Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 20 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Григорій Нисскій (†ок. 394 г.)

Младшій братъ св. Василія Великаго, весьма похожій на него наружностію, онъ получилъ прекрасное образованіе. Онъ былъ краснорѣчивымъ проповѣдникомъ и толкователемъ Слова Божія сначала въ санѣ пресвитера, а потомъ (съ 372 года) въ санѣ епископа г. Ниссы въ Каппадокіи. Онъ присутствовалъ на 2-мъ Вселенскомъ Соборѣ и ему приписываютъ дополненіе Никейскаго Сѵмвола, относительно ученія о Святомъ Духѣ. Какъ «сѣкира, сѣкущая еретиковъ стремленія», и какъ «огнь, хврастныя ереси попаляющій», онъ по проискамъ аріанъ, противъ которыхъ онъ много писалъ обличеній, лишенъ былъ сана и провелъ 8 лѣтъ въ изгнаніи. Императоръ Граціанъ возвратилъ ему снова епископскій санъ. «Проповѣдникъ истины, основаніе благочестія, источникъ догматовъ высокихъ, наказаній потокъ медоточныхъ, цѣвница боговѣщанная», св. Григорій отличался пламенною ревностію о правой вѣрѣ, сострадательностію къ нищимъ, терпѣливостію, миролюбіемъ, прямодушіемъ и рѣдкою почтительностію къ своимъ роднымъ. Онъ скончался послѣ 394 г. Отъ него дошло нѣсколько поученій и книгъ въ защиту православія и въ обличеніе аріанъ и македоніанъ. (С. В. Булгаковъ. «Мѣсяцесловъ Православной Церкви».)

Творенія

Свт. Григорій Нисскій († ок. 394 г.)
III. Похвальное слово святымъ сорока мученикамъ, произнесенное во храмѣ ихъ.

Римскіе воины въ силу отечественнаго закона и древняго обычая, который приняли потомки отъ предковъ и сохраняютъ даже до настоящаго времени, въ началѣ настоящаго мѣсяца, облекшись во всеоружіе и выступивъ въ поле, достаточно открытое и ровное, гдѣ можно и раскинуть конскій бѣгъ и устроить военныя упражненія и обучаться съ оружіемъ во всякаго рода борьбѣ, совершаютъ вмѣстѣ и начало новаго года и проводятъ этотъ день какъ знаменательный. Я же, совершая память мучениковъ, о чемъ возвѣстилъ вамъ въ предъидущій день, сегодня, на удивленіе всѣмъ способнымъ видѣть, посредствомъ воспоминанія, представляю сорокъ вооруженныхъ Христовыхъ воиновъ, превосходяшихъ въ подвигахъ всякую доблесть, украшеніе Церкви, радость народовъ и славу даровавшаго имъ крѣпость Бога. Вполнѣ прекрасно и весьма полезно повѣствованіями о добродѣтели питать юношей и укрѣплять мужей. Слухъ есть видъ чувства самый полезный и не менѣе зрѣнія способный служить къ наученію; ибо посредствомъ ушей ясно вводитъ ученіе въ душу, и не маловажно то, хорошія или дурныя слышать повѣствованія. Говорятъ, каковы они, таковы необходимо отъ нихъ бываютъ и представленія въ мысляхъ, а размышленіе и постоянное созерцаніе умомъ приводитъ человѣка къ желанію дѣлать то, о чемъ онъ мыслитъ: посему приготовьте для меня спокойный и внимательный слухъ, дабы и блаженные мученики почтены были достойно и вы чрезъ воспоминаніе о нихъ научились тому, что благочестиво и боголюбезно.

