Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 22 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свщмч. Меѳодій Патарскій († 312 г.)
Пиръ десяти дѣвъ или о дѣвствѣ.

Рѣчь III. Ѳалія.

Глава 1.
Сравненіе словъ книги Быт. 2, 23-24, съ словами Ап. Павла въ посланіи въ Ефес. 5, 28-32.

Ты, Ѳеофила, — сказала она, — мнѣ кажется, превосходишь всѣхъ и дѣломъ и словомъ и никому не уступаешь въ мудрости. Никто не станетъ укорять твою рѣчь, какъ бы онъ ни былъ сварливъ и склоненъ къ препирательству. Но, блаженная, только одно изъ всего, сказаннаго правильно, по-видимому, смущаетъ и тяготитъ меня, при представленіи моемъ о томъ, что такой мудрый и исполненный духа мужъ, — разумѣю Павла, — напрасно не сравнилъ бы союза первозданнаго человѣка и его жены со Христомъ и Церковію (Ефес. 5, 32), если бы Писаніе не заключало здѣсь ничего выше простыхъ словъ и историческаго событія. Ибо, если это мѣсто Писанія должно понимать буквально о союзѣ мужа и жены, то для чего Апостолъ, упомянувъ о немъ и, я думаю, желая руководить насъ на путь духовный, относящееся къ Евѣ и Адаму иносказательно относитъ ко Христу и Церкви? Мѣсто изъ книги Бытія гласитъ такъ: и сказалъ Адамъ: вотъ это кость отъ костей моихъ и плоть отъ плоти моей; она будетъ называться женою: ибо взята отъ мужа своего. Потому оставитъ человѣкъ отца своею и мать свою, и прилѣпится къ женѣ своей; и будутъ два одна плоть (Быт. 2, 23-24). Апостолъ, обращая вниманіе на это мѣсто, не желаетъ принимать его, какъ я сказала, въ буквальномъ смыслѣ, чувственно, о союзѣ мужа и жены, какъ дѣлаешь ты. Ты, объясняя эти слова въ физическомъ смыслѣ, допустила, что Писаніе говоритъ только о зачатіяхъ и рожденіяхъ; ибо (ты сказала), чтобы могъ родиться другой человѣкъ, какъ кость взятая отъ костей, для этого живыя тѣла, созрѣвшія для рожденія подобно деревамъ, соединяются во время зачатія. А онъ, въ духовномъ смыслѣ относя эти слова ко Христу, поучаетъ такъ: любящій свою жену любитъ самого себя. Ибо никто никогда не имѣлъ ненависти къ своей плоти, но питаетъ и грѣетъ ее, какъ и Господь Церковь: потому что мы члены тѣла Его. Посему оставитъ человѣкъ отца своего и мать, и прилѣпится къ женѣ своей, и будутъ двое одна плоть. Тайна сія велика; я говорю по отношенію ко Христу и къ Церкви (Ефес. 5, 28-32).

Глава 2.
Переходы въ рѣчахъ Ап. Павла. — Характеръ его ученія, не заключающаго въ себѣ никакихъ противорѣчій. — Не безопасно обращать все въ аллегорію.

Но пусть не смущаетъ тебя то, что онъ, говоря объ одномъ, переходитъ къ другому, такъ что подумаешь, будто онъ примѣшиваетъ и привноситъ нѣчто, не относящееся къ предмету, уклоняясь отъ своей цѣли, какъ и здѣсь. Ибо намѣреваясь, какъ видно, обстоятельно изложить ученіе о дѣвствѣ, онъ напередъ предрасполагаетъ къ своему предмету, употребляя въ началѣ болѣе снисходительный образъ рѣчи. Таковъ характеръ его рѣчей, весьма разнообразный и постепенно усиливающійся; онъ начинаетъ съ низшаго и переходитъ къ болѣе высокому и величественному; потомъ снова ниспускаясь въ глубину, оканчиваетъ то простѣйшимъ и легкимъ, то труднѣйшимъ и возвышеннымъ, не привнося однако этими переходами ничего чуждаго главнымъ предметамъ, но, соединяя все это нѣкоторою дивною связію, сводитъ къ одной предположенной у него цѣли предмета. Итакъ мнѣ нужно обстоятельнѣе раскрыть смыслъ апостольскихъ словъ, не отвергая ничего изъ вышесказаннаго. — Ты, Ѳеофила, мнѣ кажется, достаточно и ясно раскрыла ихъ, изложивъ слова Писанія болѣе безопаснымъ образомъ, такъ, какъ они читаются. Конечно, опасно пренебрегать текстомъ, какъ онъ сказанъ, особенно въ книгѣ Бытія, гдѣ излагаются непреложныя повелѣнія Божіи, устроившія вселенную, сообразно съ которыми еще и теперь міръ управляется самымъ совершеннымъ образомъ и въ совершенной соразмѣрности, пока самъ Законодатель, устроившій міръ, пожелавъ преобразовать его, снова инымъ повелѣніемъ не разрушитъ прежнихъ законовъ природы. Но такъ какъ не слѣдуетъ оставлять эти слова съ неполнымъ и какъ бы полухрамлющимъ объясненіемъ, то мы придадимъ ему и другое соотвѣтственное значеніе, вникнувъ глубже въ Писаніе; ибо не должно оставлять безъ вниманія того, какъ Павелъ, возвышаясь надъ буквальнымъ чтеніемъ, относитъ эти слова ко Христу и Церкви.

