Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Григорій Нисскій (†ок. 394 г.)

Младшій братъ св. Василія Великаго, весьма похожій на него наружностію, онъ получилъ прекрасное образованіе. Онъ былъ краснорѣчивымъ проповѣдникомъ и толкователемъ Слова Божія сначала въ санѣ пресвитера, а потомъ (съ 372 года) въ санѣ епископа г. Ниссы въ Каппадокіи. Онъ присутствовалъ на 2-мъ Вселенскомъ Соборѣ и ему приписываютъ дополненіе Никейскаго Сѵмвола, относительно ученія о Святомъ Духѣ. Какъ «сѣкира, сѣкущая еретиковъ стремленія», и какъ «огнь, хврастныя ереси попаляющій», онъ по проискамъ аріанъ, противъ которыхъ онъ много писалъ обличеній, лишенъ былъ сана и провелъ 8 лѣтъ въ изгнаніи. Императоръ Граціанъ возвратилъ ему снова епископскій санъ. «Проповѣдникъ истины, основаніе благочестія, источникъ догматовъ высокихъ, наказаній потокъ медоточныхъ, цѣвница боговѣщанная», св. Григорій отличался пламенною ревностію о правой вѣрѣ, сострадательностію къ нищимъ, терпѣливостію, миролюбіемъ, прямодушіемъ и рѣдкою почтительностію къ своимъ роднымъ. Онъ скончался послѣ 394 г. Отъ него дошло нѣсколько поученій и книгъ въ защиту православія и въ обличеніе аріанъ и македоніанъ. (С. В. Булгаковъ. «Мѣсяцесловъ Православной Церкви».)

Творенія

Свт. Григорій Нисскій († ок. 394 г.)
Похвальное слово великомученику Ѳеодору (Тирону).

Вы, народъ Христовъ, святое стадо, царское священіе, отовсюду стекшіеся изъ городовъ и изъ селъ, — кто подалъ вамъ условный знакъ къ пути, что вы собрались къ этому священному мѣсту? Кто принудилъ васъ такъ заботливо и къ опредѣленному сроку прибыть сюда, и притомъ во время зимы, когда война затихаетъ и ратникъ отлагаетъ свои доспѣхи и пловецъ кладетъ свое кормило подъ дымъ и земледѣлецъ покоится, поставивъ къ яслямъ рабочихъ воловъ? Не ясно ли, что вострубилъ изъ ратнаго строя святый мученикъ и, подвигнувъ множество народа изъ различныхъ мѣстностей, призвалъ ихъ къ мѣсту собственнаго упокоенія и своей обители, собравъ ихъ не для приготовленія къ военному дѣлу, но для сладостнаго и наиболѣе христіанамъ приличнаго мира? Ибо онъ, какъ вѣруемъ, и въ прошломъ году утишилъ бурю варварскаго нашествія и предотвратилъ ужасную войну съ дикими Скиѳами, помавая предъ ними, уже бывшими на виду и вблизи, бѣдственнымъ и страшнымъ для нихъ оружіемъ, — не косматымъ шлемомъ, не мечемъ хорошо изощреннымъ и сверкающимъ на солнцѣ, но отъ бѣдъ избавляющимъ и всесильнымъ крестомъ Христовымъ, за который и самъ пострадавъ, стяжалъ сію славу. Теперь вы, служители сего чистаго благочестія и чтители мучениковъ, разсмотрите внимательнымъ умомъ, чего по справедливости онъ заслужаваетъ и какихъ достоинъ наградъ, (говорю о наградахъ въ мірѣ и у насъ, ибо о величіи тѣхъ (наградъ), кои невидимы, никто не можетъ составить понятія), и точно узнавъ плодъ благочестія, поревнуйте расположенію тѣхъ, кои такъ предпочтены предъ другими; возжелайте и тѣхъ почестей, которыя Христосъ раздаетъ подвижникамъ по достоинству каждаго.