Мнѣ предстоитъ двойной трудъ и страхъ, какъ бы не унизить предметъ моего слова слабостію изложенія. Размыслитъ ли кто о величіи самаго предмета настоящей бесѣды, — онъ превышаетъ всякое краснорѣчіе. Обратится ли мыслію къ тому, кто еще прежде насъ увѣнчалъ посредствомъ своей мудрости сихъ святыхъ, — (найдетъ), что это мужъ, которому удивляется вся вселенная, точное правило просвѣщенія какъ христіанскаго, такъ и внѣшняго, краса любомудрія, образецъ епископовъ опасный для сравненія, учитель согласно поучающій дѣломъ и словомъ; мужъ, который имѣетъ непререкаемую добрую славу между всѣми людьми, за исключеніемъ развѣ тѣхъ, у которыхъ не избѣгаетъ хулы даже и Христосъ. Какъ никто не противорѣчитъ тому, что солнце свѣтитъ и согрѣваетъ, такъ никто не отрицаетъ и того, чтобы Великій Василій не былъ украшенъ всѣмъ благолѣпіемъ добродѣтели. И такъ, высокій хвалитель высокихъ, святый служитель святыхъ, присущею ему силою исполнилъ долгъ хвалы симъ доблестнымъ мужамъ. Но и мнѣ не должно молчать оттого, что предварившій меня величественно возвѣстилъ дивныя дѣла ихъ; ибо у меня нынѣ цѣль, — не соперничество съ говорившимъ, но попеченіе о пользѣ вашей, слушатели; каждый же конечно пользуется сколько можетъ тѣмъ лучшимъ, что доставляютъ ему болѣе богатые.

И такъ сорокъ воиновъ, по роду жизни служили въ рядахъ войска римскаго царя, но по вѣрѣ были Христіанами и благочестивыми по богопочтенію. Когда же тогдашній властитель, будучи однимъ изъ многобожниковъ, послѣ того какъ демоны внушили ему этотъ жестокій совѣтъ, издалъ новый законъ и предписаніе гнать Христіанъ и повелѣлъ всѣмъ своимъ подданнымъ совершить жертвенное куреніе ѳиміама демонамъ, а тѣхъ, которые этого не дѣлали, — осуждать на смерть, прежде кончины подвергая всякаго рода тѣлеснымъ истязаніямъ: тогда блаженные, жестокость тиранна и богоненавистный законъ обращая въ поводъ къ обнаруженію своей доблести, отдѣлившись отъ прочихъ воиновъ и составивши избранное и христолюбивое ополченіе, предводимое силою Духа, явно противостали этимъ гнуснымъ предписаніямъ и всѣ согласно, какъ бы едиными устами, исповѣдали нашу вѣру, говоря, что они мало заботятся о сей временной жизни и предоставляютъ и выдаютъ тѣла свои на разнообразные виды мученій. Еще болѣе жестокій исполнитель жестокаго закона, узнавъ твердость святыхъ, поспѣшилъ измыслить равносильное ихъ готовности (пострадать) наказаніе, придумавъ для неустрашимыхъ душъ новую и необыкновенную угрозу. Если я стану грозить имъ мечемъ, говорилъ онъ, то этотъ страхъ малъ для того, чтобъ ужаснуть ихъ, и они никакимъ образомъ не преклонятся; ибо это мужи съ дѣтства знакомые съ оружіемъ и привыкшіе носить мечъ; если присоединю другія мученія, то они доблестно вынесутъ ихъ, извѣдавъ на опытѣ раны и удары; и огонь не страшенъ людямъ столь стойкимъ, какъ эти. Посему нужно изобрѣсти такое наказаніе, которое бы имѣло силу производить мучительную боль и было долговременно и продолжительно. Что же такъ тщательно придумалъ противъ святыхъ этотъ лукавый изобрѣтатель зла? Послѣ долгихъ заботъ онъ нашелъ мученіе на открытомъ воздухѣ, которое съ удобствомъ представили ему и время и страна; время, — была зима, а мѣсто, — Арменія, — страна, какъ знаете, смежная намъ и весьма холодная, не доставляющая своимъ обитателямъ теплоты даже во время лѣта, но едва лишь на столько согрѣваемая, сколько нужно для вызрѣванія хлѣбныхъ растеній; виноградная же лоза имъ даже неизвѣстна, и кто хотя не далеко путешествовалъ, не видалъ (у нихъ) виноградной ягоды; не спрашивайте у нихъ винограднаго грозда, какъ у насъ того, что произрастаетъ въ Индіи; сѣятель бороздитъ землю еще во время зимы и снѣгъ захватываетъ жатву; вѣтры срываютъ съ жнеца одежды, если онъ не станетъ бороться съ ихъ силою, плотно обвернувши себя одеждами; у нихъ почти нѣтъ весны и осени, которыя увлекаются худымъ сосѣдомъ своимъ — зииою, подъ его власть.

