Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 24 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Макарій Великій († 391 г.)

Преп. Макарій родился въ Египтѣ около 301 г. отъ благочестивыхъ и небогатыхъ родителей и въ юности своей пасъ стада. Пришедши въ зрѣлый возрастъ, преп. Макарій хотѣлъ проводить иноческую жизнь, но принужденъ былъ родителями вступить въ бракъ. Въ бракѣ онъ жилъ съ женою, какъ съ сестрой, и остался дѣвственникомъ. Жена его умерла черезъ нѣсколько дней, а вскорѣ затѣмъ скончались и родители его. Послѣ сего онъ, по совѣту одного отшельника старца, удалился для подвиговъ въ Нитрійскую, потомъ, на 30 г. своей жизни, по откровенію свыше, въ Скитскую пустыню. «Умертвивъ плотское мудрованіе», преп. Макарій «всяко пощеніе въ добродѣтельномъ житіи своемъ произобрази». Молитва, псалмопѣніе и богомысліе были главнымъ его занятіемъ. Его пустынные подвиги, посты и бдѣнія кажутся превышающими силы человѣка. Молчаніе и сердечная кротость преимущественно отличали и возвышали духъ великаго «отца пустыни». На 40 году отъ роду Макарій получилъ санъ пресвитера и за свои подвиги удостоился дара пророчества и такой благодати чудотвореній, что на голосъ его отвѣтствовали и мертвые, если требовала сего польза вѣры или счастье невинно страждущихъ. далѣе>>

Творенія

Преп. Макарій Великій († 391 г.)
Духовныя бесѣды о совершенствѣ, къ какому обязаны и о какомъ должны стараться христіане.

Бесѣда 5.
Велика разность между христіанами и людьми міра сего. Одни, имѣя въ себѣ духа міра, въ сердцѣ и въ умѣ связаны земными узами; а другіе вожделѣваютъ любви небеснаго Отца, Его единаго имѣя предметомъ всѣхъ своихъ желаній.

1. У христіанъ — свой міръ, свой образъ жизни, и умъ, и слово, и дѣятельность свои; инаковы же и образъ жизни, и умъ, и слово, и дѣятельность у людей міра сего. Иное — христіане, иное — міролюбцы; между тѣми и другими разстояніе велико. Ибо обитатели земли, чада вѣка сего уподобляются пшеницѣ, всыпанной въ рѣшето земли сей, и просѣваются среди непостоянныхъ помысловъ міра сего, при непрестанномъ волненіи земныхъ дѣлъ, пожеланій и многосплетенныхъ вещественныхъ понятій. Сатана сотрясаетъ души, и рѣшетомъ, то-есть земными дѣлами, просѣваетъ весь грѣшный родъ человѣческій. Со времени паденія, какъ преступилъ Адамъ заповѣдь, и подчинился лукавому князю, взявшему надъ нимъ власть, непрестанными обольстительными и мятущимися помыслами всѣхъ сыновъ вѣка сего просѣваетъ, и приводитъ онъ въ столкновеніе въ рѣшетѣ земномъ.

2. Какъ пшеница въ рѣшетѣ у просѣвающаго бьется, и взбрасываемая непрестанно въ немъ переворачивается: такъ князь лукавства земными дѣлами занимаетъ всѣхъ людей, колеблетъ, приводитъ въ смятеніе и тревогу, заставляетъ приражаться къ суетнымъ помысламъ, гнуснымъ пожеланіямъ, земнымъ и мірскимъ связямъ, непрестанно плѣняя, смущая, уловляя весь грѣшный родъ Адамовъ. И Господь предсказалъ Апостоламъ будущее на нихъ возстаніе лукаваго: сатана проситъ васъ, дабы сѣялъ яко пшеницу: Азъ же молихся Отцу Моему, да не оскудѣетъ вѣра ваша (Лук. 22, 31-32). Ибо сіе слово и опредѣленіе, изреченное Создателемъ Каину явно: стеня и трясыйся, въ тревогѣ будеши на земли (Быт. 4, 12), служитъ втайнѣ образомъ и подобіемъ для всѣхъ грѣшниковъ; потому что родъ Адамовъ, преступивъ заповѣдь и содѣлавшись грѣшнымъ, принялъ на себя втайнѣ сіе подобіе. Люди приводятся въ колебаніе непостоянными помыслами боязни, страха, всякаго смущенія, пожеланіями, многообразными всякаго рода удовольствіями. Князь міра сего волнуетъ всякую душу нерожденную отъ Бога, и какъ пшеницу, непрестанно вращающуюся въ рѣшетѣ, разнообразно волнуетъ человѣческіе помыслы, всѣхъ приводя въ колебаніе, и уловляя мірскими обольщеніями, плотскими удовольствіями, страхованіями, смущеніями.

