Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

45. Слово о Авраамѣ и Исаакѣ [1].

Переселилъ Богъ праведнаго Авраама отъ сродниковъ его и отъ всѣхъ ему своихъ; терпитъ онъ бѣдствія на чужой сторонѣ и съ упованіемъ ждетъ исполненія обѣтованія. Великое налагается на патріарха испытаніе, которымъ и доказана твердость его предъ Богомъ. Много проходитъ времени; юность увяла наконецъ какъ цвѣтъ; старость при дверяхъ; природа, преклоняясь къ дряхлости и терпя свойственное ей, изнемогла; и въ немъ и въ супругѣ его угасли отъ старости и крѣпость и сила къ чадородію; у обоихъ тѣла, съ утратою ихъ юности, стали согбены по закову естества. Но сильна была въ нихъ надежда на Бога. Не только она не старѣла, но даже была она непреодолима.

По сему-то сверхъ упованія Авраамъ родилъ Исаака, который во всемъ прообразовалъ собою Владыку. Ибо не дѣломъ было естества, чтобъ мертвая утроба зачала, и сухіе сосцы снабжали млекомъ Исаака; не дѣломъ было также естества, что Дѣва Марія зачала безъ мужа и безъ растлѣнія родила Спасителя вселенной. Господь Сарру въ старости содѣлалъ матерью, а Марію по рожденіи показалъ Дѣвою. Ангелъ говорилъ патріарху въ сѣни его: въ сіе время будетъ Саррѣ сынъ (Быт. 18, 14). Ангелъ въ Виѳлеемѣ сказалъ Маріи: се родитъ сына благодатная (Лук. 1, 28. 31). Разсмѣялась Сарра, видя свое неплодство, смотря на омертвеніе, не повѣря слову. Какъ этому быть, говоритъ она, когда я и Авраамъ не способны уже къ плодоношенію? Недоумѣвала и Марія, видя свое дѣвство и печати его храня нерушимыми: како будетъ сіе мнѣ, которая мужа не знаю (Лук. 1, 35)? Ибо обѣтованіе было странно для естества. Но сверхъ упованія Саррѣ Давшій Исаака, отъ Дѣвы самъ родился по плоти. Обрадованы были Сарра и Авраамъ, когда родился Исаакъ, какъ сказалъ Богъ; обрадованы были Марія и Іосифъ, когда родился Іисусъ, какъ сказалъ Гавріилъ; обильно текли въ уста Исааку источники млека у заматорѣвшей лѣтами; обильно сосцы Дѣвы источали млеко Питающему всѣ концы міра. Кто сказалъ бы Аврааму, что Сарра въ старости млекомъ питаетъ сына? восклицала неплодная (Быт. 21. 7). Кто сказалъ бы людямъ, что я, дѣва, и родила, и питаю млекомъ? говорила Марія. Не ради Исаака смѣялась Сарра, ни ради Того, Кто родился отъ Маріи. И какъ Іоаннъ взыграніемъ, такъ Сарра смѣхомъ, выразили радость. Младенецъ возрасталъ, приходя въ цвѣтущій возрастъ юношей; былъ строенъ и прекрасенъ, съ лѣпотою тѣла ежедневно пріумножая въ себѣ и доблести душевныя, приводилъ въ восхищеніе родителей. Подражайте сему вы, у кого есть дѣти. Какъ восхищается отецъ, видя юнаго сына, и какъ радуется, примѣчая, что отрокъ успѣваетъ или прилеженъ къ наукамъ!

