Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

43. О женѣ грѣницѣ помазавшей Господа мѵромъ.

Много преподобныхъ и достойныхъ Бога, которые благочестиво воспѣваютъ Пречистаго Владыку; но, по благодати вѣры, и я недостойный сподобился съ ними славословить Его; потому что благодать никогда не отвергаетъ ни одного человѣка, желающаго спастись. Какъ родникъ, непрестанно источающій чистыя струи и обильные потоки, никогда не воспрещаетъ желающему въ обиліи наслаждаться даромъ чистыхъ водъ: такъ и Божественная благодать отверста всѣмъ, чтобы каждый наслаждался, сколько хочетъ. Ибо, когда Спаситель въ Евангеліяхъ Божественнымъ гласомъ своимъ всѣхъ призываетъ, ни мало не различая убогаго съ богатымъ, говоритъ: аще кто жаждетъ, да пріидетъ ко Мнѣ и піетъ (Іоан. 7, 37). Посему-то и я, хотя недостоинъ, содѣлался причастникомъ благодати Его, возжелалъ смѣло со слезами воспѣвать Его, чтобъ получить отпущеніе грѣховъ, какъ и та жена грѣшница, въ душевной горячности, смѣло вошла въ оный вожделѣнный домъ, гдѣ возлежалъ Разрѣшитель долговъ.

Вижу это и воспріемлю еще бóльшее дерзновеніе стать крайне неотступнымъ въ прошеніи; ибо усматриваю избытокъ душевной горячности, эту самую сильную и прекрасную неотступность. Пріидите, христолюбивые, совершенные слушатели, и насладитесь прекраснымъ повѣствованіемъ о сей великой и дивной женѣ, ежечасно призывающей насъ на необычайное зрѣлище. Зрѣлищемъ же называютъ то позорище, какое жена сія составила для Ангеловъ и человѣковъ.

Какъ открыто взошла она, вовсе незванная? Какъ приблизилась къ Нему возлежащему, объявила всѣ тайны сердечныя, пересказавъ все это безъ звука и голоса? Видишь ли необыкновенную приверженность души, какъ утвердилась она въ своей неотступности? Не убоялась мужественная жена ни ропота домашнихъ, ни жестокаго выговора отъ предстоящихъ; она разсуждала сама въ себѣ: «если не сдѣлаю, чтобъ на лицѣ моемъ, какъ на желѣзномъ и мѣдномъ, вовсе не было видно стыда, то не могу спастись отъ гнуснаго прилива распутствъ моихъ. Пренебрегу же униженіемъ предъ людьми, ни во что вмѣняя ихъ оскорбленія. Кратко это время прекрасной неотступности въ сравненіи съ прежнимъ временемъ моего безстыдства. Тогда, безстыдно стоя на распутіяхъ, всѣхъ приглашала я на срамное дѣло, ко всякому выходя на встрѣчу въ неблагопристойныхъ нарядахъ, счетомъ заплетши волосъ съ волосомъ, съ сіяющей улыбкой на ланитахъ, придавъ себѣ обольстительный видъ, чтобъ привлечь къ себѣ всякаго благообразнаго и красиваго юношу; тогда совершенно была я діавольскою сѣтію, уловляя души въ вѣчное осужденіе. Поэтому теперь должна приложить трудъ, скорѣй уврачеваться, и вмѣсто тѣхъ худыхъ дѣлъ сдѣлать доброе. Пойду, припаду къ великому Врачу, Который всѣхъ пріемлетъ и никого не презираетъ. Скажу Ему все, что сдѣлала тѣломъ своимъ на обольщеніе юныхъ. Прекрасные свои волосы, сіявшіе прежде на услажденіе и соблазнъ многихъ, употреблю вмѣсто полотенца, или утиральника, и вѣжды свои вмѣстѣ съ зѣницами глазъ, которыми подавала я срамные знаки, обращу въ источники слезъ. И трезвенно уже буду слѣдовать по стопамъ святаго Врача, чтобы припасть къ Нему».

