Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 января 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Василій Великій († 379 г.)

Св. Василій Великій родился около 330 г. въ Кесаріи Каппадокійской отъ благочестивыхъ и благородныхъ родителей-христіанъ. Первоначальное дѣтское воспитаніе онъ получилъ отъ благочестивой бабки своей Макрины, а первыя правила краснорѣчія слушалъ у отца своего въ Неокесаріи. Достигши юношескаго возраста, св. Василій отправился путешествовать по знаменитымъ тогдашнимъ городамъ, чтобы довершить свое образованіе. Въ Аѳинахъ онъ встрѣтилъ Григорія Богослова, сошелся съ нимъ и во всю жизнь оставался вѣрнѣйшимъ его другомъ. Здѣсь онъ изучалъ грамматику, риторику, астрологію, математику, философію и медицину, и оказалъ въ нихъ самые блестящіе успѣхи. Владѣя высокимъ умомъ и мудростію, св. Василій вмѣстѣ съ тѣмъ отличался благонравіемъ, кротостію и чистымъ житіемъ. Возвратившись въ Кесарію, св. Василій нѣсколько времени исправлялъ должность адвоката; затѣмъ, принявъ крещеніе, вмѣстѣ съ званіемъ чтеца, онъ по склонности къ иночеству, отправился изучать монашескую жизнь въ Сиріи, Палестинѣ и Египтѣ. Возвратясь изъ своего путешествія, онъ поселился въ пустынѣ близъ Неокесаріи, посвятивъ себя подвигамъ поста и молитвы. далѣе>>

Творенія

Свт. Василій Великій († 379 г.)
Бесѣды на псалмы.

Бесѣда на двадцать осмый псаломъ.

Псаломъ Давиду, исхода скиніи.

Двадцать осмый псаломъ имѣетъ общее надписаніе; ибо сказано: Псаломъ Давиду. Но имѣетъ также и особенное; ибо присовокуплено: исхода скиніи. Что же это значитъ? Разберемъ, что такое исходъ, и что такое скинія, чтобы можно намъ было войдти въ намѣреніе псалма. Что касается до смысла историческаго, то кажется, что священникамъ и левитамъ, по совершеніи ими своего дѣла, давалось повелѣніе помнить, что они должны приготовить къ служенію. Ибо выходящихъ изъ Скиніи и оставляющихъ ее псаломъ учитъ, что имъ надлежитъ приготовить, и что имѣть при себѣ, когда прійдутъ въ слѣдующій разъ, а именно: принести сыны овни, славу и честь, славу имени Его; и знать, что нигдѣ не подобаетъ служить, какъ только во дворѣ Господнемъ, и на мѣстѣ Святыни. Что же касается до нашего ума, который созерцаетъ возвышенное, и высокимъ, приличнымъ Божію Писанію, разумѣніемъ усвояетъ намъ законъ; то представляется намъ слѣдующее: здѣсь разумѣется не овенъ, то есть мужескій полъ овецъ, не скинія, то есть храмина, сооружениая изъ неодушевленнаго сего вещества, не исходъ изъ скиніи, или удаленіе изъ храма, но сіе тѣло, которое есть для насъ скинія, какъ научилъ насъ Апостолъ, сказавъ: ибо сущіи въ скиніи сей [1] воздыхаемъ (2 Кор. 5, 4); и еще Псаломъ: рана не приближится селенію твоему (Псал. 90, 10). А исходъ изъ скиніи есть отшествіе изъ сея жизни, къ которому Писаніе совѣтуетъ намъ приготовляться, чтобы принести въ даръ Господу то или другое; потому что здѣшнее дѣланіе служитъ напутствіемъ къ будущей жизни. И кто здѣсь добрыми дѣлами приноситъ славу и честь Господу, тотъ самъ себѣ сокровиществуетъ Славу и честь во время праведнаго воздаянія Судіи.

Во многихъ спискахъ находимъ присовокупленныя слова: (1) принесите Господеви сынове Божіи. Ибо не отъ всякаго даръ благопріятенъ Богу, но только отъ того, кто приноситъ отъ чистаго сердца. Сказано: не чисты обѣты отъ мзды блудницы (Прит. 19, 13). И Іеремія такжеговоритъ: еда обѣты и мяса свиная отымутъ отъ тебе лукавства, или ты чрезъ нихъ будешь чистъ (Іер. 11, 15)? Посему псаломъ требуетъ, чтобы мы прежде всего стали сынами Божіими, и тогда уже приступали приносить дары Богу, и дары, не какіе случилось, но какіе Онъ Самъ повелѣлъ. Сперва скажи: Отче! а потомъ проси, что слѣдуетъ далѣе. Испытай самъ себя: какова доселѣ была жизнь твоя: достоинъ ли ты наименовать отцемъ своимъ Святаго Бога? Только чрезъ освященіе можно намъ вступить въ общеніе со Святымъ. Ежели желаешь всегда быть сыномъ Святаго, то пусть усыновитъ тебя Святыня. Посему принесите Господеви, не всякой, кто бы то ни былъ, и отъ кого бы кто ни происходилъ, но сынове Божіи. Онъ потребуетъ великихъ даровъ; потому избираетъ и великихъ приносителей. Чтобы не низринуть помысловъ твоихъ долу, и не заставить тебя искать овна, сего безсловеснаго, четвероногаго и блѣющаго животнаго, въ надеждѣ умилостивить Бога сею жертвою; псаломъ говоритъ: принесите Господеви сынове Божіи. Не сынъ нуженъ и не то, чтобы ты принесъ самаго сына; но если сынъ есть нѣчто великое; то прилично, чтобы и приносимое было велико и достойно какъ сыновняго расположенія такъ и отцева достоинства.

