Святоотеческое наследие
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Святоотеческое наслѣдiе
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Святые по вѣкамъ

Изслѣдованiя
-
I-III вѣкъ
-
IV вѣкъ
-
V вѣкъ
-
VI-X вѣкъ
-
XI-XV вѣкъ
-
Послѣ XV вѣка
-
Acta martyrum

Святые по алфавиту

Указатель
-
Свт. Іоаннъ Златоустъ
А | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л
-
М | Н | О | П | Р
-
С | Т | Ф | Х | Э
-
Ю | Ѳ
Сборники

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 21 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

IV ВѢКЪ

Свт. Василій Великій († 379 г.)

Св. Василій Великій родился около 330 г. въ Кесаріи Каппадокійской отъ благочестивыхъ и благородныхъ родителей-христіанъ. Первоначальное дѣтское воспитаніе онъ получилъ отъ благочестивой бабки своей Макрины, а первыя правила краснорѣчія слушалъ у отца своего въ Неокесаріи. Достигши юношескаго возраста, св. Василій отправился путешествовать по знаменитымъ тогдашнимъ городамъ, чтобы довершить свое образованіе. Въ Аѳинахъ онъ встрѣтилъ Григорія Богослова, сошелся съ нимъ и во всю жизнь оставался вѣрнѣйшимъ его другомъ. Здѣсь онъ изучалъ грамматику, риторику, астрологію, математику, философію и медицину, и оказалъ въ нихъ самые блестящіе успѣхи. Владѣя высокимъ умомъ и мудростію, св. Василій вмѣстѣ съ тѣмъ отличался благонравіемъ, кротостію и чистымъ житіемъ. Возвратившись въ Кесарію, св. Василій нѣсколько времени исправлялъ должность адвоката; затѣмъ, принявъ крещеніе, вмѣстѣ съ званіемъ чтеца, онъ по склонности къ иночеству, отправился изучать монашескую жизнь въ Сиріи, Палестинѣ и Египтѣ. Возвратясь изъ своего путешествія, онъ поселился въ пустынѣ близъ Неокесаріи, посвятивъ себя подвигамъ поста и молитвы. далѣе>>

Творенія

Свт. Василій Великій († 379 г.)
Бесѣда 13. Побудительная къ принятію святаго крещенія.

Что же основаніемъ сего измѣненія? То, что Соломонъ, разсуждая о подлежащемъ рожденію и тлѣнію, и слѣдуя порядку тѣлесной природы, рожденіе предлоставилъ смерти. Ибо невозможно испытать смерти тому, кто не родился прежде. А я, намѣреваясь вести слово о духовномъ возрожденіи, полагаю смерть прежде жизни. Ибо, только умерши плотію, рождаемся мы духомъ, какъ и Господь говоритъ: Азъ убію, и жити сотворю (Втор. 32, 39). Итакъ, умремъ, чтобы намъ жить: умертвимь мудрованіе плотское, которое не можетъ покарятися закону Божію, чтобы родилось въ насъ крѣпкое мудрованіе духовное, слѣдствіемъ котораго бываютъ, обыкновенно, животъ и миръ (Рим. 8, 6-7). Спогребемся умершему за насъ Христу, чтобы и возстать съ Виновникомъ нашего воскресенія.

Поэтому для каждаго дѣла естъ свое пригодное время; свое время — сну, свое — бодрствованію, свое — войнѣ, и свое — миру, но время крещенію — вся жизнь человѣческая. Тѣлу не возможно жить безъ дыханія; и душѣ не возможно существовать, не зная Творца; ибо невѣдѣніе Бога — смерть для души. Но некрестившійся не просвѣщенъ; а безъ свѣта, какъ глазъ не видитъ того, что можно ему видѣть, такъ и душа не способна къ созерцанію Бога. Поэтому, ко спасенію посредствомъ крещенія благопотребно всякое время, будетъ ли это ночь, или день, или часъ, или мгновеніе, или и еще кратчайшая часть времени.

Но гораздо благопотребнѣе къ сему должно быть время болѣе тому свойственное. А какое время такъ удобно для крещенія какъ день Пасхи? Ибо этотъ день есть память воскресенія; а крещеніе есть сильное средство (δύναμις) къ воскресенію. Посему въ воскресный день пріимемъ бдагодать воскресенія. Для того и Церковь высокимъ проповѣданіемъ задолго прежде сзываетъ своихъ питомцевъ, чтобы тѣхъ, которыми давно уже болѣзновала, породить въ это время, и воскормивъ какъ молокомъ словами оглашенія, дать для вкушенія твердую пищу догматовъ.

