Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Макарій Великій († 391 г.)

Преп. Макарій родился въ Египтѣ около 301 г. отъ благочестивыхъ и небогатыхъ родителей и въ юности своей пасъ стада. Пришедши въ зрѣлый возрастъ, преп. Макарій хотѣлъ проводить иноческую жизнь, но принужденъ былъ родителями вступить въ бракъ. Въ бракѣ онъ жилъ съ женою, какъ съ сестрой, и остался дѣвственникомъ. Жена его умерла черезъ нѣсколько дней, а вскорѣ затѣмъ скончались и родители его. Послѣ сего онъ, по совѣту одного отшельника старца, удалился для подвиговъ въ Нитрійскую, потомъ, на 30 г. своей жизни, по откровенію свыше, въ Скитскую пустыню. «Умертвивъ плотское мудрованіе», преп. Макарій «всяко пощеніе въ добродѣтельномъ житіи своемъ произобрази». Молитва, псалмопѣніе и богомысліе были главнымъ его занятіемъ. Его пустынные подвиги, посты и бдѣнія кажутся превышающими силы человѣка. Молчаніе и сердечная кротость преимущественно отличали и возвышали духъ великаго «отца пустыни». На 40 году отъ роду Макарій получилъ санъ пресвитера и за свои подвиги удостоился дара пророчества и такой благодати чудотвореній, что на голосъ его отвѣтствовали и мертвые, если требовала сего польза вѣры или счастье невинно страждущихъ. далѣе>>

Творенія

Преп. Макарій Великій († 391 г.)
Духовныя бесѣды о совершенствѣ, къ какому обязаны и о какомъ должны стараться христіане.

Бесѣда 15.
Бесѣда сія содержитъ въ себѣ пространное ученіе о томъ, какъ душѣ въ святости, непорочности и чистотѣ надобно пребывать предъ женихомъ своимъ — Іисусомъ Христомъ, и еще нѣкоторые весьма поучительные вопросы — напримѣръ, о томъ, всѣ ли члены востанутъ въ воскресеніе, — и иные многіе — о злѣ, о благодати, о свободномъ произволеніи, о достоинствѣ человѣческаго рода.

1. Какой-нибудь богатый человѣкъ, весьма славный царь обратитъ свое благоволеніе на бѣдную женщину, у которой нѣтъ ничего, кромѣ собственнаго ея тѣла, сдѣлается ея любителемъ и вознамѣрится ввести ее къ себѣ, какъ невѣсту и сожительницу. И если она покажетъ, наконецъ, благорасположеніе свое къ мужу; то, храня любовь къ нему, эта бѣдная, нищая, ничего у себя неимѣвшая женщина, дѣлается госпожею всего имѣнія, какое есть у мужа. А если сдѣлаетъ что противъ обязанности и долга, и въ домѣ мужа своего поведетъ себя неприлично; то изгоняется тогда съ безчестіемъ и поруганіемъ, и идетъ, положивъ обѣ руки на главу, какъ и въ законѣ Моѵсеевомъ дается сіе разумѣть о женѣ непокорной и неугодной мужу своему (Втор. 24, 1). И тогда уже она мучится и горько плачетъ, разсуждая, какое утратила богатство, какой лишилась славы, подвергшись безчестію за свое неблагоразуміе.

2. Такъ и душа, которую обручитъ Себѣ въ невѣсту небесный женихъ — Христосъ для таинственнаго и божественнаго съ Нимъ общенія, и которая вкуситъ небеснаго богатства, должна съ великимъ раченіемъ искренно благоугождать обручившемуся съ нею Христу, ввѣренное ей духовное служеніе выполнять должнымъ и приличнымъ образомъ, чтобы во всемъ благоугождать Богу, ничѣмъ не оскорблять Духа, надлежащимъ образомъ хранить совершенное цѣломудріе и любовь ко Христу, хорошо вести себя въ дому небеснаго Царя, со всею преданностію дарованной благодати. И вотъ, таковая-то душа поставляется госпожею надъ всѣми Господними благами, самое тѣло ея пріемлетъ прославленіе отъ Божества Христова. Но если погрѣшитъ она въ чемъ, и въ служеніи своемъ будетъ поступать противно долгу, не сдѣлаетъ угоднаго Христу, не послѣдуетъ волѣ Его, не будетъ содѣйственницею присущей въ ней благодати Духа; то съ поруганіемъ подвергается постыдному безчестію и отлучается отъ жизни, какъ содѣлавшаяся неблагопотребною и неспособною къ общенію съ небеснымъ Царемъ. И о сей душѣ бываютъ уже печаль, скорбь и плачъ у всѣхъ святыхъ и умныхъ духовъ; Ангелы, Силы, Апостолы, Пророки, Мученики сѣтуютъ о ней.

3. Какъ, по сказанному Господомъ, радость бываетъ на небеси о единомъ грѣшницѣ кающемся (Лук. 15, 7); такъ великая печаль и плачъ бываютъ на небеси объ одной душѣ, отпадающей отъ вѣчной жизни. И какъ на землѣ, когда умираетъ какой-нибудь богатый человѣкъ, съ пѣніемъ, со слезами и сѣтованіемъ, сопровождаютъ его изъ сей жизни братья его, родные, друзья, знакомые: такъ и о душѣ той со слезами и пѣніемъ творятъ плачъ всѣ Святые. Ибо и въ другомъ мѣстѣ даетъ это разумѣть Писаніе, говоря: паде питисъ, восплачевопльствите кедри (Зах. 11, 2). Какъ Израиль, когда, повидимому, благоугождалъ Владыкѣ (хотя и никогда не благоугождалъ онъ, какъ должно благоугождать), имѣлъ осѣняющій его столпъ облачный и освѣщающій его столпъ огненный, видѣлъ предъ собою море раздѣляемое, чистую воду истекающую изъ камня; — а когда умъ Израильтянъ и произволеніе ихъ отвращались отъ Бога, тогда предаваемы были зміямъ и врагамъ своимъ, отводимы въ тяжкій плѣнъ и истязуемы горькимъ рабствомъ: такъ, конечно, бываетъ тоже и съ нашими душами. Сіе же таинственно назнаменуя, Духъ у Пророка Іезекіиля о такой душѣ, какъ о Іерусалимѣ, сказалъ: обнаженною нашелъ Я тебя въ пустынѣ, и омыхъ тя водою отъ нечистоты твоей, и облекохъ тя въ одежду, и запястіе возложихъ на руцѣ твои, и ожерелья на выю твою, и усерязи во уши твоя, и стала ты у Меня именитою среди всѣхъ языковъ; семидалъ и масло и медъ яла еси, и въ послѣдствіи забыла ты благодѣянія Мои, и пошла во слѣдъ любителей твоихъ и соблудила еси срамно (Іез. 16, 8-15).

4. Такъ Духъ увѣщаваетъ и душу, которая познала по благодати Бога, и очистившись отъ прежнихъ грѣховъ, украсившись утварями Святаго Духа, причастившись божественной и небесной пищи, но не ведя себя, какъ должно, при многомъ вѣдѣніи, не соблюдая приличнымъ образомъ должнаго къ небесному жениху — Христу благорасположенія и любви, дѣлается отверженною и лишается жизни, какой была нѣкогда причастною. Ибо сатана можетъ превозноситься и выситься даже и надъ имѣющими такую мѣру благодати, и противъ тѣхъ, которые въ благодати и силѣ познали Бога, злоба высится еще и усиливается низложить ихъ. Поэтому, должно намъ подвизаться и со всѣмъ благоразуміемъ вести себя осторожно, чтобы, по написанному, со страхомъ содѣвать свое спасеніе (Флп. 2, 12). Посему, всѣ вы, содѣлавшіеся причастниками Духа Христова, ни въ чемъ, ни въ маломъ, ни въ великомъ, не поступайте съ пренебреженіемъ, и не оскорбляйте благодати Духа, чтобы не лишиться вамъ той жизни, которой стали уже причастными.

