Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 января 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
ПИСАНIЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЯ.

150. На слова: И сія рекъ, гласомъ великимъ воззва: Лазаре, гряди вонъ (Іоан. 11, 43).

Для того ли тѣснитесь ко мнѣ, слушатели, чтобы заставить меня говорить? Или слухъ заключенъ, потому и языкъ долженъ молчать? Жаждете ли вы нынѣ вкусить вина ученія? Или мнѣ перестать, и не растворять питія изъ точила мудрости? Жаждущіи идите на воду (Ис. 55, 1), взываетъ Духомъ Пророкъ. Онъ указалъ жаждущимъ, гдѣ найдти питіе. Источникъ ученія съ каѳедры ліется для имѣющихъ въ немъ нужду. Кто не жаждетъ, тотъ не прикасайся къ питію; никому не предлагается питіе наше насильно. Ежели здѣсь есть кто, привязанный любовію къ призракамъ этого внѣшняго міра; то пусть идетъ отсюда; сказываю, что мнѣ не нуженъ такой слушатель. Ежели здѣсь есть кто, отвращающійся отъ всего Божественнаго; то не обязанъ я говорить ему, какъ и онъ не принуждается слушать меня. Кто не можетъ оторваться отъ зрѣнія суеты, тому непонятно, что услышитъ отъ меня; и я не умѣю говорить съ нимъ; потому что любовь его — въ сѣтяхъ языческаго сластолюбія. И должны ли мы принимать его къ слышанію? Если и прійдетъ, что ему слушать? Кто привыкъ слышать сказанія о многихъ богахъ, тому не покажется пріятнымъ мое ученіе, потому что проповѣдую единаго Бога. Кто громогласно воспѣваетъ толпу богинь, тому можетъ ли понравиться, что благовѣствую о Матери Дѣвѣ? Кто не Христова кудель, тотъ да не приближается къ поставу слова моего; потому что изрекаемое мною здѣсь есть духъ, и я ищу себѣ избранныхъ сосудовъ.

Тебѣ, Церковь, желаю растворить питіе, чтобы ты испила словесъ моихъ. Тебѣ вѣщаю, чистая, потому что чужда ты всего суетнаго. Открытымъ предстаетъ на среду ученіе, чтобы возвѣстить тебѣ истину; не нужно ему чуждыхъ покрывалъ предъ зрителями. Смѣло возвѣщается истина съ учительской каѳедры, не окрывается предъ сонмами; потому что не осуждена оставаться въ скрытости. Въ одеждѣ истины предстаетъ на среду ученіе; въ такомъ видѣ предлагаетъ вопросъ, какой свойственъ истинѣ, и ей же свойственными способами говоритъ о ней и чрезъ нее. Если бы намѣревалось оно ввести въ заблужденіе, то ископало бы себѣ ровъ, чтобы укрыться въ немъ; но поелику оно — истинно и самая истина, то не принимаетъ на себя то того, то другаго вида. Еслибъ оно было въ самомъ дѣлѣ темно, то было бы ему прилично покрывало; но поелику оно — лучезарный свѣтъ, то предстаетъ на среду открытымъ и въ ясномъ свѣтѣ.

Вотъ, и теперь съ откровеннымъ лицемъ предстоитъ предъ вами ученіе; и вы отверзите слухъ, чтобы принять его чисто. Чудныя зрѣлища покажу вамъ сегодня, будьте внимательными зрителями чуда, которое дѣйствительно представится очамъ вашимъ. Представлю на среду одно изъ чудесъ Христовыхъ, котораго не могли видѣть Пророки, и которое можетъ видѣть одинъ исполненный вѣры умъ. Очистите око ума вашего, чтобы взирать на истину; и когда покажетъ она, что имѣетъ въ себѣ, воздайте хвалу Богу, потому что сіе — чудно.

Предстань на среду и ты, воздвигнутый изъ тлѣнія мертвецъ, Лазарь, пріиди и повѣдай о себѣ Церкви дивное, исполненное чудесъ сказаніе. Пріиди ты, котораго не держатъ обвитые вокругъ убрусы, и который, связанный ими, исходишь изъ гроба, объяви чудесное о себѣ сказаніе этому сонму, любителю новаго.

