Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 30 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Іаковъ Низибійскій († 350 г.)

Сынъ князя гефѳальскаго (въ Арменіи), онъ получилъ хорошее образованіе. Съ самаго юнаго возраста возлюбивши отшельничество, онъ долгое время жилъ на высокихъ пустынныхъ горахъ, около г. Низибіи (на границѣ Персіи и Римской имперіи), гдѣ предавался самымъ строгимъ подвигамъ: жилъ подъ открытымъ небомъ, питался только древесными плодами и зеліемъ, одѣвался козьими кожами и все время проводилъ въ молитвенной бесѣдѣ съ Богомъ. Въ гоненіе Максимина онъ прославился мужественнымъ исповѣданіемъ вѣры. За его благочестивую жизнь жители низибійскіе избрали его своимъ епископомъ (не позже 314 г.). Онъ прославился своею великою ревностію къ православной вѣрѣ, великими чудесами и даромъ прозорливства. Его молитвами Низибія спасена была отъ нашествія Сапора, царя персидскаго. Онъ присутствовалъ на I Всел. Соборѣ и былъ здѣсь однимъ изъ болѣе видныхъ сторонниковъ и защитниковъ православія. Онъ былъ пастыремъ весьма мудрымъ, просвѣщеннымъ и учительнымъ. При немъ въ Низибіи была огласительная школа, въ которой онъ былъ самъ наставникомъ, своимъ высокимъ нравственнымъ обликомъ производя сильное вліяніе на сердца слушателей. Къ нему св. Григорій (см. 30 сент.) обращался съ письменной просьбой написать нѣчто о вѣрѣ, и Низибійскій пастырь послалъ ему въ отвѣтъ раздѣленное на 18 главъ разсужденіе далѣе>>

Творенія

Свт. Іаковъ Низибійскій († 350 г.)
Слово о воскресеніи мертвыхъ.

Ежедневно слышимъ споры о воскресеніи мертвыхъ. Какимъ образомъ, говорятъ, воскреснутъ мертвые? Въ какомъ тѣлѣ востанутъ они? потому что нынѣшнее тѣло согниваетъ и истлѣваетъ; самыя кости, съ теченіемъ времени, гніютъ, сокрушаются и истлѣваютъ. Посмотри, говорятъ, въ ту гробницу, въ которой похоронены сотни умершихъ; едва ли найдешь въ ней одну горсть праха. — Но другіе, разсуждая о томъ же предметѣ, возражаютъ такъ: знаемъ, говорятъ они, что мертвые воскреснутъ; но они облекутся въ тѣло небесное и въ формы духовныя. Еслибъ сіе было иначе, продолжаютъ они, то сіи самыя сотни умершихъ, которые погребены въ одной гробницѣ, и отъ которыхъ въ продолженіи времени ничего не остается, въ какое облекутся тѣло во время воскресенія, когда прежнее ихъ тѣло обращается въ ничтожество? — Значитъ, они облекутся въ тѣла небесныя.

