Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 20 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Григорій Нисскій († ок. 394 г.)
Противъ Аполлинарія, къ Ѳеофилу епископу Александрійскому.

Не одною мірскою мудростію обилуетъ великое гражданство александрійское; и потоки истинной и подлинной мудрости также изливаются отъ васъ изначала. Посему мнѣ кажется справедливымъ, чтобы тѣ, которымъ дано больше силъ къ добру, больше оказывали помощи въ защищеніи таинства истины: ибо и само высокое Евангеліе говоритъ нѣгдѣ: ему же дано много, болѣе и взыщется съ Того (Лук. 12, 40). Итакъ ты поступишь справедливо, если всю присущую по благодати Божіей тебѣ и твоей церкви силу, противупоставишь лжеименному знанію тѣхъ, которые всегда измышляютъ нѣчто новое противъ истины, которые разрываютъ союзъ по Богѣ, великое и почтенное имя христіанъ предаютъ молчанію, а раздѣляютъ церковь по именованіямъ человѣческимъ; и, что всего хуже, люди радуются, что называются по именамъ своихъ руководителей въ заблужденіи. Если бы повсюду и до конца исполнилось пророческое желаніе, изчезли бы грѣшницы отъ земли и беззаконницы, яко не быти имъ (Псал. 103, 35): это очевидно было бы всего лучше. Поелику же слова беззаконниковъ превозмогаютъ, пріобрѣтая силу противъ истины въ содѣйствіи противника: то желательно было бы уменьшить зло и воспрепятствовать болѣе и болѣе распространяющемуся возрастанію нечестія. О чемъ я говорю? Послѣдователи мнѣній Аполлинарія, при помощи порицаній (направленныхъ) противъ насъ, стараются дать (бóльшую) силу своимъ заблужденіямъ, утверждая, что Слово плотяно (σάρϰινος), что Сынъ человѣческій есть Творецъ вѣковъ и что Божество Сына смертно. Разглашаютъ, будто бы въ каѳолической Церкви нѣкоторые признаютъ въ (своемъ) ученіи двухъ сыновъ: одного по естеству, а другаго по усыновленію, послѣ привзошедшаго. Не знаю, отъ кого они это слышали, и на какое лицо направляютъ удары; ибо я доселѣ не знаю, кто бы говорилъ это.

Однакоже, поелику приписывающіе намъ такое ученіе подъ видомъ опроверженія сей нелѣпости усиливаютъ свои мнѣнія: то хорошо было бы, если бы твое совершенство во Христѣ, какъ вразумитъ тебя Духъ Святый, отсѣкло всѣ поводы для ищущихъ поводовъ обвинять насъ и убѣдило взносящихъ оную клевету на Церковь Божію, что у христіанъ такого ученія нѣтъ и не проповѣдуется. Ибо на томъ основаніи, что Творецъ вѣковъ въ послѣдніе дни явился на землѣ и обращался между людьми, въ Церкви не считаются два сына: одинъ Творецъ вѣковъ, а другой при скончаніи вѣковъ явившійся во плоти роду человѣческому. Если же кто, по домостроительству бывшее явленіе во плоти Единороднаго Сына Божія приметъ за доказательство бытія другаго сына: тотъ исчисливъ и всѣ богоявленія, бывшія святымъ прежде явленія Единороднаго Сына Божія во плоти, а также и послѣ онаго, по числу божественныхъ явленій признаетъ множество сыновъ: будетъ у него одинъ сынъ, бесѣдовавшій съ Авраамомъ, а другой явившійся Исааку; боровшійся съ Іаковомъ — также иный, а другой являвшійся Моисею въ различныхъ видахъ: во свѣтѣ, во мракѣ, въ столпѣ облачномъ, лицемъ къ лицу и созади; другой опять будеть сынъ, ратовавшій вмѣстѣ съ преемникомъ Моисея, и иной — бесѣдовавшій въ вихрѣ съ Іовомъ; также явившійся Исаіи на высокомъ престолѣ и начертанный словомъ Іезекіиля въ человѣческомъ видѣ; и тотъ, который послѣ сего свѣтомъ облисталъ Павла, и тотъ, который прежде сего явился на горѣ въ высочайшей славѣ Петру и бывшимъ съ нимъ.