Но когда Авраамъ, видя сіе, радовался, наложено на него искушеніе и тяжкое испытаніе, чтобы содѣлалось явнымъ, чему даетъ онъ болѣе силы, — естественной ли склоиности, или любви къ Богу? Пересказывая о семъ болѣзненномъ искушеніи, прихожу я, возлюбленные, въ трепетъ и ужасъ. Богъ снова бесѣдуетъ съ Авраамомъ и призываетъ его по имени, говоря: пойми единороднаго сына твоего Исаака, егоже возлюбилъ еси, и самъ вознеси его въ жертву на едину отъ горъ, ихъже ти реку (Быт. 22, 2). И когда Богъ началъ ему говорить: Аврааме, Аврааме, съ готовностію повиновался онъ, ожидая болѣе милостиваго усугубленія благодати, безъ сомнѣнія пребывая въ томъ чаяніи, что или сочетаетъ его бракомъ, или устроитъ брачный чертогъ ему; а чрезъ сіе прійдетъ къ своему концу благословеніе о сѣмени и умноженіи рода, какъ было дано обѣтованіе. Но обратимъ вниманіе на продолженіе слова: пойми единороднаго, возлюбленнаго сына твоего. Видишь-ли, какія острія имѣетъ у себя слово, какъ уязвляетъ оно отца, какой возжигаетъ пламень въ естествѣ, какъ возбуждаетъ нѣжную отеческую любовь къ сыну, называя его вмѣстѣ и единороднымъ и возлюбленнымъ, чтобы отъ подобныхъ наименованій воскипѣвшая къ сыну любовь искусила силу воли? и вознеси его со всесожженіемъ на едину отъ горъ, ихъже ти покажу.

Что ощутили вы, выслушавъ это? Какъ не лишились чувствъ при семъ повѣствованіи вы, которые сами отцы и по природѣ ясно знаете нѣжную привязанность къ дѣтямъ? Вамъ извѣстно, очень извѣстно, какъ отеческій слухъ принимаетъ повелѣніе убить единороднаго сына. Кто не ужаснулся бы при такой рѣчи? Кто не отвратилъ бы тотчасъ лица? Кто при семъ повелѣніи не пожелалъ бы лучше умереть, нежели принять слово? Или кто не сталъ бы ему прекословить, въ защитники своего дѣла призвавъ самую природу? «Почему повелѣлъ быть сему, Владыка? Для чего изрекъ Ты сіе страшное слово? Для того ли восхотѣлъ сдѣлать меня отцемъ, чтобъ внезапно сдѣлать дѣтоубійцею? Для того ли далъ вкусить мнѣ сладкаго дара, чтобы показать изъ меня притчу всему міру? Своими руками предамъ я закланію отрока? Родною кровію осквернивъ десницу, сдѣлаюсь дѣтоубійцей? Ужели такъ повелѣваешь сіе, и столько услаждаешься подобными жертвами? Приказываешь убить любезнѣйшаго сына, который, какъ ожидалъ я, предаетъ погребенію меня съ Саррою? Такой ли, скажи мнѣ, сооружу ему брачный чертогъ? Такое ли приготовлю брачное веселіе? И возжгу для него не брачный свѣтильникъ, не свѣтъ радостей, но погребальный огонь? Такъ ли я увѣнчаю себя? Такъ ли устрою брачное ложе и окружу его ликами поющихъ? Такъ ли буду, какъ сказалъ Ты, отцемъ народовъ, не удостоившись имѣть и одного сына»?