А мы, если угодно, оставивъ рѣчь о наслажденіи будущими благами, благая надежда которыхъ отложена праведнымъ до тѣхъ поръ, когда придетъ Судія нашей жизни, разсмотримъ настоящее состояніе святыхъ, какъ оно прекрасно и величественно. Ибо душа ихъ отшедшая горѣ пребываетъ въ свойственномъ ей мѣстѣ и отрѣшившись отъ тѣла обитаетъ вмѣстѣ съ подобными ей; а тѣло, честный и нескверный ея органъ, нисколько не повредившій своими страстями нетлѣнія обитавшей въ немъ души, погребается съ большою честію и благоговѣніемъ, честно полагается въ священномъ мѣстѣ, какъ бы какое многоцѣнное сокровище соблюдаемое до времени пакибытія, во многомъ несравнимое ни съ какими другими тѣлами, разрушаемыми общею всѣмъ и обыкновенною смертію, — и притомъ въ одинаковомъ по природѣ веществѣ. Ибо всѣми другими останками большая часть людей гнушаются; никто съ удовольствіемъ не проходитъ мимо гроба, а когда нечаянно увидитъ открытый гробъ, то посмотрѣвъ на безобразіе того, что лежитъ тамъ, полный непріятнаго чувства и съ тяжелымъ вздохомъ объ участи человѣчества, скорѣе бѣжитъ прочь. Но кто взойдетъ въ какое-либо мѣсто подобное сему, гдѣ сегодня мы собрались, гдѣ (совершается) память праведнаго и гдѣ святые останки его, тотъ во-первыхъ утѣшитъ свою душу великолѣпіемъ того, что представляется его взорамъ, видя сей домъ, какъ храмъ Божій, свѣтло благоукрашеннымъ и величіемъ постройки и благолѣпіемъ украшеній, гдѣ и рѣзчикъ придалъ дереву видъ различныхъ животныхъ, и камнетесъ каменныя плиты довелъ до гладкости серебра. И живописецъ украсилъ искусственными цвѣтами, изобразивъ на иконѣ доблестные подвиги мученика, его твердое стояніе на судѣ, мученія, звѣрообразныя лица мучителей, ихъ насильственныя дѣйствія, пламенемъ горящую печь, блаженнѣйшую кончину подвижника, начертаніе человѣческаго образа подвигоположника Христа; все это искусно начертавъ намъ красками, какъ бы въ какой объяснительной книгѣ, ясно разсказалъ подвиги мученика и свѣтло украсилъ храмъ, какъ бы цвѣтущій лугъ (ибо и живопись молча умѣетъ говорить на стѣнахъ и доставлять величайшую пользу). И слагатель разноцвѣтныхъ камней сдѣлалъ попираемый полъ достойнымъ описываемаго событія.