3. И Господь, показывая, что послѣдующіе обольщеніямъ и хотѣніямъ лукаваго, носятъ на себѣ подобіе Каинова лукавства, и обличая ихъ, сказалъ: вы похоти отца вашего хощете творити, онъ человѣкоубійца бѣ искони, и во истинѣ не стоитъ (Іоан. 8, 44). Посему, весь грѣшный родъ Адамовъ втайнѣ несетъ на себѣ оное осужденіе: стеня и трясясь, будете тревожимы въ рѣшетѣ земли сѣющимъ васъ сатаною. Какъ отъ одного Адама распространился по землѣ весь родъ человѣческій; такъ одна какая-то страстная порча проникла во весь грѣшный родъ человѣческій, и князь злобы одинъ въ состояніи сѣять всѣхъ непостоянными, вещественными, суетными, мятежными помыслами. И какъ одинъ вѣтеръ можетъ приводить въ колебаніе и круженіе всѣ растенія и сѣмена; и какъ одна ночная тма распростирается надъ цѣлою вселенною: такъ князь лукавства, будучи нѣкою мысленною тмою грѣха и смерти, какимъ-то сокровеннымъ и жестокимъ вѣтромъ, обуреваетъ и кружитъ весь на землѣ человѣческій родъ, непостоянными помыслами и мірскими пожеланіями уловляя человѣческія сердца, тмою невѣдѣнія, ослѣпленія и забвенія наполняетъ всякую душу нерожденную свыше, и мыслію и умомъ непреселившуюся въ иный вѣкъ, по сказанному: наше же житіе на небесѣхъ есть (Флп. 3, 20).

4. Симъ-то истинные христіане отличаются отъ всего человѣческаго рода; и какъ сказали мы выше, велико разстояніе между христіанами и прочими людьми. Поелику умъ и разумѣніе христіанъ всегда заняты мудрствованіемъ о небесномъ, по общенію и причастію Святаго Духа созерцаютъ вѣчныя блага; поелику рождены они свыше отъ Бога; въ самой дѣйствительности и силѣ сподобились стать чадами Божіими; многими и долговременными подвигами и трудами достигли постоянства, твердости, безмятежія и покоя, не разсѣеваются и не волнуются уже непостоянными и суетными помыслами: то симъ самымъ выше и лучше они міра; потому что умъ ихъ и душевное мудрствованіе пребываютъ въ мирѣ Христовомъ и въ любви Духа, какъ и Господь, разсуждая о таковыхъ, сказалъ, что прешли они отъ смерти въ животъ (Іоан. 5, 24). Поэтому, отличіе христіанъ состоитъ не во внѣшнемъ видѣ и не въ наружныхъ образахъ, какъ многіе думаютъ, что въ этомъ вся разность, и что самые христіане различаются между собою внѣшнимъ видомъ и образомъ. И вотъ они и умомъ и разумѣніемъ уподобляются міру: у нихъ, какъ и у всѣхъ прочихъ людей, тоже колебаніе и неустройство помысловъ, тѣже невѣріе, смятеніе, смущеніе, боязнь. Хотя отличаются они отъ міра наружнымъ видомъ и мнѣніями, также нѣкоторыми внѣшними заслугами, однакоже, въ сердцѣ и умѣ связаны земными узами, не пріобрѣли сердцу своему упокоенія отъ Бога и небеснаго духовнаго мира; потому что не взыскали и не увѣровали, что сподобятся сего отъ Бога.

5. Обновленіемъ ума, умиреніемъ помысловъ, любовію и небесною приверженностію ко Господу отъ всѣхъ людей въ мірѣ отличается новая тварь — христіанинъ. Для того было и пришествіе Господне, чтобы истинно увѣровавшіе въ Господа сподобились сихъ духовныхъ благъ. Христіанамъ принадлежатъ и слава, и красота, и небесное неизглаголанное богатство, пріобрѣтаемое трудомъ, потами, испытаніями, многими подвигами, но не иначе, какъ при Божіей благодати. И лицезрѣніе земнаго царя вожделѣнно всякому человѣку. Кто ни приходитъ въ царственный городъ, всякому желательно хотя взглянуть только на лѣпоту его, или на убранство одеждъ, или на великолѣпіе порфиры, на красоту разновидныхъ жемчуговъ, на благолѣпіе діадимы, на драгоцѣнность царскихъ его отличій. Развѣ только живущіе духовно не высоко цѣнятъ сіе, потому что опытно извѣдали иную небесную и неплотскую славу, уязвлены иною неизреченною красотою, имѣютъ часть въ иномъ богатствѣ, живутъ по внутреннему человѣку, причастны инаго Духа. А людямъ міра сего, имѣющимъ въ себѣ духа міра, весьма вожделѣнно увидѣть земнаго царя, особливо же во всемъ его благолѣпіи и во всей славѣ. Ибо въ какой мѣрѣ жребій царя видимымъ величіемъ много превышаетъ жребій всякаго другаго человѣка; въ такой-же мѣрѣ и славно и вожделѣнно всякому хотя только увидѣть его. И всякій говоритъ самъ въ себѣ: «о если бы и мнѣ кто далъ эту славу, это благолѣпіе, это убранство!» Такъ ублажаетъ онъ человѣка подобнаго себѣ, земнаго, подобострастнаго, смертнаго, но возбуждающаго желанія его временнымъ благолѣпіемъ и временною славою.