И такъ въ сей-то странѣ и въ настоящемъ мѣсяцѣ (мучитель), совлекши со святыхъ одежду, совершенно обнаженныхъ поставилъ на открытомъ воздухѣ, измысливъ для учениковъ благочестія казнь противоположную вавилонской пещи царя Ассирійскаго. Но нѣтъ ничего сходнаго, по отношенію къ жестокости боли, между жгущимъ огнемъ и приводящимъ въ оцѣпененіе и замораживающимъ холодомъ: первый по его дѣйствію подобенъ мечу, нанося скорую смерть; послѣдній же, нанося равносильную боль, при этомъ надолго замедляетъ кончину. Вообще самыя продолжительныя страдавія суть тѣ, которыя происходятъ отъ холода; таковые напримѣръ чрезъ четыре дня перемежающаяся лихорадка, ракъ, карбункулъ и другія болѣзни, которыя по разсужденію врачей производятся въ тѣлахъ холодною матеріей; такъ люди болѣе холодные и тучные отличаются большею вялостію и имѣютъ тѣло не столь способное къ дѣятельности. Тоже и относительно безсловесныхъ животныхъ: болѣе горячія изъ нихъ быстры и легко подвижны, когда настоитъ нужда; противоположнаго же свойства, — медлительны и какъ бы связаны неповоротливостію; такъ лошадь быстра и возбуждается свистомъ прежде удара бича; оселъ напротивъ лѣнивъ, едва палкою принуждается къ продолженію пути. Леопардъ — живъ и быстро летитъ по лѣсамъ съ своимъ теплымъ и сухимъ тѣломъ; медвѣдь напротивъ медленъ, обладая болѣе плотными членами тѣла.

