Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Преп. Макарій Великій († 391 г.)

Преп. Макарій родился въ Египтѣ около 301 г. отъ благочестивыхъ и небогатыхъ родителей и въ юности своей пасъ стада. Пришедши въ зрѣлый возрастъ, преп. Макарій хотѣлъ проводить иноческую жизнь, но принужденъ былъ родителями вступить въ бракъ. Въ бракѣ онъ жилъ съ женою, какъ съ сестрой, и остался дѣвственникомъ. Жена его умерла черезъ нѣсколько дней, а вскорѣ затѣмъ скончались и родители его. Послѣ сего онъ, по совѣту одного отшельника старца, удалился для подвиговъ въ Нитрійскую, потомъ, на 30 г. своей жизни, по откровенію свыше, въ Скитскую пустыню. «Умертвивъ плотское мудрованіе», преп. Макарій «всяко пощеніе въ добродѣтельномъ житіи своемъ произобрази». Молитва, псалмопѣніе и богомысліе были главнымъ его занятіемъ. Его пустынные подвиги, посты и бдѣнія кажутся превышающими силы человѣка. Молчаніе и сердечная кротость преимущественно отличали и возвышали духъ великаго «отца пустыни». На 40 году отъ роду Макарій получилъ санъ пресвитера и за свои подвиги удостоился дара пророчества и такой благодати чудотвореній, что на голосъ его отвѣтствовали и мертвые, если требовала сего польза вѣры или счастье невинно страждущихъ. далѣе>>

Творенія

Преп. Макарій Великій († 391 г.)
Духовныя бесѣды о совершенствѣ, къ какому обязаны и о какомъ должны стараться христіане.

Бесѣда 17.
О духовномъ помазаніи и славѣ христіанъ и о томъ, что безъ Христа невозможно спастись или содѣлаться причастникомъ вѣчной жизни.

1. Совершенные христіане, сподобившіеся войдти въ мѣру совершенства и содѣлаться приближенными Царю, всегда посвящаютъ себя въ даръ кресту Христову. Какъ при Пророкахъ всего досточестнѣе было помазаніе; потому что помазуемы были цари и Пророки: такъ и нынѣ люди духовные, помазуемые небеснымъ помазаніемъ, дѣлаются христіанами по благодати, чтобы имъ быть царями и пророками небесныхъ таинъ. Они суть и сыны, и господа, и боги, связуемые, отводимые въ плѣнъ, низвергаемые, распинаемые, посвящаемые въ даръ. Если помазаніе елеемъ, какой получаемъ отъ земнаго растенія, отъ видимаго дерева, имѣло такую силу, что помазанные безпрекословно получали санъ (ибо всѣми признавалось, что они поставлены въ цари, и помазанный Давидъ тотчасъ подвергся гоненіямъ и скорбямъ, а чрезъ седмь лѣтъ сталъ царемъ): то кольми паче тѣ, у которыхъ умъ и внутренній человѣкъ помазуются освящяющимъ и радостворнымъ, небеснымъ и духовнымъ елеемъ радованія, пріемлютъ печать онаго нетлѣннаго царствія и вѣчной силы, залогъ Духа, самаго Духа Святаго и Утѣшителя (разумѣй же, что Утѣшитель и утѣшаетъ и исполняетъ радости сущихъ въ скорбяхъ).

2. Сіи, помазуемые елеемъ небеснаго насажденія, древа жизни — Іисуса Христа, бываютъ сподоблены войдти въ мѣру совершенства, т. е. царствія и усыновленія, такъ какъ, находясь еще въ этомъ мірѣ, они уже сотаинники небеснаго Царя, имѣютъ дерзновеніе предъ Вседержителемъ, входятъ въ чертогъ Его, гдѣ Ангелы и духи Святыхъ. Ибо, и не получивъ еще совершеннаго наслѣдія, уготованнаго имъ въ ономъ вѣкѣ, тѣмъ залогомъ, какой пріяли нынѣ, обезопасили себя, какъ уже вѣнчанные и царствующіе, и при обиліи и дерзновеніи Духа не находятъ они для себя удивительнымъ, что будутъ царствовать со Христомъ. Почему же? Потому, что будучи еще во плоти, имѣли уже въ себѣ оное ощущеніе сладости и оное дѣйствіе силы.