Посему говоритъ: принесите сыны овни, дабы и приносимые сами перемѣнились, и изъ сыновъ овнихъ стали сынами Божіими. Овенъ есть животное начальственное; онъ водитъ овецъ на питательныя пажити, на мѣсто отдохновенія при водахъ, и обратно въ загоны и ограды. Таковы же нѣкоторые и предстоятели стада Христова; они приводятъ его къ доброцвѣтнымъ и благоуханнымъ снѣдямъ духовнаго ученія, по дару Духа орошаютъ живою водою, возвышаютъ, воспитываютъ до плодоношенія, указываютъ путь къ мѣсту упокоенія, къ пристанищу безопасному отъ навѣтующихъ. Посему слово хочетъ, чтобы ихъ сыны были приведены ко Господу сынами Божіими. Если же овны суть предводители прочихъ; то сынами ихъ будутъ тѣ, которые, по ученію предстоятелей, чрезъ попеченіе о добрыхъ дѣлахъ, образовали себя для жизни добродѣтельной. Принесите Господеви сынове Божіи, принесите Господеви сыны овни. Понялъ ли ты, къ кому обращена рѣчь? Понялъ ли, о комъ говорится?

Сказано: принесите Господеви славу и честь. Какъ же мы, земля и пепелъ, великому Господу приносимъ славу? какъ приносимъ Ему честь? — Мы приносимъ славу добрыми дѣлами, когда дѣла наши бываютъ свѣтлы предъ человѣками; и люди видятъ дѣла наши, и прославляютъ Отца нашего, Который на небесахъ (Матѳ. 5, 16). А также можно прославить Бога цѣломудріемъ и святостію, къ какой обязаны давшіе обѣтъ благочестивой жизни, какъ увѣщаваетъ насъ Павелъ, говоря: прославите убо Бога въ членахъ вашихъ (1 Кор. 6, 20). Сей-то славы требуетъ Господь отъ вѣрующихъ въ Него и почтенныхъ даромъ сыноположенія; ибо говоритъ: Сынъ славитъ отца: и аще отецъ Азъ есмь, то гдѣ слава Моя (Мал. 1, 6)? А честь приноситъ Богу, по слову Притчи (3, 9), кто чтитъ Бога отъ праведныхъ своихъ трудовъ, и даетъ Ему начатки отъ плодовъ своей правды. Также всякій, кто богословствуетъ по предписанному, чтобы не отпасть отъ праваго разумѣнія объ Отцѣ и о Божествѣ Единороднаго, и о славѣ Святаго Духа, приноситъ Господу славу и честь. Возвеличиваетъ же славу тотъ, кто можетъ показать законы, по которымъ всесоздано, по которымъ все содержится, по которымъ, послѣ здѣшняго домостроительства, все приведется на судъ. Кто возмогъ самъ созерцать все въ подробности, въ ясныхъ и неслитныхъ представленіяхъ, и послѣ того, какъ самъ созерцалъ, можетъ и другимъ изобразить благость Божію и праведный судъ Его, тотъ приноситъ Господу славу и честь, равно какъ и тотъ, кто проводитъ жизнь, сообразную съ таковымъ созерцаніемъ; потому что свѣтъ его свѣтится предъ человѣками и Отецъ небесный прославляется отъ него, и словомъ, и дѣломъ, и всякаго рода доблестями. Но не приноситъ Господу славы и чести, кто пристрастенъ къ славѣ человѣческой, кто уважаетъ деньги, кто дорого цѣнитъ плотскія удовольствія, кто дивится ученіямъ чуждымъ богочестія: ибо какъ добрыми дѣлами приносимъ славу Господу, такъ худыми дѣлами производимъ противное. Что говоритъ Господь грѣшникамъ? Имя Мое васъ ради хулится во языцѣхъ (Ис. 52, 5). А Апостолъ говоритъ еще: преступленіемъ закона Бога безчествуеши (Рим. 2, 23). Ибо оскорбленіе законодателю — презрѣніе и пренебреженіе законовъ. Если въ домѣ худое устройство, потому что въ немъ гнѣвъ и крикъ, обида и смѣхъ, роскошь и расточительность, нечистота и наглость; то безчестіе и стыдъ за все происходящее въ домѣ падаетъ на владѣющаго имъ. Изъ сего да уразумѣемъ, что какъ добрыми дѣлами прославляется Богъ, такъ дѣлами порочными славится врагъ. Когда вземъ уды Христовы, сотворю уды блудничи (1 Кор. 6, 15); тогда и слава отъ Спасшаго меня перенесена будетъ мною на погубившаго меня. И невѣрующій измѣняетъ славу нетлѣннаго Бога въ образъ тлѣнна человѣка, и птицъ, и четвероногъ, и гадъ земныхъ (Рим. 1, 23). Также воздающій честь и служащій твари вмѣсто Творца приноситъ славу не Богу, но тварямъ. Посему, кто говоритъ, что тварь есть нѣчто, и кланяется ей, тотъ да знаетъ, куда будетъ вчиненъ жребій его. Итакъ убоимся, чтобы, грѣхомъ своимъ доставляя славу и похваленіе діаволу, не подвергнуться намъ вѣчному съ нимъ стыду. А что грѣхъ нашъ обращается въ славу тому, кто внушаетъ его намъ, уразумѣй это изъ подобія. Два военачальника вступаютъ въ сраженіе. Когда побѣждаетъ одно войско, предводитель его пріобрѣтаетъ славу; а когда одерживаетъ верхъ противное войско, вся честь принадлежитъ полководцу сего другаго войска. Такъ въ добрыхъ дѣлахъ твоихъ прославляется Господь, а въ противныхъ противникъ. Не представляй, что враги далеко; и на военачальниковъ смотри не издали, но обрати взоръ на себя самого, и найдешь совершенную вѣрность подобія. Ибо когда умъ борется со страстію, и своимъ усиліемъ и внимательностію одерживаетъ верхъ; тогда торжествуетъ онъ побѣду надъ страстію, и успѣхомъ своимъ какъ бы увѣнчаваетъ самого Бога: а когда, ослабѣвъ, поддается сластолюбію, тогда, сдѣлавшись рабомъ и плѣнникомъ грѣховъ, доставляетъ врагу случай къ похвальбѣ, превозношенію и высокомѣрію.

