Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)

Преп. Ефремъ, заслужившій своими высокими поученіями названіе Сирскаго пророка и учителя, родился въ началѣ IV вѣка въ Месопотаміи, въ г. Низибіи, отъ небогатыхъ родителей-земледѣльцевъ, которые, отличаясь христіанскими добродѣтелями, воспитывали своего сына въ страхѣ Божіемъ. Но лѣта юности не прошли для Ефрема безъ нѣкоторыхъ увлеченій и преткновеній. Отъ природы пламенный, онъ былъ раздражителенъ и въ юности своей, какъ самъ онъ говорилъ, нерѣдко ссорился, поступалъ безразсудно и сомнѣвался даже въ промыслѣ Божіемъ. Его напрасно обвинили въ похищеніи овецъ и посадили въ темницу. Здѣсь Ефремъ удостоился слышать голосъ, призывающій его къ благочестію. Оправданный на судѣ и освобожденный изъ темницы, онъ, увидѣвъ въ этомъ руку Божію, премудро правящую міромъ, оставилъ мысль о случайности совершающагося съ человѣкомъ и позналъ, что «есть Око, надъ всѣмъ назирающее» и карающее всякое преступленіе. Возвратясь домой, онъ оставилъ міръ и удалился въ горы къ преп. Іакову Низибійскому (см. 13 янв.). Подъ руководствомъ преп. Іакова онъ упражнялся въ строгихъ подвигахъ благочестія и усердно изучалъ Св. Писаніе. далѣе>>

Творенія

Преп. Ефремъ Сиринъ († ок. 379 г.)
Толкованіе на Четвероевангеліе.

Глава первая.

Для чего Господъ нашъ облекся плотію? Для того, чтобы сама плоть вкусила радость побѣды и чтобы исполнилась и познала дары благодати. Если бы Богъ побѣдилъ безъ плоти, то какія бы Ему вмѣнились похвалы? Во-вторыхъ, чтобы сдѣлать яснымъ, что Господь нашъ медлилъ началомъ творенія отнюдь не по зависти къ тому, что человѣкъ содѣлается Богомъ, такъ какъ то, что Господь нашъ умалилъ Себя въ человѣкѣ, выше того, что Онъ обиталъ въ немъ, пока человѣкъ былъ великъ и славенъ [1]. Посему написано: «Я сказалъ: вы — боги» (Псал. 81, 6). Итакъ, Слово приходитъ и облекается плотію, дабы чрезъ то, что доступно плѣненію, плѣнено было то, что не подлежитъ плѣненію, и чрезъ то, что не подлежитъ плѣненію, плоть отвратилась отъ того, кто ее плѣнилъ [2]. Ибо Господу нашему надлежало быть пристанищемъ всѣхъ благъ, къ которому стекались бы люди, сокровищницею всѣхъ таинствъ, къ которой отовсюду бы прибѣгали, и вмѣстилищемъ всего сокровеннаго, дабы всѣ люди какъ бы на крыльяхъ возносились къ Нему и въ Немъ одномъ находили успокоеніе. Отринь мудрованіе, что въ паденіи того, кто палъ, палъ вмѣстѣ и Тотъ, Кто имѣетъ его возставить. Поелику тѣло Адама (создано) было ранѣе, чѣмъ явились въ немъ разстройства, посему и Христосъ не принялъ разстройства, которыя позднѣе получилъ Адамъ, такъ какъ они были нѣкоторымъ придаткомъ немощности къ здравой природѣ. Итакъ Господь здравою принялъ ту природу, здравость которой погибла, дабы человѣкъ чрезъ здравую природу Господа возвратилъ себѣ здравость первобытной своей природы. Ибо когда кровожадные звѣри ужасно изранили человѣка, Благотворитель поспѣшилъ оживить насъ своими врачествами. Незаслуженно человѣкъ обложенъ перевязами, такъ какъ и раны его незаслужены; ибо ни въ чемъ человѣкъ не погрѣшилъ противъ сатаны, который его изранилъ, и ничего не далъ Благодѣтелю, Который его исцѣлилъ. Итакъ, облеченный тѣмъ же оружіемъ, какимъ врагъ побѣдилъ и ввергъ міръ въ осужденіе, Господь низсшелъ на битву и во плоти, принятой отъ жены, побѣдилъ міръ, преодолѣлъ врага и осудилъ. Доколѣ церковь была сокровенна, таинства [3] ее возвѣщали, пока она сама молчала; когда же церковь была явлена, она сама стала изъяснять этихъ своихъ провозвѣстниковъ, которые по причинѣ ея явленія оттолѣ умолкли.

Отъ начала было Слово (Іоан. 1, 1). Сіе Евангелистъ говоритъ, дабы показать, что какъ слово существуетъ у того, кто его произноситъ, такъ и Богъ Слово во всякомъ дѣлѣ имѣетъ общеніе со Своимъ Родителемъ и въ Немъ есть и внѣ Его. И хорошо разсудишь, что слово прежде, чѣмъ будетъ произнесено, уже существуетъ; ибо Захарія говорилъ безъ движенія губъ. Еще потому Господь нашъ называется Словомъ, что чрезъ Него открыто сокровенное подобно тому, какъ чрезъ слово открывается сокрытое въ сердцѣ, какъ и Апостолъ Павелъ свидѣтельствуетъ, говоря: тайный Божій совѣтъ есть Христосъ, Которымъ открыты всѣ сокровища премудрости и вѣдѣнія (Кол. 2, 3). Впрочемъ, слово не произносится прежде, чѣмъ оно образуется [4], такъ какъ природа слова рожденная. Такъ и Слово о Самомъ Себѣ свидѣтельствовало, что Оно не есть Само отъ Себя, но рождено, и что Оно — не Отецъ, а Сынъ, ибо сказало: Бога никто никогда не могъ видѣть, но Единородный, сущій въ нѣдрѣ Отца, Самъ возвѣстилъ намъ о Немъ (Іоан. 1, 18). И еще говоритъ: И Я пришелъ отъ Отца (Іоан. 5, 43; 16, 28). И если скажешь, что то, что есть, не можетъ быть рождено, ложнымъ сдѣлаешь свидѣтельство Писанія, которое говоритъ: было, и затѣмъ: рожденъ изъ нѣдра Отца Своего.