3. Кто другъ царю, постоянно бываетъ въ чертогахъ его, знаетъ тайны его, видитъ порфиру его, тотъ, когда самъ сдѣлается царемъ и будетъ носить вѣнецъ, не приходитъ отъ сего въ изумленіе и ужасъ, потому что долгое время занимался тайнами царевыхъ чертоговъ. Кромѣ же людей опытныхъ и образованныхъ, кому либо изъ пастуховъ и простолюдиновъ, незнакомыхъ съ тайнами царскими, и невозможно прійдти и воцариться. Такъ и христіане не дивятся тому, что будутъ царствовать въ будущемъ вѣкѣ; потому что предварительно уже познали тайны благодати. Когда человѣкъ преступилъ заповѣдь; діаволъ всю душу его покрылъ темною завѣсою. Посему, приходитъ, наконецъ, благодать и совлекаетъ все покрывало, такъ что душа, содѣлавшись уже чистою и воспріявъ собственную свою природу, это неукоризненное и чистое созданіе, всегда уже чисто и чистыми очами созерцаетъ славу истиннаго свѣта и истинное солнце правды, возсіявшее въ самомъ сердцѣ.

4. Какъ при скончаніи міра, когда этой тверди не станетъ, праведники будутъ уже жить въ царствѣ во свѣтѣ и въ славѣ, не видя ничего инаго, кромѣ того, какъ Христосъ пребываетъ всегда во славѣ одесную Отца: такъ и сіи, нынѣ еще восхищенные и отведенные плѣнниками въ оный вѣкъ; созерцаютъ всѣ тамошнія лѣпоты и чудеса. Ибо мы, будучи еще на землѣ, имѣемъ жительство на небесахъ, какъ обитатели и граждане одного міра по уму и по внутреннему человѣку. Какъ видимое око, будучи чистымъ, чисто всегда видитъ солнце: такъ и умъ, совершенно очистившись, всегда видитъ славу свѣта — Христа и съ Господомъ пребываетъ день и ночь, подобно тому, какъ тѣло Господне, соединившись съ Божествомъ, всегда сопребываетъ съ Духомъ Святымъ. Но въ сію мѣру не вдругъ достигаютъ люди, и то развѣ трудами, скорбію, великимъ подвигомъ. Ибо есть и такіе, внутри которыхъ, хотя соприсуща имъ дѣйствующая и упокоевающаяся въ нихъ благодать, пребываетъ и порокъ; и въ одномъ сердцѣ дѣйственны два рода жизни — жизнь свѣта и жизнь тмы.

5. Но конечно скажешь мнѣ: кое общеніе свѣту ко тмѣ? — Омрачается ли и возмущается ли гдѣ Божественный свѣтъ, и оскверняется ли гдѣ нескверное и чистое? Написано: и свѣтъ во тмѣ свѣтится, и тма его не объятъ (Іоан. 1, 5). Не надобно понимать вещи однообразнымъ и одностороннимъ образомъ. Иные въ такой мѣрѣ упокоеваются въ Божіей благодати, что бываютъ мужественнѣе пребывающаго въ нихъ порока, и имѣя молитву и великое упокоеніе предъ Богомъ, въ иной часъ подпадаютъ дѣйствію лукавыхъ помысловъ, и окрадываются грѣхомъ, хотя и пребываютъ еще въ благодати Божіей. Но люди легкомысленные и несвѣдущіе, когда отчасти дѣйствуетъ въ нихъ благодать, думаютъ, что нѣтъ уже грѣха въ нихъ; а умѣющіе разсудить и благоразумные не осмѣлятся отречься, чтобы, имѣя въ себѣ благодать Божію, не подлежали они дѣйствію срамныхъ и нечистыхъ помысловъ.