Возъимѣвъ такое намѣреніе, дивная жена сія искала времени, храня въ душѣ самую твердую мысль, крѣпко объять ноги Господни. Узнавъ же, что Симонъ, одинъ изъ фарисеевъ, звалъ къ себѣ Спасителя, весьма тому обрадовалась, и съ великою горячностію идетъ къ одному мѵровару, купить сосудъ мѵра.

И пошедши, говоритъ сама въ себѣ: «гдѣ бы ни взять мнѣ отмѣннаго мѵра, которое было бы достойно святаго и великаго Врача, чтобъ принялъ его вмѣстѣ съ моими слезами; щедрую дамъ плату, только бы достигнуть цѣли. И самого мѵровара стану пытать нещадно, или лучше сказать, буду заклинать его именемъ Бога святыхъ отцевъ его, — какъ вѣруютъ они, — чтобъ далъ мнѣ, на чествованіе Врачу, отличнаго царскаго мѵра, взявъ съ меня богатую цѣну».

И пошедши къ одному изъ мѵроваровъ, говоритъ ему весело: «миръ тебѣ, мѵроваръ! Ищу отличнаго, царскаго дорогаго мѵра, подобнаго которому нигдѣ не бывало; потому что всѣхъ выше и Тотъ, Кого люблю, и невозможно другому кому равнять себя съ Нимъ».

Мѵроваръ же сказалъ ей въ отвѣтъ: «заносчивы слова твои, жена. Кто не знаетъ, кто ты? Ты всегда на городскихъ распутіяхъ, и въ городѣ у тебя великое множество любителей. Кому же изъ всѣхъ нихъ хочешь ты, жена, поднести это отмѣнное царское мѵро? Чѣмъ онъ можетъ надѣлить тебя за мѵро, которое хочешь купить за такую цѣну? И мнѣ продать хочется; впрочемъ, желалъ бы знать, къ кому понесешь ты съ усердіемъ и смущеніемъ. Развѣ къ кому изъ вельможъ царскаго двора пойдетъ оно? А между царями не было въ Израилѣ другаго царя выше Давида: не изъ его ли рода новый твой любитель? Скажи мнѣ, жена; потому что хочется мнѣ увѣриться; такъ какъ и цѣна высока, и самое твое усердіе приводитъ меня въ изумленіе; скажи, кто онъ такой»?

Тогда чудная жена съ душевнымъ смятеніемъ отвѣчала мѵровару, говоря: «побойся Бога отцевъ, человѣкъ. Дай мнѣ сосудъ мѵра, чтобы скорѣе поспѣть. Побойся Бога, давшаго такую силу рукѣ Моѵсеевой, чтобъ жезломъ раздѣлить морскія воды, остановить ихъ въ видѣ отвѣсныхъ скалъ, и провести народъ по сухому песку. Заклинаю тебя, юноша, святыми костями, которыя несъ съ собою Моѵсей по морской глубинѣ, разумѣю же останки подвижника Іосифа, который открыто побѣдилъ змію въ пещерѣ. Заклинаю тебя, юноша, тѣмъ святымъ гласомъ, который вѣщалъ Моѵсею въ пламени горящемъ и въ купинѣ несгоравшей. Заклинаю тебя, юноша, Тѣмъ, Кто на горѣ, безъ ущерба славы Своей, далъ сіяніе лицу Моѵсееву. Заклинаю тебя, юноша, святымъ кивотомъ, остановившимъ токи рѣки Іордана до совершеннаго ея осушенія. Заклинаю тебя, юноша, святою силою, въ мгновеніе ока разрушившею седмь стѣнъ города Іерихона; и святыми руками Іисуса Навина, который, поднявъ ихъ въ воздушную высоту, словомъ остановилъ теченіе стихій, такъ что одинъ день равнялся двумъ. Вотъ, сколько наговорила я тебѣ, призвала имя Божіе, имя всѣхъ святыхъ, благопокорствовавшихъ Богу; дай мнѣ, наконецъ, мѵра, и за сосудъ онаго возьми, какую хочешь цѣну; только дай мнѣ отличнаго мѵра, и отпусти меня, чтобы скорѣе увидѣть мнѣ великаго, превожделѣннаго, пречистаго моего Возлюбленнаго».