Отъ начала было Слово. Берегись, дабы въ этомъ мѣстѣ не подумать о словѣ слабомъ, и не сочти Его столь ничтожнымъ, что назовешь Его гласомъ. Ибо гласъ отъ начала не существуетъ, такъ какъ гласа нѣтъ прежде, чѣмъ онъ будетъ произнесенъ, и послѣ того, какъ произнесенъ, его опять не существуетъ. Итакъ, не гласомъ было Слово, Которое по Своей природѣ было подобіемъ существа Своего Отца, и не гласомъ Отца, а образомъ Его. Ибо если дѣти, тобою производимые, подобны тебѣ, то какъ ты думаешь, что Богъ родилъ гласъ, а не Бога? И если сынъ Елисаветы, наименованный гласомъ (Матѳ. 3, 3; Марк. 1, 3; Лук. 3, 4), есть человѣкъ, то тѣмъ болѣе Богъ, названный Словомъ, есть (истинный) Богъ. Если возразишь, что Сынъ въ Писаніи ясно обозначается именемъ слова, то разсуди, что Іоаннъ, который также называется гласомъ, существуетъ, однако, какъ лице; подобнымъ образомъ и Богъ, Который называется словомъ, есть тѣмъ болѣе Богъ Слово. Если же подумаешь, что Сынъ есть помышленіе Отца, то спрошу, развѣ единожды Отецъ помыслилъ? Ибо если помышленія Его многи, то какъ Сынъ можетъ быть Единороднымъ? И если Сынъ есть внутреннее Его помышленіе, то какъ Онъ — одесную Его?

Отъ начала было Слово. Но не то слово, какое изрекалось при началѣ міра, есть сіе Слово, такъ какъ Оно существуетъ прежде начала и прежде времени, ибо нѣтъ ни дня, ни часа, когда бы Его не было. Истинное Слово есть не то, которое въ одно время существуетъ, а въ другое нѣтъ, или не то, которое нѣкогда не существовало и потомъ было создано, но то, которое уже было всегда, постоянно, отъ начала, отъ вѣчности. Поелику Тотъ, Кто изрекаетъ Слово, вѣченъ, и такъ какъ Слово сіе подобно сказующему Его и есть Слово сказующаго, посему и говоритъ: отъ начала было Слово. И дабы показать, что Его рожденіе предшествовало всякому началу и границамъ временъ, сказалъ: было.

Далѣе, если Слово сіе было у Бога, а не Богу [5], то словами у Бога Евангелистъ ясно излагаетъ намъ, что какъ былъ Богъ, у Котораго было Слово, такъ и Самое Слово существовало у Бога, какъ Богъ. Отъ начала было Слово. Этими словами двѣ вещи изъясняетъ, именно: природу Слова и Его рожденіе. И дабы не оставить Слово безъ толкованія, добавилъ: Сіе слово было у Бога, чѣмъ двойное возвѣстилъ: во первыхъ, что Слово не есть, какъ какой-нибудь человѣкъ, ибо у Бога было, потомъ, образъ бытія Слова. И Богъ было Слово, — чѣмъ троякому научилъ, именно, что Слово есть Богъ, Лице и рождено. Оно было отъ начала у Бога. Благоразумно эти слова присоединилъ, дабы не показалось, что онъ возвѣщаетъ одно Лицо. Оно было отъ начало у Бога (Іоан. 1, 2). Итакъ (Евангелистъ) сказалъ, во-первыхъ, о рожденіи Его, во-вторыхъ, что Оно было у Бога, въ третьихъ, что Оно и было Богъ, въ четвертыхъ, что Оно уже прежде было у Бога.

Все чрезъ Него было создано (Іоан. 1, 3), такъ какъ дѣла чрезъ Него совершены, по словамъ Апостола: все чрезъ Него было создано, ибо чрезъ Него совершены дѣла (ср. Кол. 1, 16-17), и: чрезъ Него создалъ всю землю [6]. И безъ Него ничто не было создано (Іоан. 1, 3), — что тоже самое. (Въ томъ), что создано было, чрезъ Него была жизнь, и жизнь была свѣтъ человѣковъ (Іоан. 1, 4), — такъ какъ Его явленіемъ сокрушенныя, предшествовавшія заблужденія сокрылись. И сей свѣтъ во тьмѣ свѣтилъ и тьма не объяла его (Іоан. 1, 5), какъ и говоритъ: ко своимъ пришелъ, и свои не приняли (Іоан. 1, 11).

И сей свѣтъ во тьмѣ свѣтилъ. Разсмотри, какая именно тьма боролась противъ сего свѣта человѣковъ, и изслѣдуй, какимъ образомъ онъ прежде въ ней свѣтилъ. Когда же говоритъ свѣтилъ, не отваживайся думать о Словѣ что-либо маловажное, но изъ словъ: во тьмѣ свѣтилъ, уразумѣй, что Евангелистъ называетъ тьмою время, предшествовавшее Его Божественному явленію, и показываетъ, что въ то время Слово свѣтило. Ибо объ этой тьмѣ мы можемъ слышать въ другомъ мѣстѣ Евангелія, гдѣ находится изреченіе пророка: «земля Завулонова и Нафѳалимова, на пути приморскомъ и за потокомъ Іорданскимъ, Галилея языческая, народъ, сидящій во тьмѣ, увидѣлъ свѣтъ великій» (Матѳ. 4, 15). Сію тьму онъ потому усвояетъ имъ, что они были народъ весьма отдаленный, имѣющій обитаніе и жительство на берегу моря, — народъ, далеко уклонившійся отъ постановленій и ученія Закона; по этой причинѣ онъ называетъ ихъ народомъ, «сидящимъ во тьмѣ». Итакъ о нихъ именно говорилъ Евангелистъ, такъ какъ самъ (?) сказалъ: свѣта, то есть, ученія и вѣдѣнія Его, тьма предшествовавшая, то есть, заблужденія, не объяла. Предпринимая возвѣщеніе о началѣ того подвига, который претерпѣлъ Господь нашъ въ Своемъ тѣлѣ, Евангелистъ такъ начинаетъ говорить: тьма его не объяла.