Отъ гласа Воскрешающаго мертвыхъ дрожитъ голосъ мой предъ вами. Съ удивленіемъ внимайте, потому что чудно событіе сіе. Говорю объ одномъ только Христовомъ знаменіи, и то скажу нѣсколько словъ. Ибо всѣ они многочудны, и одного изъ нихъ не въ состояніи я изобразить.

Сынъ, воскрешающій мертвыхъ, посылается Всевышнимъ немногими примѣрами проповѣдать человѣческому роду воскресеніе. Сынъ Всемогущаго Господа приходитъ къ бѣдному Адамову роду, возставить его отъ паденія возвѣщеніемъ жизни заключеннымъ во гробахъ. Сынъ царствія посылается овладѣть градомъ смерти, и Онъ нисходитъ, чтобы водрузить въ немъ Свое знаменіе и содѣлать его памятникомъ Своей побѣды. Съ двѣнадцатью вождями, которыхъ Онъ избралъ идти во слѣдъ Его, покоряетъ градъ тмы, гордившійся своимъ величіемъ. На умершемъ Лазарѣ, который уже смердѣлъ, угодно Ему показать могущество Свое, что дѣйствительно воскрешаетъ Онъ мертвыхъ, а не словомъ только проповѣдуетъ воскресеніе. Не кого либо изъ отдаленныхъ или изъ давнихъ родовъ воскресилъ Онъ, чтобы не могли ближніе усумниться и спрашивать: кто онъ, и чей онъ сынъ? Если бы воскресилъ Онъ Сиѳа, или Эноса, или самого Адама; то можно было бы сомнѣваться въ ихъ воскресеніи, потому что никто ихъ не зналъ. Напротивъ того, воскрешаетъ мертвеца современнаго, о которомъ извѣстно было, чей онъ сынъ, чтобы тѣ самые, которые предавали его погребенію, стали свидѣтелями и его воскресенія.

Одну похитилъ Онъ изъ челюстей смерти, другаго исхитилъ изъ рукъ ея, а Лазаря изводитъ изъ всеразрушающаго ея чрева. Воскресителю умершихъ было нужно не только воскресить сихъ мертвецовъ, но и исхитить сихъ заложниковъ изъ шеола, водрузить тамъ побѣдное Слово знаменіе. Всему человѣческому роду проповѣдалъ Онъ утѣшительную благую надежду, и тремя свидѣтелями, которые воззваны Имъ къ жизни, всѣхъ увѣрилъ въ воскресеніи. Премудрый избралъ и воскресилъ трехъ мертвецовъ трехъ различныхъ возрастовъ — отроковицу, юношу и мужа въ прообразованіе родовъ древнихъ, среднихъ и послѣднихъ. Онъ хотѣлъ увѣрить въ единомъ воскресеніи всего рода отъ Адама и до конца, воскресеніемъ близкихъ мертвецовъ подалъ великую надежду и отдаленнымъ. Древнихъ мертвецовъ представилъ Онъ въ Лазарѣ, среднихъ — въ юношѣ, послѣднихъ — въ отроковицѣ, и всѣмъ проповѣдалъ единое воскресеніе.

Не кого либо изъ минувшихъ временъ и поколѣній воззвалъ Онъ къ жизни предъ невѣрнымъ народомъ быть свидѣтелемъ воскресенія, но Лазаря изъ Виѳаніи, котораго и мѣсто жительства и домъ были извѣстны, у котораго и сестры были живы, и сродники находились близко. Во дни горькаго рыданія и сильнаго сѣтованія друзей объ умершемъ, когда противоборствующая истинѣ синагога разсуждала еще о событіи смерти его, когда въ сонмахъ іудеевъ раздавался еще вопль плачущихъ о немъ, когда другъ другу передавали всѣ вѣсть о смерти Лазаря, когда скорбь о немъ еще не уменьшиласъ, и слухъ о смерти его еще не умолкъ, когда сходились всѣ утѣшать сестеръ о братѣ, когда извѣстіе о его смерти содѣлалось несомнѣннымъ, и погребеніе извѣстно стало многимъ, когда въ домѣ умершаго совершался еще плачъ, и оплакивали его знакомые: тогда приходитъ воскреситель Господь явить Свое могущество, и не только воскресить Лазаря, но и всѣхъ утвердить въ упованіи. Въ одномъ мертвецѣ далъ всему міру прообразованіе воскресенія, и въ области мертвыхъ водрузилъ знаменіе жизни. Сперва попустилъ тлѣнію коснуться умершаго, и потомъ приходитъ воздвигнуть его, чтобы возсмердѣніе его увѣрило въ смерти, а возвращеніе къ жизни — въ общемъ воскресеніи.