6. Но если плотскимъ людямъ столько вожделѣнна слава царя земнаго; то люди, на которыхъ уканула оная роса Духа Божественной жизни, и уязвила сердце божественною любовію къ небесному Царю-Христу, тѣмъ болѣе привязываются къ оной красотѣ, къ неизглаголанной славѣ, къ нетлѣнному благолѣпію, къ недомыслимому богатству истиннаго и вѣчнаго Царя-Христа. Они отдаются въ плѣнъ вожделѣнію и любви, всецѣло устремляясь ко Христу, и вожделѣваютъ улучить тѣ неизглаголанныя блага, какія созерцаютъ духомъ, и ради сего ни во что вмѣняютъ всякую на землѣ красоту, и славу, и благолѣпіе, и честь, и богатство царей и князей; потому что уязвились они божественною красотою, и въ души ихъ уканула жизнь небеснаго безсмертія. Посему и желаютъ единой любви небеснаго Царя, съ великимъ вожделѣніемъ Его единаго имѣя предъ очами, ради Него отрѣшаются отъ всякой мірской любви и удаляются отъ всякихъ земныхъ узъ, чтобы возможно имъ было сіе одно желаніе имѣть всегда въ сердцахъ [1], и не примѣшивать къ нему ничего иного.

7. Но очень немного такихъ, которые съ добрымъ началомъ соединили добрый конецъ, непреткновенно дошли до цѣли, имѣютъ единую любовь къ единому Богу и отъ всего отрѣшились. Многіе приходятъ въ умиленіе, многіе дѣлаются причастниками небесной благодати, уязвляются небесною любовію; но, не выдержавъ встрѣтившихся на пути различныхъ бореній, подвиговъ, трудовъ и искушеній отъ лукаваго, поелику у каждаго есть желаніе любить что-либо въ мірѣ семъ и не вовсе отрѣшаться отъ любви своей, возвратившись къ разнообразнымъ и различнымъ мірскимъ пожеланіямъ, по слабости и недѣятельности, или по боязливости собственной своей воли, или по любви къ чему-либо земному, остались въ мірѣ и погрязли въ глубинѣ его. А тѣ, которые дѣйствительно намѣрены до конца проходить доброе житіе, должны, при Оной небесной любви, не принимать въ себя добровольно и не примѣшивать никакой другой любви и приверженности, чтобы не положить тѣмъ препятствія духовному, не возвратиться вспять, и наконецъ, не лишиться жизни. Какъ обѣтованія Божія велики, неизглаголанны и неисповѣдимы; такъ потребны намъ вѣра, и надежда, и труды, и великіе подвиги, и долговременное испытаніе. Не маловажны тѣ блага, какія уповаетъ получить человѣкъ, вожделѣвающій небеснаго Царства. Со Христомъ желаетъ онъ царствовать безконечные вѣки; ужели же не рѣшится съ усердіемъ, въ продолженіе краткаго времени жизни сей до самой смерти, терпѣть боренія, труды и искушенія? Господь взываетъ: аще кто хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой, повседневно радуясь, и по Мнѣ грядетъ (Матѳ. 16, 24). И еще: аще кто не возненавидитъ отца, матерь, жену, чадъ, братію и сестръ, еще же и душу свою, не можетъ Мой быти ученикъ (Лук. 14, 26). Но весьма многіе изъ людей, хотя намѣреваются получить Царствіе и желаютъ наслѣдовать вѣчную жизнь, однакоже, не отказываются жить по собственнымъ своимъ хотѣніямъ и слѣдовать симъ хотѣніямъ, лучше же сказать, слѣдовать посѣвающему въ нихъ суетное; и не отрекшись отъ себя, хотятъ они наслѣдовать вѣчную жизнь, что — невозможно.

8. Истинно слово Господне. Тѣ непреткновенно шествуютъ, которые, по Господней заповѣди, всецѣло отреклись отъ себя, возгнушались всѣми мірскими пожеланіями, связями, развлеченіями, удовольствіями и занятіями, имѣютъ предъ очами единаго Господа, и вожделѣваютъ творить Его заповѣди. Посему, собственною своею волею совращается каждый, если дѣйствительно не восхотѣлъ онъ получить Царство и отречься отъ себя, и при оной любви любитъ еще что-нибудь, услаждается какими-нибудь удовольствіями или пожеланіями вѣка сего, и не имѣетъ ко Господу всецѣлой любви, сколько возможно сіе для произволенія и хотѣнія. Уразумѣешь же все это изъ сего одного примѣра. Всякій человѣкъ доходитъ иногда разсудкомъ и знаетъ, что ни съ чѣмъ несообразно дѣло, какое желательно ему сдѣлать, однакоже, поелику имѣетъ къ тому любовь и не отрекается отъ любви, то уступаетъ надъ собою побѣду. Сперва внутри сердца его бываютъ брань, бореніе, и равновѣсіе, и склоненіе, и перевѣсъ то любви къ Богу, то любви къ міру. И тогда человѣкъ начинаетъ разсуждать, входить ли ему въ ссору и споръ съ братомъ; онъ говоритъ самъ въ себѣ: «скажу ему; нѣтъ, не скажу. Заведу съ нимъ рѣчь; нѣтъ, не заведу». Помнитъ онъ о Богѣ, но и свою бережетъ славу, и не отрекается отъ себя. А если любовь и наклонность къ міру перетянутъ нѣсколько на вѣсахъ сердца; тотчасъ лукавый помыслъ готовъ подвигнуть и уста. Потомъ умъ, какъ бы натянутою стрѣлою, изнутри устрѣливаетъ ближняго языкомъ, и въ сбереженіе славы своей, безъ всякаго уже принужденія волѣ, мечетъ стрѣлы непристойныхъ словъ. Потомъ же продолжаетъ язвить ближняго непристойными словами, пока грѣхъ не разольется по членамъ; и иногда члены сіи, препиравшіеся между собою устами, лукавое вожделѣніе доводитъ до ударовъ и ранъ, а иногда, простершись и до убійства, готовитъ смерть. Смотри же, чѣмъ началось дѣло, и какой конецъ получила любовь къ мірской славѣ, по собственной волѣ человѣка перевѣсивъ на вѣсахъ сердца. Поелику человѣкъ не отрекся отъ себя, и любитъ что-нибудь въ мірѣ; то происходятъ отъ того всѣ сіи несообразности.

