Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 18 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Григорій Богословъ († ок. 390 г.)
Слово 41. На Святую Пятьдесятницу.

Кратко полюбомудрствуемъ ο праздникѣ, чтобы намъ праздновать духовно. У всякаго свой способъ торжествовать; а у служителя Слова состоитъ онъ въ словѣ, въ такомъ словѣ, которое всего приличнѣе времени. И не увеселяетъ такъ ни одна красота любителя красотъ, какъ любителя праздниковъ духовное празднованіе. Но разсудимъ ο семъ такъ. Празднуетъ и іудей, но по буквѣ: ибо онъ, гоня законъ тѣлесный, въ законъ духовный не постиже (Рим. 9, 31). Празднуетъ и еллинъ; но тѣлесно, сообразно съ своими богами и демонами, изъ которыхъ одни, по собственному признанію язычниковъ, виновники страстей, а другіе почтены богами за страсти; почему и празднованіе у нихъ состоитъ въ удовлетвореніи страстей, и грѣшить значитъ чтить бога, къ которому подъ защиту прибѣгаетъ страсть, какъ достохвальное дѣло. Празднуемъ и мы, но празднуемъ, какъ угодно Духу: а Ему угодно, чтобы мы или говорили, или дѣлали что-либо подобающее. И праздновать значитъ у насъ пріобрѣтать для души блага постоянныя и вѣчно обладаемыя, а не преходящія и скоро гибнущія, которыя, по моему разсужденію, мало услаждаютъ чувство, а болѣе растлѣваютъ его и вредять ему. Довлѣетъ тѣлу злоба его. Нужно ли въ пламень подкладывать больше сгараемаго вещества, или звѣрю давать обильнѣйшую пищу, чтобы онъ сдѣлался неукротимѣе и взялъ силу надъ разумомъ?

Итакъ праздновать дóлжно духовно. Α началомъ слова (ибо надобно сказать и то, что составляетъ предметъ изслѣдованія любослововъ, чтобы симъ присоединить къ торжеству какъ бы нѣкоторое услажденіе, хотя слово наше и уклонится черезъ то нѣсколько отъ предмета) — началомъ слова будетъ сіе.

Евреи, на основаніи закона Моисеева, чтуть седмеричное число, какъ впослѣдствіи пиѳагорейцы стали чтить число четверичное, которымъ они даже клянутся, а симоніане и маркіониты числа осмеричное и тридесятеричное, которыхъ равночисленными именуютъ и чтутъ какихъ-то эоновъ. Хотя не знаю, по какимъ законамъ соотношенія или по какой силѣ седмеричнаго числа, однако же евреи чтутъ оное; и извѣстно то, что Богъ въ шесть дней сотворилъ вещество, образовалъ и украсилъ его всякими видами и сочетаніями, и совершилъ сей видимый нынѣ міръ, а въ седьмый день почилъ отъ дѣлъ, что показываетъ и наименованіе субботы, означающее по-еврейски покой. Но ежели есть сему и высшее какое основаніе; то пусть любомудрствуютъ ο томъ другіе. Почитаніе же седмеричнаго числа простиралось у нихъ не на дни только, но и на годы. Въ разсужденіи дней доказываетъ сіе суббота, постоянно у нихъ чтимая, равно какъ и седмидневное неупотребленіе кваснаго, а въ разсужденіи лѣтъ — седьмый годъ оставленія (Лев. 25, 10). Даже чествованіе простиралось не на седмицы только, но и на седмицы седмицъ, и какъ въ дняхъ, такъ и въ годахъ. Седмицы дней производятъ пятьдесятницу, — день у нихъ нарочитъ святъ (Лев. 23, 21); седмицы же лѣтъ — такъ называемый ими юбилей, въ который бывало и оставленіе земли и освобожденіе рабовъ и возвращеніе купленныхъ владѣній прежнимъ владѣлцамъ. Ибо народъ сей посвящаетъ Богу начатки не только плодовъ и первородныхъ, но также дней и лѣтъ. Такъ чествованіе седмеричнаго числа привело къ чествованію пятьдесятницы. Ибо число седмь, умноженное само на себя, даетъ пятьдесятъ, при чемъ не достаетъ одного дня, но оный занятъ нами отъ будущаго вѣка и есть осьмый, вмѣстѣ же и первый, или, лучше сказать, единый и нескончаемый. Ибо тамъ должно окончиться здѣшнее субботствованіе душъ, чтобы дана была часть седмимъ и осмимъ (Еккл. 11, 2), какъ нѣкоторые прежде насъ понимали сіе Соломоново изреченіе.

