Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 29 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

32. Слово на Преображеніе Господа и Бога Спасителя нашего Іисуса Христа.

Нива веселитъ насъ жатвою, виноградникъ плодами для вкушенія; а Писаніе — животворнымъ ученіемъ. Но въ одно время года бываетъ на нивѣ жатва, и въ одно время года въ виноградникѣ собирается виноградъ; Писаніе же, всегда читаемое, всегда источаетъ животворное ученіе. Нива по окончаніи жатвы, не то уже, чѣмъ была прежде; виноградникъ, по обраніи винограда, теряетъ свою цѣну: въ Писаніи же ежедневно собирай жатву, и класы въ немъ для толкователей не оскудѣваютъ; ежедневно собирай виноградъ, и грозды обрѣтаемаго въ немъ упованія не истощаются.

Итакъ приблизимся къ этой нивѣ, насладимся и произрастающимъ на сихъ животворныхъ браздахъ; пожнемъ на ней класы жизни, словеса Господа нашего Іисуса Христа, сказавшаго ученикамъ Своимъ: суть нѣцыи отъ здѣ стоящихъ, иже не имутъ вкусити смерти, дондеже видятъ Сына человѣческаго грядуща во славѣ Своей. И по днехъ шестихъ поятъ Симона Петра и Іакова и Іоанна брата его на гору весьма высокую: и преобразися предъ ними, и просвѣтися лице Его яко солнце, ризы же Его быша бѣлы яко свѣтъ (Матѳ. 16, 28; 17, 1-2).

О тѣхъ самыхъ сказалъ, что не вкусятъ смерти, пока не увидятъ образа пришествія Его, которыхъ взявъ возвелъ на гору, и которымъ показалъ, какимъ образомъ прійдетъ въ послѣдній денъ во славѣ Своего Божества и въ тѣлѣ Своего человѣчества. Возвелъ же ихъ на гору, чтобы показать имъ, кто Сынъ, и Чей Сынъ. Ибо когда спросилъ ихъ: кого Мя глаголютъ человѣцы быти, Сына человѣческаго? они отвѣчали ему: иніи Илію, друзіи же Іеремію, или единаго отъ пророкъ (Матѳ. 16, 13-14). Посему возводитъ ихъ на гору и показываетъ имъ, что Онъ не Илія, но Богъ Иліинъ, и также не Іеремія, но освятившій Іеремію въ чревѣ матернемъ; и не одинъ изъ Пророковъ, но Господь Пророковъ, пославшій ихъ. Показываетъ имъ, что Онъ Творецъ неба и земли, что Онъ Господь живыхъ и мертвыхъ; потому что повелѣлъ небу, и низвелъ Илію, далъ мановеніе землѣ, и воскресилъ Моисея.

Возвелъ ихъ на гору, чтобъ показать имъ, что Онъ — Сынъ Божій, прежде вѣковъ рожденный отъ Отца, и напослѣдокъ дней воплотившійея отъ Дѣвы, родившійся, Ему только вѣдомымъ образомъ, безсѣменно и неизреченно, сохранившій дѣвство не растлѣннымъ. Ибо тамъ, гдѣ хочетъ сего Богъ, побѣждается чинъ естества. Въ самую утробу Дѣвы вселился Богъ — Слово, и огнь Божества Его не попалилъ членовъ дѣвическаго тѣла, но сохранялъ ихъ въ продолженіи девятимѣсячнаго времени. Вселился въ самую утробу Дѣвы, не возгнушавшись гнилостію естества. И изъ нея произошелъ воплощенный Богъ, чтобы спасти насъ.

