Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 23 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Макарій Великій († 391 г.)

Преп. Макарій родился въ Египтѣ около 301 г. отъ благочестивыхъ и небогатыхъ родителей и въ юности своей пасъ стада. Пришедши въ зрѣлый возрастъ, преп. Макарій хотѣлъ проводить иноческую жизнь, но принужденъ былъ родителями вступить въ бракъ. Въ бракѣ онъ жилъ съ женою, какъ съ сестрой, и остался дѣвственникомъ. Жена его умерла черезъ нѣсколько дней, а вскорѣ затѣмъ скончались и родители его. Послѣ сего онъ, по совѣту одного отшельника старца, удалился для подвиговъ въ Нитрійскую, потомъ, на 30 г. своей жизни, по откровенію свыше, въ Скитскую пустыню. «Умертвивъ плотское мудрованіе», преп. Макарій «всяко пощеніе въ добродѣтельномъ житіи своемъ произобрази». Молитва, псалмопѣніе и богомысліе были главнымъ его занятіемъ. Его пустынные подвиги, посты и бдѣнія кажутся превышающими силы человѣка. Молчаніе и сердечная кротость преимущественно отличали и возвышали духъ великаго «отца пустыни». На 40 году отъ роду Макарій получилъ санъ пресвитера и за свои подвиги удостоился дара пророчества и такой благодати чудотвореній, что на голосъ его отвѣтствовали и мертвые, если требовала сего польза вѣры или счастье невинно страждущихъ. далѣе>>

Творенія

Преп. Макарій Великій († 391 г.)
Духовныя бесѣды о совершенствѣ, къ какому обязаны и о какомъ должны стараться христіане.

Бесѣда 16.
О томъ, что духовные люди подлежатъ искушеніямъ и скорбямъ, проистекающимъ отъ перваго грѣха.

1. Всѣ разумныя сущности, разумѣю Ангеловъ, души и демоновъ, Создатель сотворилъ чистыми и весьма простыми. А что нѣкоторыя изъ нихъ совратились въ зло, — это произошло съ ними отъ самопроизвола; потому что по собственной своей волѣ уклонились онѣ отъ достодолжнаго помысла. Если же скажемъ, что Создатель сотворилъ ихъ злыми; то неправеднымъ судіею назовемъ Бога, Который сатану посылаетъ въ огонь. Но есть еретики, которые утверждаютъ, что вещество безначально, и что оно есть корень, коренная сила, и равносильно Богу. Противъ сего основательно можешь возразить: какая же сила препобѣждаетъ наконецъ? Необходимо сказать, что — сила Божія. А въ такомъ случаѣ побѣжденный уже несовремененъ или неравносиленъ съ Побѣдившимъ. Утверждающіе, что зло самостоятельно, ничего не знаютъ. Ибо въ Богѣ нѣтъ никакого самостоятельнаго зла по Его безстрастію и Божеству. Въ насъ же дѣйствуетъ зло со всею силою и ощутительностію, внушая всѣ нечистыя пожеланія; однакоже, срастворено съ нами не такъ, какъ иные говорятъ сіе о смѣшеніи вина съ водою, но какъ на одномъ полѣ растутъ и пшеница сама по себѣ, и плевелы сами по себѣ, или какъ въ одномъ домѣ находятся особо разбойникъ, и особо владѣтель дома.

2. Источникъ изливаетъ чистую воду; но на днѣ его лежитъ тина. Если возмутитъ кто тину, — весь источникъ дѣлается мутнымъ. Такъ и душа, когда бываетъ возмущена, срастворяется съ порокомъ. И сатана чѣмъ-то однимъ дѣлается съ душею; оба духа во время блуда или убійства составляютъ что-то одно. Посему-то прилѣпляяйся сквернодѣйцѣ едино тѣло есть съ блудодѣйцею (1 Кор. 6, 16). Впрочемъ, въ иное время самостоятельная душа дѣйствуетъ сама по себѣ, и раскаявается въ своихъ поступкахъ, плачетъ, молится, и приводитъ себѣ на память Бога. А если бы душа всегда погрязала въ злѣ, то какъ могла бы дѣлать это; потому что сатана, будучи жестокосердъ, никакъ не хочетъ, чтобы люди обращались къ покаянію? И жена по сопряженію съ мужемъ едино съ нимъ, но въ иной часъ они разлучены между собою; потому что, нерѣдко одинъ изъ нихъ умираетъ, а другой остается живъ. Подобное сему бываетъ и при общеніи души съ Духомъ Святымъ: душа дѣлается съ Нимъ единымъ духомъ. Прилѣпляйся же Господеви, единъ духъ есть съ Господемъ (1 Кор. 6, 17). Сіе же бываетъ, когда человѣкъ поглощенъ самою благодатію.