Хотя ο чествованіи седмеричнаго числа много есть свидѣтельствъ; но для насъ многихъ достаточно будетъ и немногихъ. Такъ наименовано седмь досточтимыхъ духовъ (Ис. 11, 2-3), и духами, какъ думаю, угодно было Исаіи назвать дѣйствія Духа. Словеса Господня, по слову Давида, очищены седмерицею (Псал. 11, 7). Праведникъ, шестижды отъ бѣдъ изъятый, въ седмѣмъ не бываетъ уже поражаемъ (Іов. 5, 19). Грѣшникъ получаетъ прощеніе не только седмь кратъ, но седмдесятъ кратъ седмерицею (Матѳ. 18, 22). Опять и наоборотъ, (такъ какъ и наказаніе за грѣхъ похвально) Каинъ седмерицею терпитъ отмщеніе, то-есть несетъ наказаніе за братоубійство; Ламехъ же седмдесятъ седмерицею (Быт. 4, 24), потому что сталъ убійцею послѣ закона и осужденія. Лукавые сосѣди седмикратное воздаяніе пріемлютъ въ нѣдро свое (Псал. 78, 12). Домъ Премудрости утвержденъ на седми столпахъ (Прит. 9, 1); такимъ же числомъ очей украшенъ камень Зоровавелевъ (Зах. 3, 9). Седмерицею днемъ воздается хвала Богу (Псал. 118, 164). Даже неплоды раждаетъ седмь, число совершенное, и тѣмъ противополагается неимѣющей полнаго числа чадъ (1 Цар. 2, 5).

Если же должно принять во вниманіе и ветхозавѣтныя сказанія; то примѣчаю, что седмый изъ прародителей Енохъ почтенъ преложеніемъ (Быт. 5, 25). Примѣчаю также, что двадцать первый Авраамъ прославленъ Патріаршествомъ, — по присовокупленію большаго таинства; потому что число сіе составляетъ троекратно взятая седмерица. Α иный отважный на все осмѣлился бы дойти и до Новаго Адама, Бога моего и Господа Іисуса Христа, Который, по нисходящему родословію у Луки, считается седмдесятъ седмымъ отъ ветхаго и подъ грѣхомъ бывшаго Адама. Примѣчаю еще седмь трубъ Іисуса Навина, такое же число обхожденій, дней и іереевъ, отъ которыхъ падаютъ стѣны Іерихонскія (Нав. гл. 6). Примѣчаю какъ седмикратное обращеніе (3 Цар. 18, 43-44), подобное и троекратному таинственному дуновенію Пророка Иліи, вдыхающему жизнь въ сына Сарептской вдовицы (3 Цар. 17, 21), и равночисленному возліянію на дрова, когда онъ ниспосланнымъ отъ Бога огнемъ потребилъ жертву, и осудилъ студныхъ пророковъ, которые не могли произвесть того же своими призываніями, такъ и седмикратное, по повелѣнію его, наблюденіе отрокомъ облака. Примѣчаю толикократное же преклоненіе Елиссея надъ сыномъ Суманитяныни, которымъ обновляется въ немъ дыханіе (4 Цар. 4, 35).

На основаніи, какъ думаю, того же постановленія, не говоря уже ο свѣтильникѣ храма, имѣющемъ седмь вѣтвей и седмь свѣщниковъ (Исх. 25, 31. 37), въ седмь дней совершается іерей (Исх. 29, 35), въ седмь дней очищается прокаженный (Лев. 13, 50) и во столько же дней обновляется храмъ (2 Пар. 7, 8). И въ седмидесятое лѣто народъ возвращенъ изъ плѣна, дабы и въ десяткахъ было тоже, что бываетъ въ единицахъ, и числомъ совершеннѣйшимъ почтено стало таинство седмеричнаго числа. Но что говорить мнѣ объ отдаленномъ? Самъ Іисусъ — чистое совершенство, умѣлъ напитать въ пустынѣ и пятью хлѣбами пять тысячъ человѣкъ и опять седмью хлѣбами четыре тысячи, и остатковъ по насыщеніи было въ первомъ случаѣ дванадесять кошъ (Матѳ. 14, 20), а во второмъ седмь кошницъ (Матѳ. 15, 37); а то и другое, какъ думаю, совершено не безъ причины и не недостойно Духа. И самъ ты, читая Писаніе, замѣтишь многія числа, въ которыхъ кромѣ видимаго скрывается и болѣе глубокое значеніе.

