Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 1 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Тихоній Африканецъ († ок. 390 г.)
Книга о семи правилахъ для изслѣдованія и нахожденія смысла Священнаго Писанія.

Правило 3. Объ обѣтованіяхъ и законѣ.
(Изъясняются посланія Павла къ Римлянамъ и къ Галатамъ и Ис. гл. XLVIII).

Свидѣтельство божественное гласитъ, что никто никогда не можетъ быть оправданъ дѣлами закона. По тому же свидѣтельству не подлежитъ ни малѣйшему сомнѣнію, что были такіе, которые исполняли законъ и получали оправданіе.

Написано: Елика законъ глаголетъ, сущимъ въ законѣ глаголетъ: да всяка уста заградятся, и повиненъ будетъ весь міръ Богови. Зане отъ дѣлъ закона не оправдится всяка плоть предъ нимъ. Закономъ бо познаніе грѣха (Рим. 3, 19-20). Еще: грѣхъ вами да не обладаетъ (non dominabitur, не будетъ обладать). Нѣсте бо подъ закономъ (Рим. 6, 19). Еще: И мы во Христа Іисуса вѣровахомъ: да оправдимся отъ вѣры... а не отъ дѣлъ закона (Гал. 2, 16). Еще: Аще бы данъ бысть законъ, могій оживити, во истину отъ закона бы была правда. Но затвори Писаніе всѣхъ подъ грѣхомъ: да обѣтованіе отъ вѣры Іисусъ Христовы дастся вѣрующимъ (Гал. 3, 21-22). Но скажетъ кто нибудь: отъ Христа и ниже законъ не оправдываетъ, (а только), въ свое же время оправдывалъ. Этому однако противно свидѣтельство апостола Петра, который, когда язычники [1] принуждены были братьями (стать) подъ иго закона, такъ сказалъ: что искушаете Бога (Господа), хотяще возложити иго на выи учениковъ, егоже ни отцы наши, ни мы возмогохомъ понести (Дѣян. 15, 10). И апостолъ Павелъ: Егда бѣхомъ во плоти, страсти грѣховныя, яже закономъ, дѣйствоваху во удѣхъ нашихъ, во еже плодъ творити смерти (Рим. 7, 5). Напротивъ, тотъ же апостолъ говоритъ: по правдѣ законнѣй быхъ непороченъ (Флп. 3, 6). Если же недостаточно удостовѣренія столь великаго Апостола, то что можно сказать противъ свидѣтельства Господа, Который говоритъ: се во истину Израильтянинъ, въ немже льсти нѣсть (Іоан. 1, 47)? А если бы и Господь не благоизволилъ дать этого свидѣтельства, то кто рѣшился бы на такое святотатство и обнаружилъ бы столь надменную несмысленность, что сталъ бы утверждать, что Моисей и пророки или всѣ святые не творили правды и не получили оправданія — когда писаніе говоритъ о Захаріи и женѣ его: Бѣста праведна оба предъ Богомъ, ходяще во всѣхъ заповѣдехъ и оправданіихъ Господнихъ (Божіихъ, Dei) безпорочна (Лук. 1, 6)? И Господь не пришелъ призвати праведники, но грѣшники (Матѳ. 9, 13). Какъ же законъ могъ оправдывать [2] отъ грѣха, когда онъ для него и данъ: законъ же привниде, да умножится прегрѣшеніе (Рим. 5, 20)? Однако мы должны знать и твердо помнить, что рѣшительно никогда, отъ Исаака и до сего дня, не прекращалось сѣмя Авраамово. Сѣмя же Авраамо мы разумѣемъ не плотское, а духовное сѣмя по обѣтованію, а не по закону. Ибо есть другое сѣмя, сѣмя плотское, которое — отъ закона и горы синайской: (завѣтъ) въ работу рождаяй, иже есть Агарь [3]. Но иже отъ рабы по плоти родися. А иже отъ свободныя, по обѣтованію (Гал. 4, 24. 23). А что сѣмя Авраама составляютъ только тѣ, кто отъ вѣры, объ этомъ говоритъ Апостолъ: разумѣйте убо [4], яко сущіи отъ вѣры, сіи суть сынове Авраамли (Гал. 3, 7). И еще: мы же, братіе, по Исааку обѣтованія чада есмы [5] (Гал. 4, 28). Слѣдовательно, сѣмя Авраамово не то, которое — отъ закона, но которое — по обѣтованію и непрерывно идетъ отъ Исаака. Если же сѣмя Авраамово — отъ вѣры, то, конечно, оно уже не отъ закона, ибо не могло быть отъ закона то, что отъ вѣры. Ибо законъ и вѣра — вещи различныя, потому что законъ не есть законъ вѣры, но законъ дѣлъ, какъ и написано: законъ нѣсть отъ вѣры, но сотворивый та человѣкъ живъ будетъ въ нихъ (Гал. 3, 12). Слѣдовательно, Авраамъ всегда имѣлъ сыновъ по вѣрѣ, но никогда — по закону. Не закономъ бо обѣтованіе Аврааму или сѣмени его, еже быти ему наслѣднику мірови, но правдою вѣры. Аще бо сущіи отъ закона наслѣдницы, испразднися вѣра и разорися обѣтованіе. Законъ бо гнѣвъ содѣлываетъ (Рим. 4, 13-15). Если же ни вѣра, ни обѣтованіе Авраамово не могутъ быть разорены, то они непрерывно пребывали отъ начала. И когда данъ былъ законъ, то онъ не составилъ для нихъ препятствія, не помѣшалъ тому, чтобы у Авраама рождались сыновья, но по обѣтованію вѣры. Ибо Апостолъ говоритъ, что законъ, данный по истеченіи четырехъ сотъ тридцати лѣтъ, не повредилъ обѣтованію и не разрушилъ его: Аще бы отъ закона [6]... не къ тому уже отъ обѣтованія (Рим. 4, 18). И въ другомъ мѣстѣ: законъ ли убо противу обѣтованіемъ Божіимъ! Да не будетъ (Рим. 4, 21). Мы видимъ, что законъ и не принадлежитъ къ обѣтованію, и никогда они одинъ съ другимъ не сталкиваются, но и тотъ и другое существуютъ своимъ порядкомъ; потому что какъ законъ никогда не былъ во вредъ вѣрѣ, такъ и вѣра никогда не разрушала закона, по написанному: законъ ли убо разоряемъ вѣрою? да не будетъ, но законъ установляемъ (ἰστομεν statuimus), то-есть утверждаемъ (Рим. 3, 31): ибо они взаимно утверждаютъ другъ друга. Итакъ, сыны Авраама — не отъ закона, но — отъ вѣры, по обѣтованію. Спрашивается, какъ же получили оправданіе тѣ, которые утверждались на законѣ и поступали по нему, если, согласно сказанному, они не могли оправдаться отъ дѣлъ закона? Кромѣ того, спрашивается, почему послѣ обѣтованія вѣры, которое никакимъ образомъ не могло быть разрушено, данъ законъ, который — не отъ вѣры, и отъ дѣлъ котораго никто не оправдывается, потому что елицы отъ дѣлъ закона суть, подъ клятвою суть. Писано бо есть: проклятъ... иже не пребудетъ во всѣхъ писанныхъ въ книзѣ законнѣй, яко творити я (Гал. 3, 10)? Наконецъ, и Апостолъ, когда удостовѣряетъ, что сыны Авраама всегда были таковыми по благодати Божіей, чрезъ вѣру, но не черезъ законъ дѣлъ, то, предусматривая этотъ вопросъ, обращается къ себѣ, какъ бы отъ другаго лица, съ такими словами: что убо законъ (дѣлъ) (Гал. 3, 19, ср. Рим. 3, 27-28), т. е. если сыны — отъ вѣры, то зачѣмъ данъ законъ дѣлъ, когда имѣющимъ родиться сынамъ Авраамовымъ достаточна было обѣтованія, и когда они должны были бы питаться вѣрою, потому что праведный отъ вѣры живъ будетъ (vivit — живетъ) (Рим. 1, 17; Гал. 3, 11)? Ибо прежде чѣмъ спросить себя: къ чему же законъ дѣлъ, онъ уже сказалъ, что дабы живы были тѣ, кто не могли оправдаться вѣрою, и сказалъ такъ: А яко въ законѣ никто же оправдается отъ Бога: ...праведный (же) отъ вѣры живъ будетъ (Гал. 3, 11). При этомъ, на то, что черезъ пророка сказано: отъ вѣры живъ будетъ, онъ указываетъ, дабы ясно было, какъ жили тѣ, которые не могли исполнить закона. Но менѣе ясно, что значитъ: праведникъ отъ вѣры живъ будетъ (Авв. 2, 4). Ибо никакой праведникъ, утверждавшійся на законѣ, не могъ жить, если бы не творилъ дѣлъ закона, и притомъ всѣхъ дѣлъ: иначе онъ былъ бы проклятъ. Богъ далъ законъ и сказалъ: не пожелай (Исх. 20, 17; Втор. 5, 21), и, тотчасъ же получивъ къ тому поводъ, грѣхъ посредствомъ заповѣди произвелъ всякое пожеланіе. Ибо необходимо, чтобы страсти грѣховныя, порождаемыя закономъ (quae per legem sunt), дѣйствовали въ членахъ того, кто — подъ закономъ, который данъ, да умножится прегрѣшеніе (Рим. 5, 20), такъ какъ сила грѣха — въ законѣ. Проданный же подъ грѣхъ уже не творитъ добраго, которое хотѣлъ бы творить, но содѣваетъ злое, котораго содѣвать не хотѣлъ бы: ибо соглашается съ закономъ по внутреннему человѣку, но побѣждается и плѣняется инымъ закономъ, закономъ членовъ, и никогда не могъ бы получить освобожденія иначе, какъ только по благодати, черезъ вѣру. Но великое преступленіе и вѣроломство — не размышлять прилежно о томъ, какимъ родомъ оружія можно было бы побѣдить силу грѣха; напротивъ, дѣло вѣры, и дѣло славное, искать и находить его. Слѣдовательно святотатство и богохульство — говорить, что законъ никоимъ образомъ не можетъ быть выполненъ человѣческими силами и видя въ немъ средство для отмщенія, не понимать, что есть въ тоже время и какое нибудь врачеваніе жизни: потому что невозможно — чтобы благой Богъ, Который зналъ, что законъ не можетъ быть исполненъ, не оставилъ бы другой двери жизни, сотворивъ людей для жизни, заградилъ бы для насъ всѣ пути къ ней. Вѣра [7] этого не потерпѣла, не допустила. Она была, правда, угнетаема слабостыо плоти и силою грѣха, но Богъ просвѣтлялъ ее, и, зная, что Господь благъ и праведенъ и нѣдръ своего милосердія не затворилъ отъ дѣлъ рукъ своихъ, она (эта вѣра) уразумѣла, что есть путь къ жизни и нашла средство къ исполненію закона. Ибо когда Богъ сказалъ: не пожелай, то не объяснилъ, какъ этого можно достигнуть; но, подлинно и опредѣленно говоря: не пожелай, предоставилъ самому человѣку искать способа къ достиженію этого. Ибо, если бы онъ заповѣдалъ — отъ Него требовать успѣха, то разрушилъ бы и законъ и вѣру. Зачѣмъ Онъ далъ бы законъ, если бы обѣщалъ, что законъ во всемъ можетъ быть исполненъ? или, что осталось бы для вѣры, если бы Онъ упредилъ ее, обѣщая свою помощь? Поэтому, хорошо, что Онъ далъ вѣрѣ законъ, служащій смерти, чтобы любящіе жизнь обрѣтали жизнь вѣрою, и чтобы ею были живы праведники, вѣрящіе, что дѣло закона, котораго не могутъ осуществить собственныя силы чедовѣка, можетъ быть осуществлено при помощи благодати Божіей. Ибо законъ не можетъ быть исполненъ плотью, а когда онъ не исполненъ, онъ наказываетъ. Итакъ, какая надежда была бы человѣку на то, что онъ исполнитъ законъ и избѣжитъ смерти, если бы онъ не уповалъ на милосердіе и помощь Божію, которыя обрѣла вѣра? (Плоть) закону Божію не покаряется, ниже бо можетъ. Сущіи же во плоти, Богу угодити не могутъ. Вы же нѣсте во плоти, но въ дусѣ; понеже Духъ Божій живетъ въ васъ. Аще же кто духа Христова не имать, сей нѣсть еговъ (Рим. 7, 7-9). Показываетъ, что Духъ Божій и Духъ Христовъ — одно и то же. Кромѣ того показываетъ, что кто имѣетъ Духа Божія, тотъ уже не во плоти. Если же Духъ Божій и Духъ Христовъ — одинъ, то пророки и святые имѣютъ Духа Христова, такъ какъ они имѣли Духа Божія; а если они имѣли Духа Божія, то они не были во плоти и исполнили законъ, такъ какъ плоть враждебна Богу и не покоряется Его закону. Такимъ образомъ, кто прибѣгаетъ къ Богу, тотъ пріемлетъ Духа Божія; когда пріятъ Духъ Божій, тогда умерщвлена плоть; когда же умерщвлена плоть, тогда духовный, свободный отъ закона, такъ какъ законъ установленъ не ддя праведника, можетъ уже его исполнить. И еще: Аще ли Духомъ (Божіимъ) водими есте, нѣсте подъ закономъ (Гал. 5, 18). Отсюда ясно, что отцы наши, которые имѣли Духа Божія, не были подъ закономъ. Ибо пока кто во плоти, то-есть не имѣетъ Духа Божія, законъ надъ нимъ господствуетъ, если же онъ отдался благодати, онъ умираетъ для закона и духъ исполняетъ въ немъ законъ, такъ какъ плоть, которая не можетъ быть покорною закону Божію, умерла. И что было прежде, то совершается и теперь, ибо упомянутое запрещеніе пожеланія вовсе не отмѣнено потому, что мы не находимся подъ закономъ, такъ же какъ оно и не усилено. Только мы вѣрою прибѣгаемъ къ откровенной благодати, наученные Господомъ уповать, въ дѣлѣ закона, на Его милосердіе и говорить: да будетъ воля Твоя, и: избави насъ отъ лукаваго (Матѳ. 5, 10. 