Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Григорій Богословъ († ок. 390 г.)

Св. Григорій родился ок. 326-328 г. въ Аріанзѣ близъ Назіанза (въ Каппадокіи), гдѣ отецъ его былъ сначала градоначальникомъ, а потомъ епископомъ (см. 1 янв.). Какъ сынъ обѣта, св. Григорій былъ посвященъ Богу съ самаго дѣтства своею благочестивою матерію Нонною, очень рано началъ обнаруживать любовь къ подвигамъ благочестія и во всю жизнь оставался дѣвственникомъ. Образованіе онъ получилъ сначала въ Неокесаріи у Амфилохія, знаменитаго учителя краснорѣчія, потомъ въ Александріи и, наконецъ, въ Аѳинахъ, гдѣ подружился со св. Василіемъ Великимъ. У свв. друзей въ Аѳинахъ была одна комната, одинъ образъ жизни; имъ были знакомы только двѣ дороги: одна — къ св. храмамъ и находящимся при нихъ наставникамъ въ словѣ Божіемъ, другая — къ училищу, гдѣ они слушали наставниковъ наукъ внѣшнихъ; улицъ, ведущихъ на зрѣлища, они не знали, считая недостойнымъ вниманія то, что не ведетъ къ добродѣтели. Въ 356 г. св. Григорій принялъ крещеніе и съ неохладѣваемою ревностію продолжалъ изучать Св. Писаніе и подвизаться въ богомысліи, постѣ и молитвѣ. Пустыня сильно привлекала къ себѣ св. Григорія, но онъ рѣшился остаться въ домѣ родителей, чтобы въ лицѣ ихъ служить обществу и въ то же время жить строгимъ аскетомъ. далѣе>>

Творенія

Свт. Григорій Богословъ († ок. 390 г.)
Слово 11, говоренное брату Василія Великаго, святому Григорію, епископу Нисскому, когда онъ пришелъ къ св. Григорію Богослову, по рукоположеніи его въ епископа.

Друга вѣрнаго нельзя ничѣмъ замѣнить, и нѣсть мѣрила добротѣ его. Другъ вѣренъ, кровъ крѣпокъ (Сир. 6, 14-15) и огражденное царство (Прит. 18, 19); другъ вѣрный — сокровище одушевленное. Другъ вѣрный дороже золота и множества драгоцѣнныхъ камней. Другъ вѣрный — вертоградъ заключенъ, источникъ запечатлѣнъ (Пѣсн. 4, 12), которые временно отверзаютъ, и которыми временно пользуются. Другъ вѣрный — пристанище для упокоенія. А ежели онъ отличается благоразуміемъ, то сіе сколько еще драгоцѣннѣе! Ежели онъ высокъ ученостію, ученостію всеобъемлющею, какою должна быть и была нѣкогда наша ученость, то сіе сколько еще преимущественнѣе? А ежели онъ и сынъ свѣта (Іоан. 12, 36), или человѣкъ Божій (1 Тим. 6, 11), или приступающій къ Богу (Исх. 19, 22), или мужъ лучшихъ желаній (Дан. 9, 22) или достойный одного изъ подобныхъ наименованій, какими Писаніе отличаетъ мужей божественныхъ, высокихъ и принадлежащихъ горнему: то сіе уже даръ Божій, и очевидно выше нашего достоинства. А ежели и приходатъ онъ къ намъ отъ друга, и притомъ равночестнаго и добродѣтелію и дружествомъ съ нами: то сіе еще пріятнѣе и сладостнѣе, и благоуханнѣе мѵра, украшающаго браду іерея и ометы одежды (Псал. 132, 2).