3. Иные, вкусивъ уже сладости Божіей подлежатъ еще дѣйствію на нихъ сопротивника, и по неопытности дивятся, что и послѣ Божія посѣщенія помыслы оказываютъ свое дѣйствіе и во время христіанскихъ таинствъ. Но состарѣвшіеся въ этомъ состояніи не дивятся сему, какъ и опытные земледѣльцы по долговременному навыку, когда бываетъ плодородіе, не остаются совершенно безпечными, но ожидаютъ и голода и скудости, и наоборотъ, когда постигаетъ ихъ голодъ, или скудость, не теряютъ совершенно надежды, зная, что времена перемѣняются. Такъ и въ духовномъ, когда душа подпадаетъ различнымъ искушеніямъ, не дивится она и не отчаявается; ибо знаетъ, что по Божію попущенію дозволяется злобѣ испытывать и наказывать ее, и наоборотъ, при великомъ своемъ богатствѣ и покоѣ, не дѣлается безпечною, но ожидаетъ перемѣны. Солнце есть тѣло и тварь, но, освѣщая мѣста зловонныя, гдѣ есть тина и нечистоты, нимало не терпитъ, или не оскверняется: кольми же паче Духъ чистый и Святый, пребывая въ душѣ, состоящей еще подъ дѣйствіемъ лукаваго, ничего отъ того не заимствуетъ; ибо свѣтъ во тмѣ свѣтится, и тма его не объятъ (Іоан. 1, 5).

4. Поэтому, когда человѣкъ въ глубинѣ благодати, и обогащенъ ею, и тогда есть еще въ немъ зеліе порока, но есть у него и заступникъ, который помогаетъ ему. Почему, когда въ скорбяхъ кто, или въ треволненіи страстей, не долженъ терять надежду; потому что отчаяніемъ еще болѣе вводится въ душу грѣхъ и одебелѣваетъ въ ней. А когда имѣетъ кто непрестанную надежду на Бога, — зло какъ бы истончавается и воденѣетъ въ немъ. Если иные бываютъ въ разслабленіи, имѣютъ поврежденные члены, страждутъ огневицею и недомогаютъ; то сіе произошло отъ грѣха, потому что онъ есть корень всѣхъ золъ; отъ него же бываютъ душевныя пожеланія и худыя помышленія. Если источникъ течетъ; то и окружающія его мѣста бываютъ сыры и влажны. А какъ-скоро настаетъ зной; высыхаютъ и источникъ и близъ лежащія мѣста. Такъ и въ рабахъ Божіихъ, въ которыхъ преизбыточествуетъ благодать, изсушаетъ она и возбуждаемое лукавымъ, а равно и естественное, пожеланіе; потому что нынѣ Божіи человѣки стали выше перваго Адама.

5. Богъ неописуемъ и необъемлемъ, являетъ Себя всюду, и на горахъ, и въ морѣ и внизу бездны, не переходя съ одного мѣста на другое, подобно какъ Ангелы сходятъ съ неба на землю; Онъ и на небѣ, Онъ и здѣсь. Но спросишь: какъ возможно Богу быть въ гееннѣ, или какъ возможно быть Ему во тмѣ или въ сатанѣ, или въ мѣстахъ, гдѣ есть зловоніе? Отвѣчаю тебѣ, что Богъ безстрастенъ, и все объемлетъ; потому что неописуемъ. И сатана, какъ тварь Его, связуется Имъ; благое же не оскверняется и не омрачается. А если не утверждаешь, что Богъ объемлетъ все, и геенну и сатану: то даешь заключить, что Онъ описуемъ тѣмъ мѣстомъ, въ которомъ находится лукавый, и заставляешь искать иного бога, который выше Его; потому что Богу необходимо быть повсюду, выше всего. Но по таинственности и утонченности Божества, тма, объемлемая Имъ, Его не объемлетъ. Зло не можетъ быть причастнымъ чистоты, какая въ Богѣ. Посему, для Бога нѣтъ самостоятельнаго зла; потому что ни отъ чего не терпитъ Онъ вреда.