Іоаннъ проповѣдывалъ крещеніе покаянія; и къ нему выходила вся Іудея. Господь проповѣдуетъ крещеніе сыноположенія; и кто изъ возложившихъ на Него упованіе не будетъ повиноватъся? То крещеніе предначинательное, а это совершительное; то удаленіе отъ грѣха, а это — присвоеніе Богу. Тамъ была проповѣдь одного человѣка — Іоанна, и всѣхъ влекла къ покаянію: а тебя учатъ пророки: измыйтеся, чисти будите (Ис. 1, 16); тебя вразумляютъ псалмы: приступите къ Нему, и просвѣтитеся (Псал. 33, 6); тебѣ благовѣствуютъ Апостолы: покайтеся, и да крестится кійждо васъ во имя Господа Іисуса Христа во оставленіе грѣховъ, и пріимете обѣтованіе Святаго Духа (Дѣян. 2, 38); тебя приглашаетъ къ себѣ самъ Господь, говоря: пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи, и Азъ упокою вы (Матѳ. 11, 28); ибо все это предлагалось нынѣ въ чтеніи.

И ты откладываешь, раздумываешь, медлишь? Съ младенчества оглашаемый ученіемъ, доселѣ еще не приступилъ къ истинѣ? Всегда учась, не пришелъ еще въ познаніе? Всю жизнь испытываешь, до старости высматриваешь; когда же сдѣлаешься христіаниномъ? Когда узнаемъ, что ты нашъ? За годъ ждалъ ты настоящаго года. Смотри, чтобы обѣщанія твои не оказались простирающимися за предѣлы жизни. Не вѣси бо, что родитъ находяй день (Прит. 27, 1). Не обѣщай того, что не твое.

Къ жизни призываемъ тебя, человѣкъ: почему уклоняешься отъ призванія? Призываемъ къ пріобщенію благъ: зачѣмъ проходишь мимо дара? Царство небесное отверсто; Призывающій не лживъ; путь удобенъ, не нужно ни времени, ни расходовъ, ни хлопотъ. Что медлишь? Зачѣмъ отступаешъ назадъ? Что боишься ига, какъ юница, не извѣдавшая ярма? Оно блато, легко (Матѳ. 11, 30); не третъ шеи, но украшаетъ, потому что не ремнемъ привязывается къ выѣ, но требуеть, чтобы влекущій его былъ свободенъ. Видишъ ли, что Ефремъ обвиняется, якоже юница стрѣкаломъ стрѣчема (Ос. 4, 16); потому что безчинно блуждаетъ, презрѣвъ иго закона? Подклони свою необузданную выю; будь подъ яремникомъ Христовымъ, чтобы, въ противномъ случаѣ, ослабивъ ремень и своевольствуя въ жизни, не сдѣлаться тебѣ удобоуловимымъ отъ звѣрей.

Вкусите и видите яко благъ Господь (Псал. 33, 9). Какъ не знающимъ объяснить сладость меда? Вкусите и видите. Чувство въ опытѣ яснѣе всякаго слова.

Іудей не отлагаетъ обрѣзанія по причинѣ угрозы, что всякая душа, которая не обрѣжется въ день осьмый, погубится изъ среды людей своихъ (Быт. 17, 14). А ты откладываешь обрѣзаніе нерукотворенное въ совлеченіи плоти, совершаемое въ крещеніи (Кол. 2, 11), слышавъ отъ самого Господа: аминь, аминь глаголю вамъ, аще кто не родится водою и Духомъ, не внидетъ во Царствіе Божіе (Іоан. 3, 5). Тамъ боль и язва; а здѣсь орошеніе души и врачество для язвы сердечной.

Поклянешься Умершему за тебя? Поэтому рѣшись спогребстись Ему крещеніемъ (Рим. 6, 11). Если не будешъ сообразенъ подобію смерти Его, то какъ сдѣлаешься причастникомъ воскресенія (Рим. 6, 5)?