Довольно ли этого? И точно ли изобразило вамъ слово мужа сего? Или надобно, подражая прилежнымъ живописцамъ, не одинъ разъ набросать краски, чтобы представить вамъ въ словѣ совершенное его изображеніе? Итакъ опишемъ его вамъ полнѣе и явственнѣе. Кто всѣхъ знаменитѣе изъ законодателей? — Моисей. Кто всѣхъ святѣе изъ священниковъ? — Ааронъ. Оба братья не менѣе по благочестію, какъ и по плоти. Или лучше сказать, одинъ — богъ Фараону (Исх. 7, 1), ходатай и законодатель Израиля, входящій внутрь облака, созерцатель Божественныхъ таинъ и тайноводитель, строитель истинной скиніи, юже водрузи Господь, а не человѣкъ (Евр. 8, 2); оба же равно іереи, какъ сказано: Моисей и Ааронъ во іереяхъ Его (Псал. 98, 6). Одинъ — князь князей, іерей іереевъ, употребляетъ Аарона, гдѣ только нуженъ языкъ, и самъ служитъ ему въ тѣхъ, яже къ Богу (Исх. 4, 16), А другой немного ниже перваго, но много превосходитъ другихъ достоинствомъ и близостію къ Богу. Оба поражаютъ казнями Египетъ, разсѣкаютъ море, переводятъ чрезъ него Израиля, потопляютъ враговъ, низводятъ хлѣбъ свыше, то даютъ, то услаждаютъ, сверхъ упованія, воду въ пустынѣ. Оба низлагаютъ Амалика святымъ воздѣяніемъ рукъ и прообразованіемъ высшаго таинства. Оба ведутъ и поспѣшаютъ въ землю обѣтованія. Не знакомое ли что для васъ въ этомъ образѣ? Живописующее слово не ясно ли изобразило вамъ со мною одноименнаго и единодушнаго мужа? Одинъ изъ нихъ меня помазалъ и укрывавшагося извелъ на среду. Не знаю, что его побудило и чѣмъ онъ увлекся, поступивъ недостойно живущаго въ немъ Духа. (Какъ ни жестоко слово сіе, однано же скажу; потому что дружество переноситъ все, что ни терпитъ и ни слышитъ). Другій приходитъ утѣшить меня и примирить съ Духомъ. И теперь для меня дорого его пришествіе (да и какъ не дорожить онымъ тому, кто предпочиталъ васъ всей своей жизни?), однако же укоряю его за то, что пришелъ позже, чѣмъ требовала нужда.

Къ чему помощь послѣ нашествія и пораженія, наилучшій изъ друзей и помощниковъ? Къ чему кормчій послѣ бури, и лекарство по заживленіи раны? Устыдился ли ты причиняемаго намъ насилія, какъ братолюбивый? или и самъ, какъ имѣющій власть, вознегодовалъ на непослушаніе? Котораго изъ братьевъ обвиняешь, и котораго освобождаешь отъ укоризны? Скажу тебѣ словами Іова (и онъ сѣтовалъ на друга, хотя не на такого и не въ такихъ страданіяхъ): кому прилежиши? или кому хощеши помагати? не сему ли, емуже многа крѣпость? не емуже ли многа премудрость и вѣдѣніе (Іов. 26, 2)? А это, какъ вижу, бываетъ нынѣ со многими судіями, которые легче простятъ самую важную вину людямъ значительнымъ, нежели малость — незначительнымъ. Хотя же ты и самъ, можетъ быть, видишь сіе (мнѣ, который ставлю тебя въ образецъ и правило совершенства, и вмѣстѣ имѣю повелѣніе не быть скорымъ на судъ (Матѳ. 7, 1), непозволителыю и произнести о тебѣ что-либо недоброе): однако же, и тебѣ, и всякому желающему, готовъ я по дружбѣ дать отчетъ въ моей или непокорности, какъ назовутъ, можетъ быть, нѣкоторые, или предусмотрительности и осторожности, какъ самъ себя увѣряю; дабы ты видѣлъ, что имѣешь друга, который — не вовсе безразсуденъ и невѣжда, но можетъ иное разсмотрѣть лучше многихъ, — смѣлъ въ томъ, что достойно смѣлости, и боязливъ, гдѣ есть мѣсто страху, и гдѣ не бояться — всего страшнѣе для имѣющаго умъ. Какъ же разсудите, и что признаете лучшимъ? Прикажете ли теперь дать вамъ отчетъ, или найдете сіе неприличнымъ времени? ибо собрались мы праздновать, а не судиться: или велите отложить дѣло до другаго времени и собранія? ибо потребно слово продолжительнѣе того, какое дозволяетъ настоящій день.