Если же нелѣпо и вполнѣ нечестиво, по числу различныхъ богоявленій Единороднаго Сына Божія, считать отдѣльныхъ сыновъ: то равно нелѣпо и явленіе во плоти дѣлать поводомъ къ признанію другаго сына. Мы думаемъ, что видѣніе превысшаго естества было всегда по мѣрѣ силы каждаго изъ пріемлющихъ божественное явленіе, бóльшее и достойнѣйшее Бога для тѣхъ, которые могли достигнуть высоты, меньшее же и менѣе достойное для тѣхъ, которые неспособны вмѣстить бóльшаго. Посему не такъ, какъ въ предшествовавшихъ явленіяхъ, является Господь роду человѣческому въ домостроительствѣ пришествія во плоти. Но поелику всѣ люди, какъ говоритъ пророкъ, уклонишася и вкупѣ неключими быша (Псал. 13, 3), и не было, какъ написано, никого, кто бы могъ уразумѣть и постигнуть высоту Божества (Ис. 40, 13): то посему явившійся болѣе плотяному роду, Единородный Сынъ содѣлывается плотію, умаливъ себя соотвѣтственно малости пріемлющаго, или лучше, какъ говоритъ Писаніе, истощивъ себя (Флп. 2, 7), дабы естество наше приняло столько, сколько вмѣщаетъ. Что оный родъ болѣе предшествовавшихъ былъ повиненъ осужденію, это ясно мы знаемъ изъ словъ Господа, въ которыхъ Онъ говоритъ, что содомлянамъ отраднѣе будетъ, нежели имъ (Матѳ. 10, 15): что ниневитяне и царица южская осудятъ при воскресеніи родъ оный, возвѣстилъ (также) Господь (Матѳ. 12, 41-42). Итакъ если бы всѣ, подобно Моисею, могли войти во мракъ, въ которомъ онъ видѣлъ Незримаго; или, подобно высокому Павлу, — вознестись превыше третьяго неба и въ раю научиться неизреченному о предметахъ, превышающихъ слово; или съ ревнителемъ Иліею на огнѣ вознестись въ эѳирное пространство, не чувствуя тяжести тѣла, или съ Іезекіилемъ и Исаіею видѣть на престолѣ славы или подъемлемаго Херувимами, или прославляемаго Серафимами: тогда, конечно, не было бы нужды въ явленіи Бога нашего во плоти, если бы всѣ были таковыми. Поелику же, какъ говоритъ Господь, родъ оный былъ родъ лукавъ и прелюбодѣй (Матѳ. 12, 39), лукавъ потому, какъ говоритъ Евангеліе, что весь міръ тогда лежалъ во злѣ (1 Іоан. 5, 19); прелюбодѣй же потому, что онъ оставилъ благаго жениха и соединился съ тѣмъ, кто чрезъ порокъ осквернилъ души прелюбодѣйствомъ: то посему истинный врачь, исцѣляющій больныхъ, какого болѣзнь требовала врачеванія, такое и приложилъ попеченіе къ больному; самъ нѣкоторымъ образомъ воспріялъ на себя болѣзнь нашего естества и содѣлался плотію, которая по самой сущности своего естества немощна, какъ учитъ слово Божіе: духъ убо бодръ, плоть же немощна (Матѳ. 26, 41). Если бы Божество, бывшее въ человѣческомъ естествѣ, въ смертномъ безсмертное, въ слабомъ сильное, въ измѣняемомъ и тѣлесномъ неизмѣняемое и нетлѣнное, допустило остаться въ смертномъ смертности, въ тлѣнномъ тлѣнію и другимъ свойствамъ такимъ же образомъ: тогда по справедливости всякій усмотрѣлъ бы двойственность въ Сынѣ Божіемъ, счисляя каждое изъ разсматриваемыхъ по противоположности (свойствъ) особо, само по себѣ. Но если смертное, соединившись съ безсмертнымъ, содѣлалось безсмертнымъ; подобнымъ образомъ и тлѣнное измѣнилось въ нетлѣніе, и все прочее также измѣнилось въ безстрастное и божественное: то какой остается поводъ раздѣлять одно, на два отличія? Ибо Слово и прежде воплощенія и послѣ домостроительства во плоти было и есть Слово; также Богъ и прежде вопріятія образа раба и послѣ сего есть Богъ и есть свѣтъ истинный, какъ прежде, нежели возсіялъ во тьмѣ, такъ и послѣ сего.