Израиль крестился въ Моисея во облацѣ и въ мори (1 Кор. 10, 2), тебѣ представляя прообразованія и предначертывая ту истину, которая открылась въ послѣднія времена. А ты убѣгаешь крещенія, не моремъ прообразуемаго, но совершаемаго въ дѣйствительности, крещенія не въ облакѣ, но въ духѣ, не въ Моисея тебѣ сослужебнаго, но во Христа тебя сотворившаго. Если бы Израиль не перешелъ чрезъ море, то не былъ бы отлученъ отъ фараона; и ты, если не пройдешь чрезъ воду, не выйдешь изъ-подъ горькаго діаволова мучительства. Онъ не пилъ бы отъ духовнаго камня, если бъ не крестился прообразовательно; а тебѣ никто не дастъ истиннаго питія, если не крестишься истинно. Онъ, по крещеніи, хлѣбъ ангельскій яде (Псал. 77, 25); какъ же ты вкусишь Хлѣба животнаго (Іоан. 6, 51), если не пріимешь прежде крещенія? Онъ чрезъ крещеніе взошелъ въ землю обѣтованія; какъ же ты возвратишься въ рай, не запечатлѣвшись крещеніемъ? Или не знаешь, что приставлено пламенное оружіе хранити путь древа жизни (Быт. 3, 24), для невѣрныхъ страшное и опаляющее, а для увѣровавшихъ удобоприступное и пріятно озаряющее? И Владыва содѣлалъ его обращающимся: когда видитъ оно вѣрнаго, обращается задомъ; а когда видитъ кого-либо изъ незапечатлѣнныхъ, встрѣчаетъ его остріемъ.

Илія не ужаснулся приближающихся къ нему колесницы огненной и коней огненныхъ, но, вожделѣвая горняго шествія, отважился на страшное, и съ радостью взошелъ на колесницу, хотя жилъ еще во плоти (4 Цар 2, 11). А ты когда надобно не на огненныя восходить колесницы, но водою и Духомъ взойдти на небо, не спѣшишь на призваніе?

Илія показалъ силу крещенія на жертвенникѣ всесожженій, попаливъ жертву не огнемъ, но водою. Въ иныхъ случаяхъ природа огня противоборствуетъ водѣ; но, поелику въ сіе время вода таинственно возлита на жертвенникъ троекратно, то стала началомъ огню, и возжгла пламень, подобно елею. Принесите ми, говоритъ онъ, четыре водоносы воды, и возливайте на всесожженіе и на полѣна; и рече: удвойте, и удвоиша; утройте, и утроиша (3 Цар. 18, 34). А симъ Писаніе показываетъ, что приходящій къ Богу усвояется Ему крещеніемъ, и что въ душахъ, приступающихъ чрезъ вѣру въ Троицу, возсіяваегь чистый и небесный свѣтъ. Если бы золото раздавалъ я въ церкви, не сказалъ бы ты мнѣ: завтра прійду, завтра дашь; но, прося поспѣшить раздачей, потребовалъ бы теперь же, и негодовалъ бы на замедленіе. Но, когда Великодаровитый предлагаетъ тебѣ не доброцвѣтность вещества, но душевную чистоту, придумываешь предлоги, и вычисляешь причины, между тѣмъ какъ надлежало спѣшить къ дару.

О, чудо! Тебя обновляютъ безъ переплавки, вновь созидаютъ безъ предварительнаго сокрушенія, врачуютъ безъ ощущенія боли: и ты ни во что ставишь сію благодать!

Если бы ты былъ рабомъ у людей, и объявлена была свобода рабамъ: не явился ли бы ты въ назначенный день, не нанялъ ли бы за себя ходатаевъ, не сталъ ли бы умолять судей, чтобы всѣми средствами выйдти на свободу? Конечно, стерпѣлъ бы и пощечину, этотъ послѣдній ударъ, наносимый рабамъ [1], только бы послѣ этого освободиться отъ оскорбленій. А когда тебя, раба не людей, но грѣха, призываетъ къ свободѣ проповѣдникъ, чтобы избавить отъ плѣна, сдѣлать согражданиномъ Ангеловъ, объявить сыномъ Божіимъ, усыновленнымъ по благодати, и наслѣдникомъ благъ Христовыхъ: говоришь, что тебѣ не время еще принять даруемое.

Какія лукавыя препятствія! Какіе гнусные и пустые недосуги! Долго ли еще будутъ эти удовольствія? Долго ли эти забавы? Много времени жили мы для міра; будемъ наконецъ жить сами для себя. Что равноцѣнно душѣ? Что равновѣсно небесному Царству? Какой совѣтникъ болѣе достоинъ вѣры, нежели Богъ? Кто благоразумнѣе Премудраго? Кто благопотребнѣе Благого? Кто ближе къ намъ Творца? Не было пользы Евѣ, что больше повѣрила совѣту змія, нежели совѣту Владыки. Какія безразсудныя слова: «мнѣ нѣкогда исцѣлиться; не показывай мнѣ свѣта: не приближай меня къ Царю»! Не это ли прямо говоришь ты, или даже не безумнѣе ли и этого?