Для настоящаго же времени всего полезнѣе сказать, что можетъ быть по симъ самымъ, или по весьма близкимъ къ нимъ, или и по другимъ высшимъ причинамъ, евреи чтутъ пятьдесятый день, а также чтимъ и мы, подобно какъ чтимъ и иное что-нибудь еврейское, у евреевъ совершаемое образно, а у насъ возобновленное таинственно. Предварительно сказавъ сіе въ разсужденіи настоящаго дня, приступимъ къ продолженію слова.

Мы празднуемъ Пятьдесятницу, пришествіе Духа, окончательное совершеніе обѣтованія, исполненіе надежды, таинство, и притомъ сколь великое и досточтимое! Оканчиваются дѣла Христовы тѣлесныя, или, лучше сказать, дѣла относившіяся къ тѣлесному пребыванію Его на землѣ (помедлю говорить, что оканчиваются дѣла, относящіяся къ тѣлу, пока не убѣдитъ меня какое-либо слово, что лучше совлечься тѣла); а начинаются дѣла Духа. Что же относилось ко Христу? Дѣва, рожденіе, ясли, повитіе пеленами, прославляющіе Ангелы, приходящіе пастыри, теченіе звѣзды, поклоненіе и дары волхвовъ, дѣтоубійство Иродово, Іисусъ убѣгающій во Египетъ, возвращающійся изъ Египта, обрѣзанный, крещаемый, свидѣтельствуемый свыше, искушаемый, побиваемый камнями для насъ (Іоан. 10, 32), которымъ нужно было дать образецъ злостраданія за слово, предаваемый, пригвождаемый, погребаемый, воскресавшій, возносящійся. Многое изъ сего пріемлетъ Христосъ и нынѣ, а именно, безчестное отъ христоненавистниковъ, что и переноситъ, потому что долготерпѣливъ, а досточестное отъ христолюбцевъ. И Онъ медлитъ, какъ первымъ явить Свой гнѣвъ, такъ намъ показать Свою благость, — и имъ даетъ, можетъ быть, тѣмъ время на покаяніе, а насъ испытываетъ въ любви, не ослабѣемъ ли въ скорбяхъ и подвигахъ за благочестіе. Таковъ издревле законъ Божія домостроительства и неизслѣдимыхъ Божіихъ судебъ, по которымъ премудро управляются дѣла наши. Таковы дѣла Христовы, послѣдующія же славнѣйшія еще узримъ. Ο если бы и сами мы были узрѣны Христомъ!

Α чтобы говорить ο дѣлахъ Духа, да пріидетъ на меня Духъ, и да дастъ слово, сколько сего желаю, а если и не въ такой мѣрѣ, сколько соразмѣрно времени, — пріидетъ же безъ сомнѣнія владычественно, а не рабски, и не повелѣнія ожидая, какъ думаютъ нѣкоторые. Ибо Онъ дышетъ, гдѣ хочетъ, на кого, когда и сколько Ему угодно. Такъ мыслить и говорить внушаетъ намъ Духъ.

Кто Святаго Духа низводитъ въ рядъ тварей, тотъ ругатель, злой рабъ, и злѣйшій изъ злыхъ. Ибо злымъ рабамъ свойственно отвергать владычество, возставать противъ господства и свободное дѣлать подобнымъ себѣ рабомъ. Кто признаетъ Его Богомъ, тотъ божественъ и свѣтелъ умомъ. Α кто даже и именуетъ Богомъ, тотъ, если дѣлаетъ сіе предъ людьми благоразумными, высокъ; а если предъ низкими, неосмотрителенъ; потому что бисеръ довѣряетъ грязи, громовый звукъ — слабому слуху, солнечный лучъ — больнымъ глазамъ, твердую пищу — вкушающимъ одно молоко. Постепенно надлежитъ вести ихъ впередъ, и приближать къ высшему, чтобы свѣту даруемъ былъ свѣтъ, и истина награждалась истиною. Посему и мы, оставивъ совершеннѣйшее слово, для котораго не пришло еще время, побесѣдуемъ съ ними такъ.

