Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 23 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Григорій Богословъ († ок. 390 г.)
ПѢСНОПѢНІЯ ТАИНСТВЕННЫЯ.

Слово 4, о мірѣ.

Воспоемъ и твореніе великаго Бога, опровергнувъ ложныя мнѣнія.

Единъ Богъ; а что представляли эллинскіе мудрецы о матеріи и формѣ, будто онѣ собезначальны, то ни на чемъ не основанная баснь. Какъ всѣ сіи почтенныя формы, сдѣланныя у нихъ богами, не существовали отъ начала, но получили бытіе по волѣ великаго Бога; такъ видѣлъ ли кто когда-нибудь матерію безъ формы? Или кто нашелъ форму безъ матеріи, хотя и очень много трудился въ сокровенныхъ изгибахъ ума? А я не находилъ ни тѣла безцвѣтнаго, ни безтѣлеснаго цвѣта. Кто отдѣлялъ другъ отъ друга то, чего не отдѣлила природа, но свела во едино? Но отдѣлимъ форму отъ матеріи. Разсуди же: если бы онѣ были вовсе несоединимы, то какъ бы сошлись вмѣстѣ, или какъ бы образовался міръ, когда онѣ совершенно отдѣльны? А если соединяемы; то какъ соединились? Кто кромѣ Бога слилъ ихъ между собою? Но если Богъ — соединитель; то Его же признай и Творцемъ всего. И горшечникъ на своемъ колесѣ даетъ форму глинѣ, и плавильщикъ золота — золоту, и каменотесецъ — камнямъ. Уступи же, любитель безначалія, уступи Богу нѣчто большее нашего смысла; и это большее пусть будетъ матерія съ движущимися формами. Помыслилъ много художный родитель всяческихъ — Божій Умъ, и произошла матерія, облеченная въ формы; потому что Онъ не походитъ на живописца, въ которомъ видимый передъ очами образъ возбудилъ нѣчто подобное сему образу, чего не могъ бы начертать одинъ умъ.

И ты, злая тьма манихейская, не была отъ начала равнопрестольною высочайшему Свѣту! Если былъ Богъ, то не было тмы; потому что зло не могло спорить о равенствѣ съ Богомъ. Если была тьма; то ты не даешь мѣста Богу: Ему неприлично быть въ согласіи съ тьмою. Если же представишь ихъ въ борьбѣ; преодолѣетъ сильнѣйшее. А если скажешь, что они равносильны; кто третій приводитъ ихъ въ единство своею мудростію, и прекращаетъ борьбу? И то весьма удивительно, что, возбудивъ ужасную вражду, тотчасъ забываешъ о сей борьбѣ и представляешь враждующихъ согласными. Я состою изъ души и тѣла. И душа есть струя безконечнаго свѣта — Божества; а тѣло производишь ты отъ темнаго начала. И столь далекихъ между собою ты сводишь во едино. Если я составляю одну общую природу; то вражда мною прекращена. А если жестокая вражда во мнѣ непримирима; то я не составляю одной природы, сопряженной изъ души и тѣла. Ибо не враждебныя, но дружественныя начала даютъ общее произведеніе. Такой мракъ облежитъ твое сердце!

А по моему ученію, единъ есть Богъ безначальный, ни съ кѣмъ не борящійся, единъ благій Свѣтъ, сила высокошественныхъ умовъ, простыхъ и сопряженныхъ, небесныхъ и земныхъ; а тьма привзошла впослѣдствіи, и есть не какая-либо удобоописуемая самостоятельная природа, но нашъ собственно грѣхъ. Грѣхъ же есть нарушеніе заповѣди, подобно какъ ночь есть захожденіе солнца, немощная старость — минованіе юности, и ужасная зима — слѣдствіе удаленія солнечнаго вверхъ.