Глава 3.
Сравненіе перваго и втораго Адама.

И во-первыхъ надобно изслѣдовать, можетъ ли быть сравниваемъ съ Сыномъ Божіимъ Адамъ, оказавшійся падшимъ чрезъ преслушаніе и услышавшій: прахъ ты, и въ прахъ возвратишься (Быт. 3, 19). Какъ можетъ быть названъ рожденнымъ прежде всякой твари (Кол. 1, 15) тотъ, кто образованъ изъ персти послѣ земли и тверди? Какъ можетъ почитаться древомъ жизни (Апок. 2, 7) тотъ, кто за преслушаніе изгнанъ, чтобы онъ опять не простеръ руки (къ древу жизни) и вкусивши отъ него не сталъ жить вѣчно (Быт. 3, 22)? Сравниваемое должно быть во многомъ подобно и соотвѣтственно тому, съ чѣмъ сравнивается, а не имѣть въ себѣ противоположныя и несходныя свойства. Такъ оказался бы благоразумнымъ не тотъ, кто рѣшился бы уподоблять неравное равному или гармонію негармоніи, но (кто сравнилъ бы) равное съ равнымъ по природѣ, хотя бы оно было равно въ немногомъ, и бѣлое съ бѣлымъ по природѣ, хотя бы оно (было бѣлымъ) въ весьма малой степени и представляло въ себѣ немного бѣлизны послѣдняго, отъ чего и само называется бѣлымъ. Равное же, гармоническое и свѣтлое, какъ несомнѣнно ясно для всякаго, есть то, чтó безгрѣшно и нетлѣнно, т. е. премудрость; а неравное и негармоническое есть то, что смертно и грѣховно и извергнуто по неодобренію и подверглось осужденію.

Глава 4.
Продолженіе о томъ же предметѣ.

Почти такія, я думаю, представляются возраженія тѣми, которые не допускаютъ сравненія перваго человѣка со Христомъ, кажется, не обращая вниманія на мудрость Павла. Посему мы посмотримъ, какъ правильно Павелъ сравнилъ Адама со Христомъ, полагая, что онъ (Адамъ) не образъ только и подобіе (Христа), но именно онъ самъ и сталъ Христомъ отъ того, что на него низошло Слово, существующее прежде вѣковъ. Ибо надлежало, чтобы перворожденный отъ Бога, первая и единородная отрасль, т. е. Премудрость, вочеловѣчилась, соединившись съ первозданнымъ, первымъ и первороднымъ изъ людей человѣкомъ, чтобы такимъ образомъ Христосъ былъ человѣкомъ, исполненнымъ чистаго и совершеннаго Божества, и Богомъ, вмѣстившимся въ человѣкѣ; ибо весьма сообразно было, чтобы древнѣйшій вѣковъ и высшій Архангеловъ [1], восхотѣвъ обращаться съ людьми, вселился въ древнѣйшаго и перваго изъ людей, Адама. Такимъ образомъ возобновляя бывшее въ началѣ и возстановляя отъ Дѣвы и Духа, онъ образуетъ того же самаго (Адама); ибо и въ началѣ, когда земля была еще дѣвственна и невоздѣлана, Богъ, взявъ персть, безъ сѣмени образовалъ изъ ней разумнѣйшее животное (человѣка) [2].

Глава 5.
Изъясненіе мѣста изъ пророчества Іереміи.