(2) Поклонитеся Господеви во дворѣ святѣмъ Его. По принесеніи требуемыхъ плодовъ, нужно поклоненіе, поклоненіе, совершаемое не внѣ церкви, но въ самомъ дворѣ Божіемъ, Псаломъ говоритъ: не придумывайте особенныхъ дворовъ и сходбищъ. Святой дворъ Божій одинъ. Прежде дворомъ симъ была Іудейская Синагога; но послѣ того, какъ согрѣшили Іудеи противъ Христа, дворъ ихъ пустъ (Псал. 68, 26). Посему и Господь говоритъ: и ины овцы имамъ, яже не суть отъ двора сего (Іоан. 10, 16); и разумѣя тѣхъ, которые изъ язычниковъ предопредѣлены ко спасенію, показываетъ, что у Него есть собственный Свой дворъ, кромѣ двора Іудеевъ. Посему надобно поклоняться Богу не внѣ святаго двора сего, но находясь внутри его, чтобы, оставаясь внѣ и увеселяясь внѣшнимъ, не потерять и права быть во дворѣ Господнемъ. Ибо многіе по наружности стоятъ на молитвѣ, но не суть во дворѣ, потому что мысль ихъ носится тамъ и здѣсь, и умъ развлеченъ суетою заботы. Но подъ дворомъ, въ смыслѣ болѣе возвышенномъ, можно еще разумѣть небесную обитель. Посему, которые здѣсь насаждени въ дому Господни, чтó есть Церковь Бога живаго, тѣ и тамъ во дворѣхъ Бога нашего процвѣтутъ (Псал. 9, 14). А кто боготворитъ чрево, или славу, или серебро, или другое что предпочитаемое имъ всему прочему, тотъ не поклоняется Господу, тотъ не во дворѣ святѣмъ, хотя бы и казался достойнымъ видимыхъ собраній.

(3) Гласъ Господень на водахъ. Во многихъ мѣстахъ найдешь употребленнымъ слово: гласъ. Посему, чтобы понять, что такое гласъ Господень, не напрасно будетъ собрать намъ по возможности что въ божественномъ Писаніи сказано о гласѣ. Такъ въ пророчествѣ Аврааму: и абіе гласъ бысть глаголющій: не будетъ сей наслѣдникъ твой (Быт. 15, 4). Также при Моисеѣ: и вси людіе зряху гласъ и свѣщи (Исх. 20, 18). И еще у Исаіи: гласъ вопіющаго: возопій (Ис. 40, 6). У насъ голосъ есть или сотрясенный воздухъ, или такое видоизмѣненіе въ положеніи воздуха, какое хочетъ сообщить ему издающій голосъ. — Что же такое гласъ Господень? Разумѣть ли сотрясеніе въ воздухѣ, или что сотрясенный воздухъ достигаетъ до слуха того, къ кому гласъ? Или не бываетъ ничего подобнаго, но гласъ сеи совершенно инаго рода, и слышащимъ его представляетъ себя владычественное [2] въ томъ человѣкѣ, которому Богъ хочетъ явить собственный Свой гласъ; такъ что представленіе сіе имѣетъ сходство съ тѣмъ, что бываетъ не рѣдко во снѣ? Ибо какъ безъ сотрясенія воздуха, въ слѣдствіе представленій, бывающихъ во снѣ, удерживаемъ въ памяти нѣкоторыя слова и звуки, не чрезъ слухъ принявъ голосъ, потому что онъ напечатлѣнъ въ самомъ сердцѣ нашемъ; такъ чѣмъ-то подобнымъ сему должно представлять и тотъ гласъ, который бываетъ къ пророкамъ отъ Бога.