Мѵроваръ опять отвѣчалъ женѣ: «вижу твою щедрость въ цѣнѣ за сосудъ мѵра. Какой же ущербъ будетъ тебѣ, жена, если скажешь мнѣ о своемъ Возлюбленномъ, котораго пріобрѣла ты нынѣ въ любовь? И во мнѣ возбудила ты желаніе узнать Его. Не могу тебѣ, жена, дать мѵра, если не скажешь мнѣ, кто Онъ».

Она отвѣчала ему: «для чего дѣлаешь мнѣ такое принужденіе, подробно разспрашивая о томъ, чего невозможно сказать? Пламенѣетъ душа моя, сгораетъ сердце мое. Когда увижу Его, и исполнитъ меня радости? Побойся, человѣкъ, Бога, Пречистаго Владыки, и успокой меня добрымъ отвѣтомъ. Побойся, человѣкъ, Святаго Бога, Который призвалъ Авраама, прославилъ сына его Исаака, и Іакова наименовалъ Израилемъ и поставилъ патріархомъ двѣнадцати колѣнъ. Побойся, человѣкъ, Бога, Который далъ Самуила Аннѣ, усердно помолившейся въ душевной скорби. Побойся, человѣкъ, Праведнаго Бога, Который агницу Сусанну избавилъ отъ лютыхъ волковъ. Склонись на мою просьбу, юноша, и дай мнѣ, какъ уже говорила я тебѣ, сосудъ отличнаго царскаго мѵра. Если бы видѣлъ ты, человѣкъ, пламень сердца моего; то самъ поспѣшилъ бы отпустить меня отсюда».

Мѵроваръ, желая дознаться о сосудѣ мѵра, опять сказалъ ей: «послушай, жена; много ты заклинала и также выпытывала меня, чтобъ далъ я тебѣ мѵро; но я неоднократно просилъ тебя сказать мнѣ. Не ужели Онъ выше всѣхъ людей и нѣтъ на землѣ прекраснѣе Его, что такъ уязвилась ты красотой Его, и хочешь принести прекрасному отличное мѵро? Развѣ потомокъ это праведнаго царя Давида, или великаго Авраама, друга Всевышнему? Скажи мнѣ, кто Онъ? Почему пламенѣешь ты такимъ усердіемъ взирать на красоту Его»?

Жена отвѣчала, и сказала мѵровару: «для чего принуждаешь меня столько объявить тебѣ тайну мою? Мѵро купить пришла я, а не бесѣдовать. Побойся, человѣкъ, Пречистаго Бога, сжалься надо мною и отпусти меня скорѣе, чтобы со тщаніемъ прійдти мнѣ къ великому моему Возлюбленному, и со всѣмъ уваженіемъ подать сосудъ мѵра. Не медли, человѣкъ, не будь виновникомъ вѣчной скорби для меня, лишенной такого сокровища».

Мѵроваръ сказалъ ей: «если нѣтъ въ тебѣ зависти (а иначе можно это подумать), то открой мнѣ Благодѣтеля своего; я охотно, удовлетворившись, доставлю тебѣ царскаго мѵра, какого ищешь. Впрочемъ, какъ думаю, ты найдешь во мнѣ споспѣшника благому своему ожиданію».