5. И еще представляю тоже въ другомъ лицѣ. Если рабъ входитъ въ царскіе чертоги — служить при царѣ, подавая, чтó поручено ему: то беретъ сіе изъ царскаго достоянія, и самъ входя ни съ чѣмъ, царскими утварями услуживаетъ царю. Но здѣсь уже нужно много благоразумія и разсудительности, чтобы при служеніи не сдѣлать чего не должнаго, на царскій столъ не подать одну снѣдь вмѣсто другой, но всѣ яства, отъ перваго до послѣдняго, предлагать по порядку. И если, по незнанію и по неразсудительности, будетъ онъ служить царю, не какъ слѣдуетъ, то подвергнется опасности и смерти. Такъ и душа, служа Богу по благодати и по духу, имѣетъ нужду въ великой разсудительности и въ вѣдѣніи, чтобы не погрѣшить въ чемъ-нибудь въ разсужденіи Божіихъ сосудовъ, то-есть, въ разсужденіи духовнаго служенія, имѣя собственное свое произволеніе, несогласное съ благодатію. Ибо душа можетъ служить Господу духовнымъ служеніемъ, которое втайнѣ совершается внутреннимъ человѣкомъ, и своими собственными сосудами, то-есть духомъ внутренняго человѣка; а безъ сосудовъ Его, то-есть безъ благодати, никто не можетъ служить Богу, то-есть благоугождать, исполняя во всемъ волю Божію.

6. И когда душа пріиметъ благодать; тогда потребно ей много благоразумія и разсудительности. Все же сіе Самъ Богъ даетъ душѣ, просящей у Него, чтобы могла благоугодно послужить Ему духомъ, какой пріемлетъ, ни въ чемъ не препобѣждаться порокомъ и не погрѣшать, совратившись съ пути, по невѣдѣнію, небоязненности и нерадѣнію, и противъ долга преступивъ Владычнюю волю; потому что таковой душѣ будутъ наказаніемъ смерть и плачъ, о чемъ говоритъ и божественный Апостолъ: да не како инымъ проповѣдуя, самъ неключимъ буду (1 Кор. 9, 27). Видишь, какой имѣлъ страхъ, будучи Божіимъ Апостоломъ? Посему, будемъ молить Бога, чтобы всѣмъ намъ, пріявшимъ благодать Божію, по преимуществу проходить духовное служеніе согласно съ волею Его, и не свыкаться съ пренебрегающею всѣмъ мыслію; а такимъ образомъ, поживъ благоугодно предъ Богомъ и, согласно съ волею Его, послуживъ Ему духовнымъ служеніемъ, наслѣдовать вѣчную жизнь.

7. И у того, кто одержимъ недугомъ, нѣкоторые члены бываютъ здоровы, напримѣръ, орудіе зрѣнія — глазъ, или другой какой членъ, между тѣмъ какъ прочіе члены повреждены. Тоже бываетъ и въ разсужденіи духовнаго. Иному можно имѣть здравыми три духовные члена, но поэтому человѣкъ не есть еще совершенъ. Видишь, сколько духовныхъ степеней и мѣръ, и какъ по частямъ, а не вдругъ очищается и истончавается зло. Во всемъ Господне промышленіе и домостроительство: и солнце восходитъ, и всѣ твари созданы ради царства, какое наслѣдуютъ избранные, ради того, чтобы составилось царство мирное и единомысленное.

8. Посему, христіане сами должны употреблять все стараніе, но вовсе никого не осуждать, ни явную блудницу, ни грѣшниковъ, или людей безчинныхъ, взирать же на всѣхъ съ простодушнымъ произволеніемъ, чистымъ окомъ, чтобы обратилось человѣку какъ бы въ нѣчто естественное и непремѣнное — никого не уничижать, не осуждать, никѣмъ не гнушаться и не дѣлать различія между людьми. Увидишь ли одноокаго, — не осуждай его въ сердцѣ своемъ, но смотри на него, какъ на здороваго; смотри на имѣющаго сухую руку, какъ не на сухорукаго, на хромаго — какъ на ходящаго прямо, и на разслабленнаго — какъ на здороваго. Ибо въ томъ состоитъ чистота сердца, чтобы, видя грѣшниковъ, или немощныхъ, имѣть къ нимъ состраданіе и быть милосердымъ. И Святымъ Господнимъ случается сидѣть на позорищѣ міра и смотрѣть на его обольщенія; но по внутреннему человѣку бесѣдуютъ они съ Богомъ, тогда-какъ по внѣшнему человѣку представляются взорамъ смотрящими на то, что происходитъ въ мірѣ.

9. Мірскіе люди подлежатъ иному вліянію духа льсти, по которому мудрствуютъ земное; а у христіанъ иное произволеніе, иной умъ; они — люди инаго вѣка, инаго града; потому что Духъ Божій пребываетъ въ общеніи съ душами ихъ, и они попираютъ сопротивника, такъ-какъ написано: послѣдній врагъ изпразднится смерть (1 Кор. 15, 26). И какъ люди благочестивые суть надъ всѣми владыки: такъ слабые въ вѣрѣ и грѣшники въ полномъ смыслѣ суть рабы; и огонь ихъ жжетъ, и камень и мечъ умерщвляютъ, а напослѣдокъ, будутъ господствовать надъ ними демоны.

10. Вопросъ. Въ воскресеніе всѣ ли члены будутъ воскрешены?

Отвѣтъ. Богу все не трудно. Таково и обѣтованіе Его. Но человѣческой немощи и человѣческому разсудку кажется сіе какъ бы невозможнымъ. Какъ Богъ, взявъ прахъ и землю, устроилъ какъ бы иное какое то естество, именно естество тѣлесное, неподобное землѣ, и сотворилъ многіе роды естествъ, какъ то: волосы, кожу, кости и жилы; и какимъ образомъ игла, брошенная въ огонь, перемѣняетъ цвѣтъ и превращается въ огонь, между тѣмъ какъ естество желѣза не уничтожается, но остается тѣмъ же: такъ и въ воскресеніе всѣ члены будутъ воскрешены и, по написанному, власъ не погибнетъ (Лук. 21, 18), и все содѣлается свѣтовиднымъ, все погрузится и преложится въ свѣтъ и въ огонь, но не разрѣшится и не сдѣлается огнемъ, такъ чтобы не стало уже прежняго естества, какъ утверждаютъ нѣкоторые. Ибо Петръ остается Петромъ и Павелъ — Павломъ, и Филиппъ — Филиппомъ; каждый, исполнившись Духа, пребываетъ въ собственномъ своемъ естествѣ и существѣ. А если утверждаешь, что естество разрѣшилось: то нѣтъ уже Петра или Павла, но во всемъ и повсюду — Богъ, и отходящіе въ геенну не чувствуютъ наказанія, а идущіе въ царство — благодѣянія.

11. Представь себѣ садъ, въ которомъ всякаго рода плодоносныя дерева, были тамъ груша, яблонь и виноградъ съ плодами и листьями; но и садъ, и всѣ дерева и листья измѣнились и обратились въ иное естество, и все прежнее содѣлалось свѣтовиднымъ. Такъ и люди измѣнятся въ воскресеніе, и члены ихъ сдѣлаются святыми и свѣтовидными. Посему, Божіи человѣки должны пріуготовлять себя къ боренію и подвигу. Какъ мужественный юноша выдерживаетъ борьбу, и на удары, ему наносимые, отвѣтствуетъ ударами: такъ и христіане должны переносить скорби, и внѣшнія и внутреннія брани, чтобы, принимая на себя удары, побѣждать терпѣніемъ. Таковъ путь Христіанства. Гдѣ — Духъ Святый, тамъ, какъ тѣнь, слѣдуетъ гоненіе и брань. Видишь, какъ Пророки, хотя въ нихъ дѣйствовалъ Духъ, всегда гонимы были единоплеменниками? Видишь, какъ Господь, Который есть путь и истина, гонимъ былъ не инымъ народомъ, но Своими? Свое племя — Израильтяне и гнали, и распяли Его. А подобное сему было и съ Апостолами; потому что со времени креста прешелъ Духъ Утѣшитель и преселился въ христіанъ: никто изъ Іудеевъ не былъ уже гонимъ, но одни христіане были мучениками. Посему, не должны они изумляться сему: истинѣ необходимо быть гонимою.

12. Вопросъ. Иные говорятъ, что зло привходитъ совнѣ, и человѣкъ, если захочетъ, не пріемлетъ его въ себя, но гонитъ прочь.