Но праведникъ не возразилъ ничего сему подобнаго; напротивъ того, пребывъ покорнымъ, воспламенилъ любовь сильнѣе огня, содѣлалъ приверженность свою острѣе меча. Ею разсѣкъ узы естества, какъ нѣчто земное совлекъ съ себя, и оставилъ бремя сострадательныхъ влеченій сердца, съ готовностію предалъ всего себя и внялъ повелѣнію заклать сына. Но ничего не сказалъ и не сообщилъ о семъ супругѣ, поступивъ въ этомъ съ великою для себя пользою. Ибо разсудилъ, что женщина въ совѣтѣ и не заслуживаетъ вѣроятія и не доставитъ ему пользы; потому что нимало не помогло, а даже повредило Адаму, когда допустилъ онъ къ совѣту Еву. Посему, чтобы Сарра не подверглась какой женской немощи, и сѣтуя, какъ свойственно матери, не уменьшила въ немъ силы и чистоты любви его къ Богу, потщился утаить отъ нея. Ибо съ какими бы плачевными жалобами обратилась Сарра и къ самому сыну и къ отцу его? На что не отважилась бы, видя, что сына ея насильно влекутъ на закланіе? Не привлекла ли бы его къ себѣ, обвившись около его выи, и крѣпко сжимая его въ своихъ объятіяхъ? Чего не наговорила бы она Аврааму, и какъ скорбно стала бы вопіять, сѣтуя: «Пощади, пощади природу; пощади, пощади, Авраамъ, сына; не будь поводомъ міру къ худой о тебѣ повѣсти. Единородный у меня сынъ, онъ у меня первый, онъ же первый и послѣдній, въ болѣзняхъ рожденный Исаакъ. Не ссѣкай единаго грозда, который плодоносили мы, когда уже по времени не походили на плодовидную лозу. Не пожинай немилосердымъ серпомъ единаго класа, который произращенъ нами во время нашего омертвѣнія; не сокрушай жезла, на который опираемся; не преломляй вѣтви, на которой покоимся; не ослѣпляй ока, которое пріобрѣли себѣ мы двое; не уничтожай памяти нашей въ поднебесной. Не закалай подобно овцѣ того агнца, котораго имѣемъ у себя; не похищай нашей радости и не наполняй дней нашихъ плачемъ. На кого будемъ смотрѣть послѣ него за трапезой? Кто наименуетъ меня матерью? Кто прислужитъ нашей старости? Кто опрячетъ насъ умершихъ? Кто тѣло наше покроетъ землею во гробѣ? Кто сохранитъ наконецъ память безчадныхъ? Посмотри на красоту юноши, на этотъ цвѣтъ юности; и во врагѣ видя сіе, конечно, ты сжалился бы. Онъ данъ мнѣ, какъ плодъ долговременной молитвы; онъ остался, какъ вѣтвь на отрожденіе дерева; онъ останокъ рода, онъ подпора старости, онъ единственная надежда нашей безнадежности. Если хочешь вонзить ножъ въ гортань возлюбленному, то умертви прежде меня: симъ окажешь мнѣ величайшую милость; пусть будутъ у насъ общая могила и одинъ общій надгробный памятникъ: пусть одинъ и тотъ же прахъ покроетъ тѣла обоихъ; пусть общая смерть постигнетъ неплодную и рожденнаго ею; пусть одинъ общій столпъ будетъ повѣдывать страданія обоихъ; и глаза Сарры не видятъ ни Авраама дѣтоубійцы, ни Исаака, убиваемаго отцовыми руками».

Такъ и подобно сему стала бы поступать Сарра, если бы узнала, что возлюбленный ея будетъ преданъ закланію. Потому-то Авраамъ ничего не сказалъ ей о семъ, чтобы не попрепятствовала ему въ предстоящемъ дѣлѣ. Возложилъ онъ на сына полѣна дровъ, потому что и Спаситель несъ крестъ. За Исаакомъ, идущимъ на закланіе, слѣдовали оселъ и рабы его. И Христосъ, когда шествовалъ на страданіе, возсѣлъ на жребя, прознаменуя тѣмъ призваніе язычниковъ; слѣдовали же за Нимъ ученики Его, держа въ рукахъ побѣдныя знаменія и восклицая: Осанна! Исаакъ несъ дрова, восходилъ на гору, чтобъ тамъ быть закланнымъ подобно невинному агнцу: и Спаситель, неся крестъ, шелъ на лобное мѣсто, чтобы тамъ подобно агнцу быть закланнымъ за насъ. Созерцая мысленно ножъ [2], представляй себѣ копіе [3]; представляя жертвенникъ, имѣй въ мысляхъ лобное мѣсто; видя дрова, представляй крестъ; взирая на огонь, помышляй о любви. Воззри на овча, держимое двумя рогама въ садѣ, называемомъ Савекъ (Быт. 22, 13); воззри и на Христа, Божія агнца, двумя руками держимаго на крестѣ. Садъ Савекъ толкуется отпущеніе (потому что старцева сына освободилъ отъ закланія), прознаменуя крестъ, которымъ отпущены міру грѣхи его и дарована жизнь. Овенъ, повисшій въ садѣ Савекъ, таинственно избавилъ одного Исаака, Агнецъ же Божій, вися на крестѣ, спасъ міръ отъ смерти и ада. Восходя на гору для принятія смерти, Исаакъ разлученъ былъ съ своими отроками; разлученъ былъ и Христосъ съ своими учениками, когда шелъ на закланіе за насъ. Праведный Авраамъ оставилъ отроковъ, чтобы не сталъ кто изъ нихъ препятствіемъ къ священнодѣйствію, и взявъ Исаака, одинъ одного возводитъ, неся съ собою огонь, ножъ и дрова.