6. Но для насъ есть зло; потому что оно живетъ и дѣйствуетъ въ сердцѣ, внушая лукавые и нечистые помыслы, препятствуетъ намъ приносить чистыя молитвы, дѣлая умъ плѣнникомъ вѣка сего. Оно облекается въ души, касается самыхъ составовъ костей. Какъ въ воздухѣ бываетъ сатана, и, тамъ же соприсутствуя, Богъ нимало не стѣсняется тѣмъ: такъ и въ душѣ есть грѣхъ, а равно соприсутствуетъ, нимало не стѣсняясь, и Божія благодать. Какъ рабъ, если онъ близъ господина своего, во все то время, пока близъ его, бываетъ подъ страхомъ, и безъ него ничего не дѣлаетъ: такъ и мы должны подвергать и обнаруживать иомыслы свои предъ Владыкою и Сердцевѣдцемъ Христомъ, и на Него имѣть надежду и упованіе, потому что Онъ — слава моя, Онъ — отецъ мой, Онъ — богатство мое. Посему, всегда долженъ ты имѣть въ совѣсти попеченіе и страхъ. А если кто не имѣетъ еще насажденной и утвержденной въ себѣ Божіей благодати, то день и ночь, какъ къ чему-то естественному, да прилѣпляется душею къ тому, что по временамъ руководствуетъ имъ, пробуждаетъ его и направляетъ къ добру. Пусть, по крайней мѣрѣ, какъ нѣчто естественное и неизмѣнное, будутъ въ немъ попеченіе, страхъ, болѣзнованіе и всегда утвержденное въ немъ сокрушеніе сердца.

7. Но какъ пчела тайно выдѣлываетъ сотъ въ ульѣ: такъ и благодать тайно производитъ въ сердцахъ любовь свою, и горечь превращаетъ въ сладость, а жестокосердіе — въ мягкосердіе. И какъ серебренникъ и рѣзчикъ, производя рѣзьбу на блюдѣ по частямъ, покрываетъ разныхъ животныхь, какихъ на немъ вырѣзываетъ; а когда кончитъ работу, тогда показываетъ блюдо въ полномъ блескѣ: такъ и истинный Художникъ Господь украшаетъ рѣзьбою сердца наши и обновляетъ таинственно, пока не преселимся изъ тѣла; и тогда содѣлается видною красота души. Желающіе устроить сосуды и изобразить на нихъ животныхъ сперва дѣлаютъ восковой слѣпокъ, и по его подобію отливаютъ сосудъ, отчего произведеніе и принимаетъ наконецъ свой видъ. Такъ и грѣхъ, будучи духовнаго свойства, имѣетъ свой образъ, и преображается во многіе виды. Подобно сему и внутренній человѣкъ есть нѣкое живое существо, имѣющее свой образъ и свое очертаніе; потому что внутренній человѣкъ есть подобіе внѣшняго. Это — важный и драгоцѣнный сосудъ; потому что Богъ благоволитъ къ нему болѣе, нежели ко всѣмъ тварямъ. И какъ добрые помыслы души подобны драгоцѣннымъ камнямъ и жемчужинамъ: такъ нечистые помыслы исполнены мертвыхъ костей и всякой нечистоты и зловонія.