13); а тѣ тою же вѣрою прибѣгали къ благодати, еще не открытой, побѣждаемые страхомъ смерти, которую видѣли съ приготовленнымъ и простертымъ мечемъ, благодаря закону. Законъ данъ былъ до тѣхъ поръ, пока не придетъ сѣмя, которому обѣтовано и благовѣствованіе вѣры; до этого же времени законъ побуждалъ просить съ вѣрою благодати Божіей, для уничтоженія силы грѣха, и вѣра какъ бы не могла обнаружиться безъ закона [8]. Дѣйствительно, когда законъ былъ данъ, то страсти, которыя чрезъ законъ, дѣйствовали въ членахъ нашихъ, съ такою сиюю увлекая въ грѣхъ, что люди простою необходимостью принуждаемы были обращаться къ вѣрѣ, которая умолила бы благодать Божію прійти на помощь къ ихъ терпѣнію. Стражу темничную претерпѣли мы, когда законъ угрожалъ смертію и со всѣхъ сторонъ поднимался непреодолимою стѣною, къ выходу изъ-за которой была одна только дверь — благодать. Стражемъ же и приставникомъ этой двери была вѣра, чтобы никто не избѣгалъ темницы, если ея не откроетъ вѣра, и чтобы всякій, кто не толкнется въ эту дверь, умиралъ за оградою закона. Испытали мы и дѣтоводительство закона, который вынуждалъ насъ прилежать къ вѣрѣ и приводилъ насъ ко Христу. Ибо законъ, говоритъ Апостолъ, данъ былъ для того, чтобы заключить насъ, подъ своею стражею, въ вѣру, поскольку она имѣла открыться чрезъ Христа, Который есть конецъ закона, и Которымъ жили всѣ, кто искалъ вѣры въ благодать Божію. Прежде пришествія вѣры, — говоритъ онъ, — подъ закономъ стрегоми бѣхомъ затворени въ хотящую вѣру открытися. Тѣмже законъ пѣстунъ намъ бысть во Христа (Гал. 3, 23-24): чтобы мы получили оправданіе вѣры. Но, скажетъ кто-нибудь, если онъ данъ на пользу вѣры, то почему не отъ начала сѣмени Авраамова, которое было непрерывно? Дѣйствительно, оно непрерывно; непрерывна и вѣра, какъ родительница сыновъ Авраамовыхъ; непрерывенъ и законъ, вслѣдствіе различенія добра и зла. Но когда послѣ обѣтованія о сынахъ Авраамовыхъ, они размножились по плоти, должно было размножиться и сѣмя Авраамово, которое не отъ вѣры. А это размноженіе не могло бы произойти безъ помощи умноженнаго закона, дабы люди (multitudo) какъ уже сказано, хотя силою необходимости, приводились бы къ вѣрѣ, которая не была еще открыта. Такимъ образомъ, Промыслъ Божій, умножая святое сѣмя Авраамово и управляя имъ, велъ къ тому, чтобы многіе строгостію и страхомъ закона обращены были къ вѣрѣ, и чтобы сѣмя сохранилось до откровенія вѣры. Законъ же привниде, да умножится прегрѣшеніе. Идѣже, — говоритъ, — умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20). Не сказалъ: родилась, но: преизбыточествова, ибо она съ самаго начала дана была избѣгавшимъ бремени и господства закона. Она изобиловала, когда расширенъ былъ законъ, но стала преизобильною для всякой плоти, будучи открыта во Христѣ, Который, пришедши возстановить все, что на небѣ и что на землѣ, благовѣствовалъ вѣру далече и близъ сущимъ (Ис. 57, 19; Ефес. 2, 17), т. е. грѣшникамъ Израилевымъ и язычникамъ. Ибо праведники Израилевы призваны были отъ вѣры къ той же вѣрѣ [9]. Ибо всегда Христомъ даваемы были тотъ же Духъ, та же вѣра и та же благодать, и Онъ, пришедши и устранивъ завѣсу Закона, далъ только народамъ полноту ихъ, такъ что они отличались отъ будущихъ лишь по степени, а не по роду. Ибо сѣмя Авраамово никогда не измѣнялось по своему существу, и если кто либо оправдался безъ вѣры, то онъ не былъ сыномъ Авраамовымъ, потому что никто не можетъ назваться сыномъ Авраамовымъ, если онъ оправдался закономъ, а не вѣрою, какъ Авраамъ [10]. Ибо отъ того же образа благодати и Духа и въ ту же Церковь учитъ Апостолъ переходить, говоря: мы же вси откровеннымъ лицемъ славу Господню взирающе, въ той же образъ преобразуемся, отъ славы въ славу (2 Кор. 3, 18). Говоритъ, что и прежде страданія Господа была слава, и отрицаетъ, что она могла быть отдѣлена (excludi), т. е. порождена, произведена, создана закономъ. Гдѣ убо, — говоритъ, — похвала? Отгнася [11]. Которымъ закономъ? дѣлы (ъ) ли? Ни; но закономъ вѣры (Рим. 3, 27). Что бо писаніе глаголетъ? Вѣрова... Авраамъ Богови и вмѣнися ему въ правду (Рим. 4, 3). Мы перешли къ славѣ отъ той же славы, которая была не отъ закона. Если же была слава дѣлъ, то это была уже не слава у Бога. Ибо невозможно имѣть никакой славы безъ благодати Божіей, такъ какъ слава одна и всегда была одного рода. Ибо никто не побѣждалъ, если за него не побѣждалъ Богъ, что дается однако не закономъ, хотя бы кто и поступалъ по нему, но вѣрою, вслѣдствіе которой Богъ отнялъ силу у нашего врага. Поэтому, хваляйся о Господѣ да хвалится (1 Кор. 1, 31). Ибо, если мы въ чемъ и побѣждаемъ, то это не наше: оно не отъ дѣлъ, но отъ вѣры. Итакъ, нѣтъ ничего такого, чѣмъ мы могли бы похлалиться какъ нашимъ, ибо мы ничего не имѣемъ, чего не получили бы, и если существуемъ, то существуемъ отъ Бога, дабы возвеличилась сила Божія, — а не сами собою. Вѣра — все, что намъ нужно. Поскольку мы будемъ имѣть ее, постольку и Богъ будетъ дѣйствовать въ насъ. И Соломонъ хвалится тѣмъ, что не отъ человѣка, но даръ Божій — все что человѣкъ имѣетъ: познавъ,  — говоритъ, — яко не инако одержу, аще не Богъ дастъ. И сіе... бѣ разума, еже вѣдѣти, чія есть благодать. Пріидохъ ко Господу и молихся (Прем. 8, 21). По мнѣнію Соломона, нужно вѣрить, что не отъ дѣлъ, но по благодати Божіей оправдались всѣ тѣ, которые знали, что дѣло закона должно быть исполнено Богомъ, и въ этомъ полагали свою похвалу. Но Апостолъ говоритъ: да не похвалится всяка плоть предъ Богомъ (1 Кор. 1, 29), и, конечно, злые не должны хвалиться потому, что не познали Бога, праведники же потому, что они — не свои, но дѣло Божіе. Худородная, говоритъ, — и уничиженная избра Богъ... не сущая: да сущая упразднитъ (и) яко да не похвалится всяка плоть предъ Богомъ. Изъ него же вы бысте во Христѣ Іисусѣ, иже бысть намъ премудрость отъ Бога, правда же и освященіе и избавленіе: да якоже пишется: хваляйся о Господѣ да хвалится (1 Кор. 1, 28-30). И еще: Благодатію есте спасени черезъ вѣру, и сіе не отъ васъ: Божій даръ: не отъ дѣлъ, да никто же похвалится: того бо емы твореніе, создани о Христѣ (Ефес. 2, 8-10). Такъ, во-первыхъ, никакая плоть никогда не можетъ оправдаться отъ закона, т. е. отъ дѣлъ, дабы всякій праведникъ имѣлъ славу отъ Бога. Во-вторыхъ, никто да не хвалится предъ Богомъ, ибо Богъ такъ поступаетъ по отношенію къ своимъ, чтобы было что и простить имъ: чистъ (бо) отъ скверны никтоже, аще и единъ день житіе его на земли (Іов. 14, 4-5). И Давидъ говоритъ: не вниди въ судъ съ рабомъ твоимъ; яко не оправдится предъ тобою всякъ живый (Псал. 142, 2). И Соломонъ, при освященіи храма: нѣстъ человѣкъ, иже не согрѣшитъ (3 Цар. 8, 46). И еще: тебѣ единому согрѣшихъ (Псал. 50, 6). Ибо кто похвалится, что онъ имѣетъ чистое сердце? Или кто похвалится, что онъ свободенъ отъ грѣха? Но мало остается отъ чистаго сердца, то есть отъ чистыхъ помышленій, если и отъ грѣха никто не можетъ счесть себя свободнымъ. Ни одна побѣда не дается дѣлами, но всякая даруется милосердіемъ Божіимъ, по написанному: Вѣнчающаго тя милостію и щедротами (Псал. 102, 4). И мать мучениковъ такъ говоритъ своему сыну: да въ милости съ братіею твоею воспріиму тя (2 Макк. 7, 29). Но праведникъ исполняетъ волю Божію по расположенію и склонности, стараясь и желая служить Богу, только не посредствомъ закона. Ибо если бы законъ оправдывалъ, то заслуга всѣхъ праведниковъ была бы одна и та же, потому что онъ отъ всѣхъ требуетъ одинаковой внимательности, а если нѣтъ, то дѣйствовало бы проклятіе. Если же законъ допускалъ различіе заслугъ, то кто получилъ столько милующей благодати, сколько, сообразно съ своею вѣрою, надѣялся получить, преобразившись отъ славы въ славу какъ отъ Духа Божія (2 Кор. 3, 18), то есть изъ того же въ тоже? Ибо сказать, что вѣра дана послѣ Христа, значитъ сказать, что тогда же данъ и Духъ Святый, между тѣмъ какъ всегда всѣ пророки и праведники жили тѣмъ же Духомъ и не могли жить иначе, какъ только духомъ вѣры. Ибо всѣ, кто былъ подъ закономъ, пали мертвыми, потому что писмя убиваетъ, а духъ животворитъ (2 Кор. 3, 6). И однако Господь говоритъ о томъ же Духѣ: аще не иду Азъ, (Онъ) не пріидетъ (Іоан. 16, 7), хотя апостоламъ уже далъ этого Духа. А апостолъ говоритъ, что тотъ же Духъ былъ и у древнихъ: имуще же той же духъ вѣры, по писанному: вѣровахъ, тѣмъ же возглаголахъ (2 Кор. 4, 13). Того же самаго Духа вѣры, говоритъ, имѣлъ тотъ, кто сказалъ: вѣровахъ, тѣмъ же возглаголахъ (Псал. 115, 1) и подтверждаетъ это, говоря: и мы вѣруемъ, тѣмъ же и глаголемъ (2 Кор. 4, 13). Говоря и мы, показываетъ, что и тѣ вѣровали тѣмъ же духомъ вѣры. Отсюда ясно, что праведники имѣли это не отъ закона, но всегда по духу вѣры. Что пришло чрезъ Господа, то полнота, часть которой была и прежде, чрезъ Него же, подобно тому какъ дитя, хотя и имѣетъ все, что есть у мужа, однако не есть еще мужъ, по чрезъ возрастаніе не новыхъ, а тѣхъ же членовъ достигаетъ полноты тѣла, свойственной совершеннолѣтнему, хотя и былъ дитятею [12]. Правда, прежде страданія Господа не во всѣхъ былъ Духъ Божій, но Онъ былъ въ тѣхъ, которые, благодаря Его присутствію, вѣровали, и они были усовершаемы самимъ побѣдителемъ и совершителемъ всего. Ибо Духа Святаго имѣли такіе, обрѣтенные имъ, праведники, какъ Симеонъ, Наѳанаилъ, Захарія, Елизавета и Анна, вдова, дочь Фануилова. Обѣтованіе отдѣлено отъ закона и такъ какъ оно разнится отъ него, то послѣдній не можетъ быть къ нему примѣшиваемъ. Никакого условія, ослабляющаго его силу, не поставлено обѣтованію. Между тѣмъ — мы принуждены сказать нѣчто такое, чего не можемъ слышать безъ снѣдающей скорби — нѣкоторые, не знающіе твердости обѣтованій и освобожденія отъ закона, говорятъ, что Богъ обѣщалъ Аврааму всѣ народы (при сохраненіи за ними свободной воли) подъ условіемъ, если они соблюдутъ законъ. И хотя спасительно открывать опасности, происходящія отъ невѣжества нѣкоторыхъ праведниковъ, мы, несмотря на то, что рѣчь идетъ о Богѣ всемогущемъ, должны