Утѣшивъ взоръ этими чувственными произведеніями искусства, (посѣтитель храма) желаетъ наконецъ приблизиться и къ ракѣ, почитая освященіемъ и благословеніемъ самое прикосновеніе къ ней. Если кому позволено бываетъ взять земли лежащей на поверхности мѣста его упокоенія, тотъ прахъ пріемлетъ какъ даръ и землю собираетъ какъ сокровище. Если кому счастіе доставитъ возможность прикоснуться къ самымъ останкамъ, то, какъ это вожделенно и какой возвышенной молитвы почитается даромъ, знаютъ тѣ, кои испытали это и которые сами одушевляемы были этимъ желаніемь. Взирающіе на нихъ лобызаютъ оныя, какъ самое живое и цвѣтущее жизнію тѣло, приближая ихъ къ глазамъ, устамъ, ушамъ, ко всѣмъ чувствамъ; за тѣмъ проливая слезы благоговѣнія и сердечнаго умиленія, приносятъ молитву о ходатайствѣ, какъ бы самому въ цѣлости видимому мученику, умоляя его какъ оруженосца Божія, взывая къ нему, какъ къ пріемлющему дары (молитвы) когда ему угодно. Изъ всего сего познай, благочестивый народъ, что честна предъ Господемъ смерть преподобныхъ Его (Псал. 115, 6). Ибо одно и тоже тѣло у всѣхъ людей, будучи составлено изъ одного и того же вещества; но одно умираетъ простою смертію, повергается какъ случится; другое же, облагодатствованное страданіемъ мученическимъ, такъ достолюбезно и всѣмъ вожделѣнно, какъ мы выше сказали. Посему, на основаніи видимаго будемъ вѣровать невидимому, на основаніи того, что опытомъ дознаемъ въ мірѣ, — тому, что обѣщано въ будущемъ. Ибо многіе, цѣня выше всего чрево, тщеславіе и здѣшній соръ, ни во что вмѣняютъ будущее, думая, что все ограничивается предѣломь сей жизни. Но мыслящій такъ, отъ малаго научись великому, но тѣни уразумѣй первообразъ. Кто изъ царей почитается такою честію? Кто изъ людей, получившихъ преимущественную извѣстность, прославляется такою памятью? Кто изъ военачальниковъ, бравшихъ укрѣпленные города, порабощавшихъ множество народовъ, сталъ такъ знаменитъ, какъ сей убогій воинъ, новобранецъ, котораго вооружилъ Павелъ, котораго приготовляли къ подвигу ангелы, котораго послѣ побѣды увѣнчалъ Христосъ? Но теперь, поелику мое слово приблизилось къ подвигамъ мученика, лучше, оставивъ общія похвалы, повести рѣчь преимущественно о семъ святомъ; ибо каждому любезно свое.