Было во дни Ирода царя Іудейскаго (Лук. 1, 5). Окончивши изложеніе о Словѣ, въ другомъ мѣстѣ о томъ, — какъ, до какой степени и для чего Оно Себя умалило, — говоритъ такъ: сіе Слово стало плотью и обитало съ вами (Іоан. 1, 14). Итакъ, отселѣ, что ты, по окончаніи этого слова, ни услышишь въ Писаніи о Словѣ, разумѣй не о чистомъ и одномъ только Словѣ Божіемъ, а о Словѣ, облеченномъ плотію, то есть, (отселѣ начинаются) повѣтствованія смѣшанныя, Божественныя вмѣстѣ и человѣческія, исключая то первое и главное изъ всѣхъ [7].

Во дни Ирода, царя Іудейскаго, (былъ) священникъ нѣкій, именемъ Захарія и жена его Елисавета (Лук. 1, 5). Говоритъ (о нихъ) сіе: непорочни были во всемъ своемъ поведеніи (Лук. 1, 6), — дабы не сказали, что по грѣхамъ своимъ они не рождали (дѣтей), тогда какъ на самомъ дѣлѣ они блюлись для дѣлъ чудесныхъ. И будетъ тебѣ радость и веселіе (Лук. 1, 14), — не потому что ты родилъ сына, а потому что ты родилъ таковаго. Изъ рожденныхъ женами, — говоритъ, — не будетъ никого больше Іоанна (Лук. 7, 28). Вина и сѣкира не будетъ пить (Лук. 1, 16). Ангелъ его возвѣстилъ, какъ возвѣщались (и другіе) чада обѣтованія, дабы показать, что Іоаннъ будетъ однимъ изъ нихъ. И ты, младенецъ, наречеться пророкомъ Всевышняго, предъидешь предъ Господомъ приготовить пути Ему (Лук. 1, 76). Духъ былъ какъ въ младенцѣ, такъ и въ старцѣ [8].

И ты предъидешь предъ Лицемъ Его (Лук. 1, 76), — не какъ пророки, которые были вѣстниками только Его славы. Дать совершенное вѣдѣніе спасенія (Лук. 1, 77), — чтобы таинства преходящія люди могли различать отъ самой истины, которая никогда не преходитъ. Благодать и истина чрезъ Іисуса произошли (Іоан. 1, 17). Одесную жертвенника возвѣщенъ былъ Іоаннъ, вѣстникъ Господа одесную сѣдящаго. Возвѣщенъ былъ въ тотъ часъ, когда оканчивалось служеніе Божественное, дабы показать, что онъ есть предѣлъ прежняго священства и служенія. Внутри Святилища онѣмѣлъ Захарія, дабы ясно было, что таинства Святилища должны умолкнуть съ явленіемъ Того, Кто совершаетъ таинства. Такъ какъ онъ не увѣровалъ, что жена его разрѣшена будетъ отъ неплодства, то и связанъ былъ въ своей рѣчи.

Захарія подошелъ къ Ангелу, дабы научить, что сынъ его меньше Ангела. Къ Маріи же самъ Ангелъ пришелъ, дабы показать, что Сынъ ея есть Господь Ангела. Въ храмъ пришелъ Ангелъ, дабы не дать предлога [9] тѣмъ, кто лживо изыскивалъ предлога. Къ Елисаветѣ Ангелъ не пришелъ, такъ какъ Захарія былъ родителемъ Іоанна; и къ Іосифу Ангелъ не пришелъ, такъ какъ одна только Марія была родительницей Единороднаго. Гавріилъ не пришелъ къ Елисаветѣ, у которой былъ мужъ, къ Маріи же пришелъ, дабы своимъ именемъ замѣстить тайну мужа [10]. Услышана молитва твоя предъ Богомъ (Лук. 1, 13). Если бы Захарія былъ убѣжденъ, что то, о чемъ онъ молился, дано ему будетъ, то онъ хорошо молился бы, но такъ какъ онъ не вѣровалъ, что сіе ему даруется, то худо молился. О чемъ просилъ онъ Бога, то близко было къ исполненію, а онъ усумнился, будетъ-ли сіе. Посему слово прошенія его, пока оно было на пути къ исполненію, справедливо отнято отъ него. Прежде онъ безпрестанно молилъ, чтобы ему дарованъ былъ сынъ, когда же его молитвы услышаны, онъ отвратился и сказалъ: какъ будетъ сіе?

Такъ какъ онъ усумнился о словѣ (Ангела), то былъ пораженъ въ устахъ и въ молитвахъ у него отнято слово, повиновавшееся ранѣе его желанію. Итакъ дѣло совершилось такимъ образомъ. Чего сильно желалъ, пока оно было въ отдаленіи, тому не увѣровалъ, когда оно въ возвѣщеніи стало близкимъ. Пока вѣровалъ, дотолѣ говорилъ, когда же пересталъ вѣровать, то онѣмѣлъ. Вѣровалъ и горорилъ, какъ гласитъ Писаніе: я вѣровалъ, потому и говорилъ (Псал. 115, 1). Посему, такъ какъ онъ пренебрегъ словомъ, то въ словѣ и пораженъ, дабы въ лишеніи собственнаго голоса почтилъ то слово, которымъ пренебрегъ. Такъ какъ его уста сказали: какъ будетъ сіе, то и надлежало ему возвратиться нѣмымъ, дабы научился, что сіе возможно. Свободный языкъ связывается, дабы Захарія научился, что связанная утроба можетъ быть разрѣшена, и позналъ, что связавшій языкъ можетъ разрѣшить утробу.

