Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Василій Великій († 379 г.)

Св. Василій Великій родился около 330 г. въ Кесаріи Каппадокійской отъ благочестивыхъ и благородныхъ родителей-христіанъ. Первоначальное дѣтское воспитаніе онъ получилъ отъ благочестивой бабки своей Макрины, а первыя правила краснорѣчія слушалъ у отца своего въ Неокесаріи. Достигши юношескаго возраста, св. Василій отправился путешествовать по знаменитымъ тогдашнимъ городамъ, чтобы довершить свое образованіе. Въ Аѳинахъ онъ встрѣтилъ Григорія Богослова, сошелся съ нимъ и во всю жизнь оставался вѣрнѣйшимъ его другомъ. Здѣсь онъ изучалъ грамматику, риторику, астрологію, математику, философію и медицину, и оказалъ въ нихъ самые блестящіе успѣхи. Владѣя высокимъ умомъ и мудростію, св. Василій вмѣстѣ съ тѣмъ отличался благонравіемъ, кротостію и чистымъ житіемъ. Возвратившись въ Кесарію, св. Василій нѣсколько времени исправлялъ должность адвоката; затѣмъ, принявъ крещеніе, вмѣстѣ съ званіемъ чтеца, онъ по склонности къ иночеству, отправился изучать монашескую жизнь въ Сиріи, Палестинѣ и Египтѣ. Возвратясь изъ своего путешествія, онъ поселился въ пустынѣ близъ Неокесаріи, посвятивъ себя подвигамъ поста и молитвы. далѣе>>

Творенія

Свт. Василій Великій († 379 г.)
Бесѣды на псалмы.

Бесѣда на двадцать девятый псаломъ.

(1) Псаломъ пѣсни, обновленія дому Давидова. Составъ тѣла, въ переносномъ смыслѣ, есть псалтирь и органъ, мусикійски настроенный для хвалебныхъ пѣснопѣній Богу нашему; тѣлесныя же дѣйствія, совершаемыя во славу Божію, когда, подъ управленіемъ благонастроеннаго ума, не допускаемъ ничего нестройнаго въ движеніяхъ своихъ, составляютъ псаломъ; а чтó соединено съ выспреннимъ созерцаніемъ и богословіемъ, то есть пѣснь. Посему псаломъ есть музыкальная рѣчь, когда, по законамъ гармоніи, мѣрно ударяютъ въ органъ; а пѣснь есть стройный голосъ, выводимый гармонически и взятый отдѣльно отъ звуковъ органа. Такъ какъ здѣсь написано: Псаломъ пѣсни, то думаемъ, что въ сихъ словахъ разумѣется дѣйствіе, сообразное съ созерцаніемъ.

Но сей Псаломъ пѣсни, по надписанію, содержитъ въ себѣ какую-то рѣчь объ обновленіи дома. И кажется, что, въ смыслѣ вещественномъ, псаломъ сей, пѣтый подъ звуки псалтиря, указывалъ на знаменитый храмъ, воздвигнутый во времена Соломона; а въ смыслѣ духовномъ, онъ означаетъ воплощеніе Бога Слова; и надписаніе Псалма указываетъ на обновленіе Его дома, новымъ и необыкновеннымъ образомъ устроеннаго. Ибо находимъ, что въ псалмѣ семъ многое возвѣщено отъ лица Господня. Или, можетъ быть, подъ домомъ прилично будетъ разумѣть созданную Христомъ Церковь, какъ и Павелъ въ Посланіи къ Тимоѳею пишетъ: да увѣси, како подобаетъ въ дому Божіи жити, яже есть Церковь Бога жива (1 Тим. 3, 15). Подъ обновленіемъ же Церкви должно разумѣть обновленіе ума, совершаемое Духомъ Святымъ въ каждомъ изъ восполняющихъ тѣло Церкви Христовой. И Псаломъ сей есть божественная и мусикійская гармонія; онъ содержитъ въ себѣ слова, не слухъ увеселяющія, но низлагающія и укрощающія лукавыхъ духовъ, которые смущаютъ души, подверженныя ихъ нападеніямъ.