все-таки полагать ей мѣру, чтобы не упомянуть, при разсужденіи, о томъ, о чемъ слѣдуетъ умолчать, и чтобы не дать услышать это изъ нашихъ устъ, хотя оно и чужое. Посему, говоря объ этомъ съ трепетомъ, предоставимъ каждому самому замѣчать угрожающіе ему опасности. Богъ, разумѣется, зналъ напередъ, будутъ Авраамовыми, по свободной волѣ, тѣ, которыхъ Богъ обѣщалъ ему, или не будутъ. Одно изъ двухъ: если будутъ, то вопросъ конченъ; если же не будутъ, то Богъ, будучи вѣренъ, не далъ бы обѣтованія [13]. Если Богомъ положено въ томъ только случаѣ дать обѣтованныхъ, если того пожелаютъ сами обѣтованные, то, конечно, Онъ такъ бы и сказалъ, чтобы не былъ обманутъ Авраамъ, рабъ его, вѣровавшій, что Онъ имѣетъ силу исполнить обѣщанное. Но обѣтованіе таково, что не связываемся никакими условіями. Въ противномъ случаѣ и обѣтованіе не твердо, и вѣра разрушается. Ибо что устойчиваго останется въ обѣтованіи Божіемъ или въ вѣрѣ Авраамовой, если то, что обѣтовано и во что онъ повѣрилъ, будетъ зависѣть отъ произволенія обѣтованныхъ? Тогда и Богъ обѣщалъ чужое, и Авраамъ повѣрилъ неосторожно. И какъ обѣтованіе стало потомъ долгомъ, по слову Божію: Благословятся о сѣмени твоемъ вси языцы земніи, занеже послушалъ еси гласа Моего, и не пощадѣлъ еси сына твоего возлюбленнаго Мене ради (Быт. 22, 18. 16)? Впрочемъ, долгомъ — не со стороны тѣхъ, которымъ легко поднять крикъ и противъ заслуги Авраама, съ ихъ выдумкой о свободной волѣ; но должникомъ Авраама даже послѣ его смерти объявляетъ себя самъ Богъ, Который удостовѣряетъ, что и обѣщаемое сыну его Онъ сдѣлаетъ ради него, говоря: Буду съ тобою, и благословлю тя. Тебѣ бо и сѣмени твоему дамъ... землю сію, и поставлю клятву мою, еюже кляхся Аврааму отцу твоему, и умножу сѣмя твое, яко звѣзды небесныя, и дамъ тебѣ и сѣмени твоему... вси языцы земніи, понеже послуша отецъ твой Авраамъ моего гласа (Быт. 26, 3-5). Такъ подтверждено должное Авраамово. Ибо не могъ онъ послѣ смерти потерять, чрезъ свободную волю, то, что заслужилъ во время своей жизни; а между тѣмъ язычники вѣровать не хотѣли: что же дѣлать Аврааму, которому должны? Какъ ему получить долгъ его вѣры и испытанія, который, въ этомъ онъ не сомнѣвался, имѣлъ уплатить ему Богъ? Если бы ему было сказано: «дамъ, что обѣщалъ и возвращу то, о чемъ клялся, если захотятъ народы», то онъ не вѣрилъ бы, но ожидалъ бы случайностей. Когда требуется условіе, оно должно быть заключаемо не съ вознагражденіемъ, а съ работникомъ, ибо работникъ можетъ хотѣть или не хотѣть получить его, оно же не можетъ хотѣть или не хотѣть быть даннымъ. Но всѣ народы даны Аврааму въ паграду за вѣру, какъ говоритъ Богъ: мзда твоя многа (Быт. 15, 1). Ибо Богъ обѣщалъ ихъ не подъ условіемъ, если они будутъ, и не потому, что они будутъ; такъ какъ спасти ихъ онъ захотѣлъ не ради только вѣры Авраамовой, и въ его власти они были не только прежде нея, но и прежде сложенія міра. Но Онъ искалъ вѣрнаго, которому это доровалъ бы, отъ котораго это было бы и для котораго онъ, дѣйствительно, опредѣлилъ этому быть. Слѣдовательно, Авраамъ заслужилъ не того, чтобы были тѣ, которые имѣли быть, которыхъ избралъ Богъ и о которыхъ Онъ предвидѣлъ, что они будутъ подобны образу Сына Его. Ибо что всѣ народы обѣтованы Аврааму по предвѣдѣнію Божію, объ этомъ свидѣтельствуетъ Писаніе, въ книгѣ Бытія, говоря: Авраамъ же бывая будетъ, (и будетъ) въ языкъ великъ и многъ и благословятся о немъ вси языцы земніи (Быт. 18, 18). Онъ зналъ также, что Авраамъ заповѣдалъ своимъ сыновьямъ и дому своему послѣ себя, чтобы они хранили пути Господни и творили судъ и правду, дабы Богъ навелъ на Авраама все, о чемъ говорилъ ему. Но встрѣчаемъ мы и условія, какъ напр.: «если послушаете меня и захотите». Гдѣ же предвѣдѣніе Божіе, гдѣ твердость обѣтованія, при такого рода условіяхъ? Также и Апостолъ говоритъ, что обѣтованіе дано по вѣрѣ, а не по закону, во еже быти извѣстну [14] обѣтованію (Рим. 4, 16). Законъ, — говоримъ, — гнѣвъ содѣловаетъ; идѣже... нѣсть закона, ни преступленія (Рим. 4, 15). Для того — по вѣрѣ, чтобы по благодати быти извѣстну обѣтованію всему сѣмени [15] (Рим. 4, 16). Правильно: чтобы обѣтованіе было твердо; ибо, прибавляетъ, при условіи оно не твердо. Ибо довольно глупо считать относящимся ко всему тѣлу то, что говорится къ тѣлу двучастному. Да не будетъ, чтобы со словами: «если послушаете Меня» Богъ обращался къ тѣмъ, о послушаніи которыхъ имѣлъ предвѣдѣніе, о которыхъ зналъ, прежде чѣмъ сотворилъ ихъ, что они пребудутъ во образѣ Божіемъ, и которыхъ именно обѣтовалъ. Только нечестивымъ я грѣшнымъ дано условіе, то есть законъ, чтобы они или прибѣгли къ благодати или же тѣмъ справедливѣе были заны, если бы сдѣлали ее тщетною. Какое же значеніе можетъ имѣть законъ для праведниковъ, для которыхъ онъ не установленъ, которые, по милости Божіей, безъ закона творятъ законъ, которые служатъ, которые живутъ во образъ и подобіе Бога и Христа, которые волею добры? Ибо кто подъ закономъ, тотъ по страху смерти не таковъ, не милосердъ, не есть образъ Божій. Законъ ему [16] не нравится; но онъ боится мстителя и не можетъ исполнить, такъ какъ полагаетъ, что не по желанію нужно исполнять его, а по необходимости. Онъ неизбѣжно предается собственной волѣ, дабы, конечно, воля получила воздаяніе, потому что онъ не соединилъ души своей съ волей Божіей. Ему не нравится то, чего хочетъ Богъ. Ибо волею золъ тотъ, кто по необходимости добръ. Законъ — препятствіе для дѣла, но не для воли. Не союзникъ Божій тотъ, кто слѣдовалъ бы злу, если бы оно не наказывалось. Равнымъ образомъ, не творитъ воли Божіей, кто стенаетъ о томъ, что творитъ не свою волю. Не милосердъ, кто боится быть жестокимъ. Онъ подъ закономъ, онъ рабъ. Не воровство онъ ненавидитъ, а страшится наказанія. Но неизбѣжно воруетъ, по убѣжденію и принужденію, тотъ, кто будучи плотскимъ и не имѣя Духа Святаго, находится подъ властію грѣха. Кто же любитъ добро, тотъ — образъ Божій, живетъ по вѣрѣ Господней и есть наслѣдникъ, не сынъ рабыни (Гал. 4, 22. 