Отвѣтъ. Какъ змій, говорившій съ Евою, проникъ въ ея душу вслѣдствіе ея послушанія: такъ и нынѣ чрезъ послушаніе человѣческое входитъ въ человѣка грѣхъ, который внѣ его; потому что грѣхъ имѣетъ власть и свободу входить въ сердце; такъ-какъ помыслы — не внѣ человѣка, но внутри — изъ сердца. Апостолъ говоритъ: хощу, да молитвы мужіе творятъ безъ гнѣва и размышленій лукавыхъ (1 Тим. 2, 8); потому что, по Евангелію, помыслы отъ сердца исходятъ (Матѳ. 15, 15). Посему, приступай къ молитвѣ, и обращай вниманіе на сердце свое и на умъ; желай, чтобы чистая молитва возсылалась тобою къ Богу, преимущественно же смотри при этомъ, нѣтъ ли чего препятствующаго молитвѣ, чиста ли молитва, занятъ ли умъ твой Господомъ такъ же, какъ у земледѣльца — земледѣліемъ, у мужа — женою, у купца — торговлею; и когда преклоняешь колѣна свои на молитву, — не расхищаютъ ли помысловъ твоихъ другіе?

13. Но скажешь, что Господь, пришедши, осудилъ грѣхъ крестомъ, и нѣтъ уже его внутри человѣка. Напротивъ того, какъ воинъ, если въ чьемъ-либо домѣ поставитъ колесницу свою, то имѣетъ власть входить въ этотъ домъ и выходить изъ него, когда хочетъ: такъ и грѣхъ имѣетъ власть разглагольствовать въ сердцѣ; ибо написано: вниде сатана въ сердце Іуды (Лук. 22, 3). А если говоришь, что пришествіемъ Христовымъ грѣхъ осужденъ, и по крещеніи зло не имѣетъ уже себѣ доли, чтобъ разглагольствовать въ сердцѣ; то не знаешь развѣ, что, съ пришествія Господня и донынѣ, многіе крестились, и помышляли иногда лукавое? А иные изъ нихъ не совращались ли въ тщеславіе, или въ блудъ, или въ чревоугодіе? Да и всѣ міряне, пребывающіе въ Церкви, имѣютъ ли сердце неукоризненное и чистое? Или, не находимъ ли, что послѣ крещенія много бываетъ грѣховъ, и многіе грѣшатъ? Поэтому и послѣ крещенія разбойникъ имѣетъ возможность входить и дѣлать, что хочетъ. Написано: возлюбиши Господа Бога твоего отъ всего сердца твоего (Втор. 6, 5). И ты говоришь: я люблю и имѣю Духа Святаго. Но точно ли есть въ тебѣ памятованіе о Господѣ, любовь и горячность къ Нему? Привязанъ ли ты ко Господу день и ночь? Если имѣешь таковую любовь; то ты чистъ. А если не имѣешь; то когда приходятъ земныя заботы, скверные и лукавые помыслы, разыщи: дѣйствительно ли не преклоненъ ты къ сему, всегда ли душа твоя влечется къ любви Божіей и привержена къ Богу? Ибо мірскіе помыслы развлекаютъ умъ земнымъ и тлѣннымъ, не позволяютъ возлюбить Бога, или памятовать о Господѣ. Нерѣдко и человѣкъ несвѣдущій приступаетъ къ молитвѣ, преклоняетъ колѣно и умъ его входитъ въ покой; и въ какой мѣрѣ противостоящую стѣну злобы подкапываетъ онъ и углубляется подъ нее, въ такой разрушается она; человѣкъ доходитъ до видѣнія и мудрости, до чего не достигаютъ сильные, или мудрые, или витіи, и они не могутъ постигнуть или познать тонкость ума его; потому что занятъ онъ Божественными тайнами. Кто неопытенъ въ различеніи доброты жемчужинъ, тотъ, по неопытности своей, не умѣетъ и оцѣнить ихъ. Посему, христіане гнушаются тѣмъ, что славно на землѣ и вмѣняютъ это въ гной при сравненіи съ тѣмъ величіемъ, какое дѣйствуетъ въ нихъ.

14. Вопросъ. Человѣкъ можетъ ли пасть, имѣя благодатное дарованіе?

Отвѣтъ. Если вознерадитъ, то падаетъ; потому что враги никогда не остаются въ бездѣйствіи, и ведутъ брань, не предаваясь лѣности. Кольми паче не долженъ ты прекращать исканія своего предъ Богомъ. Ибо много бываетъ тебѣ вреда, если предаешься нерадѣнію, хотя бы, повидимому, испытанъ ты былъ въ самомъ таинствѣ благодати.

15. Вопросъ. Пребываетъ ли благодать въ человѣкѣ послѣ его паденія?

Отвѣтъ. Богу угодно снова ввести человѣка въ жизнь, и Онъ увѣщаваетъ человѣка, чтобы снова восплакалъ и покаялся. И если человѣкъ продолжаетъ сіе дѣлать; то кающагося въ давнихъ своихъ прегрѣшеніяхъ Богъ убѣждаетъ снова плакать и приносить покаяніе.

16. Вопросъ. Предстоитъ ли совершеннымъ скорбь, или брань? Или они вполнѣ беззаботны?

Отвѣтъ. Нѣтъ человѣка, на котораго врагъ пересталъ бы нападать. Сатана немилосердъ и человѣконенавистенъ, поэтому не лѣнится нападать на всякаго человѣка; но, повидимому, не на всѣхъ наступаетъ онъ съ одинаковымъ усиліемъ. И начальники областей и комиты платятъ царю дани; но такой человѣкъ, смѣло надѣясь на свое богатство, золото и серебро, какъ бы отъ избытковъ своихъ вноситъ оброки, не почитая того для себя убыткомъ, какъ и подающій милостыню нимало не почитаетъ сего убыткомъ. Такъ и сатана почитаетъ это какъ бы постороннимъ дѣломъ. А иный нищъ, не имѣетъ у себя насущнаго пропитанія, и его бьютъ и мучатъ; потому что не можетъ выплатить подати. Инаго жестоко терзаютъ и мучатъ, и онъ не умираетъ; другаго за одно слово велятъ обезглавить, и онъ погибаетъ. Такъ и между христіанами иные терпятъ сильную брань и терзанія отъ грѣха, и даже укрѣпляются и умудряются во браняхъ, пренебрегая сопротивную силу, и нѣтъ имъ опасности въ этомъ отношеніи; потому что непоколебимы и увѣрены въ своемъ спасеніи; такъ-какъ часто упражнялись и пріобрѣли опытность во брани съ злобою, и самъ Богъ съ ними; Богомъ путеводятся они и упокоеваются.

17. Иные же, не упражнявшись еще, если въ одну только впадутъ скорбь, и воздвигнется на нихъ брань, тотчасъ ввергаются въ бѣду и въ гибель. Какъ идущіе городомъ, желая увидѣть любимыхъ ими и знакомыхъ своихъ, хотя со многими встрѣчаются на площадяхъ, однакоже не задерживаются ими; потому что имѣютъ намѣреніе свидѣться съ друзьями; и когда снаружи постучатъ въ дверь и назовутъ по имени, — любимые имъ съ радостію отворяютъ; а если останавливаются и шутятъ на площадяхъ, или задерживаются встрѣчными, то дверь остается запертою, и никто не отворяетъ имъ: такъ и поспѣшающіе прійдти къ истинно возлюбленному Владыкѣ нашему Христу должны пренебречь и презрѣть все прочее. Какъ входящіе въ чертоги къ царю, комиты, или начальники областей, въ великомъ бываютъ страхѣ, какъ дать имъ отвѣтъ и не подвергнуться нареканію и наказанію, погрѣшивъ въ отвѣтѣ; а поселяне и простолюдины, никогда не видавшіе князя, ведутъ себя беззаботно: такъ и весь этотъ поднебесный міръ, всѣ отъ царей до нищихъ, не познавая славы Христовой, имѣютъ попеченіе о дѣлахъ житейскихъ, и не скоро кто вспомнитъ о днѣ суда; входящіе же помысломъ въ судилище Христово, гдѣ престолъ Христовъ, и всегда предстоящіе Христу пребываютъ въ непрестанномъ страхѣ и трепетѣ, чтобы не погрѣшить въ чемъ противъ святыхъ Его заповѣдей.