Возвелъ ихъ на гору, чтобъ показать имъ славу Божества, и дать имъ знать, что Онъ — Искупитель Израиля, какъ объявилъ чрезъ Пророковъ, и чтобъ не соблазнились о Немъ, видя вольное Его страданіе, какое имѣлъ Онъ претерпѣть за насъ по человѣчеству. Ибо знали Его, какъ человѣка, и не разумѣли, что Онъ Богъ. Знали Его, какъ сына Маріина, какъ человѣка, жившаго съ ними въ мірѣ. И на горѣ далъ имъ разумѣть, что Онъ — Сынъ Божій и Богъ. Видѣли, что Онъ вкушалъ и пилъ, утомлялся и отдыхалъ, дремалъ и засыпалъ, приходилъ въ страхъ и проливалъ потъ; все же это приличествовало не Божественному естеству Его, а только человѣчеству. И потому возводитъ ихъ на гору, чтобы Отецъ провозгласилъ Его Сыномъ, и показалъ имъ, что дѣйствительно Онъ — Сынъ Божій и Богъ.

Возвелъ ихъ на гору и показалъ имъ Царство Свое прежде Своихъ страданій, силу Свою прежде смерти Своей, и славу Свою прежде поруганія Своего, и честь Свою прежде безчестія Своего, чтобъ, когда будетъ взятъ и распятъ Іудеями, знали они, что распятъ не по немощи, но по благоизволенію Своему добровольно во спасеніе міру.

Возвелъ ихъ на гору и показалъ имъ славу Божества Своего прежде воскресенія, чтобы, когда возстанетъ изъ мертвыхъ въ сей славѣ Божественнаго естества Своего, узнали они, что не за трудъ Свой пріялъ Онъ славу сію, какъ нуждавшійся въ славѣ; но что прежде вѣковъ принадлежала Ему слава со Отцемъ и у Отца, какъ сказалъ Онъ, исходя на вольное страданіе: Отче, прослави Мя славою, юже имѣхъ у Тебе, прежде міръ не бысть (Іоан. 17, 5).

И такъ сію славу Божества Своего, невидимую и сокровенную въ человѣчествѣ, показалъ Апостоламъ на горѣ. Ибо видѣли лице Его блистающимъ подобно молніи, и одежды Его бѣлыми какъ свѣтъ. Два солнца увидѣли ученики: одно на небѣ обыкновенное, а другое необыкновенное; — одно видимое ими и озаряющее міръ на тверди, другое имъ однимъ являющее лице свое [1]. Одежды же Свои показалъ бѣлыми, какъ свѣтъ, потому что изъ всего тѣла Его истекала слава Божества Его, и во всѣхъ членахъ Его сіялъ свѣтъ Его. Не какъ у Моисея, не одна внѣшность плоти Его просіяла благолѣпіемъ, но изъ Него изливалась слава Божества Его, изъ Него восходилъ свѣтъ Его и въ Немъ сосредоточивался, не переходилъ отъ Него на что либо другое, оставляя Его, не со стороны приходилъ къ Нему, чтобъ украсить Его, и не былъ для Него заимствованнымъ. Но не всю пучину славы Своей показалъ имъ, а въ какой мѣрѣ могли вмѣcтить зѣницы очей ихъ.

И явистася имъ Моисей и Илія, съ Нимъ глаголюща (Матѳ. 17, 3). Бесѣда ихъ съ Нимъ была слѣдующая: свидѣтельствовали Ему благодареніе, что пришествіемъ Его исполнились слова ихъ и всѣхъ Пророковъ. Воздавали ему поклоненіе за спасеніе, какое содѣлалъ міру, то есть, человѣческому роду, и за то, что исполнилъ самымъ дѣломъ тайну, которую описывали они.

Въ семъ восшествіи на гору была радость Пророкамъ и Апостоламъ. Радовались Пророки, увидѣвъ Его человѣчество, котораго не знали; радовались Апостолы, увидѣвъ славу Его Божества, котораго не разумѣли. И, услышавъ гласъ Отца, свидѣтельствующій о Сынѣ, познали изъ онаго Его вочеловѣченіе, которое было для нихъ не ясно. А вмѣстѣ съ гласомъ Отца увѣряла ихъ въ этомъ явившаяся слава тѣла Его, отъ неизмѣнно и несліянно соединеннаго съ нимъ Божества. И запечатлѣлось свидѣтельство троихъ гласомъ Отца, также Моисеемъ и Иліею, которые предстояли Ему, какъ рабы.