9. Тоже представляй себѣ о каждомъ грѣхѣ и худомъ начинаніи; порокъ льститъ и склоняетъ волю ума мірскими пожеланіями, обольщеніемъ и плотскимъ удовольствіемъ. Такъ пріуготовляется всякое порочное дѣло, прелюбодѣйство и татьба, любостяжательность и пьянство, сребролюбіе и тщеславіе, ревность и любоначаліе, и какое бы то ни было порочное предначинаніе. Иногда хорошія, повидимому, начинанія приводятся въ исполненіе ради славы и людской похвалы; а сіе предъ Богомъ равно неправдѣ, и татьбѣ, и другимъ грѣхамъ. Ибо сказано: Богъ разсыпа кости человѣкоугодниковъ (Псал. 52, 7). И въ добрыхъ, по-видимому, дѣлахъ лукавый видитъ себѣ услугу; онъ весьма разнообразенъ и обманчивъ въ мірскихъ пожеланіяхъ. Для какой-нибудь земной и плотской любви, которою человѣкъ связываетъ себя по собственной волѣ, уловляетъ его грѣхъ, дѣлается для человѣка оковами, узами, тяжкимъ бременемъ, которое потопляетъ и подавляетъ его въ вѣкѣ лукавомъ, не давая ему собраться съ силами и возвратиться къ Богу. Что возлюбилъ человѣкъ въ мірѣ, то и обременяетъ умъ его, овладѣваетъ имъ и не позволяетъ ему собраться съ силами. Отъ этого зависитъ и равновѣсіе, и склоненіе, и перевѣсъ порока; симъ испытывается весь родъ человѣческій, испытываются всѣ христіане, живущіе въ городахъ, или въ горахъ, или въ обителяхъ, или въ поляхъ, или въ мѣстахъ пустынныхъ; потому что человѣкъ, уловляемый собственною своею волею, начинаетъ любить что-нибудь; любовь его связывается чѣмъ-нибудь и не всецѣло уже устремлена къ Богу. Напримѣръ, иной возлюбилъ имѣніе, а иной — золото и серебро, иной же — многоученую мірскую мудрость для славы человѣческой; иной возлюбилъ начальство, иной — славу и человѣческія почести, иной — гнѣвъ и досаду; любитъ же это по тому самому, что быстро предается страсти; иной любитъ безвременныя сходбища, а иной — ревность; иной весь день проводитъ въ разсѣяніи и удовольствіяхъ; иной обольщается праздными помыслами; иной для человѣческой славы любитъ быть какъ бы законоучителемъ; иной услаждается недѣятельностію и нерадѣніемъ; другой привязанъ къ одеждамъ и рубищамъ; иной предается земнымъ попеченіямъ; иной любитъ сонъ, или шутки, или сквернословіе. Чѣмъ привязанъ кто къ міру, малымъ ли, или великимъ, то и удерживаетъ его, и не позволяетъ ему собраться съ силами. Съ какою страстію человѣкъ не борется мужественно, ту любитъ онъ, и она обладаетъ имъ, и обременяетъ его, и дѣлается для него оковами и препятствіемъ уму его обратиться къ Богу, благоугодить Ему, и, послуживъ Ему единому, содѣлаться благопотребнымъ для Царствія и улучить вѣчную жизнь.

10. А душа, дѣйствительно стремящаяся ко Господу, вся и всецѣло къ Нему простираетъ любовь свою, и сколько есть силъ, къ Нему единому прилѣпляется своимъ произволеніемъ, и въ этомъ пріобрѣтаетъ помощь благодати, отрицается сама себя, и не слѣдуетъ хотѣніямъ ума своего; потому что по причинѣ неотлучнаго съ нами и обольщающаго насъ зла, ходитъ онъ лукаво. Напротивъ того, она всецѣло предаетъ себя Господню слову, отрѣшается отъ всякихъ видимыхъ узъ, сколько возможно сіе для воли, и совершенно предается Господу. А въ такомъ случаѣ въ состояніи будетъ она перенести борьбу, труды и скорби. Ибо что любитъ душа, въ томъ находитъ для себя и пособіе и обремененіе. Если любитъ что въ мірѣ, то сіе самое дѣлается для человѣка бременемъ и узами, влекущими долу и непозволяющими восходить горѣ къ Богу. А если любитъ Господа и Его заповѣди; то въ семъ находитъ для себя и пособіе и облегченіе: отъ того самаго, что всецѣло соблюдаетъ любовь свою ко Господу, легкими дѣлаются для него всѣ заповѣди Господни. Сіе погружаетъ человѣка въ добро, лучше же сказать, облегчаетъ его и дѣлаетъ для него нетрудными всякую брань и всякую скорбь; Божіею силою низлагаетъ онъ міръ и силы порока, которыя осѣтили душу въ мірѣ, и въ пучинѣ міра опутываютъ ее мрежами всякаго рода пожеланій. Такимъ образомъ, какъ-скоро душа возлюбила Господа, — исхищается изъ оныхъ сѣтей собственною своею вѣрою и великою рачительностію, а вмѣстѣ и помощію свыше сподобляется вѣчнаго Царства, и дѣйствительно возлюбивъ оное, по собственной своей волѣ и при помощи Господней, не лишается уже вѣчной жизни.