И такъ, отечество сего доблестнаго мужа, — страна лежащая на востокъ солнца, ибо и онъ, подобно Іову, былъ благороднѣйшій сущихъ отъ востокъ солнца (Іов. 1, 3) и имѣя общее съ нимъ отечество, былъ подражателемъ и нравамъ его. Нынѣ же мученикъ сей есть общее достояніе всей вселенной, будучи гражданиномъ всей подсолнечной. Будучи зачисленъ тамъ въ воинскіе списки, онъ съ своимъ полкомъ приходитъ въ нашу страну, такъ какъ начальствующими былъ назначенъ здѣсь зимній отдыхъ для ратниковъ. Когда же внезапно вспыхнула война, не въ слѣдствіе нашествія варваровъ, но по повелѣнію сатанинскому и богоборному постановленію, (ибо по нечестивому указу, каждый христіанинь повергался преслѣдованію и осужденъ былъ на смерть), тогда оный преблаженный, будучи извѣстенъ благочестіемъ и повсюду открыто являвшій свою вѣру во Христа, едва не на челѣ начертавшій исповѣданіе сей вѣры, оказался уже не новобранцемъ по мужеству и не неопытнымъ въ дѣлѣ войны и битвы, но доблестнымъ душею, твердо стоящимъ въ виду опасностей, не малодушнымъ, не боязливымъ, не робкимъ въ рѣчахъ. Ибо когда открылось засѣданіе этого злаго суда, правитель и воинскій начальникъ собравшись на сіе какъ нѣкогда Иродъ и Пилатъ (Дѣян. 4, 27) также поставляютъ предъ судомъ раба Распятаго, какъ тѣ его Владыку. «Скажи, говорятъ ему, откуда у тебя явилась дерзость и смѣлость, что ты оскорбляешь царскій законъ, не подчиняешься съ трепетомъ приказаніямъ Государя, не покланяешься, какъ угодно твоимъ властителямъ?» (Ибо тогда царствомъ правили соправители Максиміана.) А онъ съ мужественнымъ лицемъ и неустрашимымъ духомъ далъ такой прямой отвѣтъ на ихъ слова: «боговъ я не знаю, да они и не существуютъ по истинѣ; вы же заблуждаетесь, почитая и называя именемъ Божіимъ льстивыхъ демоновъ. Для меня Богъ, — Христосъ, единородный Сынъ Божій. И такъ за благочестіе и исповѣданіе Его, и наносящій раны пусть разсѣкаетъ меня, и бичующій пусть бичуетъ, и жгущій пусть приближаетъ огонь, и кому несносны эти слова мои пусть вырываетъ языкъ; ибо въ каждомъ членѣ своемъ тѣло обязано терпѣніемъ Создавшему его». Поражены были сими словами мучители и не выдержали перваго нападенія доблестнаго воина, видя юношу стремящагося къ страданію и жаждущаго кончины, какъ какого пріятнаго питія. Когда же въ недоумѣніи остановились нѣсколько и стали совѣтоваться, что дѣлать, одивъ изъ должностныхъ воиновъ, почитая себя остроумнымъ и вмѣстѣ посмѣиваясь надъ отвѣтомъ мученика, сказалъ: «и такъ, Ѳеодоръ, у твоего Бога есть Сынъ? И онъ раждаетъ, страстнымъ образомъ какъ человѣкъ?» «Мой Богъ не родилъ страстнымъ образомъ, отвѣчаетъ мученикъ; но и Сына я исповѣдую и о рожденіи говорю богоприличномъ; а ты, малосмысленный и жалкій, не краснѣешь и не закрываешь отъ стыда лице, признавая бога-женщину, и покланяясь, какъ матери двѣнадцати дѣтей, какому-то многоплодущему демонскому существу, которое подобно зайцамъ и свиньямъ легко и зачинаетъ и раждаетъ». Когда такимъ образомъ святый отразилъ двойную насмѣшку идолопоклонника, мучители, принявъ на себя видъ человѣколюбія, говорятъ: «пусть будетъ дано этому сумасшедшему немного времени для размышленія; можетъ быть одумавшись на свободѣ, измѣнится къ лучшему». Сіи безумцы здравомысліе называли сумасшествіемъ, а благочестіе изступленіемъ и поврежденіеімъ ума, подобно тому какъ пьяные укоряютъ въ собственной страсти трезвыхъ. Но благочестивый мужъ и воинъ Христовъ воспользовался даннымъ ему временемъ для мужественнаго дѣла. Для какого же? Объ этомъ время вамъ съ радостію выслушать разсказъ.

Въ главномъ областномъ городѣ Амасіи былъ храмъ баснословной матери боговъ, который заблуждавшіе тогда люди, по суемудрію соорудили гдѣ-то на берегу рѣки. Этотъ храмъ, доблестный мужъ, во время дарованной ему свободы, улучивъ удобный часъ и благопріятный вѣтеръ, поджегши предалъ пламени, самымъ дѣломъ давъ злодѣямъ отвѣтъ, котораго они конечно ожидали послѣ размышленія. Когда же его дѣло скоро стало явно для всѣхъ (ибо яркій огонь запылалъ посреди города), то онъ не таилъ своего поступка и не старался скрыть его, но явно выдавалъ себя, весьма торжествуя успѣхомъ дѣла и радуясь смятенію безбожниковъ и тому смущенію, съ какимъ оплакивали они гибель храма и истукана. И вотъ доносятъ на него начальникамъ, какъ на виновника поджога; опять судъ страшнѣе прежняго, чему и слѣдовало быть, когда случай такой важности раздражилъ судей. Они всходятъ на судейское мѣсто, а благодерзновенный Ѳеодоръ предстоитъ посреди, смѣло отвѣчая на вопросы судящаго его начальника и скоростію признанія пресѣкая самый допросъ. Поелику же онъ былъ неустрашимъ и не уступалъ предъ угрозами тяжкихъ мукъ, то судьи совершенно перемѣнили свое обращеніе съ нимъ, и человѣколюбиво разговаривая, пытались увлечь праведника обѣщаніями. «Знай, говорили они, что если захочешь покорно принять нашъ совѣтъ, то мы тотчасъ изъ незнатнаго сдѣлаемъ тебя знатнымъ, изъ безславнаго почтеннымъ: обѣщаемъ тебѣ достоинство главнаго жреца». Когда же треблаженный услышалъ о достоинствѣ главнаго жреца, то много посмѣявшись сказалъ: «Я и жрецовъ идольскихъ считаю жалкимь и сожалѣю о нихъ, какъ служащихъ суетному дѣлу; а о начальникахъ жрецовъ сожалѣю еще болѣе и гнушаюсь ими; ибо старшій надъ худыми и занимающій первое мѣсто еще болѣе жалокъ, точно также какъ между неправедными болѣе неправедный, между убійцами болѣе свирѣпый, между распутными болѣе развратный; посему оставьте теперь же ваши гибельныя обѣщанія, ибо вы забыли, что ваши обѣщанія для меня верхъ золъ; тому же, кто избралъ жизнь благочестивую и правую, хорошо приметатися вв дому Бога паче, неже жити въ селеніихъ грѣшничихъ (Псал. 83, 11). Я и о царяхь сихъ, беззаконный законъ которыхъ постоянно читаете намъ, сожалѣю, потому что имѣя достаточно великое между людьми достоинство, — власть царскую, присвоили себѣ еще и званіе первосвященника; они надѣваютъ эту плачевную и темную порфиру, подражая первосвященникамъ злыхъ демоновъ, и унижаютъ свѣтлое достоинство мрачною одеждою; а бываетъ и то, что приближаясь къ скверному жертвеннику, вмѣсто царей становятся поварами, закалая птицъ и изслѣдуя внутренности несчастныхъ животныхъ и какъ бы какіе мясники марая одежду нечистотами крови».

Послѣ этихъ рѣчей праведнаго, начальники уже не стали выказывать ложнаго и притворнаго человѣколюбія; но объявивъ его нечестивѣйшимъ по отношенію къ богамъ и кромѣ того оскорбителемъ и хульникомъ царей, вопервыхъ повѣсивъ его на деревѣ устроенномъ для пытокъ, терзали его тѣло. А онъ въ то время, когда палачи сильно дѣлали свое дѣло, оставался твердымъ и непоколебимымъ, припѣвая среди мукъ стихъ псалмопѣнія: благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устѣхъ моихъ (Псал. 33, 1) Они терзали его плоть, а онъ пѣлъ, какъ будто не онъ, а другой кто терпѣлъ казнь. Это наказаніе смѣняетъ темница; и здѣсь опять надъ святымъ свершилось чудо; ночью слышались голоса множества поющихъ, и находящимся внѣ (темницы) видѣлся блескъ свѣтящихся лампадъ, какъ бы на всенощномъ бдѣніи, такъ что и тюремный сторожъ, смущенный необычайностію того что видѣлъ и слышалъ, прибѣжалъ въ темницу, но никого не нашелъ въ ней, кромѣ покоящагося мученика и другихъ спящихъ узниковъ. Когда же послѣ многихъ страданій (мученикъ) явился мужемъ вполнѣ созрѣвшимъ въ исповѣданіи и благочестіи, произносится надъ нимъ судебный приговоръ и выходитъ повелѣніе предать его огню; такъ онъ прекраснымъ и блаженнымъ путемъ отошелъ къ Богу, а намъ оставилъ назидательную память о своемъ подвигѣ, собирая народы, наставляя церковь, прогоняя демоновъ, низводя мирныхъ ангеловъ, испрашивая намъ у Бога полезное, содѣлавъ сіе мѣсто врачебницею различныхъ болѣзней, пристанью обуреваемыхъ скорбями, изобильною сокровищницею бѣдныхъ, удобною страннопріимницею для путешественниковъ, постояннымъ мѣстомъ праздника для празднующихъ. Ибо, хотя мы и чтимъ этотъ день ежегодными празднествами, но никогда не прекращается усердіе множества стремящихся сюда, но ведущая сюда дорога похожа на путь, усѣянный муравьями; одни идутъ впередъ, другіе уступаютъ мѣсто вновь приходящимъ.

