Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 24 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свщмч. Меѳодій Патарскій († 312 г.)
Пиръ десяти дѣвъ или о дѣвствѣ.

Рѣчь I. Маркелла.

Глава 1.
Трудность и превосходство дѣвства. — Упражненіе въ ученіи необходимо для дѣвъ.

Дѣвство есть нѣчто чрезвычайно великое, дивное и славное и, если можно сказать откровенно, слѣдуя священнымъ Писаніямъ, оно — питомникъ нетлѣнія, цвѣтъ и начатокъ его. Оно только одно есть превосходнѣйшій и прекраснѣйшій подвигъ. Посему и Господь обѣщаетъ входъ въ Царство небесное тѣмъ, которые сами себя сдѣлали дѣвственниками, когда въ Евангеліи говоритъ о различіи скопчества (Матѳ. 19, 12); потому что очень рѣдко и трудно для людей дѣвство; и чѣмъ оно выше и величественнѣе, тѣмъ большимъ подвергается опасностямъ. Нужны крѣпкія и мужественныя природныя силы, которыя стремительно воспаривъ надъ потокомъ сладострастія, направляютъ колесницу души въ высоту и не уклоняются отъ этой цѣли до тѣхъ поръ, пока легко перенесшись чрезъ міръ быстрѣйшимъ полетомъ мысли и ставши по истинѣ у небеснаго свода, не узрятъ прямо самаго нетлѣнія, исходящаго изъ чистыхъ нѣдръ Вседержителя. Земля не въ состояніи производить этотъ нектаръ; одно небо можетъ источать его. Ибо дѣвство, хотя ходитъ по землѣ, но, нужно думать, касается небесъ. Нѣкоторые, стремившіеся къ нему и взиравшіе только на конецъ его, приступивъ съ неомытыми ногами и несовершенными въ трудахъ, возвратились съ половины пути, не получивъ надлежащаго направленія мыслей отъ этого подвига; потому что не только нужно сохранять тѣла чистыми, подобно какъ храмамъ не слѣдуетъ оказываться лучше святынь ихъ; но нужно, чтобы души, — эти святыни тѣлъ, были соблюдаемы, украшаясь правдою. А соблюдаются и очищаются онѣ болѣе тогда, когда, нелѣностно соревнуя слушать божественныя изреченія, не престаютъ дотолѣ, пока не достигнутъ того, что есть «истинное», приходя къ дверямъ мудрыхъ (Сир. 6, 36). Какъ солью истребляется гной и гнилость и все вредное въ мясѣ, такъ и въ дѣвѣ всѣ неразумныя плотскія пожеланія обуздываются ученіемъ. Душа не орошаемая, какъ бы солью, глаголами Христовыми, по необходимости портится и производитъ червей, подобно какъ царь Давидъ, раскаеваясь со слезами, взывалъ въ горахъ: смердятъ и гноятся раны мои (Псал. 37, 6); потому что онъ не обуздалъ самаго себя, какъ бы солью, цѣломудріемъ, но по нерадѣнію увлекся похотью и засмердѣлъ прелюбодѣяніемъ. Посему въ книгѣ Левитъ (2, 13) запрещается приносить въ жертву Господу Богу всякій даръ, если онъ не осолится солью. А для насъ ѣдкою солью, очищающею на пользу, служитъ всякое духовное упражненіе въ Писаніяхъ, безъ котораго душа не можетъ разумно принести себя въ жертву Вседержителю; ибо вы соль земли (Матѳ. 5, 13), сказалъ Господь Апостоламъ. Итакъ дѣвѣ всегда нужно стремиться къ доброму и отличаться между первенствующими въ мудрости и не имѣть никакого нерадѣнія и легкомыслія, но подвизаться и помышлять о приличномъ дѣвству, постоянно очищая разумомъ гной сладострастія, чтобы какая-нибудь малая скрывшаяся гнилость не произвела червя невоздержанія. Ибо незамужняя заботится о Господнемъ, какъ угодить Господу, чтобъ быть святою и тѣломъ и духомъ (1 Кор. 7, 34), говоритъ блаженный Павелъ. Между тѣмъ многія, считая слушаніе (Священнаго Писанія) дѣломъ маловажнымъ, думаютъ, что онѣ оказываютъ большую заслугу, если на короткое время обращають къ нему слухъ свой, который нужно было бы заградить; потому что душѣ легкомысленной, низкой и воображающей себя мудрою, не слѣдуетъ сообщать божественнаго ученія. И не смѣшными ли можно назвать тѣхъ, которыя въ вещахъ маловажныхъ употребляютъ всѣ усилія, чтобы наилучшимъ образомъ достигнуть желаемаго; а къ предметамъ необходимымъ, чрезъ которые у нихъ особенно усиливается любовь къ цѣломудрію, не прилагаютъ величайшаго усердія?