11. Но чтобы яснѣе доказать намъ самымъ дѣломъ, какъ многіе гибнутъ по собственной своей волѣ, тонутъ въ морѣ, похищаются въ плѣнъ, — представь себѣ, что горитъ какой-нибудь домъ; одинъ, вознамѣрившись спасти себя, какъ-скоро узналъ о пожарѣ, бѣжитъ вонъ, и оставивъ все, рѣшившись же позаботиться только о душѣ своей, онъ спасается; другой, вознамѣрившись взять съ собою нѣкоторыя домашнія утвари или иное что, вошелъ въ домъ, чтобы забрать это, и пока забиралъ, огонь взялъ силу надъ домомъ, и его захватилъ въ домѣ и сожегъ. Видишь ли, что этотъ человѣкъ погибъ въ огнѣ по собственной своей волѣ изъ любви, и именно — возлюбивъ на время нѣчто кромѣ себя? Подобно также сему плывутъ иные моремъ, и застигнуты сильнымъ волненіемъ; одинъ, раздѣвшись донага, бросается въ воду съ намѣреніемъ спасти только себя; и вотъ, онъ, гонимый волнами и ничѣмъ не связанный кромѣ заботливости о душѣ своей, плавая поверхъ волнъ, нашелъ возможность выйти изъ горькаго моря; а другой, вознамѣрившись спасти нѣчто изъ одеждъ своихъ, подумалъ, что и съ ними, если возметъ ихъ съ собой, можно плыть и выйти изъ моря; но взятыя имъ одежды обременили его и потопили въ глубинѣ морской, и вотъ, ради малой корысти не позаботившись о душѣ своей, погибъ онъ. Примѣчаешь ли, что по собственной волѣ своей сталъ онъ жертвою смерти? Представь еще, что прошелъ слухъ объ иноплеменникахъ; одинъ, какъ-скоро услышалъ это, тотчасъ предается бѣгству, нимало не медлитъ и пускается въ путь ни съ чѣмъ; другой же, не довѣряя, что идутъ враги, или желая нѣкоторыя изъ вещей своихъ взять съ собою, и рѣшившись на сіе, замедлилъ побѣгомъ; и вотъ, непріятели пришли, взяли его, отвели плѣнникомъ въ иноплеменную землю, и принудили жить тамъ въ рабствѣ. Видишь ли, что и этотъ по собственной своей волѣ, по причинѣ своей недѣятельности, по недостатку въ мужествѣ и по любви къ нѣкоторымъ вещамъ, отведенъ въ плѣнъ?

12. Подобно сему и тѣ, которые не послѣдуютъ заповѣдямъ Господнимъ, не отреклись отъ себя самихъ, и не возлюбили единаго Господа, но добровольно связали себя земными узами, когда приходитъ вѣчный огонь, — какъ оказавшіеся плѣнниками, вѣрнѣе же сказать, узниками въ отношеніи къ добрымъ дѣламъ, погрязаютъ въ любви къ міру, и утопаютъ въ горькомъ морѣ лукавства, и гибнутъ въ иноплеменномъ плѣнѣ, то-есть плѣненные лукавыми духами. А если угодно правоту совершенной любви ко Господу узнать изъ святыхъ богодухновенныхъ Писаній; то смотри, какъ Іовъ совлекся, такъ сказать, всего, что имѣлъ у себя — дѣтей, имѣнія, скота, рабовъ и прочаго достоянія, и какъ онъ, совлекшись всего, бѣжалъ и спасалъ себя, даже самый хитонъ оставивъ и бросивъ сатанѣ, ни словомъ не изрекъ хулы, ни сердцемъ, ни устами не возропталъ предъ Господомъ, а напротивъ того, благословлялъ Господа, говоря: Господь даде: Господь отъятъ: яко Господеви изволися, тако бысть: буди имя Господне благословемно (Іов. 1, 21). Его почитали стяжавшимъ многое, но по испытаніи его Господомъ, оказалось, что Іовъ ничего не стяжалъ кромѣ единаго Бога. Подобно и Авраамъ, когда было повелѣно ему Господомъ изыти отъ земли, и отъ рода, и отъ дому отца его (Быт. 12, 1), тотчасъ совлекся, такъ сказать, всего; отечества, земли, родныхъ, родителей, и послѣдовалъ слову Господню. Потомъ, среди многихъ бывшихъ ему испытаній и искушеній: то когда взята была у него жена, то когда жилъ и терпѣлъ обиду на чужой сторонѣ — во всѣхъ сихъ случаяхъ доказалъ, что единаго Бога любитъ паче всего. Наконецъ, когда по обѣтованію, по прошествіи многихъ лѣтъ, имѣлъ уже у себя единороднаго, столь много вожделѣннаго сына, и Богъ потребовалъ у него, чтобы сына сего съ готовностію самъ онъ принесъ въ жертву, — совлекся Авраамъ и истинно отрекся себя самого. Ибо симъ приношеніемъ единороднаго доказалъ, что не любилъ ничего иного кромѣ Бога. Если же съ такою готовностію отдавалъ онъ сына; то тѣмъ паче, когда повелѣно бы ему было оставить прочее свое имущество, или въ одинъ разъ раздѣлить бѣднымъ, — и это сдѣлалъ бы со всею готовностію и со всѣмъ усердіемъ. Видишь ли теперь правоту совершенной и произвольной любви ко Господу?