Дѣйствительно несмысленъ и безуменъ каждый, кто только разсуждаетъ такимъ образомъ. По его умствованію, мертвые, когда были вносимы въ гробницу, были нѣчто; но по прошествіи долгаго времени они обратились въ ничто; когда же придетъ время воскресенія мертвыхъ, тогда какимъ образомъ то, что было ничто, опять содѣлается, по прежнему, чѣмъ-то, и возобновится прежняя природа? — Безумный, выслушай, чтó говоритъ Апостолъ, обращая рѣчь свою къ подобному тебѣ безумцу, и обличая его такимъ образомъ: безумне, ты еже сѣеши, не оживетъ, аще не умретъ: и еже сѣеши, не тѣло будущее сѣеши, но голо зерно, аще случится, пшеницы или иного отъ прочихъ: Богъ же даетъ ему тѣло, якоже восхощетъ, и коемуждо сѣмени свое тѣло (1 Кор. 15, 36-38). — Итакъ вѣруй, безумный, что каждый изъ мертвыхъ востанетъ въ своемъ собственномъ тѣлѣ. Случалось ли тебѣ сѣять ячмень, и на томъ же мѣстѣ пожинать пшеницу? И собиралъ ли ты смоквы съ посаженнаго тобою винограда? — Конечно, нѣтъ; но все возраждается по своему роду. Посему и тѣло воскреснетъ тоже самое, которое умираетъ. Поелику же тѣло сіе прежде разрушается и истлѣваетъ; то о воскресеніи его ты долженъ заключать по сходству съ сѣменемъ, которое, упавши въ землю, прежде начинаетъ гнить и разрушаться, а потомъ изъ сей же самой гнилости прозябаетъ трава, цвѣтетъ и приноситъ плоды. Ибо, какъ то мѣсто, на которомъ сѣмена не были посѣяны, не приноситъ плода, хотя бы оно и получало себѣ дождь благовременный: такъ и изъ той гробницы, въ которой не погребали ни одного мертвеца, во время воскресенія мертвыхъ не выйдетъ ни одинъ человѣкъ, хотя бы надъ нею сосредоточился весь звукъ трубный. Но если, какъ они говорятъ, души праведныхъ восходятъ на небо, и облекаются въ тѣла небесныя (а существа небесныя живутъ на небѣ, равно какъ и Воскрешающій мертвыхъ обитаетъ на небѣ же); то какимъ образомъ Онъ, пришедъ на землю, возбудитъ изъ ней мертвыхъ? И для чего Писаніе говоритъ намъ, яко грядетъ часъ, въ оньже еси сущіи во гробѣхъ услышатъ гласъ Сына Божія, и изыдутъ изъ гробовъ своихъ (Іоан. 5, 28)? Ужели жъ тѣло небесное сойдетъ съ неба, взойдетъ во гробъ, и опять изыдетъ изъ онаго, какъ говорятъ безумные?

Но для чего жъ Апостолъ сказалъ, что есть тѣла небесныя, и тѣла земныя (1 Кор. 15, 40)? — Кто противополагаетъ намъ сіи слова Писанія, тотъ долженъ выслушать и другое, что тамъ же говоритъ Апостолъ: есть тѣло духовное (1 Кор. 15, 44); далѣе: подобаетъ тлѣнному сему облещися въ нетлѣніе, и мертвенному сему облещися въ безсмертіе (1 Кор. 15, 53). Въ другомъ мѣстѣ: всѣмъ явитися намъ подобаетъ предъ судищемъ Христовымъ, да пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага, или зла (2 Кор. 5, 10). Еще: что творятъ, говоритъ Апостолъ, крестящіеся мертвыхъ ради? Аще отнюдь мертвіи не востаютъ, что и крещаются мертвыхъ ради (1 Кор. 15, 29)? И выше сего: аще воскресенія мертвыхъ нѣсть, то ни Христосъ воста. Аще же Христосъ не воста; тще убо проповѣданіе наше, тща же и вѣра наша. Обрѣтаемся же и лжесвидѣтеле Божіи, яко послушествовахомъ на Бога, яко воскреси Христа: Его же не воскреси, аще мертвіи не востаютъ. Но если мертвые не воскресаютъ, то нѣтъ и послѣдняго суда. Да ямы, и піемъ, утрѣ бо умремъ. Не льститеся, говоритъ Апостолъ, тлятъ обычаи благи бесѣды злы (1 Кор. 15, 32-33). — Слова Апостола: есть тѣла небесныя, и тѣла земныя, ты долженъ понимать слѣдующимъ образомъ: когда востаетъ тѣло праведника и измѣняется, тогда оно называется небеснымъ, а то, которое не измѣняется, называется по природѣ своей земнымъ. Но выслушай, еще подобныя выраженія Апостола. Онъ нѣгдѣ говоритъ: человѣкъ духовный востязуетъ вся, а самъ той ни отъ единаго востязуется (1 Кор. 2, 15). Еще: сущіи по плоти, плотская мудрствуютъ: а иже по духу, духовная (Рим. 8, 5). И еще: егда бѣхомъ во плоти, страсти грѣховныя, яже закономъ, дѣйствоваху во удѣхъ нашихъ, во еже плодъ творити смерти (Рим. 7, 5). Все сіе Апостолъ говорилъ о человѣкѣ, облеченномъ плотію и находящемся подъ вліяніемъ духа. Такимъ образомъ и во время воскресенія мертвыхъ тѣла праведныхъ измѣнятся, — форма земная сокроется въ небесную, и назовется тѣломъ небеснымъ. Но тѣло не измѣнившееся называется земнымъ. — Впрочемъ я подробнѣе изложу тебѣ ученіе о воскресеніи мертвыхъ, сколько могу.