(2) Вознесу Тя Господи, яко подъялъ мя еси, и не возвеселилъ еси враговъ моихъ о мнѣ. Какимъ же образомъ Обитающій въ вышнихъ можетъ быть вознесенъ получившими въ удѣлъ страну низкую? Ежели Богъ на небеси — горѣ, а ты на землѣ — долу; то какъ вознесешь Бога? И такъ что же означаетъ у Пророка такое обѣщаніе? Не то ли разумѣется, что возносятъ Бога способные составить о Немъ великія и достолѣпныя понятія, живущіе во славу Божію? Посему разумно поспѣшающій къ блаженству возноситъ Бога; а идущій противоположнымъ путемъ (не возможно и выразить въ какой степени) унижаетъ Бога. Да и всякое состояніе, соотвѣтствующее нашимъ дѣламъ, мы какъ бы переносимъ на самого Бога. Посему, когда мы нерадивы и медленно дѣйствуемъ, говорится, что Богъ спитъ, почитая насъ недостойными бодрственнаго Своего надъ нами надзора. А какъ скоро, почувствовавъ вредъ отъ сна, скажемъ: воскресни, вскую спиши, Господи? (Псал. 43, 24); не воздремлетъ, ниже уснетъ Храняй Израиля (Псал. 120, 4). А другіе какъ бы отвращаютъ отъ себя очи Божіи; потому что дѣлаютъ постыдное и недостойное очей Божіихъ. Раскаявающіеся же говорятъ: вскую лице Твое отвращаеши? И кромѣ сихъ есть еще изринутые изъ памяти Божіей и какъ бы производящіе въ Богѣ забвеніе о нихъ. Таковые говорятъ: забываеши нищету нашу и скорбь нашу (Псал. 43, 25). И вообще, чтó говорится о Богѣ человѣкообразно, то производятъ люди, дѣлая для себя Бога такимъ, какимъ каждый самъ себя предуготовилъ. И такъ вознесу Тя Господи, яко подъялъ мя еси, и не возвеселилъ еси враговъ моихъ о мнѣ. Не потерплю въ жизни моей ничего низкаго, ничего презрѣннаго. И откуда во мнѣ сила возносить? Потому имѣю ее, что Ты предварительно подгялъ мя еси. Выразительно сказалъ Пророкъ: подъялъ мя еси, вмѣсто: вознесъ меня и поставилъ выше возстающихъ на меня. Ты подъялъ, какъ иный, поднявъ рукою отрока, не умѣющаго плавать, ведетъ его на верхъ воды. Почему кто, при помощи Божіей, восталъ отъ паденія, тотъ обѣщаетъ Богу возношеніе добрыми дѣлами. Или — Ты подъялъ, какъ иный, ослабѣвающаго борца поддержавъ въ минуту паденія и сдѣлавъ сильнѣе соперника, доставляетъ ему случай побѣдить, а противника лишаетъ радости объ его паденіи. Но не скорби, для испытанія посылаемыя святымъ, доставляютъ веселіе невидимымъ врагамъ нашимъ; напротивъ того, когда падаемъ подъ тяжестію скорбей, и отъ утомленія многочисленными бѣдствіями разсудокъ нашъ приходитъ въ недоумѣніе, они веселятся, рукоплещутъ и радуются. Такъ было съ Іовомъ. Онъ потерялъ имѣніе, лишился дѣтей, плоть его воскипѣла гноемъ и червями; но и это — не веселіе врагу! Если бы онъ, уступивъ бремени несчастій, по совѣту жены сказалъ какое нибудь хульное слово; то враги возвеселились бы о немъ. Когда и Павелъ терпѣлъ голодъ и жажду, наготу и побои, трудился и скитался (1 Кор. 4, 11); врагъ не веселился, а напротивъ того сокрушался, видя, что такъ онъ переноситъ подвигъ и съ презрѣніемъ ко врагу говоритъ: кто ны разлучитъ отъ любве Христовой (Рим. 8, 35)?

