Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 25 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Макарій Великій († 391 г.)

Преп. Макарій родился въ Египтѣ около 301 г. отъ благочестивыхъ и небогатыхъ родителей и въ юности своей пасъ стада. Пришедши въ зрѣлый возрастъ, преп. Макарій хотѣлъ проводить иноческую жизнь, но принужденъ былъ родителями вступить въ бракъ. Въ бракѣ онъ жилъ съ женою, какъ съ сестрой, и остался дѣвственникомъ. Жена его умерла черезъ нѣсколько дней, а вскорѣ затѣмъ скончались и родители его. Послѣ сего онъ, по совѣту одного отшельника старца, удалился для подвиговъ въ Нитрійскую, потомъ, на 30 г. своей жизни, по откровенію свыше, въ Скитскую пустыню. «Умертвивъ плотское мудрованіе», преп. Макарій «всяко пощеніе въ добродѣтельномъ житіи своемъ произобрази». Молитва, псалмопѣніе и богомысліе были главнымъ его занятіемъ. Его пустынные подвиги, посты и бдѣнія кажутся превышающими силы человѣка. Молчаніе и сердечная кротость преимущественно отличали и возвышали духъ великаго «отца пустыни». На 40 году отъ роду Макарій получилъ санъ пресвитера и за свои подвиги удостоился дара пророчества и такой благодати чудотвореній, что на голосъ его отвѣтствовали и мертвые, если требовала сего польза вѣры или счастье невинно страждущихъ. далѣе>>

Творенія

Преп. Макарій Великій († 391 г.)
Духовныя бесѣды о совершенствѣ, къ какому обязаны и о какомъ должны стараться христіане.

Бесѣда 8.
О томъ, что бываетъ съ христіанами во время совершенія молитвъ, и о мѣрахъ совершенства, то-есть, могутъ ли христіане достигать совершенной мѣры.

1. Иной входитъ преклонить колѣно, — и сердце его исполняется Божественной дѣйственности, душа веселится съ Господомъ, какъ невѣста съ женихомъ, по слову Пророка Исаіи, который говоритъ: якоже радуется женихъ о невѣстѣ, тако возрадуется Господь о тебѣ (Ис. 62, 5). И иногда во весь день чѣмъ-нибудь занятый на одинъ часъ посвящаетъ себя молитвѣ, — и внутренній его человѣкъ съ великимъ услажденіемъ восхищается въ молитвенное состояніе, въ безконечную глубину онаго вѣка, такъ что всецѣло устремляется туда парящій и восхищенный умъ. На это время происходитъ въ помыслахъ забвеніе о земномъ мудрованіи; потому что помыслы насыщены и плѣнены Божественнымъ небеснымъ, безпредѣльнымъ, непостижимымъ, и чѣмъ-то чуднымъ, чего человѣческимъ устамъ изречь невозможно. Въ этотъ часъ человѣкъ молится и говоритъ: «о, если бы душа моя отошла вмѣстѣ съ молитвою!»

2. Вопросъ. Всегда ли человѣкъ входитъ въ это состояніе?

Отвѣтъ. Правда, что благодать непрестанно сопребываетъ, укореняется и дѣйствуетъ какъ закваска въ человѣкѣ съ юнаго возраста, и сіе, сопребывающее въ человѣкѣ, дѣлается чѣмъ-то какъ бы естественнымъ и неотдѣлимымъ, какъ бы единою съ нимъ сущностію; однакоже, какъ ей угодно, различно видоизмѣняетъ она свои дѣйствія въ человѣкѣ къ его пользѣ. Иногда огнь сей возгарается и воспламеняется сильнѣе, а иногда какъ бы слабѣе и тише, въ иныя времена свѣтъ сей возжигается и сіяетъ болѣе, иногда же умаляется и меркнетъ; и свѣтильникъ сей, всегда горя и свѣтя, иногда дѣлается яснѣе, болѣе возгарается отъ упоенія Божіею любовію, а въ другое время издаетъ сіяніе свое бережливо, и соприсущій въ человѣкѣ свѣтъ бываетъ слабѣе.

3. Сверхъ того, инымъ во свѣтѣ являлось знаменіе креста и пригвождалось во внутреннемъ человѣкѣ. Иногда также человѣкъ во время молитвы приходилъ какъ бы въ изступленіе; казалось, что стоитъ онъ въ церкви предъ жертвенникомъ, и предложены ему три хлѣба, какъ бы вскиснувшіе съ елеемъ, и въ какой мѣрѣ вкушалъ ихъ, въ такой хлѣбы возрастали и поднимались. Иногда также являлось какъ бы свѣтоносное нѣкое одѣяніе, какого нѣтъ на землѣ въ вѣкѣ семъ, и какого не могутъ приготовить руки человѣческія. Ибо какъ Господь, съ Іоанномъ и Петромъ возшедши на гору, преобразилъ ризы Свои и содѣлалъ ихъ молніевидными, такъ бывало и съ онымъ одѣяніемъ, и облаченный въ оное человѣкъ удивлялся и изумѣвалъ. Въ иное же время свѣтъ сей, явясь въ сердцѣ, отверзалъ внутреннѣйшій, глубочайшій и сокровенный свѣтъ; почему, человѣкъ, всецѣло поглощенный оною сладостію и онымъ созерцаніемъ, не владѣлъ уже собою, но былъ для міра сего какъ бы буимъ и варваромъ, по причинѣ преизобилующей любви и сладости и по причинѣ сокровенныхъ таинъ; такъ что человѣкъ, получивъ въ это время свободу, достигаетъ совершенной мѣры, бываетъ чистымъ и свободнымъ отъ грѣха. Но послѣ сего благодать умалялась, и нисходило покрывало сопротивной силы; благодать же бывала видима какъ бы отчасти, и на какой-то низшей степени совершенства.