Глава 2.
Дѣвство — небесное растеніе, поздно узнанное. — Какъ устроено возвышеніе человѣка къ совершенству.

Растеніе дѣвства ниспослано людямъ съ небесъ по истинѣ къ великому преуспѣянію; и потому оно не было открыто первымъ поколѣніямъ. Тогда родъ человѣческій былъ еще немногочисленъ и ему нужно было размножаться и усовершенствоваться. Посему небыло непристойнымъ, что древніе вступали въ супружество съ своими сестрами, до тѣхъ поръ, пока пришедшій законъ опредѣлилъ и, запретивъ казавшееся прежде хорошимъ, объявилъ это грѣхомъ, называя проклятымъ открывающаго наготу сестры своей (Лев. 18, 9; 20, 17); Богъ попечительно оказывалъ помощь роду нашему соотвѣтственную времени, какъ родители поступаютъ съ дѣтьми. Они не тотчасъ съ самаго младенчества приставляютъ къ нимъ учителей, но позволяя имъ въ дѣтскомъ возрастѣ забавляться играми, подобно юницамъ, сначала посылаютъ ихъ къ учителямъ лепечущимъ вмѣстѣ съ ними; когда же они сбросятъ юношескій пухъ ума, то посылаютъ ихъ заниматься высшими науками, а затѣмъ еще болѣе высшими. Такъ, нужно думать, Богъ и Отецъ всѣхъ обращался и съ нашими предками; пока міръ еще не былъ наполненъ людьми, то человѣкъ былъ какбы младенецъ и ему нужно было прежде размножаться, и такимъ образомъ возрастать въ мужа. А когда онъ былъ населенъ отъ концевъ до концевъ своихъ, и человѣчество безпредѣльно распространилось, то Богъ не допустилъ людямъ оставаться при прежнихъ нравахъ, имѣя въ виду, чтобы они, переходя отъ одного къ другому, постепенно болѣе и болѣе приближались къ небесамъ, пока не сдѣлаются совершенными, достигнувъ величайшаго и высочайшаго ученія — дѣвства; именно, чтобы они сначала перешли отъ смѣшенія съ сестрами къ вступленію въ бракъ съ посторонними женщинами, потомъ чтобы не совокуплялись съ многими подобно четвероногимъ животнымъ, какбы родившіеся для совокупленія, затѣмъ чтобы они не были прелюбодѣями; а потомъ далѣе (перешли бы) къ цѣломудрію, и отъ цѣломудрія къ дѣвству, въ которомъ, научившись возвышаться надъ плотію, безбоязненно вступили бы въ безмятежную пристань нетлѣнія.

Глава 3.
Браки съ сестрами прекращены обрѣзаніемъ Авраама. Со временъ пророческихъ отвергнуто многоженство. Самая супружеская чистота ограничена.