Испытаніе да научитъ того, кто не хотѣлъ научиться вѣрѣ. Ибо когда, стараясь говорить, (Захарія) испыталъ, что говорить не можетъ, тогда и уразумѣлъ, что заключившій отверстыя уста можетъ отверсти заключенную утробу. Ставши нѣмымъ, хорошо позналъ, сколь неправо говорилъ. Ибо для чего законъ заповѣдалъ: око за око, какъ не для того, чтобы вредящій (другому) потерей собственнаго ока научился, какой превосходной вещи онъ нанесъ насиліе? Такъ и Захарія, погрѣшившій словомъ, посредствомъ слова былъ наказанъ, дабы вкусилъ плодъ праведнаго воздаянія. Лишенъ былъ слова, потому что подумалъ, что то слово, которое ему возвѣщалось, не будетъ исполнено. Когда уста его были заграждены, такъ что онъ не могъ выражать необходимаго, то научился, что имъ самимъ худо преграждено было слово возвѣщенія. Словомъ Захаріи подвергнуто порицанію слово Ангела, но слово же его несетъ и наказаніе предъ Ангеломъ. Пусть въ одномъ членѣ терпѣли (наказаніе) всѣ члены, однако преимущественно надлежало Захаріи быть наказаннымъ въ томъ членѣ, которымъ погрѣшилъ. Хотя наказаніе коснулось до всѣхъ членовъ, однако самую казнь онъ извѣдалъ устами. Такова была вина Захаріи, что немедленно привлекла на него наказаніе, дабы не нашелся и другой, подобный ему.

Послѣ того какъ Захарія принялъ отъ Ангела радостную вѣсть, ему слѣдовало выйти (изъ Святилища) и быть вѣстникомъ Ангела. Однако, такъ какъ, по невѣрію, онъ не пожелалъ быть его вѣстникомъ при посредствѣ словъ, то таковое наказаніе было нанесено ему, дабы то, чего не хотѣлъ возвѣщать словомъ, возвѣстилъ молчаніемъ. Тѣмъ, что сіе видѣніе случилось съ нимъ во Святилищѣ, народу былъ данъ вѣрный знакъ, что онъ достоинъ таковаго видѣнія; когда же увидѣли его связаннаго молчаніемъ, уразумѣли, что устамъ его потребно было огражденіе. Языкъ пораженъ былъ болѣзнію, дабы умъ, очистившись, научился прилагать къ устамъ твердыя узы. Такъ какъ онъ не положилъ храненія своимъ устамъ, то врата его устъ заграждены молчаніемъ. Поелику Ангелъ говорилъ съ нимъ вблизи Святаго Святыхъ, народъ уразумѣлъ, что ему дарована была благая вѣсть, но изъ того, что онъ не могъ говорить, познали, что онъ отвѣчалъ что-нибудь неблагопотребное. Такъ какъ видѣніе случилось съ нимъ во время служенія, когда возносились прошенія, то знали, что ему ниспосланъ былъ нѣкій даръ, но такъ какъ въ его устахъ не обрѣтали дѣйствія благодати, то познали, что онъ не принялъ дара. Хотя самъ Захарія усумнился въ словахъ Ангела, однако, такъ какъ онъ сталъ нѣмымъ, никто болѣе не сомнѣвался въ нихъ. Кто (самъ) не увѣровалъ радостной вѣсти, принесенной Ангеломъ, молчаніемъ того всѣ люди увѣровали этой радостной вѣсти. Ибо молчаніемъ Захарія сдѣлался для прочихъ пророкомъ и судіемъ, чтобы чрезъ пророка научились возждѣленной вѣсти и чрезъ судію поражены были страхомъ, дабы не пренебречь таковою вѣстью. И для самого Захаріи Ангелъ былъ пророкомъ и судіей. Какъ пророкъ, онъ изъяснилъ ему сокровенное и, какъ судія, подвергъ его болѣзни и наказанію.

Вѣсть будущихъ благъ въ тотъ часъ послана была роду человѣческому и, когда первый, услышавшіи ее, усумнился, знаменіемъ его отмѣтила, дабы другіе не подражали ему. И такимъ образомъ сія же радостная вѣсть, которая, будучи провозглашена громкимъ голосомъ Ангела, показалась невѣроятной, достигаетъ того, что, возвѣщенная покиваніями Захаріи, становится вѣроятною. Видя, что его покиваніямъ увѣровали всѣ, Захарія уразумѣлъ, что напрасно усумнился въ словѣ Ангела. И такъ молчаніе его содѣлываетъ то, что онъ лучше выслушалъ (вѣсть). Такъ какъ не повѣрилъ Ангелу, который былъ устами Бога, то онъ сдѣлалъ его нѣмымъ, дабы дощечка вмѣсто него говорила.

Когда радостнѣйшей вѣсти объ Іоаннѣ, принятой отъ Ангела, не увѣровалъ, то остался нѣмымъ; когда же увидѣлъ Іоанна, исшедшаго изъ утробы, началъ говорить. Слово, исшедшее отъ Ангела, достигло устъ и заключило ихъ, и достигло до чрева и отверзло его. Тоже слово, другимъ порядкомъ, заключило утробу, которую отверзло, дабы не раждала болѣе, и отверзло уста, которыя заключило, дабы не заключались болѣе. Надлежало заключить уста того, который неповѣрилъ рожденію отъ утробы неплодной, и надлежало заключить утробу, родившую Іоанна, чтобы нерождала болѣе, дабы сей единороднымъ былъ вѣстникомъ Единороднаго. Захарія одинъ только усумнившійся, въ своемъ сомнѣніи подъялъ сомнѣніе рода человѣческаго.