Жена, видя, что мѵроваръ такъ много дѣлаетъ ей вопросовъ, весьма дивилась его ревности, почему съ такимъ усердіемъ старался узнать, и отвѣчала наконецъ мѵровару, говоря: «всякому, думаю, извѣстно въ городѣ, какъ я поступала, ежечасно и себя блудомъ оскверняя и другихъ уловляя въ ту же скверну. Но увидѣла я нечаянно онаго Святаго, явившагося на землѣ, Врача и Спасителя; и тотчасъ душа моя стала плѣнницею и повлеклась въ слѣдъ пречистой красоты Его. Ибо своими глазами видѣла я приводящія въ страхъ исцѣленія, безпримѣрныя знаменія и великое въ Немъ состраданіе. И грѣшниковъ пріемлетъ Онъ, и къ мытарямъ приходитъ, и прокаженныхъ не отвергаетъ, и нечестивцевъ не гонитъ прочь; но всѣхъ принимаетъ съ равнымъ милосердіемъ, не гнѣвается на приходящихъ къ Нему. Видя же это, пришла я въ изумленіе, и сказала сама въ себѣ: что и жить мнѣ, несчастной, если не прійду къ Нему? Многочисленны грѣхи мои, а равно и непотребства мои; велико мое поврежденіе. Почему же пребываю въ нерадѣніи? Не найдти мнѣ другаго подобнаго времени и другаго столько же человѣколюбиваго врача. Я такъ увѣрена, что сей явившійся великій Властитель есть Богъ. Всему повелѣваетъ словомъ, всѣхъ исцѣляетъ словомъ, съ полною властію отпускаетъ грѣхи. Нашедши такое время и такого врача, не должно оставаться въ безпечности о своемъ исцѣленіи. Посему-то спѣшу сему благому Разрѣшителю дать рукописаніе долговъ своихъ. Знаю, что согрѣшила я выше мѣры и всякаго слова, и невозможно изобразить моего непотребства. Но предъ непреклонностію Его милосердія, всѣ беззаконія мои, какъ капля. Вѣрно знаю, что, если только приближусь къ Нему, тотчасъ очищусь отъ всѣхъ грѣховъ и злыхъ беззаконій, удаливъ отъ себя всякое неблагопристойное дѣло; потому что Онъ небесный и пречистый. Итакъ вотъ, юноша, высказала я тебѣ всѣ тайны сердца своего. Дай мнѣ, наконецъ, мѵра; довольно уже времени, какъ задерживаешь меня, желая узнать, кому несу мѵро».

Все сіе съ удовольствіемъ выслушавъ, мѵроваръ въ сердечной радости сказалъ женѣ: «свидѣтельствую тебѣ свою благодарность, вѣрнѣйшая жена, открывшая мнѣ прекрасное свое намѣреніе. Ты внезапно обрѣла великаго, небеснаго Возлюбленнаго. Онъ все освящаетъ однимъ словомъ. Божественное, достохвальное и весьма полезное для всѣхъ родовъ дѣло хочешь ты сдѣлать, жена. Подлинно величайшее это спасеніе, и во-первыхъ тебѣ самой и всѣмъ грѣшникамъ. Ты дщерь отцевъ, сродница преподобныхъ, какъ дóлжно увѣровавшихъ въ Святаго Бога. Но хочу предложить тебѣ небольшой совѣтъ. Прійми его благодушно, безъ всякой жалобы. И сама хорошо знаешь, что фарисеи, будучи лукавы, противодѣйствуютъ Ему; потому что Онъ Богъ великій и человѣколюбивый, прощаетъ грѣхи по Своему благоутробію. Поэтому, если увидятъ они, что идешь туда, тотчасъ замкнутъ двери дома, будутъ готовы нещадно оскорблять тебя, нанести тебѣ сильные удары; но ты, слыша сіе, нимало не приходи въ робость, но будь въ душѣ тверже камня. Если не стыдилась ты дѣлъ блудныхъ, не тѣмъ ли паче должна не постыдиться здѣсь ради спасенія? Всѣ, и свободные и рабы, придверники, слуги жестоко будутъ нападать на тебя и оскорблять съ безчестіемъ. Презрѣвъ все это, смѣло войди къ Оному Святому съ великимъ смиреніемъ, какъ сама прежде говорила, обними съ любовію стопы Пречистаго; и будешь блаженна. Ибо вотъ слышалъ я, онъ въ дому одного фарисея, Симона. Иди съ миромъ, войди съ радостію, приближься съ горячностію; да будетъ принятъ даръ твой. Вотъ отличное, дорогое, достойное Спасителя мѵро даю тебѣ, вѣрная жена, молись и о мнѣ».