13. Такъ и желающіе быть сонаслѣдниками сихъ праведниковъ не должны любить ничего кромѣ Бога, чтобы, когда будутъ подвергнуты испытанію, оказаться имъ благопотребными и благоискусными, въ совершенствѣ сохраняющими любовь свою ко Господу. Тѣ только въ состояніи будутъ пройти подвигь до конца, которые всегда по собственной волѣ своей любили единаго Бога и отрѣшились отъ всякой мірской любви. Но весьма немного оказывается людей, которые бы воспріяли такую любовь, отвращались отъ всѣхъ мірскихъ удовольствій и пожеланій, и великодушно претерпѣвали возстанія и искушенія лукаваго. Не потому ли, что многіе при переходѣ рѣкъ увлекаются водами, нѣтъ успѣшно минующихъ и эти мутныя рѣки мірскихъ всякаго рода пожеланій и различныхъ искушеній отъ лукавыхъ духовъ? Не потому ли, что многіе корабли, скрываясь въ морѣ, потопляются волнами, нѣтъ переплывающихъ и сію пучину, и ходящихъ по волнамъ, и достигающихъ мирной пристани? По этому-то всегда потребны великая вѣра, великодушіе, бореніе, терпѣніе, труды, алканіе и жажда всего добраго, быстрота, неотступность, разсудительность, благоразуміе. Весьма многіе изъ людей хотятъ сподобиться Царствія безъ трудовъ, безъ подвиговъ, безъ пролитія пота; но сіе — невозможно.

14. Какъ въ мірѣ иные приходятъ къ какому-нибудь богатому человѣку поработать у него во время жатвы или во время другаго дѣла, чтобы получить, въ чемъ сами имѣютъ нужду для своего пропитанія; и нѣкоторые изъ нихъ бываютъ люди лѣнивые и праздные, не трудятся, какъ другіе, не работаютъ, какъ должно, но не трудясь и не изнуряя себя въ домѣ богатаго, хотятъ, какъ сдѣлавшіе уже все дѣло, взять плату наравнѣ съ тѣми, которые трудятся терпѣливо, и скоро, и изъ всѣхъ своихъ силъ: такимъ же образомъ и мы, когда читаемъ Писанія, или о какомъ праведникѣ, какъ благоугодилъ онъ Богу, какъ сталъ другомъ и собесѣдникомъ Божіимъ, или и о всѣхъ Отцахъ, какъ содѣлались они друзьями и наслѣдниками Божіими, сколько претерпѣли скорбей, сколько страдали ради Бога, сколько совершили доблестныхъ дѣлъ и подвиговъ; тогда ублажаемъ ихъ, и хотимъ сподобиться равныхъ съ ними даровъ и достоинствъ, охотно желаемъ получить славныя оныя дарованія, отложивъ только въ сторону ихъ труды, подвиги, скорби и страданія; и стяжать тѣ почести и достоинства, какія пріяли они отъ Бога, желаемъ усердно, а ихъ изнуреній, трудовъ и подвиговъ на себя не пріемлемъ. Но сказываю тебѣ, что всего этого желаетъ и вожделѣваетъ всякій человѣкъ; и блудники, и мытари, и неправедные люди хотѣли бы получить Царствіе такъ легко, безъ трудовъ и подвиговъ. Для того-то и предлежатъ на пути искушенія, многія испытанія, скорби, боренія и пролитіе пота, чтобы явными содѣлались тѣ, которые дѣйствительно отъ всего произволенія и всѣми силами даже до смерти любили единаго Господа, и при таковой любви къ Нему не имѣли уже ничего иного для себя вожделѣннаго. Посему-то и по правдѣ входятъ они въ небесное Царство, отрекшись отъ себя самихъ, по Господнему слову, и паче дыханія своего возлюбивъ единаго Господа; почему, за высокую любовь свою и будутъ вознаграждены высокими небесными дарами.