И взирали другъ на друга, Пророки на Апостоловъ, Апостолы на Пророковъ. Увидѣли тамъ, другъ друга, началовожди завѣта ветхаго началовождей завѣта новаго. Святый Моисей увидѣлъ освященнаго Симона. Домоприставникъ Отца увидѣлъ приставника Сына: одинъ разсѣкъ море, чтобы народъ прошелъ среди волнъ; другой поставлялъ сѣнь, чтобы создать Церковь. Дѣвственникъ ветхаго завѣта увидѣлъ дѣвственника завѣта новаго, Илія — Іоанна, восшедшій на колесницу огненную — припадшаго къ персямъ Пламени. Такъ гора стала образомъ Церкви, и Іисусъ соединилъ на ней два завѣта, какіе приняла Церковь, и далъ намъ разумѣть, что Онъ Самъ Податель обоихъ завѣтовъ; одинъ принялъ тайны Его, а другой явилъ славу дѣлъ Его.

Петръ сказалъ: добро есть намъ здѣ быти, Господи (Матѳ. 17, 4). Что говоришь ты, Симонъ? Если здѣсь останемся; кто исполнитъ слово Пророковъ? Кто запечатлѣетъ вѣщанія проповѣдниковъ? Кто совершитъ таинства праведныхъ? Если здѣсь останемся: на комъ исполнится сказанное: ископаша руцѣ Мои и нозѣ Мои (Псал. 21, 17)? Кому будетъ приличествовать это: раздѣлиша ризы Моя себѣ, и о одежди Моей меташа жребій (Псал. 21, 19)? Съ кѣмъ сбудется сіе: даша, въ снѣдь Мою желчь, и въ жажду Мою напоиша Мя оцта (Псал. 68, 22)? Кто подтвердитъ это: въ мертвыхъ свободь (Псал. 87, 6)? Если здѣсь останемся, кто раздеретъ рукописаніе Адамово? Кто оплатитъ долгъ его? Кто обновитъ на немъ одѣяніе славы? Если здѣсь останемся, какъ будетъ все, то, что сказалъ Я тебѣ? Какъ созиждется Церковь? Какъ получишь отъ Меня ключи Царства небеснаго? Кого будешь вязать? Кого будешь разрѣшать? Если здѣсь останемся, безъ исполненія останется все сказанное Пророками.

Еще сказалъ Петръ: сотворимъ здѣ три сѣни, Тебѣ едину, Моисеови едину и едину Иліи (Матѳ. 17, 4). Симонъ посланъ созидать Церковь въ мірѣ, и вотъ творитъ сѣни на горѣ; потому что все еще человѣчески смотритъ на Іисуса и ставитъ Его въ рядъ съ Моисеемъ и Иліею. И Господь тотчасъ показалъ ему, что не имѣетъ нужды въ его сѣни; потому что Онъ отцамъ его въ пустынѣ въ продолженіи сорока лѣтъ творилъ сѣнь облачную. Ибо еще имъ глаголющимъ, се облакъ свѣтелъ осѣни ихъ (Матѳ. 17, 5). Видишь, Симонъ, сѣнь, устроенную безъ труда, — сѣнь, которая преграждаетъ зной и не производитъ тѣни, — сѣнь, которая молніеносна и свѣтла.