Пусть предстанетъ достовѣрнымъ и яснымъ свидѣтелемъ моимъ пророкъ Іеремія, который говоритъ: и сошелъ я въ домъ горшечника, и вотъ онъ работалъ свою работу на кружалѣ. И сосудъ, который онъ дѣлалъ, развалился въ рукахъ его, и онъ снова сдѣлалъ изъ него другой сосудъ, какой ему вздумалось сдѣлать (Іер. 38, 3-4). Когда созданный изъ персти Адамъ былъ, такъ сказать, мягкимъ и влажнымъ и еще не успѣлъ, подобно обожженной глинѣ, окрѣпнуть въ нетлѣніи, то грѣхъ, подобно текучей и каплющей водѣ, разрушилъ его. Посему Богъ, желая снова возстановить и образовать его изъ персти такимъ же (сосудомъ) въ честь (2 Тим. 2, 20-21), сначала сдѣлавъ его твердымъ и крѣпкимъ въ дѣвственной утробѣ, соединивъ и смѣшавъ его съ Словомъ, вывелъ его въ жизнь несокрушимымъ и невредимымъ, чтобы онъ по рожденіи, когда устремятся на него отвнѣ потоки тлѣнія, опять не подвергся разрушенію, какъ поучаетъ Господь и въ извѣстной притчѣ объ обрѣтеніи овцы, гдѣ Господь мой говоритъ къ предстоящимъ: кто изъ васъ, имѣя сто овецъ и потерявъ одну изъ нихъ, не оставитъ девяноста девяти въ пустынѣ и не пойдетъ за пропавшею, пока не найдетъ ея? А нашедши возьметъ ее на плеча свои; и пришедши домой, созоветъ друзей и сосѣдей, и скажетъ имъ: порадуйтесь со мною; я нашелъ свою пропавшую овцу (Лук. 15, 4-6).

Глава 6.
Цѣлостное число духовныхъ овецъ. Человѣкъ — второй послѣ Ангеловъ ликъ во славу Божію. Объясненіе притчи о погибшей овцѣ.

Это и былъ и есть по истинѣ Тотъ, который въ началѣ былъ у Бога и былъ Богъ (Іоан. 1, 1), повелитель и пастырь небесныхъ (существъ), которому повинуются и слѣдуютъ всѣ разумныя (существа) и который стройно правитъ и исчисляетъ сонмы разумныхъ Ангеловъ. А число этихъ безсмертныхъ существъ, раздѣленныхъ на роды и чины, будетъ равнымъ и совершеннымъ тогда, когда присоединится къ этой паствѣ человѣкъ; ибо и онъ созданъ былъ неподлежащимъ тлѣнію, чтобы прославлять Царя и Творца всѣхъ, воспѣвая соотвѣтственно раздающимся съ неба голосамъ Ангельскимъ. Но такъ какъ случилось, что онъ, преступивъ заповѣдь, палъ тяжкимъ и пагубнымъ паденіемъ и подвергся смерти, то Господь говоритъ, что Онъ самъ сошелъ съ небесъ въ міръ, оставивъ чины и воинство Ангеловъ. Ибо (въ той притчѣ) горы означаютъ небеса, а девяносто девять овецъ — силы и начала и власти, которыя оставивъ, начальникъ и пастырь сошелъ отыскать погибшую овцу. Оставалось включить въ этотъ свитокъ и въ это число человѣка, тѣмъ, что самъ Господь облекся въ него и понесъ его, дабы онъ, обуреваемый треволненіями и напастями, какъ я сказала, опять не подвергся потопленію. Такимъ образомъ Слово восприняло человѣка, чтобы чрезъ себя самого разрушить пагубное осужденіе, поразивъ змія. Ибо слѣдовало лукавому быть побѣждену не чрезъ кого-либо другаго, а чрезъ того, надъ которымъ онъ считалъ себя властвующимъ, обольстивъ его; потому что иначе не возможно было разрушиться грѣху и осужденію, какъ только такъ, чтобы тотъ самый человѣкъ, по винѣ котораго было сказано: прахъ ты, и въ прахъ ты возвратишься (Быт. 3, 19), бывъ возсозданъ, уничтожилъ это опредѣленіе, перешедшее отъ него на всѣхъ, дабы какъ прежде въ Адамѣ всѣ умирали, такъ обратно во Христѣ, воспріявшемъ Адама, всѣ оживали (1 Кор. 15, 22).

Глава 7.
Дѣла Христовы, свойственныя Богу и человѣку, принадлежатъ Ему самому, какъ единому.