Итакъ, своимъ невѣріемъ онъ всѣхъ людей научилъ вѣрѣ. Когда Іоаннъ рождался въ возвѣщеніи изъ устъ живущаго Ангела, отецъ не увѣровалъ въ его духовное рожденіе, когда же онъ былъ рожденъ омертвѣлой утробой, тогда онъ приложилъ вѣру къ его плотскому рожденію. Но такъ какъ онъ не повѣрилъ живымъ устамъ, то его уста чрезъ слово омертвѣли. Когда увидѣли его ставшаго нѣмымъ, поспѣшили правильно вѣровать, взирая на него худо усумнившагося. Уста его показали поспѣшность и были преданы молчанію, чтобы научились медлительности, дабы и другіе не обнаруживали поспѣшности. Такъ какъ Захарія усумнился о своемъ Господѣ и о своихъ прошеніяхъ, то необходимо было наложить на него молчаніе, дабы никто другой впослѣдствіи не впадалъ въ сомнѣніе о Богѣ и молитвѣ.

Кто, Господи, возможетъ изчерпать мыслію одно изъ Твоихъ изреченій? Мы оставляемъ больше того, чѣмъ беремъ, подобно жаждущимъ, пьющимъ изъ источника. Ибо слово Господне рядомъ со многими поучающими наставленіями подаетъ (намъ) много размышленій. Господь украсилъ Свое слово многими цвѣтами, чтобы каждый научался, разматривая то, что ему угодно. Разныя сокровища Онъ скрылъ въ Своемъ словѣ, дабы каждый изъ насъ, гдѣ потрудился, тамъ и обогащался. Слово Божіе есть древо жизни, всѣми своими частями доставляющее тебѣ благословенный плодъ, какъ та скала, которая открылась въ пустыни, дабы изо-всѣхъ своихъ частей доставить всѣмъ людямъ духовное питіе [11]. Они ѣли, — говоритъ, — духовную пищу и пили духовное питіе (1 Кор. 10, 4).

Итакъ, кому досталась нѣкая часть этого сокровища, тотъ да не мнитъ себѣ, что въ этомъ словѣ только то одно и содержится, что обрѣтено имъ, но пусть думаетъ, что это одно онъ могъ обрѣсти изъ того многаго, что въ немъ заключается. И вслѣдствіе того, что ему открылась и досталась только эта часть, пусть не называетъ самое слово тощимъ и безплоднымъ и не презираетъ его, но такъ какъ онъ не въ силахъ овладѣть имъ, то пусть благодаритъ за богатство его. Радуйся, что ты побѣжденъ, и не сокрушайся тѣмъ, что оно превозмогло тебя. Жаждущій радуется, когда пьетъ, и не сокрушается тѣмъ, что не можетъ исчерпать источникъ. Пусть источникъ побѣждаетъ жажду твою, а не жажда побѣждаетъ источникъ, ибо если жажда твоя утолится, такъ что источникъ останется не исчерпаннымъ, то опять жаждущій еще разъ можетъ напиться изъ него. Если же, по утоленіи твоей жажды, источникъ изсякнетъ, то твоя побѣда во зло тебѣ обратится. Благодари же за то, что получилъ, и не сокрушайся по причинѣ того, что осталось въ излишествѣ. Что ты получилъ и что обрѣлъ, есть твоя часть, и то, что осталось, есть твое наслѣдіе. Чего по своей слабости ты теперь не могъ получить, то можешь получить въ иное время, если сохранишь. Не увлекайся завистливою мыслію однимъ почерпаніемъ взять то, что не можетъ быть взято однимъ почерпаніемъ, и по лѣности не удаляйся отъ того, что по частямъ можешь взять.

Пальцы написали на дощечкѣ: Іоаннъ; — каковое имя означаетъ, что мы нуждаемся въ милосердіи. Пальцы требовали милосердія по благодати, такъ какъ уста заключены были правдою. Услышана молитва твоя предъ Богомъ (Лук. 1, 13). И такъ, когда Божественное велѣніе исполнило то, о чемъ просили молитвы, то по всей справедливости отнятъ языкъ у того, коему не доставало мудрости. Хотя онъ упрашивалъ Бога смиреннымъ моленіемъ и самымъ моленіемъ свидѣтельствовалъ, что молитва можетъ просить и Богъ даровать, однако когда просимое было близко къ исполненію, онъ сказалъ, «какъ можетъ быть сіе?» Итакъ, совершилось то, чего не желалъ, такъ какъ отвергъ то, чего желалъ. Приключилось ему то, чего онъ никогда не испыталъ, такъ какъ неискусенъ оказался въ томъ, что давно уже зналъ. Поелику уши его не слышали того, о чемъ молились уста, то изсякъ источникъ, откуда исходили слова, дабы болѣе не доставлять слуху своего питія.

Какимъ же образомъ тотъ, кто собственнымъ слышаніемъ не принесъ плода, могъ принести плодъ чрезъ слышаніе другихъ? Безъ сомнѣнія, Захарія укрѣплялъ мужей, не имѣвшихъ сыновей, примѣромъ отца ихъ Авраама, и утѣшалъ женъ, лишенныхъ дѣтей, примѣромъ матери ихъ Сары, такъ какъ его самого и его жену Господь поставилъ въ одинаковое съ ними положеніе. Ибо Авраамъ и Сара были вмѣсто родителей для тѣхъ, кои обрѣтались въ таковомъ же несчастіи, и какъ бы зеркаломъ служили для всѣхъ пораженныхъ несчастіемъ этого рода, и очи лишенныхъ дѣтей и безплодныхъ мужей и женъ взирали на нихъ, чтобы получить утѣшеніе, какъ и они (получили его) чрезъ Исаака, зачатаго въ утробѣ Сары послѣ девяноста девяти лѣтъ. Захарія, конечно, считалъ Авраама своимъ отцомъ по вѣрѣ, но различествовалъ отъ него по старости [12]. Посему, такъ какъ усумнился о Томъ, Кто можетъ измѣнить природу, то когда пожелалъ говорить, оказался не въ силахъ говорить, дабы позналъ Того, Кто имѣетъ власть надъ всѣмъ. Кто не вѣруетъ, тотъ нуждается въ знаменіи, дабы увѣровать. Посему, по причинѣ сомнѣнія души на уста Захаріи (Ангелъ) наложилъ знаменіе, дабы онъ уразумѣлъ, что Тотъ, Кто естественный даръ рѣчи обращаетъ въ нѣмоту, можетъ оживить также и омертвѣлую утробу. По тому, что его уста не могли родить слово, увѣровалъ, что его старость можетъ произвести сына.