Что же изреку вамъ достойное сего торжества, чтобы и мнѣ самому не отпустить васъ голодными, тогда какъ я распорядитель пира? Очистимъ себя, братія, ради Мучениковъ, вѣрнѣе же сказать, ради Того, для Котораго и они очистили себя кровію и истиною; освободимъ себя отъ всякія скверни плоти и духа (2 Кор. 7, 1), омоемся, чисти будемъ (Ис. 1, 16), и сами представимъ тѣлеса наша и души жертву живу, святу, благоугодну Богови, сіе наше словесное служеніе и молитву (Рим. 12, 1). Ибо для чистаго ничто такъ не драгоцѣнно, какъ чистота и очищеніе. Будемъ подвизаться ради подвижниковъ, побѣждать ради побѣдившихъ, свидѣтельствовать истину ради свидѣтелей. Принесемъ это въ даръ ихъ подвигамъ, дабы и намъ самимъ содѣлаться увѣнчанными и наслѣдниками той же славы, какъ нами имъ воздаваемой, такъ и соблюдаемой на небесахъ, о которой напоминаетъ и которую въ малыхъ чертахъ изображаетъ видимое здѣсь. Будемъ подвизаться противъ началъ и властей, противъ невидимыхъ гонителей и мучителей, противъ міродержителей тмы вѣка сего, противъ духовъ злобы поднебесныхъ и близъ-небесныхъ, противъ внутренней брани въ насъ самихъ, въ нашихъ страстяхъ, противъ возстаній ежедневно отвнѣ приражающихся. Вооружимся терпѣніемъ противъ раздражительности, какъ звѣря, противъ языка, какъ остраго меча, и погасимъ сластолюбіе, какъ огонь. Приставимъ къ слуху двери, которыя бы благовременно отворялись и затворялись, и уцѣломудримъ око, не дадимъ осязанію приводить насъ въ бѣшенство, вкусу — терзать, да не взыдетъ смерть сквозѣ окна наша (Іер. 9, 27) (какъ, по моему разсужденію, названы чувства), и осмѣемъ неумѣренность смѣха, не преклонимъ колѣнъ предъ Вааломъ по причинѣ скудости, не поклонимся златому образу изъ страха, будемъ страшиться, чтобы не убояться чего-лио болѣе, нежели Бога, и чтобы не поругать образа Его грѣхомъ. Во всемъ воспріимемъ щитъ вѣры, и избѣжимъ всѣхъ стрѣлъ лукаваго.

Страшна сія брань, велико ополченіе, и побѣда велика! Если для сего мы собрались, или стекаемся, то подлинно угодно Христу наше празднество, дѣйствительно почтили, или почтимъ Мучениковъ, истинно побѣдные составляемъ лики. Если же имѣемъ въ виду угодить прихотямъ чрева, предаться временнымъ забавамъ, внести сюда удобоистощимое, думаемъ найдти здѣсь мѣсто для пьянства, а не для цѣломудрія, и время для купли и дѣлъ житейскихъ, а не для восхожденія и (осмѣлюсь такъ сказать) обоженія, къ которому служатъ намъ посредниками Мученики: то, во-первыхъ, не знаю, благовременно ли это. Ибо какое сравненіе соломы съ пшеницею, плотскихъ забавъ съ подвигами Мучениковъ? Первыя приличны зрѣлищамъ, а послѣдніе — моимъ собраніямъ. Первыя свойственны развратнымъ, а послѣдніе цѣломудреннымъ; первыя — плотоугодникамъ, послѣдніе — отрѣшившимся отъ тѣла. А потомъ хотѣлъ бы я сказать нѣчто болѣе смѣлое, но удерживаюсь отъ злорѣчія изъ уваженія ко дню; по крайней мѣрѣ скажу (это будетъ гораздо скромнѣе), что не сего требуютъ отъ насъ Мученики.