Что человѣкъ, сдѣлавшись орудіемъ и одѣяніемъ Единороднаго, совершаетъ то, что и самъ вселившійся въ него, — объ этомъ, мнѣ кажется, довольно сказано; а что здѣсь нѣтъ несогласія, объ этомъ нужно еще разсудить кратко. Кто говоритъ, что прекрасное по своей природѣ и праведное и святое по своей природѣ, по участію въ которомъ и другія (существа) дѣлаются прекрасными, есть Премудрость, существующая съ Богомъ, и что наоборотъ порочное и неправедное и злое есть грѣхъ, тотъ говоритъ весьма справедливо. Подлинно, два предмета крайне противоположны другъ другу: жизнь и смерть, нетлѣніе и тлѣніе. Жизнь есть равенство, а тлѣніе неравенство; справедливость и мудрость есть согласіе, а безуміе и несправедливость — несогласіе. Человѣкъ же, находясь посрединѣ между ними, не есть ни самая справедливость, ни самая несправедливость; но бывъ поставленъ въ срединѣ между нетлѣніемъ и тлѣніемъ, если къ которому изъ нихъ увлекшись преклонится, то и говорится о немъ, что онъ измѣнился въ природу одержавшаго верхъ. Склонившись къ тлѣнію, онъ дѣлается тлѣннымъ и смертнымъ, а (склонившись) къ нетлѣнію, — нетлѣннымъ и безсмертнымъ. Такъ, находясь между древомъ жизни и (древомъ) познанія добра и зла, онъ отъ плодовъ котораго вкусилъ, въ образъ того и измѣнился (Быт. 2, 9), не бывъ самъ ни древомъ жизни, ни древомъ тлѣнія, но оказавшись смертнымъ отъ общенія и союза съ тлѣннымъ, а отъ общенія и союза съ жизнію — опять нетлѣннымъ и безсмертнымъ, какъ и Павелъ учитъ, когда говоритъ: тлѣніе не наслѣдуетъ нетлѣнія и смерть — жизни (1 Кор. 15, 50), справедливо называя тлѣніемъ и смертію то, что растлѣваетъ и убиваетъ, а не то, что подвергается тлѣнію и умираетъ; нетлѣніемъ же и жизнію — тó, что даетъ безсмертіе и животворитъ, а не то, что получаетъ безсмертіе и оживотворяется. И такъ человѣкъ не есть ни несогласіе и неравенство, ни равенство и согласіе; но когда онъ принялъ несогласіе (т. е. преслушаніе и грѣхъ), то сталъ несогласнымъ и безобразнымъ, а когда онъ принимаетъ согласіе (т. е. правду), то дѣлается стройнымъ и благоприличнымъ орудіемъ, такъ что Господь, — это нетлѣніе, побѣдившее смерть, — благозвучно воспѣваетъ воскресеніе въ плоти (своей), не допуская ее опять сдѣлаться наслѣдіемъ тлѣнія. Теперь и объ этомъ довольно сказано.

Глава 8.
Кости и плоть Премудрости. Ребро, изъ котораго образована духовная Ева, есть Духъ Святый. Жена, помощница Адама, есть обрученныя Христу дѣвы.

Такъ не маловажными доказательствами изъ Писанія подтверждено, что первозданный справедливо можетъ быть сравниваемъ съ самимъ Христомъ, не только какъ образъ, изображеніе и подобіе Единороднаго, но какъ бы дѣлающійся самою Премудростію и Словомъ. Соединившись съ премудростію и жизнію, подобно водѣ, человѣкъ становится тѣмъ, чѣмъ былъ самъ вселившійся въ него чистый свѣтъ. Посему Апостолъ справедливо отнесъ ко Христу то, что относится къ Адаму, и такимъ образомъ оказывается весьма сообразнымъ, что изъ костей и плоти Его произошла Церковь, для которой Слово, оставивъ Отца небеснаго, сошло на землю, чтобы вселиться въ жену, и, уснувъ истощаніемъ страданія, добровольно умерло за нее, чтобы представить Себѣ Церковь славною и непорочною, очистивъ ее банею водною (Ефес. 5, 26-27), для принятія духовнаго и блаженнаго сѣмени, которое сѣетъ Самъ внушающій и насаждающій во глубинѣ ума; а Церковь, подобно женѣ, принимаетъ и образуетъ его для рожденія и воспитанія добродѣтели. Итакъ слова Писанія: плодитесь и размножайтесь (Быт. 1, 28), надлежащимъ образомъ исполняются, когда Церковь со дня на день возрастаетъ въ величіи, красотѣ и численности, вслѣдствіе союза и общенія съ Словомъ, которое еще и теперь нисходитъ къ намъ и подвергается истощанію при воспоминаніи страданій. Иначе Церковь не могла бы собрать вѣрующихъ и возродить ихъ банею пакибытія, если бы Христосъ, истощивъ себя за нихъ, чтобы вмѣститься въ нихъ чрезъ возобновленіе страданій, какъ я сказала, снова не умиралъ — сошедши съ небесъ, и, соединившись съ своею женою, Церковію, не попускалъ исходить изъ ребра своего нѣкоторой своей силѣ, чтобы всѣ зиждущіеся на Немъ возрастали, возраждаясь этою банею, воспринимая отъ костей и плоти Его т. е. отъ святости и славы Его. Ибо тотъ говоритъ весьма справедливо, кто говоритъ, что кости и плоть Премудрости суть мудрость и добродѣтель, а ребро — Духъ истины, Утѣшитель, отъ котораго заимствуя просвѣщаемые возраждаются въ нетлѣніе. Никто не можетъ сдѣлаться причастнымъ Святому Духу и стать членомъ Христовымъ, если напередъ Слово, сошедши и на него, не подвергнется истощанію какъ бы сну, чтобы и онъ возставши отъ сна съ уснувшимъ для него, и возсоздавшись могъ получить обновленіе и возрожденіе Духа. Ибо онъ собственно, Духъ истины, семивидный по словамъ пророка (Ис. 11, 2), можетъ быть названъ ребромъ Слова, отъ котораго заимствуя, Богъ по истощаніи Христа, т. е. послѣ вочеловѣченія и страданія, приготовляетъ Ему помощницу, т. е. соединившіяся съ Нимъ и уневѣстившіяся Ему души. Такъ въ Писаніяхъ часто называется самое общество и собраніе вѣрующихъ, Церковь, въ которой совершеннѣйшіе по степени преуспѣянія составляютъ какъ бы одно лице и тѣло Церкви. И подлинно лучшіе и яснѣе усвоившіе истину, какъ избавившіеся отъ плотскихъ похотей чрезъ совершенное очищеніе и вѣру, дѣлаются Церковью и помощницею Христа, какъ бы дѣвою, по словамъ Апостола, соединяясь съ Нимъ и уневѣщиваясь Ему, чтобы, принявъ чистое и плодотворное сѣмя ученія, съ пользою содѣйствовать проповѣди для спасенія другихъ. А несовершенные и еще начинающіе спасительное ученіе возрастаютъ и образуются, какъ бы въ материнскомъ чревѣ, отъ болѣе совершенныхъ, пока они, достигнувъ зрѣлости возрожденія, пріобрѣтутъ величіе и красоту добродѣтели, и потомъ по преуспѣяніи сами, сдѣлавшись Церковію, будутъ содѣйствовать рожденію и воспитанію другихъ дѣтей, во вмѣстилищѣ души, какъ бы въ утробѣ, непреложно осуществляя волю Слова.