Когда ученики дивились, вотъ услышанъ изъ облака гласъ отъ Отца, говорящій: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ, Того послушайте (Матѳ. 17, 5). Послѣ гласа отъ Отца, Моисей возвратился въ мѣсто свое, и Илія возвратился въ область свою, и Апостолы пали лицемъ на землю: и Іисусъ сталъ одинъ, потому что на Немъ одномъ исполнился оный гласъ. Бѣжали пророки, пали на землю Апостолы; ибо не на нихъ исполнялся гласъ Отца, свидѣтельствующій: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ, Того послушайте. Отецъ училъ ихъ, что домостроительство Моисеево исполнено, и должны слушать они Сына; потому что Моисей, какъ рабъ, говорилъ, что было повелѣно, и проповѣдывалъ, что было ему сказано. Также говорили и Пророки, пока не пришелъ Отложенный (Быт. 49, 10), то есть, Іисусъ, Который есть Сынъ, а не домочадецъ, Господь, а не рабъ, Властитель, а не подвластный, Законодатель, а не подчиненный закону. По Божескому естеству Сей есть Сынъ Мой возлюбленный. Что было еще не ясно для Апостоловъ, то Отецъ открылъ имъ на горѣ. Сущій провозвѣщаетъ Сущаго, Отецъ объявляетъ Сына. При семъ гласѣ Апостолы пали лицемъ на землю, потому что страшный былъ это громъ; и отъ гласа его поколебалась земля, и они пали на землю. Гласъ показалъ имъ, что близокъ Отецъ, и Сынъ воззвалъ ихъ Своимъ гласомъ, и воздвигъ ихъ. Какъ гласъ Отца повергъ ихъ, такъ воздвигъ ихъ гласъ Сына силою Божества Своего, которое вселялось въ самой плоти Его, и неизмѣнно соединенно съ нею; почему Божество и плоть пребываютъ въ одной Ѵпостаси и въ одномъ Лицѣ нераздѣльно и несліянно. Не какъ Моисей благолѣпенъ былъ по внѣшности, но какъ Богъ сіялъ славою. У Моисея поверхность лица его покрыта была благолѣпіемъ; а Іисусъ во всемъ Своемъ тѣлѣ, какъ солнце лучами своими, сіялъ славою Божества Своего.

И Отецъ воззвалъ: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ: Того послушайте, — воззвалъ о Сынѣ, неотлученномъ отъ славы Божества. Ибо Отецъ и Сынъ со Святымъ Духомъ — одно естество, одна сила, одна сущность и одно царство. И къ одному вѣщалъ подъ невысокимъ именемъ, но въ страшной славѣ. И Марія называла Его Сыномъ, по человѣческому тѣлу не отлученнаго отъ славы Его Божества. Ибо одинъ есть Богъ, явившійся въ міръ въ тѣлѣ. Слава Его возвѣщала о Божескомъ естествѣ, которое отъ Отца, и тѣло Его возвѣщало о человѣческомъ естествѣ, которое отъ Маріи; оба же естества сошлись и соединились въ одной Ѵпостаси. Единственный отъ Отца — единородный и отъ Маріи. И кто раздѣляетъ въ Немъ естества, тотъ отдѣленъ будетъ отъ царства Его, и кто сливаетъ ихъ, тотъ лишенъ будетъ жизни Его. Кто отрицаетъ, что Марія родила Бога, тотъ не увидитъ славы Божества Его; и кто отрицаетъ, что носилъ Онъ безгрѣшную плоть, тотъ не получитъ спасенія и жизни, даруемой чрезъ тѣло Его. Самыя дѣла свидѣтельствуютъ и Божескія силы Его научаютъ разсудительныхъ, что Онъ истинный Богъ. А страданія Его показываютъ, что Онъ истинный человѣкъ.