Услышана молитва твоя предъ Богомъ. Моленіе испросило, Божество даровало, воля отвергла. Итакъ, сіе мѣсто научаетъ, что моленіе можетъ возносить всѣ прошенія, Божество можетъ даровать все, и воля можетъ все или принять или отвергнуть. Впрочемъ, не слѣдуетъ придавать пороки тѣмъ, о которыхъ говорится, что они во всемъ были непорочны по жизни, но должно сказать, что великолѣпнымъ сіяніемъ блистающаго Ангела Захарія былъ устрашенъ и смущенъ, и притомъ не сердцемъ, но только языкомъ, какъ и Писаніе говоритъ въ другомъ мѣстѣ: оргорчили духъ его, и онъ говорилъ устами (Псал. 105, 33). Посему, посредствомъ устъ наказалъ его Ангелъ. Ибо если бы сердцемъ усумнился, въ сердцѣ его и наказалъ бы. Однако же какъ скоро сіе наказаніе было наложено на него, священникъ очищался (посредствомъ него) и отъ своей вины.

Обратить сердца отцовъ на дѣтей (Лук. 1, 17). Такъ какъ дѣти отъ іудейства перешли къ древнему язычеству и отпали отъ завѣта Бога своего, посему сказалъ: обратитъ сердца ихъ, дабы въ истинѣ служили Господу всяческихъ, какъ и ихъ отцы. Приготовитъ Господу народъ совершенный (Лук. 1, 17). Тѣмъ же, очевидно, образомъ, какимъ Илія ревностію своей многихъ возвратилъ къ Божественной религіи Господа своего. Если же скажутъ, что сіе имѣетъ быть при кончинѣ міра, то отвѣчаемъ: уже и нынѣ не раздѣлены различными мнѣніями отцы отъ дѣтей и дѣти отъ отцовъ, и не предаются болѣе служенію идоламъ [13].

И сіе говоритъ: таилась Елисавета (Лук. 1, 24), то есть, вслѣдствіе печали о томъ, что приключилось Захаріи. Таилась еще и потому, что стыдилась, что уже престарѣлая перешла къ дѣторожденію. Иные говорятъ, что не по причинѣ старости таилась Елисавета. Ибо не написано ни о Сарѣ, что она скрывала себя, хотя девяностолѣтнею имѣла Исаака въ утробѣ, ни о Ревеккѣ, когда она беременна была близнецами. О Елисаветѣ же написано, что она скрывала себя пять мѣсяцевъ, — до тѣхъ поръ, именно, пока образовались члены ея сына, дабы радостно взыгралъ предъ Господомъ своимъ, — и такъ какъ благовѣщеніе Маріи было близко.

Въ мѣсяцъ шестый (Лук. 1, 26); ибо Евангелистъ считаетъ время, съ котораго зачала Елисавета. Дастъ ему Господь Богъ престолъ Давида (Лук. 1, 32), такъ какъ было предсказано: не отпадетъ властитель и князь, пока не придетъ (Быт. 49, 10). И когда Ангелъ научилъ ее, что для Бога все возможно, говоря: И Елисавета, сестра твоя, зачала въ старости своей (Лук. 1, 36), тогда Марія сказала: если съ ней такъ случилось, то се, раба Господня да будетъ мнѣ по слову твоему (Лук. 1, 38). Хотя вслѣдствіе того, что Ангелъ сказалъ Маріи: Елисавета, сестра твоя, можно подумать, что Марія была изъ дома Левина, однако должно сказать, что пророчество (о рожденіи Мессіи) дано было только одному роду предковъ [14]. Родъ Давида пребылъ даже до обручника Маріи Іосифа, рожденіе коего было естественно. Ради рода Давидова была сія слава, поелику во Христѣ и сѣмя и родъ его достигли своего назначенія (обѣтованнаго имъ). О родѣ же Маріи Писаніе умалчиваетъ, такъ какъ обыкновенно исчисляетъ и отмѣчаетъ родъ мужа. Если бы было въ обычаѣ объяснять и показывать материнскій родъ, то справедливо было бы спрашивать и о родѣ Маріи. Поелику же вмѣстѣ съ царствомъ Господь долженъ былъ отмѣнить и священство, то (Писаніе) и указываетъ тотъ и другой родъ вмѣстѣ, — Іудинъ чрезъ Іосифа и Левинъ чрезъ Марію [15]. Такъ и Давидъ въ качествѣ отца, отъ котораго имѣлъ произойти Христосъ, сказалъ въ пророчествѣ: Ты священникъ во вѣкъ по чину Мелхиседека (Псал. 109, 4) [16]. А если, — на основаніи словъ Писанія: Елисавета сестра твоя, — ты думаешь, что сіе сказано для того, чтобы показать, что Марія происходитъ изъ дома Левина, то въ другомъ мѣстѣ тоже Писаніе сказало, что оба они, Іосифъ и Марія, происходятъ изъ дома Давидова [17]. Но Ангелъ не сказалъ Маріи: «ты сестра Елисаветы», а (сказалъ): Елисавета сестра твоя [18].