8. Посему, христіане принадлежатъ иному вѣку, суть сыны Адама небеснаго, новое рожденіе, чада Духа Святаго, свѣтоносные братія Христовы, подобные Отцу своему духовному и свѣтоносному Адаму; изъ того они града, изъ того рода, той причастны силы; не сему принадлежатъ міру, но міру иному. Ибо самъ Господь говоритъ: вы не отъ міра сего, якоже и Азъ отъ міра нѣсмь (Іоан. 17, 16). Какъ купецъ, возвращаясь издали, во много кратъ увеличивъ свою куплю, посылаетъ къ домашнимъ, чтобы прібрѣли ему домы, сады и необходимыя одежды; когда же приходитъ на родину приноситъ съ собою великое богатство, съ великою радостію принимаютъ его домашніе и родные: такъ бываетъ и въ духовномъ. Если иные искупуютъ себѣ небесное богатство, то узнаютъ о семъ сограждане, т. е. духи Святыхъ и Ангеловъ, и дивятся, говоря: «великое пріобрѣли богатство братія наши, которые на землѣ». Таковые при отношеніи своемъ, имѣя съ собою Господа, съ великою радостію восходятъ къ горнимъ, и сущіе съ Господомъ принимаютъ ихъ, уготовавъ для нихъ тамъ обители, сады, всесвѣтлыя и многоцѣнныя одежды.

9. Поэтому, во всемъ потребна трезвенность, чтобы и тѣ блага, какія, повидимому, имѣемъ, не обратились намъ во вредъ. Ибо и добрые по природѣ люди, если не остерегутся, постепенно завлекаются самою добротою, и имѣющіе мудрость окрадываются самою мудростію. Поэтому человѣку должно быть умѣреннымъ во всѣхъ частяхъ: благость срастворять строгостію, мудрость разсудительностію, слово дѣломъ, и все упованіе возлагать на Господа, а не на себя. Ибо добродѣтель исправляется многимъ, какъ и необходимая какая-нибудь снѣдь требуетъ для своей приправы благовоннаго вина, или чего-нибудь другаго, и не только меду, но и перцу, и въ такомъ только случаѣ дѣлается годною къ употребленію.

10. Утвержающіе, что въ человѣкѣ нѣтъ грѣха, подобны людямъ, которые во время наводненія тонутъ во множествѣ водъ, и не признаются въ этомъ, а говорятъ: «слышали мы шумъ водъ». Такъ и сіи, погрязающіе во глубинѣ волнъ порока, утверждаютъ, что нѣтъ грѣха у нихъ въ умѣ и помыслахъ. А есть иные, что, и словомъ обладаютъ и рѣчь ведутъ, но не приправлены небесною солію, и потому, разсуждаютъ о царской трапезѣ, сами же не вкушаютъ ея, и ничего не пріобрѣтаютъ. А иной и самаго царя видитъ и, когда отверсты его сокровища, входитъ, получаетъ наслѣдіе, вкушаетъ и піетъ оныхъ многоцѣнныхъ брашенъ.

11. Если у матери былъ сынъ единородный, самый благообразный лицемъ, мудрый, украшенный всѣми благами, и въ этомъ сынѣ заключались всѣ ея надежды, но она похоронила его; то остается уже ей одна непрестанная скорбь, одинъ безутѣшный плачъ. Такъ, и умъ о душѣ, какъ умершей для Бога, долженъ начать плачъ и проливать слезы, непрестанно предаваться скорби, сердечно сокрушаться, быть въ страхѣ и заботѣ, всегда алкать и жаждать блага. Къ таковому приходятъ, наконецъ, благодать Божія и надежда, и у него нѣтъ уже плача; напротивъ того, радуется онъ, какъ нашедшій сокровище, и снова трепещетъ, чтобы не утратить какъ онаго; потому что нападаютъ разбойники. И какъ тотъ, кто многократно попадалъ въ руки разбойникамъ и, потерпѣвъ отъ нихъ потери, съ великимъ трудомъ избѣгалъ отъ нихъ, а послѣ того пріобрѣлъ огромное имущество и большое достояніе, не боится уже разоренія по причинѣ умножившагося богатства: такъ и духовные люди, прошедшіе сначала множество искушеній и страшныхъ мѣстъ, потомъ исполнившись благодати и преизобилуя благами, не боятся уже тѣхъ, которые хотятъ разграбить ихъ, потому что богатство ихъ не мало. Впрочемъ, имѣютъ они и страхъ, — не страхъ людей устрашенныхъ лукавыми духами, но страхъ и заботу, какъ распорядиться ввѣренными имъ духовными дарованіями.