Умершій три дня въ странѣ смерти оставался невредимымъ, и въ четвертый день погрузился въ море тлѣнія. Смерть вела его три поприща, и когда прошелъ ихъ, — на четвертомъ поприщѣ, какъ на послѣднемъ, заключила его въ бездну истлѣвающихъ. Іисусъ медлилъ, пока Лазарь не низшелъ до конца преисподней, чтобы извлечь его изъ самой глубины рва и препобѣдить тлѣніе смерти. Смерть взяла и предала разрушенію погребеннаго; наложилъ на него червь уста свои, тлѣнію предалась плоть его. Погрузился онъ въ ровѣ умершихъ, погрязъ въ шеолѣ погребенныхъ, отнесенъ и вверженъ въ океанъ истлѣвающихъ. Вѣтръ смерти низринулъ его въ бездну разрушенія, чтобы и истлѣвающихъ въ шеолѣ возвеселило явленное имъ воскресеніе. Іисусъ попустилъ ему пасть во глубину смерти и въ ней погрязнуть, чтобы туда низшелъ воскрешающій гласъ Его, и наступилъ на главу ада. Смерть похитила Лазаря изъ обители живыхъ, ввела его въ свою твердыню, заключила крѣпкія врата свои, и надѣялась, что не будутъ они отворены; но Іисусъ медлилъ и дозволилъ тлѣнію овладѣть плотію, чтобы зловоніе отъ мертвеца ясно свидѣтельствовало о воскресеніи его. Всевѣдущій извѣщалъ учениковъ своихъ: Лазарь другъ нашъ ýспе. Тѣмъ, что сказалъ прежде, нежели пришелъ туда, показалъ Онъ Свое всемогущество, а тѣмъ, что умедлилъ, пока не началъ смердѣтъ умершій, увеличилъ чудо воскресенія.

Отроковицу въ домѣ возвратилъ Онъ къ жизни и отдалъ отцу ея; юношу воскресилъ, когда несли его ко гробу; а Лазаря оставилъ въ темницѣ гроба, пока не сталъ предаваться тлѣнію чтобы въ жилище крѣпкаго проникъ гласъ Его и воскресилъ умершаго. Въ домѣ, на пути и изъ гроба возвращалъ Онъ умершихъ къ жизни, чтобы на всей дорогѣ смерти поставить путемѣрія, по всей стезѣ умершихъ разсѣять надежду жизни, и въ началѣ и въ срединѣ и въ концѣ ея явить воскресеніе. Для того медлилъ, когда умеръ Лазарь, другъ Его, чтобы, когда до конца пройдетъ путь смерти, оттуда воззвать его къ жизни. Жизнеподатель по слѣдамъ смерти шествовалъ за нею путемъ ея владычества, и весь путь ея отъ начала до конца оросилъ воскресеніемъ. Лазарь другъ нашъ ýмре, и радуюся, яко не быхъ тамо. Извѣстно Ему было, что Лазарь предавался уже тлѣнію и медлилъ воззвать его къ жизни.

Когда смерть три дня держала уже мертвеца во власти своей, и въ четвертый день черви начали разрушать его образъ; тогда Жизнеподатель пришелъ съ учениками Своими въ весь умершаго, и предававшихъ его погребенію спрашивалъ: гдѣ положисте его? Конечно къ ухищреніямъ даетъ сіе поводъ дерзкимъ совопросникамъ; но яснѣе — солнца, что не имѣлъ Онъ нужды спрашивать. А тѣмъ, что сказалъ: гдѣ положисте его? хотѣлъ подтвердить, что Лазарь дѣйствительно былъ погребенъ. Спросилъ не о томъ, гдѣ гробъ? но — гдѣ они положили мертвеца? Зналъ упорство іудеевъ, съ какимъ отрицали славныя дѣла Его, и связалъ Своимъ вопросомъ: гдѣ положили умершаго? Не о томъ спросилъ: гдѣ положенъ, или гдѣ погребенъ Лазарь? но — гдѣ положисте его? Покажите Мнѣ это вы сами, невѣрующіе.