30. 31), который получилъ законъ для страха, но сынъ свободный, по Исааку, который не принялъ духа рабства въ боязнь, но принялъ усыновленіе, взывающее: Авва отче (Рим. 8, 15). Кто любитъ Бога, тотъ не боится рабски. Ибо рабскій страхъ, написано, соединенъ бываетъ съ ненавистью къ наставленію, страхъ же сына — съ почтеніемъ къ Отцу. Одно — бояться вслѣдствіе закона, другое — изъ благоговѣнія къ страшному величію Божію. Таковые подобны Отцу своему, Который на небесахъ: получивъ напоминаніе и наставленіе, они любятъ добро и ненавидятъ зло. Они внѣ закона, они свободны, они-то обѣтованы, и не къ нимъ говорится; «если послушаете меня», ибо могутъ послушать: ужели же это подойдетъ къ тѣмъ, послушаніе коихъ Богъ еще не предвидѣлъ? Подлинно, и праведники, ихже (Богъ) предувѣдѣ (тамъ же, ст. 29), состоятъ въ этомъ законѣ. И имъ говорится: «если послушаете меня», но по иной причинѣ: не потому, что они могутъ не послушать, а для того, чтобы они всегда заботились о своемъ спасеніи и были увѣрены въ своемъ успѣхѣ. Ибо никто не можетъ быть увѣренъ въ томъ, что онъ изъ числа предопредѣленныхъ, по словамъ Апостола: да не самъ неключимь буду (1 Кор. 9, 27). Слѣдовательно, этотъ законъ для нихъ не производитель гнѣва, но упражненіе въ вѣрѣ, занимаясь коимъ, они непрестанно искали бы благодати Божіей, чтобы совершенствовалось то, что Богъ въ нихъ предвидѣлъ и чтобы имъ суждено было вступить въ жизнь по свободной волѣ. Иначе, невозможно, чтобы не послушалъ тотъ, послушаніе котораго Богъ предвидѣлъ и клятвенно обѣщалъ. Къ какой же собственно части относится законъ, хотя онъ и данъ одному тѣлу, это объясняетъ Господь въ Евангеліи, говоря апостоламъ: аще сія вѣсте, блажени есте, аще творите я. Не о всѣхъ васъ глаголю: азъ... вѣмъ ихже избрахъ (Іоан. 13, 17-18). Съ великою краткостью показываетъ, что тѣло одно, и въ то же время раздѣляетъ его. Ибо если бы сказалъ: не о всѣхъ васъ глаголю, или: не о всѣхъ глаголю, то не показалъ бы, что тѣло одно. Но онъ сказалъ: не о всѣхъ глаголю, чѣмъ показываетъ, что, хотя и не о всѣхъ сказалъ, но все-таки о тѣхъ. Это то же, что сказать: не обо всемъ тебѣ говорю, ибо два тѣла [17] соединены какъ бы въ одно и одно тѣло заразъ восхваляется и порицается. Такъ напр. въ Исходѣ, когда нѣкоторые, вопреки запрещенію, выходили въ субботу собирать манну, Богъ говоритъ Моисею: Доколѣ не хощете послушати... закона моего (Исх. 16, 28), между тѣмъ какъ Моисей всегда былъ послушенъ. Что скажемъ объ этомъ законѣ, который кажется явно противнымъ обѣтованію? У Исаіи написано: аще бы еси послушалъ мене (Израиль)... было бы яко песокъ сѣмя (число) твое (Ис. 48, 18). Здѣсь Израиль порицается за то, что онъ по своей винѣ не сдѣлался какъ песокъ морской. Кромѣ того, подразумѣвается, что если онъ никогда не будетъ послушенъ, то всегда будетъ малъ. Гдѣ же твердость обѣтованій? Но этотъ вопросъ возникаетъ лишь оттого, что мы прежде хотимъ понять, чѣмъ повѣрить, и вѣру подчиняемъ разсудку. Если же мы повѣримъ, что непремѣнно должно быть такъ, какъ клялся Богъ, то вѣра даетъ намъ разумѣніе, каковой вѣроломно искать умомъ, и мы поймемъ, что обѣтованія такъ тверды, что твердость ихъ больше ихъ предполагаемой нетвердости. Ибо приведенныя слова: «если бы послушалъ Израиль» служатъ напоминаніемъ о правосудіи Божіемъ и подтвержденіемъ обѣтованій, по скольку одни предназначены Богомъ къ смерти, а другіе къ жизни. Для того и сказалъ настоящимъ: «если бы вы послушали меня», дабы явствовало, что тѣхъ, которые будутъ какъ песокъ морской, онъ потому обѣтовалъ, что предвидѣлъ ихъ послушаніе. Ибо до Господа Христа, когда это было сказано, сѣмя Авраамово никогда не было какъ песокъ морской, что легко доказать. Во-первыхъ, это множество Богъ обѣтовалъ о Христѣ: не... о сѣменѣхъ [18], яко о мнозѣхъ, но яко о единомъ, и сѣмени твоему, иже есть Христосъ (Гал. 3, 16). Во-вторыхъ, онъ обѣтовалъ всѣ народы, что раньше Христа не могло исполниться. Если же и до Господа число сыновъ Израилевыхъ было какъ песокъ морской, то — вмѣстѣ съ ложными братьями, которые не были сынами Авраамовыми. Ибо хотя и всѣ отъ Авраама, но не всѣ — сыны Авраамовы и не всѣ Израиль, хотя они и Израиль; какъ и Апостолъ, когда выражаетъ желаніе быть отлученнымъ за Израильтянъ, которымъ принадлежатъ усыновленіе и завѣты (Рим. 9, 3-4), показываетъ, что они, какъ бы то ни было, не суть сыны Авраамовы, и, по дѣйствію плотской необходимости, скорбитъ о томъ, что они не изъ ихъ числа, но обѣтованія Божія не разоряетъ, говоря: не тако же, яко отпаде слово Божіе, не вси