6. Нерѣдко находимъ въ братіяхъ, что иные великую пріобрѣтали радость и благодать, и, впродолженіе пяти или шести лѣтъ, говорили о себѣ: «увяла въ насъ похоть», и послѣ этого, когда почитали себя совершенно освободившимися отъ похотѣнія, таившійся въ нихъ порокъ приходилъ въ движеніе, и возгорались они похотію, отчего сами въ себѣ дивились и говорили: «откуда это послѣ столь долгаго времени возсталъ въ насъ такой порокъ»? Поэтому, ни одинъ разсуждающій здраво не осмѣлится сказать: «такъ какъ пребываетъ благодать во мнѣ, то совершенно свободенъ я отъ грѣха». Напротивъ того, на умъ дѣйствуютъ два лица. Неопытные въ дѣлѣ, какъ-скоро, хотя нѣсколько, воздѣйствовала на нихъ благодать, думаютъ, что побѣдили уже они и стали совершенными христіанами. А по моему, дѣло бываетъ такъ: когда на небѣ при чистомъ воздухѣ сіяетъ солнце, и найдутъ на него облака, и закроютъ его и сгустятъ воздухъ, — солнце, будучи за облаками, не терпитъ никакого ущерба ни въ свѣтѣ, ни въ существѣ своемъ. Такъ бываетъ и въ тѣхъ, которые не достигли совершенной чистоты. И въ благодати Божіей пребывая, и въ глубинѣ души одержимые еше грѣхомъ, они имѣютъ въ себѣ и естественныя движенія, и помыслы укрѣпляющіе ихъ въ стремленіи къ Богу, хотя и не всецѣло утверждены въ добрѣ.

7. Такъ наоборотъ, и тѣ, которые во глубинѣ души держатся доброй стороны, т. е. преобладаются благодатію, остаются еще рабами и плѣнниками лукавыхъ помысловъ, и бываютъ на сторонѣ порока. Посему, много потребно разсудительности, чтобы человѣку опытно дознать, какъ бываетъ въ насъ дѣло. Сказываю же тебѣ, что и Апостолы, имѣя въ себѣ Утѣшителя, не были совершенно беззаботны. Въ нихъ, при радости и веселіи, былъ также страхъ и трепетъ по дѣйствію самой благодати, а не со стороны порока; сама благодать остерегала ихъ, чтобы они не совратились даже и въ чемъ маломъ. Какъ бросившій осколкомъ камня въ стѣну нимало не повредитъ, или не сдвинетъ съ мѣста стѣны; или, пустившій стрѣлу въ носящаго броню не сдѣлаетъ вреда ни желѣзу, ни тѣлу, потому что броня отражаетъ стрѣлу: такъ, если и къ Апостоламъ приближалась часть порока, то не вредила чмъ; потому что были они облечены совершенною силою Христовою, и сами они, будучи совершеными, имѣли свободу творить дѣла праведныя.

8. Поелику нѣкоторые утверждаютъ, что при благодати душѣ уже не о чемъ заботиться; то Богъ и въ совершенныхъ требуетъ душевной воли на служеніе Духу, чтобы дѣйствовали согласно съ благодатію. Ибо Апостолъ говоритъ: Духа не угашайте (1 Сол. 5, 19). Нѣкоторые не хотятъ быть въ тягость другимъ, иные сами себѣ прислуживаютъ, а иные берутъ у людей мірскихъ и раздаютъ бѣднымъ. И это превосходнѣе. Одни, имѣя благодать, заботятся только о самихъ себѣ; а другіе стараются оказать пользу душамъ другихъ. Послѣдніе много преимуществуютъ предъ первыми. А иные, имѣя благодать, за имя Божіе предаютъ тѣла свои на поруганія и страданія. И сіи опять выше прежнихъ. Иные, упражняясь въ добродѣтели, желаютъ, чтобы люди ихъ хвалили и почитали, говоря о себѣ: «мы христіане и причастники Духа Святаго»; другіе же стараются укрыть себя и отъ встрѣчи съ людьми. — Послѣдніе во многомъ преимуществуютъ предъ первыми. Видишь ли, какъ, и при самомъ совершенствѣ усердіе къ Богу, зависимо отъ естественной воли, дѣлается выше и преимущественнѣе?