18. Земные богачи, когда собрано много плодовъ въ житницы ихъ, снова начинаютъ еще болѣе каждый день работать, чтобы имъ изобиловать, а не оскудѣвать. Если же понадѣются на лежащее въ житницахъ богатство и будутъ нерадѣть, не присовокупляя новаго, но иждивая положенное; то скоро впадутъ въ бѣдность и нищету. Почему, собирая прибытки и внося въ житницы, должны они трудиться и вновь собирать, чтобы не дойдти до скудости. Такъ можно и въ Христіанствѣ человѣку вкушать благодать Божію; ибо сказано: вкусите и видите, яко благъ Господь (Псал. 33, 9): вкушеніе же сіе есть въ несомнѣнности дѣйственная сила Духа, совершающая служеніе въ сердцѣ. Ибо тѣ, которые суть сыны свѣта и служенія Новому Завѣту въ Духѣ Святомъ, ничему не научаются у людей, какъ научаемые Богомъ. Сама благодать пишетъ на сердцахъ ихъ законы Духа. Посему, не въ Писаніяхъ только, начертанныхъ чернилами, должны они находить для себя удостовѣреніе, но и на скрижаляхъ сердца благодать Божія пишетъ законы Духа и небесныя тайны; потому что сердце владычественно и царственно въ цѣломъ тѣлесномъ сочлененіи. И когда благодать овладѣетъ пажитями сердца; тогда царствуетъ она надъ всѣми членами и помыслами: ибо тамъ умъ и всѣ помыслы, и чаяніе души. Почему, благодать и проникаетъ во всѣ члены тѣла.

19. Такъ и наоборотъ въ тѣхъ, которые суть сыны тмы, царствуетъ надъ сердцемъ грѣхъ, и проникаетъ во всѣ части: отъ сердца бо исходятъ помышленія злая (Матѳ. 15, 19). И такимъ образомъ, грѣхъ, разливаясь, омрачаетъ человѣка. А утверждающіе, что нѣтъ въ человѣкѣ зла, съ нимъ вмѣстѣ питающагося и возрастающаго, пусть не заботятся объ утрешнемъ днѣ, и не имѣютъ пожеланій. На нѣкоторое время зло перестало тревожить ихъ внушеніемъ какого-либо пожеланія: и поэтому, человѣкъ съ клятвою утверждаетъ: «во мнѣ не возстаетъ уже такая-то страсть»; но чрезъ нѣсколько времени сгараетъ онъ пожеланіемъ, и сверхъ того, оказывается еще клятвопреступникомъ. Какъ вода течетъ въ трубѣ; такъ и грѣхъ — въ сердцѣ и помыслахъ. Отвергающіе это обличаются и осмѣиваются самимъ грѣхомъ, когда восторжествуетъ надъ ними; потому что зло старается утаиться и скрыться въ мысли человѣка.

20. Посему, если кто любитъ Бога, то и Богъ сообщаетъ ему любовь Свою; кто однажды увѣровалъ въ Бога, тому прилагаетъ небесную вѣру, и человѣкъ дѣлается сугубымъ. Посему, какъ ты отъ членовъ своихъ принесешь Ему даръ; такъ и Онъ, подобно сему отъ собственныхъ Своихъ членовъ удѣлитъ душѣ твоей, чтобы все тебѣ дѣлать, и любить и молиться, чисто. Ибо высоко достоинство человѣка. Смотри, каковы небо, земля, солнце и луна: и не въ нихъ благоволилъ успокоиться Господь, а только въ человѣкѣ. Поэтому, человѣкъ драгоцѣннѣе всѣхъ тварей, даже, осмѣлюсь сказать не только видимыхъ, но и невидимыхъ тварей, то-есть служебныхъ духовъ. Ибо объ Архангелахъ Михаилѣ и Гавріилѣ не сказалъ Богъ: сотворимъ по образу и по подобію Нашему (Быт. 1, 26), но сказалъ объ умной человѣческой сушности, разумѣю безсмертную душу. Написано: Ангельскія ополченія окрестъ боящихся Его (Псал. 33, 8); а видимыя твари связаны какимъ-то неподвижнымъ естествомъ.

21. Однажды приведены въ устройство небо, солнце, луна, земля, и не въ нихъ благоволилъ Господь; напротивъ того, не могутъ они выйдти изъ того состоянія, въ какомъ созданы, и не имѣютъ воли. А ты созданъ по образу и подобію Божію; потому что, какъ Богъ свободенъ и творитъ, что хощетъ (если угодно Ему будетъ, — по власти Своей, пошлетъ праведныхъ въ геенну и грѣшныхъ въ царство; но не изберетъ сего и не согласится на сіе, ибо Господь правосуденъ), такъ свободенъ и ты; и если хочешь погибнуть, то природа твоя удобоизмѣняема; если хочешь изрыгнуть хулу, составить отраву, убить кого, — никто тебѣ не противится и не возбраняетъ. Кто хочетъ, тотъ и покорствуетъ Богу, и идетъ путемъ правды, и владѣетъ пожеланіями; потому что умъ сей есть противоборникъ, и твердымъ помысломъ можетъ препобѣдить порочныя стремленія и гнусныя пожеланія.

22. Если въ большомъ домѣ, — гдѣ стѣны и потолки покрыты золотомъ и серебромъ, гдѣ есть различная одежда, золото и серебро, живущіе рабы и рабыни (хотя природа наша, по присущему въ ней грѣху, всего вожделѣваетъ), — обуздываютъ свой умъ, и, изъ человѣческаго страха предъ господами, удерживаютъ стремленія пожеланій: то кольми паче тамъ, гдѣ есть Божій страхъ, долженъ умъ противоборствовать и противодѣйствовать живущему въ человѣкѣ пороку; потому что Богъ заповѣдалъ тебѣ возможное для тебя. Итакъ, природа безсловесныхъ животныхъ связана; напримѣръ, змѣя по природѣ зла и ядовита, почему всѣ змѣи таковы; волкъ привыкъ похищать, и всѣ волки того же свойства; ягненокъ по простотѣ похищается, и всѣ они того же свойства; голубь нехитръ и невиненъ, всѣ голуби того же свойства. Но человѣкъ не таковъ. Одинъ — волкъ хищный, а другой похищается, какъ агнецъ, и оба происходятъ отъ одного и того же человѣческаго рода.

23. Иный не довольствуется собственною своею женою и живетъ блудно; а другой не позволитъ на сердце свое и взойдти похоти. Одинъ расхищаетъ достояніе ближняго; а другой по богочестію раздаетъ и свое собственное. Видишь, какъ удобоизмѣняема одна и та же природа, наклонна то къ худому, то наоборотъ къ прекрасному, и вслѣдствіе того и другаго имѣетъ способность соизволять, на какія захочетъ дѣла. Поэтому, природа наша удобопріемлема и для добра, и для зла, и для Божіей благодати, и для сопротивной силы. Но она не можетъ быть приневоливаема. Самъ Адамъ, первоначально пребывая въ чистотѣ, царствовалъ надъ своими помыслами; но, какъ-скоро преступилъ заповѣдь, на умѣ его легли неудобоносимыя горы, и примѣшавшіеся порочные помыслы всѣ стали какъ бы его собственные. Но ни одинъ не есть его собственный; потому что поддерживаются они порокомъ.

24. Надобно тебѣ, наконецъ, поискать свѣтильника, чтобы зажечь его и съ нимъ найти чистые помыслы: потому что они тебѣ естественны; чистыми сотворилъ ихъ Господь. Воспитанные на морѣ научаются плавать, и когда подымутся бури и волны, не приходятъ въ ужасъ. Таковы и христіане. Какъ умъ трехлѣтняго ребенка не можетъ вмѣстить или постигнуть мысли совершеннаго софиста, потому велико разстояніе лѣтъ ихъ: такъ и христіане, подобно груднымъ младенцамъ, понимаютъ міръ, смотря на мѣру благодати. Они чужды для вѣка сего; иной у нихъ градъ, иное упокоеніе. Христіане имѣютъ у себя утѣшеніе Духа, слезы, плачъ и воздыханіе, и самыя слезы составляютъ для нихъ наслажденіе. При радости и веселіи имѣютъ они и страхъ, и такимъ образомъ, уподобляются людямъ, которые на рукахъ своихъ носятъ кровь свою, не надѣются сами на себя, и не думаютъ о себѣ, что значатъ они что-нибудь, но ведутъ себя какъ уничиженные и отверженные всѣми людьми.