И Отецъ предлагаетъ подобные вопросы, и многіе говорятъ о томъ, но я въ молчаніи прославляю Его, не входя въ превратныя изслѣдованія. Истина стоѝтъ сама за себя; нарядныя слова не сильны побороть вѣру. Простота открытымъ лицемъ видитъ истину, какъ она есть, и стоѝтъ за нее безъ словопреній, безъ состязанія и утонченныхъ изслѣдованій. Чтó важнѣе: знать, гдѣ гробъ? или воскресить смердящаго? Поелику извѣстно Ему и сокровенное; то прежде, нежели пришелъ, сказалъ Апостоламъ своимъ: Лазарь другъ нашъ ýспе. А предававшихъ погребенію, какъ невѣрующихъ спрашивалъ: гдѣ положисте его? чтобы отъ нихъ получить удостовѣреніе въ его погребеніи, и потомъ уже воззвать его къ жизни. Премудрый связалъ ихъ собственнымъ ихъ показаніемъ, что дѣйствительно предали они гробу, чтобы, когда воззоветъ и воздвигнетъ мертваго, и они стали свидѣтелями его воскресенія. Гдѣ положисте его? спрашивалъ Онъ, и отвѣчали: пріиди и виждь. Вопросъ связалъ ихъ, чтобы не могли они прекословить.

Сынъ не менѣе Отца потому, что вопрошалъ о гробѣ. Слезами Своими надъ Лазаремъ увѣрялъ Онъ въ своемъ человѣчествѣ. Плакалъ и проливалъ онъ потъ, но потъ и слезы свойственны человѣческому Его естеству, и не унижаютъ Его предъ Отцемъ, потому что и Онъ — воскреситель мертвыхъ, какъ и Отецъ. Онъ плакалъ, чтобы увѣрить въ Своемъ человѣчествѣ; воззвалъ къ жизни мертвеца, чтобы показать Свое всемогущество. Вопрошалъ, чтобы связать невѣрующихъ; молился, чтобы изъявить Свое согласіе съ Отцемъ. И сія молитва на гробѣ не унижаетъ Его предъ Отцемъ. Изъ того самаго, что сказалъ Онъ молясь, можемъ разумѣть, что не имѣлъ Онъ нужды въ молитвѣ: народа ради стоящаго окрестъ Азъ рѣхъ, да вѣру имутъ, яко Ты Мя послалъ еси (Іоан. 11, 42). Симъ врачевалъ Онъ духъ предстоявшаго народа, потому что немощенъ былъ духъ людей сихъ, и явно сомнѣвались они въ томъ, что Іисусъ есть Сынъ Всевышняго. Для того всѣ дѣла Свои восписывалъ Отцу, чтобы показать, что не хищеніемъ Онъ — Господь и Животворитель. Въ уничиженіяхъ, какимъ подвергалъ Онъ Себя, разумные должны видѣть Его любовь.

Но здѣсь не намѣренъ я говорить о семъ. Истина сама собою явствуетъ изъ исторіи Іисуса Христа, она ясна и безъ нашего слова. Сынъ — совершенъ, какъ и Отецъ Его. Единородный — чуденъ, какъ и Пославшій Его. Онъ такъ же воскреситель мертвыхъ, какъ и Отецъ, ибо тотъ же, кто плакалъ, и воскресилъ. О семъ многое могли бы сказать мы, если бы вы пожелали того, и если бы видно было, что сѣмя слова нашего не остается не прозябшимъ въ слухѣ вашемъ. Но если бы стали вы и отвергать, не престалъ бы я сѣять.

Не будьте же для слова моего ни камнемъ, ни большою дорогою, ни терніемъ. Нива Христова да будетъ очищена, да не растутъ на ней плевелы. Она воздѣлана ораломъ креста, и тернія искоренены на ней совершенно. Таинственно уготовили къ воздѣланію ниву сію благословенные Божіи, отъ терній очистили ее Апостолы своею смертію и побіеніемъ камнями. Сынъ Божій страданіями Своими пріуготовилъ орудіе къ ея воздѣланію, чтобы игомъ креста очистить ее отъ плевелъ. Твердые камни, какіе были на ней, сокрушилъ Онъ гвоздями, пронзившими руки Его, чтобы ни одна часть ея не оставалась неприносящею крестныхъ плодовъ. Единый достопоклоняемый посрамилъ ложныхъ боговъ, которые, подобно терніямъ, разрастались на землѣ, послалъ на нихъ пламень — Апостолововъ, и попалилъ ихъ. Горькіе плевелы сіи искоренены крестными страданіями. О, если бы сатана не посѣвалъ ихъ снова въ нелѣпыхъ мудрованіяхъ!