Взявъ сосудъ, полный отличнаго мѵра, жена пошла съ радостію и поспѣшностію, и молилась, говоря сама съ собою: «кто дастъ мнѣ это, чтобъ найти дверь отворенною, тотчасъ взойти и припасть къ стопамъ святаго Врача? Обнявъ же ихъ, никакъ не выпущу, пока не получу прощенія долговъ моихъ. Усердно помолюсь Господу, Который вѣдаетъ всѣ мои сокровенности, прежде нежели приближусь къ Нему. Онъ все знаетъ. Иду же къ доброму Врачу, иду видѣть человѣколюбиваго и сострадательнаго, благаго Спасителя міра».

И стала молиться жена святому Господу Богу: «вотъ, Господи, Ты въ дому Симона возлежишь съ нимъ: и Тебя почитаютъ простымъ человѣкомъ, а Ты, Христе, вѣдаешь тайны сердца моего, и знаешь помышленіе души моей. Для чего принесла я драгоцѣнное мѵро? — Чтобъ, пришедши, припасть къ пречистымъ стопамъ Божества Твоего, и чтобъ Ты избавилъ меня отъ срамныхъ дѣлъ, какія я сдѣлала. Знаю, Владыка, что Ты Богъ, и по благоутробію Своему благій, спасаешь всѣхъ, не хотя, чтобы погибъ и одинъ грѣшникъ, припадающій къ Тебѣ, Спаситель, по собственному изволенію своему. Я однажды видѣла Тебя на улицахъ и увѣровала, что все Тебѣ возможно. Посему сдѣлай для меня это, многомилостивый Спаситель, чтобъ невозбранно взойти мнѣ туда, гдѣ возлежишь Ты».

Съ такими мыслями, и еще бóльше сего наговоривъ сама въ себѣ, достигла она того дома, гдѣ былъ Христосъ и находитъ, что всѣ двери ей отворены, и вошла она съ радостію, тотчасъ стала позади Господа, и съ великою вѣрою касается ногъ Его. Приклонивъ голову вмѣстѣ съ сердцемъ, начала она, при воздыханіяхъ, ручьями слезъ орошать ноги Его, въ сильнѣйшей любви, съ радостію лобзая ихъ, отярая власами главы, усердно помазывая ихъ мѵромъ, и говоря: «вотъ, Владыка, Ты одинъ знаешь, какъ осмѣлилась я сдѣлать это. Не въ совершенномъ невѣдѣніи негодныхъ дѣлъ своихъ, Господи, съ безстыдствомъ приблизилась я къ Тебѣ, Пречистому Богу, но желая спастись, припала къ Тебѣ, Владыка, какъ небоязненно припадаютъ мытари. Пріими, Христе, желаніе бѣдной души моей. Да вмѣнено мнѣ будетъ дерзновеніе мое, да принято будетъ моленіе мое, неотступность моя да станетъ совершенною молитвою, мѵро сіе да послужитъ къ умилостивленію Твоему, Пречистый, сокрушеніе сердца моего да обратится мнѣ въ просвѣщеніе! Съ юнаго возраста слышала я восклицанія многихъ, что родился Богъ отъ Дѣвы, и желая довѣдаться, спрашивала, какъ безплотный можетъ воплотиться? Родители же говорили мнѣ: это отеческое преданіе, оно гласитъ о семъ, что Святый Богъ отъ Дѣвы родится на землю во плоти. Итакъ, о чемъ слыхала я въ молодости, теперь вотъ дѣйствительно вижу то у себя передъ глазами, то есть великаго святаго Бога, Который, какъ смертный, видимъ во плоти нашей, и хочетъ спасти насъ. Я смотрю на Тебя не какъ этотъ фарисей Симонъ, сего дня позвавшій Тебя на ужинъ; но вижу Бога, великаго Зиждителя вселенной, создавшаго все единымъ словомъ. Я заблудшая агница изъ Твоего стада. Возвратити меня, Спаситель, въ ограду Твою; потому что Ты единственный добрый Пастырь, собирающій заблудшихъ во дворъ Свой. Я голубица Твоя, Владыка, похищенная лютымъ ястребомъ. Племенѣетъ душа моя, уязвленная любовію къ великой святынѣ Твоей, Господи. По человѣколюбію Твоему, Пречистый, выведи изъ меня гнусное злословіе беззаконій. По благости Твоей, благоутробный, очисти струпы прегрѣшеній моихъ, вмѣсто мѵра омытые слезами. Благодать Твоя отверзла уста мои, и я осмѣлилась изречь это предъ тобою, чтобы стать прекраснымъ образцемъ для грѣшниковъ, которыхъ самъ Ты, Благій, пришелъ спасти. Ей Спаситель, умоляю Тебя, не презри слезъ бѣднаго сердца. Ибо знаю, что для Тебя ничего нѣтъ невозможнаго, но все Ты можешь сдѣлать».