9. Какъ одѣтый въ убогую ризу, если видитъ себя во снѣ богачемъ, то, вставъ отъ сна, опять видитъ себя бѣднымъ и обнаженнымъ: такъ и разсуждающіе о духовномъ, повидимому, говорятъ послѣдовательно; но поелику то, о чемъ говорятъ, не подтверждено въ умѣ какимъ-либо опытомъ, силою и удостовѣреніемъ, то останавливаются они на какой-то мечтѣ. Или, какъ если бы женщина, одѣтая вся въ шелкъ и въ жемчуги, явилась въ непотребномъ домѣ: такъ и въ подобныхъ людяхъ сердце ихъ есть блудилище нечистыхъ духовъ, хотятъ говорить они о праведности, не заглянувъ въ дѣла.

10. Какъ невозможно рыбѣ жить безъ воды, или человѣку ходить безъ ногъ, или видѣть свѣтъ безъ глазъ, или говорить безъ языка, или слышать безъ ушей: такъ безъ Господа Іисуса и безъ дѣйствія Божіей силы невозможно познать тайны и премудрость Божію, или стать человѣку богатымъ и христіаниномъ. Ибо тѣ — истинные мудрецы, воители, мужи, добліе и Божіи любомудрцы, которые, по внутреннему человѣку, водятся и управляются Божіею силою. Еллинскіе философы учатся владѣть словомъ; но есть другіе философы, которые невѣжды въ словѣ, радуются же и веселятся о Божіей благодати, и это — мужи благочестивые. Разсудимъ же теперь, какіе изъ нихъ лучше? Сказано: въ дѣлѣ и силѣ царство Божіе, а не въ словеси (1 Кор. 4, 20).

11. Нетрудно сказать кому-нибудь, что хлѣбъ этотъ сдѣланъ изъ пшеницы; но надобно съ подробностію объяснить, какъ именно хлѣбъ приготовляется и печется. Разсуждать о безстрастіи и совершенствѣ — можно немногимъ. Евангеліе выразило кратко: не гнѣвайся, не пожелай. Аще тя кто ударитъ въ десную твою ланиту, обрати ему и другую; и если кто судится, чтобы взять твою ризу, отдай ему и срачицу (Матѳ. 5, 49. 40). Апостолъ же, простираясь далѣе, какъ надобно съ терпѣніемъ и великодушіемъ постепенно совершать дѣло очищенія, учитъ пространно, сперва питая млекомъ, какъ младенцевъ, а потомъ возводя къ возрастанію и совершенству. Евангеліе сказало, что одежда дѣлается изъ вóлны; Апостолъ объяснилъ подробности приготовленія.

12. Кто ведетъ рѣчь о духовномъ, не вкусивъ того самъ, тотъ уподобляется человѣку, который при наступленіи дневнаго зноя, идетъ пустымъ полемъ, и томясь жаждою, описываетъ источникъ, струящійся водою, изображая себя піющимъ, тогда-какъ засохли у него уста и языкъ отъ палящей ихъ жажды, — или человѣку, который говоритъ о медѣ, что онъ сладокъ, но не вкушалъ его самъ и не знаетъ силы сладости. Такъ, если ведутъ рѣчь о совершенствѣ, о радованіи, или о безстрастіи, неошущавшіе въ себѣ ихъ дѣйственности и удостовѣренія въ нихъ; то на дѣлѣ не все бываетъ такъ, какъ они говорятъ. Ибо, когда такой человѣкъ сподобится со временемъ, хотя отчасти, приступить къ дѣлу, тогда разсудитъ онъ самъ собою: «Не такъ оказалось, какъ предполагалъ я. Иначе разсуждалъ я, а иначе дѣйствуетъ Духъ».

13. Христіанство есть пища и питіе. И чѣмъ больше кто вкуситъ его, тѣмъ болѣе возбуждается сладостію умъ, дѣлаясь неудержимымъ и ненасытимымъ, болѣе и болѣе требующимъ и вкушающимъ. Или, какъ, если кто въ жаждѣ, и подано ему сладкое питіе, то, отвѣдавъ его, еще сильнѣе распаляется жаждою, и ближе придвигается къ питію: такъ и вкушеніе Духа производитъ неутолимую почти жажду, которая справедливо уподобляется жаждѣ такого человѣка. И это — не одни слова, но дѣйствіе Святаго Духа, таинственно споспѣшествующее уму. Нѣкоторые думаютъ, что, воздерживаясь отъ общенія съ женою и отъ всего видимаго, они уже святы. Но на дѣлѣ не такъ; потому что порокъ пребываетъ въ умѣ, живетъ и возносится въ сердцѣ. Святъ же тотъ, кто очистился и освятился по внутреннему человѣку. Куда проникаетъ истина; тамъ борется съ нею заблужденіе, стараясь ее затмить и возмутить.