(3) Господи Боже мой, воззвахъ къ Тебѣ, и исцѣлилъ Мя еси. Блаженъ, кто знаетъ внутреннюю язву свою, можетъ прійдти ко Врачу и сказать: исцѣли мя Господи, яко смятошася кости моя (Псал. 6, 3), и: азъ рѣхъ: Господи помилуй мя, исцѣли душу мою, яко согрѣшихъ Ти (Псал. 40, 5). Но здѣсь Пророкъ приноситъ благодареніе за поданное ему исцѣленіе; ибо говоритъ: Господи Боже мой. Богъ есть Богъ не всѣхъ, но только тѣхъ, которые по любви стали Ему Свои; Онъ Богъ Авраамовъ, и Богъ Исааковъ, и Богъ Іаковль (Исх. 4, 4). Если бы былъ Богъ всѣхъ; то не присвоилъ бы сего имъ исключительно. И еще Іаковъ говоритъ: поможе тебѣ Богъ мой (Быт. 49, 25). И Ѳома, по удостовѣреніи своемъ объемля Владыку, говоритъ: Господь мой и Богъ мой (Іоан. 20, 28). И такъ воззваніе: Господи Боже мой, излилось у Пророка изъ сердца, и прилично его состоянію. Воззвахъ къ Тебѣ, и исцѣлилъ мя еси. Не было промежутка между моимъ воззваніемъ и Твоею благодатію; едва воззвалъ я, какъ и пришло исцѣленіе; ибо сказано: еще глаголющу ти, реку: се пріидохъ (Ис. 58, 9). Посему молящійся Богу долженъ говорить не маловажное, чтобы пришло къ намъ скорое исцѣленіе.

(4) Господи, возвелъ еси отъ ада душу мою. За такое исцѣленіе благодаритъ Бога нисшедшій отъ изнеможенія во адъ, но возведенный изъ ада силою Того, Кто за насъ преоборолъ имущаго державу смерти (Евр. 2,14).

Спаслъ мя еси отъ нисходящихъ въ ровъ. Часто рвами называются подземелья, устроенныя для содержанія въ нихъ узниковъ; такъ такъ сказано въ книгѣ Исхода: отъ первенца Фараонова до первенца плѣнницы, яже въ ровѣ (Исх. 12, 29). Да и Іеремію ввергли въ ровъ, и Іосифа братья по ненависти заключили во рвѣ, не имѣющемъ воды. Но всякій поступокъ, или низводитъ насъ долу, отягчая грѣхомъ, или возноситъ горѣ, окриляя насъ къ Богу. Посему Ты спасъ меня, который доселѣ велъ порочную жизнь, и спасъ, отдѣливъ отъ нисходящихъ въ мѣсто потемненное и холодное. То же значатъ слова: подъялъ мя еси, то есть удержалъ меня отъ стремленія долу, чтобъ не дать случая порадоваться врагамъ моимъ. Какъ въ другомъ мѣстѣ сказалъ: совершаяй нозѣ мои яко елени, и на высокихъ поставляяй мя (Псал. 17, 34); такъ здѣсь возвращеніе вверхъ именуетъ освобожденіемъ изъ рва и подъятіемъ.

(5) Пойте Господеви преподобніи Его. Не всякой тотъ поетъ Господеви, кто произноситъ устами слова Псалма, но всѣ, которые отъ чистаго сердца возсылаютъ псалмопѣнія, всѣ, которые преподобны и хранятъ правду предъ Богомъ, всѣ таковые могутъ пѣть Богу, вѣрно соблюдая духовные размѣры. Сколь многія пришли сюда, сдѣлавъ блудъ! сколь многія скрываютъ въ сердцѣ обманъ или ложь! Они представляютъ себя поющими, но не поютъ въ дѣйствительности. Ибо Псаломъ приглашаетъ къ псалмопѣнію преподобнаго. Не можетъ древо зло плоды добры творити (Матѳ. 7, 18), и порочное сердце износить изъ себя слова жизни. Посему сотворите древо добро, и плоды его добры (Матѳ. 12, 33). Очистите сердца, чтобы плодоносить Духу и, ставъ преподобными, прійдти въ состояніе разумно пѣть Господу.