Гласъ Господень на водахъ. Если искать смысла чувственнаго; то поелику облака, когда они наполнены водою, сталкиваясь между собою, издаютъ звукъ и трескъ, и здѣсь сказано: гласъ Господень на водахъ. Но также, если бываетъ шумъ отъ водъ, разсѣкаемыхъ какими ни есть преградами, и если море, возмущаемое вѣтромъ, волнуется и издаетъ сильный звукъ; то сіи неодушевленныя вещества имѣютъ гласъ отъ Господа, по указанію Писанія, что всякая тварь едва не вопіетъ, возвѣщая о своемъ Создателѣ. И когда рдздается громъ изъ облаковъ, не иное что должно представлятъ, а то, что возгремѣ Богъ славы, и что Господь Своею силою содержитъ влажное естество. Господь на водахъ многихъ. Изъ исторіи міротворенія знаемъ, что есть вода превыше небесъ, также вода бездны, и еще вода — собраніе морей. Кто же содержитъ воды сіи, и не попускаетъ имъ, по естественному ихъ стремленію, падать внизъ, кто, если не Господь, Который имѣетъ власть и надъ водами? А можетъ быть, что въ смыслѣ болѣе таинственномъ сказано: гласъ Господень на водахъ, когда при крещеніи Іисуса, былъ гласъ свыше: сей есть Сынъ Мой возлюбленный (Матѳ. 3, 17). Ибо тогда былъ Господь на водахъ многихъ, освящая воды крещеніемъ, и Богъ славы велегласнымъ свидѣтельствомъ возгремѣ свыше. И крещаемымъ возглашается оставленный Господомъ гласъ; ибо сказано: шедше научите вся языки, крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19). И такъ гласъ Господень на водахъ. Громъ составляется, когда сухой и сильный духъ, заключенный въ пустотахъ облака, съ напряженіемъ вращающійся по облачнымъ пустотамъ, ищетъ выхода вонъ. Облака, противящіяся сильному давленію, треніемъ о нихъ духа производятъ тотъ рѣзкій звукъ. А когда облака, какъ надутые пузыри, не возмогутъ противиться духу и удерживать его; тогда они, будучи сильно расторгаемы и пропуская духъ стремящійся вонъ, производятъ громовые удары. Это же обыкновенно производитъ и молнію. Итакъ Господь, сущій на водахъ и творящій великіе громовые удары, и въ нѣжномъ естествѣ воздуха производитъ такую чрезмѣрность треска. А тебѣ, и въ церковномъ смыслѣ, то сообщеніе догматовъ, которое по крещеніи съ Евангельскимъ громогласіемъ производится въ душахъ людей уже совершенныхъ таинствомъ, можно назвать громомъ. А что Евангеліе есть громъ, это доказываютъ ученики, переименованные Господомъ и названные сынами громовыми. Посему не во всякомъ раздается гласъ таковаго грома, но развѣ кто достоинъ именоваться колесомъ; ибо сказано: гласъ грома твоего въ колеси (Псал. 76, 19); развѣ кто простирается впередъ, какъ колесо, малою частію касается земли, и совершенно таковъ, каково было колесо, о которомъ сказалъ Іезекіиль: и видѣхъ, и се коло едино на земли держащееся животныхъ четырехъ. И видѣніе колесъ, и сотвореніе ихъ, яко видѣніе Ѳарсиса (Іез. 1, 15-16).

Итакъ Богъ славы возгремѣ, Господь на водахъ многихъ. Воды — это святые; потому что изъ чрева ихъ текутъ рѣки, то есть духовное ученіе, напояющее души слушающихъ (Іоан. 7, 38). И еще: они пріемлютъ въ себя воду текущую въ животъ вѣчный, которая въ хорошо пріявшихъ дѣлается источникомъ воды текущія въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 14). И на таковыхъ водахъ — Господь. Припомни исторію Иліи, егда небо заключися лѣта три и мѣсяцъ шесть (Лук. 4, 25), когда, во время ясной погоды, на вершинѣ Кармила услышалъ онъ голосъ водъ многихъ, а за симъ послѣдовало и то, что громъ былъ изъ облаковъ, и потекла вода (3 Цар. 18, 42-45). Итакъ Господь на водахъ многихъ.

(4) Гласъ Господень въ крѣпости. Какъ бываетъ гласъ въ колеси; такъ гласъ Господень состоитъ въ крѣпости, ибо кто вся можетъ о укрѣпляющемъ Христѣ (Флп. 4, 13), тотъ слышитъ и исполняетъ заповѣди Господни. Посему гласъ Господень не въ немощной и разслабленной душѣ, но въ той, которая съ напряженіемъ и крѣпостію творитъ добро.