Я изложилъ предъ вами эти свѣдѣнія изъ природы не безъ цѣли, но чтобъ вы поняли терпѣніе сихъ мужей, обративъ вниманіе на образъ ихъ мученія. Зима дѣлаетъ судоходныя рѣки пѣшеходными и претворяетъ текучую воду въ твердый камень; холодъ разрываетъ скалы, когда проникаетъ въ глубину; и въ тѣлахъ противоположнаго свойства производитъ равно вредное дѣйствіе, превращая въ камень жидкія и разрѣшая твердыя. Такъ вино, когда замерзаетъ, принимаетъ видъ содержащей его бочки и жидкое масло твердѣетъ, получая форму своего сосуда; стекло и черепица, подвергаясь дѣйствію влажности, разрушаются. Животныя, ведущія жизнь въ горахъ и подъ открытымъ небомъ, одни (отъ холода) погибаютъ; другія же отъ чрезмѣрной стужи забываютъ свою дикость: олени и дикія козы ищутъ пріюта въ укрытыхъ мѣстахъ; въ это время они не боятся даже собакъ, не бѣгутъ отъ подходящихъ къ нимъ, потому что большее зло всегда изгоняетъ боязнь меньшихъ опасностей; птицы ищутъ тогда жилища вблизи людей и остаются подъ одною съ ними кровлею. Люди копаютъ море и орудіями каменосѣчцевъ рѣжутъ воду; живущіе вблизи не сообщаются между собою. Такое время и сдѣлалось для тирана оружіемъ противъ мучениковъ. Ибо доджно было, какъ кажется, великому и согласному строю блаженныхъ подвергнуться новому роду мученія для того, чтобъ предъ множествомъ другихъ мучениковъ могли они получить несравненную славу благочестія. И такъ они стояли, дрожа отъ холода; члены ихъ замерзали, но образъ мыслей ихъ былъ непреклоненъ; они стояли представляя зрѣлище подвига для ангеловъ, людей и демоновъ. Ангелы ожидали отрѣшенія (отъ тѣла) душъ, чтобъ, пріявъ ихъ, возвести въ назначенное имъ мѣсто; люди съ напряженнымъ вниманіемъ ждали окончанія (ихъ подвига), испытывая силу общей всѣмъ природы, — въ силахъ ли мы превозмочь столь великія мученія изъ страха и надежды будущаго? Демоны же съ особеннымъ вниманіемъ слѣдили за происходящимъ, сильно желая видѣть паденіе борцовъ и малодушное уклоненіе отъ опасностей; но надежда ихъ была посрамлена укрѣпляющимъ Богомъ... Видѣли (мученики) изувѣченіе членовъ, каждый своихъ собственныхъ и всѣ другъ у друга: одинъ лежалъ съ разрушающеюся отъ холода ногою или пальцами; у другаго лежащаго природная теплота тѣла уже готова была до конца охладиться. Какъ сильные вѣтры, пронесшись надъ покрытою деревьями мѣстностію и потрясши вершины деревъ, низвергаютъ ихъ съ корнемъ на землю: такъ повергнутъ былъ зимнею стужею строй блаженныхъ, — благородныя произрастенія рая, украшеніе человѣческаго рода, корни нашего произрастенія, воины Павловы, копьеносцы Христовы, разрушители жертвенниковъ, строители церквей, предназначенные ратовать противъ варваровъ и окончившіе подвигъ противъ общаго врага человѣчества. Смерть же для нихъ не была неизбѣжною или неотвратимою необходимостію, сохраненіе жизни для нихъ было очень удобно и въ ихъ власти, если бы они только захотѣли малодушно воспользоваться тѣмъ, что было у нихъ въ виду. Неподалеку находилась баня, которая съ особенною мыслію устроена была въ сосѣдствѣ съ мѣстомъ мученія. Дверь ея отворена и стоящіе около нея приглашали (войдти); ибо тираннъ и коварный изобрѣтатель гоненія и всякаго рода козней, предложилъ замерзающимъ близкую приманку къ преступленію и совѣтывалъ самимъ, стремиться къ врачевству, подобно тому какъ и отецъ его совѣтовалъ первозданнымъ вкушеніе отъ древа. Они же тогда еще болѣе явили свое мужество, зная, что терпѣніе тогда только выдерживаетъ искушеніе, когда воздерживается отъ наслажденія предоставленнаго нашей свободѣ. Это въ древнее время на самомъ дѣлѣ и показалъ дивный Даніилъ; ибо когда его убѣждали принять обильную и пріятную пищу и питіе, онъ по презрѣнію и отвращенію отъ идоложертвеннаго предпочелъ употребленіе злаковъ; при скудной пищѣ, постясь, онъ процвѣталъ и былъ тѣломъ здоровѣе питавшихся обильно; ибо въ томъ особенный даръ Божій, что Онъ вѣрнымъ рабамъ, въ ихъ лишеніи, даруетъ болѣе, чѣмъ можно надѣяться.

