Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 23 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Писанія духовно-нравственныя.

137. О молитвѣ.

Молитва — великое оружіе, неоскудѣвающее сокровище, никогда неистощаемое богатство, неволненная пристань, основаніе тишины; корень, источникъ и матерь тысячамъ благъ есть молитва. Она самаго царства сильнѣе. Посему нерѣдко бывало, что облеченный въ діадиму страдаетъ горячкой, лежитъ палимый огнемъ на одрѣ, ему предстоятъ врачи, тѣлохранители, слуги, военачальники: и ни искусство врачей, ни присутствіе друзей, ни услуги домочадцевъ, ни изобиліе лѣкарствъ, ни многоцѣнность утвари, ни множество денегъ, ни всякое другое человѣческое пособіе не въ состояніи облегчить его недугъ; но если прійдетъ кто имѣющій дерзновеніе къ Богу и коснется только тѣла, и сотворитъ надъ нимъ чистую молитву, то прогоняется весь тѣлесный недугъ. И чего не въ силахъ были сдѣлать богатство, множество прислуживающихъ, знаніе опытности и величіе царства, то нерѣдко въ состояніи сдѣлать молитва одного бѣднаго и нищаго.

Разумѣю же молитву не эту холодную и полную небреженія, но совершаемую протяженно, съ болѣзнующею душею, съ напряженнымъ умомъ. Ибо такая молитва восходитъ къ небу. Какъ вода, пока течетъ по ровному мѣсту и пользуется большимъ просторомъ, не поднимается въ высоту, а когда руки водопроводчиковъ, преградивъ ей теченіе внизу, сгнѣтутъ ее, тогда, стѣсненная, скорѣе всякой стрѣлы стремится вверхъ: такъ и человѣческій умъ разливается и разсѣвается, пока пользуется большею вольностію; когда же обстоятельства будутъ стѣснять его долу, тогда въ прекрасномъ этомъ угнѣтеніи возсылаетъ въ высоту чистыя и усильныя молитвы. И чтобы понять тебѣ, почему особенно могутъ быть услышаны оныя, съ скорбію совершаемыя молитвы, послушай, что пророкъ говоритъ Господу: Внегда скорбѣти ми, воззвахъ, и услыиш мя (Псал. 119, 1). Итакъ, будемъ возгрѣвать совѣсть, возбуждать въ душѣ скорбь памятію о грѣхахъ, возбуждать скорбь не для того, чтобы стѣснить душу, но чтобы содѣлалась она достойною услышанія, была трезвенна, бодрствовала и касалась самихъ небесъ. Ничто не отгоняетъ такъ отъ насъ лѣность и нерадѣніе, какъ болѣзненное чувство и скорбь, которыя собираютъ умъ во едино, и возвращаютъ его въ самого себя. Кто такъ скорбитъ и молится, тотъ послѣ молитвы въ состояніи будетъ водворить въ душѣ своей великую пріятность. Какъ стеченіе облаковъ въ началѣ дѣлаетъ воздухъ мрачнымъ, а когда пойдетъ изъ нихъ дождь, и облака утратятъ одну за другой скопившіяся въ нихъ снѣжинки, тогда снова дѣлаютъ весь воздухъ тихимъ и яснымъ: такъ и душевная скорбь, пока заключена внутри, омрачаетъ нашъ помыслъ, а когда истощитъ себя въ молитвенныхъ словахъ слезами и выйдетъ наружу, тогда производитъ въ душѣ большую ясность, низведя въ умъ молящагося, подобно нѣкоему лучу, мысль о Божіей помощи.

Но какое холодное у многихъ разсужденіе? Говорятъ: «Не имѣю дерзновенія, покрытъ я стыдомъ, и не могу отверзсть устъ». — Сатанинскій это страхъ, прикровеніе это лѣности; діаволъ хочетъ заградить дверь, которою можемъ войти къ Богу. Нѣтъ у тебя дерзновенія? Но великое уже дерзновеніе и это самое — почитать себя не имѣющимъ дерзновенія, такъ какъ крайній стыдъ и осужденіе — почитать себя имѣющимъ дерзновеніе. Ибо, если и много у тебя заслугъ, и не сознаешь за собою ничего худого, но считаешь себя имѣющимъ дерзновеніе, то лишился ты всѣхъ плодовъ молитвы. А если носишь на совѣсти тмочисленныя бремена грѣховъ, убѣдишь себя только въ томъ, что ты послѣдній изъ всѣхъ, то великое будешь имѣть дерзновеніе предъ Богомъ. Въ этомъ нѣтъ смиренномудрія, чтобы грѣшнику почитать себя грѣшникомъ: ибо смиренномудріе состоитъ въ томъ, чтобы, сознавая въ себѣ многое и великое, не воображать о себѣ ничего великаго; смиренномудръ, кто подобенъ Павлу, и можетъ сказать: ничесоже въ себѣ свѣмъ (1 Кор. 4, 4), и говоритъ также: Христосъ Іисусъ пріиде грѣшники спасти, отъ нихже первый есмь азъ (1 Тим. 1, 15). Вотъ смиренномудріе — быть высокимъ по заслугамъ и унижать себя въ умѣ. Впрочемъ, Богъ, по неизреченному Своему благоутробію, допускаетъ къ Себѣ и пріемлетъ не только смиряющихся, но и тѣхъ, которые благопризнательно высказываютъ грѣхи свои: и къ таковымъ бываетъ милостивъ и благоволитъ.

