Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 27 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Григорій Богословъ († ок. 390 г.)
ПѢСНОПѢНІЯ ТАИНСТВЕННЫЯ.

Слово 6. Объ умныхъ сущностяхъ.

Какъ солнечный лучъ изъ безоблачнаго неба, встрѣтившись съ видимыми еще отражающими его облаками, изъ которыхъ идетъ дождь, распростираетъ многоцвѣтную радугу, и весь окружающій эѳиръ блещетъ непрерывными и постепенно слабѣющими кругами: такъ и природа свѣтовъ поддерживается въ бытіи тѣмъ, что высочайшій Свѣтъ лучами Своими непрестанно осіяваетъ умы низшіе. И источникъ свѣтовъ — Свѣтъ неименуемъ, непостижимъ, убѣгаетъ отъ быстроты приближающагося къ Нему ума, всегда упреждаетъ всякую мысль, чтобы мы въ желаніяхъ своихъ простирались непрестанно къ новой высотѣ. А свѣты вторичные послѣ Троицы, имѣющей царственную славу, суть свѣтозарные, невидимые Ангелы. Они свободно ходятъ окрестъ великаго престола; потому что суть умы быстродвижные, пламень и божественные духи, скоро переносящіеся по воздуху. Они усердно служатъ высокимъ велѣніямъ. Они просты, духовны, проникнуты свѣтомъ, не отъ плотей ведутъ начало (потому что всякая плоть едва огустѣетъ, какъ уже и разрушается), и не входятъ въ плоти, но пребываютъ, какими созданы. Желалъ бы я сказать, что они вовсе неодолимы зломъ, но удержу слишкомъ борзо несущагося коня, стянувъ браздами ума. Изъ нихъ одни предстоятъ великому Богу, другіе своимъ содѣйствіемъ поддерживаютъ цѣлый міръ; и каждому дано особое начальство отъ Царя, имѣть подъ надзоромъ людей, города и цѣлые народы, и даже распоряжать словесными жертвами земнородныхъ.

Но на что рѣшишься, духъ мой? Въ трепетъ приходитъ умъ, приступая къ небеснымъ красотамъ; стало передо мною темное облако, и недоумѣваю, простирать ли впередъ или остановить мнѣ слово. Вотъ путникъ пришелъ къ крутоберегой рѣкѣ и хочетъ ее перейдти: но вдругъ поколебалась мысль; онъ медлитъ своей переправой, долго борется въ сердцѣ, стоя на берегу; то необходимостью вложена въ него смѣлость, то страхъ связалъ рѣшимость; не разъ заносилъ онъ ногу свою въ воду, и не разъ отступалъ назадъ; однако же послѣ всей борьбы нужда побѣдила страхъ. Такъ и я, приближаясь къ невидимому Божеству, съ одной стороны о тѣхъ, которые предстоятъ чистому Всецарю и преисполнены свѣтомъ, боюсь сказать, что и они доступны грѣху, дабы чрезъ сіе и многимъ не проложить пути къ пороку; а съ другой стороны опасаюсь изобразить въ пѣсни моей неизмѣняемую доброту, такъ какъ вижу и совратившагося князя злобы. Ибо Благому несвойственно было насаждать въ насъ злое свойство, и въ тѣхъ, кого любитъ, возбуждать мятежъ и ненависть. Нельзя также предположить, чтобы зло равномощно было добру имѣло особенную природу, или впослѣдствіи происшедшую, или безначальную, какъ Самъ Царь. Но когда недоумѣвалъ я о семъ, вложилъ мнѣ Богъ слѣдующую мысль.