Если бы на тебѣ числились общественные долги, и состоящимъ въ долгу была объявлена уступка долга, а между тѣмъ кто-нибудь старался по злобѣ лишить тебя части въ этомъ прощеніи: конечно, ты вознегодовалъ бы и возвысилъ свой голосъ, какъ лишаемый принадлежащей тебѣ доли въ общей милости. А когда проповѣданы тебѣ не только прощеніе прошедшаго, но и будущіе дары: самъ себѣ нанося обиду, какой не сдѣлалъ бы тебѣ ни одинъ врагъ, полагаешь, что надлежащимъ образомъ обсудилъ свое дѣло и придумалъ для себя полезное, то есть, не воспользоваться прощеніемъ, но умереть въ долгахъ? Притомъ знаешь, что и должному десятью тысячами талантовъ былъ бы прощенъ долгъ, если бы самъ безчеловѣчіемъ къ своему сослужителю не возобновилъ на себя иска (Матѳ. 18, 23-35). И намъ надобно беречься, чтобы не потерпѣть сего же, если, по полученіи сей благодати, не прощаемъ долговъ должникамъ нашимъ: надобно беречься для того, чтобы даръ оставался у насъ неотъемлемо.

Войди въ таинницу души своей, приведи себѣ на память дѣла свои. Если много у тебя грѣховъ; не падай духомъ по причинѣ ихъ множества. Идѣже умножися грѣхъ, преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20), если только пріимешь сію благодать. Ибо много задолжавшему и прощено будетъ много, чтобы больше возлюбилъ (Лук, 7, 42-43). А если грѣхи твои не велики, неважны и не къ смерти; для чего безпокоишься о будущемъ ты, который не безъ мужества перенесъ прошедшее, и притомъ еще не будучи руководимъ закономъ?

Представляй, что душа твоя стоитъ теперь какъ бы на вѣсахъ, и съ одной стороны влекутъ ее къ себѣ Ангелы, а съ другой — демоны. Къ кому изъ нихъ преклонишь свое сердце? Что одержитъ у тебя побѣду? Удовольствіе ли плоти, или святыня души? Наслажденіе ли настоящимъ, или вожделѣніе будущаго; Ангелы ли тебя пріимутъ, или удержатъ тѣ, которые доселѣ обладаютъ тобою?

Во время военныхъ дѣйствій военачальники сообщаютъ подчиненнымъ условный знакъ, чтобы и союзники могли удобнѣе празывать другъ друга, и отъ непріятелей, когда перемѣшаются съ ними во время схватки, можно было отдѣлиться безъ замѣшательства. Никто не узнаетъ тебя, нашъ ли ты, или изъ числа противниковъ, если таинственными знаками не докажешь единенія съ нами, если не знаменался на тебѣ свѣтъ лица Господня (Псал. 4, 7). Какъ будетъ оспоривать тебя Ангелъ себѣ, какъ исхититъ у враговъ, если не знаетъ печати? Какъ скажешь: «я Божій», если не носишь на себѣ признаковъ? Или не знаешь, что Погубляющій миновалъ домы запечатлѣнные, и убивалъ первенецъ въ домахъ незапечатлѣнныхъ (Исх. 12, 23-29)? Незапечатанное сокровище удобно похищается ворами; непомѣченную овцу безопасно можно отманить.

Ты юнъ? Приведи въ безопасность свою юность уздою крещенія. Миновались твои цвѣтущіе годы? Не утрать напутствія, не погуби охранительнаго средства, не разсчитывай на одиннадцатый часъ, какъ на первый; потому что и начинающему жизнь надобно имѣть предъ очама кончину.

Если бы кто изъ врачей обѣщалъ какими-нибудь средствами и промышленіями сдѣлать тебя изъ стараго молодымъ: не желалъ ли бы ты, чтобы наступилъ тотъ день, въ который бы ты увидѣлъ себя возвратившимся въ цвѣтущій возрастъ? А когда крещеніе обѣщаетъ, что процвѣтетъ у тебя душа, которую довелъ ты до обветшанія и чрезъ беззаконія сдѣлалъ дряхлою и оскверненною: презираешь Благодѣтеля, и не спѣшишь воспользоваться обѣщаніемъ. Ужели не пожелаешь видѣть, что значитъ это великое чудо обѣтованія? какъ человѣкъ возраждается безъ матери? какъ устарѣвшій и тлѣющій въ похотехъ прелестныхъ (Ефес. 4, 22) опять приходитъ въ силу, юнѣетъ и возвращается къ истинно цвѣтущей юности?