Сначала, когда Богъ образовалъ Адама, сотворилъ его и воздвигъ изъ праха. Итакъ, если Богъ сотворилъ Адама изъ ничего; то гораздо удобнѣе Онъ можетъ воскресить его въ такомъ видѣ, въ какомъ онъ былъ уже, потому что сѣмя уже было брошено въ землю. Если Богъ сдѣлаетъ для насъ что либо такое, что намъ кажется несбыточнымъ; то сіе не должно казаться намъ дѣломъ великимъ для Него Самаго. Естъ даже и изъ людей мудрые, которые производятъ, дѣла удивительныя; — и люди, неразумѣющіе такихъ дѣлъ, дивятся и изумляются, какъ это сдѣлано; — даже произведеніе друзей ихъ кажется ихъ глазамъ дѣломъ несбыточнымъ. Сколь же послѣ того должны быть чудны для нихъ дѣла Божій? Для Бога нисколько не трудно воскресить умершихъ. Если земля произвела то, чего не имѣла она въ себѣ сѣмени; и если, не бывъ осѣмененною, родила она въ своей дѣвственности: то что за несбыточное дѣло произрастить ей то, чего имѣетъ она въ себѣ сѣмена, и родить, будучи осѣмененною? — Вотъ ужъ и время рожденія ея приближается, какъ говоритъ Исаія (Ис. 36, 17)! — Но, можетъ быть, возразятъ намъ: кто слышалъ, или кто видѣлъ такое чудное событіе, чтобъ земля въ одно рожденіе произвела цѣлый родъ человѣческій? — Для Адама, отвѣчаемъ мы, не было въ землѣ сѣмени, однакожъ онъ рожденъ; онъ не былъ зачатъ, однакожъ произведенъ на свѣтъ. Теперь поколѣнія его уже посѣяны, и ожидаютъ только дождя для своего произращенія. И вотъ земля чревата многими, и близка къ разрѣшенію отъ бремени!