Если вы не исповѣдуете Святаго Духа ни несозданнымъ, ни неподлежащимъ времени; то (дозвольте ревности выразиться нѣсколько и смѣло) въ васъ явно дѣйствуетъ противный духъ. Если же вы до такой степени здравы, что избѣгаете явнаго нечестія, и внѣ рабства ставите Того, Кто и насъ дѣлаетъ свободными, то со Святымъ Духомъ и вмѣстѣ со мною разсмотрите сами и послѣдующее: ибо я увѣренъ, что вы уже въ нѣкоторой мѣрѣ причастники Духа, и буду разсуждать съ вами, какъ съ своими. Или укажите мнѣ среднее нѣчто между рабствомъ и владычествомъ, гдѣ могъ бы я дать мѣсто достоинству Духа, или, избѣгая рабства, не оставляйте неизвѣстнымъ, куда причисляете Того, ο Комъ вопросъ.

Но васъ затрудняютъ слоги, останавливаетъ одно реченіе, и оно дѣлается для васъ камнемъ претыканія и камнемъ соблазна, чѣмъ для нѣкоторыхъ былъ и Христосъ. Это — человѣческая немощь. Сойдемся между собою духовно, будемъ лучше братолюбивыми, нежели самолюбивыми. Признайте силу Божества, и мы сдѣлаемъ вамъ снисхожденіе въ реченіи. Исповѣдуйте естество подъ другими наименованіями, какія наиболѣе уважаете, и мы уврачуемъ васъ какъ немощныхъ, даже скрывъ иное къ вашему удовольствію. Ибо стыдно, подлинно стыдно и довольно безразсудно быть здравыми по душѣ и ставить въ великое звуки, утаевать сокровище, какъ бы завидуя другимъ, или опасаясь, чтобы не освятить языка. Но еще стыднѣе намъ подвергаться тому же, въ чемъ другихъ обвиняемъ, и осуждая споры ο звукахъ, самимъ стоять за букву. Исповѣдуйте въ Троицѣ единое Божество, или, если угодно, единое естество; и я испрошу вамъ у Духа слово: Богъ. Ибо очень знаю, что Давшій первое даетъ и второе, и тѣмъ паче, если причиною спора какая-то духовная робость, а не діавольское упорство. Скажу еще яснѣе и короче: ни вы не обвиняйте насъ за реченіе болѣе возвышенное (ибо не должно завидоватъ возвышенію), ни мы не будемъ васъ осуждать за то реченіе, которое вамъ до времени по силамъ, пока не достигнете, хотя другимъ путемъ, того же съ нами пристанища. Мы домогаемся не побѣды, а возвращенія братъевъ, разлука съ которыми терзаетъ насъ.

Сіе говоримъ вамъ, въ которыхъ находимъ нѣсколько жизни, которые здраво разсуждаете ο Сынѣ. Удивляясь вашей жизни, не вполнѣ одобряемъ ученіе. Имѣя дары Духа, примите и Духа, чтобы не только подвизаться, но и подвизаться законно (2 Тим. 2, 5). Отъ Него, въ награду за жизнь, да будетъ вамъ дарованъ и сей вѣнецъ — исповѣдывать Духа совершенно, и съ нами, и прежде насъ, проповѣдывать Его достойно. Дерзаю за васъ и на нѣчто большее, — именно дерзаю сказать съ Апостоломъ: столько люблю васъ, столько уважаю сію благочинную вашу одежду, и сей цвѣтъ воздержанія, и священные сонмы, и честное дѣвство, и чистоту, и всенощное псалмопѣніе, и нищелюбіе, и братолюбіе, и страннолюбіе, что готовъ отлученъ быти отъ Христа (Рим. 9, 3) и пострадать, какъ осужденный, только бы вы стояли съ нами, и вмѣстѣ прославляли мы Троицу. Ибо нужно ли говорить ο другихъ, явно умершихъ, которыхъ воскреситъ развѣ одинъ Христосъ, Своею силою животворящій мертвыхъ? Они злонамѣренно отдѣляются другъ отъ друга мѣстомъ, будучи связаны ученіемъ, и столько же несогласны между собою, сколько и косые глаза, устремленные на одинъ предметъ, и не въ зрѣніи, но въ положеніи имѣющіе разность, если ихъ дóлжно винить за сей одинъ недостатокъ, а не вмѣстѣ и за слѣпоту. Поелику же я достаточно изложилъ, что относится къ вамъ; то возвращусь опять къ Духу. Думаю же, что и вы уже послѣдуете за мною.