4. Человѣку надобно, такъ сказать, пройти двѣнадцать ступеней, и потомъ достигнуть совершенства. Потомъ благодать снова начинаетъ дѣйствовать слабѣе, и человѣкъ нисходитъ на одну ступень, и стоитъ уже на одиннадцатой. А иной, богатый благодатію, всегда день и ночь стоитъ на высшей мѣрѣ, будучи свободенъ и чистъ, всегда плѣненъ и выспренъ. И теперь человѣкъ, которому показаны оныя чудеса, и который извѣдалъ ихъ опытно, если бы такъ было съ нимъ всегда, не могъ бы уже принять на себя домостроительства слова или иного какого бремени, не согласился бы ни слышать, ни позаботиться, по обыкновенію, о себѣ и объ утрешнемъ днѣ, но только сталъ бы сидѣть въ одномъ углу, въ восхищеніи и какъ бы въ упоеніи. Посему-то совершенная мѣра не дана ему, чтобы могъ онъ заниматься попеченіемъ о братіи и служеніемъ слову, развѣ только разорено уже средостѣніе ограды и смерть препобѣждена.

5. На дѣлѣ же бываетъ такъ: подобно сгущенному воздуху какая-то какъ бы примрачная сила лежитъ на человѣкѣ и слегка прикрываетъ его. Свѣтильникъ непрестанно горитъ и свѣтитъ; однакоже, какъ бы покрывало лежитъ на свѣтѣ; и посему, человѣкъ признается, что онъ еще несовершенъ и не вовсе свободенъ отъ грѣха; почему, можно сказать, что средостѣніе ограды уже разорено и сокрушено, и опять въ иномъ чѣмъ-нибудь разорено не вовсе и не навсегда. Ибо бываетъ время, когда благодать сильнѣе воспламеняетъ, утѣшаетъ и упокоеваетъ человѣка; и бываетъ время, когда она умаляется и меркнетъ, какъ сама она домостроительствуетъ сіе на пользу человѣку. Кто же, хотя на время, приходилъ въ совершенную мѣру, вкушалъ и опытно извѣдывалъ оный вѣкъ? Донынѣ не знаю ни одного человѣка христіанина совершеннаго или свободнаго. Напротивъ того, если и упокоевается кто въ благодати, доходитъ до тайнъ и до откровеній, до ощущенія великой благодатной сладости; то и грѣхъ сопребываетъ еще внутри его. Такіе люди, по преизобилію въ нихъ благодати и свѣта, почитаютъ себя свободными и совершенными; но погрѣшаютъ въ семъ, по неопытности вводимые въ обманъ тѣмъ самымъ, что дѣйствуетъ въ нихъ благодать. А я донынѣ не видалъ ни одного свободнаго человѣка, и поелику въ иныя времена самъ отчасти доходилъ до оной мѣры, то довѣдался и знаю, почему нѣтъ совершеннаго человѣка.

6. Вопросъ. Скажи намъ: на какой ты степени?

Отвѣтъ. Нынѣ послѣ крестнаго знаменія благодать такъ дѣйствуетъ и умиряетъ всѣ члены и сердце, что душа отъ великой радости уподобляется незлобивому младенцу, и человѣкъ не осуждаетъ уже ни еллина, ни іудея, ни грѣшника, ни мірянина, но на всѣхъ чистымъ окомъ взираетъ внутренній человѣкъ, и радуется о цѣломъ мірѣ, и всемѣрно желаетъ почтить и полюбить еллиновъ и іудеевъ. Въ иный часъ онъ — сынъ царевъ, такъ твердо уповаетъ на Сына Божія, какъ на отца. Отверзаются предъ нимъ двери, и входитъ онъ внутрь многихъ обителей; и по мѣрѣ того, какъ входитъ, снова отверзаются предъ нимъ двери въ соразмѣрномъ числѣ, напримѣръ, изъ ста обителей — въ другія сто обителей, и обогащается онъ; и въ какой мѣрѣ обогащается, въ такой же показываются ему новыя чудеса. Ему, какъ сыну и наслѣднику, ввѣряется то, что не можетъ быть изречено естествомъ человѣческимъ, или выговорено устами и языкомъ. Богу слава! Аминь.

Источникъ: Преподобнаго отца нашего Макарiя Египетскаго Духовныя бесѣды, посланiе и слова, съ присовокупленiемъ свѣдѣнiй о жизни его и писанiяхъ. / Переведены с греческаго при Московской Духовной Академiи. — Изданiе четвертое. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1904. — С. 68-71.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0