Мы, о блаженный, человѣколюбіемъ Создателя свершивши годовой кругъ, собрали для празднованія тебѣ священное собраніе мучениколюбцевъ, поклоняясь общему Владыкѣ и совершая побѣдное воспоминаніе твоихъ подвиговъ. Ты же, предстоятель праздника, (ибо къ тебѣ созвавшему насъ взываемъ), приближися къ намъ, гдѣ бы ты ни былъ, обитаешь ли въ эѳирной высотѣ или обходишь какой небесный сводъ, предстоишь ли Владыкѣ вмѣстѣ съ ликами ангельскиии, или какъ вѣрный рабъ покланяешься Ему вмѣстѣ съ Силами и Властями, — оставивъ на малое время горнее, пріиди какъ невидимый другъ къ чтущимъ тебя; посмотри на совершающееся здѣсь, чтобъ удвоить свою благодарность къ Богу, за одно страданіе и за одно благочестивое исповѣданіе воздавшему тебѣ такія награды, и возрадоваться за (пролитую тобою) кровь и огненное мученіе; ибо сколько было тогда у тебя зрителей твоей казни, столько теперь у тебя служителей твоей чести. Во многихъ благодѣяніяхъ имѣемъ нужду; молися за отечество предъ общимъ всѣхъ Царемъ; ибо отечество мученика — страна, гдѣ онъ пострадалъ, а сограждане и сродники — тѣ, кои его погребли, у которыхъ его тѣло, кои чтутъ его. Предусматриваемъ скорби; ожидаемъ опасностей; не далеко ужасные Скиѳы, замышляющіе войну противъ насъ; какъ воинъ поборай по насъ, какъ мученикъ яви (молитвенное) дерзновеніе (къ Богу) за служащихъ Ему вмѣстѣ съ тобою. Хотя ты и прешелъ отъ сей жизни, но знаешь страданія и нужды человѣчества; испроси намъ миръ, чтобы не прекратились сіи празднества, чтобы не сталъ ликовать надъ храмами и жертвенниками неистовый и необузданный варваръ, чтобы не попралъ святая сквернитель. Ибо мы и то, что до сихъ поръ сохранились невредимы, — твоимъ считаемъ благодѣяніемъ; просимъ у тебя и на будущее время безопасности. А еслибъ оказалась нужда въ бóльшемъ молитвенномъ предстательствѣ, собери ликъ своихъ братьевъ мучениковъ и молись со всѣми ими: молитвы многихъ праведниковъ да разрѣшатъ грѣхи народовъ и племенъ. Напомни о насъ Петру, возбуди Павла, равно какъ и Іоанна Богослова и возлюбленнаго ученика, да позаботятся о церквахъ, которыя они устроили, за которыя носили узы, за которыя подверглись опасностямъ и смерти, чтобъ идолослуженіе опять не подъяло главы надъ нами, чтобъ ереси, какъ тернія не произрасли въ виноградникѣ, чтобы вновь ожившія плевелы не заглушили пшеницы, чтобы не было среди насъ каменистой почвы (Матѳ. 13, 20), лишенной тука, истинной росы и препятствующей укорениться силѣ слова для принесенія благихъ плодовъ; но силою твоей и сущихъ съ тобою молитвы, о дивный и пресвѣтлый среди мучениковъ, да содѣлается гражданство христіанское до конца временъ мѣстомъ жатвы на тучной и плодоносной пажити вѣры во Христа, всегда плодоносящимъ жизнь вѣчную, жизнь во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, съ Коимъ Отцу, вмѣстѣ со Святымъ Духомъ, слава, держава, честь, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго Григорія Нисскаго. Часть осьмая. М.: Типографія В. Готье, 1871. — С. 198-212. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 45.)

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0