Всякаго поколѣнія смертнымъ вожделѣнно воскресеніе мертвыхъ, и здѣсь съ каѳедры ежедневно проповѣдуется воскресеніе умершихъ. Земная персть, которой Божіи щедроты дали человѣческій образъ, человѣкъ тлѣнный, чтó пріятнѣе для тебя слышать, какъ не вѣсть о твоемъ воскресеніи? Здѣсь словомъ и дѣломъ преподается тебѣ ученіе о твоемъ обновленіи; а на зрѣлищахъ у невѣрныхъ видишь только вымыслы язычества.

Послушай еще меня; еще немногое предложу тебѣ изъ сказанія о Лазарѣ, исполненнаго надеждъ воскресенія и утѣшительнаго для тебя, смертный. Со вниманіемъ приклони ухо свое къ чудному повѣствованію о Христѣ; ибо увидишь великую и дивную силу Его въ воскресеніи мертвыхъ. Сильный Сынъ всемогущаго Господа низшелъ изъ страны своей, чтобы воскресеніе мертвыхъ утвердить въ надеждѣ, какую проповѣдалъ заключеннымъ во гробахъ.

Вопросилъ онъ, и пошелъ ко гробу Лазаря, какъ слышали мы о семъ, и увидѣлъ крѣпкій градъ смерти, гдѣ — тысячи мертвецовъ. Высоки стѣны сего царства мертвыхъ, никто изъ живыхъ не могъ перейдти чрезъ нихъ; врата тмы заключены для всѣхъ мертвецовъ; крѣпкіе наложены запоры, чтобы никто изъ вошедшихъ не могъ выйдти вонъ. Полонъ погребенныхъ мертвецовъ этотъ великій градъ; неодолима сія твердыня смерти; нѣтъ туда доступа воскресенію. Тысячи умершихъ входятъ, и не выходитъ ни одинъ. Смертъ увѣрена, что никакой исполинъ не овладѣетъ ея областію. И слово о жизни — далеко отъ сего града заключенныхъ; плѣнники изъ всѣхъ поколѣній тѣснятся въ чертогахъ смерти. Связанные, заключенные, пребываютъ они во тмѣ. Но вдругъ при безднѣ, полной узниковъ, предстало воскресеніе; какъ скоро Господь извелъ изъ нея одного, — подалъ тѣмъ надежду всѣмъ.

И сей умершій погруженъ былъ въ глубину всѣхъ мертвецовъ, опутанъ плѣницами смерти, заключенъ въ обитель погребенныхъ, осужденъ на безмолвіе, низринутъ въ многоскорбный шеолъ, по рукамъ и по ногамъ связянъ путами и узами смерти, и его составъ обращался въ прахъ, и его плоть издавала зловоніе и смрадъ его тлѣнія ощутителенъ былъ всѣмъ погребавшимъ его. Сестры оплакивали умершаго и тлѣнію предавшагося брата; множество іудеевъ собралось утѣшать сестеръ его.

И тогда-то Іисусъ повелѣлъ отвалить камень отъ двери гроба. И сіе сдѣлано Имъ по неизслѣдимой Его премудрости. Для того невѣрующимъ іудеямъ дозволилъ отверсть гробъ, чтобы, отваливъ камень отъ гроба, поражены они были вонею смерти. И смрадъ отъ мертвеца для того поразилъ ихъ, по отнятіи камня отъ гроба, чтобы, когда зловоніе оставалось еще на одеждахъ ихъ, увидѣли они чудо воскресенія.