25. Если царь положитъ свое сокровище у какого-нибудь нищаго; то принявшій на сохраненіе не считаетъ сего сокровища своею собственностію, но вездѣ признается въ своей нищетѣ, не смѣя расточать чужаго сокровища; потому что всегда разсуждаетъ самъ съ собою: «это сокровище не только у меня чужое, но еще положено ко мнѣ сильнымъ царемъ, и онъ, когда захочетъ, возметъ его у меня». И имѣющіе благодать Божію должны тоже о себѣ думать, быть смиренномудрыми, исповѣдывать нищету свою. Если нищій, принявъ отъ царя ввѣренное ему сокровище и понадѣявшись на это чужое сокровище, начинаетъ превозноситься имъ, какъ собственнымъ своимъ богатствомъ, и сердце его исполняется киченія; то царь беретъ у него сокровище, и имѣвшій оное на сохраненіи остается такимъ же нищимъ, какимъ былъ прежде. Такъ, если и имѣющіе благодать превознесутся, и станутъ надмеваться сердца ихъ, то Господь отъемлетъ у нихъ благодать Свою, и остаются они такими же, какими были до пріятія благодати отъ Господа.

26. Но многіе, хотя и присуща имъ благодать не знаютъ, что окрадены они грѣхомъ. Какъ если въ какомъ-нибудь домѣ живутъ молодая женщина, а также и молодой мущина, и женщина, обольщаемая мущиною, наконецъ входитъ съ нимъ въ согласіе, прелюбодѣйствуетъ и дѣлается презрѣнною: такъ и страшный змій грѣха сопребываетъ съ душею, соблазняетъ и убѣждаетъ ее, и если соглашается она, то безплотная душа входитъ въ общеніе съ безплотною злобою духа, то-есть, духъ входитъ въ общеніе съ духомъ, и прелюбодѣйствуетъ въ сердцѣ своемъ тотъ, кто пріемлетъ въ себя помыслъ лукаваго и соглашается на оный. Поэтому, мѣра подвига твоего заключается въ томъ, чтобы тебѣ не прелюбодѣйствовать въ мысляхъ, но противостоять умомъ и внутренно вести брань, бороться съ порокомъ и не слушаться его, не соуслаждаться имъ въ помыслахъ. И если Господь обрѣтетъ въ тебѣ готовность сію; то въ послѣдній день пріиметъ тебя въ царство Свое.

27. Иное домостроительствуетъ Господь съ тѣмъ, чтобы не оставить незасвидѣтельствованными Свою божественную благодать и призваніе Свое. Иное же домостроительствуетъ по попущенію съ тѣмъ, чтобы ввести человѣка въ искусъ и въ упражненіе, и чтобы обнаружилось свободное произволеніе человѣка. Ибо подвергшіеся скорбямъ и искушеніямъ, если выдержатъ ихъ, не лишатся небеснаго Царствія. Почему, христіане въ скорбныхъ обстоятельствахъ не тужатъ и не печалятся. Если испытываются бѣдностію, или злостраданіемъ; то должны не дивиться сему, а скорѣе, услаждаться нищетою и ее вмѣнять въ богатство, а постъ — въ наслажденіе, безчестіе и безславіе — въ славу. И наоборотъ, если встрѣтится съ ними что-либо почитаемое въ сей жизни славнымъ, и привлекающее ихъ къ плотскому успокоенію, или къ богатству, или къ славѣ, или къ роскоши; то должны не услаждаться всѣмъ этимъ, но бѣжать отъ сего, какъ отъ огня.

28. Въ видимомъ мірѣ, если малочисленный народъ возсталъ на брань съ царемъ, то царь не трудится самъ идти на войну, посылаетъ же воиновъ съ военачальниками, и они ведутъ войну; если же возсталъ народъ многочисленный, который можетъ опустошить его царство, то царь самъ съ царедворцами и воинствомъ своимъ принужденъ бываетъ идти и распоряжаться военными дѣлами. Посему, пріими во вниманіе свое достоинство: Богъ съ воинствомъ Своимъ, то-есть съ Ангелами и святыми духами подвигся, и Самъ пришелъ вступиться за тебя и избавить тебя отъ смерти. Стань же твердо, и представь себѣ, какое о тебѣ промышленіе. Какъ находящіеся въ этой еще жизни, беремъ мы примѣры и изъ житейскаго. Какъ, если бы царь, нашедши человѣка скуднаго и недужнаго, не постыдился его, но врачебными составами сталъ врачевать его раны, и перенесъ его въ свои чертоги, и облекъ въ порфиру и діадиму, и содѣлалъ сообщникомъ своей трапезы: такъ и небесный Царь Христосъ, пришедши къ недужному человѣку, исцѣлилъ его и пріобщилъ къ царской Своей трапезѣ; и притомъ, не дѣлая принужденія волѣ его, но дѣйствуя на него увѣщаніями, возвелъ его въ такую честь.

29. Въ Евангеліи написано, что Господь послалъ рабовъ призвать желающихъ и объявить имъ: се обѣдъ Мой уготовахъ (Матѳ. 22, 4), но сами званные отказывались и говорили: одинъ: супругъ воловъ купихъ, другой: жену пояхъ (Лук. 14, 19-20). Видишь ли, Звавшій готовъ, отреклись же званные, и, конечно, сами для себя были виною? Таково-то достоинства христіанъ! Видишь, Господь уготовалъ имъ царство, зоветъ ихъ, чтобы вошли, но они не хотятъ. О дарѣ же, какой наслѣдуютъ христіане, справедливо можно сказать, что если бы каждый человѣкъ съ того времени, какъ созданъ Адамъ, и до скончанія міра велъ брань съ сатаною и терпѣлъ скорби, то не сдѣлалъ бы онъ ничего великаго въ сравненіи съ тою славою, какую наслѣдуетъ; потому что безконечные вѣки будетъ царствовать со Христомъ. Слава Возлюбившему столько душу, что Себя самого и благодать Свою далъ и ввѣрилъ душѣ! Слава величію Его!

30. По наружности вотъ всѣ мы, сидящіе здѣсь братія, имѣемъ одинъ образъ и одно Адамово лице. Ужели же и втайнѣ, и въ самой внутренности одно у всѣхъ произволеніе, одно сердце? Ужели всѣ мы одно, всѣ добры и богочестивы? Или только нѣкоторые изъ насъ таковы, потому что одни имѣютъ общеніе со Христомъ и съ Ангелами Его, а другіе — съ сатаною и съ демонами, хотя всѣ сидимъ вмѣстѣ, представляя изъ себя какъ бы одного человѣка, всѣ имѣемъ одно Адамово лице? Видишь ли, какъ умная сущность, внутренній человѣкъ, есть иное нѣчто съ человѣкомъ внѣшнимъ? Ибо всѣ представляемъ изъ себя какъ бы одного; но одни пребываютъ со Христомъ и съ Ангелами, а другіе — съ сатаною и нечистыми духами. Поэтому, въ сердцѣ есть какая-то безпредѣльная глубина; есть тамъ и пиршественныя горницы, и опочивальни, и двери, и преддверія, и многія службы, и выходы; есть тамъ рабочая храмина дѣлъ правды и неправды; есть тамъ смерть, есть тамъ и жизнь; есть тамъ добрая и противная ей купля.

31. Представь себѣ обширные чертоги: но они въ запустѣніи, наполнены всякимъ зловоніемъ, множествомъ мертвыхъ тѣлъ. Такъ и сердце есть чертогъ Христовъ; но оно наполнено всякой нечистотою и многими толпами лукавыхъ духовъ. Поэтому, надобно возобновить и перестроить его, приготовить внутреннія горницы и ложницы. Ибо Царь Христосъ съ Ангелами и святыми духами идетъ упокоиться тамъ, и пожить, и походить, и основать Свое царство. Сказываю же, что, какъ на кораблѣ, если онъ вполнѣ оснащенъ, всѣми распоряжаетъ и управляетъ кормчій, однимъ дѣлаетъ выговоры, другимъ указываетъ, что дѣлать: такъ и сердце имѣетъ кормчаго — умъ, и обличающую совѣсть, и помыслы осуждающіе и оправдывающіе; ибо Апостолъ говоритъ: между собою помысломъ осуждающимъ, или отвѣщающимъ (Рим. 2, 15).