Чтобы кто-нибудь не сталъ обвинять эту рѣчь въ недостаткѣ свидѣтельствъ изъ Писаній, то мы предложимъ и свидѣтельства пророковъ, и тѣмъ еще болѣе докажемъ истинность вышесказаннаго. Такъ Авраамъ первый, получивъ завѣтъ обрѣзанія, обрѣзывая часть собственной своей плоти, кажется, указывалъ не на что иное, какъ на то, чтобы болѣе не раждать дѣтей отъ потомковъ одного сѣмени, научая каждаго отсѣкать удовольствіе совокупленія съ собственною сестрою, какбы съ своею плотію. Такъ сближеніе и сожитіе съ своими сестрами прекращено со временъ Авраама; сожитіе же съ многими женами уничтожено со временъ пророческихъ. Не ходи вслѣдъ похотей твоихъ, и воздерживайся отъ пожеланій твоихъ, говоритъ Премудрый (Сир. 19, 2). Ибо вино и женщины развратятъ разумныхъ (Сир. 19, 2). И въ другомъ мѣстѣ: источникъ воды твоей да будетъ у тебя твой, и утѣшайся женою юности твоей (Прит. 5, 15-18). Т. е. онъ отвергаетъ многоженство. Іеремія же прямо называетъ похотливыми конями тѣхъ, которые вступаютъ въ связь съ различными женщинами (Іер. 5, 8). Ибо плодородное множество нечестивыхъ не принесетъ пользы, и прелюбодѣйныя отрасли не дадутъ корней въ глубину, говоритъ Премудрый (Прем. 4, 3). Впрочемъ, чтобы намъ не слишкомъ распространяться, приводя пророческія изреченія, представимъ еще, какъ цѣломудріе преемствовало супружеству съ одною женою, мало по малу ослабляя плотское сладострастіе, доколѣ совершенно не обуздало обычнаго стремленія къ совокупленію. Вотъ наконецъ уже представляется прямо отказывающійся отъ такого образа жизни. Господи, говоритъ онъ, Отче и Владыко жизни моей, не оставь меня на волю ихъ. Возношеніе очей отврати отъ меня. Пожеланіе чрева [1] и сладострастіе да не овладѣютъ мною (Сир. 23, 14. 5). И въ поучающей всѣмъ добродѣтелямъ книгѣ Премудрости Духъ Святый, открыто побуждая слушателей къ воздержанію и цѣломудрію, громогласно воспѣваетъ такъ: лучше бездѣтность съ добродѣтелію, ибо память о ней безсмертна; она признается и у Бога и у людей, когда она присуща, ей подражаютъ [2], а когда отойдетъ, стремятся къ ней: и въ вѣчности увѣнчанная она торжествуетъ, какъ одержавшая побѣду непорочными подвигами (Прем. 4, 1-2).

Глава 4.
Одинъ Христосъ научилъ дѣвству, открыто предсказывая Царство небесное. Уподобленіе Богу должно совершаться при свѣтѣ божественныхъ добродѣтелей.

И такъ о человѣчествѣ въ разныя времена, какъ оно, начавъ съ смѣшенія съ сестрами, перешло къ воздержанію, сказано; остается сказать о дѣвствѣ; постараемся же посильно сказать и объ этомъ. И прежде всего нужно объяснить, почему изъ многихъ пророковъ и праведниковъ, возвѣщавшихъ и совершавшихъ многое и прекрасное, никто не прославлялъ и не избралъ дѣвства? Потому, что преподать это ученіе предоставлено было одному Господу, такъ какъ Онъ одинъ, пришедши, научилъ человѣка шествовать къ Богу. Ибо первосвященнику, первопророку и первоангелу надлежало назваться и перводѣвственникомъ. Въ древности человѣкъ еще не былъ совершеннымъ, и потому еще не былъ въ состояніи вмѣстить совершенное — дѣвство. Онъ, сотворенный по образу Божію, еще имѣлъ нужду въ томъ, чтобы быть по подобію (Божію). Для исполненія этого посланное въ міръ Слово напередъ приняло нашъ образъ, запятнанный (у насъ) многими грѣхами, дабы мы, ради которыхъ Оно приняло его, могли опять получить образъ божественный. Ибо быть въ точности по подобію Божію возможно тогда, когда мы, отпечатлѣвъ черты его человѣческой жизни въ самихъ себѣ, какбы на доскахъ, подобно искуснымъ живописцамъ, сохранимъ ихъ, изучая тотъ путь, который Онъ самъ открылъ. Для того Онъ, будучи Богомъ, и благоволилъ облечься въ человѣческую плоть, чтобы и мы, взирая, какбы на картинѣ, на божественный образъ жизни Его, могли подражать начертавшему ее. Ибо Онъ не иное мыслиль, а иное дѣлалъ, и не иное считалъ прекраснымъ, а иному училъ, но что по истинѣ было полезно и прекрасно, тому Онъ и училъ, то и дѣлалъ.