Крещеніе — искупленіе плѣнныхъ, прощеніе долговъ, смертъ грѣха, пакибытіе души, свѣтлая одежда, неприкосновенная печать, колесница на небо, предуготовленіе Царствія, дарованіе сыноположенія. Ужели для тебя, несчастный, такъ многихъ и великихъ благъ предпочтительнѣе плотское удовольствіе?

Понимаю твою медлительность, хотя и прикрываешь словами; самыя дѣла вопіютъ, хотя и неслышно твоего голоса. «Оставь меня; воспользуюсь плотію для гнусныхъ наслажденій, буду валяться въ тинѣ удовольствій, обагрять руки кровію, отнимать чужое, жить обманомъ, нарушать клятвы, лгать: и тогда пріиму крещеніе, когда наконецъ перестану дѣлать худое». Поэтому, если грѣхъ прекрасенъ, держись его до конца; а если вреденъ тому, кто грѣшитъ, для чего закоснѣваешь въ дѣлахъ пагубныхъ? Кто старается освободиться отъ желчи, тотъ не станетъ умножать ее въ себѣ безпорядочнымъ и невоздержнымъ образомъ жизни. Надобно очистить тѣло отъ того, что безпокоитъ его, а не увеличивать болѣзнь сверхъ силы. Корабль виденъ надъ водою, пока поднимаетъ грузъ товаровъ; а положи въ него сверхъ этого, онъ тонетъ. Бойся и ты, чтобы не потерпѣть тебѣ подобнаго и, сдѣлавъ грѣхи, превышающіе мѣру прощенія, не подвергнуться кораблекрушенію прежде, нежели войдешь въ чаемую пристань.

Развѣ Богъ не видитъ того, что дѣлается? не знаетъ твоихъ помышленій? содѣйствуетъ тебѣ въ беззаконіяхъ? Сказано: вознепщевалъ еси беззаконіе, яко буду тебѣ подобенъ (Псал. 49, 21-22). Ты же самъ, домогаясь дружбы человѣка смертнаго, привлекаешь его къ себѣ благодѣяніями, говоришь и дѣлаешъ то, чему онъ, какъ догадываешься, будетъ радъ; а желая вступить въ общеніе съ Богомъ и надѣясь, что будешь принятъ Имъ въ достоинствѣ сына, и между тѣмъ, дѣлая противное Богу и безчестя Его преступленіемъ закона, надѣешься тѣмъ самымъ достигнуть общенія съ Нимъ, чѣмъ наипаче оскорбляешь Его? Смотри, чтобы, въ надеждѣ искупленія собирая себѣ множество золъ, не сдѣлать тебѣ того, что грѣхи скопишь, а прощенія не получишь. Богъ поругаемъ не бываетъ (Гал. 6, 7). Не торгуй благодатію; не говори: «законъ прекрасенъ, но грѣхъ пріятнѣе». Удовольствіе — дьявольская уда, влекущая въ пагубу. Удовольствіе — матерь грѣха, а грѣхъ — жало смерти (1 Кор. 15, 56). Удоволъствіе — пища вѣчнаго червя; оно на время утѣшаетъ наслаждающагося, а въ послѣдствіи даетъ такіе отпрыски, въ которыхъ больше горечи, чѣмъ въ желчи.

Эта медленность не иное что выражаетъ, какъ слѣдующее: «Пусть сначала царствуетъ во мнѣ грѣхъ, послѣ будетъ когда-нибудь царствовать и Господь. Сначала уды мои представлю оружія неправды грѣху, а потомъ, со временемъ, представлю ихъ и оружія правды Богови (Рим. 6, 13). Такъ и Каинъ приносилъ жертвы; что было лучшаго, то — въ услажденіе себѣ самому, а что похуже, то — сотворившему и даровавшему Богу. Пока способенъ ты къ трудамъ, — проводишь юность свою въ грѣхахъ; а какъ скоро члены ослабѣли, тогда приносишь ихъ въ даръ Богу, когда уже ни на что нельзя употребить ихъ, и по необходимооти надобно оставлять въ бездѣйствіи, потому что сила утрачена отъ долговременнаго истощанія. Цѣломудріе въ старости — уже не цѣломудріе, а невозможность предаваться невоздержанію. Мертваго не увѣнчаютъ; не тотъ праведникъ, кто не въ силахъ дѣлать зло. Пока есть у тебя силы, преодолѣвай грѣхъ разумомъ; ибо вотъ добродѣтель — уклоняться отъ зла и дѣлать добро. А когда порокъ отъ усталости приходитъ въ недѣятельность, это само по себѣ, не заслуживаетъ ни похвалъ, ни наказаній. Если перестанешь грѣшить по причинѣ возраста; это будетъ по милости твоей немощи. А мы хвалимъ тѣхъ, которые добры по произволенію, а не тѣхъ, которые вынуждены какою либо необходимостію.