Глава 9.
Дѣйствіе благодати въ Апостолѣ Павлѣ.

Такъ слѣдуетъ разсуждать и о бывшемъ съ приснопамятнымъ Павломъ. Когда онъ еще не былъ совершеннымъ во Христѣ, то напередъ раждается и питается млекомъ отъ Ананіи, который проповѣдалъ ему и обновилъ его крещеніемъ, какъ говорится въ Дѣяніяхъ (9, 7-19). А когда онъ возмужалъ и благоустроился, достигнувъ духовнаго совершенства, и сдѣлался помощникомъ и невѣстою Слова, воспринявъ и возрастивъ въ себѣ сѣмена жизни, тогда, бывшій прежде младенцемъ, сталъ церковію и матерію, раждая и самъ увѣровавшихъ чрезъ него во Христа, доколѣ въ нихъ не родился изобразившись Христосъ: дѣти мои, говоритъ онъ, для которыхъ я снова въ мукахъ рожденія, доколѣ не изобразится въ васъ Христосъ (Гал. 4, 19); и еще: я родилъ васъ во Христѣ Іисусѣ благовѣствованіемъ (1 Кор. 4, 15). Посему такъ слѣдуетъ относить сказанное объ Адамѣ и Евѣ къ Церкви и Христу. Это по истинѣ великая и вышемірная тайна, которой я, по слабости и тупости ума, не въ силахъ объяснить сообразно съ ея достоинствомъ и величіемъ. Впрочемъ нужно попытаться, ибо надлежитъ сказать вамъ и слѣдующее за тѣмъ.

Глава 10.
Ученіе того же Апостола о цѣломудріи.

Павелъ, призывая всѣхъ къ святости и цѣломудрію, сказанное о первозданномъ и Евѣ отнесъ ко Христу и Церкви во вторыхъ въ томъ смыслѣ, чтобы такимъ образомъ заставить умолкнуть невѣждъ, лишивъ ихъ предлоговъ. Они, предаваясь своимъ чрезмѣрнымъ похотямъ сладострастія, дерзаютъ извлекать изъ Писаній смыслъ противный православному, выставляя его въ защиту своего невоздержанія, именно изъ слѣдующихъ словъ: сказалъ Богъ: плодитесь и размножайтесь, и еще: потому оставитъ человѣкъ отца своего и мать свою (Быт. 1, 28; 2, 24), и не стыдятся уклоняться отъ Духа, но, какъ бы для того и родились, раздуваютъ зараждающуюся и еще тлѣющую похоть, воспламеняя ее раздраженіями. Посему онъ, весьма сильно поражая ихъ коварныя ухищренія и выдуманные предлоги, дошедши до заповѣди о томъ, какъ мужья должны относиться къ женамъ, и сказавъ, что — такъ, какъ къ Церкви Христосъ, предавшій себя за нее, чтобы освятить ее, очистивъ банею водною, посредствомъ слова (Ефес. 5, 26), обращается къ книгѣ Бытія, припоминая слова, сказанныя о первозданномъ и объясняя и ихъ сообразно съ смысломъ излагаемаго имъ предмета, чтобы не подать повода злоупотреблять этими словами тѣмъ, которые, подъ предлогомъ дѣторожденія, предаются тѣлесному сладострастію.