Духъ Святый всегда былъ, и есть, и будетъ; Онъ не началъ и не прекратитъ бытія, но всегда со Отцемъ и Сыномъ вчиняется и счисляется. Ибо неприлично было или Отцу когда-либо бытъ безъ Сына, или Сыну безъ Духа: крайне было бы безславно для Божества, какъ бы въ слѣдствіе измѣненія совѣтовъ Своихъ придти въ полноту совершенства. Итакъ Духъ всегда былъ пріемлемымъ, а не пріемлющимъ; совершающимъ, а не совершаемымъ; наполняющимъ, а не наполняемымъ; освящающимъ, а не освящаемымъ; приводящимъ къ обоженію, а не вводимымъ въ обоженіе. Онъ всегда одинъ и тотъ же Самъ для Себя и для Тѣхъ, съ Которыми счиняется; невидимъ, не подлежитъ времени, невмѣстимъ, неизмѣняемъ, не имѣетъ ни качества, ни количества, ни вида, неосязаемъ, самодвиженъ, приснодвижимъ, свободенъ, самовластенъ, всесиленъ (хотя, какъ все принадлежащее Единородному, такъ и все принадлежащее Духу, возводится къ первой Винѣ); Онъ — жизнь и животворящъ; Онъ — свѣтъ и свѣта Податель; Онъ — источная благость и источникъ благости; Онъ — Духъ правый владычній (Псал. 50, 12. 14), Господь (2 Кор. 3, 17), посылающій (Дѣян. 13, 4), отдѣляющій (Дѣян. 13, 2), созидающій Себѣ храмъ (Кол. 2, 22), наставляющій (Іоан. 16, 13), дѣйствующій якоже хощетъ (1 Кор. 12, 11), раздѣляющій дарованія, Духъ сыноположенія (Рим. 8, 15), истины, (Іоан. 14, 17), премудрости, разума, вѣдѣнія благочестія, совѣта, крѣпости, страха, по исчисленному (Ис. 11, 3-4). Чрезъ Него познается Отецъ и прославляется Сынъ (Іоан. 16, 11), и Самъ Онъ Ими одними знаемъ, единое счиненіе, служеніе и поклоненіе, единая сила, единое совершенство и освященіе. Но къ чему распространяться? Все, что имѣетъ Отецъ, принадлежитъ и Сыну, кромѣ нерожденности; все, что имѣетъ Сынъ, принадлежитъ Духу, кромѣ рожденія. Α нерожденность и рожденіе не сущности различаютъ, по моему мнѣнію, но различаются въ одной и той же сущности.

Ты мучишься нетерпѣніемъ возражать мнѣ; а я спѣшу продолжить слово. Почти день Духа, удержи не надолго языкъ свой, если можешь: теперь слово объ иныхъ языкахъ; устыдись, или убойся сихъ языковъ, являющихся въ огненномъ видѣ. Нынѣ будемъ учить, а завтра разсуждать ο словахъ; нынѣ будемъ праздновать, а завтра отложимъ приличіе. Одно таинственно, другое свойственно зрѣлищамъ; одно прилично церквамъ, а другое — торжищамъ; одно прилично трезвымъ, а другое — упившимся; одно прилично разсуждающимъ ο Духѣ съ благоговѣніемъ, а другое — посмѣивающимся надъ Духомъ. Отринувъ же чуждое, устроимъ свое.