32. Видишь, что совѣсть не даетъ своего согласія на такіе помыслы, повинущіеся грѣху, но тотчасъ обличаетъ ихъ, ибо она не лжетъ и, всегда обличая, свидѣтельствуетъ, что будетъ говорить предъ лицемъ Божіимъ въ день суда. Если колесница, бразды, животныя и все къ тому нужное въ рукахъ у одного возничаго; то уже, когда хочетъ онъ, носится на колесницѣ со всею быстротою, а когда хочетъ, сдерживаетъ колесницу, и опять, куда хочетъ, поворотитъ ее, тамъ она и проходитъ, почему вся колесница во власти у возничаго. Такъ и сердце имѣетъ много естественныхъ помысловъ, которые тѣсно съ нимъ связаны, а умъ и совѣсть даютъ вразумленія и направленія сердцу, и усыпляютъ естественные помыслы, возникающіе въ сердцѣ; потому что у души много составовъ, хотя она и одна.

33. Какъ-скоро Адамъ преступилъ заповѣдь, — змій вошедши сталъ властелиномъ дома, и онъ при душѣ, какъ другая душа. И Господь говоритъ: всякій, кто не отвергнется себя самого и не возненавидитъ душу свою, не Мой ученикъ (Лук. 14, 26); и: любяй душу свою погубитъ ю (Іоан. 12, 25). Ибо грѣхъ, вошедши въ душу, сталъ ея членомъ; онъ прилѣпился даже и къ тѣлесному человѣку, и въ сердцѣ струится множество нечистыхъ помысловъ. Посему, кто исполняетъ хотѣнія души своей, тотъ исполняетъ хотѣнія сердца; потому что душа съ нимъ связана и соединена. Поэтому, кто покоряетъ душу свою и гнѣвается самъ на себя и на пожеланія, какія въ немъ есть, тотъ подобенъ покоряющему градъ враговъ своихъ и сподобляется прійдти въ добрую мѣру духа, и Божественною силою воспріемлетъ въ себя чистаго человѣка, и дѣлается чѣмъ-то большимъ себя самаго, потому что таковый обожается уже и содѣлывается сыномъ Божіимъ, пріемля въ душу свою небесную печать. Ибо избранные Божіи помазуются освящающимъ елеемъ, и содѣлываются людьми сановитыми и царями.

34. Человѣкъ имѣетъ такую природу, что и тотъ, кто во глубинѣ порока и работаетъ грѣху, можетъ обратиться къ добру, и тотъ, кто связанъ Духомъ Святымъ и упоенъ небеснымъ, имѣетъ власть обратиться къ злу. Представь себѣ женщину, одѣтую въ рубища, томящуюся голодомъ, покрытую нечистотами; и если она, послѣ многихъ трудовъ достигнетъ царскаго сана, облечется въ порфиру и вѣнецъ, сдѣлается невѣстою царя, то вспоминаетъ прежнюю свою нечистоту, и имѣетъ волю возвратиться въ первобытное состояніе, но не рѣшается снизойдти до прежней срамоты; потому что сіе безразсудно. Но и тѣ самые, которые вкусили Божіей благодати, и стали уже причастниками Духа, если не будутъ осторожны, угасаютъ и дѣлаются хуже того, какими были, живя въ міру. И сіе бываетъ не потому, что Богъ измѣняемъ и немощенъ, или Духъ угасаетъ, но потому, что сами люди не согласуются съ благодатію, почему и совращаются и впадаютъ въ тысячи золъ. Ибо и вкусившіе онаго дара имѣютъ при себѣ то и другое, — какъ радость и утѣшеніе, такъ страхъ и трепетъ, какъ радованіе, такъ и плачъ; оплакиваютъ они себя самихъ и цѣлаго Адама, потому что у людей одно естество, и слезы таковыхъ — хлѣбъ, ихъ плачъ — услажденіе и упокоеніе.

35. Если же увидишь, что кто-нибудь превозносится и надмевается тѣмъ, что онъ — причастникъ благодати; то хотя бы и знаменія творилъ онъ, и мертвыхъ воскрешалъ, но если не признаетъ души своей безчестною и уничиженною, и себя нищимъ по Духу и мерзкимъ, окрадывается онъ злобою, и самъ не знаетъ того. Если и знаменія творитъ онъ, — не должно ему вѣрить; потому что признакъ Христіанства — и тому, кто благоискусенъ предъ Богомъ, стараться таить сіе отъ людей, и если имѣетъ у себя всѣ сокровища царя, скрывать ихъ и говорить всегда: «не мое это сокровище, другой положилъ его у меня; а я — нищій; когда положившій захочетъ, возметъ его у меня». Если же кто говоритъ: «богатъ я, довольно съ меня и того, чтó пріобрѣлъ; больше не нужно»; то таковый не христіанинъ, а сосудъ прелести и діавола. Ибо наслажденіе Богомъ ненасытимо, и въ какой мѣрѣ вкушаетъ и причащается кто, въ такой дѣлается болѣе алчущимъ. Такіе люди имѣютъ горячность и неудержимую любовь къ Богу; чѣмъ болѣе стараются они преуспѣвать и пріобрѣтать, тѣмъ паче признаютъ себя нищими, какъ во всемъ скудныхъ и ничего не пріобрѣтшихъ. Они говорятъ: «недостоинъ я, чтобы это солнце озаряло меня». Это признакъ Христіанства, это — смиреніе.

36. Если же кто говоритъ: «я достаточенъ и обиленъ»; то онъ въ обольщеніи и лжецъ. Какъ тѣло Господа, когда возшелъ Онъ на гору, прославилось и преобразилось въ Божескую славу и въ безконечный свѣтъ: такъ и тѣла Святыхъ прославляются и дѣлаются блистающими. Ибо какъ внутренняя слава Христова въ такой мѣрѣ распростерта была и возсіяла на тѣлѣ Христовомъ: такъ, подобно сему, и во Святыхъ внутри сущая сила Христова въ оный день будетъ преизливаться во внѣ — на тѣла ихъ; потому что еще нынѣ умомъ своимъ причащаются они Христовой сущности и Христова естества. Ибо написано: и Святяй, и освящаеміи отъ единаго (Евр. 2, 11); и: славу, юже далъ еси Мнѣ, дахъ имъ (Іоан. 17, 22). Какъ однимъ огнемъ зажигаются многіе свѣтильники: такъ необходимо и тѣламъ Святыхъ — симъ членамъ Христовымъ содѣлаться однимъ и тѣмъ же съ Самимъ Христомъ.

37. Вопросъ. Въ какомъ смыслѣ христіане дѣлаются выше перваго Адама? — Адамъ былъ безсмертенъ и нетлѣненъ по душѣ и по тѣлу, а христіане умираютъ и сотлѣваютъ.

Отвѣтъ. Истинная смерть внутри — въ сердцѣ, и она сокровенна; ею умираетъ внутренній человѣкъ. Посему, если кто перешелъ отъ смерти къ жизни сокровенной, то онъ истинно во вѣки живетъ и не умираетъ. Даже, если тѣла таковыхъ и разрушаются на время, то снова будутъ воскрешены во славѣ, потому что освящены. Поэтому, смерть христіанъ называемъ сномъ и успеніемъ. А если бы человѣкъ сталъ безсмертенъ и нетлѣненъ по тѣлу; то цѣлый міръ, видя необычайность дѣла, а именно, что тѣла христіанъ не истлѣваютъ, преклонялся бы къ добру по какой-то необходимости, а не по произвольному расположенію.

38. Но чтобы ясно была видна и оставалась въ человѣкѣ свобода, какую Богъ далъ ему въ началѣ, все устрояется съ особеннымъ о семъ смотрѣніемъ, и тѣла разрушаются, чтобы въ волѣ человѣка было обратиться къ добру, или къ злу. Ибо какъ совершенный не привязанъ какою-либо необходимостію къ добру, такъ не привязанъ и къ злу погрязшій во грѣхѣ и дѣлающій себя сосудомъ діавола, которымъ міръ осужденъ; напротивъ того, и онъ имѣетъ свободу содѣлаться сосудомъ избранія и жизни, а подобно также, и упоенные Божествомъ, хотя исполнены и связаны Духомъ Святымъ, однакоже не удерживаются никакою необходимостію, но имѣютъ свободу обратиться и дѣлать въ вѣкѣ семъ, чтó хотятъ.