Впрочемъ, поелику къ высокимъ дѣламъ примѣшивается зависть, то блаженное ополченіе находилось въ опасности потерпѣть пораженіе, и полнота его четвертей десятерицы едва не погибла; ибо одинъ изъ нихъ, измученный холодомъ, увы, при самомъ концѣ побѣды оставилъ соратниковъ и по коварству тиранна удалился къ банѣ; жизнелюбецъ пожалѣлъ о плоти уже истощенной, отпалъ отъ надежды, но не получилъ и самой временной жизни, тотчасъ скончавшись послѣ преступленія. Несчастный Іуда между мучениками, ни ученикъ, ни обогатившійся, самъ налагающій на себя петлю. И да неудивляется тому никто; ибо діаволу обычны такого рода козни надъ подпадающими его власти. Онъ обольщаетъ и разными способами ласкательствуетъ чтобы ниспровергнуть; а ниспровергнувши тотчасъ попираетъ и смѣется надъ лежащимъ, присоединяетъ къ несчастію посрамленіе и радуется посрамленію обольщеннаго. Посему и псалмопѣвецъ назвалъ его врагомъ и местникомъ (Псал. 8, 3), противоположностію именъ означая измѣнчивость его нрава; онъ никогда не бываетъ союзникомъ и другомъ людей, но только притворяется другомъ, когда пожелаетъ надѣть на себя личину обольщенія. Но Помощникъ въ немощи нашей, Сѣятель благихъ и словъ и дѣлъ, подобно Аврааму, нашелъ себѣ овцу для жертвы изъ числа враждебныхъ: изъ хулителей — исповѣдника, изъ сборища гонителей — мученика; ибо одинъ изъ служителей казни при тираннѣ, удостоившись видѣнія ангеловъ, нисшедшихъ къ мученикамъ и осіянный явленіемъ святыхъ духовъ, какъ нѣкогда Павелъ, когда путешествовалъ въ Дамаскъ, славою Христа, тотчасъ измѣнилъ свой образъ мыслей и, снявши съ себя одежду, присоединился къ замерзающимъ и, въ короткій промежутокъ времени соединивъ все, сталъ новообращеннымъ, исповѣдникомъ, мученикомъ, омывшись банею пакибытія, въ собственной крови, но крови замерзшей, а не текущей. Мужъ увѣнчанный, мужъ достойный всякой похвалы! Чрезъ него въ церкви Божіей я имѣю сорокъ вѣнценосцевъ; чрезъ сего доблестнаго мужа соблюлась цѣлость мучениковъ; ради сего новообращеннаго совершаемъ мы совершенное торжество при совершенномъ числѣ (святыхъ); діаволъ же испыталъ забавное и достойное смѣха дѣло; ибо похитивъ воина, онъ потерялъ гонителя и исполнителя казни.

Что же послѣ сего? Треблаженные достигли, куда стремились. Тогда распорядитель казни, не вынесши терпѣливо побѣды мучениковъ, вступилъ въ войну съ мертвыми ихъ тѣлами, приказавъ предать огню жилища свяыхъ душъ и въ одномъ дѣлѣ явился подражателемъ дикихъ звѣрей и жестокихъ людей; ибо первые терзаютъ одежду, брошенную бѣгущими отъ нихъ людьми, которыхъ они преслѣдуютъ, а послѣдніе предаютъ пламени и разрушаютъ жилища ушедшихъ непріятелей. И кто изъ мучениковъ съ полнымъ правомъ не могъ сказать ему: Я уже не боюсь твоей жестокости, неразумный; пока души были соединены съ замерзающими тѣлами, я боялся, какъ бы чрезмѣрность мученія не побѣдила мужества благочестивыхъ; но когда эта опасность прошла, пользуйся, какъ хочешь оставшеюся перстію: мнѣ нѣтъ заботы, что ты воспользуешься нашими тѣлами; и чѣмъ больше обнаружишь свою неистовую жестокость, тѣмъ болѣе увѣнчаешь побѣду отшедшихъ; ибо сильныя нападенія противниковъ служатъ прямымъ доказательствомъ мужества тѣхъ, которые ихъ одолѣли.