Первое чистое естество Божества всегда неизмѣнно, и никогда не бываегъ вмѣсто единаго многимъ. Ибо есть ли что-нибудь совершеннѣе Божества, во что могло бы Оно уклониться? А множественность есть уклоненіе существа отъ себя самаго. Второе мѣсто занимаютъ великіе служители высочайшаго Свѣта, столько же близкіе къ первообразной Добротѣ, сколько эѳиръ къ солнцу. А въ третьихъ слѣдуемъ мы — воздухъ. И одно Божіе естество совершенно неизмѣнно; ангельское же естество неудобопреклонно ко грѣху; а мы, третій родъ, удобокреклонны, и чѣмъ дальше отъ Бога, тѣмъ ближе ко грѣху.

Посему-то самый первый свѣтоносецъ, превознесшись высоко, когда, отличенный преимущественною славой, возмечталъ о царственной чести великаго Бога, — погубилъ свою свѣтозарность, съ безчестіемъ ниспалъ сюда, и захотѣвъ быть богомъ, весь сталъ тмою. Хотя и легокъ онъ по природѣ, однако же низринулся до низкой земли. Съ тѣхъ поръ преслѣдуетъ отъ ненавистію тѣхъ, которые водятся благоразуміемъ, и раздраженный своею утратою преграждаетъ всѣмъ небесный путь, не хочетъ, чтобы Божія тварь приближалась къ Божеству, отъ Котораго онъ отпалъ, но пожелалъ, чтобы и люди участвовали съ нимъ въ грѣхѣ и омраченіи. И сей завистникъ изринулъ изъ рая вожделѣвшихъ имѣть равную Божіей славу.

Такъ онъ за превозношеніе низринутъ съ своего небеснаго круга; но ниспалъ не одинъ. И поелику погубила его дерзость; то увлекъ въ паденіе многихъ, именно всѣхъ, кого научилъ грѣху, какъ злоумышленникъ, склонившій къ измѣнѣ царское воинство, увлекъ — изъ зависти къ богомудрому сонму Царюющаго въ горнихъ и изъ желанія царствовать надъ многими злыми. Съ тѣхъ поръ явились во множествѣ надземныя злобы, демоны, послѣдователи злаго царя — человѣкоубійцы, немощные, темные, зловѣщіе призраки ночи, лжецы, дерзкіе, наставники въ грѣхахъ, бродяги, винопійцы, смѣхолюбцы, смѣхотворы, прорицатели, двурѣчивые, любители ссоръ, кровопійцы, преисподніе, скрывающіеся, безстыдные, учители волшебства. Они, приходя, манятъ къ себѣ, и ненавидятъ тѣхъ, кто имъ отдается. Они вмѣстѣ и ночь и свѣтъ, чтобы уловлять то явно, то обманомъ. Таково это воинство, таковъ и вождь!

Но Христосъ не истребилъ его единымъ движеніемъ воли, которымъ создалъ цѣлый міръ, и которымъ могъ бы погубить и его, если бы захотѣлъ; потому что трудно укрыться отъ разгнѣваннаго Бога. Однако же не оставилъ онъ свободнымъ врага моего, но попустилъ ему быть въ одно время среди добрыхъ и злыхъ, и воздвигъ между ними жестокую взаимную брань, чтобы какъ врагъ подвергался и здѣсь ужасному позору, сражаясь съ тѣми, которые немощнѣе его, такъ подвизающіеся въ добродѣтели всегда имѣли славу свою, очищаясь въ жизни, какъ золото въ горнилѣ. Впослѣдствіи же, можетъ быть и скоро, когда вещество сгоритъ и наступитъ огненное воздаяніе, понесетъ наказаніе сей неукротимый, много напередъ смиренный въ мучимыхъ служителяхъ своихъ. Ибо такова казнь породившему зло!

Сему научилъ меня Духъ о свѣтозарности ангельской, какъ первой, такъ и послѣдней. Но и здѣсь она нашла мѣру. И эта мѣра — Богъ. Поколику приближается кто къ Царю, потолику дѣлается онъ свѣтомъ, а съ просвѣтленіемъ пріобрѣтаетъ и славу.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Григорiя Богослова, Архiепископа Константинопольскаго. Томъ II. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, 1910. — С. 29-31.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0