Духъ Святый дѣйствовалъ во-первыхъ въ Ангельскихъ и небесныхъ силахъ, — въ тѣхъ, которыя первыя по Богѣ и окрестъ Бога: ибо ихъ совершенство и озареніе, и неудободвижимость или неподвижность ко злу, не отъ инаго кого, какъ отъ Святаго Духа; а потомъ дѣйствовалъ въ отцахъ и въ пророкахъ, изъ которыхъ одни въ образахъ видѣли или познавали Бога, другіе же и предузнали будущее, поколику Духъ напечатлѣвалъ сіе въ умѣ ихъ, и имѣющее быть видѣли они предъ собою, какъ настоящее; ибо такова сила Духа; послѣ же сего дѣйствовалъ въ ученикахъ Христовыхъ (не скажу во Христѣ, въ Которомъ Онъ пребывалъ не какъ дѣйствующій, но какъ сопутствующій равночестному), и въ нихъ троекратно, по мѣрѣ ихъ удобопріемлемости, и въ три различныя времена — до прославленія Христова страданіемъ, по прославленіи воскресеніемъ, и по вознесеніи на небо, или по устроеніи (Дѣян. 3, 21), или какъ иначе должно назвать сіе; какъ показываетъ первое очищеніе отъ болѣзней и духовъ, производившееся конечно не безъ Духа, также по совершеніи домостроительства дуновеніе Христово, которое очевидно было Божественнымъ вдохновеніемъ, и наконецъ нынѣшнее раздѣленіе огненныхъ языковъ, которое и празднуемъ. Но первое было не ясно, второе явственнѣе, а нынѣшнее совершеннѣе: ибо не дѣйствіемъ уже, какъ прежде, но существенно присутствуетъ, и какъ сказалъ бы иный, сопребываетъ и сожительствуетъ Духъ. Ибо, какъ Сынъ бесѣдовалъ съ нами тѣлесно, такъ и Духу приличествовало явиться тѣлеснымъ образомъ; и когда Христосъ вошелъ во славу Свою, тогда Ему надлежало низойдти къ намъ; надлежало придти, потому что Онъ Господь, и быть посланнымъ, потому что Онъ не противникъ Богу. Ибо таковыя реченія болѣе показываютъ единомысліе, чѣмъ раздѣленіе естества.

Для того приходитъ Духъ послѣ Христа, чтобы не остаться намъ безъ Утѣшителя; и для того именуется инимъ, чтобы дать тебѣ понятіе ο равночестіи: ибо слово: иный, поставлено вмѣсто: другой я; это же именованіе означаетъ едино — владычество, а не униженіе. Ибо слово: иный, сколько извѣстно мнѣ, употребляется не объ инородныхъ, но объ единосущныхъ. Является же въ видѣ языковъ, по сродству съ Словомъ; и въ видѣ огненныхъ языковъ (почему думаешь?) или по причинѣ очищенія (ибо по Писанію извѣстенъ и огнь очистительный, что желающіе вездѣ могуть увидѣть), или по существу своему: ибо Богъ нашъ огнь и огнь, поядаяй (Евр. 12, 29) нечестіе. Но ты опять негодуешь недовольный словомъ: единосущенъ! Является въ видѣ раздѣленныхъ языковъ, по причинѣ разныхъ дарованій; въ видѣ языковъ сѣдшихъ, въ означеніе Царскаго достоинства и почиванія во Святыхъ; ибо и Херувимы суть Божій престолъ. Является въ горницѣ (если только не почтутъ меня пытливымъ чрезъ мѣру) въ означеніе восхожденія и возвышенія отъ земли тѣхъ, которые пріимутъ Духа; ибо и водами Божіими покрываются какія-то превыспренняя (горницы), которыми пѣснословится Богъ (Псал. 103, 3). И Самъ Іисусъ посвящаемыхъ въ высшее служеніе пріобщаетъ таинству въ горницѣ, показывая тѣмъ, что нужно и Богу снисходить къ намъ, (какъ, сколько извѣстно, и снисходилъ къ Моисею), и намъ восходить къ Нему, и что такимъ образомъ, при сраствореніи достоинства, должно происходить общеніе Бога съ человѣками. Доколѣ же пребываютъ они въ собственномъ достоинствѣ, — Богъ въ достоинствѣ высоты, а человѣкъ — низости, дотолѣ благость несоединима, человѣколюбіе несообщимо, и посреди великая и непроходимая пропасть, которая отдѣляетъ не богатаго только отъ Лазаря и отъ вожделѣнныхъ нѣдръ Авраамовыхъ, но сотворенное и преходящее естество отъ несотвореннаго и постояннаго.

Духъ Святый проповѣданъ былъ Пророками, напримѣръ въ слѣдующихъ мѣстахъ: Духъ Господень на мнѣ (Ис. 61, 1); и почіютъ на немъ седмь духовъ (Ис. 11, 1); и сниде Духъ отъ Господа и настави ихъ (Ис. 63, 14). Духъ вѣдѣнія наполни Веселеила, строителя Скиніи (Исх. 81, 3). Духъ бываетъ разгнѣванъ (Ис. 63, 10); Духъ взя Илію на колеснщѣ, и сугубый испрошенъ Елиссеемъ (4 Цар. 2, 9. 15); Духъ благій и владычній наставляетъ и утверждаетъ Давида (Пс. 142, 10; 50, 14). Святый Духъ обѣтованъ сперва Іоилемъ, который говоритъ: и будетъ въ послѣднія дни, излію отъ Духа Моего на всяку плоть, то-есть вѣрующую, на сыновъ вашихъ и на дщерей, и такъ далѣе (Іоил. 2, 28; Дѣян. 2, 17), а впослѣдствіи — Іисусомъ, Который Самъ прославляетъ Духа, и прославляется Духомъ, такъ же какъ прославляетъ Отца и прославляется Отцемъ. И какое щедрое обѣтованіе! Духъ вѣчно сопребываегъ, и нынѣ съ достойными во временной жизни, и послѣ съ удостоившимися тамошнихъ благъ, если всецѣло сохранимъ Его доброю жизнію, а не будемъ удалять отъ себя въ такой же мѣрѣ, въ какой грѣшимъ.