Да и кто тебѣ твердо назначилъ предѣлъ жизни? Кто опредѣлилъ срокъ твоей старости? Кто у тебя достовѣрнымъ поручителемъ за будущее? Не видишь ли, что смерть похищаетъ и дѣтей, улекаетъ и приходящихъ въ возрастъ? Не одинъ срокъ положенъ жизни. Для чего ждешь, чтобы крещеніе было для тебя даромъ горячки, когда не въ состояніи уже будешь произнести спасительныхъ словъ, а можетъ быть, нельзя тебѣ будетъ и выслушать ихъ ясно; потому что болѣзнь поселится въ самой головѣ; когда не станетъ у тебя силъ ни воздѣть руки къ небу, ни стать на ноги, ни согнуть колѣна для поклоненія, ни научиться съ пользою, ни исповѣданіе проговорить твердо, ни съ Богомъ сочетаться, ни отъ врага отречься, ни даже, можетъ быть, съ сознаніемъ слѣдовать за порядкомъ тайноводства, такъ что и присутствующіе останутся въ сомнѣніи, ощутилъ ли ты благодать, или безчувственъ къ совершаемому; если даже и съ сознаніемъ пріимешь благодать, то будешь имѣть у себя талантъ, однако же не принесешь на него прибыли?

Подражай евнуху. Нашелъ онъ огласителя, и не пренебрегъ ученіемъ: богачъ возводитъ на колесницу бѣднаго, гордый и надменный беретъ человѣка простаго и низкаго и, научившись евангелію царствія, и вѣру пріемлетъ сердцемъ, и не отлагаетъ пріять печать Духа. Ибо какъ скоро встрѣтили они воду; се, говоритъ, вода. Отъ радости вырвалось это слово! Вотъ искомое! Что возбраняетъ ми креститися (Дѣян. 8, 36)? Гдѣ произволеніе готово, тамъ нѣтъ никакихъ преградъ. Призывающій человѣколюбивъ; служитель готовъ; благодать неоскудѣваема: будь только усердіе, препятствія не будетъ.

Одинъ у насъ запинатель, заграждающій намъ пути къ спасенію: его препобѣдимъ благоразуміемъ. Онъ внушаетъ намъ медлительность; возстанемъ на дѣланіе. Онъ обольщаетъ сердца наши пустыми обѣщаніями; не останемся въ невѣденіи объ его замыслахъ. Не онъ ли, хотя не совѣтуетъ намъ сегодня дѣлать грѣхъ, однако же убѣждаетъ насъ спрятать правду до завтра? Поэтому Господь, разрушая его лукавые совѣты, говоритъ: днесь аще гласъ Мой услышите (Псал. 94, 7). Тотъ учитъ: сегодня — мнѣ, а завтра — Богу. Господь вопіетъ противъ сего: днесь услышите гласъ Мой. Пойми врага: не смѣетъ онъ совѣтовать, чтобы совершенно отпали мы огъ Бога; знаетъ, что христіанамъ тяжко это слышать; но обольстительными средствами достигаетъ своего предпріятія. Онъ мудръ, еже творити злая (Іер. 4, 22). Видитъ, что мы люди живемъ настоящимъ, и что всякое дѣло у насъ дѣлается ради настоящаго; потому, ухищренно похищая у насъ сегодня, оставляетъ намъ надежды на завтра. Потомъ, когда настаетъ завтра, опятъ приходитъ этотъ злый нашъ половинщикъ, и требуетъ сегодня — себѣ, а завтра — Господу. Такъ и всегда, отнимая у насъ настоящее посредствомъ удовольствій и представляя нашимъ надеждамъ будущее, незамѣтно уводитъ насъ изъ жизни.

Такую хитрость видѣлъ я однажды въ догадливой птицѣ. Птенцовъ ея, по слабости ихъ силъ, поймать было легко: она сама кинулась, какъ готовая добыча, и вертясь подъ руками у охотниковъ, и себя не давала взять ловцамъ безъ труда, и ихъ не приводила въ отчаяніе остаться безъ добычи, но разными способами маня ихъ надеждами, пока занимались ею, дала время птенцамъ на безопасное бѣгство, а потомъ, наконецъ, и сама улетѣла. Бойся, чтобы и тебѣ не испытать подобнаго, въ надеждѣ на сомнительное упуская явное.