Итакъ, братія, не будемъ святаго совершать нечисто, высокаго — низко, честнаго — безчестно, и, кратко сказать, духовнаго — по земному. Торжествуетъ и іудей, но по буквѣ; празднуетъ и эллинъ, но въ угождеше демонамъ: а у насъ, какъ все духовно: дѣйствіе, движеніе, желаніе, слова, даже походка, и одѣяніе, даже мановеніе, потому что умъ на все протирается, и во всемъ образуетъ человѣка по Богу; такъ духовно и торжествованіе и веселіе.

Не запрещаю давать себѣ и прохладу, но пресѣкаю всякую неумѣренность. Если же мы духовно собираемся и празднуемъ память Мучениковъ, то хотя много сказать, чтобы мы сами получили за сіе одинаковыя съ ними награды и наслѣдовали ту же славу (ибо, какъ думаю, для очищенныхъ кровію и подражающихъ жертвѣ Христовой святыхъ мучениковъ соблюдается то, чего око не видало, ухо не слыхало, и не воображалъ умъ человѣческій, свободно созидающій въ себѣ представленіе о блаженствѣ), по крайней мѣрѣ, (что, какъ я утверждаю, также не маловажно) увидимъ свѣтлость святыхъ мучениковъ, внидемъ въ радость того же Господа, и, сколько знаю, яснѣе и чище просвѣтимся свѣтомъ блаженныя, начальныя Троицы, въ Которую мы увѣровали, Которой служимъ, и Которую исповѣдуемъ предъ Богомъ и людьми, нимало не страшась и не стыдясь ни внѣшнихъ враговъ, ни встрѣчающихся между нами лжехристіанъ и противниковъ Духа. И, о если бы намъ до послѣдняго издыханія съ великимъ дерзновеніемъ соблюсти сей прекрасный залогъ святыхъ Отцевъ, жившихъ ближе ко Христу и къ первоначальной вѣрѣ, — сіе исповѣданіе, въ которомъ изъ дѣтства мы воспитаны, которое прежде всего научились произносить, и съ нимъ, наконецъ, преселиться изъ сей жизни, взявъ съ собою отсюда не другое что, какъ одно благочестіе! Богъ же мира, Крестомъ примирившій съ Собою насъ, содѣлавшихся Его врагами чрезъ грѣхъ, благавѣствовавшій миръ и ближнимъ и дальнимъ (Ефес. 2, 17), находящимся подъ закономъ и внѣ закона, Отецъ любви и Любовь (ибо сими преимущественно именами угодно Ему именоваться, чтобы самыми именованіями предписывать намъ братолюбіе), давшій новую заповѣдь — столько любить другъ друга, сколько мы сами Имъ возлюблены (Іоан. 13, 34), позволяющій дѣлать доброе насиліе и терпѣть оное по страху, благоразумно уступать и имѣть также дерзновеніе съ разумомъ, усовершающій великія паствы и малыя увеличивающій благодатію, — Онъ самъ, по множеству благости Своей, да утѣшитъ насъ утѣшеніемъ многимъ, и да ведетъ насъ впередъ, пася съ нами и спасая стадо; а васъ да совершитъ на всякое дѣло благое, да наставитъ духовно торжествовать въ честь Мучениковъ, да удостоитъ насладиться тамъ, гдѣ обитель всѣхъ веселящихся, и когда явитесь въ правдѣ, да насытитъ васъ вилѣніемъ Своей славы, созерцаемой во Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ. Ему слава и держава, честь и поклоненіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Григорія Богослова, Архіепископа Константинопольскаго. Томъ I. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, [1910.] — С. 194-199.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0