14. Когда Іудеи имѣли у себя священство, тогда были гонимы и оскорбляемы нѣкоторые изъ сего народа, потому что стояли за истину; таковы, напримѣръ, Елеазаръ и Маккавеи. Нынѣ же, — когда, со времени креста и раздранія завѣсы, Духъ отступилъ отъ Іудеевъ, истина открылась и дѣйствуетъ уже здѣсь, — опять нѣкоторые изъ сего народа терпятъ гоненія. Но тогда изъ сего народа были нѣкоторые гонимы и оскорбляемы, чтобы любители истины сдѣлались мучениками. Ибо какъ обнаружится истина, если не будетъ имѣть противниковъ, людей лживыхъ, возстающихъ противъ истины? Но и между братіями есть такіе, которые несутъ на себѣ страданія и скорби. И потребно имъ много осторожности, чтобы не пасть. Нѣкто изъ братіи, молясь вмѣстѣ съ другимъ, плѣненъ былъ Божественною силою, и восхищенный увидѣлъ горній градъ Іерусалимъ, и свѣтоносныя изображенія и безпредѣльный свѣтъ, и слышалъ голосъ, который говорилъ: «это есть мѣсто упокоенія праведныхъ». Вскорѣ же потомъ, онъ, надмившись и подумавъ, что имѣлъ видѣніе о самомъ себѣ, впалъ въ самую бездну и глубину грѣха, и въ тысячи золъ.

15. Поэтому, если палъ человѣкъ жившій внутренно и высокій, то можетъ ли, кто бы то ни было, сказать: «я пощусь, веду странническую жизнь, расточаю имѣніе свое, слѣдовательно уже святъ»? Ибо воздержаніе отъ худаго не есть еще самое совершенство, развѣ вошелъ уже ты въ уничиженный умъ, и убилъ змія, который таится подъ самымъ умомъ, во глубинѣ помысловъ, гнѣздится и умерщвляетъ тебя въ такъ-называемыхъ тайникахъ и хранилищахъ души; потому что сердце есть бездна; и такъ, развѣ его ты умертвилъ и изринулъ изъ себя всякую, бывшую въ тебѣ, нечистоту. Всѣ любомудрствующіе, и Законъ, и Апостолы, и пришествіе Христово имѣютъ цѣлію очищеніе. Всякій человѣкъ, и Іудей и Еллинъ, любитъ чистоту, но не можетъ содѣлаться чистымъ. Посему, надобно доискаться, какъ и какими средствами можно достигнуть сердечной чистоты. Не иначе возможно сіе, какъ съ помащію Распятаго за насъ. Онъ есть путь, жизнь, истина, дверь, жемчужина, живый и небесный хлѣбъ. Безъ оной Истины никому невозможно познать истину и спастись. Посему, какъ въ разсужденіи внѣшняго человѣка и вещей видимыхъ отрекся ты отъ всего, и роздалъ имѣніе свое: такъ, если имѣешь знаніе и силу слова и въ мірской мудрости, долженъ все отъ себя отринуть, все вмѣнить ни во что; тогда только будешь въ состояніи назидать себя на буйствѣ проповѣди, которая есть истинная мудрость, состоящая не въ красотѣ словъ, но въ силѣ дѣйствующей святымъ крестомъ. Слава единосущной Троицѣ во вѣки! Аминь.

Источникъ: Преподобнаго отца нашего Макарія Египетскаго, Духовныя бесѣды, посланіе и слова, съ присовокупленіемъ свѣдѣній о жизни его и писаніяхъ. / Переведены с греческаго при Московской Духовной Академіи. — Изданіе четвертое. — Свято-Троицкая Сергіева Лавра: Собственная типографія, 1904. — С. 148-156.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0