И исповѣдайте память святыни Его. Не сказалъ: исповѣдайте святыню Его, но: память святыни Его; то есть благодарите. Ибо здѣсь исповѣданіе берется вмѣсто благодаренія. Посему благодарите, что имѣете память святыни Его вы, которые прежде, погрузившись во грѣхѣ и осквернившись нечистотами плоти, дошли до забвенія святыни Сотворившаго васъ. А для исходатайствованія прощенія за грѣхи, исповѣдайтесь въ томъ, что учинено вами не здраваго.

(6) Яко гнѣвъ въ ярости Его, и животъ въ воли Его. Сперва напомянулъ грозное: гнѣвъ ярости Божіей, потомъ радостное: животъ въ воли Его. Неспособнымъ доходить до точности значеній кажется тождесловіемъ сказанное у Пророка, яко гнѣвъ въ ярости Божіей; потому что гнѣвъ и ярость по ихъ мнѣнію одно и то же; но въ сихъ словахъ весьма большое различіе. Ярость (θυμός) означаетъ опредѣленіе наложить извѣстное наказаніе на достойнаго; а гнѣвъ (ὀργή) означаетъ уже трудъ и наказаніе, наложенное Праведнымъ Судіею по мѣрѣ неправды. Но изъ примѣра яснѣе будетъ, чтó разумѣю. Врачъ, примѣтивъ воспаленіе и опухолъ въ членѣ, призналъ необходимымъ для большаго отнять сей членъ. Писаніе называетъ это яростію. За сужденіемъ врача о помощи больному слѣдуетъ уже самое дѣйствіе, которымъ приводится въ исполненіе, чтó врачъ присудилъ; приносится острое орудіе, отъемлющее членъ, и причиняющее боль тому, у кого онъ отъемлется. Это называется гнѣвомъ Божіимъ. Обратись теперь къ предложенному, и найдешь послѣдовательность мысли. Яко гнѣвъ въ ярости Его. Наказаніе по праведному суду Божію. А животъ въ воли Его. И такъ чтó говоритъ Псаломъ? Богъ хочетъ, чтобы всѣ были причастными жизни Его. Бѣдствія же не волею Его производятся, но навлекаются достоинствомъ согрѣшившихъ. Посему Богъ каждому даруетъ жизнь по собственному хотѣнію; но каждый самъ себѣ собираетъ гнѣвъ въ день гнѣва и откровенія и праведнаго суда Божія (Рим. 2, 5). Писанію же обычно предпоставлять печальное радостному; потому что наслажденіе пріятнѣе, когда предшествовало ему скорбное. Ибо сказано: Азъ убію, и жити сотворю, — благодѣяніе послѣ наказанія. Поражу, и Азъ исцѣлю (Втор. 32, 39). Самъ причиняетъ скорбь, и Самъ опять возстановляетъ; Онъ поразилъ, и Его же руки исцѣлили. Огорчающее предшествуетъ, чтобы прочнѣе были для насъ благодѣянія; ибо въ такомъ случаѣ болѣе заботимся о сохраненіи дарованнаго.