Гласъ Господень въ великолѣпіи. Вѣликолѣпіе есть доблесть особенно великая. Посему кто съ благоприличіемъ совершаетъ все, что входитъ въ какое нибудь великое дѣяніе, тотъ называется великолѣпнымъ. Когда душа не будетъ раболѣпствовать мудрованію плоти, но въ сознаніи того, что дано ей отъ Бога, воспріемлетъ приличныя ей величіе и достоинство; тогда въ ней гласъ Господень. Кто имѣетъ не тѣсныя понятія о Богѣ, кто съ высокой точки зрѣнія изслѣдовалъ законы тварей, возмогъ, по крайней мѣрѣ нѣсколько, постигнуть благость Божія Промысла, и сверхъ того не щадитъ издержекъ, но щедръ, когда потребно исправить нужды братій; тотъ великолѣпенъ. И въ таковыхъ вселяется гласъ Господень. Ибо въ подлинномъ смыслѣ великолѣпный презираетъ все тѣлесное, признавая оное не имѣющимъ ни какой цѣны въ сравненіи съ невидимымъ. Того, кто великолѣпенъ, ни какое обстоятельство не оскорбитъ; вообще, ни какое страданіе его не возмутитъ; проступки людей негодныхъ и презрѣнныхъ не приведутъ его въ движеніе; нечистота плоти не унизитъ его; онъ недоступенъ унизительнымъ страстямъ, которыя не могутъ возвесть на него очей, по причинѣ высоты его мыслей. Приписывается же и Богу нѣкоторое великолѣпіе; на примѣръ: взятся великолѣпіе Твое превыше небесъ (Псал. 8, 2). Посему тѣ, которые имѣютъ о Богѣ великія представленія, превозносятъ Его великолѣпіе.

(5) Гласъ Господа сокрушающаго кедры. Кедръ иногда похваляется въ Писаніи, какъ дерево долговѣчное, не подверженное гніенію, благовонное, годное служить покровомъ; а иногда порицается, какъ дерево безплодное, съ трудомъ сгибаемое, и потому употребляемое въ подобіе нечестиваго: видѣхъ нечестиваго превозносящася, и высящася, яко кедры Ливанскія (Псал. 36, 35). Въ послѣднемъ значеніи взятъ кедръ и теперь. Ибо гласъ Господень сокрушаетъ кедры. Какъ гласъ сей бываетъ въ душѣ великолѣпной, такъ говорится, что онъ сокрушаетъ всуе надмевающихся, превозносящихся мнимыми преимуществами міра сего, богатствомъ, или славою, или властію, или тѣлесною красотою, или силою, или крѣпостію.

И стрыетъ Господь кедры Ливанскія. Кто, захвативъ чужое, обращаетъ это для себя въ предметъ похвальбы, тотъ кедръ Ливанскій. Какъ кедры, сами по себѣ высокіе, стоя на высокой горѣ, отъ высоты ея дѣлаются еще виднѣе; такъ и эти люди, опираясь на томъ, что есть тлѣннаго въ мірѣ, по высокомѣрію и киченію ума дѣлаются кедрами. Называются же кедрами Ливанскими, потому что гордятся чужею высотою, и потому что земля и все земное, подобно вершинѣ Ливана, возносятъ ихъ и дѣлаютъ высокомѣрными. Но не всѣ кедры сокрушаетъ Господь, а только кедры Ливанскіе; потому что Ливанъ есть мѣсто идолослуженія. И души взимающіяся на разумъ Божій (2 Кор. 10, 5) называются кедрами Ливанскими и осуждаются на сокрушеніе.

А есть и кедры Божіи, которые покрыты вѣтвями винограда, перенесеннаго изъ Египта, какъ видимъ въ Псалмахъ: покры горы сѣнь его, и вѣтвіе его кедры Божія (Псал. 79, 11). Поелику, сверхъ другихъ понятій о Христѣ, имѣемъ и то, что Господь нашъ называется лозою виноградною: Азъ есмь лоза, говоритъ Онъ, вы же рождіе (Іоан. 15, 5); то всѣ тѣ, которые прежде были безплодны и годны на сожженіе, но вступивъ подъ кровъ Христовъ, и какъ бы облекшись въ Него, благодатію Его покрыли безплодіе своей жизни, суть кедры Божіи. Посему кедры Божіи охраняются обвившимися около нихъ благоплодными вѣтвями; а кедры Ливанскіе сокрушаетъ Господь.

(6) И истнитъ я яко тельца Ливанска. Припомни, что въ книгѣ Исхода сказано о тельцѣ, который слитъ былъ для идолослуженія, и котораго Моисей истнилъ, и напоилъ народъ (Исх. 32, 20). На подобіе сего тельца Господь истребитъ весь Ливанъ и преобладающій на немъ обычай идолослуженія.