Итакъ, приступи, и всецѣло отдайся Господу, присовокупи свое имя, припишись къ Церкви. Воинъ заносится въ списки; подвижникъ, записавшись, выходитъ на подвигъ; житель города, вписавшись въ число гражданъ, дѣлается членомъ городскихъ общинъ. Все сіе обязанъ сдѣлать и ты, какъ воинъ Христовъ, какъ подвижникъ благочестія, имѣющій жительство на небесахъ. Впишись въ эту книгу, чтобы тебя переписали въ книгу горнюю.

Учись, обучайся евангельскому образу жизни, вѣрности очей, воздержности языка, порабощенію тѣла, смиренному о себѣ мнѣнію, чистотѣ мысли, истребленію въ себѣ гнѣва! Вынуждаютъ у тебя силою, приложи отъ себя; отнимаютъ, не судись; ненавидятъ, люби; гонятъ, терпи; хулятъ молись; умертви себя грѣху, распнись съ Христомъ, всю любовь свою обрати къ Господу.

«Но это трудно!» Какое же изъ благъ достается легко? Кто, почивая, воздвигъ себѣ побѣдный памятникъ? Кто, предаваясь роскоши и услаждаясь звуками свирѣли, украсился вѣнцами терпѣнія? Никто, не пробѣжавъ поприща, не беретъ награды. Труды раждаютъ славу; изнуренія доставляютъ вѣнцы. Многими скорбми подобаетъ намъ внити въ Царствіе (Дѣян. 14, 22), говорю и я. Но за этими скорбями слѣдуетъ блаженство въ Царствѣ небесномъ, а труды для грѣха ожидаютъ геенское мученіе и сѣтованіе. Ибо, если разсмотрѣть строго; то и діавольскія дѣла дѣлателямъ беззаконія обходятся не безъ труда. Нужно ли проливать потъ для цѣломудрія? Но блудникъ весь облитъ потомъ; его истомляетъ сластолюбіе. Воздержаніе отнимаетъ ли чего-нибудь столько у тѣла, сколько портитъ гнусная и бѣшеная невоздержность? Безсонны ночи у тѣхъ, которые проводятъ ихъ во всенощныхъ молитвахъ; но гораздо тяжелѣе очи тѣхъ, которые неусыпно дѣлаютъ неправды. Страхъ быть уловлену и страсть къ удовольствіямъ совершенно гонятъ всякое упокоеніе. Если же, избѣгая узкаго пути, ведущаго ко спасенію, идешь пространнымъ путемъ грѣха: боюсь, чтобы, продолжая идти широкою дорогою, не нашелъ ты и пристанища, соотвѣтственнаго этому пути.

«Но сокровище беречь трудно!» Бодрствуй, братъ! У тебя если захочешь, будутъ помощники; стрегущая ночи молитва, охранитель дома постъ, назидающее душу псалмопѣніе. Ихъ пріими къ себѣ въ сообщество; пусть они бодрствуютъ съ тобою на стражахъ, охраняя твои драгоцѣнности! Скажи мнѣ, что лучше: обогатившись ли, терпѣть намъ безпокойство при охраненіи драгоцѣнностей, или въ самомъ началѣ не имѣть, что и оберегать! Никто не отвергаегъ благъ и страха лишенія. Въ такомъ случаѣ не состоялось бы ни одно человѣческое дѣло, еслибы при каждомъ занятіи стали мы расчитывать неудачи. Съ земледѣліемъ идетъ рядомъ безплодіе земли, съ торговлею — кораблекрушеніе, съ супружествомъ — вдовство, съ воспитаніемъ дѣтей — потеря ихъ. Однако же мы беремся за дѣла, опираясь на лучшія надежды и исполненіе чаемаго, возлагая на устрояющаго дѣла наши — Бога.