И если слабые разумѣніемъ не удостовѣряются, то понесутъ за сіе наказаніе въ страшный день Его. Если Онъ не былъ плотію, то для чего выведена на среду Марія? И если Онъ не Богъ, то кого Гавріилъ именуетъ Господомъ? Если не былъ плотію, кто возлежалъ въ ясляхъ? И если не Богъ, кого славили снисшедшіе Ангелы? Если не былъ плотію, кто обвитъ былъ пеленами? И если не Богъ, кому поклонялись пастыри? Если не былъ плотію, кого обрѣзалъ Іосифъ? И если не Богъ, въ честь кого шла по небу звѣзда? Если не былъ плотію, кого Марія питала своимъ млекомъ? И если не Богъ, кому волхвы принесли дары? Если не былъ плотію, кого носилъ въ объятіяхъ Симеонъ? А если не Богъ, кому говорилъ онъ: отпусти меня съ миромъ? Если не былъ плотію, кого взявъ Іосифъ бѣжалъ въ Египетъ? И если не Богъ, на комъ исполнилось сказанное: изъ Египта воззвахъ Сына Моего (Ос. 11, 1)? Если не былъ плотію, кого крестилъ Іоаннъ? И если не Богъ, кому Отецъ говорилъ съ неба: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, о Немже благоволихъ (Матѳ. 3, 17)? Если не былъ плотію, кто взалкалъ и жаждалъ въ пустынѣ? И если не Богъ, кому служили снисшедшіе Ангелы? Если не былъ плотію, кто званъ былъ на бракъ въ Канѣ Галилейской? И если не Богъ, кто превратилъ воду въ вино? Если не былъ плотію, у кого на рукахъ положены были хлѣбы? И если не Богъ, кто въ пустынѣ пятью хлѣбами и двумя рыбами напиталъ многія тысячи, кромѣ женъ и дѣтей? Если не былъ плотію, кто спалъ на кораблѣ? И если не Богъ, кто запретилъ вѣтрамъ и морю? Если не былъ плотію, съ кѣмъ вкушалъ Симеонъ фарисей? И если не Богъ, кто отпустилъ прегрѣшенія грѣшницы? Если не былъ плотію, кто сидѣлъ у кладезя, утомившись въ пути? И если не Богъ, кто Самарянкѣ далъ воду живую и обличилъ ее, что имѣла пять мужей? Если не былъ плотію, кто носилъ человѣческія одежды? И если не Богъ, кто творилъ силы и чудеса? Если не былъ плотію, кто плюнулъ на землю и сотворилъ бреніе? И если не Богъ, кто бреніемъ далъ прозрѣніе очамъ? Если не былъ плотію, кто плакалъ на гробѣ Лазаря? И если не Богъ, кто повелительно заставилъ выйдти изъ гроба четверодневнаго мертвеца? Если не былъ плотію, кто возсѣдалъ на жребяти? И если не Богъ, кому во срѣтеніе со славою выходили толпы народа? Если не былъ плотію, кого взяли Іудеи? И если не Богъ, кто повелѣлъ землѣ и повергъ ихъ ницъ? Если не былъ плотію, кто былъ заушаемъ? И если не Богъ, кто исцѣлилъ и снова утвердилъ на своемъ мѣстѣ урѣзанное Петромъ ухо? Если не былъ плотію, кто на лице свое принималъ заплеваніе? И если не Богъ, кто въ лице Апостоламъ вдунулъ Духа Святаго? Если не былъ плотію, кто предстоялъ на судѣ Пилату? И если не Богъ, кто устрашилъ во снѣ жену Пилатову? Если не былъ плотію, съ кого воины совлекли одежды и раздѣлили ихъ? И если не Богъ, почему при крестѣ затмилось солнце? Если не былъ плотію, кто распятъ былъ на крестѣ? И если не Богъ, кто поколебалъ землю въ основаніяхъ? Если не былъ плотію, у кого руки и ноги пригвождены были гвоздями? И если не Богъ отчего раздралась завѣса церковная, разсѣялись камни, отверзлись гробы? Если не былъ плотію, кто воззвалъ: Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставилъ (Матѳ. 27, 46)? И если не Богъ, кто сказалъ: Отче, отпусти имъ (Лук. 23, 34)? Если не былъ плотію, кто распятъ былъ на крестѣ съ разбойниками? И если не Богъ, кто сказалъ разбойнику: днесь со Мною будеши въ раи (Лук. 23, 43)? Если не былъ плотію, кому подавали óцетъ и желчь? И если не Богъ, чей гласъ услышавъ содрогнулся адъ? Если не былъ плотію, у кого ребра пронзены копіемъ, и текла кровь и вода? И если не Богъ, кто сокрушилъ врата ада, и расторгъ узы, и по чьему повелѣнію вышли заключенные мертвецы? Если не былъ плотію, кого Апостолы видѣли въ гробницѣ? И если не Богъ, какъ взошелъ въ затворенныя двери? Если не былъ плотію, у кого осязалъ Ѳома язвы гвоздинныя на рукахъ и язву отъ копія въ ребрахъ? И если не Богъ, кому воззвалъ Ѳома: Господь мой и Богъ мой (Іоан. 20, 28)? Если не былъ плотію, кто вкушалъ на морѣ Тиверіадскомъ? И если не Богъ, по чьему повелѣнію наполнилась мрежа? Если не былъ плотію, кого Апостолы и Ангелы видѣли вземлемымъ на небо? И если не Богъ, для кого отверзлось небо, кому съ трепетомъ поклонялись Силы, къ кому вѣщалъ Отецъ: сѣди одесную Мене (Евр. 1, 13), какъ говоритъ и Давидъ: рече Господь Господеви моему: сѣди одесную Мене (Псал. 109, 1) и такъ далѣе? Если не Богъ и человѣкъ, то ложно наконецъ спасеніе наше, ложны и вѣщанія Пророковъ.