Что же Исаакъ? Сладчайшимъ голосомъ взываетъ и говоритъ: скажи, отче, се огнь и дрова, гдѣ есть овча, еже во всесожженіе (Быт. 22, 7)? Еще голосъ сына пронзаетъ отеческое сердце; еще новое страшное искушеніе предстояло Аврааму; еще постигло праведника новое испытаніе, которое не меньше и не человѣколюбивѣе перваго. И какъ было не прослезиться и не пріидти въ ужасъ Аврааму, у котораго уже не оставалось ожиданія услышать, что назовутъ его отцемъ? Но онъ не сказалъ ничего горестнаго, не вымолвилъ ничего плачевнаго; съ безтрепетной душой, съ непоколебимымъ помысломъ внялъ сладчайшему гласу сына, и далъ ему отвѣтъ, и простеръ къ нему слово: Богъ узритъ, чадо, овча въ жертву (Быт. 22, 8). Сказалъ же это Авраамъ, или въ ободреніе сыну, или пророчествуя о будущемъ. Когда же достигли со тщаніемъ назначеннаго мѣста, созидаетъ возвышеніе, строитъ жертвенникъ, приготовляетъ ножъ, и дрова и огонь кладетъ отецъ для сына; потомъ касается отецъ и сына, и природа не оказываетъ сопротивленія, чтобъ возбранить тому. Исаакъ предалъ себя отцу, дѣлать съ нимъ, что хочетъ. Кому прежде подивлюсь, или предъ кѣмъ прійду въ изумленіе! Какъ соплету вѣнецъ похвалъ тому, кто изъ любви и приверженности къ Богу возлагаетъ руки на возлюбленнаго, или тому, кто даже до смерти послушенъ отцу, и пріемлетъ отъ него чудное закланіе? Одинъ сталъ выше естества, предпочтя Божію заповѣдь естественному влеченію; другой послушенъ былъ отцу даже до смерти, зная, что огорчить отца хуже смерти.