бо сущіи отъ Израиля, сіи Израиль, ни зане суть сѣмя Авраамле, вси чада; но во Исаацѣ... наречется сѣмя: сирѣчь, не чада плотская, сія чада Божія: но чада обѣтованія причитаются въ сѣмя (Рим. 9, 6-8). Слѣдовательно, въ древнемъ множествѣ не было сѣмени Авраамова, за исключеніемъ только тѣхъ, которые были сынами вѣры и обѣтоваиія по Исааку. Также и на это есть примѣръ: аще будетъ число сыновъ Израилевыхъ аки песокъ морской: останокъ спасется, т. е. небольшая часть (Ис. 10, 12; ср. Ос. 1, 10). Или: аще не бы Господь Саваоѳъ оставилъ намъ сѣмене, яко Содома убо были бѣхомъ (Ис. 1, 9). Тотъ самый останокъ и былъ сѣменемъ Авраамовымъ, дабы вся Іудея не была какъ Содома. И еще когда удостовѣряетъ, что Богъ никогда не оставлялъ своего наслѣдія, но что, какъ въ пришествіи Господа часть Израиля спаслась, такъ и всегда было: что, говоритъ: глаголетъ Божественный отвѣтъ? Оставихъ себѣ седмь тысящъ мужей, иже не преклониша колѣна предъ Вааломъ, тако убо и въ нынѣшнее время останокъ по избранію... (спасенъ) бысть (Рим. 11, 4-5; ср. 3 Цар. 19, 18). Говоря: тако убо и въ нынѣшнее время, показываетъ, что и прежде во Израилѣ было такъ, что спасался остатокъ, то есть малая часть. Если же не даетъ разрѣшенія вѣра, то и умъ не убѣждаетъ вѣры, что аще бы еси послушалъ (мене, Израиле) было бы яко песокъ морской сѣмя твое (Ис. 48, 18). Сказано по отношенію къ обѣтованному. И Іаковъ, который данъ, прежде чѣмъ родился, потомъ, за свою свободную волю, отвергнутъ, какъ говоритъ Осія: судъ Господеви ко Іудѣ, еже отмстити Іакова, по путемъ его, и по начинаніямъ его воздастъ ему, потому что онъ во утробѣ запя брата своего и труды своими [19] укрѣпѣ къ Богу [20], и укрѣпѣ [21] со ангеломъ... превозможе (Ос. 12, 2-4; Быт. 25, 26 и 32, 24 слл.). Но если извѣстно, что Онъ въ Іаковѣ совершилъ избраніе (Рим. 9, 11), то это не тотъ же, который въ трудахъ укрѣпился противъ Бога, и не запинатель, а два въ одномъ тѣлѣ. Ибо это образъ двойственнаго сѣмени Авраамова, т. е. двухъ народовъ, борющихся въ одной утробѣ матери — церкви. Изъ нихъ одинъ, по избранію и предвѣдѣнію, возлюбленный; другой, по избранію собственной воли, ненавистный (Мал. 1, 2-3; Рим. 9, 3). Правда, Іаковъ и Исавъ находятся въ одномъ тѣлѣ, происходятъ отъ одного сѣмени. Но такъ какъ они, очевидно, произведены двое, то указывается на два народа. И чтобы кто-нибудь не подумалъ, что такимъ образомъ явно будетъ два раздѣленныхъ народа, указано, что оба будутъ въ одномъ тѣлѣ, въ Іаковѣ, который и возлюбленнымъ названъ и изображенъ, какъ братозапинатель. Итакъ, двойственнымъ числомъ выражено количество, а не качество раздѣленія. Впрочемъ, объ обоихъ раздѣленныхъ, еще прежде чѣмъ они раздѣлены, показано, что они должны быть въ одномъ. И Исаакъ сказалъ: пришедъ братъ твой съ лестію, взя благословеніе твое (Быт. 27, 35). Если бы это изреченіе не было таинственнымъ и кратко не показывало, что въ одномъ тѣлѣ заключаются двое, то ужели не противно разуму, чтобы (Іаковъ) обманомъ получилъ благословеніе, относящееся къ ближнему, когда Писаніе говоритъ: иже... не клятся лестію искренему... Сей пріиметъ благословеніе отъ Господа (Псал. 23, 4)? Между тѣмъ, никогда Іаковъ, т. е. Церковь, не достигала благословенія безъ сопутствія лести, т. е. лживыхъ братьевъ [22]; не потому что невинность и обманъ вмѣстѣ достигаютъ благословенія, вмѣстѣ благословляются, а такъ какъ могій вмѣстити да вмѣститъ [23] (Матѳ. 19, 12), и на всякой почвѣ, смотря по качеству ея, произрастаетъ единое (съ нею) сѣмя. Но этому не противорѣчитъ, что онъ запнулъ, повидимому, злого брата, такъ какъ не сказано, во чревѣ запя Исава, но брата своего; Исавъ же вездѣ является обозначеніемъ и именемъ злыхъ, тогда какъ Іаковъ — тѣхъ и другихъ: по той причинѣ, что злая часть уподобляется Іакову, и, безъ сомнѣнія, вслѣдствіе одного имени [24], добрая же часть не можетъ уподобиться Исаву, и послѣднее имя есть только имя злыхъ, а первое двучастно. Впрочемъ, по свободной волѣ ни всякое доброе сѣмя не есть Іаковъ, ни всякое злое — Исавъ, но отъ обоихъ и то и другое. Такимъ образомъ показано, что отъ Авраама произошло двучастное сѣмя. Одно родилось отъ рабы, во образъ того, что отъ Авраама произойдутъ также и рабы, — и отошло отъ него съ своею матерію. Послѣ же его отшествія найдено было въ сѣмени другаго, что оно — отъ свободной, то есть отъ Израиля, который получилъ законъ на горѣ Синаѣ, что есть Агарь, рождающая въ рабство (Гал 4, 22 слл.). Тамъ, въ томъ же народѣ, произведены были, по Исааку, отъ свободной многіе сыны обѣтованія, то есть святые и вѣрные. Итакъ, хотя вѣрующими и раздѣлены образы Израиля и Исава, все потомъ произростаетъ въ одинъ народъ. Тамъ отъ начала оба завѣта, Агари и Исаака; но время отъ времени они скрывались и скрываются одинъ подъ именемъ другаго, потому что Ветхій не перестаетъ рождать и по откровеніи Новаго. Не сказалъ слѣдовательно, что Агари, рождающей въ рабство, а не обоимъ надлежитъ расти до жатвы. Какъ, слѣдовательно тогда подъ исповѣданіемъ Ветхаго Завѣта скрывался Новый, т. е. благодать, — который рождалъ сыновъ обѣтованія, по Исааку, отъ свободной и который открытъ во Христѣ: такъ и нынѣ, подъ владычествомъ новаго, нѣтъ недостатка въ сынахъ рабства, рождаемыхъ Агарью, что откроется во Христѣ.