39. Вопросъ. Постепенно ли истончавается и искореняется зло, и человѣкъ преуспѣваетъ въ благодати, или зло искореняется тотчасъ, какъ-скоро началось преспѣяніе?

Отвѣтъ. Какъ зародышъ въ матерней утробѣ не вдругъ дѣлается человѣкомъ, но постепенно принимаетъ человѣческій образъ, и раждается, впрочемъ, несовершеннаго еще возраста человѣкомъ, но сперва многіе годы растетъ, и потомъ становится мужемъ; а также и сѣмена ячменя, или пшеницы, не тотчасъ, какъ только брошены въ землю, пускаютъ корень, но когда пройдутъ холода и вѣтры, тогда уже въ должное время даютъ отъ себя стебли; и кто садитъ грушу, не тотчасъ собираетъ съ нея плодъ: такъ и въ духовномъ, гдѣ столько мудрости и тонкости, постепенно возрастаетъ человѣкъ и приходитъ въ мужа совершенна, въ мѣру возраста (Ефес. 4, 13), а не какъ утверждаютъ другіе, будто бы сіе тоже, что совлечься и облечься.

40. Кто хочетъ учиться словеснымъ наукамъ, тотъ идетъ и заучиваетъ буквы, и когда будетъ тамъ первымъ, поступаетъ въ латинскую школу, гдѣ бываетъ изъ всѣхъ послѣднимъ; когда же опять и тамъ сдѣлается первымъ, поступаетъ въ грамматическую школу, и опять бываетъ изъ всѣхъ послѣднимъ и новоначальнымъ; потомъ, когда сдѣлается схоластикомъ, изъ всѣхъ правовѣдовъ бываетъ новоначальнымъ и послѣднимъ; а когда опять и тамъ сдѣлается первымъ, тогда становится правителемъ, и когда сдѣлается начальникомъ, беретъ себѣ въ помощники со-товарища. Посему, если въ видимомъ столько степеней преспѣянія; то кольми паче небесныя тайны допускаютъ преспѣяніе и возрастаютъ многими степенями? И только послѣ долговременныхъ упражненій, кто избѣжалъ многихъ искушеній, тотъ дѣлается совершеннымъ. Ибо тѣ христіане, которые дѣйствительно вкусили благодати, и знаменіе креста имѣютъ въ умѣ и сердцѣ, все, отъ владыкъ и до нищихъ, вмѣняютъ въ гной и зловоніе, и они одни могутъ разумѣть, что весь земный міръ и царскія сокровища, и богатство, и слава, и словеса мудрости — все это — какая-то мечта, что-то, не имѣющее твердаго основанія, но преходящее; и ежели есть что подъ небомъ, то для нихъ достойно это всякаго пренебреженія.

41. Почему же это? — Потому что чудно и дивно то, что превыше небесъ, чего нѣтъ ни въ сокровищахъ царскихъ, ни въ словесахъ мудрости, ни въ славѣ мірской. И достоинство, или богатство, какое пріобрѣли себѣ они — во внутреннѣйшемъ человѣкѣ имѣющіе Господа и Творца всяческихъ, есть стяжаніе не преходящее, но вѣчно пребывающее. Ибо христіане знаютъ, что душа драгоцѣннѣе всѣхъ созданій; потому что одинъ человѣкъ сотворенъ по образу и подобію Божію. Смотри, какъ необъятны небо и земля, какъ драгоцѣнны на нихъ твари, и какъ величественны принадлежности ихъ! Но человѣкъ драгоцѣннѣе всего этого; потому что о немъ одномъ благоволилъ Господь, хотя киты морскіе, горы и звѣри, по видимости, и больше человѣка. Посему, разсмотри свое достоинство, какъ драгоцѣненъ ты; выше Ангеловъ поставилъ тебя Богъ, когда Самъ въ лицѣ Своемъ приходилъ на землю быть за тебя Ходатаемъ и твоимъ Искупителемъ.

42. Когда для спасенія твоего приходили Ангелы? Царь, Сынъ Царевъ сотворилъ совѣтъ съ Отцемъ Своимъ, и послано Слово, и облекшись въ плоть и сокрывъ Божество Свое, чтобы подобнымъ спасти подобное, положило душу Свою на крестѣ. Такъ велика любовь Божія къ человѣку! Безсмертный благоволилъ быть за тебя распятымъ. Посему, смотри, какъ возлюби Богъ міръ, яко и Сына Своего единороднаго далъ есть за него (Іоан. 3, 16). Како не и съ Нимъ вся намъ дарствуетъ (Рим. 8, 32)? И еще въ другомъ мѣстѣ говоритъ Писаніе: аминь глаголю вамъ: надъ всѣмъ имѣніемъ своимъ поставитъ его (Матѳ. 24, 47). И въ другомъ еще мѣстѣ показываетъ, что Ангелы суть служители Святыхъ. Когда Илія былъ на горѣ, и шли на него иноплеменники, — отрокъ сказалъ: «множество людей идетъ на насъ, а мы одни». Тогда отвѣчаетъ Илія: «не видишь развѣ, что полки и множество помогающихъ намъ Ангеловъ окрестъ насъ?» Видишь ли, самъ Владыка и множество Ангеловъ бываютъ при рабахъ Его? Поэтому, чтó же значитъ душа, и какъ высоко цѣнится Богомъ? И Богъ, и Ангелъ взыскуютъ ее, чтобы имѣть въ собственномъ Своемъ общеніи и въ царствѣ, а сатана и силы его ищутъ, чтобы привлечь ее на свою сторону.

43. Какъ въ видимомъ мірѣ царь на служеніе свое избираетъ не пастуховъ, но людей благообразныхъ и хорошо образованныхъ; такъ и въ небесномъ чертогѣ небесному Царю служатъ тѣ, которые непорочны, неукоризненны, чисты сердцемъ. И какъ въ царскихъ чертогахъ красивыя дѣвы, не имѣющія никакого порока, самыя благообразныя вступаютъ въ царское сообщество: такъ и въ духовномъ только души, украшенныя всякими добрыми нравами, удостоиваются общенія съ небеснымъ Царемъ. Въ видимомъ мірѣ, если идетъ куда на пребываніе князь, и въ этомъ домѣ случится быть какой-нибудь нечистотѣ, — домъ исправляютъ, дѣлаютъ въ немъ множество украшеній, разливаютъ благовонія: кольми паче домъ души, въ которомъ упокоевается Господь, имѣетъ нужду во многихъ украшеніяхъ, чтобы могъ войдти туда и упокоиться тамъ Пречистый и Всесовершенный. Ибо въ такомъ сердцѣ упокоевается Богъ и вся небесная Церковь.

44. Въ видимомъ мірѣ, если у отца есть имѣніе, есть также діадимы и драгоцѣнные камни, то скрываетъ ихъ въ кладовыхъ храминахъ, и бережетъ для возлюбленнаго сына своего, и ему отдаетъ это. Такъ и Богъ стяжаніе Свое и собственныя свои драгоцѣнности ввѣрилъ душѣ. Въ видимомъ мірѣ, если настоитъ война, и царь съ воинствомъ приходитъ воевать, но сторона его меньше, или слабѣе, — тотчасъ отправляетъ посольство просить мира. А если сходятся сильный народъ съ сильнымъ же, и царь съ царемъ, напримѣръ персидскій и римскій; то по всей необходимости должно обоимъ царямъ двинуться со всѣмъ своимъ воинствомъ. Посему, смотри, каково твое достоинство; потому что Богъ съ собственнымъ Своимъ воинствомъ (разумѣю Ангеловъ и духовъ) подвигся на брань съ сопротивникомъ, чтобы избавить тебя отъ смерти. Посему-то Богъ пришелъ ради тебя.

