Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 16 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свщмч. Меѳодій Патарскій († 312 г.)
Пиръ десяти дѣвъ или о дѣвствѣ.


Лица, разговаривающія: Еввулъ и Григора [1].
Лица вводныя: Арета, Маркелла, Ѳеофила, Ѳалія, Ѳеопатра, Ѳаллуса, Агаѳа, Прокилла, Ѳекла, Тисіана, Домнина.


Введеніе.
Цѣль сочиненія. — Путь къ раю. — Изображеніе и олицетвореніе добродѣтели. — Агносъ — символъ дѣвства. — Маркелла — старшая и первая между дѣвами Христовыми

Еввулъ. Очень благовременно пришла ты, Григора; я недавно искалъ тебя, желая узнать, какія были рѣчи о дѣвствѣ въ обществѣ Маркеллы и прочихъ дѣвъ, собравшихся тогда на пиршество. Онѣ, говорятъ, такъ великолѣпно и сильно разсуждали между собою, что не опустили ничего, необходимо относящагося къ этому предмету. И такъ, если ты пришла для чего-нибудь другаго, то отложи это до другаго времени, а теперь не полѣнись разсказатъ по порядку все, о чемъ мы просимъ тебя.

Григора. Кажется, я обманулась въ своей надеждѣ, такъ какъ кто-то другой уже напередъ разсказалъ о томъ, о чемъ ты спрашиваешь. Я думала, что ты еще ничего не слыхалъ о происходившемъ, и очень восхищалась и утѣшалась тѣмъ, что первая разскажу тебѣ. Потому я и поспѣшила скорѣе придти сюда къ вамъ, опасаясь этого самаго, чтобы кто-нибудь другой не предупредилъ меня.

Еввулъ. Успокойся, блаженная; мы ничего обстоятельно не узнали о происходившемъ. Говорившій не могъ объяснить ничего болѣе, кромѣ того, что происходили разговоры, а какіе и какъ, онъ не могъ отвѣчать на вопросы.

Григора. И такъ, если за этимъ я пришла сюда, хотите ли вы слышать обо всемъ сказанномъ съ самаго начала, или мнѣ иное опустить, а припомнить только то, что найду достойнымъ вспоминанія?

Еввулъ. Нѣтъ, Григора, разскажи намъ съ самаго начала, и о собранія, гдѣ оно происходило, и о яствахъ приготовленныхъ, и о себѣ самой, какъ ты возливала вино, а онѣ


«...кубки пріемля златые,
чествовали другъ друга, на великое небо взирая» [2].

Григора. Ты всегда искусенъ въ бесѣдахъ и очень любознателенъ, такъ что просто всѣхъ превосходишь.

Еввулъ. Не время теперь, Григора, спорить съ тобою объ этомъ; о чемъ просимъ тебя, о томъ разскажи намъ, какъ происходило съ самаго начала, и не иначе.

Григора. Постараюсь. Но напередъ ты самъ отвѣть мнѣ: знаешь ли ты дочь Философіи — Арету? [3]

Еввулъ. Что же?

Григора. Въ ея садъ, находящійся на востокѣ, мы были приглашены срывать созрѣвшіе плоды, и отправились, именно: я (мнѣ разсказывала Ѳеопатра, отъ ней я слышала), Прокилла и Тисіана, какимъ, Григора, утесистымъ, труднымъ и крутымъ путемъ мы проходили! — Когда же мы приближались къ тому мѣсту, — продолжала Ѳеопатра, — то насъ встрѣтила какая-то величественная и благообразная, молча и благопристойно выступавшая женщина, одѣтая въ весьма свѣтлую, какъ бы изъ снѣга, одежду; вся она была по истинѣ нѣкоторою божественною и дивною красотою; стыдливость съ великою важностью выражалась на лицѣ ея. Такой взглядъ страшный, соединенный съ пріятною кротостію; говорила она, — не знаю видала ли я когда-нибудь. Она была совершенно безъ прикрасъ и не имѣла ничего неестественнаго. Подошедши съ великою радостію, она каждую изъ насъ, какъ мать, увидѣвшая послѣ долгаго отсутствія, обняла и поцѣловала, и говорила: дщери мои, ко мнѣ, сильно желающей ввести васъ въ садъ нетлѣнія, съ трудомъ пришли вы, испытавъ на пути различныя опасности отъ змѣй; я наблюдая видѣла, какъ часто вы уклонялись, и боялась, чтобы вы, какъ-нибудь сбившись съ дороги, не погибли въ утесахъ; но благодареніе Жениху, которому я обручила васъ, дѣти мои (2 Кор. 11, 2), который помогъ устроиться всему по желаніямъ (нашимъ)! Между тѣмъ какъ она говорила это, мы, — говорила Ѳеопатра, — достигли ограды, такъ какъ двери еще были открыты (Матѳ. 25, 10), и нашли уже пришедшихъ Ѳеклу, Агаѳу и Маркеллу, намѣревавшихся приступить къ ужину. Тогда, — говорила она, — Арета сказала: войдите и вы возлечь здѣсь на ряду съ этими вашими подругами. Всѣхъ же насъ пировавшихъ тамъ, я думаю, — говорила она мнѣ, — было числомъ десять [4]. Самая мѣстность была чрезвычайно красивая и исполненная великой пріятности. Благорастворенный воздухъ, озаренный чистыми лучами свѣта, легко колебался; по срединѣ ключъ тихо, подобно елею, источалъ пріятнѣйшее питье; вытекающая изъ него прозрачная и чистая вода составляла источники, а эти, разливаясь рѣкою, напаяли всю мѣстность, доставляя обильную влагу. Были тамъ различныя деревья, изобилующія свѣжими осенними плодами, которыя вися представляли одну прекрасную картину; также всегда цвѣтущіе луга, усѣянные благоухающими и разнообразными цвѣтами, отъ которыхъ вѣтеръ нѣжно разносилъ пріятнѣйшій запахъ. А вблизи находился агносъ [5], высокое дерево, подъ которымъ мы расположились, такъ какъ оно было весьма широко и тѣнисто.

