихъ за слезы, то и мнѣ за слезы мои даруй врачества души моей.

Всякому извѣстно, что вѣкъ сей подобенъ поприщу, и что со всѣми вступаетъ въ борьбу сильный змій. Иными побѣждается онъ и попирается, а иныхъ побѣждаетъ и попираетъ; иными бываетъ низложенъ и осмѣянъ, а иныхъ самъ низлагаетъ и осмѣиваетъ. Одни за борьбу съ нимъ увѣнчиваются, а другіе въ борьбѣ съ нимъ уступаютъ надъ собой побѣду; одни за горечь его пріобрѣтаютъ сладость вѣчной жизни; а другіе за сладость его и за свое разслабленіе обрѣтаютъ горечь вѣчнаго мученія. Одни высокою своею нестяжательностію удобно преодолѣваютъ его, а другихъ преодолѣваетъ онъ привязанностію къ земному. Для любящихъ Бога всею душею брань съ нимъ то же, что и ничто, а для любящихъ міръ, она трудна и невыносима. Блаженны возлюбившіе Бога и изъ любви къ Нему всѣмъ пренебрегшіе. Блаженны плачущіе день и ночь, чтобь избавиться отъ грядущаго гнѣва. Блаженны добровольно унижающіе себя; потому что тамъ будутъ возвышены. Блаженны воздержные; потому что ихъ ожидаютъ райскія утѣхи. Блаженны изнурявшіе тѣла свои бдѣніемъ и подвигомъ; потому что имъ уготовано радованіе въ раю. Блаженны добровольно содѣлавшіеся храмомъ Святаго Духа; потому что они станутъ одесную. Блаженны стяжавшіе любовь Божію въ душахъ своихъ; потому что нарекутся они христолюбцами. Блаженны распявшіе самихъ себя; потому что помышленіе ихъ день и ночь было о Богѣ. Блаженны препоясавшіе чресла свои истиною, имѣющіе свѣтильники свои готовыми и ожидающіе Жениха своего, когда возвратится Онъ съ брака. Блаженъ, кто пріобрѣлъ созерцаніе будущихъ благъ и вѣчнаго мученія мысленными очами и прилежно потрудился улучить вѣчныя блага. Блаженъ, кто непрестанно имѣетъ предъ очами страшный оный часъ и заботился благоугождать, пока есть еще время. Блаженъ, кто на землѣ былъ безстрастенъ, какъ Ангелъ, чтобъ въ оный день возрадоваться съ Ангелами.

Итакъ постараемся, братія, на горнее взирать, о горнемъ помышлять, горнее представлять себѣ, о горнемъ разсуждать, горнее помнить, горнее изучатъ, о горнемъ мудрствовать, о горнемъ говорить, горнее дѣлать, горнимъ заниматься, вполнѣ и всецѣло быть въ общеніи съ горнимъ, и не склонять взоровъ къ дольнему, гдѣ удовольствія, гдѣ похоти вѣка сего суетнаго и смертоноснаго. Но прекрасно всегда всматриваться окомъ сердечнымъ, чтобъ не запало чего-либо въ зѣницу ока, или лукаваго помысла, или инаго чего не благоугоднаго Владыкѣ Богу, и не омрачило ума.

Но послушай, читатель! (о себѣ говорю это) есть у насъ, о чемъ всегда можно подумать, есть у насъ Ангелы, есть Архангелы, есть Силы, есть славы Господствъ, есть Херувимы, Серафимы, мы сами, Владыка всѣхъ, Богъ, прекрасное и святое имя, есть у насъ Пророки, есть Апостолы, есть святыя евангелія, словеса Божіи, есть у насъ мученики, всѣ святые, есть исповѣдники, есть святые отцы, патріархи, есть пастыри, есть священники, есть небеса и все, что на нихъ. Вотъ что, и вотъ о чемъ помышляй и будешь сыномъ Владыки Бога, по благодати и человѣколюбію Господа и Спасителя нашего Іисуса Христа, Которому слава и держава, нынѣ и всегда и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчанія:
[1] По слав. пер. Ч. II. сл. 18.
[2] Вмѣсто οἰκοῦντες, лучше, согласно съ слав. пер., читать δοκοῦντες.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 1-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 248-254. [2-я паг.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0