12. Такой человѣкъ почитаетъ себя уничиженнымъ паче всѣхъ грѣшниковъ; и такой помыслъ насажденъ въ немъ, какъ естественный; и чѣмъ глубже входитъ онъ въ познаніе Бога, тѣмъ бóльше почитаетъ себя невѣждою; чѣмъ болѣе учится, тѣмъ паче признаетъ себя ничего не знающимъ. Сіе же споспѣшествующая благодать производитъ въ душѣ, какъ нѣчто естественное. Какъ, если младенецъ на рукахъ у юноши, то держащій его на рукахъ носитъ, куда хочетъ: такъ и до глубины проникающая благодать держитъ на рукахъ умъ, и возноситъ на небеса, въ совершенный міръ, въ вѣчное упокоеніе. Но и въ самой благодати есть мѣры и чины. Иной — начальникъ воинскаго отряда, имѣющій дерзновеніе передъ царемъ, а иной — предводитель всего войска. Какъ домъ полный дыма разливаетъ его и на внѣшній воздухъ: такъ и порокъ, переполнивъ душу, изливается наружу и приноситъ плоды. Какъ тѣ, которымъ поручено главное управленіе областію или царское сокровище, во всякое время бываютъ озабочены, чтобы не оскорбить чѣмъ царя: такъ и тѣ, которымъ ввѣрено духовное дѣло, всегда озабочены, и имѣя покой, какъ будто не имѣютъ его: потому что изгоняютъ еще изъ души царство тмы, вторгшееся въ городъ, т. е. въ душу, и варваровъ, овладѣвшихъ ея пажитями.

13. Царь Христосъ посылаетъ отмстителей въ сей городъ, связываетъ мучителей его, поселяетъ тамъ, какъ въ собственномъ отечествѣ, небесное воинство, полкъ святыхъ духовъ. Наконецъ и солнце возсіяваетъ въ сердцѣ, и лучи его проникаютъ во всѣ члены, и воцаряется уже тамъ глубокій миръ. Человѣческое же усиліе, и подвигъ, и искусство, и приверженность къ Богу, тогда дѣлаются видимыми, когда, при отступленіи благодати, человѣкъ будетъ мужаться и вопіять къ Богу. А ты, слыша, что есть рѣки зміевъ и уста львовъ, и темныя поднебесныя силы, и пламень огненный клокочущій въ членахъ, какого нѣтъ на землѣ, знаешь ли, что, если при изшествіи твоемъ изъ тѣла, не пріимешь залога Духа Святаго, то задержатъ они твою душу, не позволяя тебѣ восходить къ небесамъ? Подобно сему, слыша и о достоинствѣ души, о томъ, какъ драгоцѣнна сія умная сущность, понимаешь ли, что не объ Ангелахъ, но о человѣческомъ естествѣ сказалъ Богъ: сотворимъ по образу Нашему и по подобію (Быт. 1, 26), и что небо и земля мимо идутъ, а ты призванъ къ сыноположенію, къ братству, въ невѣсты Царю? Въ видимомъ мірѣ все женихово принадлежитъ и невѣстѣ: такъ все Господне ввѣряется тебѣ. Ибо для ходатайства о тебѣ самъ Онъ пришелъ, чтобы воззвать тебя. А ты ничего себѣ не представляешь и не разумѣешь своего благородства. Поэтому, справедливо духоносный мужъ оплакиваетъ паденіе твое, говоря: человѣкъ въ чести сый не разумѣ, приложися скотомъ несмысленнымъ, и уподобися имъ (Псал. 48, 21). Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, во вѣки! Аминь.

Источникъ: Преподобнаго отца нашего Макарiя Египетскаго Духовныя бесѣды, посланiе и слова, съ присовокупленiемъ свѣдѣнiй о жизни его и писанiяхъ. / Переведены с греческаго при Московской Духовной Академiи. — Изданiе четвертое. — Свято-Троицкая Сергiева Лавра: Собственная типографiя, 1904. — С. 139-147.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0