Вечеръ водворится плачъ, и заутра радость. Вспомни время страданія Господня, и найдешь значеніе сихъ словъ. Вечеромъ водворялся плачъ у учениковъ Господнихъ, когда видѣли Его висящимъ на крестѣ; а заутра радость, когда по воскресеніи бѣжали, съ радостію другъ другу благовѣствуя, что видѣли Господа. Или, можеть быть, и вообще вечеромъ называется вѣкъ сей, въ которомъ блаженно плачущіе утѣшатся при наступленіи утра. Блажени плачущіи, яко тіи утѣшатся (Матѳ. 5, 5). Блажени плачущіи, яко тіи возсмѣются (Лук. 6, 20). Посему, кто дни вѣка сего, уже скончавающагося къ своему западу, проводитъ въ оплакиваніи своихъ грѣховъ, тотъ возрадуется при наступленіи истиннаго онаго утра; ибо сѣющіи слезами нынѣ, радостію пожнутъ (Псал. 125, 5), очевидно, въ будущемъ вѣкѣ.

(7) Азъ же рѣхъ во обиліи моемъ: не подвижуся во вѣкъ. Какъ множество продаваемаго на рынкѣ составляетъ обиліе города; и ту страну называемъ обильною, которая приноситъ много плодовъ: такъ и въ душѣ есть нѣкоторое обиліе, когда она исполнена всякаго рода дѣлами. Надобно, чтобы и она сперва была тщательно воздѣлана, потомъ напоена обильными потоками небесныхъ водъ; тогда можетъ приносить плодъ на тридесятъ, и на шестъдесятъ, и на сто (Марк. 4, 20), и сподобиться слѣдующаго благословенія: благословены житницы твои и останцы твои (Втор. 28, 5). Посему чувствующій свою твердость съ увѣренностію скажетъ и подтвердитъ, что его не искоренитъ противникъ, какъ полную ниву, которую благословилъ Господь.

(8) Господи, волею Твоею подаждь добротѣ моей силу. Трудившіеся надъ изслѣдованіемъ ученія о добродѣтели говорили, что однѣ добродѣтели составляются изъ умозрѣнія, а другія неумозрительны: такъ благоразуміе составляется изъ умозрѣній при разсужденіи о добрѣ и злѣ; цѣломудріе — изъ умозрѣній о томъ, чтó должно избирать и чего избѣгать; справедливость — изъ умозрѣній объ усвояемомъ и неусвояемомъ; мужество — изъ умозрѣній о страшномъ и нестрашномъ. Но красота и крѣпость суть добродѣтели неумозрительныя, слѣдующія за тѣми, которыя изъ умозрѣнія; ибо нѣкоторые изъ мудрыхъ красоту находили въ соразмѣрности и стройности душевныхъ умозрѣній, а крѣпость усматривали въ окончательномъ произведеніи положеннаго въ насъ добродѣтелями умозрительными. Впрочемъ, чтобы въ душѣ были красота и сила производить должное, для сего имѣемъ мы нужду въ Божіей благодати. Посему какъ выше сказалъ, что животъ въ воли Его, такъ теперь благодарственно превозноситъ Бога, говоря: волею Твоею подаждь добротѣ моей силу. Хотя прекрасенъ былъ я по природѣ, но сталъ немощенъ, потому что умерщвленъ грѣхомъ, по злоумышленію змія. Посему Ты къ добротѣ моей, какую я получилъ отъ Тебя при первомъ устроеніи, присовокупилъ и силу исполнять должное. Прекрасна всякая душа, въ которой созерцается соразмѣрность свойственныхъ ей силъ; но истинная и вожделѣннѣйшая красота, созерцаемая только имѣющими очищенный умъ, принадлежитъ Божію и блаженному естеству. Кто внимательно устремляетъ взоръ на сіяніе и изящество сей Красоты, тотъ заимствуетъ отъ Нея нѣчто, какъ бы отъ красильнаго раствора, на собственное свое лице наводя какіе-то цвѣтные лучи. Почему и Моисей, содѣлавшись причастникомъ оной Красоты во время собесѣдованія съ Богомъ, имѣлъ прославленное лице. Посему чувствующій свою добродѣтель издаетъ сей благодарственный гласъ: Господи, волею Твоею добротѣ моей подаждь силу. Но какъ за умозрительными добродѣтелями слѣдуютъ неумозрителыіыя, красота и сила; такъ есть и пороки неумозрительные, безобразіе и безсиліе. Ибо чтó неблагообразнѣе и отвратительнѣе души, преданной страстямъ? Посмотри на гнѣвнаго и на примѣчаемую въ немъ дикость! Разсмотри скорбящаго, униженіе и упадокъ его души! А кто подпалъ сладострастію и чревоугодію, кто внѣ себя отъ страха, на того согласится ли кто и смотрѣть? Въ нихъ душевное расположеніе выступаетъ на самыя оконечности тѣла; равно какъ и слѣды душевной красоты бываютъ видимы во внѣшности святаго мужа. И такъ намъ должно заботиться о сей красотѣ, чтобы Женихъ-Слово, срѣтивъ насъ, сказалъ: вся добра еси ближняя моя, и порока нѣсть въ тебѣ (Пѣсн. 4, 7).