И возлюбленный яко сынъ единорожь. Единородный Сынъ, дающій жизнь міру, когда приноситъ Себя въ жертву и приношеніе Богу за грѣхи наши (Ефес. 5, 2), тогда именуется и агнцемъ Божіимъ и овчатемъ (се, говорится, агнецъ Божій, Іоан. 1, 29; и еще: яко овча на заколеніе ведеся, Дѣян. 8, 32); а когда нужно Ему отмстить и низложить владычество, превозмогшее надъ родомъ человѣческимъ — какую-то звѣронравную и ожесточенную силу, тогда называется сыномъ единорога. Ибо единорогъ, какъ знаемъ изъ Іова, есть животное, по силѣ неодолимое, людямъ не покаряющееся; о немъ сказано: не привяжеши его ременіемъ, и не поспитъ при яслѣхъ (Іов. 39, 10). Въ томъ же мѣстѣ пророчества говорится многое другое о любви сего животнаго къ свободѣ и о неповиновеніи его человѣку. Замѣчательно и то, что Писаніе двояко употребляетъ подобіе единорога, и въ похвалу, и въ охужденіе. Ибо сказано: избави отъ оружія душу мою и отъ рогъ единорожь смиреніе мое (Псал. 21, 21-22). И сіе говорится въ укоризну браннолюбивому народу, который возсталъ на Него во время страданія. Въ другомъ мѣстѣ сказано: вознесется яко единорога рогъ мой (Псал. 91, 11). Посему кажется, что, по мстительности сего животнаго, часто берется оно для уподобленія въ худую сторону, а по высотѣ рога и по любви къ свободѣ, употребляется вмѣсто подобія и въ хорошую сторону. И вообще, поелику въ Писаніи можно находить, что слово: рогъ, многократно употреблено въ значеніи славы, какъ то: вознесетъ рогъ людей Своихъ (Псал. 148, 14), и: рогъ его вознесется въ славѣ (Псал. 111, 9), или, поелику слово: рогъ, часто берется въ значеніи силы, какъ то: защититель мой и рогъ спасенія моего (Псал. 17, 3); а Христосъ есть Божія сила (1 Кор. 1, 24): то Онъ, какъ имѣющій одинъ рогъ, то есть одну силу, — силу Отца, называется единорогомъ.

(7) Гласъ Господа пресѣцающаго пламень огня. Пламень огня былъ пресѣченъ и въ Вавилонѣ, какъ видимъ изъ исторіи трехъ отроковъ, когда печь разливала его на сорокъ девять лактей и пожигала всѣхъ стоящихъ около (Дан. 3, 47), пресѣченный же повелѣніемъ Божіимъ пламень принялъ въ себя духъ и доставилъ отрокамъ самое пріятное дуновеніе и прохладу, такъ что они находились въ спокойномъ состояніи, какъ бы подъ древесною тѣнію. Ибо сказано: бысть яко духъ росы шумящъ (Дан. 3, 50). И гораздо удивительнѣе пресѣченіе огненнаго естества, нежели раздѣленіе на части Чермнаго моря. Но гласъ Господень пресѣкаетъ естественную неразрывность и связность огня. Хотя, по человѣческимъ понятіямъ, огонь кажется неразсѣкаемымъ и недѣлимымъ; однако же, по повелѣнію Божію, онъ пресѣкается и раздѣляется. Думаю же, что огонь, уготованный въ наказаніе діаволу и аггеламъ его, пресѣкается гласомъ Господнимъ на тотъ конецъ, чтобы изъ двухъ силъ свойственныхъ огню, а именно: силы сожигать и силы освѣщать, грозное и карательное въ огнѣ предоставлено было достойнымъ сожженія, а свѣтоносное и свѣтозарное отдѣлено было въ отраду веселящимся. Посему гласъ Господа, пресѣцающаго и раздѣляющаго пламень огня, нуженъ для того, чтобы огнемъ наказанія стало несвѣтлое, а свѣтомъ упокоенія осталось несожигающее.

(8) Гласъ Господа стрясающаго пустыню. Самое сотрясеніе пустыни Господомъ обращается ей въ благодѣяніе, чтобы она, измѣнившись, изъ пустыни стала землею обитаемою, и сложивъ съ себя позоръ безчадія, пріобрѣла похвалу многочадія; многа бо чада пустыя паче, нежели имущія мужа (Ис. 54, 1), и чтобы бывшее дотолѣ пустынею, наполнившись водами Духа, обратилось въ езера водная (Псал. 106, 35).

И стрясетъ Господь пустыню Каддійскую. Посему не всякую пустыню сотрясаетъ Господь, но только пустыню Кадесъ, то есть освященіе, ибо Кадесъ значитъ освященіе.