Если бы Марія была изъ другаго рода, то ложно было бы то, что говорится (въ Писаніи): изъ дома Давидова, и то, что сказалъ Ангелъ: Дастъ Ему Господь Богъ престолъ Давида, отца Его (Лук. 1, 32). Маріи Онъ сынъ, а на Іосифа. Итакъ, не индѣ открылся во плоти, какъ изъ племени Давида, по словамъ Писанія: произрастетъ вѣтвь отъ корня Іессеева, произрастетъ и процвѣтетъ цвѣтъ отъ корня его (Ис. 11, 1). И Апостолъ свидѣтельствуетъ: Господь нашъ Іисусъ Христосъ рожденъ былъ отъ Маріи, отъ сѣмени дома Давидова (Рим. 1, 3) и прочее. Еще къ Тимоѳею пишетъ: помни Іисуса Христа, воскресшаго изъ мертвыхъ, рожденнаго отъ сѣмени Давидова (2 Тим. 2, 8) и прочее. Кромѣ того находимъ, что роды Іуды и Левія были смѣшаны между собою чрезъ Аарона, который вступилъ въ бракъ съ сестрой Наассона, вождя дома Іудина, и чрезъ Іодая священника, который имѣлъ женою дочь Іорама, князя дома Давидова (2 Пар. 22, 11). Впрочемъ, уже самое слово Ангела, упоминающее о близкомъ родствѣ Маріи и Елисаветы, свидѣтельствуетъ, что эти колѣна были смѣшаны между собой посредствомъ браковъ.

И вставши Марія пошла къ Елисаветѣ (Лук. 1, 39), дабы узнать, дѣйствительно ли такъ съ нею сталось, и дабы, получивши въ семъ увѣренность, не сомнѣваться въ томъ, что относилось къ ней самой. Затѣмъ, вставши Марія пошла къ Елисаветѣ, которая была меньше ея, подобно тому, какъ и Господь пришелъ къ Іоанну. Откуда это мнѣ, что пришла матерь Господа моего ко мнѣ (Лук. 1, 43)? Видя, что даже другіе славятся дарами, ей данными, Марія, восхваляя Господа, сказала: отнынѣ блаженной назовутъ меня всѣ роды (Лук. 1, 48). Итакъ, Іоаннъ, когда еще былъ въ чреслахъ Захаріи, подобно и Левію въ чреслахъ Авраама, уже служилъ Господу и ожидалъ Его, какъ цвѣтъ мѣсяца Ареккъ (Марта), молчаливо возвѣщающій о грозди, которая источена среди Іерусалима. И какъ цвѣтъ на пять мѣсяцевъ предшествуетъ тому, когда начинаетъ образовываться сокъ грозди, такъ и Іоаннъ прежде былъ зачатъ, чтобы поклоненіемъ возвѣстить зачатіе Покланяемаго. Блаженна (да) будетъ увѣровавшая, ибо будетъ исполненіе всѣхъ словъ, сказанныхъ ей отъ Господа (Лук. 1, 45). Когда Марія передала Елисаветѣ сказанное ей въ тайнѣ и сія привѣтствовала ее, потому что повѣрила въ совершеніе того, что слышали пророки и ихъ ученики, тогда Марія радостно произнесла, какъ плодъ всего, слышаннаго ею отъ Ангела и Елисаветы, и сказала: величитъ душа моя Господа и пр. (Лук. 1, 46). Словамъ Елисаветы блаженна увѣровавшая Марія противополагаетъ свои слова: блаженной меня назовутъ всѣ роды. Итакъ, въ сіе время и сими словами Марія начала возвѣщать новое царство. Послѣ же трехъ мѣсяцевъ возвратилась въ домъ свой (Лук. 1, 56) по той причинѣ, дабы Господь не предстоялъ какъ слуга предъ рабомъ своимъ. И пришла къ мужу своему, дабы дѣло открылось такъ, какъ оно было; ибо если бы носила во чревѣ человѣческій плодъ, то скорѣе убѣжала бы отъ мужа своего.

Зачала Елисавета въ мѣсяцѣ Сами [19], послѣ того какъ Захарія исполнилъ дни своего служенія и обязанности. Благовѣщеніе Маріи произошло въ десятый день мѣсяца Ареккъ, какъ и возвѣщеніе Захаріи было въ десятый день мѣсяца Гори [20]. «Это — мѣсяцъ шестой послѣ того». Законъ повелѣлъ, чтобы въ десятый день мѣсяца Ареккъ (отдѣляли отъ стада и) заключали (въ особое мѣсто) агнца (пасхальнаго). Въ тотъ же день и Истинный Агнецъ заключенъ былъ въ утробу Дѣвы, — именно въ то время, когда свѣтъ (солнечный) утверждается въ своей силѣ, (весеннее равноденствіе), и чрезъ это научилъ, что Онъ пришелъ, дабы покрыть наготу Адама [21]. Рожденъ же въ шестой день мѣсяца Халоцъ [22], по греческому счисленію, съ каковаго времени солнце начинаетъ побѣждать, показывая, что діаволъ побѣжденъ и что человѣкъ побѣдилъ въ Томъ, Который побѣждаетъ все.

Взыгралъ отъ радости Іоаннъ, назнаменуя возложенную на него обязанность вѣстника. Радуясь взыгралъ младенецъ безплодной предъ младенцемъ Дѣвы. Нуждался Іоаннъ въ языкѣ своей матери, дабы сказать пророчество о Господѣ. И для того, зачавши шестью мѣсяцами ранѣе, Елисавета таилась отъ Маріи, пока члены младенца не были совершены, дабы младенецъ ликуя взыгралъ предъ своимъ Господомъ и чрезъ это сдѣлался свидѣтелемъ для Маріи. Взыграніе же младенца во утробѣ матери не самимъ младенцемъ было произведено, и не потому произошло, что онъ былъ пяти мѣсяцевъ, но чтобы открылась благодать въ неплодной утробѣ, зачавшей его, и утроба Дѣвы познала великую благодать своей сродницы, и міръ увѣровалъ, что дѣти ихъ зачаты по гласу благовѣщенія Гавріилова, который для обѣихъ ихъ былъ какъ бы насадителемъ. Итакъ, поелику Іоаннъ, хотя и взыгралъ, (но) взывать и свидѣтельствовать о своемъ Господѣ не могъ, матерь его начала говорить: благословенна ты между женами и благословенъ плодъ чрева твоего (Лук. 1, 42). Въ омертвѣлой утробѣ Господь нашъ уготовилъ вѣстника Себѣ, дабы показать, что Онъ пришелъ взыскать умершаго Адама. Прежде оживотворилъ утробу Елисаветы, потомъ Своимъ тѣломъ оживотворилъ гробъ Адама.