Апостолъ утверждаетъ, что нынѣ между братьями такія же отношенія, какъ и тогда, — говоря: мы же, братіе по Исааку, обѣтованія чада есмы. Но якоже тогда по плоти родивыйся гоняше духовнаго, тако и нынѣ (Гал 4, 28-29). И по необходимости прибавляетъ: но что глаголетъ писаніе? Изжени рабу и сына ея, не имать бо наслѣдовати сынъ рабыни съ сыномъ свободныя (Гал 4, 30). Но не напрасно сказано: якоже тогда гоняше... тако и нынѣ. Ибо гоняше принадлежитъ толкованію апостола, Писаніе же говоритъ, что Израиль игралъ съ Исаакомъ (Быт. 21, 9). Ужели тотъ, кто проповѣдывалъ Галатамъ обрѣзаніе (ср. Гал. 6, 12 слл.), преслѣдовалъ братьевъ открыто, а не подъ видомъ игры, т. е. безъ признаковъ гоненія? Какъ, слѣдовательно, за родъ игры назвалъ гонителемъ, такъ гонителями же называетъ и тѣхъ, которые усиливаются, какъ бы посредствомъ общей пользы, т. е. наставленія въ законѣ, отдѣлить отъ Христа сыновъ Божіихъ и сдѣлать ихъ сынами матери своей, Агари. Ибо не съ иною какою либо цѣлію подкрадываются сыны діавола, для испытанія нашей свободы, и притворяются братьями и разыгрываютъ изъ себя въ Вертоградѣ нашемъ какъ бы сыновъ Божіихъ, — какъ съ тою, чтобы хвастаться покореніемъ свободы сыновъ Божіихъ, за что и понесутъ осужденіе, каковы бы они ни были, — они, которые гнали всѣхъ святыхъ, которые убивали пророковъ, которые всегда противились Духу Святому; враги креста Христова, отвергающіе Христа во плоти, въ своей ненависти къ членамъ его, — тѣло грѣховное, сыны изгнанія, слуги злодѣйства, которые приходятъ по дѣйствію сатаны, со всякою силою, знаменіями и чудесами (2 Сол. 2, 9), — духи злобы среди небесныхъ [25] и которыхъ Господь Христосъ, гонимый ими во плоти, убіетъ духомъ устъ своихъ, и упразднитъ явленіемъ пришествія своего (2 Сол. 2, 8). Ибо время говорить объ этомъ открыто, а не подъ таинственными образами, такъ какъ приближается отступленіе, т. е. откровеніе человѣка беззаконія (2 Сол. 2, 3), и Лотъ удаляется изъ Содома.

Примѣчанія:
[1] Т. е. христіане изъ язычниковъ.
[2] Iustificari, быть оправдываемымъ. Но этотъ страдательный залогъ вмѣсто дѣйствительнаго (Iustificare) есть, вѣроятно, ошибка или древнихъ переписчиковъ или наборщиковъ перваго изданія сочиненія Тихонія (въ Ліонской Maxima Bibliotheca Veterum Patrum), незамѣченная издателями (среди многихъ другихъ ошибокъ) и перешедшая, затѣмъ, въ позднѣйшія перепечатки.
[3] Авторъ: Quod (testamentum?) est Agar, in servitute generans, т. е. который есть Агарь, рождающая въ рабство.
[4] Собственно: итакъ, разумѣете ли, что... — Cognoscitis ergo quoniam...?
[5] Авторъ: Вы же: vos autem, fratres secundum Isaac, и пр.
[6] Пропущено слово: наслѣдіе, haereditas.
[7] Подъ вѣрою здѣсь разумѣется не самое содержаніе христіанскихъ истинъ, но присущее праведному сердцу упованіе на милость Божію и Его спасеніе, та вѣра, которую имѣлъ Авраамъ «сверхъ надежды» (Рим. 4, 18).
[8] Мысль автора та, что люди, познавъ закономъ свое нравственное безсиліе и не желая покинуть упованіе на усвоеніе праведности и побѣду надъ грѣхомъ, стали ожидать духовнаго обновленія отъ Самого Бога, т. е. надѣяться на грядущую благодать Божію. Эту-то надежду онъ называетъ вѣрой.
[9] И здѣсь вѣра противополагается закону не по разности содержанія той и другаго, но по разности отношенія человѣка къ Божественной волѣ: праведники и до Спасителя по мѣрѣ силъ сливали свою волю съ нею, т. е. жили вѣрою, а не закономъ.
[10] Т. е. невозможно угодить Богу внѣшнею дѣятельностью безъ уподобленія Ему своихъ внутреннихъ чувствъ. Послѣднее стало однако доступнѣе для насъ со времени Спасителя.
[11] Exclusa est, что можно перевести и поср. «исключена» или «отдѣлена», «выдѣлена», и поср. «изгнана». Но очевидно, что авторъ понимаетъ греческое ἐξεκλείσθη этого мѣста посланія къ Римлянамъ совсѣмъ не такъ, какъ оно передается въ славянскомъ и русскомъ переводахъ. При этомъ, и латинское excludere является у него въ совершенно особенномъ значеніи, которое ближе всего подходитъ къ значенію перваго изъ трехъ глаголовъ, поясняющихъ вышеупотребленное excludi, т. е. къ значенію глагола exprimere, выжимать, выдавливать, вытискивать (отсюда: напечатлѣвать, изображать, выражать); въ данномъ же случаѣ — выжимать или выдѣлять изъ себя, иначе: производить изъ себя или, какъ мы перевели, пораждать.
[12] Отсюда видно, что авторъ вовсе не унижаетъ Христова искупленія, но придаетъ ему значеніе, усовершающее добрую волю человѣка: не зная Христа и Его воскресенія бороться со зломъ могли немногіе и притомъ лишь въ нѣкоторыхъ случаяхъ, но не вовсе побѣждать грѣхъ.
[13] Fidelis Deus non promitteret. Чтеніе fidelis мы предпочитаемъ другому чтенію — fideles...
[14] Ut firma est promissio, чтобы обѣтованіе было твердо. Ср. греч. βεβαίαν: εἰς τὸ εἶναι βεβαίαν τὴν ἐπαγγελίαν.
[15] Т. е. быть тверду для или въ отношеніи всякаго сѣмени.
[16] И здѣсь авторъ понимаетъ законъ, какъ рядъ отдѣльныхъ принудительныхъ требованій въ отличіе отъ благодати, возраждающей самую природу человѣка, такъ что онъ по собств. влеченію творитъ добро.
[17] Т. е. добрые и злые.
[18] Авторъ: in seminibus, т. е. въ сѣменахъ, о сѣменахъ, или, по слав., о сѣменѣхъ.
[19] In laboribus suis, въ трудахъ своихъ — греч. ἐν κόποις αὐτοῦ.
[20] Ad Deum, πρὸς τὸν Θεὸν, къ Богу, на Бога, противъ Бога.
[21] Potens factus est, сдѣлался сильнымъ, могучимъ.
[22] Т. е. Церковь никогда не бываетъ свободна отъ злыхъ чадъ.
[23] Qui potest capere capiat — кто можетъ (взять или получить), пусть беретъ (или получаетъ). Впрочемъ, какъ латинское capio можетъ имѣть значеніе: вмѣщать (брать или принимать въ себя, что тоже), соотвѣтственно греческому χωρεῖν (см. словари), такъ и славянское вмѣстити не измѣняетъ, въ данномъ случаѣ, существа дѣла.
[24] Іаковъ, т. е препятствователь или запинатель, supplantator (ср. Быт. 25, 26; 27, 36).
[25] Spiritualia nequitiae in coelestibus, τὰ πνευματικὰ τῆς πονηρίας ἐν τοῖς ἐπουρανίοις, слав. духовомъ злобы поднебеснымъ (Ефес. 2, 12).

Источникъ: Тихонія Африканца книга ο семи правилахъ для изслѣдованія и нахожденія смысла св. Писанія (Liber de septem regulis ad investigandam et inveniendam S. Scripturae intelligentiam). // «Прибавленія къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ» за 1891 годъ. — М.: Типографiи М. Г. Волчанинова, 1891. — Часть XLVIII. — С. 199-223.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0