15. Въ скорбяхъ, въ страданіяхъ, въ терпѣніи, въ вѣрѣ сокрыты обѣтованія, и слава, и устроеніе небесныхъ благъ, какъ плодъ сокрытъ въ пшеничномъ зернѣ, повергаемомъ въ землю, или въ деревѣ, прививаемомъ посредствомъ нѣкоего поврежденія и уничиженія. Тогда оказываются имѣющіе благолѣпіе одежды, и славу, и плодъ во много кратъ, какъ и Апостолъ говоритъ: многими скорбми подобаетъ намъ внити въ Царствіе небесное (Дѣян. 14, 22); и Господь говоритъ: въ терпѣніи вашемъ стяжите души ваша (Лук. 21, 19); и еще: въ мірѣ скорбни будете (Іоан. 16, 33). Ибо потребны трудъ, рачительность, трезвенность, великая внимательность, быстрота и неотступность въ прошеніяхъ ко Господу, чтобы намъ избавиться отъ пожеланія чего-либо земнаго, избѣжать сѣтей и мрежей удовольствій, треволненій міра, возстанія лукавыхъ духовъ, и въ точности узнать, съ какою трезвенностію и съ какою стремительностію вѣры и любви святые здѣсь еще пріобрѣтали небесное сокровище, то-есть духовную силу, которая въ душахъ ихъ была залогомъ Царствія. Ибо блаженный Апостолъ Павелъ, разсуждая о семъ небесномъ сокровищѣ, то-есть о благодати Духа, и описывая чрезмѣрность скорбей, а вмѣстѣ показывая, чего каждый долженъ искать здѣсь [2], и что обязанъ пріобрѣсти, говоритъ: вѣмы бо, яко аще земная наша храмина разорится, созданіе отъ Бога имамы, храмину нерукотворену, вѣчну, на небесѣхъ (2 Кор. 5, 1).

16. Посему, каждый долженъ подвизаться и стараться преспѣяніемъ во всѣхъ добродѣтеляхъ пріобрѣсти оную храмину, и вѣровать, что пріобрѣтается она здѣсь. Ибо если разорится тѣлесная наша храмина, — нѣтъ у насъ иной храмины, въ которой бы превитала душа наша; аще точію, какъ сказано, и облекшеся, не нази обрящемся (2 Кор. 5, 3), то-есть не будемъ лишены общенія и единенія со Святымъ Духомъ, въ Которомъ только и можетъ упокоеваться вѣрная душа. Посему тѣ, которые во всей дѣйствительности и силѣ суть христіане, твердо надѣются и радуются, исходя изъ сея плоти, что имѣютъ оную храмину нерукотворену; храмина же сія есть обитающая въ нихъ сила Духа. И если разорится тѣлесная храмина, — не страшатся они того; потому что имѣютъ небесную духовную храмину, и ту нетлѣнную славу, которая въ день воскресенія созиждетъ и прославитъ и храмину тѣла, какъ говоритъ Апостолъ: воздвигій Христа изъ мертвыхъ оживотворитъ и мертвенная тѣлеса наша, живущимъ Духомъ Его въ насъ (Рим. 8, 11); и еще: да и животъ Іисусовъ явится въ мертвеннѣй плоти нашей (2 Кор. 4, 11); и: да пожерто будетъ, какъ сказано, мертвенное животомъ (2 Кор. 5, 4).

17. Посему, постараемся вѣрою и добродѣтельною жизнію здѣсь еще пріобрѣсти себѣ оное одѣяніе, чтобы намъ, облеченнымъ въ тѣло, не оказаться нагими; и тогда въ день оный ничто не прославитъ плоть нашу. Ибо въ какой мѣрѣ сподобляется каждый за вѣру и рачительность стать причастникомъ Святаго Духа, въ такой-же мѣрѣ прославлено будетъ въ оный день и тѣло его. Что нынѣ душа собрала во внутренюю свою сокровищницу, то и тогда откроется и явится внѣ тѣла; какъ и деревья, когда, по прошествіи зимы, согрѣетъ ихъ невидимая сила солнца и вѣтровъ, подобно одѣянію, производятъ и откидываютъ изъ себя наружу листья, цвѣты и плоды, а также въ это время выходятъ изъ внутреннихъ нѣдръ земли и полевые цвѣты, и ими покрываются и облекаются земля и трава, подобно кринамъ, о которыхъ сказалъ Господь: ни Соломонъ во всей славѣ своей облечеся, яко единъ отъ сихъ (Матѳ. 5, 29). Ибо все сіе служитъ примѣромъ, образомъ и подобіемъ христіанина въ день воскресенія.

18. Такъ для всѣхъ боголюбивыхъ душъ, то-есть для истинныхъ христіанъ, есть первый мѣсяцъ Ксанѳикъ, называемый еще Апрѣлемъ; и это есть день воскресенія. Въ оный то силою Солнца правды изведется изнутри слава Святаго Духа, покрывающая и облекающая собою тѣла святыхъ, та самая слава, какую имѣли они сокровенною въ душахъ. Ибо что имѣетъ теперь душа въ себѣ, то обнаружится тогда въ тѣлѣ. Сей, говорю, мѣсяцъ есть первый въ мѣсяцѣхъ лѣта (Исх. 12, 2); онъ приноситъ радость всей твари; онъ, разверзая землю, облекаетъ одеждою обнаженныя деревья; онъ приноситъ радость всѣмъ животнымъ; онъ распространяетъ между всѣми веселіе; онъ для христіанъ есть первый мѣсяцъ Ксанѳикъ, то-есть время воскресенія, въ которое прославлены будутъ тѣла ихъ неизреченнымъ свѣтомъ, еще нынѣ въ нихъ сокровеннымъ, то-есть силою Духа, Который будетъ тогда ихъ одѣяніе, пища, питіе, радованіе, веселіе, миръ, облаченіе, вѣчная жизнь. Ибо всею лѣпотою свѣтлости и красоты небесной содѣлается тогда для нихъ Духъ Божества, Котораго еще нынѣ сподобились они пріять въ себя.