Всѣ отцы наши чаяли воскресенія и желали онаго, какъ говоритъ святый Апостолъ: и аще убо оно помнили, изъ негоже изыдоша, имѣли бы время возвратитися: нынѣ же лучшаго желаютъ, сирѣчь небеснаго (Евр. 11, 15). Они желали скорѣе отдѣлиться отъ земли, и отойти на небо. Изъ того, что я теперь скажу тебѣ, ты хорошо поймешь, что они чаяли воскресенія. Іаковъ, праотецъ нашъ, при смерти своей, завѣщалъ своему сыну Іосифу такъ: аще обрѣтохъ благодать предъ тобою, подложи руку твою подъ стегно мое, и сотвориши надо мною милость и истину, еже не погребсти мене во Египтѣ: но да почію со отцы моими: и изнесеши мя изъ Египта, и погребеши мя во гробѣ ихъ (Быт. 47, 29). Возлюбленный! — почему Іаковъ не хотѣлъ быть погребенъ въ землѣ Египетской, но — вмѣстѣ съ отцами своими? Потому что онъ хотѣлъ дать разумѣть о себѣ, что онъ ожидалъ воскресенія мертвыхъ; и для того, чтобы, при громкомъ звукѣ послѣдней трубы воскреснуть подлѣ отцевъ своихъ и, въ день воскресенія, не обрѣстися въ числѣ нечестивыхъ, имѣющихъ отыти во адъ. Подобнымъ образомъ и Іосифъ завѣщалъ своимъ братьямъ: въ посѣщеніи, говорилъ онъ, имъ же посѣтитъ васъ Богъ, совознесите и кости моя отсюду съ вами (Быт. 50, 25). И братья исполнили сіе завѣщаніе Іосифа, сохранивъ памятованіе о немъ чрезъ сто двадцать пять лѣтъ. Ибо, когда воинство Господне вышло изъ земли Египетской, тогда Моисей вынесъ съ собою и кости Іосифа. Драгоцѣнными казались для него кости Праведника; онъ цѣнилъ ихъ выше золота и серебра, которое сыны Израиля вынесли изъ Египта. Сіи кости Іосифа носимы были по пустыни сорокъ лѣтъ; и когда подъ конецъ сего времени умеръ Моисей; тогда наслѣдникомъ ихъ содѣлался Іисусъ Навинъ (Нав. 24, 32), для котораго кости отца его Іосифа были драгоцѣннѣе всей добычи, пріобрѣтенной имъ въ землѣ завоеванной. — Но почему Моисей передалъ Іисусу Навину кости Іосифа? — Потому что онъ самъ былъ изъ колѣна Ефремова, и для того, чтобъ онъ похоронилъ ихъ въ участкѣ онаго, дабы кости Іосифа хранимы были такъ, какъ сокровище. — Іаковъ, при смерти своей, благословляя своихъ сыновъ, которые сдѣлались радоначальниками колѣнъ, предсказалъ имъ то, что должно было съ ними случиться въ позднѣйшія времена. Рувиму сказалъ онъ: Рувимъ, первенецъ мой, ты крѣпость Моя и начало чадъ моихъ: жестокъ терпѣти, и жестокъ упорникъ. Досадилъ еси яко вода, да не воскипиши: восшелъ бо еси на ложе отца твоего: тогда осквернилъ еси постелю, идѣже восшелъ еси (Быт. 49, 3-4). Отъ кончины Іакова до смерти Моисея протекло двѣсти тридцать три года. Но не смотря на такой промежутокъ времени, Моисей старался чрезъ установленное священство загладить грѣхъ Рувима (Быт. 35, 22), для того, чтобъ и ему не быть исключену изъ числа своихъ братьевъ во время ихъ воскресенія. Посему тотъ же Моисей въ началѣ своихъ благословеній говоритъ: да живетъ Рувимъ, и да не умретъ (Втор. 33, 6). — При наступленіи того времени, когда самъ Моисей долженъ былъ отыти къ отцамъ своимъ, онъ возмутился духомъ и опечалился; а потому просилъ и молилъ Господа своего, чтобы Онъ позволилъ ему итти далѣе и видѣть землю обѣтованную. Почему, возлюбленный, опечалился мужъ праведный? — Не потому, что не могъ итти далѣе и видѣть землю, кипящую медомъ и млекомъ; но потому, что не могъ войти въ сію землю и сподобиться погребенія съ отцами своими, а долженъ былъ положить кости свои въ землѣ враговъ, — въ землѣ Моавитянъ. Ибо Моавитяне подкупили Валаама, сына Веорова, чтобы онъ злословилъ и проклиналъ Израиля. Моисей не желалъ быть погребеннымъ въ сей землѣ для того, чтобы не пришли Моавитяне, не открыли гроба его, не вынули оттуда костей и не разсѣяли бы ихъ по полю. Но Богъ оказалъ Моисею великую милость. Онъ возвелъ его на гору Нававъ (Числ. 27, 12; Втор. 34, 2), и показалъ ему всю землю обѣтованную, представивъ ее, такъ сказать, предъ самый его взоръ. И когда Моисей объялъ своимъ взоромъ всю ту землю, тогда увидѣлъ гору Іевусеевъ и предназначенное ему мѣсто успокоенія. Скорбь стѣснила сердце его, — и онъ залился слезами, когда увидѣлъ гробницу въ городѣ Хевронѣ, въ которой погребены праотцы его: Авраамъ, Исаакъ и Іаковъ, потому что ему не суждено лечь возлѣ нихъ, и что кости его не приложатся къ костямъ ихъ, дабы въ день воскресенія воскреснуть вмѣстѣ съ ними. Но послѣ того, какъ онъ обозрѣлъ всю землю, Господь утѣшилъ его, какъ бы такъ говоря: «Я погребу тебя, сокрою отъ всѣхъ, никому не будетъ извѣстно мѣсто твоей могилы». — И скончался тамо Моисей рабъ Господень, въ земли Моавли словомъ Господнимъ. И погребоша его въ земли Моавли близъ дому Фогорова, и не увѣда никтоже погребенія его даже до сего дне (Втор. 34, 5-6). Господь, сокрывши мѣсто погребенія Моисея, оказалъ ему чрезъ сіе двѣ милости: первую ту, что враги не могли найти его, извлечь изъ гроба кости его и разсѣять ихъ; — вторую ту, что и самые Израильтяне не узнали гробницы его и не содѣлали ея мѣстомъ поклоненія, потому что народъ смотрѣлъ на него, какъ на нѣкоего Бога. Отселѣ можно понять, возлюбленный, почему Израильтяне, когда Моисей оставилъ ихъ и взошелъ на гору Синайскую, говорили: Моисей бо сей человѣкъ, иже изведе насъ изъ земли Египетскія, не вѣмы, что бысть ему (Исх. 32, 1), и сдѣлали себѣ изображеніе тельца и покланялись ему, а о томъ забыли, что не Моисей, а Богъ чрезъ Моисея извелъ ихъ рукою крѣпкою и мышцею высокою. Значитъ, Богъ оказалъ Моисею милость, скрывъ его гробъ отъ народа, чтобы сей не сдѣлалъ себѣ изображенія его, и не сталъ бы переносить кости сего Праведника съ мѣста на мѣсто, съ приношеніемъ жертвъ самому Моисею.