Отвратилъ же еси лице Твое, и быхъ смущенъ. Пока лучи Твоего посѣщенія, говоритъ Пророкъ, осіявали меня, я проводилъ жизнь въ непоколебимомъ и безмятежномъ состояніи. Но когда отвратилъ еси лице Твое; тогда обличилось страстное и смущенное положеніе души. Говорится же о Богѣ, что Онъ отвращаетъ лице Свое, когда подвергшагося искушеніямъ оставляетъ во время тѣсныхъ обстоятельствъ, чтобы сдѣлалась извѣстною крѣпость подвизающагося. Посему, если миръ, превосходяй всякъ умъ соблюдетъ сердца наши (Флп. 4, 7); то возможемъ избѣжать смущенія и слитности страстей. И такъ, поелику волѣ Божіей противополагается отвращеніе, а красотѣ, изяществу и силѣ — смущеніе; то значитъ, что смущеніе есть безобразіе и безсиліе души вслѣдствіе отчужденія отъ Бога. Будемъ же непрестанно молиться, чтобы осіявало насъ лице Божіе, чтобы намъ быть въ священнолѣпномъ состояніи, кроткими и ничѣмъ не смущенными, по готовности нашей къ добру! Ибо сказано: уготовахся и не смутихся (Псал. 118, 60).

(9) Къ Тебѣ Господи воззову, и къ Богу моему помолюся. Многократно говорится о взываніи ко Господу; потому что взывать свойственно только желающему великаго и небеснаго. А кто проситъ у Бога малаго и земнаго, тотъ употребляетъ слабый и низкій голосъ, который не достигаетъ въ высоту и не доходитъ до слуха Господня.

(10) Кая польза въ крови моей, внегда сходити ми во истлѣніе? Для чего, говоритъ, взывалъ я? для чего молился Тебѣ, Господу моему и Богу моему? Что мнѣ пользы въ благосостояніи плоти и во множествѣ крови, когда она, если еще не повредилась, будетъ предана общему разрушенію тѣла? Но умерщвляю тѣло мое и порабощаю (1 Кор. 9, 27), чтобы, когда кровь во мнѣ бодра и кипитъ, мое добротѣлесіе не послужило поводомъ ко грѣху. Не угождай плоти сномъ, банями, мягкими постелями, непрестанно повторяя слово сіе: кая польза въ крови моей, внегда сходити ми во истлѣніе? Для чего заботишься о томъ, чтó вскорѣ сотлѣетъ? для чего утучняешь себя и отягощаешь плотію? Развѣ не знаешь, что чѣмъ болѣе дебелою сдѣлаешь ты плоть свою, тѣмъ болѣе тягостное узилище приготовишь душѣ?

Еда исповѣстся Тебѣ персть? или возвѣститъ истину Твою? Какъ перстный и плотскій человѣкъ исповѣстся Тебѣ, Богу? Какъ возвѣститъ истину, кто не посвящалъ своего времени ученію, у кого умъ погребенъ подъ такимъ бременемъ плоти? Посему-то изсушаю плоть свою и не щажу крови, которая обыкновенно сгущается въ плоть, чтобы не было у меня препятствія къ исповѣданію, или уразумѣнію истины.