Глава 11.
О томъ же предметѣ.

Ибо смотрите, дѣвы, какъ онъ, желая, чтобы вѣрующіе по мѣрѣ силъ были цѣломудренны, старается доказать имъ превосходство дѣвства множествомъ доводовъ. Онъ говоритъ: о чемъ вы писали ко мнѣ, то хорошо человѣку не касаться женщины (1 Кор. 7, 1), ясно уже этимъ выражая, что хорошее дѣло не касаться женщины, напередъ поставивъ и опредѣливъ это безусловно. Потомъ сознавая немощь и наклонность невоздержныхъ къ совокупленію, онъ позволилъ тѣмъ, которые не могутъ владѣть плотію, лучше имѣть своихъ женъ, чѣмь падать, гнусно предаваясь блуду. Затѣмъ тотчасъ послѣ этого позволенія онъ прибавилъ: чтобы не искушалъ васъ сатана невоздержаніемъ вашимъ (1 Кор. 7, 5). Это значитъ: если вы, люди, не можете быть совершенно цѣломудренными, по причинѣ тѣлеснаго сластолюбія, то я позволяю вамъ лучше имѣть общеніе съ собственными женами, чтобы вы, считаясь давшими обѣтъ воздержанія, не подвергались постоянному искушенію отъ діавола, разжигаясь на чужихъ (женъ).

Глава 12.
Павелъ — примѣръ для вдовыхъ и тѣхъ, которые могли бы не имѣть женъ.

Разсмотримъ же тщательно самый текстъ; въ немъ Апостолъ позволилъ это многимъ не безусловно, но прибавилъ напередъ причину, по которой онъ поступилъ такъ. Сказавъ: хорошо человѣку не касаться женщины, онъ тотчасъ прибавилъ: но въ избѣжаніе блуда каждый имѣй свою жену, т. е. по причинѣ опасенія блуда, если вы не будете въ состояніи обуздывать сластолюбія; и каждая жена имѣй своего мужа. Мужъ оказывай женѣ должное благорасположеніе; подобно и жена мужу. Жена не властна надъ своимъ тѣломъ, но мужъ; равно и мужъ не властенъ надъ своимъ тѣломъ, но жена. Не уклоняйтесь другъ отъ друга, развѣ по согласію, на время, для упражненія въ молитвѣ, а потомъ опять будьте вмѣстѣ, чтобы не искушалъ васъ сатана невоздержаніемъ. Впрочемъ сіе сказано мною какъ позволеніе, а не какъ повелѣніе (1 Кор. 7, 1-6). Весьма предусмотрительно (сказано) и это. Словами: какъ позволеніе — онъ выразилъ, что онъ даетъ совѣтъ, а не повелѣніе; потому что повелѣніе онъ употребляетъ касательно цѣломудрія и того, чтобы не касаться женщины, а позволеніе, какъ я сказала, касательно тѣхъ, которые не могутъ обуздывать похоти. Итакъ касательно единобрачныхъ, какъ мужчинъ, такъ и женщинъ, которые уже состоятъ въ бракѣ, или еще будутъ состоять, онъ такъ заповѣдуетъ; а о потерявшихъ своихъ женъ мужьяхъ, или женахъ (потерявшихъ) мужей, намъ опять надобно тщательно изслѣдовать изреченіе Апостола, какъ онъ заповѣдуетъ. Безбрачнымъ же, говоритъ онъ, и вдовамъ говорю: хорошо имъ оставаться, какъ я. Но если не могутъ воздержаться, пусть вступаютъ въ бракъ; ибо лучше вступить въ бракъ, нежели разжигаться (1 Кор. 7, 8-9). И здѣсь онъ продолжаетъ отдавать преимущество воздержанію. Ибо, представивъ себя самого величайшимъ примѣромъ, онъ приглашаетъ слушателей соревновать ему въ такомъ подвигѣ, научая, что бывшему женатымъ на одной женѣ лучше остаться съ самимъ собою, какъ и онъ. Но если бы для кого-нибудь по причинѣ разжженія и похоти тѣлесной это было неудобоисполнимо, то онъ даетъ такому позволеніе вступать во второй бракъ, не объявляя этимъ второбрачія хорошимъ дѣломъ, а только считая его лучшимъ разжженія. Подобно тому, какъ если кто-нибудь въ день Пасхи [3] и поста принесъ пищу тяжко больному и совѣтовалъ по болѣзни вкусить принесеннаго, сказавъ: «по истинѣ, почтенный, прекрасное дѣло и слѣдовало бы и тебѣ, подобно намъ, терпѣливо сохранивъ воздержаніе, потомъ насладиться одними съ нами благами; ибо сегодня совершенно запрещено даже вспоминать о пищѣ; но такъ какъ ты, удрученный болѣзнію, ослабѣлъ и не можешь перенести этого, то мы въ видѣ позволенія совѣтуемъ тебѣ вкусить пищи, чтобы тебѣ, по причинѣ болѣзни, не имѣющему силъ противиться пожеланію пищи, не умереть»; такъ и Апостолъ здѣсь, сказавъ сначала, что онъ желалъ бы, чтобы всѣ оставались цѣломудренными, подобно ему, потомъ удрученнымъ болѣзнію страстей, чтобы они вслѣдствіе раздраженія къ дѣторожденію не устремлялись на прелюбодѣяніе, дозволилъ второбрачіе, считая его лучше разжженія и распутства.