Но Моисей нѣгдѣ самъ ясно предсказалъ воскресеніе мертвыхъ, говоря отъ лица Божія: Азъ убію, и жити сотворю (Втор. 32, 39). Тоже говоритъ и Анна въ рѣчи своей: Господь мертвитъ, и живитъ, низводитъ во адъ и возводитъ (1 Цар. 2, 6). Воскреснутъ, говоритъ Исаія, мертвіи, и востанутъ, иже во гробѣхъ, и возрадуются, иже на земли (Ис. 26, 19). Они возвѣстятъ милосердіе Божіе, когда услышатъ трубный гласъ, гремящій свыше; во время землетрясенія отверзутся гробы, и изъ нихъ изыдутъ народы со славою, возвѣстятъ единодушно милосердіе Божіе и скажутъ: «велика милость Божія, которая намъ оказана; чаяніе наше оправдалось и надежда наша исполнилась; мы посѣяны, не въ честь, но воскресли со славою, — посѣяны въ немощи, но востали въ силѣ». — Такъ-то возвѣстятъ они изъ гробовъ милосердіе Божіе! Впрочемъ, возлюбленный, не въ однихъ только словахъ говорилъ о семъ Богъ, воскрешающій мертвыхъ, но и на самомъ дѣлѣ доказалъ воскрешеніе, и многообразно давалъ о немъ свидѣтельство, чтобы препобѣдить наше невѣріе и избавить отъ наказанія за оное. Чрезъ Илію Онъ чудодѣйственно доказалъ, что мертвые оживаютъ, и воскресаютъ спящіе въ землѣ; ибо пророкъ воскресилъ умершаго сына вдовицы, и отдалъ его матери (3 Цар. 17, 21). Подобнымъ образомъ и Елиссей возвратилъ жизнь сыну жены Соманской (4 Цар. 4, 32-36), для того, чтобъ мы имѣли второе, твердое и несомнѣнное доказательство воскресенія. На кости Елиссеевы бросили умершаго, — и сей ожилъ (4 Цар. 13, 21). Такимъ образомъ дано намъ и третіе доказательство. Чрезъ пророка Іезекіиля еще объяснено очевиднымъ образомъ воскресеніе и оживленіе умершихъ. Богъ, выведши его на нѣкое поле, и, показавъ ему множество костей, спрашивалъ: сыне человѣчь, оживутъ ли кости сія (Іез. 37, 3)? Іезекіиль отвѣчалъ Ему: Господи Боже, Ты вѣси сія (Іез. 37, 4). Тогда Богъ сказалъ ему: сыне человѣчь, прорцы на кости сія, и речеши имъ: кости сухія, слышите слово Господне (Іез. 37, 5). И когда пророкъ заставилъ ихъ внимать слову Господню, тогда сдѣлался шумъ и движеніе; — кости, которыя были разъединены и сокрушены, стали совокупляться. Пророкъ, увидѣвъ это, изумился, потому что кости быстро соединялись одна съ другою, — каждая въ свой составъ. Стоя въ изумленіи, онъ увидѣлъ еще, что для соединенія ихъ явились и жилы, всѣ сухія кости покрылись плотію, всѣ тѣла одѣлись кожею, — и кожа украсилась власами; впрочемъ духа въ нихъ еще не было. Послѣ того Богъ повелительно сказалъ пророку: прорцы о духѣ, прорцы, сыне человѣчь, и рцы духови, сія глаголетъ Адонаи Господь: отъ четырехъ вѣтровъ пріиди душе, и вдуни на мертвыя сія, и да оживутъ (Іез. 27, 9). Какъ скоро онъ вторично заставилъ ихъ внимать слову Господню, то пришли и взошли въ нихъ души; онѣ ожили, поднялись и стали на ноги; — явилось чрезвычайно великое воинство.