Еввулъ. Ты, блаженная, изображаешь второе райское жилище.

Григора. Ты говоришь правду. И такъ, когда мы насладились всякими яствами и различными сладостями, такъ что не оставалось никакихъ пріятностеи, тогда — говорила она — вошла Арета и предложила слѣдующее: отроковицы, краса моего радушія, прекрасныя дѣвы, воздѣлывающія непорочными руками нетлѣнные сады Христовы; уже довольно было яствъ и угощенія; всего у насъ достаточно и съ избыткомъ. Чего же еще хотѣлось бы мнѣ, и чего я ожидаю? Того, чтобы каждая изъ васъ сказала похвальную рѣчь дѣвству. Пусть начнетъ Маркелла, такъ какъ она сидитъ первою и притомъ старше другихъ. Когда же она прекрасно исполнитъ это дѣло, то я почту за стыдъ для себя, если не сдѣлаю ее примѣромъ подражанія, увѣнчавъ чистымъ вѣнкомъ мудрости. Такимъ образомъ, помнится мнѣ, — говорила она, — Маркелла тотчасъ и начала говорить слѣдующее.

Примѣчанія:
[1] Въ греческомъ подлинникѣ Εὐβούλιον и Γρηγὸριον уменьшительныя имена, первое — мужеское, а второе женское. Подъ первымъ нѣкоторые (Левъ Алляцій) разумѣютъ самого св. Меѳодія, который имѣлъ прозваніе Ευβουλίου, какъ свидѣтельствуетъ св. Епифаній (Haer. LXIV, c. 63), хотя въ концѣ этого самаго сочиненія Меѳодій (впрочемъ неизвѣстно, какой именно) представляется лицомъ отдѣльнымъ отъ Εὐβούλιον; а что это дѣйствительно собственное имя мужчины, такъ думаютъ многіе толкователи текста, не смотря на нѣкоторыя мѣста сочиненія, повидимому указывающія въ немъ женщину, какъ и въ имени Γρηγὸριον. См. Method. Oper. Edit. Iahnii. 1865.
[2] Иліад. IV, 3. 4.
[3] Арета отъ ἀρετὴ — добродѣтель, которой свойства и описываются далѣе.
[4] Лицъ, участвовавшихъ въ пирѣ и разговорѣ, было собственно одиннадцать; но здѣсь говорится о приглашенныхъ на пиръ дѣвахъ безъ Ареты, въ домъ которой онѣ были приглашены.
[5] Αγνος, vitex, или Komapicha, агнецъ непорочный или цѣломудренникъ, растеніе, которое по самому названію своему соотвѣтствуетъ заглавію настоящаго сочиненія: περὶ ἀγνείας. Это душистое растеніе изъ рода кустарниковъ описываютъ Платонъ въ Федрѣ, 230. В. Плиній Hist. Nat. XXIV. 19. Оно упоминается и въ Священномъ Писаніи. Лев. 23, 40.

Источникъ: Святый Меѳодій епископъ и мученикъ, Отецъ Церкви III-го вѣка. Полное собраніе его твореній, переведенныхъ съ Греческаго подъ редакціею Профессора С.-Петербургской Духовной Академіи Евграфа Ловягина. — СПб.: Въ Типографіи Втораго Отдѣленія Собственной Е. И. В. Канцеляріи, 1877. — С. 1-4.

Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0