Глава 13.
Объясняется ученіе Павла о дѣвствѣ.

О воздержаніи и бракахъ и цѣломудріи и сожитіи въ замужествѣ, и о томъ, какая отъ нихъ бываетъ польза для пріобрѣтенія праведности, почти уже окончена моя рѣчь; о дѣвствѣ же остается еще сказать, есть ли какія-нибудь заповѣди и относительно его. Итакъ, нужно разсудить и объ этомъ. Вотъ что говоритъ Апостолъ: относительно дѣвства я не имѣю повелѣнія Господня, а даю совѣтъ, какъ получившій отъ Господа милость быть Ему вѣрнымъ. По настоящей нуждѣ за лучшее признаю, что хорошо человѣку оставаться такъ. Соединенъ ли ты сь женою? не ищи развода. Остался ли безъ жены? не ищи жены. Впрочемъ если и женишься, не согрѣшишь; и если дѣвица выйдетъ замужъ, не согрѣшитъ. Но таковые будутъ имѣть скорби по плоти; а мнѣ васъ жаль (1 Кор. 7, 25-28). Весьма осторожно начавъ рѣчь о дѣвствѣ и намѣреваясь предложить совѣтъ, кому угодно, отдавать дочь свою замужъ, чтобы въ дѣлахъ святости ничто не было по необходимости и принужденію, но по свободному произволенію души (потому что это угодно Богу), — онъ хочетъ говорить объ этомъ, т. е. относительно замужества дѣвицы, не въ видѣ повелѣнія и воли Господней. Именно, сказавъ: если дѣвица и выйдетъ замужъ, не согрѣшитъ, онъ опять предусмотрительно ограничиваетъ это снисхожденіе, объявляя, что даетъ такой совѣтъ, какъ человѣческое позволеніе, а не божественное. Далѣе послѣ словъ: если дѣвица выйдетъ замужъ, не согрѣшитъ, онъ тотчасъ прибавилъ: но таковые будутъ имѣть скорби по плоти; а мнѣ васъ жаль (1 Кор. 7, 28), т. е. я, щадя васъ, други, далъ такое позволеніе, если уже вы предпочитаете такъ разсуждать, — чтобы не показалось, будто я влеку васъ силою къ этому и принуждаю кого-нибудь. Впрочемъ, если вы, будучи не въ состояніи переносить дѣвства, болѣе склоняетесь къ этому позволенію, то и при этомъ, я думаю, для васъ полезнѣе умѣрять плотскія раздраженія, не давая своимъ членамъ, подъ предлогомъ позволенія вступать въ бракъ, нечистаго употребленія. Поэтому онъ прибавляетъ: я вамъ сказываю, братія: время уже коротко; такъ что имѣющіе женъ должны быть, какъ не имѣющіе (1 Кор. 7, 29). Потомъ опять настойчиво убѣждая къ тому же, онъ такъ ведетъ рѣчь, чтобы еще сильнѣе утвердить расположеніе къ дѣлству. Въ дополненіе къ вышесказанному, онъ буквально говоритъ слѣдующее: я хочу, чтобы вы были безъ заботъ. Неженатый заботится о Господнемъ; а женатый заботится о мірскомъ, какъ угодить женѣ. Есть разность между замужнею и дѣвицею: незамужняя заботится о Господнемъ, чтобъ быть святою и тѣломъ и духомъ, а замужняя заботится о мірскомъ, какъ угодить мужу (1 Кор. 7, 32-34). Безъ сомнѣнія ясно для всѣхъ, что заботиться о Господнемъ и угождать Богу гораздо лучше, нежели заботиться о мірскомъ и угождать женѣ. Кто же такъ глупъ и слѣпъ, чтобы не понять отсюда, что увѣщаніе Павла клонится больше къ дѣвству? Говорю это, продолжаетъ онъ, для вашей же пользы, не съ тѣмъ, чтобы наложить на васъ узы, но чтобы вы благочинно (служили Господу) (1 Кор. 7, 35).

Глава 14.
Дѣвство есть даръ Божій, и рѣшимость на него не всякимъ безразсудно должна быть принимаема.