Но почему не воскресли оные мертвецы отъ одного перваго слова, и не совершилось воскресеніе костей вмѣстѣ съ душами? Почему отъ перваго слова совокупились кости, а послѣ другаго взошли въ нихъ души? — Потому что совершенное воскресеніе должно совершиться только чрезъ Господа нашего Іисуса Христа, Который однимъ гласомъ и однимъ словомъ возбудитъ всѣ поколѣнія Адама. — Извѣстно, что Илія и Елиссей, воскрешая мертвыхъ, никогда не возбуждали ихъ однимъ словомъ, но молились, просили Бога и долго ожидали, пока воскреснутъ мертвые. Извѣстно также, что Господь нашъ, во время перваго своего пришествія, воскресилъ трехъ мертвецовъ; но каждаго изъ нихъ воскрешалъ Онъ двумя словами: къ сыну одной вдовицы произнесъ Онъ два слова: юноше, (тебѣ глаголю) востани (Лук. 14, 14); и сей ожилъ и всталъ. И къ дочери начальника синагоги произнесъ Онъ также два слова: дѣвице (тебѣ глаголю,) востани (Марк. 5, 41); и возвратилась въ нее душа ея, — и она встала. Когда умеръ Лазарь, Господь Самъ пошелъ ко гробу его, помолился и воззвалъ громкимъ голосомъ: Лазаре, гряди вонъ (Іоан. 11, 43); и сей ожилъ, и вышелъ изъ гроба. — Я сказалъ тебѣ, что сіи мертвецы воскрешены были двумя словами; это потому, что надъ ними должны совершиться два воскресенія: одно, которое совершено въ тогдашнее время, — другое, которое совершится въ послѣдствіи. Но во время того воскресенія, когда воскреснутъ всѣ люди, и болѣе умирать уже не будутъ, воскреснутъ всѣ мертвые въ мгновеніе ока отъ единаго слова Божія, которое будетъ произнесено Христомъ Спасителемъ; потому что не слабый кто-либо и немощный произнесетъ оное слово, но Тотъ, для Котораго довольно сказать одно слово, — и оно будетъ услышано во всѣхъ концахъ земли; и мертвые имъ пробудятся и воскреснутъ. Глаголъ, посланный Богомъ, не возвращается къ Нему тощъ; но, какъ написано у пророка (гдѣ Богъ уподобляетъ слово Свое дождю и снѣгу), якоже аще снидетъ дождь или снѣгъ съ небесе, и не возвратится, дондеже напоитъ землю, и родитъ, и прозябнетъ, и дастъ сѣмя сѣющему, и хлѣбъ въ снѣдь. Тако будетъ глаголъ Мой, иже аще изыдетъ изъ устъ Моихъ, не возвратится ко Мнѣ тощъ, дондеже совершитъ вся, елика восхотѣхъ, и поспѣшу пути Моя и заповѣди Моя (Ис. 55, 10-11). Дождь и снѣгъ не возвращаются на небо, потому что они на землѣ исполняютъ волю Пославшаго ихъ; но слово, посылаемое Богомъ чрезъ Іисуса Христа, Который Самъ есть Слово, возвращается къ Нему съ силою многою. Когда оно исходитъ отъ Бога и несется на землю, тогда нисходитъ на нее на подобіе дождя и снѣга; — отъ него прозябаютъ сѣмена праведниковъ и даютъ плодъ свой. Но когда сіе Слово возвращается къ Пославшему Его, тогда Оно не бываетъ пустымъ и празднымъ, но, какъ Оно само говоритъ Пославшему Его: се Азъ и дѣти, которыхъ Ты Мнѣ далъ (Ис. 8, 18). Впрочемъ, о томъ словѣ, отъ котораго воскреснутъ мертвые, самъ Спаситель свидѣтельствуетъ: яко грядетъ часъ, егда мертвіи услышатъ гласъ Сына Божія, и услышавше, оживутъ (Іоан, 5, 25). Почему и написано: въ началѣ бѣ Слово (Іоан. 1, 1); ибо Онъ Самъ и есть то Слово, поелику Писаніе говоритъ: Слово плоть бысть, и вселися въ ны (Іоан. 1, 14). И сіе-то Слово есть тотъ глаголъ Божій, который пріидетъ свыше, и воскреситъ мертвыхъ. — Кромѣ того, Господь объяснилъ будущее воскресеніе мертвыхъ саддукеямъ, когда сіи, предложивъ Ему притчу о женѣ имѣвшей семь мужей, спросили: въ воскресеніе убо котораго отъ седмихъ будетъ жена? вси бо имѣша ю (Матѳ. 22, 28). Іисусъ отвѣчалъ имъ: прельщаетеся, не вѣдуще писанія, ни силы Божія. Въ воскресеніе бо ни женятся, ни посягаютъ, но яко Ангели Божіи на небеси суть. О воскресеніи же мертвыхъ нѣсте ли чли реченнаго вамъ Богомъ, глаголющимъ: Азъ есмь Богъ Авраамовъ, и Богъ Исааковъ, и Богъ Іаковль? нѣсть Богъ, Богъ мертвыхъ, но Богъ живыхъ (Матѳ. 22, 29-52).