Помолилась она сердцемъ Создавшему сердцá человѣческія на единѣ (Псал. 32, 15), и вмѣсто мѵра получила мѵро жизни, вмѣсто тлѣннаго — нетлѣнное и пребывающее во вѣки. Не такъ было благоуханно мѵро предъ мѵромъ слова Господня. Принесла она прекрасное мѵро и любвовь, а получила отпущеніе грѣхопаденій; потому что Христосъ Спаситель, какъ Предвѣдущій и Богъ, оправдалъ намѣреніе гибнущей души: не открылъ тайныхъ паденій, какимъ подвергалась прежде дивная жена, но провозгласилъ сперва о ея долгахъ, а потомъ провозгласилъ и о ея любви.

Итакъ, объявъ это умомъ своимъ, возлюбленные и вѣрные, пришелъ я тотчасъ въ самое сильное изумленіе, какъ она вошедши приблизилась вдругъ безъ страха, какъ предстала лицу всѣхъ, проливая слезы предъ очами возлежащихъ и вечеряющихъ тамъ, какъ съ большою вольностію распустила свои волосы, какъ безъ стыда орошала ноги Христовы, какъ никто нисколько не высылалъ ее вонъ, какъ никто нимало не вознегодовалъ на нее; напротивъ того, плачъ ея былъ всѣмъ сладокъ, и воздыханія ея всѣмъ пріятны. Всѣ онѣмѣли и вмѣстѣ съ снѣдями насыщалися зрѣлищемъ, смотря на странное чудо, явившееся во время вечери, на странное дѣло, совершившееся внезапно. Жена блудница, незванная, вошедши стала позади трапезы съ распущенными на груди волосами, съ сосудомъ отличнаго мѵра въ рукахъ, и никто изъ вкушающихъ и изъ предстоящихъ не спросилъ: «зачѣмъ вошла такъ стремительно»? никто не сказалъ: «чего ищешь здѣсь, жена»? Напротивъ того, для всѣхъ усладительно было чудо сіе, для всѣхъ странно и пріятно зрѣлище. Всѣ Архангелы объяты были трепетомъ; Херувимы и Серафимы предстояли въ страхѣ, видя величайшее дерзновеніе жены, съ горячностію держащейся за ноги Господни. Херувимъ никакъ не осмѣливается взирать, а жена грѣшница лобзаетъ ноги. Серафимъ крылами закрываетъ лице, а жена грѣшница предстоитъ открыто. Ангелы не могутъ приближаться къ престолу, а жена власами отираетъ стопы.

О преисполненная вѣры, жена! Какъ восхвалю чрезмѣрность любви въ твоемъ предпріятіи, совершенномъ съ такою горячностію? Какъ прославлю, о жена, великое желаніе совершенной души твоей, устремленной къ Богу? Кто такъ любитъ, какъ ты возлюбила? Или кто изъ человѣкъ такъ будетъ принятъ, какъ ты принята? Все сіе по благодати домостроительствуетъ Спаситель для спасенія человѣческаго рода, чтобы тѣмъ, которые страшно одержимы грѣхами, дать дерзновеніе приходить въ покаяніе.