Сей Духъ созидаетъ съ Сыномъ въ твореніи и воскресеніи, въ чемъ да увѣритъ тебя сказанное: Словомъ Господнимъ небеса утвердишася, и Духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6); Духъ Божій, сотворивый мя, дыханіе же Вседержителево научающее мя (Іов. 33, 4); и еще: послеши Духа Твоего, и созиждутся, и обновиши лице земли (Псал. 103, 30). Онъ созидаетъ въ духовномъ возрожденіи; въ чемъ да увѣритъ тебя сказанное, что никто не можетъ видѣти или получить Царствіе, аще кто не родится свыше Духомъ (Іоан. 3, 3. 5), и отъ перваго рожденія, которое есть тайна ночи, не очистится дневнымъ и свѣтлымъ возсозданіемъ (Псал. 138, 16), какимъ возсозидается каждый въ отдѣльности.

Сей Духъ, какъ премудрый и человѣколюбивый, поемлетъ ли пастыря, — творитъ его псалмопѣвцемъ, отгоняющимъ злыхъ духовъ, и указуетъ въ немъ царя Израилю. Поемлетъ ли пастыря овецъ, ягодичія обирающаго, — дѣлаетъ его Пророкомъ (Ам. 7, 14). Припомни Давида и Амоса! Поемлетъ ли остроумнаго отрока, — еще прежде совершеннаго возраста дѣлаетъ его судіею старѣйшинъ. Свидѣтель Даніилъ, побѣдившій львовъ во рвѣ. Обрѣтетъ ли рыбарей, — уловляетъ въ Христову мрежу цѣлый міръ объемлющихъ сѣтію слова. Возьми въ примѣръ Петра и Андрея и сыновъ громовыхъ, возгремѣвшихъ ο духовномъ. Обрѣтетъ ли мытарей, — пріобрѣтаетъ въ ученики и творитъ купцами душъ. Свидѣтель Матѳей, вчера мытарь, а нынѣ Евангелистъ. Обрѣтетъ ли пламенныхъ гонителей, — измѣняетъ ревность, и Савловъ дѣлаетъ Павлами, столько же ревнующими ο благочестіи, сколько нашелъ ихъ ревнуюшими ο злѣ.

Онъ вмѣстѣ и Духъ кротости, и гнѣвается на согрѣшающихъ. Итакъ, извѣдаемъ Его кротость, а не гнѣвъ, исповѣдуя Его достоинство и бѣгая хулы, не пожелаемъ увидѣть Его безъ помилованія гнѣвающимся. Онъ и меня нынѣ дѣлаетъ дерзновеннымъ предь вами проповѣдникомъ. И если ничего не постражду, благодареніе Богу! Α если и постражду, также благодареніе Богу! Первое желательно, да пощадитъ ненавидящихъ насъ, второе, да освятитъ меня, въ награду за священнодѣйствіе Евангелія пріемлющаго то, чтобы совершиться кровію.