Впрочемъ есть люди, которые за живо умираютъ для Бога. — Богъ заповѣдалъ Адаму не ѣсть плодовъ отъ древа познанія добра и зла, и угрожалъ ему: въ онь же аще день снѣсте отъ него, смертію умерете (Быт. 2, 17). Хотя Адамъ послѣ преступленія заповѣди жилъ еще девятьсотъ тридцать лѣтъ (Быт. 5, 5), однакожъ для Бога онъ былъ мертвъ по грѣхамъ своимъ. — Да будетъ тебѣ извѣстно, что грѣшникъ называется мертвымъ, хотя онъ и живетъ еще. Сіе ты можешь видѣть изъ того, чтó написано у пророка Іезекіиля: не хощу смерти грѣшника умирающаго, глаголетъ Адонаи Господь (Іез. 18, 32). — Когда нѣкто просилъ позволенія у Господа нашего отлучиться въ домъ свой для погребенія отца своего; тогда Господь сказалъ ему: остави мертвыя погребсти своя мертвецы: ты же шедъ возвѣщай Царствіе Божіе (Лук. 9, 60). Какъ надобно, возлюбленный, по твоему мнѣнію, разумѣть сіе? Видалъ ли ты когда-либо, чтобы мертвые погребали мертвыхъ? Какимъ образомъ могутъ вставать мертвые для погребенія мертвецовъ? — Но уразумѣй смыслъ сихъ словъ! — Грѣшникъ, хотя и живъ еще, однакожъ предъ Богомъ мертвъ; а праведный, хотя и умеръ, однакоже предъ Богомъ живъ. Смерть сія, возлюбленный, есть сонъ, какъ говоритъ Писаніе: и мнози отъ спящихъ въ земной персти востанутъ (Дан. 12, 2). Господь нашъ сказалъ о дочери начальника синагоги: не умре дѣвица, но спитъ (Матѳ. 9, 24); и о Лазарѣ: Лазарь другъ нашъ успе, но иду да возбужду его (Іоан. 11, 11).