19. Посему, въ какой мѣрѣ всякій изъ насъ долженъ вѣровать, подвизаться, стараться о житіи во всѣхъ отношеніяхъ добродѣтельномъ, и ожидать съ упованіемъ и великимъ терпѣніемъ, что нынѣ еще сподобится пріять онъ внутрь души своей силу съ небесъ и славу Святаго Духа, чтобы тогда, по разрушеніи тѣлъ, имѣть намъ, что облекло и оживотворило бы насъ? Аще точію облечемся, какъ сказано, не нази обрящемся, и: оживотворитъ мертвенная тѣлеса наша, живущимъ Духомъ Его въ насъ. Блаженный Моѵсей въ той славѣ Духа, которая покрывала лице его, такъ что ни одинъ человѣкъ не могъ взирать на оное, показалъ намъ образъ, какъ въ воскресеніе праведныхъ прославлены будутъ тѣла святыхъ тою славою, какую души святыхъ и вѣрныхъ здѣсь еще сподобляются имѣть внутри себя — во внутреннемъ человѣкѣ. Ибо сказано: мы вси откровеннымъ лицемъ, то-есть внутреннимъ человѣкомъ, славу Господню взирающе, въ той же образъ прербразуемся отъ славы въ славу (2 Кор. 3, 18). Тотъ-же Моѵсей, какъ написано, четыредесять дней, и четыредесять нощей хлѣба не яде, и воды не пи (Исх. 34, 28); но тѣлесной природѣ невозможно было бы прожить столько времени безъ хлѣба, если бы она не пріобщалась другой духовной пищи; и сей-то пищи души святыхъ еще нынѣ невидимо пріобщаются отъ Духа.

20. Посему, блаженный Моѵсей въ двухъ образахъ показалъ намъ, какую славу свѣта и какое умное услажденіе Духа будутъ имѣть истинные христіане въ воскресеніи, еще и нынѣ сподобляясь оныхъ тайнъ; почему, обнаружатся тогда оныя и на тѣлахъ ихъ. Ибо, какъ сказано уже прежде, какую славу нынѣ еще имѣютъ святые въ душахъ, такою и обнаженныя тѣла ихъ покроются и облекутся, и будутъ восхищены на небеса; и тогда уже и тѣломъ и душею во вѣки будемъ упокоеваться съ Господомъ во Царствіи. Богъ, сотворивъ Адама, не устроилъ ему тѣлесныхъ крылъ, какъ птицамъ, но уготовалъ ему крыла Святаго Духа, то-есть крыла, которыя дастъ ему въ воскресеніи, чтобы подняли и восхитили его, куда угодно Духу. Сіи-то крыла еще нынѣ сподобляются имѣть души святыхъ, воспаряющія умомъ къ небесному мудрствованію. Ибо у христіанъ другой есть міръ, иная трапеза, иныя одѣянія, иное наслажденіе, иное общеніе, иной образъ мыслей; почему и лучше они всѣхъ людей. Силу же всего этого еще нынѣ сподобляются они во внутренность души своей принимать чрезъ Духа Святаго; почему, въ воскресеніе и тѣла ихъ сподобятся вѣчныхъ оныхъ духовныхъ благъ, и причастны будутъ той славы, каковой опыты еще нынѣ извѣдали души ихъ.

21. Поэтому, каждый изъ насъ долженъ подвизаться и трудиться, тщательно упражняться во всѣхъ добродѣтеляхъ, вѣровать и просить у Господа, чтобы внутренній человѣкъ еще нынѣ содѣлался причастникомъ оной славы, и душа возымѣла общеніе въ оной святости Духа, и чтобы, очистившись отъ скверны порока, и въ воскресеніе имѣть намъ, во что облечь воскресшія наши нагія тѣла, чѣмъ прикрыть срамоту ихъ, чѣмъ оживотворить и на вѣки упокоить ихъ въ небесномъ Царствѣ; потому что, по святымъ Писаніямъ, Христосъ пріидетъ съ небесъ, и воскреситъ всѣ племена Адамовы, всѣхъ почившихъ отъ вѣка, и раздѣлитъ ихъ на двѣ части, и которые имѣютъ собственное Его знаменіе, то-есть печать Духа, тѣхъ, глашая какъ Своихъ, поставитъ одесную Себя. Ибо говоритъ: овцы Моя гласа Моего слушаютъ (Іоан. 10, 27); и знаю Моя, и знаютъ Мя Моя (Іоан. 10, 14). Тогда-то тѣла ихъ за добрыя дѣла облекутся божественною славою, и сами они будутъ исполнены той духовной славы, какую еще нынѣ имѣли въ душахъ. И такимъ образомъ, прославленные божественнымъ свѣтомъ и восхищенные на небеса въ срѣтеніе Господне на воздусѣ, по написанному, всегда съ Господемъ будемъ (1 Сол. 4, 17), съ Нимъ царствуя безпредѣльные вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Отсюда начинается дополненіе, напечатанное Флоссомъ съ греческой рукописи, хранящейся въ Берлинской Библіотекѣ подъ № 16.
[2] Здѣсь оканчивается дополненіе, переведенное по изданію Флосса.

Печатается по изданiю: Преподобнаго отца нашего Макарiя Египетскаго Духовныя бесѣды, посланiе и слова, съ присовокупленiемъ свѣдѣнiй о жизни его и писанiяхъ. / Переведены с греческаго при Московской Духовной Академiи. — Изданiе четвертое. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1904. — С. 40-58.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0