Потомъ Авраамъ беретъ связаннаго сына, и рука его не цѣпенѣетъ, мысль не изумѣваетъ. Сколько разъ ни смотрѣлъ я на изображенія сего отрока, никогда не могъ пройдти безъ слезъ; искусство, дѣйствуя на зрѣніе, производило во мнѣ ясное представленіе сего событія. Близъ жертвенника лежитъ Исаакъ, припавъ предъ отцемъ на колѣно, съ загнутыми назадъ руками; Авраамъ сзади попираетъ его ногу; потомъ одною рукою отведя къ себѣ волосы сына, наклоняется къ нему и смотритъ въ лице Исааку, который жалобно устремляетъ на него взоръ и ждетъ удара. Правая рука у Авраама вооружена ножемъ и заносится на закланіе; отецъ уже касается тѣла; остріе ножа уже у гортани; остается вонзить ножъ въ ея внутренность. И въ это время слышится свыше голосъ, которымъ стремленіе руки удержано, и дѣло воспрещено: Аврааме, Аврааме, говоритъ голосъ, да не возложиши руки на Исаака, ниже да сотвориши зло сыну твоему; нынѣ бо истинно познахъ, яко боишися Бога, и не пощадѣлъ еси возлюбленнаго твоего Мене ради (Быт. 22, 11-12). Вотъ овенъ связанъ въ саду Савекъ, возьми его, продолжаетъ голосъ, и принеси вмѣсто Исаака, въ удостовѣреніе тебѣ, что принялъ я жертву — твое горячее произволеніе. Удивились Ангелы, начала и власти, престолы, господства и всѣ воинства, изумились небеса, солнце и луна и сонмы звѣздъ при семъ необычайномъ зрѣлищѣ. А Богъ удовлетворился однимъ произволеніемъ по истинѣ вѣрнѣйшаго и святаго Авраама, и сказалъ ему: благословя благословлю и умножая умножу сѣмя твое на земли, яко звѣзды небесныя (Быт. 22, 17); потому что съ готовностію послушалъ ты гласа Моего и поспѣшилъ исполнить повелѣніе Мое. И далъ Богъ вмѣсто отрока овча отъ камня для совершенія жертвы. Ибо не услаждается Богъ мертвою жертвою, приносимою ему въ куреніи и дымѣ, но требуетъ отъ насъ жертвы живой, святой, благоугодной, словеснаго служенія, какъ всѣхъ увѣщаваетъ Апостолъ (Рим. 12, 1), ясно зная, что сіе благоугодно Богу. И Аврааму повелѣлъ Богъ принести въ жертву сына не потому, что хотѣлъ сдѣлать его дѣтоубійцею, но чтобы всѣмъ живущимъ въ мірѣ показать, какъ сильно Авраамъ любилъ Бога и для Него не пощадилъ Исаака, хотя и единородный былъ онъ сынъ у Авраама. Посему-то Богъ Аврааму, какъ другу, показалъ великую и необычайную тайну. Ибо чрезъ жертву Авраамъ сталъ іереемъ, а по прообразованію сдѣлалъ его Богъ пророкомъ. И открылъ ему всевышній Богъ, что и самъ Онъ дастъ за міръ Единороднаго Сына, чтобъ Богъ, вочеловѣчившись, спасъ родъ человѣческій отъ заблужденія. Ибо сіе назнаменовалъ, давъ овна изъ Савека для принесенія въ жертву вмѣсто Исаака. Поелику въ послѣдствіи явились маловѣрные люди, которымъ трудно стало повѣрить рожденію святой Дѣвы, по невозможности, чтобъ, не коснувшись мужескаго ложа, могла она чревоносить сына: то посему и Богъ произвелъ овна отъ камня, чтобы необычайное стало удопріемлемымъ для вѣры, потому что немедленно совершается всякое повелѣніе воли самого Божества. Какъ тамъ словомъ произведено овча, такъ въ Дѣвѣ Слово стало плотію. И какъ овча было привязано въ саду, такъ и Единородный пригвожденъ ко кресту. Посему-то Исаія взывалъ, говоря: яко овча на заколеніе ведеся безгласенъ (Ис. 53, 7). А также Господь сказалъ Іудеямъ: Авраамъ отецъ вашъ вожделѣвалъ видѣти день Мой, и видѣ и возрадовася (Іоан. 8, 56); то есть, видѣлъ день страданія въ образѣ Исаака на горѣ святой.

Благословенъ Богъ, Который въ святыхъ Писаніяхъ прообразовалъ намъ все служащее ко спасенію, и, пришедъ, исполнилъ слова Пророковъ, и во славѣ восшелъ ко Отцу Своему, чтобы на всякомъ мѣстѣ поклонялись мы Отцу съ Сыномъ и Духомъ во вѣки! Аминь.

Примѣчанія:
[1] По слав. пер. Ч. I. Сл. 109.
[2] То есть, подъятый Авраамомъ на Исаака.
[3] То есть, которымъ прободены Христовы ребра.

Источникъ: Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 2-я. — Изданіе четвертое. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1895. — С. 335-343.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0