Между тѣмъ какъ жена молилась и плакала, фарисей, видя это, сильно смутился. Сожалѣя уже, что позвалъ Христа въ домъ свой, какъ Пророка, и слагая горькую мысль въ сердцѣ своемъ, говорилъ самъ въ себѣ: «думалъ я, что онъ Пророкъ, Пророкъ совершенный, вѣдаетъ будущее, и ясно знаетъ прошедшее. А теперь вышло, что не знаетъ въ точности и того, что передъ глазами; онъ то же, что и всѣ прочіе».

Господь же нашъ, всегда проникающій въ сокровенности сердецъ, какъ Создатель, не вдругъ съ строгостію обличилъ лукавнующаго, но съ незлобіемъ выводитъ на свѣтъ сокровенное. Подлинно, съ кротостію и великою благосклонностію загадочно выражаетъ ему то, о чемъ помышлялъ онъ. «Симонъ, Симонъ, скажу тебѣ притчу, и хочу, чтобы ты былъ судіею словъ Моихъ. У одного заимодавца были два должника; одинъ долженъ былъ ему пятьдесятъ золотыхъ монетъ, а другой былъ долженъ пятьсотъ. Оба они пришли въ нищету. Великій же оный заимодавецъ, видя скорбь, обоимъ равно простивъ долгъ, ясно всѣмъ показалъ великую свою сострадательность. Какъ самъ ты разсуждаешь о сихъ двухъ должникахъ? Который изъ нихъ долженъ болѣе возлюбить простившаго долгъ? Тотъ ли, кому прощено мало, или тотъ болѣе, кому прощено много? А заимодавецъ простилъ долгъ обоимъ».

Симонъ отвѣчалъ: «кому больше прощено, тотъ гораздо болѣе долженъ возлюбить».

Господь же сказалъ ему: «прекрасно ты разсудилъ. Итакъ, послушай, скажу тебѣ о незнаніи твоемъ. Самъ ты изъ почтенія ко Мнѣ позвалъ Меня въ домъ свой, но и водою не омылъ ногъ Мнѣ, какъ Пророку, а жена, которую видишь, слезами своими омыла ноги Мои и отерла волосами. А также ты, Симонъ, и лобзанія Мнѣ не далъ; она же не перестаетъ лобызать ноги Мои. Ты головы Моей масломъ никогда не помазалъ; она же ноги Мои помазала дорогимъ мѵромъ. Потому сказываю тебѣ: многіе грѣхи, которыхъ, думаешь ты, не знаю Я, будутъ ей отпущены; потому что предварила доказать любовь въ надеждѣ отпущенія, Кто мало любитъ, тому отпущается немногое. Впрочемъ не соблазняйся спасеніемъ сей грѣшницы; потому что Я пришелъ грѣшниковъ спасти, омраченныхъ просвѣтить. Поелику Раавъ, принявшая къ себѣ соглядатаевъ, твердо увѣровала въ Бога отцевъ: то Іисусъ Навинъ, узнавъ ея крѣпкую вѣру, спасъ ее, такъ что имя ея записано во всѣхъ родахъ, и слава о ней въ двѣнадцати колѣнахъ израильскихъ. Такъ и Я теперь принялъ сію жену. Съ непоколебимою вѣрою и съ совершенною приверженностію возлюбила она Меня отъ всего сердца и отъ всей души; и Я пріемлю ее избранную, и будетъ она въ числѣ праведниковъ, возлюбившихъ Меня, и отпущены ей будутъ ея прегрѣшенія. Имя же ея не изгладится въ вѣки вѣковъ, но чтó сдѣлала она, изъ рода въ родъ будетъ пересказываемо то въ память ея. И всѣ, слыша о поступкѣ ея, сами содѣлаются любителями добрыхъ дѣлъ и причастниками богатыхъ и вѣчныхъ благихъ даровъ».

О если бы и намъ стать подражателями ея, и, исповѣдовавъ нечистоту душъ своихъ, очистить слезами и сподобиться человѣколюбія Святаго Бога! Ему слава — Отцу и Сыну и Святому Духу, и нынѣ, и всегда, и во вѣки вѣковъ! Аминь.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 2-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 317-328.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0