(9) Гласъ Господа свершающій елени. Сообразно съ предъидущимъ должно изъяснять и совершеніе еленей, какое производитъ гласъ Господень. Олень имѣетъ такое устройство, что ему не могутъ вредить пресмыкающіяся; но, какъ говорятъ естествонаблюдатели, съѣденная имъ ехидна служитъ для него очищеніемъ. А всѣ ядовитыя животныя берутся въ изображеніе злыхъ и противныхъ силъ, какъ говоритъ Господь: даю вамъ власть наступати на змію и на скорпію, и на всю силу вражію (Лук. 10, 19), и какъ еще Псаломъ обѣщаетъ Пророку: на аспида и василиска наступиши (Псал. 90, 13). Посему, когда слышишь въ Писаніи имя оленя, необходимо искать въ словѣ изображенія чего-то лучшаго. Ибо горы высокія еленемъ (Псал. 103, 18), и: желаетъ елень на источники водныя (Псал. 41, 2). Но и всякой праведникъ имѣетъ пребываніе въ вышнихъ, къ намѣренному гоня, къ почести вышняго званія (Флп. 3, 14), и прибѣгаетъ къ удобопіемымъ источникамъ, ища первыхъ началъ богословія. Олень же, дыханіемъ своимъ извлекаетъ ядовитыхъ гадовъ, кроющихся въ гнѣздахъ, и силою сего дыханія заставляетъ выходить ихъ изъ убѣжищъ. Посему святый, какъ именуется орломъ за свою превыспренность и большею частію отдѣленность отъ земли, овцею — за кротость и готовность дѣлиться всѣмъ, что имѣетъ, овномъ — за то, что предводитъ другихъ, голубицею — за незлобіе, такъ и оленемъ — за противодѣйствіе злу. Посему и Соломонъ говоритъ: елень любве и жребя твоихъ благодатей да бесѣдуютъ тебѣ (Прит. 5, 19); а симъ даетъ намъ разумѣть, что упомянутые теперь олени способны къ ученію богословія. Гласъ Господень свершающій елени. Посему, когда увидимъ какого либо Божія человѣка совершеннаго и во всемъ преуспѣвшаго, будемъ усильно искать пользы въ бесѣдахъ съ нимъ! Гдѣ есть олень, оттуда прогоняется всякая пресмыкающаяся злоба; потому что ядовитые гады не терпятъ запаха сего животнаго, бѣгутъ даже и оттуда, гдѣ есть запахъ оленьихъ роговъ.

И открыетъ дубравы. Сперва гласъ Господень свершаетъ елени, а потомъ открываетъ дубравы — мѣста заросшія деревами, покрытыя чащами дикихъ и безплодныхъ растеній, куда преимущественно привыкли убѣгать ядовитые гады. Поелику же олень, свершаемый Господомъ, уже пріуготованъ, то уподобляемый ему праведникъ открываетъ дубравы, чтобы преданы были обнаженные и уготованные растлители нашей жизни. И какъ всяко древо, еже не творитъ плода добра, посѣкаемо бываетъ сѣкирою, и во огнь вметаемо (Матѳ. 3, 10); то по необходимости очищаются дубравы — тѣ огрубѣлыя души, въ которыхъ, какъ дикія животныя, гнѣздятся различныя грѣховныя страсти, очищаются же словомъ, которое есть острѣйше паче всякаго меча обоюду остра (Евр. 4, 12).Поелику же у многихъ изъ людей, обремененныхъ житейскими заботами, души подобны землѣ, приносящей терніе, и оно не позволяетъ душѣ питаться въ плодоношеніе слова; то Господь открываетъ дубравы, то есть неприличіе, непристойность и вредъ заботъ сей жизни, чтобы, когда откроется мѣсто добру и злу, люди не имѣли, по невѣдѣнію, превратныхъ сужденій о вещахъ. Ибо многіе и добро, когда оно трудно, дочитаютъ зломъ, и за худымъ гоняются, какъ за добромъ, по причинѣ соединеннаго съ нимъ удовольствія. И заблужденіе людей въ такихъ дѣлахъ неописанно. Потому къ роду благъ принадлежатъ дерева плодоносныя и всѣ кедры, и ими означаетея нѣчто похвальное, а къ роду золъ — дубравы, которыя открываетъ и обнаруживаетъ гласъ Божій, чтобы не обманывались думающіе найдти въ нихъ какой либо полезный плодъ.