(11) Слыша Господь, и помилова мя: Господь бысть помощникъ мой. Послѣ того, какъ сказалъ, о чемъ взывалъ къ Богу, вскорѣ почувствовалъ онъ Божію помощь, и насъ возбуждаетъ къ прошенію подобнаго: слыша, говоритъ, Господь, и помилова мя: Господь бысть помощникъ мой. И такъ будемъ и мы молиться и взывать духовнымъ гласомъ, испрашивая великаго, а не домогаясь плотскаго (ибо сущіи во плоти Богу угодити не могутъ, Рим. 8, 8), чтобы Господь и насъ услышалъ, помиловалъ нашу немощь, а мы, воспользовавшись Божіею помощію, могли сказать:

(12) Обратилъ еси плачъ мой въ радость мнѣ. Не всякой душѣ дается радость отъ Бога; но, если кто много плакалъ о грѣхѣ своемъ, съ крѣпкимъ воплемъ и непрестанными слезами, и какъ надъ умершимъ творилъ надъ собою плачъ; то плачъ его обращается въ радость. А что и плакать бываетъ похвально, доказываютъ дѣти, которыя сидятъ на торжищахъ и говорятъ: рыдахомъ вамъ и не плакасте, пискахомъ [1] вамъ, и не плясасте (Лук. 7, 32). Свирѣль есть музыкальное орудіе, при содѣйствіи нашего дыханія издающее нѣжные звуки. Посему думаю, всякій святый пророкъ, въ переносномъ смыслѣ, называется свирѣлью, какъ движимый Святымъ Духомъ; почему и сказано: пискахомъ вамъ, и не плясасте; ибо пророческія слова увѣщаваютъ насъ къ мѣрному выполненію святаго пророчества, и это называется плясаніемъ. Но Пророки для насъ и рыдаютъ, призывая насъ къ плачу, чтобы мы, отъ пророческихъ словъ пришедши въ сознаніе своихъ грѣховъ, оплакивали свою погибель, смиряя плоть свою утомленіемъ и трудами. У таковаго раздирается плачевная одежда, въ какую онъ облекся, оплакивая свой грѣхъ; возлагается же на него одежда веселія и риза спасенія (Псал. 61, 10), сіи свѣтлыя и брачныя одѣянія, украшенный которыми не будетъ изверженъ изъ брачнаго чертога.

Растерзалъ еси вретище мое, и препоясалъ мя еси веселіемъ. Вретище содѣйствуетъ къ покаянію, какъ символъ смиренія; ибо сказано: древле убо во вретищи и пепелѣ покаялися быша (Матѳ. 11, 21). Поелику же Апостолъ, откровеннымъ лицемъ, въ той же образъ преобразуется, отъ славы въ славу (2 Кор. 3, 18); то дарованную ему отъ Господа благодать называетъ своею славою.

(13) Яко да воспоетъ Тебѣ слава моя. Слава праведнаго — духъ, который въ немъ. Посему, кто поетъ духомъ, тотъ говори: яко да воспоетъ Тебѣ слава моя, и не умилюся. Не буду уже дѣлать ничего такого, говоритъ Пророкъ, за что бы сердце мое умилялось и уязвлялось воспоминаніемъ грѣха моего.

Господи Боже мой, во вѣкъ исповѣмся Тебѣ, то есть буду благодарить Тебя. Поелику мнѣ за покаяніе даровалъ Ты отпущеніе, и возвелъ меня въ славу, отнявъ стыдъ грѣховный; то во весь вѣкъ исновѣмся Тебѣ. Ибо найдется ли такое продолженіе времени, которое бы могло въ душѣ моей произвести забвеніе толикихъ благодѣяній?

Примѣчаніе:
[1] Мы играли на свирѣли.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Василія Великаго, Архіепископа Кесаріи Каппадокійскія. — Изданіе третіе. — Часть первая. — М.: Типографія М. Г. Волчанинова, 1891. — С. 205-216.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0