Мы должны страшиться еще второй смерти, которую сопровождаютъ слезы и скрежетъ зубовъ, вопли, бѣдствія и ужасныя мученія; — я разумѣю ту смерть, которая гнѣздится во тьмѣ кромѣшней. Хотя вѣрующіе и праведные будутъ блаженны въ день воскресенія мертвыхъ, потому что они тогда имѣютъ надежду по воскресеніи получить возмездіе за добрыя свои дѣла; но горе нечестивымъ, которые не вѣруютъ въ воскресеніе! Для нихъ лучше было бы, еслибъ они совсѣмъ не воскресали, такъ какъ они и не вѣруютъ въ истину воскресенія. Ибо рабъ, ожадающій себѣ опредѣленныхъ господиномъ мученій и узъ, ложась спать, не хотѣлъ бы никогда пробуждаться; поелику знаетъ, что, какъ только возсіяетъ утро, его свяжутъ и начнутъ бить и мучить. Но рабъ добрый, которому господинъ обѣщалъ награды, бдитъ и съ нетерпѣніемъ ожидаетъ дня, потому что, какъ скоро настанетъ утро, онъ получитъ награды отъ своего господина; еслижъ и засыпаетъ, то и во снѣ видитъ, какъ господинъ его даетъ ему обѣщанныя награды; — онъ радуется въ сонномъ видѣніи, и въ радости пробуждается. Такъ спятъ и праведники, и сонъ ихъ сладокъ и днемъ и ночью; они не чувствуютъ долготы ночи, потому что она имъ кажется однимъ часомъ; утромъ Они пробудятся и возрадуются. Но сонъ нечестивыхъ тягостенъ и мучителенъ; они подобны человѣку, который, страдая горячкою, мечется на постелѣ туда и сюда, и во всю ночь не знаетъ покоя. Подобнымъ образомъ нечестивый, поражаясь ужасомъ, страшится онаго утра, потому что долженъ будетъ предстать предъ Господа своего виновнымъ. Вѣра наша учитъ, что, когда умираютъ люди, души праведныхъ отходятъ къ Богу, а души грѣшныхъ — въ геенну. Припомни здѣсь, что я сказалъ въ прежней рѣчи своей объ отшельникахъ, говоря, что духъ, который обитаетъ въ праведникахъ, отходитъ ко Господу, — въ небесное свое начало, до времени воскресенія. Потомъ возвращается опять для соединенія съ тѣломъ, въ которомъ онъ обиталъ; и всегда умоляетъ Бога о воскрешеніи тѣла, съ которымъ онъ соединенъ былъ, чтобы и оно участвовало въ наградахъ, такъ какъ участвовало въ добродѣтеляхъ.

Но вотъ еще камень претыканія, подставляемый намъ еретиками! — Они выводятъ неправильное слѣдствіе изъ словъ нашего Жизнодавца: никтоже взыде на небо, токмо сшедый съ небесе, Сынъ человѣческій, сый на небеси (Іоан. 3, 13). Вотъ, говорятъ они, Самъ Господь засвидѣтельствовалъ, что тѣло земное не восходитъ на небо! Но они, несмысленные, не понимаютъ ни силы ни смысла оныхъ словъ. Ибо чрезъ нихъ Господь нашъ хотѣлъ только вразумить Никодима, не понимавшаго ни силы, ни смысла Его бесѣды. Онъ какъ бы такъ сказалъ ему: «никто не восходитъ на небо съ тѣмъ, чтобъ опять снизойти оттолѣ, для извѣщенія васъ о томъ, чтó тамъ дѣлается. Аще земная рекохъ вамъ, и не вѣруете: како, аще реку вамъ небесная, увѣруете (Іоан. 3, 12)? Ибо со Мною не пришелъ оттуда ни одинъ свидѣтель, который, для увѣренія васъ, могъ бы свидѣтельствовать о небесномъ. Илія взошелъ туда, но не сошелъ оттуда, чтобы вмѣстѣ со Мною дать свидѣтельство, которое при двоихъ почиталось бы несомнѣннымъ». — Ты же, возлюбленный, не долженъ имѣть ни малѣйшаго сомнѣнія о воскресеніи мертвыхъ, потому что о немъ произнесли свидѣтельство уста Того, въ Комъ заключается жизнь. По слову Писанія, Господь мертвитъ и живитъ (1 Цар. 2, 6). Отъ устъ Единаго получили начало свое — смерть и жизнь. Какъ то вѣрно, что Онъ мертвитъ, — это видимъ мы сами; такъ должно быть намъ извѣстно и достойно несомнѣннаго вѣрованія и то, что Онъ опять оживитъ Насъ. — Итакъ, что я предложилъ тебѣ для вѣрованія, пріими, и вѣруй, дабы въ день воскресенія востать тебѣ съ тѣломъ чистымъ, получить отъ Господа за вѣру свою награду и воздаяніе, и возрадоваться и возвеселиться о томъ, во что ты вѣровалъ.

Источникъ: Святаго Іакова, Епископа Низибійскаго, Слово о воскресеніи мертвыхъ. // Журналъ «Христіанское чтеніе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академіи». — СПб.: Въ Типографіи Министерства Внутреннихъ дѣлъ, 1837. — Часть III. — С. 27-51.

/ Къ оглавленію раздѣла /

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0