И чтобы знать тебѣ, какое благо — не воображать о себѣ ничего великаго, начертай словомъ двѣ колесницы. Впряги праведность и высокоуміе, и еще грѣхъ съ смиренномудріемъ, и увидишь, что колесница грѣха упредитъ праведность не по собственной силѣ грѣха, но по крѣпости сопряженнаго съ нимъ смиренномудрія, и также первая колесница останется назади, не по немощи праведности, но по тяжести и дебелости высокоумія. Ибо какъ смиренномудріе, по превосходной своей высотѣ, преодолѣваетъ тяжесть грѣха, и предваряетъ въ восхожденіи къ Богу: такъ высокоуміе, по великой своей тяжести и дебелости, въ состояніи взять верхъ надъ необремененною ничѣмъ праведностію и легко увлечь ее долу. И въ доказательство, что одна колесница быстрѣе другой, припомни фарисея и мытаря. Фарисей впрягъ праведность и высокоуміе, говоря такъ: Хвалу Тебѣ воздаю, яко нѣсмь якоже прочіи человѣцы, хищницы, любостяжатели, и якоже сей мытарь (Лук. 18, 11). Высокоумія его не насытилъ весь родъ человѣческій, но въ великомъ безуміи напалъ онъ и на стоявшаго вблизи мытаря. Что же мытарь? Не отразилъ укоризны, не ограничился обвиненіемъ, но съ благодарностію принялъ сказанное, и стрѣла вражія обратилась для него въ врачевство и цѣльбу, укоризна — въ похвалу, и обвиненіе — въ вѣнецъ. Такъ прекрасно смиренномудріе! Столько выгодъ — не уязвляться злословіемъ другихъ, не свирѣпѣть отъ оскорблекій ближняго! Ибо и съ нихъ можно пожать великое и превосходное благо, какъ и было съ мытаремъ. Принявъ укоризну, отложилъ онъ грѣхи, и сказавъ: милостивъ буди мнѣ грѣшнику, сниде оправданъ паче онаго (Лук. 18, 13-14). Слова стали выше дѣлъ, слово взяло верхъ надъ дѣйствіемъ. Одинъ выставлялъ на показъ праведность, посты и десятины, а другой произнесъ одно слово и сложилъ съ себя всѣ грѣхи; потому что Богъ не слова только слышалъ, но видѣлъ и мысль, съ какою произнесены оныя, и, нашедши смиренномудріе и сокрушенное сердце, помиловалъ и оказалъ человѣколюбіе.

Говорю же сіе не къ тому, чтобы грѣшили мы, но чтобы мы были признательны. Ибо мытарь, человѣкъ стоящій на крайней степени поврежденія, не смиренномудріемъ, а только благопризнательностію, тѣмъ, что высказалъ грѣхи свои, исповѣдалъ, чтó онъ такое, — привлекъ на себя столь великое Божіе благоволеніе; а таковую помощь пріобрѣтаютъ себѣ отъ Бога и тѣ, которые, хотя преуспѣли въ великихъ добрыхъ дѣлахъ, однако же невысоко о себѣ думаютъ. Посему увѣщеваю, прошу и умоляю чаще исповѣдываться предъ Богомъ. Не на позорище предъ подобными тебѣ рабами вывожу тебя, не человѣкамъ принуждаю тебя открывать согрѣшенія. Раскрой совѣсть свою предъ Богомъ, Ему покажи язвы, у Него проси врачевствъ, покажи себя не укоряющему, но врачующему. Ибо если и умолчишь, все узнаетъ Онъ. Итакъ говори, чтобы остаться съ пріобрѣтеніемъ, говори, чтобы, сложивъ здѣсь прегрѣшенія, итти туда чистымъ, и освободиться отъ будущаго нестерпимаго обличенія. — Три отрока были въ пещи, и предавали душу за исповѣданіе Владыки; однако же, при столь многихъ великихъ заслугахъ, говорятъ: Нѣсть намъ отверсти устъ, студъ и поношеніе быхомъ рабомъ Твоимъ (Дан. 3, 33). Итакъ на что же отверзаются уста? Чтобы, говорятъ они, выговорить намъ это самое: нѣсть намъ отверсти устъ, и тѣмъ самымъ привлечь къ себѣ Владыку.

Сила молитвы угашала силу огненную, обуздывала ярость львовъ, рѣшала войны, прекращала битвы, укращала бури, изгоняла бѣсовъ, отверзала небесныя врата, расторгала узы смерти, отгоняла недуги, отражала напасти, возстановляла поколебавшіеся грады, останавливала и свыше наносимые удары и человѣческіе навѣты, однимъ словомъ — всякія бѣдствія. Разумѣю же опять молитву, не просто лежащую на устахъ, но восходящую изъ глубины ума. Какъ дерева, пустившія корни въ глубь, если принимаютъ на себя и тысячекратныя прираженія вѣтровъ, не ломаются и не могутъ быть вырваны, потому что корни твердо прикрѣплены къ земной глубинѣ; такъ и молитвы, возсылаемыя изъ самой глубины ума, какъ надежно укорененныя, простираются въ высоту, и никакое прираженіе помысла не можетъ совратить ихъ. Потому и пророкъ говоритъ: Изъ глубины воззвахъ къ Тебѣ, Господи (Псал. 129, 1). Ему слава во вѣки! Аминь.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Ефрема Сирина. Часть пятая. — М.: Въ Типографіи В. Готье, 1850. — С. 145-150. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 16.)

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0