Первѣйшій изъ небесныхъ свѣтовъ, по гордости своей утративъ свѣтъ и славу, преслѣдуетъ всегдашнею ненавистію человѣческій родъ. Отъ него и первый человѣкъ вкусилъ убійственнаго грѣха и смерти, которая по его ухищренію возгнѣла во мнѣ пламень. Такова природа высоко родившагося зла, которому онъ отцемъ! Ржа — пагуба твердому желѣзу; а я — самоубійца насадилъ въ себѣ пагубу — грѣхъ, по своему умышленію послѣдовавъ коварнымъ внушеніямъ завистника.

Если же и тогда былъ ты, міръ, близокъ къ славѣ безначальлой Троицы; то почему поставили тебя въ такой дали христоносные Свѣты, свѣдущіе въ Божественномъ; и почему весьма немногое число лѣтъ считается послѣ того, какъ водрузило тебя великое Божіе Слово? Но если водруженъ ты впослѣдствіи; то спрашиваю: поелику Богу нельзя приписать недѣятельности и несовершенства; то чѣмъ занята была Божія мысль прежде, нежели Всевышній, царствуя въ пустотѣ вѣковъ, создалъ вселенную и украсилъ формами? — Она созерцала вожделѣнную свѣтлость Своея доброты, равную и равно совершенную свѣтозарность трисіяннаго Божества, какъ извѣстно сіе единому Божеству, и кому открылъ то Богъ. Мірородный Умъ разсматривалъ также въ великихъ Своихъ умопредставленіяхъ Имъ же составленные образы міра, который произведенъ впослѣдствіи, но для Бога и тогда былъ настоящимъ. У Бога все предъ очами, и что будетъ и что было, и что есть теперь. Для меня такой раздѣлъ положенъ временемъ, что одно впереди, другое позади; а для Бога все сливается въ одно, и все держится въ мышцахъ великаго Божества. Посему внемлите, что изобрѣлъ мой умъ.

Все породилъ въ себѣ Умъ, а рожденіе во-внѣ совершилось впослѣдствіи благовременно, когда открыло великое Божіе Слово. Онъ восхотѣлъ создать умныя природы, небесную и земную — сіи проницаемыя свѣтомъ зерцала перваго Свѣта, чтобъ одна, сіяя горѣ, пребывала великою свѣтоносною служительницею Царя, другая же имѣла славу здѣсь. Онъ источаетъ имъ Божество умовъ, чтобы царствовать въ большемъ числѣ небесныхъ умовъ, и для большаго числа быть блаженнотворнымъ свѣтомъ. Ибо таково свойство Царя моего, — сообщать блаженство. Но чтобы тварь, приближаясь къ Богу, не пожелала равной съ Богомъ славы и не погналась за свѣтомъ и славой, тогда какъ всего лучше соблюдать мѣру, а чрезмѣрность всего хуже; высокое Слово, благопромышляя о будущихъ тваряхъ, отдалило какъ отъ Троицы все окружающее престолъ Свѣта, такъ отъ Ангельскихъ ликовъ смертную природу. Впрочемъ не очень много отдалило. Оно служебную Ангельскую природу, а гораздо болѣе нашу природу; потому что мы произошли изъ персти, соединенной съ Божествомъ: природа же простая совершеннѣе.

Изъ міровъ одинъ сотворенъ прежде. Это — иное небо, обитель богоносцевъ, созерцаемая единымъ умомъ, пресвѣтлая; въ нее вступитъ впослѣдствіи человѣкъ Божій, когда, очистивъ умъ и плоть, совершится богомъ. А другой — тлѣнный міръ созданъ для смертныхъ, когда надлежало устроиться и лѣпотѣ свѣтилъ, проповѣдающихъ о Богѣ красотою и величіемъ, и царственному чертогу для Образа Божія. Но первый и послѣдній міръ созданы Словомъ великаго Бога.

Печатается по изданію: Творенiя иже во святыхъ отца нашего Григорiя Богослова, Архiепископа Константинопольскаго. Томъ II. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, 1910. — С. 24-27.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0