Елисавета въ старости родила послѣдняго изъ пророковъ, а Марія въ юношескомъ возрастѣ — Господа ангеловъ. Дочь Аарона родила гласъ вопіющаго въ пустыни, а дочь царя Давида — Слово Царя небеснаго. Жена священника родила ангела Лица Его, и дочь Давида — крѣпкаго Бога земли. Неплодная родила того, кто отпускаетъ грѣхи, а Дѣва — Того, Кто изглаждаетъ грѣхи. Елисавета родила того, который возсоединяетъ людей чрезъ покаяніе, а Марія — Того, Кто очищаетъ землю отъ нечистоты. Старшая возрастомъ зажгла въ домѣ Іакова отца своего свѣтильникъ, то есть, Іоанна, а младшая возрастомъ возсіяла всѣмъ народамъ солнце правды. Захаріи благовѣстилъ Ангелъ, дабы обезглавленный проповѣдывалъ Того, Кто былъ распятъ, и тотъ, котораго ненавидѣли, (проповѣдывалъ) Того, Кого преслѣдовали по зависти, и тотъ, который крестилъ водою, — Того, Кто крестилъ огнемъ и Духомъ Святымъ. Свѣтильникъ не темный [23] проповѣдовалъ Солнце правды, исполненный Духомъ — Подателя Духа, труба священника трубою воспѣла Того, Кто во гласѣ трубы придетъ въ послѣдній день; гласъ проповѣдалъ Слово, и тотъ, кто видѣлъ голубя, — Того, надъ Кѣмъ почилъ голубь, подобно тому какъ и молнія предшествуетъ грому.

Которымъ (милосердіемъ) откроется намъ солнце, восходящее съ высоты [24], просвѣтить нашу тьму (ср. Лук. 1, 78-79). Звѣзду волхвовъ этими словами указуетъ. Кои сидѣли во тьмѣ и тѣни смертной (Лук. 1, 79). О волхвахъ сіе сказано, такъ какъ прежде явленія звѣзды они были чужды истиннаго богопочтенія, или объ израильтянахъ, бывшихъ во тьмѣ; ибо волхвы ихъ просвѣтили, почему и говоритъ: направить ноги наши на путь мира (Лук. 1, 79). Еще слова «сидѣли въ тѣни» сказаны объ астрологіи халдеевъ или о мракѣ языческаго идолослуженія.

Примѣчаніе:
[1] Т. е. вторый Адамъ выше Адама перваго.
[2] Т. е. чтобы чрезъ соединеніе Бога невидимаго съ человѣкомъ видимымъ люди освободились отъ власти грѣха и діавола.
[3] Разумѣются прообразы Ветхаго Завѣта.
[4] Т. е. въ умѣ говорящаго.
[5] Т. е. не Богомъ создано и не для Бога назначено, какъ прочія сотворенныя вещи.
[6] Неизвѣстно, откуда взяты эти слова.
[7] Т. е. Іоан. 1, 1-14.
[8] Разумѣется Захарія, отецъ Іоанна, сказавшій сіе (Лук. 1, 76), или Симеонъ.
[9] Т. е. къ отрицанію истины его явленія.
[10] Имя «Гавріилъ» значитъ мужъ Божій.
[11] Св. Ефремъ слѣдуетъ Іудейскимъ разсказамъ о томъ, что изъ скалы въ пустынѣ истекло двѣнадцать источниковъ.
[12] Смыслъ, повидимому, таковъ: различествовалъ по причинѣ старости, которая казалась ему препятствіемъ къ дѣторожденію, тогда какъ старецъ Авраамъ повѣрилъ обѣтованію о потомствѣ.
[13] Т. е. уже и нынѣ народъ іудейскій, какъ и его отцы, почитаетъ единаго Бога; посему слова Писанія исполнились уже на Іоаннѣ, и нѣтъ необходимости ожидать исполненія ихъ чрезъ Илію при кончинѣ міра.
[14] Т. е. однимъ потомкамъ Давида, а не потомкамъ Левія обѣщано, что отъ нихъ произойдетъ Христосъ.
[15] Св. Ефремъ допускаетъ, что Марія была въ родствѣ съ колѣномъ Левинымъ, но въ нижеслѣдующемъ онъ прямо отвергаетъ ту мысль, что Марія происходитъ изъ этого колѣна. И въ толкованіи на 2 Тим. 2, 8 св. Ефремъ говоритъ, что Марія и Іосифъ — оба были изъ дома Давида (см. Толкованіе къ этому мѣсту и примѣч.).
[16] Т. е. Давидъ, предрекая, что священство Христа будетъ не по чину Аарона, а по чину Мелхиседека, симъ самымъ предсказалъ, что Христосъ родится не изъ колѣна Левина.
[17] Св. Ефремъ слова Лк. 1, 27: изъ дома Давидова относитъ не къ Іосифу только, но и къ Маріи.
[18] Т. е. слова: «ты — сестра Елисаветы» показывали бы, что Марія принадлежитъ роду Елисаветы т. е. колѣну Левину, слова же «Елисавета сестра твоя» показываютъ, что Елисавета принадлежала къ роду Маріи, откуда не слѣдуетъ необходимо, что Марія происходила изъ колѣна Левина.
[19] Мѣсяцъ Сами соотвѣтствуетъ октябрю или ноябрю.
[20] Сентябрь или октябрь. Ареккъ соотвѣтствуетъ еврейскому Нисану.
[21] Холоцъ совпадаетъ съ Декабремъ и Январемъ.
[22] Т. е. прообразованъ былъ какъ истинный Агнецъ, сообщившій руно для покрытія наготы Адама.
[23] По другому чтенію: темный, едва замѣтный — по сравненію съ солнцемъ правды.
[24] Греч. ἀνατολὴ ἐξ ὕψους — востокъ свыше.

Источникъ: Творенія святаго Ефрема Сирина. Часть восьмая. — Сергіевъ Посадъ: 2-я типографія А. И. Снегиревой, 1896. — С. 11-32. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, Томъ 61.)

Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0