Кромѣ вышесказаннаго представь и то, что, по ученію Павла, расположеніе къ дѣвству даруется Богомъ. Посему — тѣхъ изъ невоздержныхъ, которые рѣшаются на него изъ тщеславія, онъ отвергаетъ, совѣтуя имъ вступать въ бракъ, чтобы во время зрѣлаго возраста, когда начнутся плотскія волненія и страсти, они не посрамились, раздражаясь въ душѣ. Посмотримъ же, какъ онъ учитъ. Если кто, говоритъ онъ, почитаетъ неприличнымъ для своей дѣвицы то, чтобы она, будучи въ зрѣломъ возрастѣ, оставалась такъ, тотъ пусть дѣлаетъ, какъ хочетъ; не согрѣшитъ: пусть таковыя выходятъ замужъ (1 Кор. 7, 36). Здѣсь онъ собственно предпочитаетъ бракъ посрамленію для тѣхъ, которые, рѣшившись оставаться въ дѣвствѣ, потомъ унываютъ и тяготятся, и на словахъ изъ стыда предъ людьми представляются воздержными, а на дѣлѣ не могутъ долѣе оставаться въ дѣвствѣ. Тому же, кто по собственному и свободному расположенію рѣшается соблюдать свою плоть дѣвственною, не будучи стѣсняемъ нуждою (1 Кор. 7, 37), (т. е. страстію, возбуждающею въ чреслахъ похоть, потому что тѣла, какъ извѣстно, бываютъ различныхъ свойствъ), и притомъ, если онъ соревнуетъ и подвизается и твердо пребываетъ въ своемъ обѣтѣ и прекрасно выдерживаетъ его до конца, (Павелъ) заповѣдуетъ быть твердымъ и соблюдать это, отдавая преимущество дѣвству. Кто можетъ, говоритъ онъ, и старается сохранить свою плоть дѣвственною, тотъ дѣлаетъ лучше; а кто не можетъ и вступаетъ въ законный бракъ, а не растлѣваетъ себя тайно, тотъ поступаетъ хорошо. Впрочемъ объ этомъ довольно. — Желающій пусть возьметъ въ руки посланіе къ Коринѳянамъ, и вникнувъ подробно въ написанное тамъ, пусть потомъ разсмотритъ сказанное нами и сравнитъ, есть ли между тѣмъ и другимъ полное согласіе и единомысліе.

Вотъ что и я по силамъ приношу тебѣ, Арета, въ разсужденіе о дѣвствѣ.

Еввулъ. Весьма многословно, Григора, но едва коснулась она предмета, измѣривъ и проплывъ обширнѣйшее море словъ.

Григора. Кажется, такъ; но будемъ припоминать по порядку и въ точности излагать и остальное, что, мнѣ кажется, еще раздается въ моихъ ушахъ, прежде, нежели оно улетитъ и исчезнетъ, потому что у стариковъ легко изглаждается изъ памяти недавно слышанное.

Еввулъ. Скажи же; мы для того и сошлись, чтобы охотно послушать этихъ рѣчей.

Григора. И такъ когда Ѳалія, какъ ты сказалъ, совершивъ свое безмятежное плаваніе, сошла на землю, то Ѳеопатра, по порядку смѣнивъ ее, какъ она сама говорила, сказала слѣдующее.

Примѣчанія:
[1] Слова подлинника: πρεσβύτατος τῶν αἰώνων ϰαὶ πρῶτος τῶν Αρχαγγὲλων могутъ быть переведены: «старѣйшій изъ эоновъ и первый изъ Архангеловъ», какъ переводятъ нѣкоторые (см. Migne, p. 67). Если же дѣйсхвительно таковъ смыслъ эnого мѣста, то здѣсь нельзя не видѣть одного изъ тѣхъ искаженій настоящаго сочиненія св. Меѳодія аріанами, о которыхъ говоритъ Фотій въ Bibl. cod. CCXXXVII. p. 950-963.
[2] Изложенное мнѣніе св. отца о воплощеніи Слова Божія въ Адама не будетъ представляться столь страннымъ, какъ думаютъ нѣкоторые (см. Migne, p. 66), если подъ Адамомъ разумѣть человѣческую природу, перешедшую отъ Адама ко всѣмъ его потомкамъ и обратно простирающуюся отъ потомковъ до перваго праотца.
[3] Подъ Пасхою здѣсь разумѣются дни воспоминанія страданій Христовыхъ, ближайшія къ празднику Пасхи, и въ особенности великая суббота.

Источникъ: Святый Меѳодій епископъ и мученикъ, Отецъ Церкви III-го вѣка. Полное собраніе его твореній, переведенныхъ съ Греческаго подъ редакціею Профессора С.-Петербургской Духовной Академіи Евграфа Ловягина. — СПб.: Въ Типографіи Втораго Отдѣленія Собственной Е. И. В. Канцеляріи, 1877. — С. 20-35.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0