45. Представь, что царь найдетъ какого-нибудь нищаго, у котораго на всѣхъ членахъ проказа, и не постыдится, но приложитъ врачевства къ язвамъ его и излечитъ его струпы, а наконецъ, введетъ его за царскую трапезу, и возложитъ на него порфиру, и сдѣлаетъ его царемъ. Такъ и Богъ поступилъ съ человѣческимъ родомъ, омылъ у людей язвы, исцѣлилъ ихъ, ввелъ въ небесный брачный чертогъ. Поэтому, велико достоинство христіанъ; оно ни съ чѣмъ не сравнимо. А если кто доведенъ до разсѣянія и окраденъ злобою; то уподобляется онъ городу, у котораго нѣтъ стѣнъ, и безпрепятственно входятъ въ него разбойники, откуда хотятъ, и опустошаютъ и сожигаютъ его. Такъ, если и ты нерадивъ и не внимателенъ къ себѣ самому; то приходятъ лукавые духи, въ ничто обращаютъ и опустошаютъ умъ, разсѣвая помыслы въ вѣкѣ семъ.

46. Многіе, строго наблюдая за внѣшнимъ, упражняясь въ наукахь и заботясь о жизни правильной, думаютъ, что такой человѣкъ совершенъ, не вникая въ сердце, не примѣчая тамъ пороковъ, какіе обладаютъ душею. Между тѣмъ въ членахъ есть корень порока, соразмѣрный внутренней порочной мысли, и въ домѣ кроется разбойникъ, то-есть сила сопротивная, и потому противоборная и вмѣстѣ мысленная. И если кто не борется со грѣхомъ, то внутренній порокъ, разливаясь постепенно, съ пріумноженіемъ своимъ увлекаетъ человѣка въ явные грѣхи, доводитъ до совершенія ихъ самымъ дѣломъ; потому что зло, какъ отверстіе источника, всегда источаетъ изъ себя струю. Посему, старайся удерживать потоки порока, чтобы, впадая въ тысячи золъ, не оцѣпенѣть отъ изумленія, подобно человѣку благородному и богатому, живущему беззаботно, котораго вдругъ берутъ служители и чиновники князя и ведутъ къ нему, говоря: «обвиненъ ты въ преступленіи, и подлежишь смертному приговору», и, устрашенный такою вѣстію, теряетъ уже онъ всякое разсужденіе и цѣпенѣетъ отъ изумленія.

47. Поэтому, заключай тоже и о лукавыхъ духахъ. Ибо видимый міръ, отъ царей и до нишихъ, весь въ смятеніи, въ нестроеніи, въ борьбѣ, и никто изъ нихъ не знаетъ тому причины, то-есть, этого явнаго зла, привзошедшаго вслѣдствіе Адамова преслушанія, этого жала смерти; потому что прившедшій грѣхъ, какъ разумная нѣкая сила и сущность сатаны, посѣялъ всякое зло: онъ тайно дѣйствуетъ на внутренняго человѣка и на умъ, и борется съ нимъ помыслами; люди же не знаютъ, что дѣлаютъ сіе, побуждаемые чуждою нѣкою силою, напротивъ того, думаютъ, что это естественно, и что дѣлаютъ сіе по собственному своему разсужденію. Но въ самомъ умѣ имѣющіе миръ Христовъ и озареніе Христово знаютъ, откуда воздвигается все это.

48. Міръ страждетъ недугомъ порока, и не знаетъ того. Есть нечистый огнь, который воспламеняетъ сердце, пробѣгаетъ по всѣмъ членамъ и побуждаетъ людей къ непотребству и къ тысячамъ злыхъ дѣлъ. И тѣ, которые раздражаются и соуслаждаются, внутренно, въ сердцѣ совершаютъ блудъ; а когда зло такимъ образомъ найдетъ себѣ пищу, — впадаютъ и въ явный блудъ. Тоже разумѣй и о сребролюбіи, о тщеславіи, о надменіи, о ревности, о раздражительности. Какъ если позванъ кто на обѣдъ, и предложено ему множество снѣдей: такъ и грѣхъ внушаетъ отвѣдать всего, и тогда услаждающаяся душа обременяется. Страсти суть неудобоносимыя горы; среди нихъ рѣки змѣй, ядовитыхъ животныхъ и пресмыкающихся. Представь, что кто поглощаетъ въ чрево свое человѣка: такъ и грѣхъ поглощаетъ души. Страсти суть горящій огненный пламень и разженныя стрѣлы лукаваго; ибо Апостолъ говоритъ: да возможете стрѣлы лукаваго разжженныя угасити (Ефес. 6, 16), потому что зло воспиталось и положило основаніе въ душѣ.

49. Но мудрые, когда возстаютъ страсти, не слушаются ихъ, а изъявляютъ гнѣвъ на злыя пожеланія, и дѣлаются врагами самихъ себя; потому что сатана весьма желаетъ себѣ покоя и простора въ душѣ, и скорбитъ и стѣсняется, когда душа не слушается. Иныя такъ преобладаются Божественною силою, что, если видятъ юношу съ женщиною, хотя и подумаютъ нѣчто, однакоже, умъ ихъ не сквернится и не совершаетъ внутренно грѣха. Впрочемъ и таковому не должно еще смѣло на себя надѣяться. А есть и такіе, въ которыхъ похоть совершенно прекратилась, угасла и увяла; но этой мѣры достигаютъ одни великіе. Какъ купцы, обнажившись, пускаются въ морскую глубину насмерть подъ водою, чтобы сыскать тамъ жемчужины, годныя для царскаго вѣнца и для порфиры: такъ и монахи, совлекшись всего, выходятъ изъ міра и пускаются во глубину моря злобы и въ бездну тмы, и изъ глубинъ берутъ и выносятъ драгоцѣнные камни, поступающіе въ вѣнецъ Христовъ, въ небесную Церковь, въ новый вѣкъ, въ свѣтоносный градъ, въ Ангельскій соборъ.

50. Какъ въ неводъ попадаются многихъ породъ рыбы, и которыя негодны, тѣхъ тотчасъ опять бросаютъ въ море: такъ и мрежа благодати распростирается на всѣхъ, и для всѣхъ ищетъ упокоенія; но люди не повинуются, а поэтому, опять ввергаются въ туже глубину тмы. Какъ золото вымывается изъ большаго количества песку, и то въ видѣ самыхъ мелкихъ зеренъ, подобныхъ просу: такъ изъ многихъ немногіе бываютъ благоискусны. Ибо явны тѣ, которые трудятся для царства, видимы тѣ, которые украшаютъ слово его; также видимы и тѣ, которые растворены небесною солію и глаголютъ заимствованное изъ сокровищъ Духа. Видимы сосуды, о которыхъ благоволитъ Богъ, и которымъ даетъ благодать Свою. А другіе со многимъ терпѣніемъ пріемлютъ въ себя освящающую силу по многообразному изволенію Господню. Посему, кто говоритъ, но не руководствуется небеснымъ свѣтомъ и премудростію, тотъ въ умѣ не всякаго можетъ поселить убѣжденіе; потому что много есть произволеній, и одни — въ брани, другія же — въ покоѣ.

51. Представь себѣ запустѣвшій городъ, и кто-нибудь захочетъ построить его вновь; — немедленно совсѣмъ разрушаетъ онъ, что грозитъ паденіемъ и упало, потомъ начинаетъ копать, и во рвахъ полагаетъ основаніе, и выводитъ зданія, но въ городѣ нѣтъ еще дома. И кто хочетъ развести садъ въ мѣстахъ пустыхъ и зловонныхъ, тотъ сперва начинаетъ очищать мѣсто, обносить оградой и готовить водопроводы, а потомъ уже садитъ, и насажденное растетъ, чтобы такимъ образомъ, по прошествіи многаго времени, садъ принесъ плоды. Такъ и произволенія человѣческія, по преступленіи, одичали, запустѣли, поросли терніемъ; ибо Богъ сказалъ человѣку: тернія и волчцы возраститъ тебѣ земля (Быт. 3, 18). Посему, много потребно труда и подвига, чтобы отыскать кому и положить основаніе, пока въ сердце человѣческое сойдетъ огнь и начнетъ очищать терніе; и тогда люди начинаютъ освящаться, славя Отца и Сына и Святаго Духа, во вѣки. Аминь.

Источникъ: Преподобнаго отца нашего Макарія Египетскаго, Духовныя бесѣды, посланіе и слова, съ присовокупленіемъ свѣдѣній о жизни его и писаніяхъ. / Переведены с греческаго при Московской Духовной Академіи. — Изданіе четвертое. — Свято-Троицкая Сергіева Лавра: Собственная типографія, 1904. — С. 109-138.

Назадъ/ Къ оглавленію раздѣла /Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0