Но зачѣмъ долгія разсужденія? Тѣла мучениковъ были созжены и огонь принялъ ихъ; но пелелъ ихъ и все оставшееся отъ огня раздѣлилъ между собою міръ, и почти вся земля получаетъ благословеніе отъ сихъ святынь. И я имѣю частицу этого дара, и тѣла моихъ родителей я положилъ рядомъ съ останками сихъ воиновъ, чтобъ въ день воскресенія возстали они вмѣстѣ съ дерзновенными помощниками. Ибо я знаю, какую силу они имѣютъ; я видѣлъ ясныя доказательства ихъ дерзновенія предъ Богомъ и хочу сказать объ одномъ изъ чудесъ совершенныхъ силою ихъ. Въ сосѣдствѣ съ принадлежащимъ мнѣ селеніемъ, въ которомъ покоятся останки сихъ треблаженныхъ, есть небольшой городокъ называемый Ивора. По закону обычному у Римлянъ въ немъ производился наборъ воиновъ. Одинъ изъ воиновъ прибылъ въ сказанное селеніе, будучи назначенъ воинскимъ начальникомъ для того, чтобъ удерживать своихъ товарищей отъ насилій и обидъ, которыя люди воинскаго званія по ихъ дерзости обыкновенно наносятъ поселянамъ. У этого воина болѣла нога, и онъ хромалъ: болѣзнь была продолжительная и трудно излѣчимая. И вотъ, когда онъ находился въ храмѣ мучениковъ на мѣстѣ упокоенія святыхъ и молившись Богу, просилъ ходатайства святыхъ: является ему ночью нѣкоторый величественнаго вида мужъ, который, между прочимъ, ему сказалъ: «ты хромаешъ, воинъ? и тебя нужно полечить? Дай мнѣ ощупать твою ногу», и взявши, — это было во снѣ, — сильно потянулъ ее. Когда это совершалось въ ночномъ видѣніи, на самомъ дѣлѣ послышался такой звукъ, какой бываетъ, когда кость выводится изъ своей естественной связи и затѣмъ насильственно вправляется, такъ что и спавшіе вмѣстѣ съ нимъ пробудились и самъ воинъ тотчасъ проснулся и началъ ходить, какъ обыкновенно ходятъ здоровые по природѣ. Я самъ видѣлъ это чудотвореніе, встрѣтившись съ самымъ этимъ человѣкомъ, который объявлялъ предъ всѣми и разглашалъ о благодѣяніи мучениковъ и восхвалялъ человѣколюбіе (святыхъ) воиновъ.

Если еще что-нибудь слѣдуетъ присоединить къ сказанному, то скажу о томъ, что по преимуществу касается меня. Когда мы вознамѣрились совершить первое торжество при мощахъ и помѣстить ковчегъ во святилищѣ храма, мать моя (она ради Бога собирала и учреждала и этотъ праздникъ) приказала мнѣ прибыть для участія въ происходившемъ; но я находился далеко, былъ еще молодъ, принадлежалъ къ числу мірянъ, и какъ обыкновенно бываетъ въ дѣлахъ не терпящихъ отлагательства, будучи занятъ, по неразумію принялъ съ неудовольствіемъ этотъ зовъ и даже въ душѣ упрекалъ мать свою за то, что она неотложила этого праздника до другаго времени. Однако зовъ этотъ отвлекши меня отъ моихъ занятій, привлекъ сюда, и я прибылъ въ селеніе за день до собранія. И вотъ, въ то время, когда совершалось всенощное бдѣніе въ саду, гдѣ находились и мощи святыхъ, въ честь которыхъ совершали псалмопѣнія, мнѣ, спавшему по близости въ одной комнатѣ, представилось во снѣ такое видѣніе. Мнѣ казалось, будто я хочу войдти въ садъ, гдѣ совершалось всенощное бдѣніе; въ то время, когда я находился близъ дверей, показалось множество воиновъ, сидѣвшихъ у входа; всѣ они вдругъ встали и, поднявши жезлы, устремились на меня съ угрозою и недопускали до входа. Я получилъ бы и удары, если бы не упросилъ ихъ одинъ, какъ казалось, болѣе человѣколюбивый. Когда сонъ оставилъ меня и мнѣ пришло на мысль мое прегрѣшеніе противъ зова, я понялъ, къ чему относилось это страшное видѣніе воиновъ, многими слезами оплакалъ свое неразуміе и пролилъ горькія слезы надъ самою ракою мощей, чтобы Богъ явился милостивымъ ко мнѣ, а святые воины даровали прощеніе.