Апостолы стали говорить на чужихъ языкахъ, а не на отечественномъ, и, что особенно чудно, стали говорить не учившись. Это знаменіе для невѣрныхъ, а не для вѣрующихъ, и оно долженствовало послужить къ обвиненію невѣрныхъ, какъ написано: иными языки, и усты иными, возглаголю людемъ симъ, и ни тако послушаютъ Мене, глаголетъ Господь (1 Кор. 14, 21; Ис. 28, 11). Слышаху же (Дѣян. 2, 6). Остановись здѣсь не надолго и подумай, какъ раздѣлить рѣчь. Ибо въ реченіи есть обоюдность, устраняемая знакомъ препинанія. Такъ ли слышали, каждый на своемъ нарѣчіи, что, такъ сказать, гласъ исходилъ одинъ, а слышны были многіе гласы, по причинѣ такого сотрясенія въ воздухѣ, или, яснѣе скажу, изъ одного гласа происходили многіе? Или, остановившись на словѣ: слышаху, слова: глаголющихъ своими гласами, отнести дóлжно къ послѣдующему, чтобы вышелъ смыслъ: произносящихъ гласы, которые были свои для слушающихъ, а сіе значитъ, гласы иноязычные. Съ послѣднимъ я болѣе согласенъ; потому что первое было бы чудомъ, которое относилось бы болѣе къ слушающимъ, нежели къ говорящимъ, а послѣднее относится прямо къ говорящимъ, которыхъ и укоряютъ, что они піяны, изъ чего видно, что по дѣйствію Духа сами они чудодѣйствовали въ произнесеніи гласовъ.

Правда, достохвально было и древнее раздѣленіе гласовъ, когда строили столпъ злонамѣренно и безбожно единогласные (на что и нынѣ дерзаютъ нѣкоторые): ибо единомысліе, нарушенное различіемъ гласовъ, разрушило и предпріятіе. Но гораздо достохвальнѣе раздѣленіе, совершенное чудесно нынѣ: ибо, отъ единаго Духа излившись на многихъ, опять возводится къ единому согласію. И есть различіе дарованій, требующее новаго дарованія, чтобы умѣть отличить превосходнѣйшія изъ нихъ; потому что всѣ имѣютъ нѣчто похвальное. Можно бы назвать прекраснымъ и то раздѣленіе, ο которомъ говоритъ Давидъ: потопи Господи, и раздѣли языки ихъ (Псал. 54, 10). За что же? За то, что возлюбили вся глаголы потопныя, языкъ льстивъ (Псал. 51, 6). Почти явно обличаетъ здѣсь Давидъ тѣ языки, которые разсѣкаютъ Божество. Но ο семъ довольно.

Поелику же языки вѣщали живущимъ въ Іерусалимѣ, благоговѣйнымъ іудеямъ, парѳянамъ, мидянамъ, еламитамъ, египтянамъ, критянамъ, жителямъ Ливіи, Аравіи, Месопотаміи, и моимъ каппадокійцамъ и отъ всего языка, иже подъ небесѣмъ, іудеямъ (если кому угодно такъ представить), собраннымъ во Іерусалимѣ; то достоинъ вниманія вопросъ: какіе это были іудеи, и котораго плѣненія? Ибо плѣненіе египетское и вавилонское было временное и давно окончилось возвращеніемъ плѣненныхъ; плѣненія же римскаго еще не было, а имѣло оно только быть, въ наказаніе за дерзость противу Спасителя. Остается разумѣть плѣненіе, бывшее при Антіохѣ, и случившееся не задолго до сихъ временъ. Если кто не соглашается на такое толкованіе, какъ на неестественное (потому что плѣненіе сіе не древнее, и іудеи разсѣяны въ ономъ не по многимъ странамъ вселенной), но ищетъ толкованія болѣе вѣроятнаго; то можетъ-быть лучше принять слѣдующее. Поелику народъ іудейскій, какъ повѣствуется у Ездры, многократно и многими былъ переселяемъ; то иныя племена возвратились въ отечество, а другія остались въ плѣненіи, и, вѣроятно, нѣкоторыя изъ сихъ послѣднихъ, разсѣянныхъ по многимъ народамъ, пришли тогда въ Іерусалимъ, и были участниками чуда. Такое изслѣдованіе предложилъ я для любознательныхъ; и можетъ-быть оно не будетъ излишнимъ. И что ни предложилъ бы кто приличное настоящему дню, все будетъ пріобрѣтеніемъ и для насъ. Но время уже мнѣ распустить собраніе: ибо бесѣда моя довольно продолжительна. Α торжества никогда не дóлжно прекращать, всегда же надобно праздновать, нынѣ даже и тѣлесно, а впослѣдствіи и скоро совершенно духовно, когда чище и яснѣе узнаемъ и сему основанія въ самомъ Словѣ и Богѣ и Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ — истинномъ праздникѣ и радованіи спасаемыхъ, съ Которымъ да будетъ слава и чествованіе Отцу со Святымъ Духомъ, нынѣ и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Печатается по изданiю: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Григорiя Богослова, Архiепископа Константинопольскаго. Томъ I. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, [1910.] – С. 575-586.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0