И въ храмѣ Его всякій глаголетъ славу. Да слышатъ слова Псалма, и да стыдятся тѣ, которые предаются многоглаголанію. Что говоритъ Псаломъ? Кто во храмѣ Божіемъ, тотъ не злословитъ и возвѣщаетъ не суету, не что либо исполненное срама; но во храмѣ Его всякій глаголетъ славу. Здѣсь стоятъ святые Ангелы и записываютъ твои слова; здѣсь Самъ Господь, и назираетъ расположеніе входящихъ. Молитва каждаго открыта предъ Богомъ; Ему открыто, кто по расположенію, кто разумно проситъ небеснаго, кто только для вида, одними краями устъ, выговариваетъ слова, а сердце его далеко отстоитъ отъ Бога; кто хотя и молится, но проситъ здоровья тѣлеснаго, плотскаго богатства, человѣческой славы. Ни о чемъ же подобномъ не должно молиться, какъ научаетъ Псаломъ; но во храмѣ Его всякій глаголетъ славу. Небеса повѣдаютъ славу Божію (Псал. 18, 2). Занятіе Ангеловъ — славословить Бога. Для всего небеснаго воинства одно дѣло — возсылать славу Создателю. Всякая тварь, и безмолвная и вѣщающая, и премірная и земная, славитъ Создавшаго. А жалкіе люди, оставивъ домы и стекшись въ храмы, чтобы получить тамъ нѣкоторую пользу, не преклоняютъ слуха къ словесамъ Божіимъ, не приходятъ въ сознаніе своей природы. Не скорбятъ о томъ, что ими обладаетъ грѣхъ, не скорбятъ, приводя себѣ на память грѣхи свои, не трепещутъ суда, но, съ улыбкою простирая другъ къ другу руки, домъ молитвы дѣлаютъ мѣстомъ длинныхъ бесѣдъ, не внимая Псалму, который свидѣтельствуетъ и говоритъ, что въ храмѣ Божіемъ всякій глаголетъ славу. А ты не только самъ не глаголешь славы, но и другому служишь препятствіемъ, обращая его вниманіе на себя, и своимъ шумомъ заглушая ученіе Духа. Смотри, вмѣсто того, чтобы получить награду за славословіе, не выйди отсюда осужденнымъ вмѣстѣ съ хулящими имя Божіе. У тебя есть Псаломъ, есть пророчество, Евангельскія заповѣди, Апостольскія проповѣди. Пусть поетъ языкъ; пусть умъ изыскиваетъ смыслъ сказаннаго, чтобы воспѣть тебѣ духомъ, воспѣть же и умомъ. Богъ не требуетъ славы, но хочетъ, чтобы ты сталъ достоинъ прославленія. Посему еже сѣетъ человѣкъ, тожде и пожнетъ (Гал. 6, 7). Посѣй славословіе, чтобы пожать тебѣ вѣнцы, и почести, и похвалы въ царствѣ небесномъ. Сіе не безъ пользы сказано мною, въ видѣ отступленія, на слова: во храмѣ Его всякій глаголетъ славу; потому что есть люди, которые во храмѣ Божіемъ непрестанно пустословятъ, и безъ пользы ходятъ во храмъ. И хорошо еще, если безъ пользы, а не со вредомъ!

(10) Господь потопъ населяетъ. Потопъ есть разлитіе воды, которая дѣлаетъ невидимыми всѣ вещи, и очищаетъ, что прежде было осквернено. Посему потопомъ Пророкъ называетъ благодать Крещенія, чтобы душа, омытая отъ грѣховъ и очищенная отъ ветхаго человѣка, содѣлалась, наконецъ, способною стать Божіею обителію въ Духѣ. Согласно же съ симъ сказанное и въ тридцать первомъ Псалмѣ, гдѣ послѣ словъ: беззаконіе мое познахъ и грѣха моего не покрыхъ: за то помолится къ Тебѣ всякъ преподобный, Пророкъ присовокупилъ: обаче въ потопѣ водъ многихъ къ нему не приближатся (Псал. 31, 5-6); ибо не приближатся грѣхи къ принявшему крещеніе отпущенія грѣхопаденій водою и Духомъ. Близко къ сему и то, что находимъ въ пророчествѣ Михея: яко Волитель милости есть, Той обратитъ и помилуетъ ны, погрузитъ грѣхи наша, и ввержетъ во глубины морскія (Мих. 7, 19).

И сядетъ Господь Царь во вѣкъ. Богъ, утвердившись въ душѣ просвѣтленной потопомъ, дѣлаетъ ее какъ бы престоломъ Своимъ.

(11) Господь крѣпость людемъ Своимъ дастъ, Господь благословитъ люди Своя миромъ. Отъ народа грѣшнаго Господь отъиметъ крѣпкаго и крѣпкую (Ис. 3, 11); а народу творящему правду дастъ крѣпость. Посему имущему вездѣ дано будетъ (Матѳ. 25, 29). А кто пріобрѣлъ силы къ совершенію добрыхъ дѣлъ, тотъ дѣлается достойнымъ Божія благословенія. Но миръ, какъ благоустройство владычественнаго въ человѣкѣ, кажется мнѣ, есть совершеннѣйшее изъ благословеній; почему однимъ изъ признаковъ мирнаго мужа полагается умѣреніе нрава; боримый же страстями не причастенъ мира Божія, какой даровалъ Господь ученикамъ Своимъ, и который, какъ превосходяй всякъ умъ, соблюдетъ души достойныхъ (Флп. 4, 7). Сего-то мира и Апостолъ испрашиваетъ Церквамъ, говоря: благодать вамъ и миръ да умножится (1 Петр. 1, 2). О если бы и намъ, добрѣ подвизавшись, и низложивъ мудрованіе плотское, которое есть вражда на Бога (Рим. 7, 7), когда душа прійдетъ въ спокойное и безмятежное состояніе, наименоваться сынами мира и въ мирѣ пріобщиться Божія благословенія, о Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ, Которому слава и держава, нынѣ, и всегда, и во вѣки вѣковъ!

Примѣчанія:
[1] По Славянскому переводу: въ тѣлѣ семъ.
[2] Умъ.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Василія Великаго, Архіепископа Кесаріи Каппадокійскія. — Изданіе третіе. — Часть первая. — М.: Типографія М. Г. Волчанинова, 1891. — С. 188-204.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0