Я сказалъ это, дабы убѣдиться намъ, что мученики сегодня такъ послужившіе нашей Церкви и содѣлавшіеся ея украшеніемъ, живы предъ Богомъ, суть его копьеносцы и приближенные. Эта четыредесятница, отъ памяти сорока мучениковъ, становится блистательнѣе и значительнѣе; мѣсяцъ этотъ славнѣе другихъ мѣсяцевъ, и лютая зима уже не кажется мнѣ тяжелою. Я не жалуюсь на суровость настоящаго времени; ибо оно, сдѣлавшись оружіемъ для гонителя, произвело для меня это священное ополченіе. И какъ матерь семи Маккавеевъ, оттого что имѣла болѣе боголюбивую, чѣмъ плотолюбивую душу, не жаловалась на жестокость Антіоха Сирійскаго тиранна, не огорчалась мученіями и злополучіемъ своихъ сыновей, но приняла одиночество какъ благодѣяніе и лишеніе дѣтей какъ помощь; какъ Стефанъ, побиваемый камнями, не считалъ себя поражаемымъ, но скорѣе оживотворяемымъ: такъ и мы обязаны благодарностію богоборцамъ за доброе послѣдствіе, — за то, что они сдѣлались для насъ виновниками столь многихъ благъ, хотя и поступили такъ не съ цѣлію благодѣтельствовать, но какъ враги. Ибо благодѣтельствуютъ, не желая того, и враги, иногда не менѣе самыхъ искреннихъ друзей; діаволъ принесъ Іову больше пользы, чѣмъ вреда; царь Ассирійскій сталъ благодѣтелемъ Даніила. Три отрока да исповѣдаютъ благодарность пещи вавилонской; претренный Исаія да хвалитъ Еврееевъ; Захарія, закланный между храмомъ и жертвенникомъ, да воздастъ честь своимъ убійцамъ; Іоаннъ, которому отсѣкли голову, да назоветъ Ирода своимъ благодѣтелемъ, а Апостолы тѣхъ, которые ихъ вязали и бичевали, и всѣ мученики да возлюбятъ своихъ гонителей, потому что если бы они на открыли поприще, то борцы не могли бы проявить своего мужества. И такъ, чему же намъ болѣе удивляться въ предлежащихъ нашему прославленію мужахъ, множеству ихъ, мужеству или нелицемѣрному единодушію? Но не пройдемъ прежде всего безчувственно и неблагодарно числа ихъ; ибо имѣющій столькихъ заступниковъ никогда не отойдетъ безъ исполненія своихъ молитвъ и прошеній, хотя бы обремененъ былъ множествомъ грѣховъ. Въ пользу этой мысли и надежды свидѣтель, — самъ Богъ въ бесѣдѣ съ Авраамомъ. Когда Онъ принималъ ходатайство за Содомлянъ, то искалъ не сорока, но только десяти праведниковъ для того, чтобы пощадить городъ, готовый къ погибели. Мы же, по Апостолу, имѣя толикъ облежащій насъ облакъ свидѣтелей (Евр. 12, 1), признаемъ себя блаженными, радуясь въ надеждѣ, терпя въ молитвѣ и пріобщаясь памяти мучениковъ; ибо сорокъ мучениковъ суть крѣпкіе защитники оть враговъ и надежные ходатаи въ молитвѣ предъ Господомъ. Въ надеждѣ на нихъ да дерзаетъ Христіанинъ, хотя бы діаволъ измышлялъ на тебя искушенія, и лукавые люди возставали, и тиранны пылали яростію, и море бушевало, и земля не приносила того, что ей назначено производить для людей, и небо угрожало бѣдствіями. Ибо при всякой нуждѣ, при всякомъ обстоятельствѣ, ему достаточно ихъ силы, и онъ можетъ получить обильную благодать отъ Христа, Которому подобаетъ всякая слава во вѣки. Аминь.

Источникъ: Творенія святаго Григорія Нисскаго. Часть осьмая. — М.: Типографія В. Готье, 1871. — С. 239-256. (Творенія святыхъ отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, Томъ 45.)

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0