Спаситель сталъ у гроба, и содрогнулась мрачная обитель мертвыхъ, поколебались стѣны наполненнаго мертвыми тѣлами гóрода, близки стали къ паденію его твердыни. Расторглись крѣпкія забрала, отверзлись высокія врата, сокрушились всѣ запоры, въ содраганіе пришли обители его. Коснулся гласъ воскресенія, — и пали стѣны. Рыканіе юнаго льва раздалось въ шеолѣ — и ужасомъ объята стала смерть. Прекрасный елень наступилъ на нору змія, — и онъ предался бѣгству. Небесный орелъ огласилъ крикомъ своимъ гнѣздо ястребовъ, — и они разсѣялись. Смерть услышала новый голосъ жизни, возгремѣвшій у вратъ ея, — и поспѣшила расторгнуть узы и освободить заключенныхъ, выпустила изъ рукъ своихъ узниковъ, не удерживая идущихъ вонъ. Нисшелъ Вышній съ высоты Своей, чтобы отъ Него пріяли люди воскресеніе, отнялъ владычество у смерти, чтобы воцарилось надъ ними воскресеніе, — и пораженная ужасомъ смерть дала свободу всему множеству своихъ плѣнниковъ.

Но слышитъ она гласъ Іисусовъ не: грядите, но: гряди. Лазаре гряди вонъ, сказалъ Іисусъ. Слово къ одному только относилось и не касалось всѣхъ; одного только воскрешало, но посредствомъ его одного утверждалась надежда на день общаго воскресенія. Если бы вмѣсто: гряди вонъ, сказалъ Іисусъ: грядите вонъ, — все множество умершихъ вышло бы изъ гробовъ вмѣстѣ съ Лазаремъ. Но Онъ отличилъ свое возглашеніе; потому что требовалъ одного Лазаря, воскресеніе же всѣхъ прочихъ соблюдалъ на конецъ временъ. Если бы и теперь восхотѣлъ воззвать не: гряди, но: грядите; то не одинъ вышелъ бы Лазарь, но явились бы всѣ умершіе. Для того возгласилъ Онъ иначе, и изъ многихъ воззвалъ одного, чтобы и прочіе своимъ воскресеніемъ не упредили послѣднія времена, когда опредѣлено имъ воскреснуть. Гласъ воскресенія возбудилъ и воздвигъ распростертаго мертвеца. Явственно названъ онъ собственнымъ своимъ именемъ, потому что долженъ былъ выйдти одинъ. Скименъ львовъ Іуды огласилъ рыканіемъ юдоль мертвыхъ — и, гласъ Его вторгся въ сонмъ мертвецовъ, поялъ и извелъ единаго, кто угоденъ былъ Ему. По гласу Его восталъ умершій, и узы шеола не удержали его. Повѣяло дыханіе жизни, — и воздвигся мертвецъ. Сказано: Лазаре, гряди вонъ, — и онъ выходитъ; вмѣстѣ съ словомъ послѣдовало дѣло. По гласу предстало воскресеніе, и востаніе мертвеца не замедлилось. Дыханіе воскресенія изъяло его изъ среды всѣхъ умершихъ. Едва только повѣяло на него дыханіе повелѣнія, какъ всталъ онъ изъ гроба, и даже связанный. Связаны были ноги его, но онъ пошелъ правильными и скорыми шагами, прежде нежели ноги освобождены отъ обвязанія. Разрѣшите его, и оставите ити. Видишь, что вышелъ онъ изъ гроба, когда не былъ еще разрѣшенъ, но связанный, увитый, съ покрытымъ лицемъ, шествовалъ не колеблясь. Жизнеподатель разрѣшилъ его отъ смерти, но не отъ связывавшихъ его укроевъ; чтобы тѣ же руки, которыя обвивали мертваго при погребеніи, разрѣшили его, и не поругались.

Весьма дивны дѣла Спасителя нашего, возлюбленные. Ради нашего спасенія совершалъ Онъ все, и творилъ по волѣ Того, Кто владычествуетъ на небеси и на землѣ. Хвала, Ему и Пославшему Его и Духу Святому хвала, поклоненіе и прославленіе, а на насъ, бѣдныхъ грѣшниковъ, да пребудутъ щедроты Его во всѣ вѣки!

Печатается по изданію: Творенiя преподобнаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть пятая. – Репринтъ. – М.: Издательство «Отчій домъ», 1995. – С. 92-103. – Репр. изд.: Сергiевъ Посадъ, 1900 г.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0