На словахъ уважаешь ты святыню; а на дѣлѣ проводишь жизнь въ числѣ отверженныхъ. Смотри, чтобы не раскаяться тебѣ со временемъ въ злыхъ начинаніяхъ, когда въ раскаяніи не будетъ уже для тебя пользы. Да уцѣломудритъ тебя примѣръ дѣвъ; онѣ, не имѣя елея въ сосудахъ, когда надлежало имъ взойдти съ Женихомъ, тогда уже примѣтили, что не достаетъ у нихъ необходимаго. За то писаніе и назвало ихъ юродивыми, что, время употребленія елея потративъ на ходьбу и покупку, сами не замѣтили, какъ лишили себя свѣтлости брачнаго чертога. И ты, откладывая годъ за годъ, мѣсяцъ за мѣсяцъ и день за день и не пріемля елея, этой пищи свѣту, не впади наконецъ въ день, котораго не чаешь, и въ который оскудѣютъ уже у тебя истоки жизни. Отовсюду будетъ нищета и безутѣшная скорбь, потому что откажутся отъ тебя врачи, откажутся домашніе. Тогда, стѣсняемый учащеннымъ и сухимъ дыханіемъ, потому что сильная горячка жжетъ и пожираетъ твою внутренность, возстанешь изъ глубины сердца, и не найдешь раздѣляющаго печаль твою. Проговоришь что-нибудь тихо и слабо, но не будетъ слушающаго; и все, что ни скажешь, останется въ пренебреженіи, какъ бредъ. Кто тогда преподастъ тебѣ крещеніе? Кто напомнитъ тебѣ потерявшему память отъ страданія? Ближніе — въ уныніи, не участвующіе въ скорби пренебрегаютъ этимъ, другъ медлитъ напоминаніемъ, боясь привести тебя въ смущеніе, а можетъ быть, и врачъ обманываетъ, и самъ ты ошибаешься въ себѣ по естественному животолюбію. Ночь! Помощниковъ нѣтъ ни одного; крещающій не приходитъ; смерть близко; пришедшіе за душей торопятъ. Кто избавитъ тебя? Богъ тобою презрѣнный? Онъ послушаетъ тогда; потому что ты слушаешь Его нынѣ? Онъ дастъ еще отсрочку; потому что прекрасно пользовался ты данною? Никтоже да льститъ себѣ суетными словесы (Ефес. 5, 6). Ибо внезапу нападетъ на тебя всегубительство (1 Сол. 5, 3), и постигнетъ переворотъ, подобно бурѣ. Пріидетъ грозный ангелъ, насильно поведетъ и повлечетъ душу твою, связанную грѣхами, часто обращающуюся къ тому, что оставляетъ здѣсь, и рыдающую безгласно; потому что уже сомкнулось орудіе плача.

О, сколько будешь ты терзать самъ себя! Какъ возстенешь, безъ пользы раскаяваясь въ своихъ начинаніяхъ, когда увидишь свѣтлость праведниковъ при торжественномъ раздаяніи даровъ и унылость грѣшныхъ въ самой глубокой тьмѣ! Что скажешь тогда въ сердечной своей мукѣ? «Увы мнѣ, что не свергъ я съ себя тяжкаго бремени грѣха, когда такъ легко было сложить его, но привлекъ кучу этихъ золъ! Увы мнѣ, что не омылъ я своей скверны, но заклейменъ грѣхами! Теперь былъ бы я съ ангелами, теперь наслаждался бы я небесными благами. О, лукавыя мои разсужденія! За временное наслажденіе грѣха безсмертно мучусь, за удовольствіе плоти преданъ теперь огню. Праведенъ судъ Божій! Меня призывали, и я не слушалъ: меня учили, и я не внималъ; мнѣ представляли свидѣтельства, а я смѣялся». Такъ и подобно сему будешь говорить, оплакивая самъ себя, если смерть похититъ тебя прежде крещенія.

Или убойся геенны, человѣкъ, или возжелай Царствія. Не призирай призыванія. Не говори: имѣй мя отречена (Лук. 14, 18. 20) по тому и тому. Никакой предлогъ не достаточенъ къ извиненію. Мнѣ приходится плакать, когда размышляю, что постыдныя дѣла предпочитаешь великой славѣ Божіей и, по пріятности невоздержанія, неразрывно привязываясь ко грѣху, самъ себя отлучаешь отъ обѣтованныхъ благъ, преграждая себѣ возможность увидѣть блага Іерусалима небеснаго. Тамъ тьмы Ангеловъ, сонмы первородныхъ, престолы Апостоловъ, предсѣдательства Пророковъ, скиптры патріарховъ, вѣнцы мучениковъ, похвалы праведниковъ. Возжелай, чтобы къ нимъ быть причисленнымъ и тебѣ, омытому и осященному по дару Христа; потому что Ему слава и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Здѣсь указывается на римскій обычай отпускать рабовъ, какъ говорилось у нихъ, per vindictam. Господинъ отпускаемаго на свободу раба приводилъ его къ претору, давалъ ему пощечину съ увѣреніемъ, что можетъ идти, куда хочетъ.

Источникъ: Творенія иже во святыхъ отца нашего Василія Великаго, Архіепископа Кесаріи Каппадокійскія. Томъ II. — Новый исправленный переводъ Московской Духовной Академіи. — СПб.: Книгоиздательство П. П. Сойкина, 1911. — С. 193-203.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0