Но во истинѣ пребыли Пророки, и не лживы ихъ свидѣтельства. Что повелѣно имъ было, то и глаголалъ чрезъ нихъ Духъ Святый. Посему-то и непорочный Іоаннъ, припадшій къ персямъ Пламени, въ подтвержденіе пророческихъ изреченій, богословствуя въ Евангеліи, научилъ насъ, говоря: въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово: вся Тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть. И Слово плоть бысть, и вселися въ ны (Іоан. 1, 1. 3. 14). Тотъ, Кто отъ Бога, Богъ Слово, отъ Отца единородный Сынъ, единосущный Отцу, Сущій отъ Сущаго, предвѣчное Слово, рожденный отъ Отца безъ Матери прежде всѣхъ вѣковъ неизреченно — Сей самый въ послѣдокъ дней рождается отъ дщери человѣческой, отъ Маріи Дѣвы безъ отца, рождается Богъ воплощенный, понесши на Себѣ отъ нея заимствованную плоть, содѣлавшись человѣкомъ, которымъ не былъ, и пребывъ Богомъ, Которымъ былъ, чтобы спасти міръ. И Онъ есть Христосъ, Сынъ Божій, единородный отъ Отца, и единородный отъ Матери.

Одного и того же исповѣдую совершеннымъ Богомъ и совершеннымъ человѣкомъ, въ двухъ естествахъ, ѵпостасно или лично соединенныхъ, познаваемыхъ нераздѣльно, несліянно и неизмѣнно, облекшимся въ плоть, одушевленную словесною и разумною душею, и содѣлавшимся намъ подобострастнымъ во всемъ, кромѣ одного грѣха. Одинъ и тотъ же есть земный и небесный, временный и вѣчный, подначальный и безначальный, безлѣтный и подлежащій времени, созданный и не созданный, страдательный и безсмертный, Богъ и человѣкъ, въ томъ и другомъ совершенный, одинъ въ два естества, и въ двухъ одинъ.

Одно лице Отца, и одно лице Сына, и одно лице Духа Святаго, одно Божество, одна сила, одно царство въ трехъ Лицахъ или Ѵпостасяхъ. Такъ славимъ Святую Единицу въ Троицѣ, и Святую Троицу въ Единицѣ. Послѣ того, какъ Отецъ воззвалъ съ неба: Сей есть Сынъ Мой возлюбленный: Того послушайте, приняла сіе Святая Божія вселенская Церковь. О Сей Святой Троицѣ креститъ она въ жизнь вѣчную, Ее святитъ равночестіемъ, Ее исповѣдуетъ нераздѣльно, неотлучно, Ей покланяется непогрѣшительно, Ее исповѣдуетъ и прославляетъ. Сей триѵпостасной Единицѣ — Отцу и Сыну и Святому Духу подобаютъ слава, благодареніе, честь, держава, величіе нынѣ и всегда, и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Мѣсто сіе переведено по оксфордскому изданію.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 2-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 50-59.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0