Итакъ, если всякое приличное Богу понятіе всегда постоянно и неизмѣнно усвояется Единородному, и Онъ есть всегда одинъ и тотъ же, будучи всегда себѣ равенъ: то кто насъ принудитъ Его явленіе во плоти именовать двоицею сыновъ, какъ будто одинъ есть предвѣчный Сынъ, а родившійся во плоти Богъ другой Сынъ? Ибо мы отъ таинства научились и вѣруемъ, что естество человѣческое спасено чрезъ единеніе съ Словомъ; но что Сынъ Божій во плоти долженъ быть умопредставляемъ отдѣльно, этому не научились и никакой послѣдовательный выводъ не приводитъ насъ къ такой мысли. Ибо содѣлавшійся по насъ грѣхомъ (2 Кор. 5, 21) и клятвою (Гал. 3, 13), какъ говоритъ апостолъ, и подъявшій немощи наши, по слову Исаіи (Ис. 53, 4.), не оставилъ при себѣ безъ исцѣленія грѣха, и клятву и немощь: но мертвенное пожерто животомъ (2 Кор. 5, 4); распятый отъ немощи живъ есть отъ силы Божіей (2 Кор. 13, 4); клятва измѣнилась въ благословеніе и все вообще, что ни есть въ естествѣ нашемъ немощнаго и тлѣннаго, срастворившись съ Божествомъ, содѣлалось тѣмъ, чѣмъ есть Божество. Итакъ откуда можетъ придти кому либо мысль о двоицѣ сыновъ, какъ будто бы домостроительство спасенія нашего плотію, необходимо приводитъ къ такому предположенію? Сущій всегда во Отцѣ и всегда имѣющій въ себѣ Отца и составляющій едино съ Нимъ, каковъ былъ прежде, таковъ есть и будетъ, и инымъ чѣмъ либо отъ Него (отличнымъ), Сынъ не былъ, не есть и не будетъ. Начатокъ же естества человѣческаго, воспріятый всемогущимъ Божествомъ, если можно употребить сравненіе, какъ бы нѣкая капля оцта, срастворившаяся съ безпредѣльнымъ моремъ, хотя находится въ Божествѣ, но не съ своими уже отличительными, свойствами. Ибо тогда бы можно было заключать о двоицѣ сыновъ, если бы въ неизреченномъ Божествѣ Сына открывалось какое либо инаго рода естество съ особыми своими признаками, такъ что въ Немъ одно было бы слабое, малое, тлѣнное и скоропреходящее: а другое сильное, великое, нетлѣнное и вѣчное.

Поелику же, по измѣненіи всего усматриваемаго въ смертномъ въ божественныя свойства, различія ни въ чемъ не замѣчается; ибо что ни видимъ въ Сынѣ есть Божество, мудрость, сила, освященіе, безстрастіе: то на какомъ же основаніи раздѣлять въ двоякомъ значеніи единицу, когда никакое различіе нераздѣляетъ сего числа? Ибо Божество превознесло уничиженное и наименованному человѣческимъ именемъ даровало имя, еже паче всякаго имени (Флп. 2, 9); находящееся въ подчиненіи и рабствѣ содѣлало Господомъ и Царемъ, какъ говоритъ Петръ: Господа Его и Христа Богъ сотворилъ есть (Дѣян. 2, 36). Ибо при (имени) Христа мы разумѣемъ царство, и по причинѣ совершеннаго единенія воспріятой плоти и воспріемлющаго Божества имена взаимно замѣняются, такъ что и человѣческое называется Божескимъ и Божеское человѣческимъ (именемъ). Посему и распятый у Павла называется Господомъ славы (1 Кор. 2, 8) и покланяемый отъ всей твари небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ именуется Іисусомъ (Флп. 2, 10). Симъ дается разумѣть о истинномъ и нераздѣльномъ единствѣ, — именно тѣмъ, что неизреченная слава Божества означается именемъ Сына, когда всякая плоть и языкъ исповѣсть, яко Господь Іисусъ Христосъ въ славу Бога (Флп. 2, 11), такъ что воспріявшій крестныя страданія, пригвожденный гвоздями и копіемъ прободенный называется у Павла Господомъ славы. Итакъ если и человѣческое (естество) не въ своихъ естественныхъ свойствахъ является, но есть Господь славы, а никто не осмѣлится сказать, что два Господа славы, зная, что единъ есть Господь Іисусъ Христосъ, Имъ же вся (1 Кор 8, 6): то откуда же приписываютъ намъ двоицу сыновъ взводящіе на насъ клевету сію, дабы имѣть благовидный предлогъ къ утвержденію своихъ мнѣній. Вотъ что мы можемъ представить въ защиту нашу; отъ твоего же совершенства во Христѣ желаемъ бóльшаго и совершеннѣйшаго содѣйствія истинѣ, чтобы утверждающіе свои мнѣнія клеветою на насъ не имѣли никакого повода порицать истину.

Источникъ: Творенiя святаго Григорiя Нисскаго. Часть седьмая. — М.: Типографiя В. Готье, 1865. — С. 202-210. (Творенiя святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академiи, Томъ 44.)

Къ оглавленію раздѣла


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0