Глава 5.
Христосъ, сохранивъ плоть нерастлѣнною въ дѣвствѣ, побуждаетъ къ соблюденію дѣвства. Небольшое число дѣвственниковъ въ сравненіи съ множествомъ другихъ святыхъ.

Что же Господь, истина и свѣтъ, сдѣлалъ пришедши (въ міръ)? Онъ, принявъ плоть, сохранилъ ее нерастлѣнною — въ дѣвствѣ. Такъ и мы, если хотимъ быть подобными Богу и Христу, должны стараться соблюдать дѣвство. Ибо подобіе Божіе состоитъ въ воздержаніи отъ растлѣнія. А что вочеловѣчившееся Слово стало перводѣвственникомъ, и первопастыремъ, и первопророкомъ Церкви, это объяснилъ намъ вдохновенный Христомъ Іоаннъ вь книгѣ Откровенія, сказавъ: и взглянулъ я, и вотъ Агнецъ стоитъ на горѣ Сіонѣ, и съ нимъ сто сорокъ четыре тысячи, у которыхъ имя Его [3] и имя Отца Его написано на челахъ. И слышалъ я голосъ съ неба, какъ шумъ отъ множества водъ и какъ звукъ сильнаго грома; и услышалъ голосъ какъ бы гуслистовъ, играющихъ на гусляхъ своихъ. Они поютъ новую пѣснь предъ престоломъ и предъ четырьмя животными и старцами; и никто не могъ научиться сей пѣсни, кромѣ сихъ ста сорока четырехъ тысячь, искупленныхъ отъ земли. Это суть тѣ, которые не осквернились съ женами: ибо они дѣвственники; это суть тѣ, которые слѣдуютъ за Агнцемъ, куда бы онъ ни пошелъ (Апок. 14, 1-4). Притомъ замѣть, какъ велико достоинство дѣвства предъ Богомъ: они искуплены изъ людей, какъ первенцы Богу и Агнцу, и въ устахъ ихъ нѣтъ лукавства; они непорочны, и слѣдуютъ за Агнцемъ, куда бы онъ ни пошелъ (Апок. 14, 4-5). Этимъ онъ хочетъ ясно внушить намъ, что такимъ числомъ, т. е. сто сорокъ четырьмя тысячами издревле опредѣлено количество дѣвственниковъ, между тѣмъ какъ другихъ святыхъ неопредѣленное множество. Ибо замѣчательно, что онъ прибавляетъ, говоря о прочихъ: и взглянулъ я, и вотъ изъ всѣхъ языковъ и племенъ и всѣхъ народовъ великое множество, котораго никто не могъ перечислить (Апок. 7, 9). Итакъ онъ представляетъ, какъ я сказала, безчисленное множество другихъ святыхъ, а дѣвственниковъ весьма небольшое число сравнительно съ составляющими безчисленное множество. —

Такова, Арета, моя рѣчь тебѣ о дѣвствѣ. Если я опустила что-нибудь, то пусть дополнитъ слѣдующая за мною Ѳеофила.

Примѣчанія:
[1] Въ подлинникѣ: ϰαρδίας — сердца, вм. ϰοιλίας, какъ читается въ Библіи.
[2] Въ подлинникѣ: τιμῶσιν — почитаютъ, вм. μιμοῦνται, какъ читается въ Библіи.
[3] Прибавленныя слова: имя Его и — читаются въ нѣкоторыхъ спискахъ Апокалипсиса.

Источникъ: Святый Меѳодій епископъ и мученикъ, Отецъ Церкви III-го вѣка. Полное собраніе его твореній, переведенныхъ съ Греческаго подъ редакціею Профессора С.-Петербургской Духовной Академіи Евграфа Ловягина. — СПб.: Въ Типографіи Втораго Отдѣленія Собственной Е. И. В. Канцеляріи, 1877. — С. 5-11.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0